Page 1

Дворц ова я

Т Е Л Е Г РА Ф Н А Я С Т А Н Ц И Я в

Петергофе


Госуд а рственный

музей

-за поведник «Петергоф»

ДВОРЦОВАЯ

Т Е Л Е Г РА Ф Н А Я С Т А Н Ц И Я в

Петергофе

Петергоф 2 01 4


1

Ил. 1.  Проект телеграфной станции в Александрии. Архитектор А.И.Штакеншнейдер, 1857 год Ил. 2.  Император Николай I К.Я.Афанасьев. Бумага, гравюра на стали. 1852 год

2

С

т р а н и ц ы

и с т о р и и

Среди разнообразных архитектурных сооружений Петергофа – дворцов, парковых павильонов и служебных построек, особое место занимает здание телеграфной станции на территории парка «Александрия». Дворцовый телеграф служил интересам не только высочайшего двора, но и всего города, обслуживая с 1859 года его жителей. Эпохой расцвета Петергофа стало тридцатилетнее царствование Николая I. Получив в августе 1825 года в подарок от своего брата императора Александра I земли, прилегающие к Нижнему парку с востока и некогда принадлежавшие князю А.Д.Меншикову, Николай Павлович приступил к строительству С

т р а н и ц ы

2

и с т о р и и


Здания, построенные в Петергофе по повелению Николая I (открытки начала ХХ века):

5 7

Ил. 3.  Дворцовые конюшни. Архитектор Н.Л.Бенуа, 1848–1855 годы Ил. 4.  Готическая капелла. Архитекторы К.Ф.Шинкель, А.А.Менелас, И.И.Шарлемань, 1831–1834 годы Ил. 5.  Железнодорожный вокзал. Архитектор Н.Л.Бенуа, 1854–1857 годы Ил. 6.  Почтовая контора. Архитекторы Н.Л.Бенуа, А.К.Кавос, 1850–1854 годы Ил. 7.  Императорский летний театр. Архитектор И.И.Шарлемань, 1837 год 3

новой резиденции. Он мечтал не только обустроить свой семейный быт, но и создать здесь особый стиль жизни, похожей на жизнь помещичьей усадьбы. Имение получило название «Собственная Ее Императорского Величества Александры Федоровны дача „Александрия“». Замыслы императора воплотил архитектор Адам Менелас. Николай I хотел сделать жизнь в Александрии удобной и комфортной. В 1826 году здесь началось строительство дворца «Коттедж» и благоустройство пейзажного парка. В 1829–1831 годах недалеко от Коттеджа появилась ферма с коровником, комнатами для пастухов, кухнями и кладовыми. Одной из самых оригинальных построек Александрии стала Готическая капелла – домашняя церковь царской семьи, освященная в честь святого князя Александра Невского. Благодаря заботам императора изменился до неузнаваемости и весь Петергоф, превратившись в прелестный городок с регулярной застройкой европейского типа, с оригинальными жилыми домами для придворных, С

т р а н и ц ы

4

театром, кордегардиями, пожарным депо, полицейскими зданиями, конным манежем и больницей. В 1848 году город стал уездным. Повелением императора Петергоф был соединен новейшим видом связи – телеграфом – с Кронштадтом и Петербургом. Государь Николай Павлович одним из первых в России всерьез задумался над сложнейшей проблемой коммуникаций с армией и флотом, над решением задачи связи центра и периферии обширной империи и еще в 1827 году учредил специальный комитет для выбора системы оптического телеграфа, пригодной для России.

4

6

и с т о р и и

С

т р а н и ц ы

и с т о р и и

5


9

Ил. 8. Макет Портсмутского телеграфа. 1810-е годы

10

Ил. 9. Оптический телеграф на крыше Константиновского дворца в Стрельне. А.М.Горностаев. Акварель. Около 1847 года Ил.10. Иван Петрович Кулибин. А.Э.Мюнстер. Цветная литография. 1860-е годы Ил. 11. Башня Шато в Александрии. Литографированный рисунок на почтовой бумаге. 1840-е годы

Э

п о х а

самостоятельный телеграфный код: слова передавались по слогам, которым соответствовали различные положения планок «семафора». Однако в том же году телеграфная машина И.Кулибина была сдана в Кунсткамеру и забыта. Тем не менее российские изобретатели не оставляли идеи создания семафорного телеграфа: собственные конструкции разрабатывали инженермайор И.А.Фитингоф, капитан-лейтенант П.Е.Чистяков, купец Ф.П.Щегорин, майор Корпуса инженеров путей сообщения Волков, генерал Л.Л.Карбоньер и другие.

о п т и ч е с к о г о

с е м а ф о р н о г о

8

В 1794 году французский механик и изобретатель Клод Шапп создал первый в Европе оптический телеграф для передачи на расстояние человеческой речи условными знаками. В России известный механиксамоучка Иван Кулибин по повелению императрицы Екатерины II с 1786 года работал над изобретением телеграфа и в 1795-м изготовил модель телеграфной машины. Так называемый семафор состоял из трех деревянных планок, которые закрепляли на оси и с помощью веревок и шкивов устанавливали в разные положения. По форме сигналов изобретение И.Кулибина копировало телеграф К.Шаппа, но имело абсолютно оригинальное конструктивное решение и

т е л е г р а ф а

не открывать принцип работы телеграфной системы другим государствам. В том же 1833 году оптический семафорный телеграф Шато соединил Зимний дворец в Санкт-Петербурге с Александрией и Кронштадтом. Часть телеграфных машин установили на крышах Зимнего дворца, Института горных инженеров, Константиновского дворца в Стрельне и дома командира Кронштадтского порта. На четырех других постах, в том числе в Александрии, соорудили специальные башни. Телеграф на территории императорской дачи в Петергофе на побережье Финского залива построил архитектор И.И.Шарлемань. Высокое четырехэтажное деревянное сооружение белого цвета с готическими окнами украшал бело-голубой герб Александрии. На башне находился шест с Т-образным решетчатым крылом, который являлся собственно телеграфной машиной, изготовленной механиком Рейхенбахом. На трех концах крыла на ночь навешивали заправленные растительным маслом фонари, чтобы очертания крыла были хорошо различимы в темноте. С помощью веревок и блоков крыло могло вращаться в одной плоскости. Восемь положений механизма телеграфа, легко различимых

Среди многочисленных разработок телеграфных проектов отечественных и иностранных изобретателей комитету предстояло выбрать наиболее оптимальную. В 1829 году предпочтение было отдано системе телеграфной связи, использовавшейся в Портсмуте. Аналогичную систему решено было установить на линии Петербург – Петергоф – Кронштадт, но в 1833 году работы прекратились по повелению Николая I, решившего строить семафорный телеграф по проекту французского инженера-изобретателя Жака Шато, которого в России называли Петром Шато. Автор назначил за свой «телеграфный секрет» огромную цену – 120 000 рублей серебром единовременно и пожизненную пенсию по 6000 рублей в год. Кроме того, Ж.Шато пожелал, чтобы телеграфу присвоили его имя, и император принял это условие. Со своей стороны изобретатель обещал С

на большом расстоянии, составили условные знаки,

т р а н и ц ы

6

и с т о р и и

11

с помощью которых можно было шифровать и передавать любую текстовую информацию. Для каждой телеграфной линии составлялись индивидуальные словари. Для того чтобы передать сообщение, офицер, находившийся на исходном пункте – в Кронштадте, Александрии или Зимнем дворце, зашифровывал содержание депеши с помощью этого словаря. Затем все сигналы последова-

тельно передавались с его станции на следующую и так на каждый очередной пост, вплоть до места назначения. Каждый пост был оборудован двумя подзорными трубами, направленными на соседние телеграфы: с помощью одной сигналисты видели передаваемый им сигнал; с помощью другой – повторенный следующим телеграфом. На передачу одного сигнала требовалось от 12 до 15 секунд.

