Page 1

Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь


ИСТОРИЯ РУССКИХ МОНАСТЫРЕЙ

Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

Серия основана в 2004 году Издательским домом «Евразия Экс-пресс»


По благословению митрополита Калужского и Боровского КЛИМЕНТА

Рекомендовано к публикации Издательским Советом Русской Православной Церкви ИС 11-023-2512


ИСТОРИЯ РУССКИХ МОНАСТЫРЕЙ

Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь 2011


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

Дорогие братья и сестры! нига имеет огромное значение в жизни каждого человека и общества в целом. Она хранит память о прошлом, помогает заглянуть в будущее, познать мир, сделать правильный нравственный выбор. Книга – поистине бесценная сокровищница знаний, накопленных человечеством, без нее невозможно поступательное развитие ни в одной из областей жизни общества. Но есть у книги и еще одно, более высокое предназначение. Из века в век, из тысячелетия в тысячелетие передает она все новым и новым поколениям знание о Боге – Творце и Промыслителе вселенной. Чтение Священного Писания, творений святых отцов Церкви, житий святых подвижников, книг о святых обителях и их основателях всегда было неотъемлемой частью религиозной жизни наших близких и далеких предков. Оно помогало очищать душу и созидать в себе нового человека – человека Божия, будущего гражданина нашего истинного, Небесного Отечества. В наше время, когда секуляризированное общественное сознание подвергает веру православных христиан все более изощренным соблазнам, любовь к Священному Писанию и православной книге поможет с твердым упованием дать ответ вопрошающим нас о нашей вере, рассказать им о том, что Евангелие – это дыхание жизни вечной, к которой призван каждый человек. Книга, которую вы держите в руках, рассказывает об одной из самых древних обителей Русской Православной Церкви – Рождества Богородицы Свято-Пафнутиевом Боровском монастыре и его святом основателе, преподобном

Пафнутии Боровском, продолжателе дела великого Аввы Сергия – духовного вождя, молитвенника и собирателя Земли Русской. С благословения Преподобного Сергия многие подвижники уходили в пустынные места и основывали там новые обители. Силой благодати эти избранники Божии превозмогали греховную слабость человеческого естества и становились воинами Христовыми, проповедовавшими Божественную любовь, побеждающую рознь мира сего. Их иноческий подвиг возродил и укрепил народный дух, и Русская земля не только смогла освободиться от тяжкого монголо-татарского ига, но и многих завоевателей, познавших истину и красоту православной веры, приняла как своих сыновей. Так начиналась новая Русь – основанная на твердом камне православной веры. Одним из ее устроителей и был преподобный Пафнутий Боровский. Его обитель на протяжении более шести столетий хранила в своих стенах святорусские заветы, была незыблемым оплотом Православия. Эта книга поможет вам совершить мысленное паломничество к истокам Святой Руси, ощутить ее небесное веяние, напитать свои души Божественной благодатью, которая щедро изливается на всех приходящих сюда по молитвам Небесной Хранительницы обители и Ее верного служителя, преподобного Пафнутия Боровского. Молитвенно желаю вам помощи Божией на этом пути и на всех путях жизни вашей, во всех добрых делах и начинаниях. Да сохранит вас Господь по молитвам Пречистой Своей Матери и святых угодников Божиих, просиявших на нашей земле.

К

Митрополит Калужский и Боровский КЛИМЕНТ

5


Из истории Боровской земли есть с половиной веков прошло с тех пор, когда на укрытый древним бором холм, крутым склоном нависший над малой речкой Истерьмой, впадающей здесь в раздольную Протву, пришел старец, одетый в бедную рясу, с посохом в руке. Его сопровождал ученик. Лица их были усталы, но глаза лучились радостью: они обрели то, что искали много дней, – лесную пус тынь, которая отныне станет местом их иночес кого подвига. Они стали на молитву, и эта молитва легла в основание новой обители, которая стала славой и духовной крепостью Боровского края, а ее основатель преподобный

