Page 1

май 2012

№6(80)

ЭПОХИ


Глас Народа СЛОГ в контексте темы этого номера решил спросить у студентов: а как же проходили их уроки истории в школе? Абрамчук Александра, АМ-71

Уроки истории были, как говорил главный герой «Служебного романа» Новосельцев, сухими и черствыми ;) Неинтересными, с сухой вычиткой материала, с датами, которые потом никто и не вспомнит… без какоголибо анализа. Все-таки, для того, чтобы заинтересовать детей в таком предмете как история, нужен талант, свой подход. Неплохо, если учитель будет ориентировать детей не только на учебники по истории, но также на книги-мемуары тех людей, которые были непосредственными участниками исторических событий. Ведь на каждую вещь в мире можно взглянуть как минимум с двух сторон…

Шевчук Юля, АМ-74

На уроках истории учитель наши знания проверял часто в виде конкурсов: делил нас на несколько команд и задавал ряд вопросов. Команда, которая отвечала на все вопросы, получала «5» (по 5-ти бальной шкале). Этот способ был достаточно эффективен, так как организовывал класс, и поскольку ответственность за подготовку ложилась на каждого, готовились к уроку все и на совесть :)

Балашов Дмитрий, АМ-74

Нашим куратором в гимназии была учительница истории. На её уроках мы смотрели документальные фильмы, устраивали разбор исторических кейсов, учили даты, персоналии и т. д. в очень интересной форме. А подкреплялось всё это вкусным чаем, пончиками и конфетами. Так что уроки истории, если можно так сказать, были очень «уютными» и все были довольны!

Дудкова Яна, АМ-93

Школьные уроки истории велись неинтересно и скучно, поэтому прошли неэффективно. Предлагались готовые, сухие выводы с датами, без объяснения нюансов и стратегий. Запоминать такое, сами понимаете, сложно. Перед тестированием пришлось самой открывать для себя эту, как оказалось, захватывающую науку. Не поверите! До сих пор в душе благодарна контролю ВНО за то, что открыли для меня краски прошлого!

Чернышенко Елена, АМ-93

За время обучения в школе у меня было 4 учителя истории, но запомнилась одна — Галина Петровна и её уроки. Она рассказывала не просто информацию из учебника, а с привязкой к теме, но немного отдаленные от неё истории. Эти истории были захватывающими, и иногда я думала, что она все приукрашает, но потом находила множество подтверждений, что это была правда, насколько ею может быть история. В итоге история едва ли не единственный предмет из школы, который я хорошо помню.

2


Факультет За два дні до Королеви КПI 2012 та після Марина Юсин

18.04.2012 р., 21:55 18 квітня відбулася пресконференція присвячена магічному дійству  — конкурсу КПІшних красунь. На конференції були присутні: преса  — це наші університетські газети («СЛОГ», «ГОСС», «КПІшник»), сайти («Лови момент!», «Studrada.kpi.ua») та решта  — бажаючі, хто горів бажанням запитати учасниць про щось. Щодо учасниць Королеви КПІ, то їх було тільки шестеро, — як виявилося, так і мало бути, тому що запрошувати всіх «немає сенсу» (прим. ведучого — Жені Бульди). Атмосфера була доволі спокійною, приємною та офіційною. Багато питань стосувалося саме організації. Виявляється, підготовка до конкурсу триває уже більше місяця і коштує цей масштабний захід близько 100 000 грн (!). Формалізм пресконференції було «порушено» питанням: «Чи роздяглися б ви для конкурсу, якби це вимагалося?». Більшість дівчат заперечили це, хоча слова «я подумала б» теж прозвучали неодноразово. Чому ні? Дівчата послалися на формат конкурсу  — ми все-таки у ВНЗ, а не на Міс Україна-Всесвіт. Всі дівчата одностайно відповіли, що між ними склалися теплі дружні стосунки, конкуренція не особливо простежується. Хоча на питання, чи виділяється серед них певна фаворитка,  — відповідати відмовилися. Я вирішила поспілкуватися з учасницею від ФСП — Валерією Черноус (соціологія, 3 курс, група АМ-91). Адже, як ми знаємо, минулого року, саме ФСПшниця, Лідія Тимофєєва, здобула корону та визнання красуні № 1 в КПІ, тому в якому становищі опинилася наша нинішня конкурсантка, було б дуже цікаво дізнатися. — Лєрка, давай скажи відразу прямо, на що ти розраховуєш? — Передусім на море позитивних емоцій, саморозвиток та нові можливості

Примітка на полях від редакції:

Але чомусь ніхто не згадував про ВНЗ при підготовці промо-відео та спецвиспуску газети «ГОСС», присвяченого цьому заходу. Дівчата КПІ завжди славилися своєю красою, розумом, оригінальністю та винахідництвом. А ось організатори конкурсу та КПІшні ЗМІ вирішили опустити планку для дівчат нашого університету та показати їх лише з однісінької сторони. ЗМІ вирішили довго не думати та зачепити «за живе» сучасну молодь. Адже всі прекрасно знають (і всі маркетологи зізнаються в цьому), що коли немає часу на вигадування чогось оригінального, цікавого, завжди є запасний безпрограшний вихід — «сексуальна» тема. Тому-то оригінальністю, інтелектом та чимось дійсно людським в способах привернення уваги до учасниць, які обрали організатори, і не пахне. Та ще й не тільки сам зміст промо-ролика, наприклад, вражає своєю банальністю та направленістю на те, що «піпл хаваєт», а і форма подачі  — ну зооовсім пряма вульгарщина без натяку на цікавий сюжет. Але учасниці в цьому не винні, тому, сподіваємося, що всі розуміють це і вражання про КПІшниць ні у кого не змінилося: наші дівчата найрозумніші, найпривабливіші та найкреативніші!

3


Факультет

— Як багато ресурсів ти витратила на підготовку до Королеви (включаючи сили, час, кошти)? — Часу пішло дуже багато… починаючи з 5 березня ми репетируємо щодня з 16:30 до 20:00, а в переддень Королеви  — до 23:00! Сил теж вкладено немало, стараюся викладатися на повну… А щодо коштів, то вже пішло близько півтори тисячі гривень, і все з власної кишені та кишень мами і тата. — Чи допомагає тобі ФСП у підготовці? Чим саме? — Матеріально  — нічим. Допомагають, здебільшого, друзі, а це переважно одногрупники, тобто, ФСПшники:) Єдине, що добре  — це службові листи, які нам виписують, але цього бракує, бо за репетиціями практично немає часу на навчання, а на мене ще чекає курсова…. — Скажи, будь ласка, це питання цікавить багатьох: який режим дня буде у тебе найближчі 2 дні? Те, що ти підтримуєш фігуру в хорошому стані за допомогою спорту-соку-рок-н-ролу ми вже знаємо (прим. — читай «ГОСС»), і все-таки, як ти харчуєшся? — Найближчі 2 дні будуть напряжними… Особливо переддень Королеви. Підйом о 5 ранку, пробіжка, перша пара з менеджменту державних організацій… Потім їду ще купляти дещо для костюмів, а далі ген. репа аж до ночі… Щодо харчування, то в мене з дитинства звичка їсти «правильну» їжу в помірних кількостях. Але, якщо вже вам цікаво, то на сніданок я їм кашу, салат якийсь, м’ясо (не ковбасу!) і чай (з імбирем). Обіду майже немає, це, швидше, перекус, отже: чай, яблучко, м’ясо (по можливості). І живу без вечері, ось уже кілька років, звикла до 4 такого режиму.

