Page 18

тн думаю. Мне не нравятся сложные, запутанные объяснения. Всё, что написано в этих книгах, сказано простым языком, несмотря на то, что вещи, о которых я говорю, очень сложны. Иногда издатель мне говорит: ну, это слишком для детей. Иногда я его даже слушаю. — Мы на опыте Маши убедились в том, что родители не любят, когда детям задают неудобные вопросы. Готовы ли современные родители обсуждать с детьми такие серьёзные проблемы?

— Нельзя сказать, что именно современность тут играет большую роль. Процесс размышления, анализа действительности никогда не был приоритетом большинства. Думать, размышлять — это пугает. Мало ли до чего можно додуматься? Ведь размышлять — значит посмотреть на привычные вещи по-другому. Мне кажется, что как раз сейчас философские книги стали неожиданно популярны. Это новый феномен современности, потому что, вообще говоря, философия имеет дело только с абстрактными понятиями, которые не приносят выгоду, их нельзя потрогать или попробовать. Мои книги переведены на тридцать языков, и это значит, что люди заинтересованы в том, чтобы перед их детьми ставились важные вопросы. Конечно, таких родителей меньшинство. — Вы проводите свои семинары во многих странах. Какие культурные различия вы наблюдаете, задавая свои неудобные вопросы?

— Мы только что с вами видели очень типичный для России пример. Здесь очень сильно отрицание проблем. Эту девочку воспитывают так, чтобы она была идеальной во всём. Любую проблему она будет отрицать. И я вижу, что в России такие настроения достаточно сильны: отрицание проблем и гиперопека над ребёнком. В русской семье детям слишком много соломки стелют. Даже ваша реакция это подтверждает, вы же сказали: «Бедный ребёнок»! Эмоциональная реакция очень характерна для русских, «бедный ребёнок, она страдает, ей надо дать носовой платок». Мир жесток, ребёнка надо защищать от него любыми методами — так вы думаете. — А в других странах не так?

— Если сравнивать с Францией, то нет, там подобная позиция не доминирует. Больше общего в этом отношении у русских с испанцами. Гораздо проще всё у британцев, поскольку у них в основе воспитания лежит идея о том, что ребёнок должен быть готов к жизненным трудностям, к жестокости мира. Британцы менее сентиментальны, чем русские. В России многие школьные учителя хотят, чтобы их классы были, как семья. Мне кажется, что это ошибка. Я очень ценю русских педагогов, таких как Ма-

18

каренко и Выготский, которые говорят, что школа — это общество, а не семья. Выготский защищает концепцию кризиса: человеку необходимы кризисы, чтобы чему-то учиться. Но в большинстве семей в России, как и у многих учителей, всё-таки на первом месте защита. Всё должно быть хорошо, всё идеально, и человек может достичь успеха, если будет хорошо учиться и каждый день заправлять постель. А ведь это неправда. — Мне кажется, что девочка просто испугалась неожиданных вопросов от незнакомого человека…

— Вы хоть на минуту можете перестать проецировать свои эмоциональные реакции на ребёнка! До того, как я пришёл и спросил её: «Нет ли у тебя каких-нибудь проблем в жизни?», в неё уже была заложена установка о том, что нужно врать, говорить, что всё хорошо, даже если проблемы есть. Я же не закладывал это ей в голову! Это родители заложили. Я-то уеду, а она останется. Я — не причина проблемы, я лишь приоткрываю её. Вы выдаёте эмоциональные реакции, вы не хотите думать. И так ведут себя многие родители, которые сталкиваются с моими книгами. — Вы же понимаете, что многие могут быть расстроены или оскорблены вашими книгами?

— Конечно, есть такие. И не только книгами, но и тем, как я веду себя на семинарах. Ну вы же сами видели, что я делаю. Я ставлю людей в неудобные ситуации, пытаюсь их раскрепостить. Надо сказать, это очень сложно — вдруг съехать с привычной колеи, вылезти из скорлупы, начать думать не так, как ты привык. Это бывает болезненно. Моя книга про чувства начинается с такого вопроса: «Откуда ты знаешь, что родители тебя любят?». Дальше идут варианты ответов: «Потому что они меня целуют». «А что, все люди, которые целуются, любят друг друга?». «Ты хочешь, чтобы тебя всё время целовали?». Некоторым родителям это очень не нравится, потому что это роняет зерно сомнения в души их детей. Но не я роняю это зерно. Оно уже есть в душе любого ребёнка. Каждый ребёнок склонен сомневаться в том, что его любят родители. — Скажите, какие книги были значимы для вас, когда вы были ребёнком?

— Когда я мне было десять, меня просто потрясла книга Горького «Детство». — Ого!

— Что — «Ого»!

Profile for Daria W

журнал "Переплёт" 2/2012  

второй номер журнала о детской литературе "Переплёт"

журнал "Переплёт" 2/2012  

второй номер журнала о детской литературе "Переплёт"

Profile for pereplet
Advertisement