Panorama 20, 2022

Page 30

panorama media group

nанорама

B6 апостолы и грешники Окончание. Начало на стр. В4 Региональное черноморское командование турецкой береговой охраны как раз-таки и расположено в Самсуне. По правилам, ты должен был постучать в их дверь. Тут Марат снял толстые очки и принялся их протирать, глядя на Сашку подслеповатыми беззащитными глазами. – Как же я мог явиться, если я и ходить-то не мог? Да и не знаю ведь я турецкого-то, – забормотал растерявшийся беженец. – Ну-ну… – только и ответил Марат, – мне придётся самому отвезти тебя в Эсенбогу. В аэропорт, то есть. – Я буду вам очень признателен! – То есть ты не возражаешь против перелёта в Германию? Тут Сашка оторопел. Почему он должен возражать? Что-то тут происходит, чего он не понимает? Зачем они спрашивают? И разве вправе он это решать? – А вы как поступили бы на моём месте? – Даже не задумался бы на полсекунды! Мюнхен прекрасен. Но нам формально нужно твоё согласие – ведь обратился-то ты к нам. – А нельзя мне прямо сегодня улететь в Германию? – Я понял ответ, – засмеялся Марат, – но не думаю. Должна подтвердиться хотя бы часть информации о вас. Хотя бы малая часть. Таков протокол. Но если вы были откровенны с Сюзан – я не вижу никаких препятствий для вылета завтра, – официальным языком отчеканил переводчик, ненадолго перейдя на «вы». – А сейчас расскажи мне подробно про Яли. – Кто это – Яли? – Мы с Сюзан на основании твоего рассказа определили место прибытия как поселок Яли к западу от Самсуна – там, если верить карте, действительно есть небольшая бухта за насыпным волнорезом. Ты помнишь названия яхт? – Нет. Но два Кемаля вам всё с удовольствием расскажут. К тому же товарищ мой всё ещё там. Яхты все старые и облезлые, но два больших катера – новые совсем. Да я ж это всё рассказал уже.

Разместили его в новеньком белом отеле на самой окраине Анкары, рядом с аэропортом. Марат попросил не покидать территорию. – В номере, конечно, сидеть не обязательно, – доверительно сообщил он, – но вон там, над паркингом, недурной бассейн – можно позагорать. Ах, да-да! – махнул он рукой, взглянув на шею собеседника. – Но есть ещё неплохой бар на крыше. А вот уходить в город не следует. Организм Сашкин, по всей видимости, набрал достаточно сна и восстановился неплохо. Подобно охраннику, мерил беглец шагами здание отеля, но усталость и сонливость не приходили, а нервы не успокаивались. Поздно вечером, более, чем через сутки, приехал рассеянный Марат – привёз запечатанный конверт для Толстовского фонда и выездной идентификационный документ на печатном листе с притороченной круглыми клёпками фотографией. – Посоветуйте мне что-нибудь! – взмолился Саша, рассматривая это диковинное удостоверение. – Вообще-то, не положено этого де-

