Page 84

кие фразы. Тогда я стараюсь так же организовать русский текст. Но это будет не буквально фраза к фразе. А просто передаю ритм. Или наоборот, текст с длинными плавными фразами. Тогда тоже стараешься передать, но чуть-чуть менять всё равно приходится. У итальянского языка есть своя специфика. Часто бывает много повторений. В смысле, когда одни и те же вещи несколько раз разными словами описываются. Вообще, много, скажем так, описательности. — Что вы имеете в виду?

— Например, она не просто «открыла дверь». А «она подошла к двери, подняла руку, взялась за ручку и открыла дверь». Это специфика итальянского языка, и часто мы передаем это как просто «она открыла дверь». — А с точки зрения экспрессии итальянский не более яркий, чем русский?

— Я бы сказала, что он менее конкретный. Это заметно, например, в научной литературе. У нас принято писать сухим языком, используя конкретные термины. У итальянцев принято использовать много метафор. И если переводить буквально, русский текст будет выглядеть странно. Будет немного непонятен смысл. Не то чтобы мы убираем всё и делаем сухой русский текст, но мы стараемся смягчить этот момент. И в детской литературе тоже такое есть. — А с чешским как?

— С чешским проще, он в этом смысле больше на русский похож. Он достаточно конкретный. И с чешским у меня часто возникает такое ощущение, что я точно знаю, как это передать по-русски. Чешский и русский в одном стилевом регистре, если можно так сказать. — Но вы больше переводите с итальянского?

84

— Да. Но с чешского тоже. Для «Самоката» — Сиса. А в прошлом году, например, для издательства «Теревинф» я перевела два рассказа Людвика Ашкенази, не переводившиеся раньше. — А как они на вас вышли?

— Сначала они написали в ЖЖ. Им кто-то предложил меня. А потом и я увидела этот пост, и сама себя тоже предложила. — Как вы названия переводите, на что ориентируетесь? На оригинал или читательскую аудиторию?

— Спорные моменты всегда есть. Но название важно хорошо перевести. Вот «Послушай моё сердце» буквально так и называется. Однако мы думали. То ли «Послушай, как бьётся моё сердце», потому что просто про сердце вроде не очень понятно, если книжку ещё не читал. Но потом мы поняли, что будет картинка, на которой сердце прослушивается стетоскопом. И решили, что будет понятно «Послушай моё сердце». Оно и короче, и более ёмкое. Кроме того, есть книга Де Амичиса «Сердце». Так вот Бьянка Питцорно говорит в послесловии, что «вы послушали «Сердце» Амичиса. А теперь я хочу, чтобы вы послушали моё». Поэтому важно сохранить слово «сердце». — Вы её читали?

— Да, в детстве. Мне казалось, что все должны её были читать в детстве. Она знакома русскому читателю. Там как раз про школу. Вот Бьянка Питцорно и говорит, что он писал с точки зрения взрослого человека. А она попробовала показать школу глазами ребёнка. Как она это помнит. — С заглавием понятно. А как вы поступаете с говорящими именами?

— Например, в книжке Питцорно одна девочка хочет стать писательницей и всё время пишет какие-то рассказики. А в принципе, они борются против учительницы-самодурки, ненавидят её и ведут с ней войну, и в каждом рассказике есть какая-нибудь ужасная герои-

ня, которую зовут, как учительницу, но чуть-чуть по-другому. Учительницу зовут Арджия Сфорца, а в рассказах девочки она появляется то как Гарпия Смерца, то Анаконда Сморща. По-итальянски это всё, конечно, по-другому несколько звучит, и если бы мы так оставили, эти имена лишились бы отрицательных коннотаций. — Какую книгу вы мечтали бы перевести?

— Про кошечку и собачку без сокращений. Она написана хорошим языком. Богатым и смешным. Хотелось бы его передать. — Есть ли какая-то книга, чей перевод вам хотелось бы исправить?

— Нет. — А если я выключу диктофон, признаетесь? (смеются)

— Нет, у меня не было такого. Я бы Полачека перевела. Но надо пойти посмотреть на перевод, который уже существует. Если тоже с сокращениями, то можно самой перевести. — У вас есть друзья-перевод­ чи­ки, которые будут переводить текст, который им не нравится, только из-за денег?

— Ну, деньги тут небольшие. И сроки сжатые. Поэтому таких друзей нет. Все переводят, чтобы получить удовольствие. Вообще — чтобы хорошо переводить, надо любить текст. Так нам ещё на саминарах Элла Владимировна Венгерова говорила, и это правда.

Profile for Daria W

журнал "Переплёт" 2/2012  

второй номер журнала о детской литературе "Переплёт"

журнал "Переплёт" 2/2012  

второй номер журнала о детской литературе "Переплёт"

Profile for pereplet
Advertisement