20.04.2012 р., 00:23 А 20 квітня пройшов уже сам конкурс «Королева КПІ 2012». Шоу було видовищним, феєричним та дійсно масштабним, як і обіцяли нам організатори. Перемогу здобула Ганна Гресь з ММІФу (4 курс). Наша Лєра здобула титул «Міс Інтелект»! І тепер знову ми вирішили поцікавитися щодо вражень від усього цього дійства у нашої конкурсантки. — Скажи, Лєра, чи реалізувалися твої очікування? Чи задовольнив результат твої побажання? — Навіть не очікувала, що досягну таких результатів! Чесно! Так приємно, що мене визнали найрозумнішою конкурсанткою:) Певне, мене врятувало моє хороше почуття гумору та кмітливість. Я повністю задоволена! — Зізнайся нам усім, бо це все дуже для нас цікаво, що тобі подарували? Бо крім червоної стрічки та диплома ми не побачили, що було в тих барвистих подарункових пакетах! — …? — Чи гадаєш, що це, можливо, початок твоєї кар`єри моделі? — Я так не думаю… Можливо колись… Та ну, ні!… — Чи бажаєш і надалі брати участь у подібних конкурсах? — Поживемо-побачимо :) Що ж, ми бажаємо успіхів Лєрі Черноус і надалі. А взагалі наш факультет дуже перспективний і у нас ще все попереду. Красивих дівчат у нас не бракує, сподіваємося, корона ще не раз повернеться до нас!


Акцент ТЕМА НОМЕРА: ЭПОХИ слово редактора Кристина Москаленко Тема этого выпуска нашей газеты  — история. Почему именно этому мы решили посвятить номер? Да просто потому, что история  — это очень интересно. История  — это же наша сегодняшняя жизнь, это мы с вами. Но изучение истории  — не такое уж и легкое дело. Вокруг сплошные спекуляции, неправда, подмена настоящего. И как отличить правду ото лжи, как понять, где история, а где лишь набор фактов, которые можно объяснять с совершенно разных идеологических позиций? Здесь помочь может только изучение истории не по школьным учебникам или методичкам для студентов, а целостное образование и воспитание, интерес ко всем сферам бытия человека. Вот скажем, политика. От политики страны зависит и то, какой будет школьная программа по истории, и доминирующее представление в сознании народа об истории, ее событиях. От того, насколько человек политически активен, насколько он разбирается в вопросах этой сферы, зависит и его понимание исторических фактов. А художественная литература? Благодаря произведениям, изображающим разные эпохи, мы можем иметь более-менее правдивое представление о жизни людей (особенно, если автор сам был участником описанных им событий), которых мы никогда не видели, в образах нам представляются те дни, те события, в которых мы никогда не участвовали. И благодаря мастерству автора мы можем побывать там, в далеком (или не очень) прошлом, почувствовать то же, что и чувствовали люди определенной исторической эпохи. А вот философия  — это то, без чего вообще очень сложно и практически невозможно понимать мир, понимать законы природы, законы общества и действовать согласно им. История философии является для нас источником знаний о становлении

человеческой мысли. Ведь там, в далекой Греции зарождаются человеческие формы освоения мира, его понимания и преобразования. А все предпосылки для этого также изучает история философии вместе с историей вообще. Политика, экономика, искусствоведение, культурология, социология и т. д.  — без них невозможно понимать историю. Любые гуманитарные науки, так же как и естественные, необходимы для того, чтобы по-настоящему разбираться в вопросах истории. А история в свою очередь — первая помощница при разборе любой проблемы, касающейся общества, науки и т. д. А для того, чтобы получить ответ на вопрос «Зачем нужно интересоваться историей?», мы предлагаем читателям ознакомиться со словами известного историка М. Н. Покровского. Тогда читатель сможет сам ответить и на вопрос «Почему СЛОГ решил заняться именно этой темой»

5


Цитата М. Н. Покровский в своей книге «Русская история в самом сжатом очерке» писал: «Для чего нам нужно знать прошлое? К чему нам заниматься тем, что было 10, 100, 1000, 10 000 лет назад? Не лучше ли узнать как следует, что теперь делается, что вокруг нас, от чего зависит наша жизнь? Прошлое мы изучаем именно для того, чтобы понять то, что происходит теперь. На земле все развивается, т. е. все изменяется. Миллиард лет тому назад земля представляла собою огромные раскаленный шар, окруженный парами, и никакой жизни на ней не было и не могло быть». Сегодня же, как пишет Покровский, все выглядит совсем иначе, но для того, чтобы дойти до современного состояния, нашей планете пришлось пройти долгий путь, на каждом этапе которого она была не похожа на предыдущий и последующий. Но наш сегодняшний мир, который совсем не похож на существовавший десятки миллионов лет назад,  — это следствие «непрерывных изменений именно из этого самого мира». «Как это все произошло?  — продолжает Покровский,  — Не случайно, а по определенным законам. Но если мы будем наблюдать жизнь такою, какова она сейчас, то мы этих законов, т. е. правильности этих изменений, не заметим. Пока люди не изучали далекого прошлого земли, пока не открывали ископаемых остатков животных и растений, которые существовали миллионы лет назад, ученые верили, что весь теперешний мир был всегда таков, каков он есть, и сотворен сразу. […] Если изучение прошлого земли, прошлого животного и растительного мира, изучение геологии и палеонтологии разрушило сказку о том, будто мир был создан сразу и не меняется, то история и археология разрушают другую сказку, будто человеческое общество всегда было и значит всегда будет таким, каково оно есть. Человек меняется и будет меняться, как и все остальное. […] И если мы не будем в состоянии наглядно представить себе, что будет с человеческих обществом через несколько тысяч, положим, лет, то мы можем знать, как, какими путями человечество будет изменяться в течение этих тысяч лет. А тот, кто предвидит будущее, господствует над этим будущим, потому что, предвидя будущее, мы можем приготовиться к нему  — принять свои меры, чтобы избежать будущих несчастий и чтобы возможно лучше воспользоваться теми благами, которые это будущее нам принесет. Знать  — значит предвидеть, а предвидеть  — значит мочь или властвовать. Знание дает нам таким образом власть над будущим. Вот для чего нужно знать прошлое».