Эпоха оптического семафорного телеграфа 7


Ил. 12. Внутренний вид поста оптического телеграфа. Из кн.: Аренков Б.А. Пути развития телеграфии. Л., 1933

14 | 15

12 | 13

Ил. 13.  Изображение сигналов русского телеграфа. Из кн.: Шато П. Устав телеграфическим сигналистам. СПб., 1835 Ил.14. Расшифровка депеши, переданной по телеграфу Шато. 1839 год Ил. 15. Таблица предварений и азбука. Из кн.: Краткий словарь для Кронштадтской телеграфической линии. СПб., 1837

Получив сигнал об окончании депеши, ской связи. Малейшее подозрение офицер, дежуривший на приемном в разглашении телеграфного кода пункте, расшифровывал ее с помощью того же словаря влекло за собой строжайшее взыскание. За быструю и и ключа к нему и передавал адресату. безошибочную работу сигналистов поощряли. Служащих Кронштадтская линия предназначалась для практи«худого поведения» жестоко наказывали: обычно пороли ческого испытания телеграфной системы Шато. Главное розгами или шпицрутенами – длинными гибкими прутьястратегическое значение имело установление телеграфми, вымоченными в соленой воде, по 200–400 ударов. В ной связи с Царством Польским. В 1839 году оптическую 1840 году унтер-офицера Николая Иванова за предупрелинию довели до Королевского замка в Варшаве. И хотя ждение условными сигналами подчиненных ему постов о русские пользователи критиковали составленную изоприбытии начальства приговорили к прогону под ударами бретателем сложную систему шифрования сообщений, шпицрутенами «сквозь строй» из 500 человек, затем разскорость нового вида связи по тем временам была колосжаловали и сослали в Сибирь. сальной: по почте сообщение из Петербурга в Варшаву Оптический телеграф в России предназначался только (расстояние 1200 км) шло две недели; один сигнал по для связи императора с высокопоставленными военными телеграфу Шато проходил за 15 минут. чинами: губернаторами Кронштадта, Петербурга, ВаршаСигналистов для службы на телеграфе готовили в вы, а также военным и морским министрами. С помощью Петербурге в специальной Сигнальной школе, открытой в телеграфа Николай I следил за политической обстановкой 1840 году. В период летней навигации они проходили учеб- и за границей: по Варшавской линии ему передавались ную практику на постах Кронштадтской линии. На кажполитические известия из европейских газет. С балкона дом посту, в том числе и в Александрии, работало пять дворца «Коттедж» император собственноручно командочеловек: один старший и четыре младших сигналиста. вал маневрами флота на Финском заливе по настольному Рядовые сигналисты не знали значения транслиоптическому телеграфу. руемых ими сигналов, что обеспечивало тайну оптичеС

т р а н и ц ы

8

и с т о р и и

Эпоха оптического семафорного телеграфа 9


Ил. 16. Вид оптического телеграфа в Александрии. И.И.Шарлемань. Акварель. 1854 год Ил. 17.  Действующая модель оптического телеграфа Шато в экспозиции музея «Дворцовая телеграфная станция» Ил.18. Дворец «Коттедж», башня Шато и два морских телеграфа. Литографированный рисунок на почтовой бумаге. 1840-е годы Ил. 19. Карта части Финского залива от Санкт-Петербурга до Кронштадта. 1834 год. Фрагмент

16

Сохранилось описание личного телеграфа императора Николая I, стоявшего на балконе дворца «Коттедж»: «Телеграфический стол сосновый окрашенный масляной краской под ясень вышиною 1 арш. 6 верш., шириною 13 верш. На оном столе на двух столбах и двух железных прутьях утверждено для действия крило. Столбы вышиною 2 арш. 2 верш., прутья вышиною 3/4 арш. Крило длиною 1 арш. 14 верш. Круг для действия крила с такой же стрелкою окрашен белою масляною краскою мерою 5 1/2 верш. Для подзорной трубы на двух столбиках ящик с крышкою. Столбики вышиною 3/4 арш., ящик длиною 15 верш. Зрительная труба в оном ящике длиною 14 1/2 верш.». По образцу этого телеграфа изготовлены две действующие модели для экспозиции музея.

17

18 | 19

Несмотря на вполне успешное использование, оптический телеграф функционировал недолго. Его главным недостатком являлась зависимость от погодных условий: при плохой видимости связь прерывалась. Так, например, 149 постов Варшавской оптической линии без помех передавали сообщения около трех месяцев в году. Со временем оптический телеграф уступил место более совершенному – электромагнитному. В 1853 году была упразднена Кронштадтская оптическая линия, в 1854-м – Варшавская. Тем не менее, оптический телеграф не был ликвидирован полностью: во время навигации по Финскому заливу продолжала функционировать сеть морского семафорного телеграфа, посты которого размещались на побережье, в том числе два из них в Александрии.

С

т р а н и ц ы

10

и с т о р и и

Эпоха оптического семафорного телеграфа 11


20

Ил. 20.  Телеграфный аппарат П.Л.Шиллинга

21

Ил. 21. Барон Павел Львович Шиллинг Ил.22. Борис Семенович Якоби Ил. 23.  Проект подземного электромагнитного сообщения между Петербургом и Петергофом. Б.С. Якоби, 1844 год

Э

п о х а

э л е к т р о м а г н и т н о г о

Демонстрируя изобретение Николаю I, П.Л.Шиллинг предложил ему испытать аппарат. Император написал пофранцузски: «Я в восторге от визита к господину Шиллингу», и депеша была безошибочно передана по телеграфу. Автор изобретения продолжал совершенствовать свой телеграф, не получая никакой финансовой поддержки от правительства. Увлеченный научной деятельностью, он брал огромные кредиты на проведение опытов, и вскоре долговые обязательства поставили его перед трудным выбором. В 1836 году ученый получил тайное предложение от английского правительства продать свое изобретение, но, будучи патриотом России, положился на волю

т е л е г р а ф а

Первый в мире электромагнитный телеграф сконструировал петербургский ученый барон Павел Львович Шиллинг фон Канштадт в 1832 году. Его телеграфный аппарат состоял из передаточного устройства с клавиатурой из черных и белых клавиш и приемного устройства с магнитными стрелками и кружками, окрашенными с одной стороны в черный цвет, а с другой – в белый. При нажатии клавиш на передаточном аппарате замыкалась электрическая цепь, по соединительному проводу сигналы приходили на приемное устройство, на котором кружки поворачивались к наблюдателю, соответственно клавишам, белой или черной стороной. Комбинации черных и белых символов означали буквы и цифры. Для шифрования использовался шестизначный код. Развитие телеграфа в России продолжил выдающийся ученый и изобретатель телеграфных аппаратов разных систем Борис Семенович Якоби. В 1839 году успешно заработали два пишущих электромагнитных телеграфа его конструкции в Зимнем дворце и здании Главного штаба, соединенные подземным проводом. Принимаемые сообщения записывались карандашом, который двигался под действием электромагнита и чертил С

22 | 23

на фарфоровой доске зигзаги разной величины, комбинации которых соответствовали буквам. Кроме того, Якоби создал не менее 9 стрелочных телеграфов синхронного действия. На передающем и принимающем аппаратах имелись горизонтальные или вертикальные циферблаты, на которых по кругу размещался алфавит, а в центре – стрелки. Под действием электромагнитов стрелки

т р а н и ц ы

12

и с т о р и и

Эпоха электромгнитного телеграфа 13

императора: «Я горячо желал бы, чтобы неисчислимыми преимуществами этого нового способа связи воспользовалась моя родина, и считал бы себя счастливым, если бы Его Величество соблаговолило удостоить меня чести предоставить мне средства для постройки телеграфных линий по этой системе везде, где это будет сочтено уместным». Тогда же, в 1836 году успешно прошли испытания телеграфа Шиллинга на подземно-подводной линии, расположенной вокруг зданий Главного штаба в Петербурге, и Николай I повелел барону-изобретателю устроить электромагнитное сообщение между Петергофом и Кронштадтом. Однако в 1837 году П.Л.Шиллинг скончался.


Ил. 24.  Вернер Сименс. Фото 1850-х годов

24

26 | 27

Ил. 25.  Стрелочный вертикальный (стационарный) телеграфный аппарат. Фирма «Сименс и Гальске». 1850-е годы Ил. 26.  Башня оптического телеграфа в Александрии. Фото 1850-х годов Ил. 27.  Часть генерального плана Александрии. архитектор А.И.Штакеншнейдер, 1857 год. Фрагмент 25

вращались и синхронно останавливались в момент размыкания электрической цепи специальным штепселем напротив нужной буквы. В 1850 году Б.С.Якоби сконструировал буквопечатающий телеграфный аппарат, на 5 лет раньше профессора Э.Д.Юза, запатентовавшего это изобретение в 1855 году. В 1844 году Б.С.Якоби разработал проект электромагнитного телеграфа для передачи сообщений между Петербургом и Петергофом. Однако, не справившись с задачей изоляции подземных проводников, Б.С.Якоби вышел в отставку, и заказ на строительство телеграфа на этом направлении с продолжением линии через Ораниенбаум до Кронштадта получил в 1853 году прусский изобретатель и промышленник Вернер Сименс. В России В.Сименс широко применил опыт промышленного изготовления телеграфных аппаратов и прокладки телеграфных линий, накопленный возглавляемой им фирмой «Сименс и Гальске». За два последних года царствования Николая I была установлена телеграфная связь между Санкт-Петербургом и другими городами: Москвой, Кронштадтом, Варшавой, Киевом, Гельсингфорсом (Хельсинки), Ревелем, Ригой, Николаевом, Симферополем и Одессой. С

