Page 1

Серонхелия В это никто не поверит

Беседовал Валерий Печейкин Фото из личного архива Сергея Дудника

Н

ачиная интервью, я не мог избавиться от желания оправдаться в нем. Мне казалось, что всерьез говорить с Серонхелией — значит рисковать своей репутацией. Ведь репутация самой Серонхелии — «на грани фола». Что скажет об этом моя внутренняя марья алексевна?.. Но в конце концов я решил, что если удастся пробудить в «тете маше» хотя бы попытку сочувствия — это будет, для меня лично, гораздо большим достижением, чем гей-парад на Красной площади. Про Серонхелию пока не написано в Википедии. Хотя статья о ней скорее появится на Луркоморье. Официально Серонхелия (Сергей Дудник) — арт-критик, уже почти три года работает выпускающим редак-тором единственного гейжурнала Украины «Один з нас» («Один из нас»). Что еще сказать?.. Серонхелия подобрала себе множество определений, да столько, сколько нет у самого Аллаха! С их полным списком (от «медиашлюхи» до «хрононавта») можно ознакомиться в ее блоге caligula-prank.blogspot.com.

70 КВИР 2011

Знаешь, мне всегда хотелось сделать откровенно идиотское интервью. Такое, в котором вопросы будут еще более идиотские, чем те, которые задают президенту. Мне показалось, что сейчас выдался такой случай. Но, к счастью, понял, что эпатировать эпатирующего — дело бесполезное. Итак, объясни для начала, почему ты, Сережа Дудник, называешься Серонхелией? Это испанский вариант имени Сергей. Я же великая выдумщица. Вот тебе еще варианты: Сергий, Серчитта, Серюша, Серюха (сивуха), Сенюха, Серхио, Серочелли, Серочелла, Серочетти, Серинита, Серонюта, Серинюта, Серутти, Серган, Сергана, Сергания, Серганита, Серганалия, Сергазма, Серганстр, Сенюла,

Селюня, Серинада, Серининадо, Сериоченьнадо, Серисий, Серисия, Сериситто, Серичетто, Серичетта, Серичетия, Серличетта, Серлачитта, Сералуз, Серлучитта, Серюня, Серлуна, Серлунитта, Сериния, Серполуния, Серетти, Серетта, Серитан, Серитана, Сеританалия, Серанита, Серитакс, Серипаха, Сергесса (пидресса), Сергечитта, Сергуся, Серговера, Сертера, Сертерия.

Когда ты сняла свое первое видео? О чем оно было?

Это было гей-порно. Я дрочила в ванной и ржала конем, когда кончала. А первое видео, которое выложила на YouTube в мае 2009 года — «увертюра» под Александра Вертинского на песню «Пикколо Бамбино». Подруга Алиса снимала меня во Львове на


Еще планирую завести партнера. Не любовь. Любовь — миф народных масс (или чтоб за секс не платить). За любовь принимают спермотоксикоз или выдают желание сесть кому-то на шею.

кассетную камеру. Мы ходили тогда с Алисой по магазинам и, увидав надписи на продуктах «без ГМО», выкрикивали: «Без гомофобномизогинного онанизма!» У меня не было мысли сливать все это на YouTube, пиарить и раздувать. Эта мысль говном всплыла где-то после дюжины роликов.

Серонхелия испробовала уже многое: засовывала апельсиновый фаллоимитатор в зад, испражнялась, разговаривала анальным отверстием и, конечно же, демонстрировала половые органы. Расскажи, пожалуйста, о своих планах на будущее? Спрашиваю об этом так рано, чтобы сразу исчерпать этот вопрос.

На сексуальную тематику лучше ведутся. Я хочу быть понятой большей аудиторией, посему клепаю много абсурдных трешевых видео. Как ни крутись, а жопа все равно сзади. Посему и впереди будет без неожиданностей. Опыт, сестра, жизненный опыт… У меня часто спрашивают, сколько сантиметров мой член в длину и сколько в диаметре? В будущем планирую измерить его штангенциркулем и заснять этот процесс на видео, чтобы быть предельно точным. Или снять, как я брею свои наружные половые органы или как записываю монологи своей брезентовой вагины. Или снять, как я трахаюсь с кем-то пучком, триптихом, скажем, или как я дотягиваюсь языком до своих сосков.