6


Акцент Гладиаторы Марина Овчинникова Античность, наверное, является самой интересной и загадочной эпохой в истории. Культура, философия и традиции, существовавшие две тысячи лет назад, не оставляют ни одного мало—мальски эрудированного человека равнодушным и по сей день. Знакомство с Античностью мы начинаем ещё в детстве по захватывающим сюжетам мифов и легенд, которые, наряду с библейскими, оказали наиболее значительное влияние на развитие культуры европейских народов. То же самое можно сказать и об античном искусстве, а также архитектуре, науке, праве, поэзии и языках (в особенности латыни). В. Г. Белинский утверждал, что «греческий и латинский языки должны быть краеугольным камнем всякого образования, фундаментом школ». Об античной культуре, её обычаях и традициях можно говорить очень много, на их изучение и анализ могли бы уйти годы, а то и вся жизнь. Мы же в рамках короткой статьи рассмотрим всего один из обычаев Древности (дословный перевод слова «Античность» с латыни)  — излюбленное развлечение Римской республики (а в последующем — империи) — гладиаторские бои. Излюбленное зрелище древнеримских граждан возникло на основе культового погребального обряда, являвшего собой обычай убивать военнопленных и рабов над могилой падшего выдающегося гражданина. Позднее этот обычай перерос в сражение между пленными, в результате которого победителю даровалась жизнь, а проигравшего приносили в жертву покойному. Сей обычай настолько пришёлся всем по душе, что его преобразовали в национальную традицию и обязательный атрибут народных развлечений. Так называемые «игры» проходили

несколько дней и в них одновременно принимали участие до 10 000 бойцов. В амфитеатрах скапливалось огромное количество зрителей, которых рассаживали строго по статусу. Кроме того, на гладиаторских боях, как, например, на скачках, небрезгливые люди могли неплохо заработать. Гладиаторами, как правило, становились не по своей воле. Да и вообще, слово «воля» не совсем

уместно, когда речь идёт о людях, таковой лишенных. Более того, само слово «люди» употреблять в данном контексте неправильно, ведь, согласно римскому праву, гладиаторы, будучи рабами, людьми не считались, а рассматривались исключительно как товар. На арену существовало несколько путей: раба мог заставить сражаться не на жизнь, а на смерть его владелец, рассчитывая при этом на приличное вознаграждение в случае выигрыша; ланиста (владелец гладиаторской школы) мог купить себе военнопленного, который по Римским законам уравнивался в правах с рабом; на погибель перед многотысячной, алчущей кровавых зрелищ толпой могли обречь человека за убийство, поджог, дезертирство,

7


Акцент измену Родине и другие тяжкие преступления. Однако среди гладиаторов нередко встречались и добровольцы  — обычно выходцы из низших слоёв населения или разорившиеся, которых прельщало вознаграждение в конце контрактного срока, в случае, если удавалось выжить. На арену также добровольно, хоть и редко, шли юноши из вполне благополучных семей в поисках славы, признания и приключений. Более того, до начала ІІІ века в смертельных поединках можно было наблюдать и женщин, которых римляне, согласно греческому мифу о воинственном женском племени, называли амазонками. Гладиаторы жили в специальных школах, где их обучали сражаться и владеть оружием, тренировали и следили за их физическим здоровьем. Тренировки в основном проводились с помощью деревянных мечей и палок, а опытным бойцам выдавалось настоящее оружие, но в три раза тяжелее обычного, чтобы увеличить нагрузку. Воспитанники школ были обязаны соблюдать строжайшую дисциплину, гладиатор не имел права даже поморщиться, когда перед его лицом размахивали мечом, должен был олицетворять силу, мужество, храбрость и выносливость. Наказанием за непослушание служила сечка, прижигание калёным железом и т. п. Кстати, нужно сказать и несколько слов относительно «лайка Цезаря». У каждого гладиатора был шанс остаться в живых на арене римского цирка в случае, если он завоюет симпатию публики и самого императора (ранее  — консула). Одержавший победу боец перед нанесением последнего удара был обязан поднять глаза на публику и поинтересоваться, сумел ли снискать падший гладиатор их симпатии настолько, чтобы жадные к кровавым зрелищам римляне просили своего правителя даровать жизнь несчастному, ведь последнее слово и приговор о смерти или помиловании всегда оставались за ним. По одной из версий, которую активно поддерживают художники изобразительного и киноискусства, жестом «оставить в живых» являлся кулак с поднятым вверх пальцем, а на смерть гладиатора обрекал большой палец, указывавший вниз. Но историки больше склоняются к свидетельствам о том, что выставленный в любую сторону палец, символизирующий меч, означал смерть гладиатора, и только сжатый кулак, как символ меча в ножнах, был знаком помилования. Очень незавидно проходили будни

8

и «праздники» (гладиаторские бои обычно устраивали в честь различных знаменательных дат) несчастных, лишённых воли и всех человеческих прав гладиаторов, единственным назначением которых было доставить удовольствие многотысячной толпе зевак своей изощрённой смертью. Конечно, для поддержания боевого духа в отчаянных подопечных гладиаторских школ вселяли надежду на возможность подаренной императором свободы в случае многократных побед и признания публикой. Такая возможность действительно существовала, но только в виде огромного исключения. И даже в этом счастливом случае, рудиарий (вольноотпущенник) уже на свободе не имел другого выхода, кроме как тренировать для красивой гибели на арене гладиаторов своей же школы. Не удивительно, что доведённые до отчаяния, прекрасно владеющие оружием и военной тактикой люди нередко совершали мятежи и восстания. Благодаря литературе и кинематографу, всем хорошо известно о крупнейшем в древности восстании под руководством Спартака, начавшемся в 73 г. до н. э. и собравшем под своим началом более 120 000 рабов, готовых храбро отдать свои жизни ради великого дела Свободы. Гладиаторские бои просуществовали практически 7 столетий вплоть до наступления Средневековья и начала господства христианской морали. «Он умер как гладиатор»,  — эти слова означали высшую похвалу и признание у римлян. Мужество, бесстрашие перед смертью и самообладание  — истинно римские идеалы  — не могли не вызывать уважения, однако гладиаторы, так же как преступники и проститутки считались второсортными людьми. Из найденной археологами надписи в раскопках города Центральной Италии нам известно, что на общинном кладбище запрещалось хоронить три категории покойников: самоубийц-висельников, проституток и гладиаторов. Гладиаторское ремесло считалось презренным и вызывало восхищение одновременно. Даже прославленный ученый, философ, государственный деятель и великий оратор Марк Туллий Цицерон (106 — 43 гг. до н. э.), которому кровавая резня, в общем то, была отвратительна, с восторгом описывал мужество и благородство невольных бойцов, их презрение к боли и самой смерти.