В Александрии телеграфную станцию, вошедшую в состав линии между Петербургом и Кронштадтом, разместили в той же башне на берегу Финского залива, где некогда был оптический телеграф. Несколько лет спустя Александр II указал для нее новое место: «…у ворот, что близ новой фермы, против сей последней на противоположной стороне дороги, ведущей от бывшей Петербургской улицы на старую ферму и внутри ограды Дачи Александрия». В 1859 году станцию перевели в новое здание на границе города Петергофа и территории императорской резиденции и здесь открыли общественный телеграф. Для городских жителей предназначался вход со стороны улицы, отделенный от парка невысокой оградой. Проектировал здание придворный архитектор А.И.Штакеншнейдер. 12 февраля 1857 года император Александр II утвердил план и фасад одноэтажного, с мансардой дома, а уже через полтора года строительство завершилось. Тогда в моде было подражание готике, именно так архитектор оформил окна и двери, а кровлю декорировал стилизованной росписью

т р а н и ц ы

14

и с т о р и и

«под солому». С восточной стороны к зданию был пристроен огороженный каменным забором хозяйственный двор. 15 мая 1859 года с новой телеграфной станции с интервалом в 5 минут были отправлены две первые депеши следующего содержания: «…телеграфное действие на вновь устроенной станции в Александрии открыто сегодня 15 числа в 11 часов по полуночи». Одна из них предназначалась Телеграфному управлению, другая – главноуправляющему путями сообщения Константину Владимировичу Чевкину, выдающемуся сподвижнику царя-реформатора Александра II. При императоре Александре II было построено более 85 000 км телеграфных линий, в 40 раз больше, чем в годы правления его отца. Через пограничные станции в Мариамполе и Границе российские телеграфы сомкнулись с телеграфными сетями Пруссии и Австрии. В 1854 году Россия заключила конвенцию об условиях обмена международных депеш с Пруссией, которая являлась членом Австро-Германского телеграфного союза. Позже к этому союзу присоединились Франция, Великобритания, Швеция, Швейцария и другие страны. В связи с этим возникла потребность регулярного обсуждения технических и правовых вопросов международного телеграфного

Эпоха электромгнитного телеграфа 15


Ил. 28. Император Александр II.Фото 1875/76 года

30

28

Ил. 29. Участники международной телеграфной конференции, состоявшейся в Санкт-Петербурге летом 1875 года. Из кн.: Министерство внутренних дел. Исторический очерк. Приложение второе: Почта и Телеграф в ХIХ столетии. СПб., 1902 Ил. 30. Депеша, посланная из нового здания телеграфной станции в Александрии 15 мая 1859 года К.В.Чевкину

31

Ил. 31.  Главноуправляющий путями сообщения и публичными зданиями Константин ВладимировичЧевкин

сообщения. Летом 1875 года в Петербур29 ге состоялась телеграфная конференция с участием представителей 22 стран, включая Японию, Египет и Северо-Американские Соединенные Штаты; 8 июля ее делегаты были приглашены к императору Александру II на прием, который состоялся в Картинном зале Большого Петергофского дворца. В царствование Александра II телеграфы состояли в подчинении Главному управлению путями сообщения и публичными зданиями, которое возглавлял генерал-адъютант К.В.Чевкин. При нем было образовано самостоятельное Телеграфное управлении во главе с директором телеграфов и сформированы из первых 59 станций 5 телеграфных отделений, в том числе Дворцовое. К.В.Чевкин сумел наладить производство отечественных материалов для строительства телеграфов, подготовку механиков и телеграфистов, в том числе из женщин. Благодаря этим мерам в 1868 году правительство России смогло отказаться от услуг фирмы Вернера Сименса. С

Генерал-адъютанту К.В.Чевкину принадлежит инициатива строительства, а также планировка здания телеграфной станции в Александрии. По случаю 50-летия его службы в 1872 году император Александр II отметил заслуги юбиляра пожалованием исключительного права передавать его частные телеграммы в пределах империи бесплатно. До сих пор такой привилегией пользовался только сам император.

т р а н и ц ы

16

и с т о р и и

Эпоха электромгнитного телеграфа 17


Ил. 32.  Музей «Дворцовая телеграфная станция». Южный фасад

М узей « Д вор ц

о в а я

т е л е г р а ф н а я

» 21 июля 2011 года в бывшем Телеграфном доме торжественно открылся музей «Дворцовая телеграфная станция». В оживших помещениях телеграфной конторы представлены предметы и документы, связанные с историей отечественной техники и раскрывающие значение средств коммуникации в жизни человека. Телеграф – это не только телеграфные аппараты и тысячи километров проводов, но и огромное количество людей, которые строили и обслуживали телеграфные линии, несли службу в телеграфных конторах, пользовались телеграфным сообщением. Рассказывая об этих людях, «Дворцовая телеграфная станция» является своеобразным музеем человеческого общения: отправитель – адресат, отправитель – телеграфный служащий (кассир, рассыльный, начальник станции). Доверительное отношение корреспондентов к телеграфным чинам выражалось в том, что по телеграфу не боялись передавать деловые планы, личные переживания, военную, политическую и коммерческую информацию. с т а н ц и я

М

у з е й

« Д

в о р ц о в а я

т е л е г р а ф н а я

18

с т а н ц и я

» 19


Ил. 33.  Почтово-телеграфные чиновники за работой. Фото 1915 года Ил. 34.  Служебные и личные документы почтовотелеграфных чиновников

33

34

33

через много рук, пока достигнет адресата, обжигая его радостью или болью неожиданного известия. Иногда телеграмма, посланная на имя императора с просьбой о помиловании осужденного, являлась единственно реальной надеждой на спасение, и эта надежда нередко оправдывалась… «Дворцовая телеграфная станция» – необычный музей. Только внимательный зритель живо представит себе, как в казенной обстановке общественного телеграфа нередко разыгрывались разнообразные сцены – от смешных до трагических, от жалких до патетических. Можно уверенно сказать, что любая телеграфная станция как место общения людей разных социальных слоев отражала многообразие жизни всего русского общества. Воссозданная на первом этаже музея историческая обстановка одной из множества станций электромагнитного телеграфа позволит вам совершить путешествие в эпоху практического освоения телеграфа в нашей стране.

Должностные отношения между телеграфными чиновниками, для которых жизнь и служба являлись синонимами, пронизаны драматизмом, свойственным замкнутым профессиональным обществам, построенным на противопоставлении зависимого большинства и всесильного начальства. Музей дает также возможность виртуального общения современных людей с живыми, не придуманными персонажами из прошлого, лики которых проступают сквозь потертые и поблекшие депешные бланки, циркулярные предписания, рапорты, ведомости, послужные списки и т.д. Образы скромных почтовотелеграфных служащих нечасто встречаются в русской литературе. Тем больший интерес вызывают их личные документы и фотографии в экспозиции музея. Электрический телеграф впервые дал возможность быстрого преодоления расстояния, разделяющего корреспондентов, для установления деловых и личных контактов, сформировал стиль краткой речи, без эпитетов, предлогов и знаков препинания, которым говорят только о самом главном. Сосчитаны слова, поставлены дата и время – и заработал телеграфный ключ, закрутилась катушка ленты на приемном аппарате перед глазами безучастного телеграфиста. Эта лента пройдет еще

20

21


Ил. 35.  Телеграфные бюллетени. 1877 год

35 — 36

После открытия новой телеграфной станции 15 мая 1859 года петергофский полицеймейстер известил жителей города о том, что «каждый частный человек имеет право, за установленную плату, подавать депеши на открытой ныне Телеграфной станции в Александрии, находящейся рядом с фермою, на большой Петербургской дороге». К тому времени телеграфная линия между Петербургом и Кронштадтом уже имела статус общественного телеграфа. Еще в 1853 году, во время строительства Кронштадтской линии, предназначавшейся для «Высочайших Государя Императора повелений и для всеподданнейших Его Императорскому Величеству донесений», Биржевой комитет ходатайствовал перед императором о разрешении телеграфных сношений между Биржей и «кронштадтскою торговлею». Николай I удовлетворил просьбу петербургского купечества, которое получило право обмениваться с Кронштадтским торговым портом депешами коммерческого содержания за плату. Так петербургские купцы стали первыми российскими частными телеграфными корреспондентами, а Кронштадтская линия – первым в России общественным телеграфом. В середине 1850-х годов началось широкое распространение телеграфной сети по всей территории Российской империи. Количество корреспондентов неуклонно возрастало, и к началу ХХ века телеграф стал поистине массовым видом связи. Особенно многолюдно

