Page 39

Переплёт №2/2012

кретика, перечисление действий нередко создаёт повышенный риск «слезогонности». А вот просто лирическая картинка «здесь и сейчас» может обрести для читателя потрясающую глубину печали напополам с надеждой — как, например, в стихотворении Елены Наумовой «Девочка и дождь»: Дождь стучит на улице: кап да кап… Только мне всё чудится: пап да пап… Может, тоже слушаешь этот дождь. Вдруг возьмёшь, надумаешь и придёшь.

Когда, куда и почему папа ушёл, что по этому поводу думает мама и сама лирическая героиня — нам не обязательно знать, главное — за душу берущее девочкино «может, ты воротишься?..» под тихий дождевой аккомпанемент…

Однозначный и полный ответ на другой вопрос (а как на такую тему писать?), увы, не сформулирован, да и ответ этот, скорее, из области тайны творчества… Есть немало замечательных стихотворений на темы не то чтобы совсем «недетские» — но серьёзные, не малышовые, а уже подростковые, подразумевающие нередко диалог со взрослым после прочтения, — у Олега Бундура, у Марка Вейцмана… В таких текстах нет откровенной провокационности, проблемной заострённости, как в случае с «мамой-пьяницей», но это не делает их менее важными. Наряду с выбором такой темы, которая была бы во многом «недетской» и при этом не воспринималась бы как откровенно провокационная, «секретом успеха» в детском-недетском стихотворении мне представляется сохранение лирического начала, отказ от ухода в детализированный по действиям рассказ: делаем обед — сварили лапшу — греем сто граммов... Это не значит, конечно, что на право называться хорошими детскими стихами о недетских проблемах претендует только «чистая лирика». Но именно бытовая кон-

Впрочем, есть поэт, которому детские стихи на «недетские» темы особенно удаются. Зовут этого поэта Сергей Махотин. В случае с его текстами удивительным образом оказывается неважно, «остросоциальные» перед нами стихи (например, «Цыганёнок»), стихи о смерти («Бабушка») или просто подростковые («Мы с первого класса дружили», «Повлияй на Макарова»). Разговор о сложном получается у Махотина именно таким — довольно простым по форме (то есть лёгким для восприятия юным читателем, но с богатой палитрой живых разговорных интонаций), искренним, доверительным, порою пронзительным — и всегда при этом без нарочитой слезогонности… Ключевой особенностью подобных стихотворений Махотина я назвала бы особую совестливость героя. Он отводит глаза от шапки из собачьего меха, которой хвастается одноклассник, он собирается навестить незнакомого мальчика, скучающего в больнице, он чувствует неловкость и даже вину, что у него самого дома всё хорошо, а в семье у друга — не так… Это что-то сродни «Я знаю, никакой моей вины <…> Речь не о том, но всё же, всё же, всё же…» Александра Твардовского. Герой Сергея Махотина по-особенному чуток к миру, к людям, к чужой боли и готов сам поучаствовать в разрешении «слезогонных» проблем. Ненавязчиво, своим примером он учит этому и читателей, маленьких и взрослых.

39

Profile for Daria W

журнал "Переплёт" 2/2012  

второй номер журнала о детской литературе "Переплёт"

журнал "Переплёт" 2/2012  

второй номер журнала о детской литературе "Переплёт"

Profile for pereplet
Advertisement