Акцент Это очаровательное Средневековье Анна Каталзен Очаровательное, конечно же, от слова «чары». Магия, чародейство, волшебство, чернокнижие, колдовство, знахарство  — вот с чем охотней всего боролась эта эпоха в самых ярких наших представлениях. Наше воображение, подпитанное книгами и фильмами, легко рисует массовые гонения на ведьм и колдунов, жестокую инквизицию и аутодафе. Магию боялись, потому и пытались всячески ее искоренить. А боялись потому, что действительно в нее верили. С приходом христианства в Европу, религиозное мировоззрение охватило все сферы человеческой жизни, проникая в самые укромные уголки сознания и влияя на все аспекты деятельности средневекового человека. Такой взгляд на мир обязан своим широким распространением греческим рабам, которые рьяно подхватили идею равенства всех перед Богом. Поэтому и составили основную массу тогдашних христиан люди необразованные, находящиеся на самых низких слоях общественной иерархии. Именно тогда в человеческих головах мир раздваивается на две автономно существующие части: мир земной (где все плохо и люди несчастны) и мир небесный (в котором всё устроено идеально). Чтобы подробней узнать, в чем преимущества мира неземного и почему все так стремятся туда попасть, почитайте Библию, сейчас же речь не об этом. Таким образом, в культ превозносилось все, что казалось сверхъестественным. Любые необъяснимые тогдашнему человеку явления считались влиянием святого загробного мира на наш, скромный земной. Но ведь такие явления бывали не только хорошими, но и

плохими (природные катастрофы, несчастные случаи). И, поскольку под эгидой всемогущего (и, безусловно, доброго) Бога они происходить не могли, то им тут же находилось не менее ортодоксальное и не противоречащее логике сверхъестественного объяснение  — «козни дьявола». Человек осознанно отказывался от чего-то нового и необычного, приписывая ему потусторонне происхождение. Любая попытка исследовать или как-то изменить земной материальный мир приводила к обвинению в ереси. Мир должен оставаться таким, каков он есть, ведь главная задача человека  — спастись от него и попасть в лучший, совершенный мир.

Отсюда и культ аскетизма — ненависть ко всему земному, плотскому. Такое небрежное отношение к человеческому телу (ведь оно  — темница для души) страшно тормозило развитие медицины и гигиены. На улицах, в общественных заведениях, в домах людей царила страшная антисанитария. Как результат, Европой постоянно прокатывались эпидемии: тиф, чума, малярия. Но твердая убежденность в правильности своих взглядов не позволяет человечеству искать корни своих невзгод в своей же деятельности

9


Акцент и своими же силами исправлять недостатки. Опять одна отмазка — козни дьявола. Ну, или же вариации на тему: «Бог нас за что-то наказывает». Очень нескоро наука все-таки выпутывается из оков религии и начинает диктовать свои правила. Теперь наилучший человек — не тот, кто покорно выполняет все догмы священного писания и ждет спасения, а тот, который постоянно познает окружающий мир и его закономерности, человек просвещенный. Отсюда и эпоха — Просвещение. Но, освободившись от Бога как одного варианта решения всех проблем, человечество на радостях быстро заменило его наукой, как другой всеобщей панацеей. В порыве такого научного фанатизма человеческое сознание отметалось как вторичный, порожденный телом продукт, не достойный изучения. Но об этом — в другой раз. Вот, что мы имеем в виду, когда называем средневековье «темными веками». Пора бы перешагнуть это. Но сегодня мы добровольно

остаемся не более «просвещенными». Почему сегодня, вместо того, чтобы лечиться от настигнувшей нас болезни, мы идем к «бабкамзнахаркам»? Когда мы хотим обрести уверенность в завтрашнем дне, мы идем к гадалкам, которые тоже охотно водят нас за нос. И их деятельность сегодня так же легальна и очень популярна среди населения, как деятельность врача или юриста. Ведь у нас демократия, свобода, которая плавно переходит в «что хочу, то и делаю». Такое ощущение, что мы снова скатились к средним векам, выбирая разнообразные верования и приметы как основные индикаторы успеха. Может та форма, которую принимает медицина, юриспруденция или любая другая наука на сегодняшний день, невольно подталкивает нас полагаться на сверхъестественное вмешательство? А знаете, — наверное, так и есть.

Тайные общества – интрига на протяжении веков Марина Гогунская «Просвещение — это выход человека из состояния своего несовершеннолетия, в котором он находится по собственной вине». И.Кант Просвещение  — эпоха, для которой характерно развитие идей общественного сознания, основанных на науке. Идей, которые пропагандируют осознание человеческого бытия посредством разума, по определению Энгельса, «просвещают головы для приближавшейся революции». Главной причиной такого переосмысления социальных позиций был продуктивный ХVII век. Открытие законов Иоганном Кеплером, Исааком Ньютоном, создание микроскопа Левенгуком и многие другие научно-исследовательские работы совершили переворот в головах донаучно мыслящей общественной массы, которая только проглотила первый заряд культурного 10 возрождения после десятивековой

спячки. Это было своего рода Возрождение, но только в сфере науки. Совершенно естественно, что в обществе, шокированном обоснованными, практически доказанными законами и открытиями возникают разного рода спиритуалистические группировки, просто для того, чтобы отвлечь напряженную, уже думающую толпу. Данные эзотерические течения пытались объяснить не просто материальные процессы, а найти ответы на сокровенное  — целевые причины существования. Размышляя над вопросами сотворения мира, космологической связи настоящего, бытийного мира и его противоположного небытия, человеческой миссии и т. д. Часто применяемым способом объяснения таких вопросов того времени было не что иное, как магия. Следствием этих процессов была активизация деятельности тайных обществ. Начнем с первого, в хронологическом порядке, общества  — розенкрейцеров. Приверженцы поставили перед собой задачу познания


