Issuu on Google+

3 (17), 2013

Экономическое приложение к журналу «Переправа» (печатный орган Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова)

В.Ю. Катасонов

Грядет глобальная конфискация банковских депозитов

В марте 2013 года на острове Кипр произошли события, о которых сегодня знает весь мир. Суть их – конфискация части банковских депозитов кипрских банков. Ряд экспертов и журналистов пытался представить эту конфискацию как некое чрезвычайное событие, своего рода «исключение из правил» банковского дела и рыночной экономики. Однако многие факты свидетельствуют, наоборот, о том, что такие конфискации в самое ближайшее время станут нормой жизни.

Г.М. Шиманов

Что такое светское государство

Должен признаться, что я задумался о нём лишь после того, как увидел на экране своего телевизора мусульманскую девочку в хиджабе (т.е. в женском головном уборе, закрывающем не только голову, но и шею). Её не допустили в нашу общеобразовательную школу за этот хиджаб как слишком яркий символ её религиозной принадлежности. Не допустили на том основании, что у нас светское государство, а потому ходить в школу в таком головном уборе недопустимо.

С. 17

С. 2

О.Н. Четверикова

Анти-церковь извращенцев

В последние два десятилетия мировое сообщество стремительно погружается в состояние древнего язычества, характерного для той эпохи, когда в мир ещё не явился Христос. Время как будто повернуло вспять, и народы, решительно отметая наследие многовекового христианства, под лозунгами свободы и прогресса возвращаются в допотопные времена, чтобы продолжать дело Каина.

С. 7

Н.В. Сомин

В память вечную будет праведник

Россия потеряла одного из крупнейших своих мыслителей. Мне посчастливилось часто общаться с Геннадием Михайловичем в последние пятнадцать лет. И я просто обязан почтить его память и рассказать об этом замечательном человеке.

С. 26

Н.В. Сомин

В.Н. Тростников

Вчерашний «прогресс» и сегодняшний «кризис»

Читая книгу Ивана Ильина «Путь духовного обновления», я натолкнулся на поразившую меня фразу: «Мы не можем не подивиться тому, что современному человечеству, в общем и целом, живётся всё ещё так хорошо и слишком хорошо, по сравнению с теми бедами и страданиями, которые могли бы возникнуть из этого кризиса».

С. 14

Хозяйственный строй Крестовоздвиженского Трудового Братства

В последнее время деятельность Крестовоздвиженского православного трудового братства всё более привлекает к себе внимание историков. Это и неудивительно – жизнь братства столь необычна, что невольно напрашивается определение «реализованная утопия». В данной работе основное внимание уделяется экономическо-организационной стороне деятельности братства. Но предварительно имеет смысл напомнить основные вехи, связанные с историей этой общины.

С. 28


Анатомия современной экономики В.Ю. Катасонов, проф., д.э.н., председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова

Грядет глобальная конфискация банковских депозитов В марте 2013 года на острове Кипр произошли события, о которых сегодня знает весь мир. Суть их  – конфискация части банковских депозитов кипрских банков. Ряд экспертов и журналистов пытался представить эту конфискацию как некое чрезвычайное событие, своего рода «исключение из правил» банковского дела и рыночной экономики. Однако многие факты свидетельствуют, наоборот, о том, что такие конфискации в самое ближайшее время станут нормой жизни. Кипр: хорошо подготовленный экспромт Целый ряд мировых и российских СМИ подавали события на Кипре как некий плохо продуманный экспромт, авторами которого были власти ЕС, а власти Кипра – его исполнителями. Мол, принимавшие решения чиновники руководствовались некими «фобиями» и «рефлексиями», а не холодным разумом и профессиональной интуицией. Мол, решения были «чрезвычайными», а само событие на Кипре следует воспринимать как «разовое». По нашему мнению, если это и был «экспромт», то заранее хорошо подготовленный и согласованный на самых высоких уровнях не только в Европе, но и в других странах «золотого миллиарда». А саму операцию по конфискации депозитов на острове следует квалифицировать как «прецедент», «экспе2

римент», «тест». «Прецедент», организованный с той целью, чтобы завтра конфискацию депозитов начать по всему миру. Известный финансовый эксперт Джим Синклер (Jim Sinclair) в интервью информационному агентству King World News сразу же после мартовской «заморозки» счетов в кипрских банках заявил, что Кипр – лишь первая «ласточка», а мировые СМИ пытаются принизить значение произошедшего события на этом острове: «Пропагандистская линия официальных СМИ состоит в том, что на Кипре всё идёт хорошо и нас ждёт светлое будущее. Они говорят, что это малозначительная банковская проблема. Это пропаганда в стиле Йозефа Геббельса, потому что происходящее на Кипре в конце концов станет определяющим историческим событием». Выясняется, что еще в 2009 – 2010 гг. на встречах в верхах (G7, G8, G20 и других), на которых обсуждались пути выхода из мирового финансового кризиса, уже выдвигались различные «нестандартные» способы спасения банков в кризисных ситуациях. В том числе с помощью средств банковских вкладчиков. Либо путём полной или частичной «стрижки» депозитов. Либо путем «заморозки» средств (до полного восстановления банка). Либо путём принудительной конвертации депозитов в акции (уставной капитал) банков. Даже после завершения первой волны финансового кризиса эти идеи

не умерли, а стали прорабатываться в кабинетах международных финансовых организаций (Банк международных расчетов, Международный валютный фонд, Совет по финансовой устойчивости), центральных банков, органах банковского и финансового надзора стран «золотого миллиарда». В частности, в декабре прошлого года завершено исследование Банка Англии и Федеральной корпорации по страхованию депозитов США, которое было оформлено в виде доклада Resolving Globally Active, Systemically Important, Financial Institutions. Авторы доклада признают, что последний кризис в банковском секторе был в значительной мере купирован благодаря бюджетным вливаниям в этот сектор. Это, по их мнению, неправильно, так как нарушает принципы рыночной экономики, перекладывает издержки кризиса на налогоплательщиков, обостряет бюджетные дефициты и увеличивает государственные долги. Альтернативными, более «справедливыми», «эффективными» и «рыночными» источниками поддержки банков они рассматривают средства вкладчиков, которым предлагается подключаться к спасению депозитно-кредитных организаций. Средства вкладчиков предлагается использовать одним из следующих способов: а) невозвратные субсидии; б) кредитование; в) инвестиции (приобретение акций и долей уставного капитала). В докла-


де признаётся: конвертация депозитов в акции (капитал банка) означает, что владелец денежных средств, выступавший изначально в качестве вкладчика, теряет право на покрытие потерь, которое гарантируется государственной системой страхования депозитов. Напомним, что Федеральная корпорация по страхованию депозитов США

до сих пор предоставляла такие гарантии для депозитов до 250 тыс. долларов. В докладе отмечается, что в случае следующего банковского кризиса в США, Великобритании (а также других странах «золотого миллиарда») средств государственной системы страхования депозитов не хватит. Следовательно, использование средств вкладчиков для спасения банков неизбежно. Почему-то при этом авторы доклада обходят стороной вопрос о том, насколько эти способы можно назвать «справедливыми», «демократичными» и «рыночными». Из доклада также следует неявный вывод о том, что государственные системы страхования депозитов в нынешних условиях – явный анахронизм. Идея «стрижки» депозитов в кипрских банках витала в воздухе ещё за несколько месяцев до того, как об этом

объявили власти ЕС и Кипра. Американская газета The New York Times в номере от 10 января 2013 года, описывая и прогнозируя ситуацию на Кипре, даже использовала русское слово strizhka. Газета открытым текстом озвучивала планы Брюсселя и Бонна провести эту самую «стрижку» на оффшорном острове. Она писала: «Россияне, кото-

рым на Кипре принадлежит примерно пятая часть всех банковских вкладов, сильно пострадают». В том, что американские журналисты знали, что произойдет на Кипре через два месяца, удивительного ничего нет. Удивительна беспечность многих российских клиентов кипрских банков, которые верили в незыблемость офшора. По оценкам Еврокомиссии (заметно заниженным), клиенты двух крупнейших банков Кипра – Laiki bank и Bank of Cyprus – потеряли из-за «стрижки» депозитов 8,3 миллиарда евро. Примечательны слова Президента Республики Кипр Никоса Анастадиасиса, которые он произнес в одном из своих выступлений в апреле нынешнего года: «Я искренне надеюсь, что этот прецедент в отношении Кипра не будет применяться где-нибудь еще в Европе. Хотя, как известно,

прецеденты на то и создаются, чтобы их использовали для разработки норм и принципов, которые должны применяться постоянно и повсюду». И действительно, опыт Кипра стал обсуждаться в практической плоскости сразу в нескольких странах. Инициативы отдельных с��ран После событий на Кипре все стали смотреть пристально в сторону таких стран Европы, как Португалия, Испания, Италия, Ирландия, Греция, Словения. В этих странах экономическая и финансовая обстановка особенно неблагополучна, риски банкротств банков особенно высоки. Уже в марте с.г. ожидали, что в одной или нескольких из названных стран могут начаться аналогичные конфискационные акции. Из банков этих стран стал наблюдаться заметный отток депозитов в банки более устойчивых экономик. Особенно в Швейцарию. Однако, неожиданно для всех на кипрские события отреагировали страны, находящиеся за тысячи километров от офшорного острова и Европы. Это прежде всего Новая Зеландия и Канада. Правительство Новой Зеландии стало проталкивать подобный кипрскому механизм решения проблемы банковского банкротства: вкладчиков лишают части их накоплений, которые пойдут на спасение банков. Эта схема спасения банков получала название «Открытая банковская резолюция» (ОБР). Её автором можно назвать министра финансов Билла Инглиша. Причём он выдвинул эту схему еще до событий на Кипре; последние лишь его вдохновили и позволили перенести обсуждение вопроса в парламент Новой Зеландии. «Резервный банк (Центральный банк Новой Зеландии. – В.К.) находится в 3


заключительной стадии внедрения системы управления банкротством банка, называемым «Открытая банковская резолюция». В соответствии с этой схемой, все вкладчики окажутся обязанными вытаскивать свои банки, – говорит руководитель Зелёной партии Рассел Норманн, – Вклады почти всех клиентов одновременно будут урезаны на сумму, необходимую для поддержания банка на плаву». «Открытая банковская резолюция» – заранее подготавливаемый механизм «плановых» конфискаций, и на тот момент (март 2013 года) он не имел мировых прецедентов. Большинство стран «золотого миллиарда» предлагают схемы страхования депозитов, защищающие вклады населения до 100-250 тыс. долларов США. Здесь же предлагается изъятие денег у населения. Многие эксперты тогда с удивлением смотрели на «новации» денежных властей Новой Зеландии, полагая, что их внедрение поставит крест на банковской системе страны. В Канаде каждый год правительство вносит в парламент страны документ, называемый «План действий в экономике». Он готовится Министерством финансов. 21 марта с.г. был внесён план на 2013 год. На странице 155 указанного документа есть следующий фрагмент, имеющий отношение к нашей теме: «Для системообразующих банков правительство предлагает в случае необходимости вводить режим принудительного вовлечения держателей обязательств банков в процесс оказания экстренной помощи. Этот режим будет действовать таким образом, чтобы в случае неблагоприятной ситуации истощения капитала системообразующих банков они могли рекапитализироваться и вернуть жизнеспособность через быструю реструктуризацию определённых обязательств банков в регулятив4

ный капитал». В переводе на понятный язык это означает, что средства держателей депозитов могут использоваться для спасения банков. Кипрские события дали импульс обсуждению проблемы «стрижки» депозитов и в США. Со стороны отдельных законодателей были попытки инициатив, направленных на использование средств вкладчиков для спасения американских банков. Но там эти законодательные инициативы не сумели набрать даже минимального количества голосов. И вот почему. «Стрижку» вкладчиков на Кипре назвали «налогом на богатых», а комментаторы описывали её как «заслуженную», так как большая часть денег на кипрских счетах принадлежала иностранным олигархам, налоговым уклонистам и отмывателям денег. Но если эта схема будет применена в США, это будет налог на бедняков и средний класс. Состоятельные американцы не держат большую часть своих денег на банковских счетах. Они держат их на фондовом рынке, в недвижимости, во внебиржевых ценных бумагах, в золоте и серебре и так далее. Предложения «стричь»

банковские вклады в США не прошли. Они противоречили сегодняшним настроениям в американском обществе, направленным на более справедливое распределение доходов. Кстати, в Америке вспомнили о том, что «стричь» можно не только депозиты, но также имущество, которое граждане (как раз состоятельные) размещают в банковских сейфах (ячейках). Это уже не кипрский опыт. Это «ноу-хау» американского происхождения. Ещё в 2010 году Министерство внутренней безопасности США распространило среди банков страны циркулярное письмо, которое предупреждало банкиров о возможности доступа Федерального бюро расследований (ФБР) и других американских спецслужб к находящимся в банках сейфам (банковским ячейкам), в которых хранится имущество клиентов. Согласно этому письму, при необходимости спецслужбы могут провести конфискацию не только документов, но также золота и других драгоценных металлов, иного ценного имущества, хранящегося в сейфах. Конфискацию в целях «обеспечения национальной безопасности». Конечно, в мо-


мент рассылки письма (2010 год) подразумевалось, что речь идёт о борьбе с организованной преступностью, наркобизнесом, финансированием терроризма и т.п. Письмо было подготовлено для обеспечения более эффективной реализации так называемого Патриотического акта (Patriot Act), принятого после событий 11 сентября 2001 г. Но в 2013 году некоторые эксперты в контексте данного циркулярного письма предложили расширить понятие «национальной безопасности». А именно: рассматривать банкротство банка как серьёзную угрозу «национальной безопасности». А отсюда они делают неожиданный вывод: ради спасения банка можно провести «ревизию» сейфов и обнаруженные ценности направить на спасение банка. Вот вам и «святость» частной собственности! В Америке стало попахивать большевизмом, который в свое время провозглашал лозунг: «Цель оправдывает средства». Европа готовится к большой «стрижке» Сразу же после того, как власти Кипра объявили о прекращении доступа вкладчиков кипрских банков к их счетам, глава британской Партии еза-

висимости и европарламентарий Найджел Фарадж (Nigel Farage) дал эксклюзивное интервью информационному агентству King World News (19.03.2013): «Даже в своих самых мрачных прогнозах относительно того, что брюссельские бюрократы сделают для поддержания разваливающейся Еврозоны, я не предполагал, что они прибегнут к воровству – а именно так это всё и называется. Это воровство. Это нарушение гарантии неприкосновенности вкладов, данной ими же в 2008 году. На более высоком уровне это нарушение важнейшего принципа верховенства закона, одной из основ западной цивилизации. Поэтому центральные планировщики сделали нечто действительно потрясающее. Продумали они последствия всего этого до конца? Потому что если сделать это хотя бы один раз – украсть у вкладчиков в одной стране Еврозоны, что вас остановит от повторения этого в другой стране? В Европе есть такие большие страны, как Испания и Италия, с очень серьёзными проблемами. И я тебе скажу начистоту, что если бы я жил в Испании на пенсии как несколько сотен тысяч британцев, и увидел, что происходит на Кипре – я бы совершенно точно попытался бы мгновен-