Ил. 36.  Передняя Ил. 37. Телеграф в зале Фондовой биржи. Фото 1908–1917 годов 37

Ил. 38.  Карикатура «С праздничной корреспонденцией». Из кн.: Почтово-телеграфная жизнь в карикатурах. Пг., 1917

П

е р е д н я я

Передняя была своего рода вестибюлем, где посетителям конторы предлагалось оставить на вешалке верхнюю одежду. Пока клиенты ждали своей очереди, они имели возможность познакомиться с правилами передачи телеграфной корреспонденции, почитать бюллетени со сводками новостей, полученных по телеграфу, поинтересоваться содержанием рекламных плакатов, разрешенных к размещению в почтово-телеграфных учреждениях с 1904 года. На видном месте для сведения публики помещались правила поведения в учреждениях связи: «Покорнейше просят публику не утруждать кассиров разменом крупных денег», «Курить воспрещается», «Собак вводить воспрещается» и т.д. Традиционно в России снимали головные уборы при входе в государственные учреждения, в том числе и на М

у з е й

« Д

в о р ц о в а я

телеграфы, поскольку там обязательно находились портрет императора и иконы. В 1904 году вышел ведомственный приказ, разрешавший публике не снимать шапки в почтовотелеграфных учреждениях. Это распоряжение стало причиной конфликтов, доходивших до массовых драк между посетителями, по обычаю обнажавшими головы,

т е л е г р а ф н а я

22

с т а н ц и я

»

и теми, кто демонстративно отказывался выражать почтение символам самодержавия и религии. Скандальный приказ так сильно волновал общество, что некоторые губернаторы самовольно отменяли его, а министр внутренних дел Петр Аркадьевич Столыпин представил императору доклад с изложением проблемы, однако Николай II не нашел нужным вмешиваться в ведомственные дела. В 1908 году компромиссным выходом из создавшегося положения стало «распоряжение о немедленном переносе портретов Государя Императора из помещений, предоставленных для публики, в помещения для занятий чинов учреждения».

Передняя 23

38 бывало в телеграфных конторах накануне больших церковных праздников и в те дни, когда отмечали именины люди, названные в честь особо почитаемых в России святых, например, Веры, Надежды, Любови и матери их Софии, Николая Чудотворца и других. Поздравительные телеграммы подавались тысячами. На станциях каждую из них регистрировали в нескольких журналах и вручную копировали для отчетности. Чиновники не справлялись с лавиной корреспонденции, поэтому с 1904 года стали практиковать заблаговременный прием поздравительных телеграмм с уведомлением об этом через газеты. Тем не менее, работы почтальонам не убавилось. Известны случаи, когда рассыльные уничтожали корреспонденцию, чтобы не доставлять ее адресатам.


Ил. 39, 40.  Приемная

39 — 40

Ил. 41. Карта тарифных поясов для Кронштадтской телеграфной станции. 1855 год

41 |

Ил. 42.  Бланк императорского телеграфа в Александрии. 1850-е годы Ил. 43. Квитанция в приеме телеграммы. 1861 год

П

р и е м н а я

Депеши подавали в приемной комнате, разделенной на две половины невысоким барьером с конторкой. Посетители садились за стол для публики и заполняли депешные бланки. За конторкой стоял чиновник-кассир. Он принимал депеши, «таксировал», «цензировал» их содержание, вписывал в журнал входящих депеш и выдавал квитанции. С появлением телеграфной связи в обществе возникли новые социальные группы: податели депеш и персонал телеграфных станций. Права и обязанности тех и других определило высочайше утвержденное 15 января 1855 года «Положение о приеме и передаче телеграфических депеш по электромагнитному телеграфу». Для каждого служащего: кассира, передающего и принимающего телеграфистов, старшего по аппаратной, экспедитора, была составлена должностная инструкция, в которой были очень подробно расписаны его обязанности, в том числе «…вежливое и почтительное обращение с публикой». Частные лица имели право пользоваться государственным телеграфом за установленную плату. Сначала действовал так называемый поясной тариф. М

у з е й

« Д

в о р ц о в а я

т е л е г р а ф н а я

24

с т а н ц и я

»

Приемная 25

42 — 43


Ил. 44. Министр почт и телеграфов граф Иван Матвеевич Толстой. Литография Васкетти. 1867 год

Введение цензуры телеграмм было напрямую связано с появлением в 1860-х годах телеграфных агентств, через которые издатели газет и журналов получали заграничные новости. Чтобы не выпустить из-под контроля политическую ситуацию, правительство убедило императора Александра II в необходимости «особой телеграфной цензуры при Главной телеграфной станции, через которую передаются все иностранные депеши, назначенные для редакторов газет». Так в 1866 году появилась телеграфная цензура. Современники оценивали ее как абсолютное зло, но благодаря ей в архиве Почтово-телеграфного ведомства сохранились подлинные телеграммы – ценнейший исторический

Ил. 45. Адресаты для служебных телеграмм. Рига. 1909 год Ил. 46, 47. Телеграммы из секретных дел архива Главного управления почт и телеграфов. 1910 год

материал. Все остальные оригиналы депеш, не представлявшиеся на рассмотрение цензоров, уничтожались по истечении установленного Телеграфным ведомством годичного срока хранения. Пользуясь телеграфом, корреспонденты были обязаны уважать государственные законы и нормы морали. Не допускалась передача депеш, заключавших в себе чтолибо, «несовместное с общественным благом и нравственностью». На этом основании,

например, не доставили адресату телеграмму от студента Электротехнического института Михаила Чернышева: «Екатерининский, 10. Ершевой. = Чорт с тобой. Минька =». Такого рода депеши с резолюцией главноуправляющего почтами и телеграфами: «Доставлению не подлежит», сдавались в архив. Любопытно, что в случаях, когда оскорбительное выражение стояло не во втором, а в третьем лице, телеграмму

46 | 47

Он составлялся индивидуально для каждой станции, которая принималась за центр окружностей с радиусом 70 верст и более. Стоимость депеши зависела от количества окружностей, или поясов, через которые она передавалась. Тариф постоянно совершенствовался, пока в 1886 году не был принят простой и удобный пословный тариф, действующий до сих пор. На российских телеграфах принимали телеграммы на русском, французском и немецком языках, реже – на английском, за владение которым телеграфисты получали надбавку к жалованью. Правительство гарантировало тайну телеграфной переписки, но не собиралось отказываться от тайной цензуры содержания телеграмм, введенной в 1866 году по инициативе министра почт и телеграфов графа Ивана Матвеевича Толстого.

44 — 45

М

у з е й

« Д

в о р ц о в а я

т е л е г р а ф н а я

26

с т а н ц и я

»

Приемная 27

вручали адресату. Так, на запрос начальника телеграфной конторы в Павловске, можно ли доставить по назначению телеграмму на имя офицера Гоярина с текстом: «Письмо получил от дурака, болвана. Ваня», – из управления в Петербурге ответили: «Гоярину доставьте».


Ил. 48, 51. Кабинет начальника станции

48

Ил. 49. Печать станции в Александрии Кронштадтского электромагнитного телеграфа. 1850–1870 годы Ил. 50. Бланк начальника телеграфной станции в Александрии. 1890-е годы

К

49

50 — 51 а б и н е т

н а ч а л ь н и к а

с т а н ц и и

Начальнику станции порой при«Телеграфный устав», «Список телеграфных и почтовых ходилось работать круглосуточно, учреждений Российской Империи», «Указатель мест донапример, в дни пребывания высоставления телеграмм», «Почтово-телеграфный журнал», чайших особ в Петергофе, поэтому сборники постановлений и распоряжений по Телеграфнокомната, предназначенная для него, му ведомству. На стенах – портрет императора Алексансовмещает в себе черты делового и дра II и карта отделения дворцовых станций, устроенных жилого интерьера. в императорских резиденциях, к которым относилась и Простенок над диваном краснотелеграфная контора в Александрии. Режим работы этих го дерева русской работы середины станций подчинялся интересам императорского двора: ХIХ века украшает живописный вид в зависимости от местопребывания царской семьи станШвейцарии. На красивом рабочем ции открывались, закрывались, переводились на круглостоле, фанерованном темным орехом, суточный или дневной режим работы. разложены циркулярные предпиОткрытию телеграфной конторы в Александрии спосания телеграфного начальства и собствовало известие о приезде в Петергоф 15 мая 1859 бланки отчетности, по 43-м формам года сына Николая I, великого князя Николая Николаекоторой в 1860-е годы начальник вича. По его приказу на станцию несколько раз являлся подавал в управление статистические офицер, который должен был узнать, успеют ли открыть сведения о работе станции, о своих телеграфное действие к прибытию великого князя. подчиненных, в том числе об их личВ 1859 году первые дворцовые станции в Александрии, ной и даже религиозной жизни. в Зимнем дворце, Царском Селе, Гатчине и Красном Селе В книжном шкафу – обязательобъединили в Дворцовое отделение. За 16 лет существованые официальные издания: «Правиния оно расширилось до 15 телеграфов в разных имперала телеграфной корреспонденции», торских резиденциях. М