Комментарии, которые тебе пишут, — это довольно часто пожелания смерти, которые отличаются только способами самоубийства. С «годами» ты научилась на них реагировать? Ну это тоже своего рода перформанс: феерия быдла. Смотрите, любуйтесь… В таком окружении просто дышать — уже вызов. Так что чуть больше или чуть меньше эпатажа — несущественно. Гомофобия — раковая опухоль человечества. Когда какое-то мудло особо достает меня, у меня возникает огромное желание обрезать ему хуй по самый подбородок! Читаю терабайты говна. Каждый день мне пишут сообщения вроде «очистим страну от пидарасов! слава России!» Хочешь очистить Россию — убейся ап стену. И на х… мне твоя Россия, кстати, если я живу в Украине? Тили-тили, трали-вали, чтоб вас, сук, четвертовали. Интересно, в каком кругу дантового ада сидят насильники над естеством геев?

KVIR.RU 71


У себя в блоге ты сетуешь на то, что гей-движение в России (которого, на твой взгляд, вообще нет) не разделяет идеи Берроуза. «Его герой Ким Карсонс не голосует на референдуме за гей-браки и не пишет эссе о равноправии, а берет ружье и отстреливает гомофобов». Тебе, судя по всему, идеи Берроуза близки. Готов создать нечто вроде Гомосексуального фронта революционного действия и возглавить его, как Ги Хокенгхейм? Или твои слова — не более чем устрашающая тарантелла?

Но все же любой блоггер существует ради своих читателей/зрителей. Им Серонхелия известна, а что ты знаешь о своих подписчиках (поклонниках и гонителях), есть их коллективный портрет? Разная публика. Скажем, фанаты Alejandro или Криса Крокера. Они немного пересекаются, но не полностью. В основном меня троллит жаренная троллятина. Меня боятся. Видят, что человек может быть совершенно другим, и им от этого очень некомфортно.

Ты упомянул Криса Крокера. Он на тебя повлиял? И если бы ты вступился сегодня за какую-то медийную персону (как он за Бритни Спирс), кто бы это был?

Крис Крокер — мое все! А вступаться не стала бы ни за кого! Поклоняйтесь мне, пока я не стала требовать даров! Слава Серонхелии, слава Серонхелии! Я пере… ла столько медийных персон (того же Митю Кузьмина), что теперь смотреть на них не могу без содрогания… Да, я такая!

От отдельных людей давай перейдем к сообществу. Серонхелии есть с кем идти на гей-парад?

Нам до них, к сожалению, далеко. Народ живет кто в совке, кто в религиозном бреду, кто-то мечтает о хуторянско-шароварной Украине, кто-то — о втором пришествии Гитлера или о первом пришествии Путина. Геи разобщены. С кем идти на гей-прайд? Людям нужны крестовые походы и газенвагены. ЛГБТ-сообщество страдает от разобщенности, нежелания работать себе во благо, инертности, от веры в сказки про себя само. Разве не пошло встречаться с симпотным, умным пацаном, лапшать ему про любовь, трахаться с ним и в то же время ходить налево? Это не единичный случай, между прочим. И этим же минетным ртом наши пи…сы продолжают говорить о любви и верности, об идеалах ЛГБТ-движения. 72 КВИР 2011

Я фанат Берроуза и повсеместно цитирую Кима Карсонса, дескать, человеческий скот тучнеет и готовит себя к убою. Да, я, как и Берроуз, радикален и трансгрессивен. Я уже создал такой революционный фронт — это мой журнал и мои блоги с внушительным количеством радикальных статей. Я очень люблю фразу Хокенгхейма, вдохновлявшегося Стоунволлскими бунтами: «Rather than being lovers in order to breathe, we are queer in order to escape asphyxia», — которую я перевела так: вместо того чтобы любить и дышать, мы, геи, пытаемся избежать удушья.

Наверное, от стереотипов самих геев ты страдаешь не меньше, чем от всех прочих?

Я не хочу, чтобы меня обсуждала толпа стереотипных пи…сов. Не хочу участвовать в массовке. Скажем, сериал «Близкие друзья» (Queer as Folk). Он мне не понравился. Я понимаю, что многим нужен такой сериал, чтобы они почувствовали себя не одинокими, чтобы примерили на себя тот или иной типаж, подсмотрели, как нужно действовать в той или иной ситуации. Но, по большому счету, все это — для слабых, для сомневающихся, для запуганных. Если ты все для себя решил, если ты договорился сам с собой, со своей сексуальностью, и в ладу с окружающим миром, то этот сериал для тебя — пустая трата времени. Кому-то он поможет решить/договориться/поладить, но я делал все это без него.