но забрать все мои деньги из испанских банков». Британский политик точно уловил последствия кипрской авантюры для банковской системы Европейского союза. Поэтому руководство ЕС имело лишь следующие альтернативы: а) признать ошибочность своих решений, покаяться и попытаться всё «открутить» назад; б) быстро распространить кипрский «опыт» на все страны ЕС для того чтобы у европейцев не было соблазна перебрасывать свои деньги из одной страны в другую, по крайней мере в рамках Европейского союза. Выбран был второй вариант. Первый практический шаг в этом направлении был уже сделан 24 апреля 2013 года, когда Комитет Европарламента по экономическим и денежным вопросам проголосовал за разработку и принятие единых правил и процедур использования средств вкладчиков для спасения банков. Эти правила и процедуры должны стать едиными для всех стран, входящих в ЕС. Один из архитекторов новой системы – евродепутат от шведской Консервативной партии Гуннар Хокмарк. В середине мая с.г. тема создания системы «стрижки» банковских депозитов обсуждалась на заседаниях Совета ЕС на уровне министров экономики и финансов (ЭКОФИН) под председательством еврокомиссара по вопросам внутреннего рынка Мишеля Барнье. Наконец, 20 мая депутаты Европарламента поддержали в первом чтении законопроект о механизме защиты банков с помощью средств вкладчиков. Чтобы этот проект был утверждён, необходимо согласие министерств финансов всех 27 стран – членов ЕС и более 750 депутатов Европарламента. После принятия закона на общеевропейском уровне парламенты стран-членов ЕС должны принять соответствующие 5


национальные нормативные акты. Основные моменты имеющегося на сегодняшний день законопроекта можно свести к следующему. 1. Система страхования банковских депозитов с лимитом в 100 тыс. евро сохраняется. 2. Для поддержания устойчивости банков и предотвращения банкротств используются вклады, превышающие 100 тыс. евро. Вклады используются лишь после того, когда исчерпываются возможности поддержки банков сначала со стороны акционеров, а затем держателей облигаций, выпущенных банками. 3. При необходимости подпадающие под «стрижку» суммы могут конвертироваться в облигации и акции банков. 4. Новый механизм поддержки банков начинает действовать с 2016 года. 5. Создание в странах – членах ЕС национальных фондов поддержки банков, которые должны формироваться за счёт взносов банков. Что касается создания общего для ЕС фонда поддержки банков, то по этому вопросу пока согласия не достигнуто (в частности, Германия выступает против). 6. Вкладчики банков делятся на две категории: а) надёжные; б) рискованные. Конфискационные меры в отношении вкладов зависят от категории вкладчиков (средства рискованных вкладчиков конфискуются в первую очередь). 7. Конфискационные инициативы ЕС: последствия для России и мира Последнее положение является наиболее интересным. Никаких чётких критериев отнесения вкладчиков к той или иной категории пока нет. Впрочем, некоторые комментаторы уже сейчас расшиф6

ровывают это положение. Под «надёжными» в первую очередь будут пониматься свои вкладчики (из зоны ЕС). А к «рисковым» будут относиться вкладчики из «внешних» стран. Вполне вероятно, что они будут дифференцироваться с учётом конкретной страны происхождения. Очевидно, что вкладчики из России будут квалифицироваться как «рисковые». Такое отношение к потенциальным клиентам из России не является новым. Например, когда российские вкладчики из кипрских банков стали весной этого года искать «запасные аэродромы» в Латвии, Литве, Эстонии, Польше и некоторых других странах Восточной Европы, из Брюсселя в адрес банков этих стран последовал окрик. Еврочиновники предупредили восточноевропейских банкиров, что последним следует воздерживаться от работы с клиентами из России. На том основании, что деньги российского происхождения не отвечают необходимым требованиям легитимности. В штаб-квартире ЕС на вооружение взят негласный принцип – принцип презумпции нелегитимности любых денег, приходящих из России. Очевидно, что деньги российских граждан, попавшие в банки стран – членов ЕС, будут постоянно находиться под «дамокловым мечом» конфискаций. Европейские вкладчики, оказавшись в ловушке нового конфискационного закона, непременно попытаются вывести свои деньги за пределы Европейского союза в более безопасные зоны. Думаю, что те, кто организовал подготовку и принятие конфискационного закона, умеют просчитывать шаги. Поэтому можно ожидать, что в самое ближайшее время мировая финансовая элита на глобальном уровне начнёт обсуждать вопрос о создании единых правил конфискации денег клиентов в случае банков-

ских банкротств и кризисов. Площадками для обсуждений могут стать саммиты G7, G8, G20, Давос, Международный валютный фонд, Совет по финансовой стабильности (СФС), другие известные форумы. Строительство нового мирового порядка идёт полным ходом. Кстати, в этом году Россия председательствует в «Группе двадцати» (G20). Она как председатель должна задавать тон и определять повестку дня для главного саммита «Двадцатки», который запланирован на сентябрь 2013 года в Санкт-Петербурге, где соберутся президенты и премьер-министры странучастниц. Как всегда, на саммите главными будут вопросы, относящиеся к денежно-кредитной и финансовой сфере. Уже известно, что в повестку дня саммита включены такие вопросы, как борьба с бюджетными дефицитами и государственными долгами, финансирование инвестиций, регулирование «теневого» банкинга, борьба с отмыванием «грязных» денег, пересмотр квот Международного валютного фонда, другие вопросы реформирования международной финансовой архитектуры и т.д. Руководители нашего Минфина периодически дают информацию о подготовке к сентябрьскому саммиту в Петербурге. Но вот по проблеме конфискации депозитов на Кипре и последствиях этого события для мировой финансовой системы наши чиновники с Ильинки хранят полное молчание. Ну просто в упор не замечают. Неужели они считают эту проблему малозначительной, маргинальной? Может быть, чиновники из Минфина и Центробанка, чутко улавливающие указующие сигналы с Запада, также готовят для российских граждан российскую версию кипрского экспромта? А любой экспромт хорош тогда, когда он готовится заранее и тайно.


О наболевшем О.Н. Четверикова, к.и.н.

Анти-церковь извращенцев Они заменили истину Божию ложью, и поклонялись, и служили  твари вместо Творца, Который благословен во веки, аминь. Потому предал их Бог постыдным страстям: женщины их заменили естественное употребление противоестественным; подобно и мужчины, оставив естественное употребление женского пола, разжигались похотью друг на друга, мужчины на мужчинах делая срам и получая в самих себе должное возмездие за свое заблуждение». (Рим.: 1, 26–27) «...И если города Содомские и Гоморрские, осудив на истребление, превратил в пепел, показав пример будущим нечестивцам» (2 Пет., 2:6) Гомосексуализм  – извращённое половое влечение к лицам своего пола.  Толковый словарь русского языка Ушакова

В последние два десятилетия мировое сообщество стремительно погружается в состояние древнего язычества, характерного для той эпохи, когда в мир ещё не явился Христос. Время как будто повернуло вспять, и народы, решительно отметая наследие многовекового христианства, под лозунгами свободы и прогресса возвращаются в

допотопные времена, чтобы продолжать дело Каина. Характерно, что именно тогда, когда христиане отмечают 1700-летие со дня принятия Миланского эдикта (313 год), победившего официальную языческую религию в Римской империи и положившего начало христианизации государства, на Западе повсеместно легализуют содомитские «браки». Если христианские императоры Констанций II и Констант ввели для содомитов смертную казнь, то нынешние европейские правители вводят статус преступности не только для дискриминации извращенцев, но даже для их нравственного неприятия.  Хотя происходящее имеет вид некоего объективного процесса, в действительности это великолепно управляемая всеобщая либертарианская революция, осуществляемая взбунтовавшимся против Творца сообществом нелюдей и направленная на изменение самой сущности человека, лишение его духовных основ, естественных биологических корней, разрушение семьи и традиционных общественных связей. Речь идёт о полном «переформатировании» человека с целью сделать возможным его добровольное вступление в антицерковь сатаны.   Религиозные истоки содомизма   В большинстве древних языческих обществ не существовало нравственного запрета на мужеложество. Оно было общепринятым и часто носило не столько чувственно-удовольственный, сколько культовый характер. Это было характерно как для Древне-

го Востока, так и для Древней Греции, Древнего Рима, кельтов и пр. Гомосексуальные отношения являлись и частью священной храмовой проституции, и ритуалом возрастной инициации, при котором мальчики становились подчинённым объектом взрослого гомосексуала. С помощью такой инициации у них подавлялась свобода воли, и они слепо подчинялись племенным вождямжрецам. Подобный мистический ритуал существовал и в Древней Греции, в Афинах, где гомосексуализм был институционализирован и обеспечивал юношам из богатых семей получение мест в управлении государством. Осуществлялась инициация, как правило, будущим тестем. Как показывает история, истоки содомского греха – не в грубой чувственности древнего человека, а в полном помрачении его религиозного сознания, в оккультно-пантеистическом, демоническом характере языческого мировоззрения. Известно, например, какую роль в распространении педерастии в Древней Греции сыграли соответствующие ритуалы пришедших с Востока орфических мистерий с культом Диониса, в которых они принимали грубые, извращённые формы. В Риме они были известны как вакханалии. Именно это демоническое, оккультное значение содомизма и раскрывается в Книге Бытия, где данный грех, единственный из всех, определяется как «мерзость», что является русским переводом еврейского слова toevah, означающего в аутентичном значении культовую «нечистоту». «И сказал Господь Мо7


исею: Если кто ляжет с мужчиной как с женщиною, то оба они сделали мерзость; да будут преданы смерти; кровь их на них» (Левит: 20:13). Действительно, вся библейская история с городом Содомом свидетельствует, что он представлял собою сатанинское сообщество, в котором соответствующее действо носило культовый характер (причём кроме него было ещё 4 таких города, то есть это не было исключительным явлением). Когда Бог, узнав о безбожном поведении жителей Содома и Гоморры, послал сюда двух ангелов и Лот пригласил их переночевать, все жители, «от молодого до старого», окружили его дом. Содомляне потребовали от Лота: «выведи их к нам; мы познаем их», то есть изнасилуем. Ясно, что они искали не чувственного наслаждения, им нужно было осуществить ритуальный акт с пришельцами, бросив их на алтарь своему божеству, то есть сатане. Именно за это и сжёг Господь Содом и подобные ему города. Содомизм представляет собой не просто ��итуальный акт, но религию, которая брала на себя ответственность за кощунственное искажение образа Бога, выдавая за Него дьявола. Наиболее полно это было представлено в каббале, тайном иудейском учении, начавшем складываться в период пребывания иудеев в Вавилоне, где они вошли в тесное общение с халдейскими жрецами, заимствовав у них пантеистическое видение мира, объединяющее божество с природой и переносящее на него её законы. Бог (Эн-Соф), по учению каббалы, является бесконечным ничто, сочетающим в себе дух и материю, женское и мужское начала. Мужской принцип вытекает из правой его стороны, женский – из левой. Первый человек, Адам был также духовным двуполым существом – андрогином. Но, будучи соблазнён 8

земными вещами, он приобрёл плотское тело и, выделив из себя женское начало, оказался разделённым на полы. Вместе с Адамом было создано множество душ, которые составляли коллективно одну душу и которые на небесах также были андрогинны, но при рождении их цельность расщепляется, и они утрачивают совершенство и гармонию. Так каббала интерпретирует грехопадение, и поскольку цель жизни – это освобождение от плотского тела и возвращение в прежнее цельное состояние и слияние с божеством, то и разделение полов рассматривается как временное явление дисгармонии, ведущее к космическому хаосу. Таким образом, содомский бунт против Творца прибрёл изначально религиозное обоснование, выступив против библейского  «И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их» (Быт., 1:27). Вирус содомского греха в теле христианской Европы С признанием и утверждением христианства в Римской империи и вплоть до ХIХ века мужеложество на Западе рассматривалось как извращение, являющееся результатом сознательного выбора человека. Такое отношение было обусловлено чёткой позицией христианской Церкви, оценивающей это явление как смертный грех, полностью изменяющий личность, как противоестественный блуд («блуд, совершённый против природы»), как страсть, перешедшую в привычку, то есть как болезнь души. Соответственно и гражданское право квалифицировало мужеложество как преступление против общественной морали и подвергало его уголовному наказанию.

  Однако практика эта не исчезла, она сохранилась в тайных, оккультных обществах и сектах, где ей придавали всё тот же сакральный смысл. Связанные с каббализмом антихристианские секты гностиков и манихеев, исходя из дуалистического мировоззрения (дух – добро, материя – зло) и считая видимый мир и плоть творением зла, а носителей «гносиса» («божественного знания») – «избранными», чувствовали себя абсолютно свободными от норм общепринятой морали. Отвергая любовь, гностики и манихеи отвергали и брак, и рождение потомства, считая супружество уделом низших. Отнимая у людей таинство брака и подменяя его мужеложеством, они утверждали, что это избавит человека от парного индивидуализма, от эгоизма любви и семьи. Такое же дуалистическое видение мира и отношение к семье и браку преемственно передалось и новоманихейским сектам – павликианам и богомилам, позже названным катарами, чью практику в народе так и называли – мужеложеством. Тот же грех был распространён среди рыцарей ордена тамплиеров. После тайного посвящения обет целомудрия, бедности и послушания терял для них всякое значение, и вместо смирения здесь процветали разврат, распущенность и религиозное безразличие. Наследниками и хранителями учения храмовников стали шотландские франкмасоны, сыгравшие главную роль в формировании высших степеней движения вольных каменщиков. С укреплением же позиций масонства и созданного им идейного движения Просвещения внутри западной элиты стало меняться отношение к мужеложеству. Первым трактатом в его защиту, ратовавшим за его декриминализацию, стало «Эссе о педерастии», напи-


санное в 1785 году известным английским «просветителем» Иеремией Бентамом, автором теории утилитаризма, исходящей из утверждения, что смыслом человеческой жизни является стремление к наслаждению. Бентам призывал отменить санкции против мужеложества и скотоложества, которые он называл «результатом иррациональных религиозных страхов, порождённых ветхозаветным разрушением Содома» и закреплённых благодаря «иррациональной антипатии» общества к наслаждению в любом виде. «Очевидно, – писал Бентам, – что оно (мужеложество) ни у кого не вызывает никакого страдания. Напротив, оно приносит удовольствие... Оно не вызывает никакого серьёзного опасения, поскольку что в этом есть такого, чтобы этого пугаться? Занимаются им только те, которые сами решают быть такими и которые находят в этом удовольствие». Значение данного «трактата» в том, что он впервые дал рациональное обоснование права на мужеложество, исходящее из концепции естественных прав человека, и именно эта аргументация ляжет позже в основу соответствующих правовых актов Евросоюза. Впервые уголовное преследование в отношении содомитов было отменено во Франции в 1791 году, что стало следствием революционного масонского переворота и принятия Декларации прав человека и гражданина. Затем, в 1810 году, это было подтверждено Уголовным кодексом Франции, в соответствии с которым наказанию подлежали только насильственные гомосексуальные действия. В течение ХIХ века под влиянием французского законодательства декриминализация содомизма осуществляется и в других странах (Нидерландах, Баварии, ряде государств Италии, а затем и в едином