у з е й

« Д

в о р ц о в а я

т е л е г р а ф н а я

28

с т а н ц и я

»

Кабинет начальника станции 29


Ил. 52. Императорской главной квартиры военно-походный начальник императорских дворцовых телеграфов генерал-лейтенант Василий Алексеевич Щолков Ил. 53. Конверты для доставки телеграмм его императорскому величеству и его императорскому высочеству государю наследнику цесаревичу. 1900-е годы Ил. 54. Высочайшая телеграмма на имя императора Николая II от О.В.Лохтиной. 1913 год Ил. 55. Ил. 55: Конверты для доставки телеграфной корреспонденции министру императорского двора и от ее императорского величества на телеграфную станцию. 1860–1910-е годы

52

Главной обязанностью начальников станций было обеспечение безупречной доставки корреспонденции высочайших лиц. Телеграммы особ императорской фамилии отличались от прочих даже внешне: они предварялись словом «ВЫСОЧАЙШАЯ», оформлялись на бланках определенных цветов, запечатывались в именные конверты. Для сообщений во время траура по особам императорского дома заготавливались конверты с государственными гербами черного цвета. Передавались и доставлялись высочайшие депеши незамедлительно. Однако не каждая телеграмма доходила до высокопоставленного адресата: существовала своего рода цензура,

не пропускавшая телеграммы оскорбительного или двусмысленного содержания. Например, в архивном деле с грифом «Секретное» хранится следующая телеграмма 1913 года от О.В.Лохтиной, дочери начальника путей сообщения Казанского округа: «ЦАРСКОЕ СЕЛО. ЕЯ ИМПЕРАТОРСКОМУ ВЕЛИЧЕСТВУ ГОСУДАРЫНЕ АЛЕКСАНДРЕ ФЕОДОРОВНЕ. = ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ! КАЗНА ПУСТА». Выяснением личностей авторов подобных телеграмм занималась дворцовая полиция. Весьма интересно проанализировать вопрос о том, могли ли частные лица напрямую обращаться к императору посредством телеграфа.

По точному смыслу положения о тайне телеграфной переписки это право принадлежало всем, но известно, что в 1872 году Александр II дал конфиденциальное распоряжение не доставлять ему частные депеши, содержащие прошения и жалобы. Александр III и Николай II повелевали «беспрепятственно доставлять непосредственно в местопребывание Его Величества» все адресованные на высочайшее имя депеши и лично читали их. Среди

документов телеграфной станции в Александрии хранится телеграмма, направленная императору Николаю II чинами Сретенской почтовотелеграфной конторы в 1905 году с жалобой на ведомственное начальство, которое не разрешало им воспользоваться правом собраний и союзов, провозглашенным Высочайшим манифестом 17 октября. На телеграмме пометка: «Получено от Его Величества».

53 | 54 | 55

Бессменным начальником Отделения дворцовых телеграфов был Василий Алексеевич Щолков. С его именем неразрывно связана история Кронштадтского оптического и электромагнитного телеграфа на протяжении более чем пятидесяти лет, с 1840 года до его смерти в 1892 году. В.А.Щолкову довелось служить трем императорам, от которых он неоднократно получал за безупречную службу «Высочайшие благоволения», награды и памятные подарки. Императрица Александра Федоровна, супруга Николая I, подарила ему золотую табакерку, Александр II – несколько бриллиантовых перстней. Жену Александра III Марию Федоровну старый генерал лично поздравлял с днем рождения. В качестве признания заслуг генерал-лейтенанту В.А.Щолкову предоставляли на лето казенную квартиру в Петергофе. М

у з е й

« Д

в о р ц о в а я

т е л е г р а ф н а я

30

с т а н ц и я

»

Кабинет начальника станции 31


Ил. 56. Правила действия на стрелочном аппарате. 1858 год. Фрагмент

56

Ил. 57. Офис фирмы «Сименс и Гальске» на Васильевском острове в СанктПетербурге. Фото 1853 года Ил. 58. Телеграфный аппарат системы Морзе, производившийся фирмой В.Сименса для русских линий. Фото 1854 года

А

Инженер и изобретатель Вернер Сименс основал в Берлине «Телеграфическое заведение», известное в России как фирма «Сименс и Гальске», занимавшееся производством телеграфного оборудования и пп а р а т н а я

Аппаратная – «сердце» телеграфной станции, представляет собой служебное помещение, куда не допускали посторонних. Здесь передавали, принимали, транслировали на другие станции телеграммы, шедшие непрерывным потоком. Каждую депешу копировали для отчета, заверяли у начальника и регистрировали в соответствующих журналах. Чиновников, работавших за аппаратами и знавших только русский язык, называли сигналистами, владевших иностранными языками – телеграфистами. Особенностью телеграфной станции в Александрии является профессиональная мебель: общий стол для коммутатора и аппаратов системы Морзе, стоящий перед окнами, высокие табуреты и корзины для большого количества «рваной» бумаги, то есть испорченных бланков и аппаратной ленты. К открытию станции в новом здании полный комплект мебели из ясеня изготовил столярный мастер Александр Тарасов в соответствии с ведомостью, составленной А.И.Штакеншнейдером. Современники отмечали, что российские телеграфные станции «были обставлены прекрасно и отличались чистотой, совершенно неизвестной почтовым учреждениям». В техническом отношении телеграфное дело в России находилось на том же уровне, что и в Западной Европе. М

у з е й

« Д

в о р ц о в а я

Российские ученые внесли огромный вклад в развитие телеграфии, но на промышленную основу распространение телеграфной связи в нашей стране поставили иностранные специалисты, приехавшие в Россию с Вернером Сименсом. На каждой из четырех станций Кронштадтской линии установили по два электромагнитных стрелочных аппарата системы В.Сименса. На круглом циферблате со стрелкой в центре размещены буквы в алфавитном порядке. До начала передачи депеши стрелка ставится на знак «+». Текст передается по буквам. С помощью рукоятки стрелка устанавливается в направлении нужной буквы. При этом электрическая цепь замыкается, так как буквы написаны

т е л е г р а ф н а я

32

с т а н ц и я

»

строительством линий. В 1852 году с помощью своих соотечественников, состоявших на русской службе, В.Сименс заключил монопольный контракт с российским правительством на поставку всех телеграфных материалов для строившегося телеграфа вдоль Николаевской железной дороги между Петербургом и Москвой. В следующем году он приехал в Россию лично в надежде получить новые заказы. В Петербурге, на аудиенции у главноуправляющего путями сообщения графа Петра Андреевича Клейнмихеля, В.Сименс, не торгуясь, согласился с предложенными условиями контракта на строительство Кронштадтской линии электромагнитного телеграфа,

на медных пластинах, и на принимающем аппарате стрелка становится в такое же положение. После каждого переданного слова указатель возвращается на знак «+». К числу недостатков стрелочных аппаратов относится невозможность контролировать работу сигналистов, а также невысокая скорость телеграфирования: стрелочным аппаратом можно передать не более 25 слов в час. Уже с 1857 года на телеграфных линиях России аппараты В.Сименса стали заменять более совершенными аппаратами американца Самуила Морзе. В процессе их работы бумажная лента с помощью часового механизма протаскивается между двумя валиками, а во время замыкания ключом электрической цепи к ленте прижимается штифтик, оставляя на ней точку или линию, в зависимости от того, мгновенным или продолжительным было замыкание цепи. Из этих условных знаков – точек и тире – составлена азбука Морзе. Телеграфный аппарат, запатентованный С.Морзе в 1837 году, благодаря простоте и удобству своего устройства используется и сегодня. Скорость работы аппаратов Морзе в 10 раз выше, чем у стрелочных устройств, и составляет 250 слов в час. Еще выше скорость буквопечатающих аппаратов Давида Эдвина Юза – 1800 слов в час. Кроме скорости преиму-

57 — 58

щество изобретения американского профессора Д.Юза состоит в передаче текста телеграммы обыкновенным типографским шрифтом. Аппарат приводится в действие не электрическим током, а часовым механизмом с опускающейся тяжелой гирей весом 64 кг, которую телеграфист поднимает до 25 раз в час ножной педалью. Для подъема гири на полную высоту (около 70 см) требуется до 15 нажимов на педаль, поэтому работа на аппаратах Юза требует огромного физического напряжения. Впоследствии аппарат Юза был усовершенствован электрическим приводом. В 1866 году профессор Д.Юз лично установил первые буквопечатающие аппараты в Петербурге и Москве.