лать, но я, так сказать, в частном порядке – просто мнением поделюсь. Я – специалист по тюркским языкам. Это не совсем то, чем занималась ваша матушка, но мне будет интересно посмотреть её работы – я всё переписал, а кое-что даже успел заказать… К чему это я? – потеряв мысль, вдруг спросил он Сашку. – Н-н-не знаю, – растерялся тот. – Ах да, вспомнил! Так вот, мать ваша – Амелия Фальк – фольксдойче. А вы, соответственно, статусный немец. Это термин такой, ничего особенного он не подразумевает. – Немец? Какой же я немец? – расстроился Сашка. Он уже был Немцем, и ничего особо хорошего из этого не вышло. – Тем не менее, тем не менее… Вы можете попросить гражданство ФРГ и, похоже, вам не смогут отказать. – А что, Америка меня принять не хочет? – Примет. Но только год будете ждать грин-кард, затем ещё пять – гражданства… А тут – сразу! Впрочем – это ни в коем случае не совет! Вам, с вашим уровнем английского, скорее всего, лучше будет в Штатах. Я, видите ли, люблю грешным делом старушку Европу. – А чего мне следует ожидать в Мюнхене? – уже в машине вежливо поинтересовался Сашка. – Да ничего особенного – там довольно много молодежи из Афганистана. Бывшие пленные солдатики – некоторые из них сами перешли к моджахедам. Они боятся или просто не хотят возвращаться в Советский Союз. Там должен быть Слава-сержант – привет передавайте. Я сам его оформлял и отправлял – Слава ушёл из погранзаставы сюда, в Турцию. Впрочем, он уже в Штатах, скорее всего. Может, будут и те, кто бежал в Европе – туристы, моряки… Народ в любом случае непростой, интересный, но несколько трагичный. В этом плане у вас огромное преимущество. – Не чувствую, не понимаю своего преимущества... – Ну как же! У вас отличное самообладание, превосходный английский. Уход ваш осмыслен, продуман, взвешен – это не следствие случайного попадания в плен. Вы вообразить не сможете состояние этих молодых парней – их душа разорвана. Они не представляют и не очень понимают, что их ждёт. Им хочется назад, в ту единственную жизнь, которую они знали – но это невозможно. Они не знают языков, да и вообще мало что знают. – Да. Но им по двадцать лет или даже меньше. Выучат язык, освоятся, забудут плохое. Я бы поменялся местами с любым из них. – Ну вот! Вы ещё и философ, – засмеялся Марат. Впереди показалось здание аэропорта. – Ах, да – вот ещё вспомнил! – у меня для вас месседж от госпожи Ривс. Она настоятельно рекомендует рассказать журналистам историю о партаппаратчике, которого убили – не помню его фамилию. Сюзан считает, что оглаской этой истории вы себя обезопасите на будущее. Ну, – говорит, – или пусть книгу напишет! Вот. Пишите, значит, книгу! А товарищ ваш ушёл обратно в море – не застал я его. Эпилог Нет, конечно – Иосиф не обманщик! И адрес он запомнил назубок – Батуми, улица Ленина, 11, квартира 2. Но

almanac panorama #20 (2145), May 18 - 24, 2022

– Пётр я, – сказал как отрезал. – А чего это ты меня вытащил, дядь Пётр? – Да ты тыщу лет мне не упирался! Вытаскивать тебя… – Но ведь вытащил же, – удивился сумасшедший, срыгивая солёную воду. – Просили за тебя – вот и вытащил. – Да кто ж просил-то? – не отставал Бим, вращая головой и пытаясь по привычке разглядеть звёзды. – Просил-то кто? За долги, что ли, дядь Петь? За долги? Так я ж отдам! Я ж деньги везу… вёз… – Кто просил, кто просил… Коты просили! – Коты? – охнул Оська. – А они считаются? – Ну, не как псы, но считаются, конечно! И как это – котов не слушать, не считать? Может, профком слушать прикажешь? Отдел кадров? Да ты в уме ли? Тут он снова вспомнил, что клиент никак не может быть в уме, и сплюнул. Они поднялись над облаками, и им открылся купол ярких звёзд. Внизу до горизонта в любую сторону простирались чёрные тучи, а вспышки молний тут и там освещали их изнутри красивым пепельным светом. Слева бесшумно летел большой пассажирский «Боинг», окна его ярко светились. – Это Саня в Америку летит, – заявил Бим. – Нет, – сощурившись, вгляделся в самолёт Пётр, – в Германию, кажись, – и вспомнив Студента, добавил: – Тоже подарочек, не приведи Господь. Свободной рукой он быстро перекрестился и снова сплюнул. А прямо над ними висела огромная желтоватая луна. Безразличная холодная луна для всех. Для живых, для мёртвых и для тех, кто в море.