Итальянском королевстве), но в широких слоях западного общества он продолжал оцениваться как безнравственное действо.   Грех превращают в болезнь   Положение меняется в конце ХIХ – начале ХХ в. в связи с переходом к сугубо научно-рациональному подходу к проблемам развития общества, семьи, человека. Это проявилось в утверждении целого сонма новых «наук» – социологии, психологии, сексологии, евгеники и пр., которое совпало с воскресением языческой оккультной мистики. На этой волне и сформировалось феминистское движение, вынесшее в центр своего внимания отношения между полами. Решающую роль в его становлении сыграли всё те же масонские круги, поставившие задачу навязать женщинам антихристианские либертарианские взгляды и увести их из лона Церкви. Оставаясь в тени, масонство контролировало движение, направляя его в нужное русло. Периодически оно «засвечивалось», чтобы напоминать лидерам формирующегося революционного сообщества о его главных целях. Одним из таких рупоров была известная представительница теософии, масонка 33 степени Анни Безант, которая на конгрессе свободных мыслителей в Брюсселе в 1880 году провозгласила: «Прежде всего, надо победить Рим и его пророков, везде бороться против христианства и изгнать Бога с небес». Теософия как наиболее популярное оккультно-мистическое учение этого периода сыграла важную роль в распространении либертарианских идей. Учение это было разработано всемирно известной оккультисткой Е. Блаватской и представляло собой смешение и обобщение наследия

каббалы, гностицизма, герметиза, манихейства, буддизма и индуизма, на основе которых были в итоге сформулированы догматы современного оккультизма. При всей своей терпимости к другим религиям и философиям теософия питала ненависть к религиям монотеистическим, и в первую очередь – к Православию. Главный «вклад» Блаватской заключался в формулировании идеи о «новом мире», в котором будет править обладающая более развитым разумом, пока только формирующаяся шестая раса. Последняя, в свою очередь, начнёт «подготовление» для седьмой расы, которая будет представлена уже чистыми духами и с появлением которой человечество завершит цикл своего земного развития и переселится на другую планету, чтобы начать новый цикл. Теософия в итоге превратилась в огромную «воронку» в области культуры, через которую знания древности и Востока передавались современной западной цивилизации и которая породила множество оккультных движений и сект, подготовивших массовый взрыв оккультизма во второй половине ХХ века. В этих условиях и складывается новая оценка мужеложества, на которую повлияли попытки представить его как «естественное состояние». Хотя защитники извращенцев не добились своего, общее отношение к нему смягчилось: если раньше его рассматривали как нравственный порок, за который наказывали, то теперь он перешёл в разряд психической болезни, которую надо лечить. В 1869 году для него был придуман новый термин «гомосексуализм», а в 1886 году психиатр Рихард Крафт-Эбинг охарактеризовал его как «дегенеративное заболевание», что и было принято и считалось преобладающим в психиатрии 9


вплоть до середины ХХ в. Новый статус гомосексуализма позволил его представителям выставлять себя в качестве жертвы и оградиться от агрессии общества (больных нельзя осуждать, им нужно сочувствовать).   Однако всё более широкое распространение гомосексуализма в высших слоях западного социума, особенно в среде интеллектуальной и культурной элиты, способствовало тому, что среди сексологов и психологов, занятых изучен��ем сексуальных аномалий, стали предприниматься попытки реабилитации носителей этого порока. Значительный вклад в это внёс Сигизмунд Шломо Фрейд, член еврейской масонской ложи «Бнай Брит», благодаря которой и была раскручена и популяризирована в мировом масштабе его теория психоанализа. Известно, что Фрейд не просто имел влечение к практической магии и оккультизму, он фактически создал свой собственный секретный масонский орден с тайными собраниями и своим собственным языком. Фрейд выступил активно с критикой точки зрения на гомосексуализм как на результат дегенерации и представил его как форму психосексуальной ориентации, зависящую от «выбора объекта», который осуществляется в соответствии со своим собственным образом. Особенно ценными для последующей декриминализации гомосексуализма были его заключения, что «все люди способны на выбор объекта одинакового с собой пола и проделывают этот выбор в своём бессознательном» и что психоанализ позволяет выявить у каждого «элемент гомосексуального выбора объекта». Другим защитником извращенцев стал член Фабианского общества, большой почитатель Бернарда Шоу, 10

глава евгенического Института Гальтона и президент Всемирной лиги сексуальных реформ, английский учёный Хэвлок Эллис, женатый на суфражистке и лесбиянке Эдит Лис. В своих работах («Сексуальная инверсия», «Исследования по психологии пола») он также отвергал представление о гомосексуалистах как о вырожденцах, изображая их нормальными людьми, отличающимися от других своими сексуальными предпочтениями. Радикальностью своих взглядов он предвосхитил будущую «сексуальную революцию».   Болезнь становится нормой   Решающие перемены в духовной жизни западного общества происходят уже во второй половине ХХ веке, что было связано с начавшейся в США «культурной и сексуальной революцией», объявившей открытую войну всем традиционным ценностям, нормам и устоям. Это опять-таки совпало с новой, уже более мощной волной оккультизма, представленного движением «Нью Эйдж», ставшим восприемником прежних эзотерических учений и претендующим на создание последней мировой синтетической религии, призванной заменить христианство. Начало ему было положено продолжательницей дела Е. Блаватской Элис Бейли, ставшей пророком «Новой Эры» – «Эры Водолея», или «Нового мирового порядка». А разъяснением целей и продвижением его идей в широкие слои интеллигенции занималась Мэрилин Фергюсон, автор программной книги «Заговор Водолея», выдвигающей новую культурную парадигму, представляющую собой современную религию человекобожия. Целью «Нью Эйдж» является тотальное из-

менение мирового порядка путём духовной перестройки человека для достижения им состояния «божественного всемогущества», делающего его способным управлять миром. Именно это учение и дало наиболее развитое религиозное обоснование гомосексуализма, предложив свой путь к спасению человека. «Нью Эйдж» полностью воспроизводит учение каббалы о первом человеке как о богоподобном духовном андрогине, целостность которого в результате материализации распадается на две половины. Пол является, таким образом, ущербной ограниченностью, разделённостью, приводящей человека к смерти и тлению. Чтобы спастись, человек должен вернуться в прежнее духовное состояние целостности и соединиться с божеством. Начинает он поиск этой целостности уже в этой жизни. Поскольку, соединяясь с Евой в браке, Адам не может соединиться с ней по-настоящему в одно целое, он остаётся неполноценным мужчиной, а она – неполноценной женщиной. То есть, пока мужчина стремится к мужественности, он не может обрести гармонию, так же, как и женщина, стремящаяся к женственности. Поэтому и божественный порядок брака остаётся им ненавистен. Для восстановления андрогинного единства мужчина должен собрать в себе женские начала, а женщина – мужские. Эта «цельность», как учит «Нью Эйдж», воссоздаётся через выход за пределы своего рождённого пола, что достигается через гомосексуальные и лесбийские связи.  Это и есть ньюэйджевская «теология восстановления»: чтобы вернуться в состояние первозданного гармоничного бессмертного андрогина, необходимо стать мужеженщиной через гомосексуализм и лесбиянство. Более того,


андрогинизация приведёт к рождению какого-то нового, ангелоподобного вида, той самой седьмой расы Блаватской, которая будет состоять из одних только духов. Поэтому для «пророков» «Нью Эйдж» гермафродит – это единственная норма, и символом его является неразрывное слияние противоположностей – Инь-Ян. А разделение полов есть аномалия, и всё, что связано с семьёй, накладывающей культурные ограничения для самовыражения человека, должно быть упразднено. Таким образом, гомосексуализм в трактовке «Нью Эйдж» – это не просто вызов современному обществу и его традиционной морали, это подготовка к провозглашению и утверждению «религии содомизма», которая в качестве новой, экуменической религии III тысячелетия должна заменить христианство. Смертный грех «Нью Эйдж» объявляет высшей, божественной, восстанавливающей любовью, но этим человеку навсегда закрывается путь к истинному спасению. Судьба содомита страшна: с отказом от пола он отказывается от данного Богом удела, приговаривается ко второй смерти. Душа его, оставленная ангелом, претерпевает духовную мутацию и идёт уже по программе сатаны. Скрывая истинный, духовный смысл своей программы, ньюэйджевцы использовали возможности набиравших тогда силу новых направлений социологии и психологии, облекавших их идеи в форму научных концепций и теорий, вполне отвечавших и соответствовавших духу времени. Среди них наибольшее значение имела разработанная в конце 60-х годах. американской психологией концепция гендера, впервые сформулированная сексологом Джоном Мани, специа-

лизировавшимся на изучении интерсексуальности и транссексуальности. Именно он ввёл понятия «гендер» и «гендерная роль» для обозначения «социального пола» человека, понятого как социально определяемой идентичности, которую он отличал от «биологического пола», данного человеку природой.   В условиях «культурной революции», опирающейся на мощный научно-религиозный фундамент, радикально настроенные извращенцы начинают политическую борьбу за признание гомосексуализма нормальным, альтернативным образом жизни. Созданный в этих целях в США Фронт освобождения геев ввёл новое социальное понятие «лесбиянки, геи, бисексуалы и трансгендеры» (ЛГБТ) для выделения их как носителей особого самосознания и новой субкультуры. В 1969 году вспыхнул так называемый Стоунволлский бунт, положивший начало восстанию теперь уже сплочённого ЛГБТсообщества. В США и других странах Запада формируются многочисленные организации, которые, заявив о своём праве на «особость» и используя в качестве главного политического средства давления ежегодные «гей-парады» (gay pride), переходят под лозунгом защиты «прав человека» к полномасштабному наступлению. Разработанный американским художникомактивистом Гилбертом Бейкером радужный флаг для «гей-парадов» превратился в символ движения. Фактически он воспроизводил один из символов «Нью Эйдж»: с помощью радуги в нём обозначается мост между индивидуальной человеческой душой и «всеобщим сверхразумом», то есть Люцифером. Главное, чего в итоге добилось ЛГБТ-сообщество – это начала коренного изменения отношения общества к гомосексуализму. В 1973

году под влиянием чисто политических факторов, связанных с угрозой организации беспорядков, Американская психиатрическая ассоциация (АПА), вопреки научному медицинскому подходу, перестала относить гомосексуальность к психическому заболеванию, и его перестали обсуждать на научных конференциях и симпозиумах. Этот диагноз был признан «дискриминирующим», а дискриминации стали подвергаться теперь уже те, кто хотел избавиться от этого порока. Свой главный прорыв ЛГБТ-сообщество совершило уже в условиях развала Советского Союза и падения двухполюсного мира, когда западная концепция «прав человека» утвердилась в качестве единственно возможной системы ценностей. 17 мая 1990 году, ориентируясь на АПА и также пребывая под сильнейшим политическим давлением, теперь уже и Всемирная организация здравоохранения исключила гомосексуализм из Международной классификации болезней. Этот день теперь отмечается ЛГБТ-сообществом как Международный день борьбы с гомофобией. Таким образом, извращенчество было легитимизировано и стало рассматриваться как один из вариантов физиологической и моральной нормы, то есть как альтернативный образ жизни. Шлюзы были открыты, и патологическое явление стало утверждаться на Западе с невероятной скоростью. ЛГБТ-сообщество поставило в качестве главной задачи «снятие с гомосексуальности маркера патологии или девиации» во всех национальных государствах, что и стало происходить в 90-е годы. Параллельно с этим шёл процесс повсеместной отмены наказания за мужеложество, за которое теперь преследуют только в некоторых стра11


нах Африки и Азии. В России соответствующая уголовная статья была отменена в 1993 году, когда страну готовили к вступлению в Совет Европы.   Юридическое признание содомской мафии   Произошедшая реабилитация гомосексуализма привела не только к резкому возрастанию численности извращенцев, но к дальнейшей консолидации этого агрессивного сообщества в целях перехода к новым формам экспансии. Не довольствуясь легализацией, извращенцы, действуя по правилам бандитского сообщества, потребовали для себя особого статуса и особых прав, которые поставили бы их в уникальное положение и позволили бы открыто пропагандировать и навязывать своё мировоззрение и образ жизни. Именно в этом и заключается смысл отстаиваемых ими прав. Введя понятие «сексуальные меньшинства», которое используется теперь и в юридических документах, они стали выступать не только за включение прямого упоминания о них в антидискриминационных законах, но и за принятие отдельных законов о «сексуальных меньшинствах» и даже за прямое упоминание «сексуальной ориентации и гендерной идентичности» в статьях конституций. Сформировав влиятельное лобби в международных организациях, ЛГБТ-сообщество добилось включения в 1993 году Международной ассоциации гомосексуалистов и лесбиянок в число организаций, аккредитованных при ООН. Эта организация ведёт мониторинг ситуации и ежегодно 17 мая публикует карту, отражающую положение с соблюдением прав сексуальных меньшинств в мире. В том же году Управ12

ление верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ) в своих консультативных заключениях стало определять гомосексуалистов как «особую социальную группу», а в 1995 году ООН внесла нарушение прав сексуальных меньшинств в перечень нарушений основных прав человека. Наиболее последовательным и бескомпромиссным защитником прав извращенцев стал Европейский союз, утвердивший ряд резолюций в поддержку извращенцев, самой внушительной из которых стала резолюция Европарламента 2006 года «Гомофобия в Европе», в которой неприятие извращенцев определяется в соответствии всё с той же бентамовской формулой как «иррациональный страх и отвращение к гомосексуальности, лесбиянкам и геям, бисексуалам и трансвеститам, которые основываются на предрассудках и сродни расизму, ксенофобии, антисемитизму и сексизму».   Содомитские «браки» как средство уничтожения семьи    Главным средством утверждения исключительного положения содомитов в обществе стало выдвижение ими идеи полного отказа от института семьи, который они называли отсталым и изжившим себя явлением. Однако, поняв, что требование это не пройдёт, они поменяли тактику, став активно выступать за узаконение однополых «браков», поставив цель взорвать институт брака изнутри. Это и стало ключевым этапом сексуальной революции, направленной и против человеческого естества, и против хвалёного западного права.  Решающим шагом на пути к революции стали международные конференции в Каире 1994 года и Пекине 1995

года, посвящённые вопросам народонаселения и положению женщин. Именно здесь были приняты решения, положившие начало политике признания гомосексуальных браков и расширения техники медицинского содействия гомосексуальным парам. Дело в том, что в документах конференций определение семьи было дано в таких расплывчатых терминах, которое позволяет их очень вольное толкование. Так, в докладе Каирской конференции в разделе «Семья, её функции, права, состав и структура» утверждается следующее: «Хотя для различных социальных, культурных, правовых и политических систем присущи разные типы семьи, семья является основной ячейкой общества и как таковая имеет право на всестороннюю защиту и поддержку». «Семья принимает различные формы в зависимости от культурных, политических и социальных систем». Таким образом, проблема легализации гомосексуальных союзов была юридически решена в рамках ООН, после чего утверждение однополых браков превратилось в чётко отстаиваемый политический курс ЕС и Совета Европы, имеющий широкий набор соответствующих юридических инструментов. Чтобы не вызвать первоначальной резкой протестной реакции у европейцев, в качестве переходного шага европейские верхи предложили такую форму, как альтернативные браку регистрируемые однополые партнёрства, благодаря которым извращенцы получали налоговые льготы и права наследования. Подготовив почву, наиболее «продвинутые» правители пошли дальше и предоставили гомосексуалистам уже полноценное право на брак. Первым государством, как известно, стали Нидерланды (2001 год),