Аппаратная 33

устранив таким образом основного конкурента англичанина Якова Бретта. В своих воспоминаниях Вернер Сименс написал: «Деловые результаты моей поездки были в высшей степени благоприятны. Мы получили заказ на проведение подземной телеграфной линии между Петербургом и Ораниенбаумом с ответвлением от нее кабеля на Кронштадт». Строительство Кронштадтского телеграфа шло удивительно быстро: вместо конца мая 1854 года (по контракту) телеграфная линия открылась 8 декабря 1853 года. Тогда император Николай I получил историческое донесение: «Электромагнитное телеграфическое сообщение из Санкт-Петербурга через Александрию в Кронштадт и из СанктПетербурга прямо в Кронштадт окончательно учреждено. За сим оптический телеграф упраздняется».


Ил. 59. Буквопечатающий телеграфный аппарат Юза с гиревым приводом. Фирма «Дюмулен-Фромен». Франция, Париж. Конец ХIХ века Ил. 60. Телеграфный аппарат системы Морзе. Фирма «Siemens Brothers & Co Ltd». Англия, Лондон. Конец ХIХ – начало ХХ века Ил. 61. Карикатура «Искусство особого рода». Из кн.: Почтово-телеграфная жизнь в карикатурах. Пг., 1917 Ил. 62.  Аппаратная. Рабочее место экспедитора

59 | 60

М

у з е й

« Д

в о р ц о в а я

На станции в Александрии они появились в 1892 году, увеличив общее количество телеграфной техники до семи единиц. Принцип работы аппаратов Морзе и Юза предусматривал сохранение на каждой станции контрольной ленты, благодаря чему работа телеграфистов находилась под контролем, и в случаях искажения текста телеграммы легко удавалось найти виновного. Если на станции не было специального помещения для экспедиции, как в Александрии, принятые телеграммы оформлялись для доставки здесь же, в аппаратной комнате. Для предотвращения утечки передаваемой по телеграфу информации в аппаратные запрещали входить не только посторонним лицам, но даже чиновникам из другой смены. Телеграф всегда относился к прибыльным для государства предприятиям, ежегодно он приносил в казну около 2-х миллионов рублей чистого дохода. Тем не менее служащие телеграфа жили очень бедно, даже в столице и дворцовых пригородах. В 1905 году начальник Санкт-Петербургского округа Павел Николаевич Глаголев предложил начальникам местных учреждений представить «свои соображения о том, что может быть сделано для устройства быта подведомственных им служащих». В частности, речь шла о покупке самоваров и посуды для чаепития в стенах учреждения во время т е л е г р а ф н а я

34

с т а н ц и я

»

61 | 62

дежурств. В ответных донесениях начальники контор, в том числе Петергофской, представили картину такой удручающей угнетенности и нищеты чиновников, что частный вопрос о приобретении самовара терял смысл. За нищенское жалованье чиновники работали по 12–18 часов без выходных, в предпраздничные дни – круглосуточно, без дополнительной оплаты за сверхурочные и ночные дежурства. Отпуска давали только в исключительных случаях: смерти близких или болезни. По мнению начальников станций, единственным средством улучшить бытовые и служебные условия рядовых чинов могло стать увеличение штатов и жалованья, по крайней мере, в два раза. Аппаратная 35


Ил. 63.  Карл Сименс. Фото 1860 года

64 | 65

63

Изначально телеграф относился к Военному ведомству и комплектовался военными кадрами. В 1861 году офицеры телеграфной службы стали офицерами Телеграфного корпуса. Недостаток обученных специалистов, причем не только офицеров, но и сигналистов, стал причиной допуска к телеграфной службе в 1859 году гражданских лиц всех свободных сословий. Переход Телеграфного ведомства в гражданское состояние завершился в 1867 году упразднением Корпуса телеграфных офицеров, переведенных на гражданские должности. Военных сигналистов для службы на станциях электромагнитного телеграфа обучали в Сигнальной школе, преобразованной из Школы оптического телеграфа, но ее выпускники отличались крайней малограмотностью. Для исправления положения в 1862 году Сигнальную школу упразднили, а сигналистов распределили по телеграфным отделениям для практического обучения на станциях. В 1870 году в Санкт-Петербурге, Москве, Варшаве, Риге, Казани, Иркутске и других крупных городах учредили телеграфные школы, для которых в 1872 году разработали подробную программу преподавания телеграфной техники и практической телеграфии. Таким образом подготовка нижних чинов была унифицирована в государственном масштабе. В начале ХХ века профессии телеграфиста

Ил. 64. Набор инструментов для ремонта телеграфных и телефонных линий из прейскуранта торгового дома «Левитес и Шулькин». Из кн.: Торговый дом под фирмой «Левитес и Шулькин». М., 1913 Ил. 65. Диплом об окончании Электротехнического института императора Александра III. 1903 год

М

а с т е р с к а я

Для оперативной доставки телеграмм необходимо было постоянно следить за состоянием технического оборудования: аппаратов и линий. Эта задача возлагалась на механиков и ревизоров, исполнявших работу электромонтеров. В их распоряжении были механические мастерские с набором инструментов для работы по металлу и по дереву. Инструменты комплектовались по спискам, утвержденным Телеграфным управлением, в соответствии с характером работы того или иного специалиста: сумка ревизора, сумка механика, станционный ящик, ремонтный сундук и т.д. По завершении строительства Кронштадтской линии фирма Сименса взяла на себя ее техническое обслуживание как «Контрагент по постройке и ремонту Императорских русских телеграфов». Представителем компании в Петербурге стал младший брат В.Сименса – Карл. Первые телеграфные механики приехали в Россию вместе с В.Сименсом. Со временем стала очевидной потребность пополнять штаты отечественными специалистами. Кроме телеграфа механики обслуживали телефонные линии, которые строила в России «Международная Телефонная компания Белл». Ее возглавлял известный изобретатель Александр Белл, представивший в 1876 году на Всемирной выставке в Филадельфии первый в мире М

у з е й

« Д

в о р ц о в а я

т е л е г р а ф н а я

36

с т а н ц и я

»

Мастерская 37

обучали в специальных классах при женских и мужских гимназиях. Высшим учебным заведением Почтово-телеграфного ведомства стало Техническое училище, основанное в 1886 году и преобразованное в 1891 году в Электротехнический институт с четырехгодичным курсом обучения. Студенты Электротехнического института императора Александра III оканчивали его техниками. Для получения звания инженера требовалось представить проект по одной из трех специальностей: телеграфии, телефонии или электротехнике.


Ил. 66. Телефонный аппарат. Фирма «Эрикссон». Россия. Начало ХХ века Ил. 67. Почтово-телеграфный чиновник, служивший в городе Петергофе, с семьей. Фото 1900-х годов Ил. 68. Женщины почтово-телеграфные чиновники за работой на коммутаторе. Фото 1915 года Ил. 69. Городская телефонная станция в Петергофе. Открытка. 1896–1904 годы Ил. 70. Переговорные кабины общественного телефона. Из кн.: МВД. Исторический очерк. Приложение второе: Почта и Телеграф в ХIХ столетии. СПб., 1902 Ил. 71. Бланк для приема телефонограмм. 1910-е годы

Для удовлетворения растущих потребностей телеграфа в кадрах не хватало чиновниковмужчин, поэтому в 1865 году правительство разрешило принимать на телеграфную службу женщин. Уже в следующем году на станции в Александрии служила телеграфистом жена начальника станции Александра Ивановна Новгородцева. Через двадцать лет, в 1885 году, после образования Главного управления почт и телеграфов в составе Министерства внутренних дел, служившие на телеграфе женщины получили официальное наименование: «женщина почтово-телеграфный чиновник». Телеграф стал одной из немногих сфер деятельности, где допускался женский труд. При приеме на телеграфную службу к дамам предъявлялись

телефонный аппарат. В 1881 году русское правительство заключило с А.Беллом контракт на устройство и эксплуатацию телефонных сообщений сроком на 20 лет. Уже в следующем году открылись первые телефонные сети в Москве, Санкт-Петербурге, Варшаве, Одессе и Риге. В 1883 году было налажено телефонное сообщение между Санкт-Петербургом и Петергофом. Телефоны установили в Большом дворце, а также во всех дворцах и придворных службах в Александрии. Лучшими телефонными аппаратами в это время в России признавались трубки В.Сименса, но уже с 1894 года их стали заменять телефонами производства шведского фабриканта Л.Эрикссона. Интересен перечень качеств, которые следовало иметь дежурившим при телефонах чиновникам: «…чистый отчетливый выговор слов, звучный тембр голоса, тонкий слух и приобретенную продолжительным упражнением с телефоном слуховую опытность, дающую ему возможность различать все оттенки слов».