Акцент

духовного пути посредством практики, сами не понимая каверзности и сложности данного вопроса, поэтому на фоне научной философии они выглядят дилетантами. Разрешения столь противоречивого вопроса, над которым работают светлые головы человечества путем чтения книг и прохождения розенкрейцерских посвящений выглядит слегка примитивным. Хотя система была продумана и логически выстроена. Основными являются три степени посвящения розенкрейцеров  — ученик, товарищ, мастер. В соответствии со степенями был расписан и план действий. На первой стадии должна произойти реформа — объединение науки, философии и этики на основе метафизики, для этого был выработан язык символов. Затем должна пройти работа с общественными болезнями — исцеление. Кстати говоря, болезнью считались не только физические недуги человека, а и, к примеру, бедность; для данного этапа должна применяться алхимия. И, наконец, третий, высший этап развития  — внедрение свежеиспеченных понимающих на политическую арену, что позволит, как они считали, искоренить монархическую форму правления. «Братья Креста и Розы» (еще одно название общества розенкрейцеров) были осмеяны просветителями, и большинство из них ушло в подполье, передавая свои знания наиболее верным приверженцам; часть переквалифицировалась и

вошла в другие действующие на тот момент организации, к примеру, в масонство. Будет правильным упомянуть о заслугах масонов, так как деятельность этого общества является широко распространенной даже сегодня. В эпоху Просветительства деятельность масонов набирает оборотов и с бешеной скоростью приобретает известность в разных странах, хотя главные позиции программы общества практически ничем не отличались от розенкрейцерских. Масоны усложнили систему получения степеней, придумали до тридцати трех новых и переписали саму церемонию получения званий. Более живой и насыщенной была их политическая деятельность. Именно отказ от алхимии и преобладание политических интересов в деятельности части масонов стали определяющими для создания очередного сообщества — иллюминатов. Иллюминаты родились как альтернатива масонам. Главным отличием был запрет на занятия магией и оккультными науками. Также приверженцы рационально переосмысливали христианство и пришли к выводу, что религия — «естественное» общечеловеческое этическое учение. Много неординарных личностей даровала нам эпоха Просвещения. До сих пор ведутся споры о присвоении званий деятелям — кому шарлатана припишут, а кого и просветителем обзовут. Нужно отдать должное тайным обществам. Они были одним из видов формирования гражданского сознания, объединения заинтересованных в развитии и совершенствовании не только себя, но и общества людей. Эпоха Просвещения богата сообществами. Интересно, что некоторые из них живы и действуют по сей день. Важность и значимость их деятельности доказана и подтверждена годами.

11


Акцент Эрих Мария Ремарк Люба Руденко Когда ещё хочется жить, то это значит, что есть у тебя что-то любимое. Так, конечно, тяжелее, но вместе с тем и легче (Э.Ремарк) Эрих Мария Ремарк. Человек  — эпоха, человек, каждой частичкой своего тела пропитанный временем, человек с большой буквы «Ч». Этот мужчина (а не женщина, как большинство думают из-за второго имени Эриха, который после кончины своей матери, дабы увековечить ее светлую память, взял ее имя) эмоционально просто и, что самое главное, реалистично описывал войну и послевоенный период. Человек с невероятно богатой биографией, которую можно отдельно перечитывать и находить чтото новое и интересное для себя. События его собственной жизни, так или иначе, ложатся тонкой нитью во все его произведения. Тот, кто сталкивался с творчеством Ремарка, может заметить невооруженным глазом, что имена героев повторяются или, как я люблю говорить по-простонародному, «кочуют» из одного романа в другой, и иногда не сразу можно сообразить — это тот же герой или категорически новый. Тот, кто сталкивался с творчеством Ремарка, не может остаться к нему равнодушным. Война… Страшное слово. Она будоражит кровь и воспоминания тех, кто там был. Кто ощутил сполна горечь и полноту этого слова, так это Ремарк. Восемнадцатилетним мальчишкой он попадает на фронт, на фронт Первой мировой войны. Трижды ранен, в десятки раз больше «покалечен» душевно…. Все это, видимо, послужило для 12 фундаментом

написания «На Западном фронте без перемен» (ведь именно на Западном фронте он и служил). Там-то он и описал всю жестокость войны глазами молодого солдата, без приукрашиваний, без памфлетов власти и режимам. Просто боль, как физическая, так и душевная; грязь и непонимание: «Зачем? Ради чего нужно жертвовать миллионами людских душ на этой чертовой войне?». Герои его произведений, впрочем, как, наверное, и те герои, которые вернулись после войны  — уже не те прежние мальчишки, которые умели так просто радоваться жизни, а опустошенные, точнее «пустые» внутри от пережитого и увиденного. Эпоха оставила свой след, свое клеймо на искалеченных телах и душах, и еще не раз будет приходить «в гости» к этим людям Война — тревожить их беспокойный сон. И скрыть свою боль можно только в алкоголе — так легче справляться с отравляющей реальностью. Но не все так печально в романах Ремарка: на то они и романы, чтобы в них была нотка романтики. Любовь — венец, та палочка-выручалочка, что не давала сдаваться в трудную минуту. Вспомним III век нашей эры. Рим. Правление самого жестокого правителя Клавдия II. Он считал,


Акцент

что одинокие мужчины более выносливы на войне, чем женатые, и распространяет запрет жениться юношам до двадцати лет. Но простой доктор, не вылезающий из поля сражений, по имени Валентин был категорически не согласен с этим утверждением и наперекор императорской власти проводил обряды венчания, за что вскоре и поплатится. На допросе Клавдия II Валентин высказывает неоспоримую точку зрения, объясняя, чем же является та внутренняя сила, помогающая воинам возвращаться домой: « — Любовь — это боль. Разве ты не знаешь? — Знаю… Но я знаю также солдат, которые без рук, без ног, с волочащимися за ними кишками, зубами рвали врага, потому что их ждали дома любимые женщины. Я прошел вместе с ними через 17 больших сражений. И я знаю, чьи имена они выхаркивают вместе с кровью, когда я отрезаю им загангрененные руки и ноги. Я знаю… кого они зовут, когда лежат вывернутые наизнанку на моем залитом кровью операционном столе. Они зовут своих женщин. И только потому и выживают, что те в их задымленном болевым шоком сознании приходят к ним и поют им песни о любви, и кладут им руки на голову. И те выживают… не потому что я хороший врач… а потому что им есть, за что держаться в

этом аду. Да, их профессия — ненависть, но это снаружи. А изнутри… Вы знаете, что держит их изнутри?» Так и Ремарк понимал всю полноту того времени, той эпохи, и его произведения полны романтики, того нежного, самого светлого чувства любви. Первая жена Ремарка Ютта Замбона была больна чахоткой. Она стала прообразом для нескольких героинь произведений Ремарка, в том числе и Пат из «Трёх товарищей». Любовное поприще Ремарка было разнообразным — Марлен Дитрих (красавица, актриса и певица), которая принесла ему немало душевных страданий; Полетт Годар (бывшая жена Чарли Чаплина), ставшая ему последней и самой любимой третьей женой. Они оставались вместе вплоть до его смерти. Ремарк  — непревзойденный романтик! «Любовь зарождается в человеке, но никогда не кончается в нем. И даже если есть все: и человек, и любовь, и счастье, и жизнь, — то по какому-то страшному закону этого всегда мало, и чем большим все это кажется, тем меньше оно на самом деле». И какая бы не была эпоха, но эпохален сам Эрих Мария Ремарк. Его цитаты говорят сами за себя: «Чудо всегда ждёт нас где-то рядом с отчаянием». Не ждите чуда, чудите сами!