затем по этому пути пошли Бельгия (2003), Испания, Канада, ЮАР, Норвегия, Швеция, Португалия, Исландия, Аргентина, Дания и некоторые штаты США и Мексики. В апреле 2013 года к ним присоединились Уругвай и Новая Зеландия, 18 мая – Франция, а 21 мая Палата общин британского парламента одобрила законопроект, легализующий однополые браки в Англии и Уэльсе. Сейчас на рассмотрении подобные законопроекты находятся в Люксембурге, Непале и Парагвае. «Права античеловека» вместо «прав человека» С началом мирового кризиса 2008 года и открытым провозглашением мировой элитой необходимости «Нового мирового порядка» политика утверждения «прав» содомитов перешла на новый уровень. Во-первых, она достигает общемирового масштаба, во-вторых, под видом борьбы с гомофобией принимает форму агрессивного подавления и вытеснения традиционных ценностей.   В 2008 году впервые в истории ООН по инициативе Франции, Нидерландов и ещё ряда государств на 63 сессии Генеральной Ассамблеи была принята Декларация относительно прав человека и сексуальной ориентации и гендерной идентичности, которую поддержала треть государств. Следствием этого стало повсеместное усиление защиты прав содомитов, проявившееся в принятии новых законов, предусматривающих наказание за преступления на почве гомофобии, признающих однополые отношения и упрощающие получение трансгендерами официальных документов с указанием предпочитаемого пола. Для сотрудников полиции, тюрем, учителей, социальных работников и другого персонала были разработаны

соответствующие программы обучения. Во многих школах были реализованы инициативы, направленные на искоренение практики запугивания. 15 июня 2011 года Совет ООН по правам человека принял резолюцию 17/19, утвердившую равенство между людьми вне зависимости от их сексуальной ориентации или их гендерной идентичности. За этим последовал первый официальный доклад ООН по соответствующему вопросу, подготовленный Управлением верховного комиссара по правам человека (УВКПЧ) и послуживший основой экспертной дискуссии в Совете в марте 2012 года, ставшей первым обсуждением в рамках межправительственного органа ООН на эту тему. Одновременно расширяется и финансовая база международной «помощи» извращенцам. В 2009 году Франция, Нидерланды и Норвегия создают первый в истории Фонд международной поддержки «Права человека, сексуальной ориентации и гендерной идентичности» для борьбы против гомофобии и трансфобии и управляемый совместно государствами-донорами и неправительственными организациями, специализирующимися по защите прав человека. В феврале 2011 года комитетом были разработаны три пилотных проекта, которые были реализованы в течение двух лет. В начале 2013 года (февраль-март) для разработки общей стратегии борьбы против гомофобии и координации усилий государств трёх континентов прошли соответствующие конференции по правам человека, сексуальной ориентации и гендерной идентичности в Бразилии (Америка), Катманду (Азия) и Париже (Европа). А 15–16 апреля на международной конференции в Осло, собравшей 200 представителей

из 86 стран мира, были подведены итоги проведённой работы и рассмотрены следующие шаги для укрепления позиций ЛГБТ-сообщества. Как видим, содомская мафия превратилась сегодня в мощную идейно-политическую силу, которая, приобретая всё более агрессивные формы, устанавливает свой контроль над ключевыми сферами культурно-общественной жизни. Продвижение её к высотам мировой политики происходило незаметно, долгое время её не воспринимали всерьёз, рассматривая как одно из меньшинств. В итоге, когда, накопив потенциал и создав разветвлённую сеть подчиняющихся ей организаций и движений, она вышло на общемировую арену, выяснилось, что во властных структурах «сексуальное меньшинство» уже давно представляет собой «сексуальное большинство», жёстко диктующее свои законы и нормы. Действуя под видом борьбы против дискриминации и гомофобии (толкуемых крайне широко и произвольно), они активно утверждают свои исключительные права, постепенно превращаясь в касту неприкасаемых. Содомский грех разрастается как раковая опухоль, с которой нельзя договариваться, искать компромисса или достигать консенсуса. Метастазы её добрались и до нашей страны. Но у России свой путь, своя судьба, своя вера, от которой мы никогда не откажемся. Она остаётся последним и единственным оплотом православной духовности, которая только и может противостоять расползающейся мерзости. Стоящие перед нами угрозы требуют чёткого и ясного утверждения нашей нравственной позиции, которая, в св��ю очередь, обеспечит принятие соответствующих законодательных, политических и социальных решений, без которых распад общества неминуем. 13


Актуальная тема В.Н. Тростников, православный философ, историк, богослов, математик

Вчерашний «прогресс» и сегодняшний «кризис» Лекция на Ильинских чтениях. Белгород, май 2013 года Читая книгу Ивана Ильина «Путь духовного обновления», я натолкнулся на поразившую меня фразу: «Мы не можем не подивиться тому, что современному человечеству, в общем и целом, живётся всё ещё так хорошо и слишком хорошо, по сравнению с теми бедами и страданиями, которые могли бы возникнуть из этого кризиса». Поразили меня эти слова потому, что показались мне больше применительными к нынешнему миру, чем к тому, о котором говорил Ильин, тем более, что в этой фразе фигурирует термин кризис. Они натолкнули меня на мысли, которыми я хочу с вами поделиться. Со второй половины XVIII века сначала в Европе, а затем и во всём мире самым употребительным словом стало слово «прогресс». Оно звучало везде и всюду, и хотя никто не понимал до конца его реального смысла, с ним связывались большие надежды. Всё хорошее приписывалось прогрессу, всё плохое объяснялось недостаточным распространением прогресса. Ко второй половине XX века говорить о прогрессе стали меньше, и теперь везде звучит слово «кризис». Всё плохое объясняется кризисом, всё хорошее признаётся возможным лишь после того, как кризис закончится. 14

Если на место одного популярного слова пришло другое, не значит ли это, что они както связаны? Чтобы ответить на этот вопрос, нужно понять, в чём заключалась суть вчерашнего «прогресса» и в чём заключается суть сегодняшнего «кризиса». В самом общем смысле прогресс есть поступательное развитие. Но такое расплывчатое понятие не могло, конечно, воодушевить сердца миллионов; слово «прогресс» они воспринимали как поступательное развитие чего-то такого, что им очень нравилось. Что же это было? Оглядываясь назад, мы можем точно назвать эту приманку. Пресловутый «прогресс» понимался как непрерывное возрастание телесного благополучия и комфорта. Этому идеалу должны были служить все составляющие прогресса. Развитие точных наук повлечёт за собой совершенствование технологии товарного производства, в результате чего будет повышаться материальное благосостояние; смягчение нравов – отмена пыток, а затем и смертной казни – гарантирует людям максимальное избавление от физических страданий; этой же цели позволит достигнуть развитие медицинской науки. В общем, европейский «прогресс» был прогрессом материализма – и в философском смысле, как торжество учения о первично-

сти материи и производности духа, и в житейском смысле, т.е. как установка на потребительство. Насколько общество прогрессивно (синонимы – «развито», «цивилизованно»), надо судить по тому, в какой мере в нём налажено удовлетворение запросов человеческой плоти. Запросы человеческой души при этом отодвигаются на задний план. Поклонники прогресса исходят в этом вопросе из глубоко ошибочного представления, будто если телу хорошо, то и душе будет хорошо. Теперь обратимся к сменившему прогресс кризису. Он многолик: говорят о политическом, экономическом, финансовом, производственном (включающем безработицу), демографическом, социальном, миграционном (второе Великое переселение народов), экологическом и о других кризисах. Уже тот факт, что они возникли одновременно, наводит на мысль, что все они являются просто внешними проявлениями какого-то одного глубинного кризиса. Вдумавшись, мы придём к выводу, что так оно и есть. Мир стоит сегодня перед лицом тотального кризиса того потребительского образа жизни, который вытекает из принятия философского и житейского материализма. Таким образом, связь между прогрессом и кризисом оказывается очень простой: кризис XXI века есть не что иное, как заключительная, пред-


смертная стадия прогресса XVIII – XX веков, иными словами, его агония. Общество, исповедующее материализм, не может существовать вечно, ибо оно воспроизводит внутри себя собственную гибель – шкалу ценностей, в которой на первое место ставится всё осязаемое и вещественное – бытовые удобства, деньги, квалифицированное медицинское обслуживание, путешествия, разно-

на пользование перечисленными благами, поэтому такое общество его не жаждет. Оно желает получать больше, чем давать, и становится гедонистическим. От материализма до гедонизма один шаг. Гедонизм как жизненное кредо практиковался во всех обществах, но лишь узким слоем, на доставление наслаждений которому трудились рабы или подданные. Однако есть примеры и целиком

образные развлечения, отдых на морских и горнолыжных курортах и т.д., короче, то, что принято называть «высоким уровнем жизни». Но такой уровень не может возникнуть сам собой, для того, чтобы он был, необходимо постоянно прилагать значительные трудовые усилия. Однако усиленный труд не доставляет телесного наслаждения, которое стоит у материалиста на первой строчке списка, а кроме того, не оставляет времени

гедонистических обществ, из которых лучше всего известны два: языческое древнеримское и неоязыческое современное западное. И там, и там мы видим одну и ту же картину: верхи утопают в роскоши, но ради своего спокойствия подбрасывают регулярные подачки и низам в виде «хлеба и зрелищ», так что культ наслаждений проникает и туда и становится всеобщим. Но как же с балансом между получением и отдаванием? Ведь

если в одном месте прибудет, то в другом убудет… Секрет в том, что в обоих случаях мы имеем дело с незамкнутым обществом. В Риме возможность всей нации жить не по труду обеспечивалась грабежом соседних стран в ходе победоносных войн. Современный «золотой миллиард» подпитывает свой комфорт соками, выжимаемыми из остальных шести миллиардов, благодаря хитрой финансовой системе, навязанной им всему миру и держащейся на печатаемых в Нью-Йорке долларах. А что Россия? В советское время чисто теоретически идеологи направляли её на потребительство, ибо целью построения коммунизма провозглашалось изобилие товаров. Но на практике насаждался настоящий культ труда – самоотверженного и бескорыстного. Возникали движения ударников и стахановцев, герои труда прославлялись на всю страну, труд объявляли «делом чести, доблести и геройства». И это приносило плоды, особенно в начале – нация взялась за работу, совершила подвиг индустриализации и тем самым обеспечила возможность дать отпор Гитлеру… После возвращения к капитализму всё изменилось. Если в 30-е годы русские мальчишки мечтали стать лётчиками, а в 60-е – космонавтами, то сегодня наша молодёжь хочет учиться на менеджеров, т.е. не работать, а организовывать работу других. Но если все будут организовывать труд, то кто будет трудиться? Замена в России социализма на капитализм резко изменила её место в мировом сообществе. В СССР экономика была почти самодостаточна, экспорт и импорт играли лишь вспомогательную роль. Если бы возникла необходимость, мы могли бы худо-бедно просуществовать только тем, что сами производили. 15


Введя капитализм, мы не сумели сделать его столь же автономным, и поэтому нам осталось лишь встраиваться в хорошо налаженную капиталистическую экономику Запада, где нам отвели должность поставщика сырья, которому незачем иметь собственное производство, так как все промышленные товары он будет получать в обмен на сырьё от его импортёров. Всё это было бы ещё терпимо, если бы не одно обстоятельство: войдя в эту систему разделения труда, мы попали в абсолютную зависимость от тех событий, которые могут завтра произойти в хозяйственной жизни Запада. Вот тут самое время вспомнить Ильина и подивиться тому, что нам живётся слишком хорошо по сравнению с теми бедами и страданиями, которые могли бы возникнуть. Ведь мы живём не по труду, мы отвыкли от труда, многие из нас стали его презирать, – тем не менее, мы сыты и одеты, приобретаем автомобили и компьютеры… Откуда это добро берётся, если мы его не производим? Мы вымениваем его на природные богатства, принадлежащие нашим потомкам, грабим собственных внуков и правнуков. Это безнравственно, и за свою безнравственность мы будем наказаны теми бедами и страданиями, о которых говорил Ильин. Произойдёт это так. Капитализм, продолжая свою экспансию, станет глобальным, и ему некого будет грабить, так что по одёжке придётся протягивать ножки. Уже сейчас Германия требует от Греции, Испании и Португалии ввести режим строжайшей экономии, но очень скоро всей Европе, а за ней и Америке придётся считать каждую копейку. Требующий вложений индустриальный прогресс остановится, спрос на наше сырьё резко упадёт, и мы окажемся без внешних 16

вливаний с глазу на глаз с нашей разрушенной производственной базой – хоть ложись да помирай! И избежать этого невозможно. А знаете, нам надо дать развиться этому грядущему наказанию – оно, наконец, вразумит нас, заставит искать причину постигшей нас беды, и мы обязательно её найдём, ибо она очевидна. Эта причина – неправильный, неправедный образ жизни, который мы ведём уже сто лет. Господь благословил Россию стать Третьим Римом, хранящим Христову Истину, светочем миру, а мы, её сыны, соблазнились сначала атеистической марксистской полуправдой, а потом идеей обогащения всеми правдами и неправдами. Но, уйдя от Бога сначала в социализм, а затем в капитализм, мы в глубине души чувствовали какую-то неудовлетворённость, которую Высоцкий выразил словами «Всё не так, ребята!». Гром не грянет, Русь не перекрестится. Пусть же про-

гремит эта освежающая гроза кризиса, которая рассеет несбыточные упования на материальный прогресс и вернёт нас к заботе о душе, наставив на путь духовного обновления, к которому призывал Ильин. Встав на этот путь, мы проложим его и другим народам, оказавшимся в тупике материализма. ЭПИЛОГ Вседержитель! Создатель вселенной! Просвети Твоё Малое стадо! Снизойди к нашей просьбе смиренной, Вразуми, чтоб мы жили как надо. Знаем мы, что путём этим узким, На чужие пути непохожим, От веков предназначенным русским, Мы с Тобою пройти только сможем. Мы в грехе утопаем сегодня, Но на нас, этот грех сознающих, Да прославится сила Господня Пред лицом поражений грядущих! Да, мы были у Бога юроды, Но грядёт наше преображенье, И тогда за собою народы Поведём мы дорогой спасенья. Ведь лишь русские в век помраченья Свет Христа в своём сердце носили, И поэтому долг просвещенья Он, как крест, возложил на Россию.