Тебе не нравится Довлатов, так как он писал рассказы, а не романы. Между тем у него есть замечательная фраза: он был одинок и непроницаем, как водолаз. Мне кажется, это во многом про тебя…

У меня нет секса: мне не нужна машина для еб…и. Я не хочу заглядывать в эту бездну — я боюсь взаимности. Я переживаю муки полной свободы, а значит, ненависти со стороны геев. Они часто несвободнее натуралов. Я к гомосексуалам (педофилам,

зоофилам…) толерантен, но не общаюсь с ними. Большинство из них — макабрические быдлоиды. Часто страшнее натуралов. И часто думают, что они личности уже только потому, что у них такая особенная ориентация. Может, это и красит человека, но не для меня.

Многие, не я один, впервые увидев Серонхелию, подумали: «Хм… Наверное, у этого парня серьезные проблемы с родителями». Потом я узнал, что родителей у тебя нет… С этого момента мне многое стало понятно (если не в тебе, то в твоем поведении). Тебе, судя по всему, нечего и некого терять. Не думаю, что об этом стоит говорить.

Почему?

Не хочу радовать кого-нибудь своими проблемами.

Надеюсь, среди твоих подписчиков есть люди, которые умеют сочувствовать, а не злорадствовать. Почему бы не говорить с ними?

Не уверен, что читатели гейжурнала смогут себя со мной идентифицировать. Меня бросили в роддоме, с тех пор я одиночка. Мое прошлое — бесконечная тупая пи…да. Такое колхозное детство даже сложно представить. Я жил на отшибе всякой цивилизации, в селе. Вокруг степь. Там, в Донецкой области, находился интернат (инкубатор) имени урода Макаренко. Вместо уроков мы ходили обрабатывать поле, копать, собирать траву, из которой плетут веники. Их продавали, так у директора появлялся доход. За успехи в учебе там чмырили, причем — публично, на линейках. Я отправил в местную газету несколько эссе, которые опубликовали. После этого воспитатель натравила на меня старосту, который меня избил. Вся школа этому радовалась. К одиннадцатому классу, кроме меня и еще пары человек, никто не умел читать. Вокруг одни имбецилы, включая преподавателей (которые сами были безграмотны, а некоторые еще с психиатрическим диагнозом в карточке). Вся


система интерната стоит на взаимном взыскательном унижении. Воспитатели чмырят воспитанников, а те, когда подрастают, чмырят воспитателей. Детям сызмалу втирают, что они не должны были родиться, что они уроды. Поэтому дети выходят из интерната морально изуродованными: нюхают клей, воруют и убивают. Когда я оттуда вышел, я тоже был имбецилом, но умеющим читать. Я этого никому не говорю, ибо в это никто не поверит.

Но на этом твои мытарства не закончились…

Поскольку мне негде было жить в Донецке, я каждый год без экзаменов вступал в училище. У меня их было пять. Ремесла в училищах меня не интересовали, я же великий филолог. Я не учился. Меня до совершеннолетия не имели права отчислять и выбрасывать на улицу. Это была бесконечная круговерть, я перебегал из училища в училище,

но рожи везде были одинаковы. И везде возникали одинаковые ситуации, когда я получал тумаков. Из предпоследнего училища меня, как дворнягу, вышибли пинком. Это было 30 января, на мое 18-летие. И с этого дня по октябрь я жил на улице. Сначала я ночевал в подъездах, и местные жильцы пинали меня и гнали к бомжам. Потом я ночевал в сырых зловонных подвалах, падал от голода в обморок. В марте я стал ночевать на скамейках. Было очень страшно. Я простудил себе почки. Целыми остались у меня только шесть передних зубов, остальные загноились и раскрошились —

я ведь не чистил зубы. От зубной боли я кричал и падал на дорогу, на шоссе чуть ли не под колеса машин. Вызвали скорую, но ведь скорая бомжей не обслуживает... Сейчас я вылечил зубы, а вот почки и язву желудка — нет. Сейчас у меня нет прописки. Без нее я не могу лечиться, ходить в библиотеку или просто уехать из этого быдлостана. По сути, у меня нет самых простых гражданских прав. Хочу, чтобы этот еба…ый Хохлэнд подорвали террористы. Вместе со мной. Смерть быкам! Здесь книги не издаются именно потому, что помимо тюремного быдла тут ни хуя нет. Потом я пару раз подставлял очко за гречку. Оба пидараса оказались мерзкими и богобоязненными. Я называю это карнальноприапическим периодом моей жизни. Я так плохо выглядел, что во мне никто не хотел видеть сексуальную хрюшку. И у меня не было ни копейки, чтобы выйти в Интернет и схлестнуться с каким-нибудь гомосексуальным чмом. Я воровал книги. Думал, что сдохну, и мне очень хотелось перед смертью почитать что-нибудь феерическое. Так я слямзил томик Беккета. Книга оказалась паршивой, зато с суперобложкой и цена феерическая. Летом 2007 года моя подруга Алиса привезла в Киев. В сентябре я нашел приют для туберкулезных бомжей и чудом поступил в следующее училище. Меня снова за скрытность били малолетки, а в феврале отчислили. К счастью, меня из сочувствия взял жить Стас — мой друг и главред нашего журнала. Так я стал редактором.