13


Рефлексия Антиутопии и размышления об обществе будущего Дмитрий Столяренко Произведения, получающие ярлык «антиутопия», появляются с завидной регулярностью. Некоторые из них действительно пытаются рассмотреть вопросы и проблемы обустройства общественной жизни, но большая часть достаточно успешно эксплуатирует антиутопический антураж. Именно поэтому нужно разобраться, чем же действительно является антиутопия, и почему её рассмотрение требует научного подхода. В большинстве встреченных мною определений антиутопия понимается как противоположность утопии. Это утверждение, воспринимаемое абстрактно, может показаться логичным. Однако такой подход представляется абсолютно неверным. Жанр антиутопии, как никакой другой, выступает историческиконкретным, а значит, так же историческиконкретно и нужно его понимать. Что, по сути, представляет собой утопия? Это попытка решить проблему обустройства общества будущего на уровне индивидуального представления, своеобразно «подправить» будущее в соответствии со своими представлениями о благе, справедливости, равенстве. То есть так, чтобы будущее соответствовало представлениям автора о ходе исторического развития, а не логике самой истории. Конечно, философия пришла к научному пониманию законов исторического развития и к необходимости действия по этой «осознанной необходимости», в том числе, и через утопический концепт, однако утопия сама по себе вряд ли может служить руководством к действию. Весьма сомнительно, чтобы сейчас кто-либо воспринимал всерьез работу Томаса Мора как руководство к действию по организации нашей с вами жизни. Антиутопия  — явление другого 14 порядка. Любая подлинная

антиутопия всегда содержит внутри себя поставленную проблему. Для антиутопии характерны попытки рассмотреть общество в его развитии, в то время как определяющей чертой утопии является её статичность. В каждой антиутопии можно найти узел противоречий, на которые она обращает внимание и которые она пытается разрешить. Будь то проблема диктатуры и контроля у Оруэлла, проблема личного и общественного у Замятина, проблема интеллекта и конфликта поколений в «Гадких лебедях»  — это проблемы не созданной умом и фантазией автора реальности или отдаленного будущего, но противоречия нашего мира, наличного бытия, которые с каждым шагом истории встают перед нами. Дело антиутопии-либо довести эти противоречия до логического завершения их становления, либо обратить внимание на них через гиперболизацию, иногда граничащую с абсурдом в духе Терри Гиллиама. Исторически сложилось так, что большинство литературных антиутопий в самом своем основании касаются Советского Союза, рассматриваются через его призму. И дело здесь не в идеологии, не в личностях отдельных критиков или сочувствующих. Дело в том, что советская действительность, будучи в свое время авангардом исторического развития человечества, поставила перед этим самым человечеством


Рефлексия огромное количество проблем. Постановка и решение этих проблем легли на плечи не только философов, политэкономов, словом, теоретиков от науки, но и на писателей, и на кинематографистов. Вся суть дела здесь — в противоречиях нового и старого, устремлений в будущее и пережитков прошлого, освобождения человека от сковывающих его исторических пут. Хрестоматийной антиутопией, краеугольным камнем всего антиутопического искусства является роман Оруэлла «1984». Оценка этого произведения в последнее время радикально изменилась. Сейчас мало кто говорит об этой книге как об «антисоветской» и «антикоммунистической», в отличие от первых лет после ее выхода. Хотя даже тогда, стоит заметить, острие критики Оруэлла было направлено против явлений государственного социализма, в котором буйство частного интереса перетекает в безличную механическую «коллективность» и, по сути, является логическим продолжением предыдущего общественного уклада. В то же время, наблюдая за современными общественными и политическими процессами, можно отметить, что Оруэлл написал не только не антисоциалистическую книгу (он ее, собственно, никогда и не писал, а стал жертвой последующих интерпретаторов), но напротив, чрезвычайно точно и скрупулезно описал тенденции, присущие либерально-демократическому капиталистическому обществу. Все чаще появляются свидетельства того, что именно в сегодняшнем капиталистическом «раю» востребованы интернет-цензура, тотальная слежка за людьми с помощью все того же интернета и камер видеонаблюдения, отслеживание кредитных карт, информационные войны и двоемыслие. В чем же дело? Здесь стоит сделать небольшое отступление. По мере развития исторического процесса

в последующих, прогрессивных формах общества сохраняются пережитки прошлого, отдельные явления и даже целые «куски» старых формаций. В равной мере это касается и феодализма, и капитализма, и социализма (последнего даже в большей мере постольку, поскольку он не является отдельной формацией, но переходом). В обществе происходит непрерывная борьба пережитков прошлого и ростков будущего. Эвальд Ильенков в работе «Маркс и западный мир» пишет, что отрицательные явления, лежащие в основе антиутопий, присущи не тому обществу, на фоне которого автор разворачивает свое повествование. Антиутопия выступает как увеличивающее зеркало, в котором отражаются доведенные до логического конца, собственные проблемы мира частной собственности. Поэтому такая критика оказывается «имплицитно» самокритикой. Она справедлива, поскольку ее объектом являются непреодоленные еще прогрессивным обществом тенденции и феномены, унаследованные этим обществом от мира «частной собственности». Мы видим, как эти тенденции и феномены «успешно» развиваются прямо на наших глазах. Если говорить о тоталитарном государстве повсеместного контроля, то мы справедливо должны заметить, что именно в мире частной собственности «государство» неизбежно конструируется как необходимый «противовес» анархии конкурирующих интересов, как сила, противодействующая центробежным тенденциям «частной инициативы». А «западная критика коммунизма» на все сто процентов является самокритикой Запада, критикой его собственных тенденций, ведущих к усилению и углублению отчуждения, «дегуманизации» и тому подобных феноменов. Отдельного рассмотрения в этом контексте требуют такие произведения Андрея Платонова, как «Чевенгур» и 15