Постижение истории Г.М. Шиманов, православный философ

Что такое светское государство Должен признаться, что я задумался о нём лишь после того, как увидел на экране своего телевизора мусульманскую девочку в хиджабе (т.е. в женском головном уборе, закрывающем не только голову, но и шею). Её не допустили в нашу общеобразовательную школу за этот хиджаб как слишком яркий символ её религиозной принадлежности. Не допустили на том основании, что у нас светское государство, а потому ходить в школу в таком головном уборе недопустимо. Вот тогда-то я и задумался о том, что такое светское государство. Когда и где оно появилось? Кто его создал? И с какой целью? Но я не нашёл ответов на эти вопросы в доступной мне литературе. А почему?.. Неужели наши философы, социологи и политики проморгали столь важную тему?.. Светское государство есть, а литературы о нём нет. Как такое возможно?… Или тут дело нечисто?.. Первая зацепка, пришедшая мне в голову, была мыслью о светском обществе. Ещё со школьной скамьи я знал, что наши поэты первой половины XIX века то ли заглядывали в это светское общество, то ли были его завсегдатаями. Но имело ли оно какое-то отношение к светскому государству? Оказалось, что имело, хотя и весьма отдалённое. Когда-то светским обществом называлась та часть столичной российской аристократии и высшего дворянства, которая отличалась большей степенью образо-

вания и талантов и потому испытывала потребность в общении в своём кругу ради приятного и культурного препровождения времени. Она именовала себя «светом», потому что сознавала своё превосходство над остальной частью правящего слоя России. Она говорила, как правило, на французском языке и сочетала свою верность российскому трону (искреннюю или неискреннюю) со своей верностью европейской культуре. Она светилась, за редкими исключениями, её светом. Весьма выразительный портрет (чуточку карикатурный, но в основном, справедливый) этого общества дал наш Грибоедов в своём знаменитом монологе Чацкого из «Горя от ума»: …Французик из Бордо, надсаживая грудь, Собрал вокруг себя род веча, И сказывал, как снаряжался в путь В Россию к варварам, со страхом и слезами; Приехал, – и нашёл, что ласкам нет конца; Ни звука русского, ни русского лица Не встретил: будто бы в отечестве, с друзьями, Своя провинция! Посмотришь, вечерком Он чувствует себя здесь маленьким царьком… …Ах! Франция! Нет в мире лучше края! – Решили две княжны, сестрицы, повторяя Урок, который им из детства натвержён. Куда деваться от княжон!

А чем светила сама Европа в Россию в то время? Уже XVIII век был временем расцвета в Европе так называемого Просвещения. Главный его источник – прекрасная Франция. Здесь сосредоточились лучшие умы человечества, пообщаться с которыми считали для себя честью даже некоторые венценосные особы. Так, например, наша Екатерина Вторая переписывалась с Вольтером и, кажется, с некоторыми другими вождями этого движения. Видимо, она ценила их за тот свет, который те несли человечеству. А они, в свою очередь, ценили монархов, которые впитывали в себя их идеи и признавали их умственный и нравственный авторитет. Но, справедливости ради, надо сказать, что далеко не все учёные и мыслители XVIII века были сторонниками Просвещения. Однако в европейской культуре того времени погоду делали не они. Её делали просвещенцы. А их оппоненты выглядели, при всех их талантах, какими-то обломками прошлого. Что же касается виднейших представителей Просвещения, то они создали знаменитую «Энциклопедию», ставшую в своём роде новой «Библией» для громадного множества умов. Которым после рождения молодого ещё тогда капитализма стало неудобно жить в рамках прежних католических и протестантских представлений о жизни. Новая капиталистическая эпоха нуждалась в новых идеях, которые оправдывали бы её и почти незаметно, но 17


неотвратимо гасили бы прежние христианские идеи. У нас как-то не любят писать о том, что издание 35-томной «Энциклопедии» и её переводов с французского языка на иностранные языки было делом заведомо непосильным для, как правило, небогатых философов. Тем более что вслед за первым её изданием тиражом в 30 тысяч экземпляров последовали всё новые её переиздания. И это в то время, когда книги были намного дороже книг, печатающихся сегодня. Когда читательская аудитория была неизмеримо меньшей по сравнению с нынешней. А среди читателей круг людей, интересующихся философией, был, как и в наши дни, совсем небольшим по сравнению с любителями романов и другой развлекательной литературы. Здесь как-то невольно напрашивается мысль о том, что издатели «Энциклопедии» имели могучую финансовую подпитку от тех, кто остался по своей скромности за кулисами мировой истории. Если это были крупнейшие купцы и банкиры (а кто это мог быть ещё?), то реклама их имён и предприятий, конечно, не только не помешала бы им, но облагородила бы их профессии. «Какие, оказывается, это благородные существа, – подумали бы о них люди. – Не для себя одних добывают богатства. Заботятся о просвещении всего народа». Но… видимо, была в этом деле другая тонкость, куда более значительная, чем первая. А что если купцы и банкиры опасались бросить тень на столь важное для них предприятие?.. Что делать, такая уж репутация сложилась у них, что они люди прежде всего корыстные и денег на ветер никогда не бросающие. Если же они финансировали Энциклопедию, – могли по18

думать читатели, – то, значит, был в этом их собственный интерес. И тогда тень, от которой они не могли избавиться, упала бы на их драгоценное издание. Догадливые читатели могли бы связать дух новых идей с духом коммерции и кое-что начать понимать. «Так вот, значит, откуда ветер дует», –

Будучи людьми практичными, они понимали, что для проповеди материализма (а именно к нему, в конечном счёте, вели и деизм, и пантеизм, и агностицизм «просветителей») какая-то степень его идеализации необходима. Товару нужен «товарный вид». Чтобы успешно пропагандировать материю в ка-

подумали бы они. Вот, значит, кто оплатил эти новые идеи. Но вольнодумство такого рода было совсем не нужно купцам и банкирам. Им хотелось такого вольнодумства, которое гасило бы христианство и возвеличивало новых философов вместе с их новыми идеями. Нет, видимо, не простыми купцами и банкирами были финансировавшие «Энциклопедию». Простым – нахапать бы денег побольше, а всё остальное – «до фонаря». А эти заботились о будущем человечества.

честве первопричины всего, следовало представить её в самом прекрасном по возможности виде. Наделить её качествами, по существу, чудесными. А если материя будет выглядеть простым пассивным материалом, то кто на неё позарится?.. Какая же это будет её пропаганда?.. Вот почему и творцов учения о первородстве материи, и фактических их союзников следовало представить читателям в самом лучшем виде. Не какими-то зависимыми от плутократов свихнувшимися теоретиками, а, наоборот,


самыми свободными в мире искателями правды и её бескорыстными защитниками. Да и сама правда, которую они возглашали, должна была заключаться не только в чудесных способностях материи, но и в свободе всякого разумного человека. В свободе, ограниченной только его естеством. А против естества, как говорится, не попрёшь. Это же очевидно. Зависимость человека от его тела, этой основы его духа, не может быть для него позорной. Что естественно, то не стыдно. «Только одни святоши, – учили новые философы, – не в состоянии понять эту простую и вместе с тем величайшую истину». Но вернёмся к тому, с чего мы начали. «Просветители» создали новую идеологию, предложившую своим читателям развёрнутую систему представлений о жизни; систему, имевшую своим источником не господствовавшее ранее христианство, а деизм, пантеизм, агностицизм или даже материализм в его чистом виде. Вынужденные в борьбе с цензурой маскировать свои истинные взгляды, «просветители» иногда признавали историческую ценность Христианства, но догадливые читатели не обманывались этой маскировкой и учились сами маскировать свои истинные взгляды. Энциклопедисты создали идейную базу для «Великой французской революции» и других последовавших за ней революций и эволюций. Переоценить значение этой новой «Библии» для дальнейшего хода истории невозможно. Но, как уверяют учёные, даже на солнце есть пятна. Был и в трудах создателей «Энциклопедии» очень существенный недостаток. В ней не было разработанного и убедительного для всех обоснования государства нового

типа, более совершенного по сравнению со всеми бывшими в прошлом и имеющимися в настоящем. Более совершенного с точки зрения мировой плутократии. Чем были хороши и чем были плохи протестантские государства, возникшие после Реформации и утвердившиеся в доброй половине Европы?.. С точки зрения мировой плутократии, их достоинство было в том, что они (вслед за католической церковью и в гораздо большей степени, чем она) сокращали полноту истинного христианства и ослабляли тем самым его. Порок же их был в том, что они ослабляли его ещё недостаточно. Протестантские государства оставались, увы, ещё христианскими при всей малости оставшегося в них христианства. А что это значит – христианское государство?.. В идеале это значит, что оно утверждает христианскую религию в качестве своей идейной основы. И, следовательно, подчиняет ей всю систему ценностей в государстве. Все цели, которые оно ставит перед собою. И, соответственно, весь государственный аппарат. Потому что не могут осуществлять эти цели представители государства, отвергающие их или их игнорирующие. Но если так, то христианское государство утверждает христианские начала и в системе образования, и в культуре, и в нравах населения. Что, конечно, никак не могло нравиться представителям религии денег. Им было нужно, чтобы люди учились торговать всем и вся и видели в этом свою свободу. Вот тогда вся власть будет принадлежать хозяевам денежного мира. И они утвердят свои ценности во всём и везде. Будут иметь, как писал Маяковский, бублик, а все остальные будут иметь дырку от бублика. Вот почему даже далёкие от идеала протестантские

государства, которые были в наличии, не устраивали плутократов. Они, как и все вообще люди, стремились к лучшему. Но понимали его, конечно, по-своему. Они мечтали и думали о том, как осуществить в христианском мире вслед за протестантской революцией (деликатно названной Реформацией) ещё одну революцию, которая обеспечила бы им путь ко всей полноте их власти на Земле. Им было нужно такое государство, которое выглядело бы самым совершенным из всех возможных и вместе с тем позволяло бы им поступательно и почти незаметно для людей увеличивать свою власть над ними. Но это была задачка, как говорится, не для средних умов. И, разумеется, не для тех умников, которые сочиняли свою «Энциклопедию». Нет, это была не «задачка», а величайшая и наитруднейшая задача. И тем не менее она была решена. Она была решена теми, кто презирал мирскую славу и предпочёл остаться за кулисами мировой истории. Попытка создания антихристианского государства в ходе «Великой французской революции» (1789 –1794 гг.) была заведомо неудачной. Эта революция лишь поначалу парализовала влияние католической церкви во Франции, но затем оно восстановилось почти полностью. Да и власть перехватил какой-то наглец, сделавший себя императором. Разве об этом мечтали лучшие представители религии денег?.. Однако возникает вопрос: а не была ли эта попытка всётаки чем-то для них полезной? В том смысле, что она великолепно отвлекала внимание христиан, напуганных этой революцией, от главного дела строителей нового денежного мира? Организаторы второсортной «Великой французской 19


революции» не понимали, что откровенное антихристианство, высаженное в не подготовленную для него почву, должно было дать не столько положительный для него результат, сколько отрицательный. Оно могло разбудить христиан от их исторической спячки и заставить задуматься о своей религии и своей организации более глубоко, чем это было принято у них раньше. Вот в чём была опасность. Однако попугать христиан слегка было, видимо, всё же полезно. Чтобы, как уже сказано, отвлечь их внимание от происходившего в то время в Северной Америке. Чтобы разрушить христианство в христианском народе, нужна или очень большая внешняя физическая сила, способная сделать это (которой тогда у плутократов ещё не было), или же предварительная продолжительная работа, чтобы постепенно разрушать в нём организующие его начала. Религиозные, национальные, культурные, общинные и семейные. Потому что все они взаимосвязаны. Разрушать их следовало не столько наружно, сколько изнутри, чтобы от них оставалась всё более пустая оболочка. Которую плутократы могли бы в дальнейшем использовать в своих интересах, воспитывая руководителей соответствующих христианских организаций и обществ. Дело следовало организовать так, чтобы христианство ослаблялось как бы само собою. Чтобы оно, по всей видимости, умирало не оттого, что кто-то создал условия, обеспечивающие его умирание, а оттого, что сам ход истории и само совершенствование человечества обнаруживали его несостоятельность всё больше и больше. Новая революция должна была выглядеть по своей внешности не революцией, а, наоборот, самым мирным 20

развитием всего лучшего, что только было в христианстве. Она должна была провозгласить и осуществить на практике главную его ценность – ценность свободы и достоинства всякого человека. Новое государство должны были создавать люди, не имевшие никакого отношения к мировой плутократии. И действительно, его создали, согласно официальной легенде, самые строгие в нравственном отношении христиане, вошедшие в историю под именем пуритан («чистых»). Это та часть протестантов, которая, будучи гонимой на своей родине, была вынуждена переселиться из Англии в Северную Америку. Пуритане на собственной шкуре познали всю несправедливость религиозных гонений и потому основали государство, главной ценностью которого стала свобода совести человека. И все другие свободы, связанные с ней органически. Пуритане думали так: пусть всякий человек ищет свободно правильную, с его точки зрения, религию и свободно её исповедует. Пусть он объединяется со своими единоверцами и вместе с ними определяет характер своей Церкви. Пусть он вместе с ними свободно проповедует свои религиозные взгляды, но при этом не навязывает никому своей веры. И они действительно её никому не навязывали. Правда, осваивая новый континент, они уничтожили практически всё местное население Северной Америки (всего лишь 2,5 миллиона человек, по самым скромным подсчётам). И завезли из Африки миллионы рабов, которых использовали на своих плантациях. Сам первый президент США, Джордж Вашингтон, как я где-то читал, был рабовладельцем и не видел в этом ничего плохого. Как это можно понять?..

