Page 36

тн Иные авторы как подростки перед свежепокрашенной стеной в подъезде. Не могут удержаться, выполняя «норму порчи», чтобы обрести равновесие. А «модная» тема в талантливой книге Ирины Зартайской «Все бабушки умеют летать» открывает новое направление в поэтике. Каждая глава в повести как памятный семейный медальон. Или старая фотография в альбоме, рассматривая которую в мельчайших подробностях: в сгибе, блике, в детали, предмете — обнаруживаем сокровенное знание ушедших мгновений. Разгадку того, что до сих пор было тайной до этого нашего озарения. Голос девочки, героини повести, создает ритм движения, такой, чтобы не обронить ни одного слова. «Все бабушки умеют летать. Я знаю, я видела. Бабушки летают не высоко, не низко. Так, чтобы можно было погладить своих внуков по голове… У меня тоже была бабушка. И она умела летать». Заметили, сближение времен — настоящего и прошедшего? Между ними, этими временами, и звучит голос девочки, возникает время «без бабушки». Что переживает ребенок? «Я вижу открытое окно. Значит, бабушка всё-таки улетела. Мне становится очень обидно, что она не попрощалась. Но я рада, что её крылья в порядке». Есть в этой книге ещё один высокий урок искусства, страстный и открытый, — иллюстрации. Они принадлежат разным художникам. Двадцать два современных художника (двадцать два графических стиля!) очень бережно подтверждают радость: у каждого своя бабушка. Этот невероятный риск издателя в поиске художественного со-

36

дружества иллюстраторов «проявил» идею автора прозы. Прекрасный сюжет нашей жизни задумывают такие разные бабушки! Мы можем с вами убедиться, что замысел издателя Анны Амасовой и уникальный талант Ирины Зартайской — свершившееся чудо создания «крылатой книги» на «модную» тему. Способность автора ответить на вопрос: «Зачем я тревожу душу ребёнка, проявляю его сокровенный замысел?» — основа эстетики мышления в создании образа мира для ребёнка.

Этим даром в высочайшей степени наделена Дина Сабитова. Ее роман «Три твоих имени» — подлинная, тяжелая история испытания судьбой в отрочестве. В финале романа — опыт духовного откровения героини — автор раскрывает способностью видеть детали, знаки гармонии в мире. Антиутопия Лоиса Лоури «Дающий», изданная «Розовым жирафом», в самом названии заключает метафору позиции взрослого по отношению к детям. «Дающий» ценою собственной жизни, чтобы открыть будущее. 44 года назад написали А. и Б. Стругацкие роман «Гадкие лебеди». Главный герой — писатель — томится и страдает от стыда за свое серое и несвободное детство, оказавшись в самом центре будущего. Среди детей. Его настигает и наказывает время собственного лицемерия в детстве. Тогда он, серый и деловитый птенец, с одуряющим энтузиазмом, создавал будущее, в котором теперь дети, и его дочь, пленяются мокрецом, лёгким, почти нематериальным, словно тень. «И дети смотрят на него, и не просто смотрят, а тянутся к нему», счастливы, «удовольствие и радость так и брызжут». В детской книге наши дети проходят испытание на доверие к слову, они обретают свой голос и речь. Тонкие, изящные инструменты мышления, духовной и душевной жизни. Они уязвимы. Резонанс смысла усиливается их способностью слушать и слышать в детстве, иной, чем у взрослых. Опыт мира в слове и речи. Каждый творящий — свободен. «Запретные» взрослые в детской литературе — люди, не постигнувшие смысла свободы.

Profile for Daria W

журнал "Переплёт" 2/2012  

второй номер журнала о детской литературе "Переплёт"

журнал "Переплёт" 2/2012  

второй номер журнала о детской литературе "Переплёт"

Profile for pereplet
Advertisement