66

М

у з е й

« Д

в о р ц о в а я

т е л е г р а ф н а я

38

строгие отборочные требования. Прежде всего был установлен возрастной ценз – от 18 до 25 лет. Ведомство было заинтересовано в том, чтобы чиновники служили не менее 25 лет, после чего они получали право на государственную пенсию. Женщины должны были представить документ об образовании – свидетельства об окончании гимназии, желательно с медалью, или института, а также почтово-телеграфных курсов. В программу курсов были включены не только три иностранных языка – французский, немецкий и английский, но и широкий спектр технических наук. Слушательницы приобретали теоретические и практические знания по физике, телеграфии, телефонии и механике. Каждая женщина-телеграфист умела разбирать и собирать аппараты Морзе и Юза.

Обязательное медицинское освидетельствование ставило преграду перед женщинами слабого здоровья. И действительно, выносливости женщин-телеграфистов можно поразиться. Так, служившая на дворцовых станциях, в том числе в Александрии, Александра Ивановна Шахт в августе 1910 года обратилась к начальнику округа с прошением «по отъезде из Петергофа Высочайшего Двора» предоставить ей отпуск для поправления здоровья, указывая, что «последний раз пользовалась отпуском в 1898 году», 12 лет назад… Удивляет высокий профессионализм женщинтелеграфистов: работая на аппаратах Юза, они передавали не менее 50 депеш в час, а самые искусные – свыше 70, причем за единицу счета брали депешу из 20 слов. Как более образованные, дисциплинированные и аккуратные, женщины-чиновники

Так начала складываться дворцовая телефонная сеть в Петергофе, насчитывавшая в начале ХХ века уже 100 абонентов. Через коммутатор по номеру «1» устанавливалась связь с императрицей Марией Федоровной, по номеру «30» – с телеграфной конторой в Александрии. Отдельно от Дворцовой существовала Городская телефонная сеть, построенная в 1896 году выпускником Электротехнического института императора Александра III Владиславом Михайловичем Нагорским. Центральная станция с общественными кабинками для переговоров находилась в сохранившемся в Петергофе здании на Санкт-Петербургском проспекте (дом № 46).

68 — 69 | 70

67

с т а н ц и я

71

»

имели несомненные преимущества перед коллегамимужчинами. Тем не менее им пришлось упорно и долго доказывать свою пригодность к службе, довольствоваться самым низким окладом и смириться с запретом занимать начальственные должности. Кроме того, существовали ограничения для женщин-телеграфистов в личной жизни: по инструкции на службу принимались «только девицы и бездетные вдовы, а также жены чинов почтовотелеграфного ведомства для совместной службы в одном и том же учреждении с мужьями». Женщины-чиновники обязывались носить форменную одежду, которая была утверждена в 1866 году и впоследствии ни разу не менялась: глухое платье из черного драдедама, с кожаным лакированным поясом, с телеграфным знаком на пряжке и бархатным бантом с телеграфным знаком на плече.


Ил. 72.  Холодильник. Частное предприятие К.А.Кренци. Россия, Санкт-Петербург. Начало ХХ века

73 | 74

Ил. 73. Кухня. Русская печь Ил. 74.  «Таблица количества припасов, какое должно класться в котел для приготовления пищи нижним чинам». 1875 год

72

К

у х н я

На первых телеграфных станциях служащие не только работали, но и жили. На телеграфе в Александрии имелась общая кухня с мебелью простого дерева и артельной кухонной утварью: квашней для теста, бочками для воды, кислой капусты и солдатского кваса. Хлебный квас был не только любимым напитком, но и признанным армейскими врачами профилактическим средством против брюшного тифа и холеры, возбудители которых погибают в кислой среде. В сутки военным полагалась одна бутылка кваса 0,6 л. На стене в кухне размещена «Таблица количества припасов, какое должно класться в котел для приготовления пищи нижним чинам». В ней приведены рецепты постных и скоромных щей, горохового супа, лапши и тому подобных блюд, которые здесь готовились. М

у з е й

« Д

в о р ц о в а я

т е л е г р а ф н а я

40

с т а н ц и я

»

Кабинет начальника станции 41


С

п а л ь н я

Спальня, или казарма, на 11 человек располагалась в мансарде. Каждому сигналисту полагалась кровать с постельными принадлежностями, табурет и шкафчик. Первые сигналисты дежурили при аппаратах посменно, сутки через сутки. На суточное дежурство к каждому аппарату заступали два человека, которые сменяли друг друга через два часа. В свободное время можно было поспать и поесть не выходя со станции. В настоящее время в мансардном этаже здания представлен макет спальни сигналистов. Здесь же развернута

экспозиция, посвященная оптическому телеграфу между Санкт-Петербургом, Александрией и Кронштадтом, построенному при императоре Николае I. Она не только открывает забытую страницу нашей истории, которую современный человек не может понять без разъяснения таких терминов, как «сигналист», «депеша», «таблица предварений», «сигналы сношений» и т.п. Здесь же можно представить себя в роли сигналиста телеграфного поста, пользуясь специальным словарем и действующей моделью оптического телеграфа Шато. 75 | 76

Ил. 75.  Макет спальни сигналистов станции электромагнитного телеграфа в Александрии в экспозиции музея «Дворцовая телеграфная станция» Ил. 76.  Современный вид бывшей спальни сигналистов. Выставочная экспозиция «Кронштадтская линия оптического телеграфа» М

у з е й

« Д

в о р ц о в а я

т е л е г р а ф н а я

42

с т а н ц и я

»

Эпоха оптического семафорного телеграфа 43


Курьеры или рассыльные были, пожалуй, самыми безответными служащими телеграфного ведомства. Они дежурили на станции сутками и в свободное от доставки депеш время занимались уборкой комнат, чистили мебель и лампы, топили печи и выполняли прочие поручения начальства. Тем не менее должность рассыльного была очень важной: в конечном счете, от него зависела скорость доставки депеш. Уже в 1863 году для курьерской службы был установлен общий порядок ответственности за вверенные депеши, нормативное время доставки телеграмм, а также размеры денежных штрафов, которыми облагались медлительные курьеры. В повседневной работе рассыльные руководствовались должностной инструкцией, состоявшей из 32 параграфов. Кроме требований, предъявляемых к личности самого рассыльного: расторопный, грамотный, трезвый и вежливый с публикой, в инструкции были расписаны сценарии его действий в разных затруднительных ситуациях при доставке депеш, вплоть до отказа адресата получать телеграмму. При исполнении служебных обязанностей курьеры были обязаны носить форменную одежду. Курьеры подразделялись на конных и пеших, именовавшихся рассыльными. В конные курьеры назначались люди, прослужившие уже некоторое время рассыльными и отличившиеся перед другими «хорошим поведением, исправным доставлением депеш, опрятностью в одежде и знанием обращаться с лошадьми». Не позднее 1896 года в России служащие телеграфа и почты стали доставлять корреспонденцию на велосипедах. Если они использовали личные велосипеды, то получали ежемесячную надбавку к жалованью в размере 5 рублей на его содержание, что было весьма существенно, поскольку в начале ХХ века месячный оклад рассыльного и почтальона составлял от 12 руб. 50 коп. до 14 р. 50 коп.