Или пуритане не были на самом деле такими строго нравственными людьми, какими их выставляет американская пропаганда. Или же США были созданы не ими, а совсем другими людьми, которые лишь использовали пуритан в качестве ширмы, чтобы, прикрываясь ими, осуществить совсем иной замысел, диаметрально противоположный по смыслу официальному. Если посмотреть на то, что происходило в истории США в дальнейшем, то это второе предположение получит весомое подтверждение. Вся история США вплоть до последнего времени – это история их насилия поначалу над соседними народами и государствами, а затем, по мере превращения США в мирового жандарма, над теми народами и государствам, которые этот жандарм был в состоянии подчинить себе или разрушить. Вот лишь некоторые факты, свидетельствующие не о свободе совести, которую якобы несло американское государство другим народам и государствам, а о полном отрицании им этой свободы. «…В 1823 году президент США Джеймс Монро обнародовал доктрину, которая якобы давала США право на господство в Центральной и Южной Америке. На основании этой доктрины США в 1846 году спровоцировали войну с Мексикой, в результате которой захватили 2/5 её территории, что составляет почти треть современной территории США (без Аляски). В конце Х1Х века Америка решила прибрать к рукам испанские колонии в Новом Свете. С этой целью в 1898 году секретные агенты США взорвали на рейде Гаваны американский крейсер «Мейн». При взрыве погибло двести с лишним американских моряков. На основании этого инцидента США объ-


явили войну Испании, в ходе которой захватили все её колонии в западном полушарии и установили контроль над странами Центральной и Южной Америки. Через 70 лет США признали, что ни Куба, ни Испания не имели отношения к взрыву крейсера «Мейн» (Владислав Швед «Так кто же после этого «империя зла»?», («Наш современник», № 9, 2012 г., с. 129). «Известно, что в 1853 году американский коммодор (Командир военной эскадры. – Г.Ш.) Перри, угрожая пушками, заставил Японию открыть порты для американских судов и товаров. В 1899 году госсекретарь США Хэй бесцеремонно заставил Китай открыть двери в Поднебесную для американских товаров и капиталов…» (там же, с. 136). Но это лишь бесспорные факты, которые не отрицаются никем, но и не высвечиваются по вполне понятной причине в истории «самой свободной страны в мире». Если же обратить внимание на перекачку европейских капиталов в США во второй половине XIX века (которая, в общем-то, несомненна, но опять-таки не высвечивается историками или же объясняется ими всего лишь стремлением европейских банкиров к наживе, и только), то и здесь, думается, всё не так просто. Здесь утаивается от мирового общественного мнения куда более важная цель мировой плутократии: превратить столь богатый в самых разных отношениях североамериканский материк с уже утверждённой на его территории государственной системой, максимально отвечающей долгосрочным планам хозяев мирового капитала, в главную базу мировой плутократии. С тем, чтобы в дальнейшем сделать её господствующей над всеми другими странами не только

в финансовом отношении, но и в экономическом, технологическом, научном и, что особенно важно, в военном. Чтобы затем, используя все возможности, связанные с этим обстоятельством, навязывать и навязать всему человечеству американский образ мысли и жизни. И таким образом подчинить со временем всё человечество закулисным хозяевам США. К сказанному нужно добавить, что США сказочно разбогатели на двух мировых войнах, в то время как Европа и Россия (а затем Советский Союз) были в громадной степени обескровлены и разорены ими. Случайно ли это?.. О том, как готовилась Первая мировая война, и кто её спровоцировал, написал две хорошие книги Н.П. Полетика («Сараевское убийство», изд. Л. :«Красная Газета», 1930 г., и «Происхождение Первой мировой войны», издана у нас же в начале тридцатых, но точных данных у меня нет). Однако обе эти книги мало кому известны. И, думается, неслучайно. В известной же литературе на эту тему роль Англии, этого «сиамского близнеца» Соединённых Штатов, в организации и провоцировании Первой мировой войны скрыта практически полностью. Вина за её развязывание возложена практически целиком на Германию, которая на самом деле никогда не решилась бы её развязать, если бы не подталкивалась к этому лукавой английской политикой. Что же касается организации Второй мировой войны, то на эту тему правдивой литературы на русском языке несколько больше. Но здесь я ограничусь лишь небольшими выписками из уже цитированной выше статьи Владислава Шведа: «В 1929 году Гитлер получил миллион долларов от финансовых воротил Уолл-стрита на функционирование нацист-

ской партии. В гитлеровский период американские банки осуществили огромные финансовые вливания в милитаризацию германской экономики. Представляет интерес тот факт, что посредником в этих операциях являлся Эрнст Ганфштенгль, бывший резидент американской разведки в Берлине и однокашник президента Ф. Рузвельта по Гарвардскому университету. В своих воспоминаниях «Мой друг Адольф, мой враг Гитлер» и «Гитлер. Потерянные годы» Ганфштенгль рассказал, как он помогал фюреру создавать нацистскую партию, учил его искусству выступления перед массами и сформулировал для Гитлера основные тезисы книги «Майн кампф». Неслучайно Ганфштенгль входил в ближайшее окружение Гитлера, будучи его пресс-секретарём. В 1937 году Ганфштенгль вернулся в США и стал у Рузвельта советником по Германии. Отношение США к Гитлеру оставалось благожелательным вплоть до начала Второй мировой войны. Известно, что накануне войны посол США в Лондоне Дж. Кеннеди выражал надежду на вооружённый конфликт между СССР и Германией, так как это «принесло бы большую выгоду всему западному миру…» (с. 129–130). А теперь ещё несколько выписок из этой же статьи, но уже не о вскармливании Гитлера англоамериканцами, а о том, как они вели себя после Второй мировой войны. «…С обретением атомного оружия США преисполнились гордыни и стали в позу главного вершителя судеб мира. Впервые публично об этом заявил уже упомянутый Черчилль. Будучи в США, он 6 марта 1946 года произнёс в Фултоне известную фразу: «Соединённые Штаты Америки, имея атомную бомбу, находятся на вершине мирового могущества, могут разгова21


ривать с остальным миром с позиции силы и диктовать ему свои условия». Черчилль призвал США и Англию к военно-политическому союзу против СССР. Тогда же он предлагал… как видно из рассекреченных в 1978 году британским МИДом документов, «воспользоваться американской монополией на атомное оружие и под угрозой разрушения советских городов заставить Советский Союз уйти из Берлина и Восточной Германии»» (с.130). «…Видимо, неслучайно в январе 2012 году В. Путин на встрече со студентами г. Томска подчеркнул, что «США не нужны союзники, им нужны вассалы»… (с. 133). «…Разговор о советскоамериканских отношениях будет неполным, если не затронуть личность президента США Гарри Трумэна (1945– 1953). В апреле 1945 года он сменил внезапно умершего Ф. Рузвельта. Трумэна всегда отличал воинствующий антисоветизм. В июне 1941 года в период начавшейся гитлеровской агрессии против СССР, Трумэн рассуждал так: «Если мы увидим, что Германия побеждает, мы должны помогать России, и, если будет побеждать Россия, мы должны помогать Германии. Надо дать им возможность убивать друг друга как можно больше, хотя я при любых условиях не хочу видеть победу Гитлера»…» (с. 134). «…руководство США для обоснования вторжения в Ирак с сентября 2001 года по сентябрь 2003 года сделало 935 лживых заявлений о наличии у Саддама Хусейна оружия массового поражения. 260 из них прозвучали из уст президента США Дж. Бушамладшего, а 254 раза солгал госсекретарь Колин Пауэлл. Эти данные обнародовал Американский центр гражданской ответственности совместно с Фондом за неза22

висимость журналистики…» (с.134–135). Итак, вот простой и понятный план монополистов мировой денежной системы: завоевание полной власти над всем человечеством. Не стремиться к этой цели они не могут, потому что наличие всякой иной власти это угроза для сохранения ими их собственной власти. Чтобы гарантировать её сохранение, надо её увеличивать постоянно. А потому стремление США к мировому господству это не чья-то злонамеренная выдумка, но самая очевидная реальность, которую могут не замечать, с одной стороны, лишь полные невежды и, с другой стороны, явные или скрытые наёмники мировой капиталистической системы, выступающие в роли публицистов, историков, учёных и т.д. Каков же механизм разрушения христианства и других религий, сохранявших и сохраняющих в себе в той или иной степени нравственное начало?.. Изъятие из сознания населения страны христианского представления о том, каким должно быть общество и организующее его государство, было изъятием высоких о них представлений. Оно совершилось посредством внушения населению ложной мысли, будто безрелигиозное государство есть наилучшая и единственно приемлемая форма государства с нравственной точки зрения. А какими должны были стать последствия этого изъятия?.. Представляя себе внерелигиозное государство как наилучший вид общества, население страны должно было привыкать к внерелигиозному миру и его порядкам, втягиваться в эти порядки и проникаться ими в своей личной жизни. А какими должны быть эти порядки?

В американской Конституции сказано, что одним из основных прав гражданина является его право на стремление к счастью. Если перевести это выражение на более понятный язык, то получится, что всякий американец имеет право на участие в гонке за личным успехом в жизни. Но так грубо и откровенно сказать в Конституции было бы неполитично. Гонке за личным успехом в жизни следовало придать возвышенный характер. Кроме того, это «право» следовало поставить в ряду других основных прав человека, завуалировав тем самым то обстоятельство, что это «право» является в американской системе господствующим над всеми остальными правами. А почему господствующим?.. По той причине, что если ты не добьёшься успеха в жизни, то все остальные права будешь иметь в урезанном виде. А то и в настолько урезанном, что они станут насмешкою над тобою. Что такое человек свободный, если у него в кармане всего лишь пять долларов?.. И что такое человек свободный, если его капиталы так велики, что не поддаются точному учёту?.. И он определяет их лишь приблизительно в миллионах и миллиардах долларов?.. Разница в степени свободы есть?.. Есть. Как и разница во всех остальных правах человека. Так дополняет и редактирует американскую Конституцию сама американская жизнь. Или, точнее, те, кто господствуют в ней и направляют её ход. Вот о чём умолчала американская Конституция. Как и о том, что если высокие идеи изгоняются из общества в частную жизнь, то в общей жизни должны нарастать и стать господствующими идеи низкие, выгодные плутократам.


А выгодны они им потому, что подсовывают американцам лишь видимость их свобод, а на самом деле лишают их подлинного разума и подлинной свободы. Ибо действительно свободный и разумный человек опасен для религии денег. А с обманутыми и бессильными людьми делай, что хочешь. Они как мягкая глина в руках подлинных господ положения. Вот причина того, что плутократия не может смириться с существованием человека, созданного по образу и подобию Божию. Вот почему она должна лишить человека этого образа и сделать его своим рабом, не сознающим своего рабства по причине своего низкого умственного и нравственного развития. А низкий уровень умственного и нравственного развития обеспечивается американской системой образования, из которой изъяты наиважнейшие вопросы, связанные со смыслом человеческой жизни, и раздуты почти до бесконечности все остальные вопросы, имеющие в лучшем случае второстепенный характер. Однако, лишённые своей основы, они только запутывают людей – чем дальше, тем больше. Итак, следствием внерелигиозной организации светского государства должна была стать и действительно стала практически всеобщая гонка за личным успехом в жизни, понятым внерелигиозно. Она началась в США, а затем стала захватывать постепенно весь мир. Но она не сводилась и не сводится к гонке за наибольшими деньгами в их чистом виде. Она имела и имеет самый разнообразный характер. Здесь и борьба за самое выгодное образование, открывающее перспективы, недоступные для других. Здесь и карьерный успех во всех его видах – профессиональном, должностном и всяком ином.

Но все эти успехи так или иначе связаны с денежным содержанием тех, кто добивается успеха. В развитом капиталистическом псевдо-обществе любой талант и любая красота, любая честность и любое благородство имеют своё денежное выражение. Они знают себе цену или, во всяком случае, догадываются о ней. А если не знают и не хотят подчиняться негласным расценкам, то на что, спрашивается, организованная преступность во всех её видах?.. Чтобы учить дурачков и дурочек, не понимающих, в каком мире они живут. Все бездоходные таланты не стоят в этом псевдо-обществе и ломаного гроша. Любая бездоходная нравственность заслуживает презрения или в лучшем случае искренней жалости. «Если ты такой умный, то почему же ты такой бедный?». За пределами гонки за материальным успехом остаются лишь единицы, какие-то неудачники, именуемые «аутсайдерами», или «лузерами». Конкуренция в экономике, политике и культурной жизни, ограниченная лишь формальным соблюдением существующих в стране законов, – вот главный принцип, определяющий дух этого «общества». Она же и главный «воспитатель» едва ли не каждого человека, принадлежащего к этому псевдо-обществу. Конкуренция втягивает в себя даже тех, кто не хотел бы в ней участвовать, но вынужден это делать ради своих детей и своей жены. Чтобы не сделать их несчастными и не стать в их глазах презренным «лузером». Принцип борьбы за своё личное «счастье» так близок греховной стороне человеческой природы, что, казалось бы, не нуждается ни в какой рекламе. Но на самом деле это не так. Реклама нужна, но не всякая реклама. Задача пра-

вильной капиталистической рекламы в том, чтобы облагородить эгоизм, придать ему самые привлекательные черты, уверить всех, что стремление каждого к собственной выгоде имеет созидательный характер. Если каждый будет стремиться к своей личной выгоде, то в результате выиграет всё общество в целом и каждый его член. За исключением самых плохих людей – реакционеров. Но о них не стоит заботиться. Они вымрут сами, без чьей-либо посторонней помощи. Итак, всеобщая конкуренция. Для одних это конкуренция за приобретение наибольшей власти, наибольшего богатства, наибольшей славы и наибольших наслаждений и развлечений. А для других, чьи возможности не велики, просто за наилучший материальный достаток и доступные им наслаждения и развлечения. Но что же в таком случае должно остаться от христианства?.. Оно оказывается ненужным, разве лишь в качестве предлога для рождественской ёлки с её традиционной на Западе индейкой. Вот как всё просто. Но на самом деле даже при этой простоте есть кое-какие сложности. Дело в том, что американцев, как и американизированных европейцев, следовало оберегать от понимания того, что с ними происходит. Ведь не такие уж они стопроцентные бараны, чтобы погрузиться полностью в добывание денег и связанные с ними «шопинги». Американцам следовало оставить иллюзию того, что они по-прежнему добрые христиане или, во всяком случае, верят во что-то Высокое. И не только оставить, но всячески её укреплять. Эта иллюзия должна успокаивать их до какого-то времени, пока в них ещё не уснул навсегда голос совести. До какого-то вре23


мени, пока внешний «имидж» доброго христианина ещё помогает им в их гонке за материальным успехом. Вот почему американцы пока ещё массово верят в Бога. Верят, но посещают храмы всё реже. Ведь, как говорится, «время – деньги», а свободного времени у современных людей всё меньше. Оно поглощается полностью их гонкой за успехом и сопутствующими этой гонке наслаждениями и развлечениями. И лишь в самых необходимых случаях – крещение детей, венчание, отпевание близких – приходится посещать храмы. И то же самое происходит в американизированной Европе. А теперь задумаемся о том, что было у нас, в православной империи, до её разрушения. Православность её была дырявой, особенно с Петра Первого, идеализировать её нельзя. Но при всех недостатках и пороках этой империи она, оставаясь во многом всё-таки православной, давала основной части своего населения такую картину общества и мироздания, на которой ценности христианства были обозначены в основном понятно. Понятны были и основные ориентиры в жизни людей, и основные нормы их жизни. Пусть окружающая действительность противоречила во многом этим ценностям, ориентирам и нормам, но христианское учение о греховной повреждённости человеческой природы объясняло это противоречие. Объясняло не полностью, но всё-таки до известной степени объясняло. В целом же подданные православного монарха, даже при слабом их знакомстве с христианским вероучением, имели в своём христианском государстве свою духовную силу, которая по меньшей мере препятствовала им 24

скользить в эгоизм с той скоростью, с какой скользили в него граждане Соединённых Штатов Америки. Хотя скольжение это было всё же заметным. И оно было связано с капитализацией России. Этому скольжению вниз препятствовало ещё одно важное обстоятельство. Неграмотные русские крестьяне не могли вдаваться в тонкости православного вероучения, да и не учили их ему. Но они понимали главное: без Бога не проживёшь, а православный Бог – это как раз такой Бог, который близок их сердцу. А православные святые были тоже близки их сердцу. Особенно такие, как Никола-угодник, Мария Египетская, князь Владимир Красное Солнышко. Кроме того, русские крестьяне самими условиями своей жизни были приучены к тому, что в одиночку не проживёшь. Жить можно лишь так, что ты помогаешь всем, а все помогают тебе. И этот спасительный принцип соответствовал вполне основным нормам христианской жизни. Поэтому эти нормы и вошли так прочно в русскую душу. Об этом спасительном принципе жизни русских крестьян конструкторы американского государства едва ли слышали. А если б услышали, то, несомненно, отвергли б его с негодованием. Как можно!.. Как можно ограничивать права человека его обязанностью служить всем?.. Это же явное беззаконие! Вина России перед плутократическим Западом была ещё и в том, что она опровергала самой своей историей главный его аргумент в защиту безрелигиозного государства. В православной России (вопреки утверждению американцев, будто господствующая религия обречена давить и унижать все остальные религии) все вошедшие в неё народы свободно исповедо-

