Page 51

Переплёт №2/2012

А.Т.: Ну, в Швеции до меня уже было поколе-

ние писателей, которые были вполне социально ответственными и обсуждали подобные темы с детьми. Работая библиотекарем, я встречалась с читателями, обсуждала с ними прочитанное, выясняла, насколько им важны такие книги, насколько хорошо они понимают такие жизненно важные вопросы. Тогда я работала на выдаче книг в школе для мальчиков. И один из них, очень стеснительный и скромный, постоянно приходил ко мне и просил все время одну и ту же книгу. Книга называлась: «Я разговариваю с Леной» о трудном взрослении девочки. В конце концов, я спросила : «Что же ты всё одну и ту же книгу читаешь, давай я тебе другую подберу». Он говорит: «А других таких хороших нет». Я говорю: «Ну, давай я тебе всё-таки подберу какую-нибудь такую же хорошую», а он говорит: «Но только если не хуже». Для меня это стало настоящим стимулом — найти для него действительно настоящую хорошую книжку. Мне это удалось. Тогда я поняла, насколько для ребёнка, подростка в трудной ситуации действительно книга может быть значимой. Поэтому для меня так важно получать письма от читателей, которые пишут, что мои книги помогли им в трудной ситуации. Это потрясающее ощущение. Реплика из зала: Многие взрослые писатели затрагивают тему становления подростка. То есть традиция увидеть мир глазами ребёнка идёт из позапрошлого века и просто продолжается в нашем времени. А.Т.: Конечно, традиция описания становления подростка уходит корнями далеко в прошлое. Другое дело, что в те времена эти книги писались не для ребёнка, а скорее, для общей аудитории. Дети читали их наряду со взрослыми читателями. В конце концов, «Страдания юного Вертера» ведь тоже можно назвать книгой для подростков о становлении молодого человека. Однако традиция создавать социально важную литературу, адресованную именно детям и подросткам, родилась в Европе приблизительно в 60–70-е годы прошлого века. Вопрос зала: Ваши книги обладают замечательным свойством: и дети, и родители найдут для себя что-то важное в них, что-то ценное. И мой вопрос: откуда у вас появилась эта идея — написать о судьбе двух сестёр и именно во время Второй мировой?

А.Т.: Ну, не всегда легко сказать, откуда приходят идеи книги. Работая журналистом, я как-то писала статью о событиях Второй мировой войны, и мне пришлось изучить достаточно много исторических книг. И в одной из тех книг было краткое упоминание о том, что прямо перед началом войны в Швецию перевезли около 500 еврейских детей. Многих из них приняли шведские семьи на временное проживание. Я написала эту книгу в 90-е годы, в то время была война в Боснии, и впервые за многие годы в Швеции снова появились беженцы из европейской страны, а не c других континентов. Тогда мне показалось, что те события, которые происходят на моих глазах, являются явной параллелью тому, что происходило несколько десятилетий назад. Почему я написала книгу о двух сёстрах, а не об одном ребёнке? Мне хотелось показать два разных способа привыкания к чужой новой среде, как по-разному можно принимать новое. Вопрос зала: Анника, в современной подростковой литературе очень часто изображаются неполные семьи. Вам не кажется, что так размывается некий изначальный авторитет взрослого, что он показан несостоятельным? Ведь взрослый для ребёнка — оплот знаний, опора для ребёнка, а в этом случае он ничем не может помочь ребёнку. Получается как бы два разных мира, не понимающих друг друга. Это первый мой вопрос. А второй: вам не кажется, что, изображая в большом количестве такие семьи: неполные, несостоявшиеся, те, которые не нашли себе места в жизни, — автор делает это нормой для ребёнка? А.Т.: Ну, начнём с конца. Мне кажется, что это

не может стать нормой для ребёнка, потому что ребёнок будет читать разные книги. Наоборот, я считаю, что это хорошо, что ребёнок может увидеть, что семья может выглядеть по-разному. Скажем, в книге «Правда или последствия» четыре главных героини, и у каждой героини свои семейные условия, своя семья. Скажем, у девочки, которую зовут Карин, очень строгие и традиционные родители. Они воспитывают её в старом стиле, который, кстати, сегодня очень нетипичен для современной Швеции. У другой девочки, Фанни, на первый взгляд всё замечательно: есть полная семья, но родители так заняты своей работой и зарабатыванием денег, что девочка остается брошенной на произвол судьбы. А ещё одна девочка, Сабина, живёт с одной мамой, но эта мама занята устройством собственной жиз-

51

Profile for Daria W

журнал "Переплёт" 2/2012  

второй номер журнала о детской литературе "Переплёт"

журнал "Переплёт" 2/2012  

второй номер журнала о детской литературе "Переплёт"

Profile for pereplet
Advertisement