только с такими-то деньжищами он лучше туда на самолёте слетает и вручит все бумаги как положено! Сразу, как дойдёт до Одессы – сутки отлежится – и в Батуми! Так даже надёжней будет. Секстант вот только сразу надо в клуб вернуть – неудобно получилось. Шторм накрыл его на третий день. Это не был внезапный, налетевший откуда-то ураган – нет. Погода портилась постепенно, ветер усиливался и на гребне волны дул с неистовой силой. Уже улетел парус и все запасы, вырвало вместе с транцем и унесло в пучину мотор, а Бим не сдавался – он лег на дно лодки, расставив звездой руки и ноги, и так держался, пока его не перевернуло. И уж не было никакой лодки, а только чёрные валы до неба, рёв ветра и темнота кругом. Вскоре Бим понял, что путь его заканчивается, и в лёгких уже больше воды, чем воздуха. В ушах зазвучала какая-то далёкая, приятная, зовущая мелодия, и Оська в последний раз поднялся на поверхность. – Бим! Где ты есть, сучье вымя? Бии-им! Прямо над волнами, касаясь воды сандалиями из толстой невыделанной кожи, летел неопределённого возраста сухощавый дядька с редкой бородой. На шторм он не обращал ни малейшего внимания и, казалось, пребывал в крайнем раздражении. Грязные пятки его показались прямо над Бимовой головой. Оська в смятении протянул руку и тут же был схвачен за запястье жилистой пятерней апостола. – А ты кто такой-то, дядя? Вот же, твою мать, хамло какое! – задохнулся от возмущения обладатель сандалий. Впрочем, тут же вспомнил, что объект – сумасшедший, а с них какой спрос?

Послесловие Этой главой мы завершаем публикацию романа нашего постоянного автора Александра Куприна «Апостолы и Грешники». Редакция связалась с писателем, чтобы задать несколько вопросов от читателей «Панорамы» – стоит ли ожидать продолжения, существовали ли прототипы героев книги, происходили ли в реальности описанные в романе события? Продолжение, конечно, будет. Действие развернётся в Лос-Анджелесе, Германии и Афганистане, куда попадает полковник Кравцов. Читателей ждут интересные переплетения сюжетов и героев книги, публикацию которой завершает «Панорама», с предшествующей – «Бармен из Шереметьево». В отношении прототипов могу сказать, что все они, за малыми исключениями, взяты из жизни. Я, например, даже не изменил фамилию, имя и прозвище главного героя книги. История побега в Турцию – практически дословный пересказ того, что я услышал от своего хорошего друга Олега Емельянова, сумевшего в 1985-м году бежать из Советского Союза на резиновой лодке. Бим жив, здоров и проживает на юге Германии. Лет десять назад я, в компании с еще одним персонажем этой книги, навестил его. Бим поразил своим абсолютным погружением в немцы - соотечественников в его окружении нет. Когда он говорил с нами по-русски казалось что он сам себя слушает и немного удивляется. Работал он в веломагазине и похвастался что зарегистрировал то ли два, то ли три патента на детали из стеклопластика для гоночных моделей. Звезда Вити Карабаса взошла с кончиной социализма, но ненадолго – в апреле 1997-го года он был застрелен, и убийство это до сих пор не раскрыто. Разъехались по миру обитатели Чкаловского пляжа. Остался в Одессе лишь один Костя – тот, что в 80-е годы присматривал там за порядком. Он круглый год живёт на даче Ковалевского - это между Большим фонтаном и Черноморкой. 24 февраля ровно в пять утра на военную часть #411, что расположена поблизости, попала крылатая ракета. Взрыв был такой оглушающей силы, что Костя слетел с дивана и в чём был помчался к соседу, у которого есть погреб – там они и сидели в полнейшем ошеломлении. Через некоторое время упала вторая ракета – тактика агрессора, рассчитанная на то, что к месту первого взрыва стянутся спасательные службы и приедет начальство. Так герой моей книжки встретил Русский мир. Но это уже другая история — надеюсь, кто-то напишет и её.

www.panorama-e.com

Александр Куприн tel: (323)463-7224 fax: (323)460-2980