вали свою религию и жили в соответствии со своими собственными традиционными нормами жизни. Если какието исключения из этого правила всё-таки были, то касались они в основном русского народа, чьё православие было оказёнено Российской империей после того, как она стала строить себя по протестантскому образцу. Думается, что нерусским народам России было бы и сегодня куда безопаснее жить в православной России, нежели в России «светской», т.е. безбожной. А особенно в том случае, если б она возродилась в куда более православном виде, нежели была в прошлом, когда её разъедали и свели на нет западные влияния. Невинный вопрос: с каким народом безопаснее жить по соседству другим народам – с безбожным или с религиозным, чья религия имеет высоконравственный характер?.. Соседство с народом безбожным подобно соседству с дурным человеком – вором, развратником и больным заразными болезнями. За таким только и следи, чтобы не натворил бед. А могучий и, что особенно важно, высоконравственный сосед, даже если он иноверец, – это сила всякого истинного хозяина своего собственного дома и своей собственной земли. Из сказанного следует, что лишение русского народа его православной государственности было катастрофой не только для него самого, но и для других народов России. Катастрофой в указанном выше смысле, при всей неоднозначности процессов, происходивших в России как до 1917-го года, так и после него. А если так, то и возрождение в России православной государственности потянуло бы за собою в ��ервую очередь религиозное, нравственное, национальное и политическое возрождение русского народа. А вслед за его возрож-


дением или даже вместе с ним началось бы религиозное, нравственное, национальное и политическое возрождение других народов, ныне пребывающих, как и русский народ, в состоянии идейной дезориентации. В состоянии опаснейшем, из которого нет и не может быть другого выхода, кроме указанного. Сохранение же в России государства безрелигиозного (т.е. фактически безбожного) стало бы продолжением геноцида русского народа. Геноцида, маскируемого ныне фальшивыми словами о правах человека и недопущении религиозной и национальной розни. Ибо никакие права человека невозможны без права народа на его самоорганизацию, а религиозная и национальная рознь в стране как раз и порождается светским государством, антирелигиозным и антинациональным по своей природе. К сказанному надо добавить, что продолжение геноцида русского народа связано с перспективой последующего геноцида и других народов России. Сегодня они нужны мировой плутократии лишь в качестве врагов русского народа, способных его обессилить. И только в этом качестве они получают или могут получать от мировой плутократии поддержку и поощрение. Но как только русский народ будет разрушен окончательно (если такое случится), то настанет очередь уничтожения и этих народов силами мировой плутократии. Задуматься о чём этим народам было бы полезно ещё задолго до того, как они лишатся своего возможного союзника. Сказанного, думается, достаточно, чтобы понять самое главное: спасением для народов стало бы государство религиозное. Но не всякое религиозное государство, а лишь такое, чья религия имела бы высокоразвитый в нравствен-

ном отношении характер. Вопросов, связанных с дальнейшим раскрытием этой темы, должно быть много. Но здесь я отвечу лишь на самый важный вопрос: А способны ли народы России в их нынешнем состоянии решить столь трудную задачу – выстроиться в праведный Союз российских народов, имеющий своим основанием православный русский народ? Не сомневаюсь в том, что они в их нынешнем состоянии этого сделать не могут. Однако есть одно обстоятельство, спасительное для них. Если они поймут, какова истинная природа США и какая судьба ожидает русский народ и другие народы России, если они не сумеют праведно организовать себя в единый могучий Союз, то их состояние резко изменится. Смертельная опасность, кото-

рую представляют собою для них США с их союзниками, разбудит в народах России такие внутренние их благие силы, которые сделают невозможное возможным. По этой причине всем национально-патриотическим силам российских народов следует сконцентрировать на этой угрозе своё основное внимание и основное внимание своих народов. Что же касается США и их союзников, то главный их интерес заключается в том, чтобы, наоборот, не допустить понимания народами той опасности, которая им угрожает. Рассредоточить их внимание на что угодно, чтобы они, утопая в противоречиях как внутренних, так и внешних, слабели всё больше и таяли всё успешнее перед тем, как исчезнуть окончательно из истории. 25


Личности Н.В. Сомин, кандидат физ.–мат. наук

В память вечную будет праведник

Ушёл ко Господу Геннадий Михайлович Шиманов, член Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова, автор ряда статей в журнале «Наше дело» и на сайте (10.07.1937–24.05.2013). Россия потеряла одного из крупнейших своих мыслителей. Мне посчастливилось часто общаться с Геннадием Михайловичем в последние пятнадцать лет. И я просто обязан почтить его память и рассказать об этом замечательном человеке. 26

Шиманов – человек неординарной судьбы. Буквально за месяц до выпускных экзаменов в московской школе он вдруг всё бросает, едет в тайгу валить лес. Затем армия, возвращение в Москву и период самообразования (никакого ВУЗа он так и не кончил, а работал всегда истопником, дворником, лифтёром и пр.). Жажда постижения жизни, человека, его истории овладевает им с огромной силой. Бесконечное сидение в библиотеках. И вот однажды

он, просматривая один из журналов (протестантских), вдруг видит строки «Христос Воскрес!». И неожиданно сразу появляется абсолютная вера в истинность этого события: Христос воскрес! Какая свобода и какая благодать! Сделавшись верующим, Шиманов полностью погружается в дело проповеди христианства. Вообще он если отдавался делу, то уж целиком, если сближался с людьми, то с открытой душой, если рвал, то резко и сразу. Он никогда


никого не боялся. И поэтому, несмотря на полное непонимание друзей и опасности благовествования Христа в атеистической Москве, он ведёт это дело совершенно открыто – алтарничает в храме у о. Дмитрия Дудко, сближается с московской интеллигенцией и прямо говорит о христианстве и нынешнем положении Церкви. Он прекрасно знал всю диссидентскую тусовку – и её либерально-иудейское крыл, о и православных диссидентствующих – о.

Александра Меня, о. Глеба Якунина, Феликса Карелина и еще множество, известных и неизвестных персонажей 70–80-х. Разумеется, такой человек был обречён на репрессии со стороны властей. И они не замедлили последовать: Шиманова за религиозную пропаганду помещают в психиатрическую лечебницу. Этот тяжелейший период он описал в своей книге «Записки из красного дома».

Его могли легко уничтожить – просто заколоть седативными препаратами. Но Господь не попустил этого – Шиманова выпускают, а его книга попадает на Запад, где становится сенсацией и читается по Биби-си. В результате личность Шиманова приобретает большую известность, и теперь просто его поймать и снова засадить в психушку не выйдет – будет большой скандал. Его не арестовывают, но за ним постоянно следят. А он смело продолжает своё дело, выпускает самиздатовские сборники, встречается с людьми, пишет статьи. И в конце концов вырабатывает свою христианскую философию – столь неожиданную и неприятную для Запада, что её критике посвящает свою книгу известный Александр Янов. Перестройка была для Шиманова огромным ударом. Долгое время он почти не пишет, но затем, переборов искушения, снова возвращается к активной публицистической деятельности. И именно в последние годы Шимановым создаётся замечательный цикл статей, где формулируется своя, христианская, философия национализма, своё понимание русскости, русской общинности, свое осмысление проблем и задач Церкви. Вообще статьи Шиманова замечательны не только по содержанию, но и по форме. Он – мастер точной фразы, запоминающегося афоризма, яркой характеристики. Всю жизнь он мучительно искал слова для полного выражения своей мысли. Геннадий Шиманов – прежде всего мыслитель. Мыслетворчество было главным, или лучше сказать, единственным делом этого удивительного человека, и этому делу он приносил в жертву всё: материальные блага, здоровье, даже семейный уют. Каждое утро он садился за письменный стол (в последнее время – за компьютер) и

работал, считая, что день прожит зря, если не удалось измыслить интересной идеи и зафиксировать её на бумаге. Разговоры с ним по телефону тоже превращались в обсуждение только что сгенерированных им мыслей. Вне творчества, вне размышлений о Боге и бытии он себя просто не мыслил. Днём он частенько отправлялся в книжный магазин, долго просматривал книги и иногда покупал (денег у него всегда было в обрез). Вечером же у Шиманова как правило собирались гости – он устраивал «русские собрания», т.е. обсуждения насущных русских проблем, причём по особому сценарию, без трёпа и бесконечного перебивания друг друга. Там разворачивался его талант оратора, которым он обладал в полной мере, и дар его незаурядного остроумия, иногда столь тонкого, что зачастую невозможно было понять, говорит он это серьёзно или шутит. Полтора года назад его настигла смертельная болезнь. Но он, отказавшись от химиотерапии («она будет мешать мне мыслить»), мужественно продолжал напряжённо трудиться. И в результате огромных усилий воли месяц назад он завершает свою последнюю значительную работу «Причины гибели христианской цивилизации» (опубликованную на РНЛ), работу, про которую он сказал: «Закончен труд, завещанный от Бога». И сразу после этого он стал слабеть и тихо угасать. Геннадий Шиманов – это символ «диссидентской» эпохи нашей церковной, политической и общественной мысли. Эпохи по-своему замечательной, но теперь с его уходом навсегда закончившейся. Это был праведник, исполнявший, может быть, самое трудное послушание – говорить истину. Он выполнил всё, к чему был призван Господом и ушёл к Нему, отдав все свои силы и таланты. 27


Наше экономическое наследие Н.В. Сомин, кандидат физ.–мат. наук

Хозяйственный строй Крестовоздвиженского Трудового Братства Немного истории В последнее время деятельность Крестовоздвиженского православного трудового братства всё более привлекает к себе внимание историков. Это и неудивительно – жизнь братства столь необычна, что невольно напрашивается определение «реализованная утопия». В данной работе основное внимание уделяется экономическо-организационной стороне деятельности братства. Но предва��ительно имеет смысл напомнить основные вехи, связанные с историей этой общины1. Основателем Крестовоздвиженского братства является Николай Николаевич Неплюев (1851–1908), утончённый аристократ, представитель богатой дворянской семьи. Его отец Николай Иванович Неплюев, тайный советник, предводитель дворянства Черниговской губернии, владел несколькими обширными поместьями, причём не только на Черниговщине, но и в других местах России. Н.Н. Неплюев в 1875 году окончил юридический факультет Санкт-Петербургского университета и стал сотрудником дипломатического консульства в Мюнхене. Однако рассеянная светская жизнь тяготила Неплюева. Вскоре с ним происходит духовный кризис, в результате которого Неплюев бросает дипломатическую службу, возвращается в Россию и решает посвятить 28

себя делу религиозно-нравственного воспитания крестьянских детей. Он поступает вольнослушателем в Петровскую земледельческую академию и одновременно активно изучает Священное Писание и предание православной церкви. В 1881 году Неплюев возвращается в имение отца хутор Воздвиженск и устраивает неподалёку (м. Янполь) приют для крестьянских сирот. В 1885 году он в Воздвиженске организует сельскохозяйственную школу. Официально это была состоящая в ведомстве Министерства государственных имуществ мужская пятилетняя начальная школа (детей принимали с 13 лет, требовалась грамотность). Однако помимо многочисленных с/х дисциплин в школе в рамках Закона Божия преподавались катехизис, литургика, Новый Завет. Из детей

старались вырастить не только хороших специалистов, но и добрых христиан, причём особое внимание уделялось свободному принятию учениками религиозных истин, воспитанию высокой нравственности и братолюбия. В 1891 году была создана аналогичная 4-летняя школа для девочек – Преображенская. В 1889 году трое выпускников из первого выпуска Воздвиженской школы решили не расставаться со своим наставником и организовать православную сельскохозяйственную общину. Так было положено начало Крестовоздвиженскому трудовому братству, блюстителем которого стал Неплюев. Братство изначально приобрело характер трудовой общины, исповедующей христианский коммунизм. Оно стало расти и вскоре получило всероссийскую известность. О братстве


начали писать газеты и журналы, в Воздвиженск потянулась масса интересующихся жизнью общины. Реакция общества была далеко неоднозначной. У братства появились горячие почитатели как в России, так и за рубежом. Среди них следует отметить епископов Сергия (Соколова) и Макария (Троицкого), профессоров духовных академий В.И. Экземплярского, М.М. Тареева, прот. П.Я. Светлова, принцессу Е.М. Ольденбургскую, видных католических деятелей Ф. Порталя и А. Грасье. Но недоброжелателей оказалось гораздо больше, и среди них мы видим практически всё высшее церковное начальство, включая обер-прокурора Синода К.П. Победоносцева и митрополита Санкт-Петербургского Антония (Вадковского), знаменитого публициста М.О. Меньшикова, ряд священников. Однако, несмотря на все препоны и трудности, братство развивалось, превращаясь в уникальный оазис христианской хозяйственной культуры. В 1890 году по смерти отца Неплюев стал владельцем огромного состояния, и в 1901 году он передал в дар братству значительную его часть. В это же время в Воздвиженск приезжают его мать и сёстры Мария и Ольга, которые активно включаются в работу по созиданию братства. После трудных лет первой русской революции Неплюев приходит к убеждению, что дело братства должно быть распространено на всю Россию, иначе груз нерешённых социальных проблем приведёт страну к катастрофе. И Неплюев начинает деятельность по созданию Всероссийского братства, под которым он понимал сеть трудовых христианских общин по всей России. Однако попытки организации такого Всероссийского братства в Киеве (1906) и Петербурге (1907) потерпели неудачу. В Петербурге Неплюев тяжело

заболевает и после возвращения в Воздвиженск умирает 1 января 1908 года. Смерть Н.Н. Неплюева стала тяжёлой потерей для дела братства. Однако братство выстояло. Новым блюстителем была выбрана сестра Неплюева Мария Николаевна Уманец, которая мудро повела братство дальше. Оно пережило Первую мировую войну и Октябрьскую революцию. В 1919 году было переименовано в «Первую украинскую советскую коммуну», сохраняя свой внутренний христианский и хозяйственный строй. Но трудности нарастали. В 1923 году братство – теперь с/х артель, в составе которой уже не было сестёр Неплюева Марии и Ольги – их вынуждены были исключить как бывших помещиц. В 1925 году большинство руководителей братства было арестовано и получило большие сроки с конфискацией имущества. Наконец, в 1929 году на Украине началась коллективизация, в ходе которой все братчики были выселены из Воздвиженска. Так драматически закончилась история этого удивительного социального и духовного явления. Цели и задачи братства Сам Неплюев квалифицирует братство как «производительную и потребительную братскую артель, объединяющую в себе все роды благотворительности в форме самопомощи»2. Однако эта безусловно правильная формула требует расшифровки. Обсуждая цели, преследуемые созданием Крестовоздвиженского трудового братства, Неплюев писал: «Главная цель Братства – осуществить христианство в несравненно большей степени, чем оно осуществляется в окружающей жизни, основать отношения и труд на единой христианской основе братолюбия»3. Отсюда видно, что цели братства – не