Рефлексия «Котлован», которые из-за одного только факта того, что судьба Платонова была сложной и неоднозначной, были подняты позднесоветской интеллигенцией как знамя «борьбы с режимом». Несмотря на общий с Оруэллом жанр антиутопии, Платонов развивает свои произведения на совершенно ином основании, с радикально иных позиций. Его антиутопии  — это как раз прекрасный пример «критики слева». По поводу социалистического основания творчества Платонова нужно обратиться к его собственным словам: «Трагедия человека, вооруженного машиной и сердцем, и диалектикой природы, должна разрешиться в нашей стране путем социализма. Но надо понимать, что это задание очень серьезно. Мы лезем внутрь мира, а он давит нас в ответ с равнозначной силой». Он настаивает, что в литературе должна быть отражена диалектика социальных событий, звучащая как противоречия живой души автора, и сам блестяще это делает в своих произведениях. У него язык сталинской эпохи получает своеобразное, но отнюдь не предвзятое определение: это некий аллегорикоутопический диалект. Происходит смешение политической фразеологии с языком и смыслами повседневного бытия. Созданием уникального языка своих произведений Платонов доказывает пригодность социализма как преобразователя Вселенной. Платонов не издевается над утрированным вариантом советского языка. Он сожалеет, что действительность оказывается этому языку неадекватной. В этом и проявляется «борьба тенденций», о которой писал Михаил Лифшиц, коллега Платонова по «Литературному критику» (частично затрагивая и проблему оруэлловского «Большого брата»): «Говоря языком военной тактики, это был „встречный бой в темноте“, и столкновение тенденций, возникших в это время, еще самым неожиданным 16 образом скажется в будущем…

Исторически так называемый культ личности был только пеной на этой грязной волне, и понимать его как создание одной какой-то демонической личности было бы далеко от научного взгляда на историю». Антиутопии Платонова были тревожным напоминанием о том, как многомерна была возможность и как плоска вытащенная из нее действительность. Платонов был радикально далек от тех интерпретаций, через призму которых пропускала его произведения либеральная интеллигенция. Достаточно почитать его публицистические тексты: в них он открывался как обнаженный и абсолютно искренний герой собственных произведений, таких как «Котлован» и «Чевенгур». Антиутопии Платонова имеют совсем иное звучание, чем «1984» Оруэлла и «Мы» Замятина. Роман «Мы», кстати, является примером того, как внутри художественного произведения могут ставиться сугубо


Рефлексия философские проблемы. В контексте созданной им реальности Замятин ставит логически произрастающий из нее вопрос о «психологической», если хотите  — «социальной энтропии», то есть о соотношении равномерно разлитого покоя, «рая» и «счастья» и столкновения, движения, революций; человеческой жизни  — полной и противоречивой, либо отстраненно-гладкой в своей счастливой ограниченности. Уже само название романа намекает на то, что основной проблемой, которую пытается разрешить Замятин в своей работе  — это проблема личного и коллективного (которое он, почему то, отождествляет с обезличенным). Однако проблема у него так и остается неразрешенной. Решение же вопроса о коллективности и общественности лежит вовсе не там, где ищет ответ Замятин. Оно состоит в превращении каждого человеческого индивида в личность, индивидуально-неповторимое выражение всеобщего. Ведь личность не тождественна с коллективом непосредственно, сознание вообще возможно только при возможности посмотреть на себя и на свой коллектив со

стороны. Противоречие между «я» и «мы» сохраняется с развитием общества, но находит свое действительное разрешение; в то время как сейчас, с точки зрения нашего представления речь может идти лишь об абстракции, то есть об уничтожении одной из сторон противоположности: либо исчезает «мы», либо исчезаю «я». Антиутопии всегда, так или иначе, черпают свое содержание из идей лучшей организации социального бытия и из исторического опыта их практической реализации. И в этом смысле правдивые антиутопии намного продуктивнее в поисках истины, в социальной критике, в историческом движении вперед, чем самые прекрасные утопические концепции, если те игнорируют конкретно-исторические условия. Однако большинство антиутопий (за редким исключением) не предлагают реальных и осязаемых путей разрешения описанных противоречий, предотвращения тех крайних форм и тех радикальных идей, находящих свое выражение в антиутопичном мире. Здесь можно сказать только то, что если вам какие-то идеи не нравятся, то нужно проанализировать ту реальную почву, на которой эти идеи возникают и распространяются, т. е. найти теоретическое разрешение той реальной коллизии, того реального конфликта, внутри которого они возникают. Антиутопии же справляются с этой задачей лишь частично, останавливаясь на половине пути и не находя того самого теоретического разрешения и, как правило, не показывают, каким образом можно удовлетворить ту напряженную социальную потребность, которая высказывает себя в виде этих идей. Но должны ли? Не уверен. Это, скорее, задача диалектики, философии в их единстве с реальным историческим процессом и, если можно так выразиться, «историческим творчеством», движущим человечество по сияющей спирали 17 вперед.


Оффтоп Следуя за модой, себя не уродуй В средневековье была мода на лысых женщин, поэтому те, у кого волосы были густые и здоровые, вынуждены были сбривать красоту надо лбом, а также брови, чтоб не отставать от чаморошных законодательниц. Неоднократно входила в моду «интересная бледность» и здоровым, румяным красавицам приходилось белиться цинковыми белилами, прятаться от солнца и страдать оттого, что они не соответствуют идеалу. Испанская мода в середине XVI века была самой суровой. В моду вошла совершенно плоская грудь. Церковь провозгласила женщину корнем всех бед и исчадием ада, поэтому женщинам пришлось не только полностью спрятать свою грудь, но и сделать все для того, чтобы на нее не осталось никакого намека. Корсеты этого периода были призваны сглаживать женские все формы. Они были на каркасах из различных палочек: деревянных, металлических или костяных. Это было похоже на настоящий панцирь, который совершенно деформировал женскую фигуру и грудь. Чтобы грудь не развивалась, маленьким девочкам на ночь накладывали свинцовые пластинки. Белье времен торжества испанской моды сравнимо с орудием пыток. Следствием ношения такого корсета была ранняя смертность женщин. Испанские дамы из высшего общества для достижения плоских форм стягивали свою талию до 20–20,5 см в полуобхвате, тем самым вызывая многие заболевания внутренних органов. К корсету прикреплялась конструкция из металлических прутьев. Прутья расходились на метр с каждой стороны, и на таком расстоянии размещалась юбка. Несмотря на то, что ношение этого аксессуара нередко приводило к смерти, металлический корсет занял прочное место в гардеробах модниц до конца ХVII века. Была мода и на крашеные зубы. Зубы чернили в древней Японии, Индокитае и в России. Индейцы Майя красили зубы в голубой цвет бирюзой и в зеленый нефритом. В общем виде такой обычай существовал и во Вьетнаме. В Японии по древнему обычаю перед тем как войти в дом мужа, жена шла к родственникам, которые давали ей специальную «зубную» краску, содержащую железо, после чего начиналась процедура «первого чернения». Очерненные зубы служили символом вечной преданности супругу. Важность ритуала подтверждается поговоркой: «Поскольку черный цвет всегда остается черным, не изменяясь, такими будут и отношения между мужем и женой».