Без комментариев…

Многие думают, что я «вхожу в образ». Но четкой границы между мной и Серонхелией нет. Просто я по-разному проявляю чувства. Имя Сергей — эти избитые шесть букв — мне в роддоме какое-то ху…ло в паспорте начеркало. Я человек, а потом уже Сережа или Серонхелия. KVIR.RU 73


Пи…да с повинной Текст Сергей Дудник (Серонхелия)

О

тдельная тема мое — мазурничество. Воришка из меня был неспособный и неуклюжий, но авантюрист щегольской. Первая кража на сумму более 500 гривен барахла и нижнего белья, которое я напялил в примерочной и беспонтово вышел, прошла около десяти вечера. Я вышел из «Амстора» в районе цирка, и тут подкатили вышибалы с призывом «пройдемте». Завели в комнату, раздели догола, разобрались, где мои шмотки, 74 КВИР 2011

а где их. Сфоткали меня на память в анфас и профиль. У входа в маркет до сих пор висит мой портрет. Прикатила ментовка, в которой вместо колонок была клетка с подорванной собакой. Отвезли меня на отшиб Ленинского района в местный участок, посадили в КПЗ, в которой валялась одна разлагающаяся дымящаяся плоть, впитывающаяся в щели штукатурки, и метался завсегдатай тюряги, который вчера отсидел свой срок и уже сегод-

ня повторно загремел. Ментовский ворох наводил справки, этот ничтожный налаженный аппарат подавления и предотвращения крамолы промывал мне мозги и, похоже, готов был учреждать не только власть, но и мою природу. Были удивлены, что я из интерната и учусь в национальном универе на журналистике. Пришел вертлявый следователь, рычал в неистовой свистопляске, а меня распирал любострастный пыл тюремного наваждения, будто

ширинку вспорола огромная косматая рука. Я чувствовал себя эдакой напомаженной обмякшей отроковицей. Меня, заморыша, вмиг распикасило. Вот она, плотоядь, зло, которому хотелось отдаться без остатка. Следователь мне грозил сроком, а я представлял, как дрейфую, а затем воркую с бандитами и кровопийцами. Ах, я буду гнить и рассыхаться, а потом, при малейшем дуновении ветра, буду разлетаться пылью. Я видел, как


расплывшиеся горой верзилы и троглодиты рвут мои дыры в порыве злобы, замешанной на вожделении, доисторический бестиарий раздирает меня. Прибой оргазма перерастает в шторм. Сплошная каша тьмы и забвения изумрудными хвощами расцветала на сифилитических гениталиях преступников, пары которых готовы были впитать мои поры. Бурьян нарождающегося сознания прорастал в моем темечке. Пустословие следователя манежило и

отсрочивало кипящее буйство моих солнечных отверстий. Его буффонады и простота нравов пробудили мой сон разума, и я решил нанести удар каким-нибудь философским высером. Тут-то он и опешил и, как мать, стал увещевать, какой я дурак. Меня отпустили поздней ночью с условием, что утром я прикачу. Ага, ждите, бляди... Следующий казус был вынужденным шагом в сторону от голода, когда меня с полчаса хуярил малорослый (меня

каждый раз какие-то зашоренные карлики хуярят) мент ногами что есть мочи и заставлял меня у него отсосать. В «Обжоре» на пл. Ленина я стащил шоколад. Я его умолял, чтобы он не звал ментов. Он согласился в обмен на мобилку и вещи, когда я судорожно крючился на полу от боли. Меня еще никогда так сильно не пи…дили. Сейчас, когда я по капле выдавливаю с кровью и потом свое прошлое, возвращение в Донецк было бы воистину проклятьем и гангреной в пустоши, долгой одиночной мучительной смертью. KVIR.RU 75

Серонхелия  
Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you