производственные и даже не социальные, а религиозные. Неплюев отмечал «новость самой постановки дела труда в христианском Трудовом Братстве, где труд и экономические его результаты не могут служить конечной целью, не могут иметь самодовлеющего значения, а должны подчиняться конечным целям духовного блага и торжества братолюбия»4. Однако трудовая деятельность как по отдаваемому ей времени, так и по затраченным усилиям является ведущей в жизни человека. А потому для задачи осуществления в этом жестоком мире христианской любви, братолюбия далеко не безразлично, каким образом будет организован труд и какими будут социально-производственные отношения между членами братства. Если они будут нехристианскими, то говорить об «осуществлении христианства в несравненно большей степени» не приходится. И наоборот, устроение трудовой сферы в соответствии с традициями и духом христианства явится прочной основой для возрастания братолюбия. Хорошо понимая это, Неплюев придавал первейшее значение организации трудовых отношений в братстве. Но каковы подлинно христианские основы трудовой деятельности? Оценивая реальную действительность, Неплюев писал: «Чем более я жил и знакомился с жизнью, тем более я убеждался, что подавляющее большинство людей не умеет или не желает ни думать, ни чувствовать, ни жить по-христиански. Чем более я любил и понимал вечную истину правды воли Божией, тем менее я был способен мириться с тем, что было с нею несогласно в окружающей жизни (...) С каждым днём умножались для меня доказательства того, что я имею дело не с учениками Христа Спасителя, а с людь29


ми, систематически изменяющими Ему всем складом ума и симпатий своих, всем строем жизни и устоявшихся взаимных отношений»5. И прежде всего этот нехристианский «строй жизни» выражается в индивидуалистическом способе производства, основанном на частной собственности. Исправить эту ситуацию, по мнению Неплюева, можно путём обращения к опыту первых христиан. Неплюев пишет: «Мне нечего было продумывать форму жизни, наиболее соответствующую вере и пониманию жизни верующего христианина. Св. Апостолы... научили нас тому примером братских общин, этой единственной форме социального строя, вполне соответствующей братской любви»6. Но хорошо известно, что в апостольской Иерусалимской общине была введена общность имуществ, о чём повествуют Деяния апостольские (Деян., 2:44–45; 4:32–36). Неплюев указывает, что подобные общины служат «не менее необходимыми и в настоящее время убежищами для кротких»7, но с одним дополнением – такие общины должны быть не только коммунами, но и трудовыми братствами, в которых организована эффективная производственная деятельность. Неплюев считает, что такое трудовое братство – выход не только для бедного, но и для богатого христианина, для которого «Трудовое Братство (...) единственная возможность для него помириться со своим богатством и не страдать ежечасно сознанием эгоистического благополучия среди моря скорби и грязи окружающей жизни»8. Таким образом, вокруг дела христианских трудовых братств могут сплотиться все слои русского общества. Что же касается «всех родов благотворительности», то под этим Неплюев понимает братские отношения 30

внутри братства, когда люди жертвуют своими интересами ради общего дела. В то же время благотворительность братства вовне была сильно ограничена. Неплюев считал, что помощь людям, не разделяющим идей братства, является пустой тратой средств, «бессистемной благотворительностью». Эта его позиция не раз подвергалась резкой критике и отталкивала от братства многих ревностных христиан. Организация и финансирование трудовой деятельности В 1893 году императором Александром III был утверждён устав Крестовоздвиженского братства. Это была большая победа Неплюева, поскольку устав, проведённый позже через Синод и Черниговского архиепископа Антония (Соколова), создавал достаточно прочную правовую защиту от сил, желавших гибели братству. В уставе помимо целей и задач братства были определены организационные основы братства. Так, все члены братства делились на полноправных братьев (они составляли братскую Думу , которая решала все принципиальные вопросы жизни братства), приёмных братьев (они, будучи совершенно равноправными с полноправными братьями в распределении доходов, не могут участвовать в выборах и установлении уклада жизни братства) и членов-соревнователей (они живут на стороне и помогают братству финансово или иным способом). Блюститель братства выбирается пожизненно. Позже выработался ещё тип допущенных членов, которые проходили испытательный срок (1 год) до приёма в братство. Кроме того, в уставе был оговорён ряд финансово-правовых вопросов, во многом определявших социальный

климат братства. Отметим следующие пункты. «28. Чистый доход Братства распределяется так: а) 20% отчисляются ежегодно в Основной и Запасной Капитал по 10% в каждый. б) Остаток чистого дохода разделяется поровну между всеми полноправными и приёмными братьями, но не выдаётся им на руки, а записывается на их личные счета (…) 31. Все суммы, записанные на личные счета, до выхода члена Братства добровольного или принудительного, не поступают в его бесконтрольное распоряжение, а могут быть ими расходуемы только с согласия простого большинства наличных членов Думы. Примеч. 1. При выходе из Братства выходящий получает в полную собственность всю причитающуюся на его долю сумму, за вычетом денег, взятых им с согласия Думы во время пребывания в Братстве 9». По мысли Неплюева, достижению основной цели – возрастанию духовной жизни – способствует то, что доходы всех членов братства независимо от их положения и профессии распределяются строго поровну. При вступлении в братство вся личная собственность отдавалась в общее распоряжение. Всё имущество братства считалось коллективным, и только в случае упразднения братства всё имущество распределяется между полноправными членами поровну. Братство полностью обеспечивало каждого своего члена бесплатными питанием, медицинским обслуживанием, жильём, образованием и призрением по старости. Личное же потребление (одежда и пр.) было ограничено планкой 100–150 руб. в год. Неплюев говорил, что наш идеал – это завет «опрятной, здоровой и изящной простоты»10. Однако за каждым брат-


чиком оставлялась свобода покинуть братство, а потому, для того чтобы начать жизнь «в миру», оставляющий братство получал с личного счёта всё заработанное им. Для осуществления хозяйственного руководства Дума избирает Хозяйственный совет. В него могли входить как полноправные, так и приёмные братья и даже посторонние лица. В своей работе Хозяйственный совет строго

Н.Н. Неплюев

сообразуется со сметой, утверждённой Думой. Принципы организации труда и быта в братстве органично сочетались. Все братчики были разбиты на Семьи (чтобы отличать их от традиционных семей, мы будем писать их с прописной буквы), или, другими словами, локальные коммуны, объединённые по профессиональному принципу. В одной

Семье жили как холостые, так и женатые братчики (со своими семьями). Каждой Семье выделялся отдельный корпус, где неженатые жили в больших комнатах-общежитиях, а семьям предоставлялись отдельные комнаты. Каждая Семья имеет общую трапезу, свой локальный детский сад, выбирает своего «старшину». Отметим, что старшина ведает организацией общежития; в качестве распорядителя работ мог быть выбран другой братчик. Чтобы подчеркнуть религиозную направленность братства, Семьи назывались именами православных святых. К 1907 году в братстве было 10 семей. Вот некоторые из них: Николая Чудотворца – учителя; Андрея Первозванного – подготовительный класс к жизни в братстве (Рождественский хутор); Иоанна Богослова – семьи братчиков, занимающих административные должности при братстве; св. Александры – прачечная артель; Девы Марии – женская швейная артель. Описанные организационно-правовые принципы в жизни братства неуклонно соблюдались, хотя не раз были поползновения их изменить. Попыткам ревизии особенно подвергался пункт о распределении доходов поровну. Предлагалось перевести Семьи «на самоокупаемость» с дифференциацией доходов (тогда в России учителя получали в десятки раз больше, чем прачки). Однако Неплюев жёстко против этого восставал. Он считал, что в результате такой «перестройки» изменится целевая направленность братства, и оно станет работать ради обеспеченной жизни, а не ради Царства Небесного. Отметим, что помимо членов братства в братском хозяйстве работали и наёмные

рабочие. Однако они использовались в основном в полевую страду, да и их число не превосходило числа братских рабочих рук. Для наёмных рабочих было выстроено общежитие, и им выплачивалась заработная плата. Некоторые недруги братства критиковали Неплюева за то, что тот не создавал для наёмных рабочих каких-то особых условий. На это Неплюев отвечал, что братство любого с распростёртыми объятиями примет в свои члены. Но местные крестьяне (а они в основном и составляли контингент наёмных рабочих) хотели не братской жизни, а совершенно другого – накопить достояние, «выйти в люди», стать, скажем, кулаком или приказчиком. А потому, как правило, братство прирастало выпускниками неплюевских школ, в которых ученикам давался огромный нравственный заряд. Хозяйственная история братства Хозяйственную историю Крестовоздвиженского братства можно условно разделить на три периода: 1) с 1890 до 1901 года, когда Н.Н. Неплюев передал братству большую часть своего имения; 2) с 1901 по 1918 год – дореволюционный период; и, наконец, 3) с 1918 по 1929 год – советский период. Первый период жизни братства – период становления хозяйства и братских взаимоотношений. Численно братство растёт, хотя и не слишком быстро: 1890 год – 9 человек, 1897 год – 65 человек. В 1891 году Неплюев передал в аренду братству 255 дес. земли – Рождественский хутор, что положило начало братскому хозяйству. Земледелие в братстве развивалось на основе наиболее передовых технологий того времени – применялся десятипольный севооборот, что позволяло получать урожай в 31


2,5 раза выше, чем в среднем по Черниговской губернии. Была организована животноводческая ферма. По мере роста братства арендуемые им земли увеличивались. Было ли братское хозяйство эффективным? В 1903 году Неплюев писал: «Сказать, что Трудовое Братство безусловно выгодно в материальном отношении, невозможно. Оно безусловно не выгодно с точки зрения корысти. Оно безусловно выгодно для громадного большинства человечества, сравнительно с опасностями, необеспеченностью и бедствиями этого побеждённого в жизненной борьбе большинства. Оно безусловно не выгодно для меньшинства победителей в борьбе за существование и богатых по наследству, баловней судьбы»11. Здесь Неплюев говорит не об экономической прибыли (видимо, её в первый период существования братства не было), а о социальной эффективности братства. Безусловно, такая постановка проблемы обнаруживает в Неплюеве глубокого мыслителя, прекрасно

понимающего подлинный социальный смысл хозяйственной деятельности. Если хозяйство развивалось, то в духовном состоянии братства назревал кризис. Некоторые из братчиков старались жить за счёт других, а другие тяготились братскими порядками. В частности, указывалось на отсутствие свободы, засилье семьи Неплюевых и «мрачную религиозность» братской жизни. Весной 1900 года глухое недовольство части братчиков перешло в открытое столкновение. Снова встал вопрос о хозяйственной самостоятельности Семей. Один из недовольных даже провозгласил, что «труд не для стяжания мне представляется слишком большим подвигом»12. Однако в конце концов братство не поддалось этому соблазну. Диссиденты ушли из братства, а оставшиеся сумели сплотиться и последовать неплюевскому курсу. ______________ Историография Крестовоздвиженского братства довольно бедна. Из дореволюционных работ можно указать на прекрасную статью профессора Киевской ДА В.И. Экземплярского: В.И. Экземплярский. Памяти Николая

1

Николаевича Неплюева//Труды Киевской Духовной Академии. – 1908.– № 5 – С. 155–169, № 6. – С. 281–319, № 8 – С. 579–628. Из работ современных авторов можно указать на: Богун Н.А., Ткаченко В.В. Истина Николая Неплюева (Из истории Воздвиженского трудового братства)//Философская и социологическая мысль. – Киев, 1991. – № 10. – С. 147–167. Хорьков А. Н.Н. Неплюев и Крестовоздвиженское Трудовое Братство//Православная община – № 4 (10). – 1992. – С. 63–70. Авдасев В.Н. Трудовое Братство Н.Н. Неплюева, его история и наследие. – Сумы: РИО «АС-Медиа», 2003. – 64 с. Гордеева И.А. «Забытые люди». История российского коммунитарного движения. – М.: АИРО-XX, 2003. – С. 56–60. 2 Н.Н. Неплюев. Краткие сведения о Православном Кресто-Воздвиженск��м Трудовом Братстве. Издание Трудового Братства. – Чернигов, 1905. – 80 с. 3 Н.Н. Неплюев. Отчёты блюстителя о религиозно-нравственной жизни братства//Полное собрание сочинений. – Т. V. – СПб., 1908. – С. 65. 4 Там же. – С. 69. 5 Н.Н. Неплюев. Трудовые братства. Могут ли долее обходиться без них церковь и христианское государство и как их осуществить. – Лейпциг, 1893. – С. 3–4. 6 Там же. – С. 7. 7 Там же. 8 Там же. – С.14. 9 Там же. – С. 19–24. 10 Краткие сведения о Православном Кресто-Воздвиженском Трудовом Братстве. – С. 13. 11 Н. Неплюев. Беседы о Трудовом Братстве//Полное собрание сочинений. – Т. IV. – С. 185. 12 Н.Н. Неплюев. Отчёты блюстителя о религиозно-нравственной жизни братства. – С. 220.

Окончание следует

ПОПЕЧИТЕЛЬСКИЙ СОВЕТ НОТИН Александр Иванович (председатель) – президент автономной некоммерческой организации «Переправа», к.и.н. Морозов Павел Анатольевич – председатель фонда «Крестьянская слобода». ­­НИКИТИН Александр Анатольевич – президент компании «Альфапро». ХУРИ М.М. – руководитель инвестиционной группы.

РЕДАКЦИОННЫЙ СОВЕТ КАТАСОНОВ Валентин Юрьевич (главный редактор) – д.э.н., профессор кафедры международных финансов Московского государственного института международных отношений (университет) МИД РФ, председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова. ЗАМОСТЬЯНОВ Арсений Александрович – к.ф.н, литератор, заместитель главного редактора журнала «Переправа». Сомин Николай Владимирович – кандидат физ.-мат. наук. КУРКИН Борис Александрович – д.ю.н., профессор Московского государственного индустриального университета. ХОДАНОВ Михаил Алексеевич – главный редактор журнала «Переправа» (печатный орган АНО «Переправа»), член Союза писателей России, протоиерей. ЧЕТВЕРИКОВА Ольга Николаевна – к.и.н., доцент кафедры истории стран Европы и Северной Америки МГИМО (У) МИД РФ; товарищ (заместитель) председателя Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова. ЯКОВЛЕВА Ольга Алексеевна – адвокат Московской областной коллегии адвокатов, Почетный адвокат России, руководитель гражданского движения «Земля России – достояние народа», председатель Союза православных юристов. Редакция не берёт на себя ответственность за публикацию присылаемых материалов в полном объёме. В несокращённом виде материалы помещаются на сайт www.pereprava.org

Дизайн, вёрстка – А.Ю. Молодцов Корректор – Ю.В. Познахирко Адрес редакции: Москва, проспект Вернадского, 86Б, стр. 1; e-mail: info@pereprava.org Отпечатано в ИП «Пушкарёв»: 127550, г. Москва, ул. Прянишникова, д. 8А. Тираж 1000 экз.

32


Журнал "Наше дело" №3(17). 2013