18

Л. Фройш описывает обряд чернения зубов «охагуро»: «… европейские женщины чистят зубы, чтобы сохранить их белизну, тогда как японские женщины, используя железо и уксус, чернили зубы и губы». В России также не обошлось без таких обрядов. А. Н. Радищев в «Путешествие из Петербурга в Москву» писал: «… Прасковья Денисовна, его новобрачная супруга, бела и румяна. Зубы, как уголь. Бровь в нитку, чернее сажи». По многочисленным свидетельствам иностранных посетителей России XVI—XVII вв. (Флетчера, Олеария, Петрея, Вебера и других), бытовая сторона русской жизни поражала их воображение. К примеру, макияж: русские женщины красили не только лицо, но и тело, руки, глаза разными красками, на толстый слой белил наносились красные, синие и темные тона, черные ресницы белились, светлые затемнялись. На этой маске сияли огромные черные глаза, русские женщины владели секретами окрашивания (!) белков глаз. И чернение зубов было «превращением необходимости в украшение». Зубы у русских, как это нередко бывает у северных народов, не получающих в достаточном количестве витаминов и кальция, не отличались белизной. (Даже в учительных наставлениях XVII в., где рассказывалось о важности каждодневных умываний, ничего не говорилось о зубах и необходимости их чистить). Знатные женщины в Московии использовали ртутные белила, после чистки которыми зубы мгновенно становились белыми, но длительное применение такого способа очистки зубной эмали приводило к разрушению сначала зубов, а затем к отравлению женского организма в целом. Чтобы испорченные зубы не отличались от здоровых, женщины мазали зубы специальным черным составом. А многие жительницы Центральной Азии специально жуют плоды бетельной пальмы, ядовитые орехи, чтобы сделать полость рта красной и клейкой. Этот обычай преследует своеобразную цель: мужчины считают «беззубых» женщин более похожими на детей и, следовательно, более податливыми… Вот такой вот была мода в различные исторические эпохи. А сегодня вы не замечаете странных «необходимостей»?.. По материалам http://blogs.korrespondent.net/users/ blog/fatamorgana2/a63054


Глас Народа Кулачковська Оля, СР-02

Уроки історії? Хм… давно то було. I взагалі, історію в нас викладав наш класний керівник, тому її або взагалі не було, або ми займались суспільно корисною працею (прибирали в кабінеті, отримували догани і т.д.). Особливого бажання вчити щось не було, та й особливої потреби. Приперло тільки в одинадцятому класі з наближенням ЗНО, тоді до історії почали ставитись серйозніше. Насправді, я впевнена, що всі знання з історії мій клас отримав виключно завдяки репетиторам.

Замула Свєта, АМ-91

Історія... ммммм :) У нас була дуже кльова вчителька, ми її називали Маргарітка: бабулі в цьому році 75, але вона настільки позитивно доносила матеріал і не скупилась на жарти, що її уроки були в радість. Постійні приколи, сміх, навіть контрольні були кльові. Отримала шикарне задоволення від вивченого курсу і завдяки урокам здала класно ЗНО. І історія – це круто... Ура!

Богдан Дєдушкін, СП-93

На уроках історії я усвідомив важливу істину — ні за яких обставин не хочу стати учителем історії. Дуже невдячна робота. Але історію як любив, так і продовжую любити, а отриманними знаннями користуюсь постійно  — як у навчанні, так і в побуті. Врешті-решт, історія змінюється щодня, і це неймовірно круто!

Рома Герасименко, СП-93

Уроки історії мені особисто запам’яталися найбільше з усіх інших, а своєму вчителю я дуже вдячний. Не тільки за інтерактивність на заняттях та величезну кількість загадкових і цікавих фактів, які він нам повідав, а ще й за те, що він, один з небагатьох, хто спілкувався з нами на різні життєві теми та ділився власним досвідом, спонукаючи нас вести здоровий образ життя і завжди думати головою.

Черноус Валерия, АМ-91

В школе я изучала параллельно всемирную и историю Украины. Всегда опасалась учительниц по этим предметам, потому что они были строгими, а предмет по понедельникам, что было еще печальнее, так как полночь воскресенья проходила не на балу, как у Золушки, а за изучением дат и прочтением параграфов в ужасе завтрашнего дня. Так было почти пять лет:) И я не любила историю в целом. Не потому, что нужно было к ней усердно готовиться, а потому, что, особенно история Украины, была какой-то политизированной, из-за чего её изучать было даже неприятно. Благо, что учительница всё же воздерживалась от политики и старалась подавать чистые факты. Хотя вот вопрос фактов, как известно, тоже сомнителен. Что мне принесли эти уроки? Если честно, то в памяти осталось немного, только самые яркие рассказы учителей о событиях тех дней, блестящих и экстремальных военных операциях. А вот сухая инфа канула в лету. Даже обидно немного, что столько времени и сил было потрачено, а вспомнить нечего:) 19


Постскриптум

1. Одна з найпоширеніших мов у світі, одна з двох державних мов Індії; 2. У епоху вітрильних кораблів — головне бойове з’єднання флоту; 3. Прилад для орієнтування на земній поверхні, винайдений китайцями у 4 ст. до н. е.; 4. Італійський живописець епохи Високого та Пізнього Відродження у Венеції; 5. Університет у Парижі, відомий завдяки студентським страйкам та революції в 1968 р.; 6. У римо-католицькій церкві, відпущення тимчасових покарань за вже прощені Богом гріхи; 7. Революціонер-більшовик і теоретик-марксист, був впливовим політиком в ранні роки Радянського Союзу; 8. Фамільне ім`я Будди, засновника однієї зі світових релігій; 9. Головна прикраса у вигляді вінця, в древності та в Середньовіччі служила символом царського достоїнства; носили знатні дами, принцеси, тощо; 10. Цивілізація Центральної Америки, відома завдяки своїй писемності, культурі, архітектурі, астрономії та календарю. составила Марина Юсин

Главный редактор: Кристина Москаленко Ответственный редактор: Анна Каталзен Дизайн, верстка, корректирование: Дмитрий Столяренко

Корреспондентский отдел: Лена Весенняя Марина Гогунская Анна Горальская Анна Каталзен Кристина Москаленко Марина Овчинникова Люба Руденко Дмитрий Столяренко Марина Юсин

Ответственность за содержание статей и  достоверность информации несет автор. В  разделе “Катарсис” тексты подаются в  авторской редакции.


Слог Май 1  

Слог Май 1

Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you