77

Ил. 77. Стойло для курьерских лошадей в хозяйственном дворе и манекен в форме рассыльного образца 1885 года Ил. 78. Заготовка льда для набивки ледников. Фото до 1914 года Ил. 79.  Ледник Ил. 80. Телеграфные кабели и изоляторы, найденные на территории телеграфной станции в Александрии Ил. 81. Почтальон на почтовом велосипеде. Фото 1903–1917 годов Ил. 82. Форма телеграфного рассыльного и почтальона образца 1885 года

Х

о з я й с т в е н н ы й

д в о р

Для повседневных нужд служащих имелся хозяйственный двор с ледником, навесом для лошадей, помойной ямой, отхожим местом в сенях, дровяным сараем и цейхгаузом. Ледник служил для хранения съестных припасов для артельной кухни. Приемы устройства ледников вырабатывались в течение долгого времени. Они обеспечили такую надежную теплоизоляцию, проветривание и регулирование температуры, что лед в них сохранялся круглогодично. На телеграфной станции устроен ледник подземного типа: помещение для хранения припасов с рядами полок и под ним ледохранилище с бревенчатым срубом глубиной около 2 м. Для теплоизоляции дно и стенки ледохранилища выложены щитами из соломы, которые одновременно обеспечивают чистоту и гигиену. Обычно в январе-феврале ледохранилище плотно набивали кусками льда, которые назывались «кабанами». Стандартные размеры блоков составляли 150 × 90 × 60 см. Постепенно лед подтаивал, а талая вода самотеком уходила по подземной трубе в ближайший водоем. С наружной стороны ледника на телеграфной станции в Александрии имелся водосборный колодец с отходившей от него деревянной трубой длиной около 120 м. М

у з е й

« Д

в о р ц о в а я

78 | 79 — 80

Навес предназначался для курьерских лошадей, на которых доставляли депеши. Два стойла устроены у восточной стены здания станции. В юго-западном углу двора находилась помойная яма с крышкой, снабженной подъемным блочным механизмом. При реставрации в ней обнаружили много интересных бытовых предметов: лошадиные подковы, сломанный инструмент, оловянные ложки, аптечную посуду, разбитые и целые пивные и винные бутылки, керамическую посуду, кафельную плитку, сковородки и прочую хозяйственную утварь.

т е л е г р а ф н а я

44

с т а н ц и я

»

Хозяйственный двор 45

81 — 82

Один из рассыльных под псевдонимом Ивана Голодного дерзнул рассказать министру внутренних дел, как приходится выживать курьерам: «Может быть, Вам неизвестно ихние бедствия, то я опишу вкратцы. Получаю в сутки 48 коп., так я их распределяю: по фунту хлеба на душу пять фунтов 15 копеек один фунт мяса для всех 15 коп., пол пуда дров 6 коп. за квартиру 10 коп. в сутки, остается 2 копейки. Это нужно на соль, спички, керосин, лук и т.п. Из чего же одеться самому и семье? Я вынужден всякому кланяться, поздравлять с праздником, именинами, чтоб вызвать сострадание общества и те видя мою нищету одарят меня несколькими копейками которые я сжав сердце глотая слезы несу к голодной своей семье проклиная свою и их судьбу, ничья судьба так не безжалостна, как почтальона».


Находясь на территории парка «Александрия», музей «Дворцовая телеграфная станция», естественно, подчиняется основной концепции всего ансамбля Государственного музея-заповедника «Петергоф»: идее воссоздания исторического облика прославленной императорской резиденции. Он расширяет представление о частной жизни российских императоров, о патриархальной зависимости русских людей, включая ученых с мировым именем, от воли самодержавного монарха и в то же время о доступности контактов с лицами императорской семьи для всех сословий общества, в частности, посредством телеграфа.

Ил. 83. Передняя. Утермарковская печь Ил. 84, 85, 86. Музей «Дворцовая телеграфная станция». Экскурсия для школьников «SMS ХIХ века» Ил. 87. Петергоф. Петербургская улица. Открытка. 1905–1910 годы 83 | 84

У здания телеграфной станции в Александрии счастливая судьба: оно не претерпело серьезных разрушений и перестроек. Комплекс хозяйственных строений, подлинная мостовая из булыжного камня, дренажная система, ледник и сруб помойной ямы – всё хорошо сохранилось. Даже оконные коробки ни разу не заменялись: для утепления они обложены войлоком, как это делали в середине ХIХ века. Теплом и уютом веет от круглых печей, сложенных по системе И.Г.Утермарка и стоящих на исторических фундаментах. Под землей уцелели старинные телеграфные и телефонные кабели и изоляторы. Их обнаружили во время реставрационных работ, которые проводило ЗАО «Первые Петергофские реставрационные мастерские» (генеральный директор Г.А.Агалина, архитекторы А.Г.Леонтьев, П.А.Калиновский). Медные дверные и оконные приборы воссозданы по историческим образцам, найденным в здании. Удивительным событием на завершающем этапе реставрации стала случайная находка старинного чугунного котла для очага русской печи. При реставрации внешней и внутренней отделки здания мастерам удалось приблизиться к первоначальному облику утилитарной, но всё же дворцовой постройки. Для нее характерно сочетание простоты и военной аккуратности с элементами тщательного декора, например, росписью дверей и окон под дуб. Созданный после реставрации здания музей «Дворцовая телеграфная станция» отличается своеобразием: это не музей техники, а музей конкретной телеграфной станции, где сохранены имена реальных людей, работавших и бывавших здесь, подлинные документы и предметы быта телеграфных служащих.

46

В экспозиции, посвященной истории телеграфа в России, подчеркивается важная роль, которую сыграли императоры Николай I и Александр II не только в распространении телеграфной сети по необъятным русским просторам, но и в предоставлении всем россиянам возможности пользоваться телеграфом. В этом отношении особенно показателен пример телеграфной конторы в Александрии. Здание телеграфа строилось на деньги из Кабинета Его Величества и находилось на территории личной императорской резиденции, но по распоряжению

47

Александра II для жителей Петергофа был предусмотрен свободный вход на станцию. Данным историческим обстоятельством обосновано внимание, уделяемое в экспозиции музея теме общественного телеграфа. Знакомясь с жизнью служащих маленького телеграфного учреждения, читая тексты старых телеграмм, рукописных и печатных служебных документов, представленных в музее в копиях, экскурсанты находят в них подтверждение мысли о том, что технический прогресс и развитие культуры человеческих взаимоотношений независимы друг от друга. Когда-то электрический телеграф был вершиной научных достижений в области связи, а сейчас кажется простым и наивным, как детство.

Культура общения между людьми, наоборот, во многом упростилась и утратила глубину по сравнению с тем, какой она была в прошлом. Тем не менее сущность человеческой личности остается неизменной и не зависит ни от рода деятельности, ни от конкретного исторического периода, проживаемого каждым из нас. Именно поэтому мы понимаем людей прошлого и сочувствуем давно пережитым ими трудностям и удачам. Пробуждение памяти о минувшем, стирающее грань времен, делает наш музей живым.

85 | 86 | 87


С

т р а н и ц ы

и с т о р и и

Д

3 Эпоха оптического семафорного телеграфа

6

с т а н ц и я

П

12 у з е й

«

д в о р ц о в а я

т е л е г р а ф н а я

П

в

Эпоха электромгнитного телеграфа

М

в о р ц о в а я

т е л е г р а ф н а я

с т а н ц и я

»

18 Передняя

22 Приемная 24 Кабинет начальника станции

28 Аппаратная

32 Мастерская

36 Кухня

40 Спальня

42 Хозяйственный двор

е т е р г о ф е

у т е в о д и т е л ь

З.Б.Тихонравова автор-составитель Т.М.Медведовская редактор М.К.Лагоцкий специальная цветная фотосъемка О.А.Слюсарь макет и цветокоррекция Т.М.Яковлева корректор

44

При подготовке издания использованы материалы архивов и коллекций: Государственного музея-заповедника «Петергоф» (Ил. 1–7, 16, 17, 27, 28, 32, 36, 39, 40, 45, 48, 50, 51, 52, 55, 60, 62, 66, 67, 69, 72, 73, 75–77, 79–80, 83–87) Центрального музея связи имени А.С.Попова (Ил. 15, 20–23, 25, 33, 38, 41, 43, 53, 59, 61, 81) Российского государственного исторического архива (Ил. 14, 30, 42, 49, 71, 82) Центрального государственного исторического архива Санкт-Петербурга (Ил. 34, 46, 47, 54, 56) Центрального государственного архива кинофотофонодокументов Санкт-Петербурга (Ил. 52, 68, 78) Российской национальной библиотеки (Ил. 11, 13, 18, 19, 29, 31, 64, 70, 74) Библиотеки Российской Академии наук (Ил. 12, 35) Государственного музея истории Санкт-Петербурга (Ил. 37, 44) Центрального военно-морского музея (Ил. 8) Государственного Эрмитажа (Ил. 9, 26) Мемориального музея А.С.Попова Санкт-Петербургского государственного электротехнического университета «ЛЭТИ» (Ил. 65) Центрального музея железнодорожного транспорта Российской Федерации (Ил. 10) Siemens Corporate Archives, Munich (Ил. 24, 57, 58, 63)

© Государственный музей-заповедник «Петергоф», 2014 © ИП Верхов С.И., 2014

ISBN 978-5-905904-08-0 Техническое сопровождение ООО «ВИТ-принт» Подписано в печать 25.11.2013 Формат 70 × 102/12 Гарнитура Borjomi Отпечатано в ИПО «Лев Толстой» Зак. № 2840

Telegraf  
Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you