Ш

6

Пафнутий Боровский – его Небесным покровителем и одним из самых любимых и почитаемых святых Русской Православной Церкви. Много раз менялась жизнь на Боровской земле, но так же, как во все века, нескончаем людской поток, притекающий сюда со всех концов России и уносящий отсюда радость, мир и небесное благословение. История большинства православных обителей Земли Русской своими корнями уходит в далекие века и служит примером не только истинного служения христианской вере, но подчас и ратного подвига. Устроение монастырей началось еще в XI веке в Киевской Руси и


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

на исходе монголо-татарского нашествия получило бурное развитие благодаря духовному подвигу Преподобного Сергия Радонежского и его учеников, открывших новую эпоху в исто рии русского монашества. В конце XIV века после победы на Куликовом поле вокруг Москвы стало создаваться централизованное Русское государство. Самосознание русского человека освобождалось от неизбывного страха за свою жизнь, связанного с постоянными набегами военных ратей. С благословения Преподобного Сергия многие подвижники устремились в пустынные места и основали обители в северных и восточных территориях. Их иноческий подвиг служил освоению и христианскому просвещению новых земель, а также расширению границ Русского государства. Древняя Русь не только выстояла в неравной борьбе с иноземными завоевателями, но и сумела одержать над ними духовно-нравственную победу, многих из них обратив ко Христу.

До монгольского нашествия Впервые Боровская земля попадает на страницы русских летописей в середине XII века, когда она становится частью владений Черниговских князей, а река Протва – границей между Черниговским, Муромо-Рязанским, Смолен ским и Ростово-Суздальским княжествами. Изначально на землях по течению Протвы, как и в окрестных землях, известных по летописям с XI века, обитали племена славян-вятичей, к которым несколько позже присоединилось балтийское племя голядь. Основным занятием коренного населения была охота на пушных зверей, которых в дремучих и непроходимых боровских лесах обитало великое множество. Меховыми шкурками вятичи платили дань князьям.

Первыми просветителями вятичей были преподобномученики Кукша и его ученик Никон, пришедшие из Киево-Печерской обители. За проповедь Евангелия они были жестоко убиты по наущению языческого жреца. Но время господства язычества на этой земле было уже сочтено: включение ее в состав сильного христианского княжества обусловило быстрое распространение православной веры среди язычников, хотя пережитки древних верований веками сохранялись в среде крещеного народа и давали опасные рецидивы во времена упадка нравов и ослабления ревности в вере. С того времени Боровский край становится частью Земли Русской, частью православной христианской цивилизации.

8


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

«От Господа стопы человеку исправляются» Эти слова пророка и псалмопевца Давида (Пс. 36, 23) не всегда помнят люди в повседневной суете и особенно в помрачении гордыми помыслами. Не помнили о них и древнерусские князья, в течение нескольких веков водившие своих подданных путями неправедными.

не только разоряли Русь своими набегами, но и становились третьей силой в ожесточенной военно-политической борьбе удельных князей. От этих нескончаемых раздоров и опустошительных набегов трудовой люд уходил в Залесскую Русь – на северо-восток, где сложились крупные и мощные Ростово-Суздальское, Ненавистная рознь мира сего а затем и Владимиро-Суздальское княжества, которые вскоре тоже включились в междоС конца XI века начался на Руси период междо- усобную борьбу. усобных смут. Каждый из князей мечтал о «зо Постепенно центр политической и экономилотом Киевском столе», о первенстве среди ческой жизни все более смещался на северовсех остальных князей, своих единокровных восток. Ростово-Суздальские князья во второй родственников, и ради осуществления этой половине XII века проявили стремление к объмечты предавалось и продавалось все. Еще ут- единению русских княжеств, северных и ром они целовали крест в верности друг другу, южных, в единое государство. Первым поистиа вечером уже сговаривались против союзника не единовластным и суверенным государем с его заклятым врагом. В битвах не щадили ни Русской земли стал святой князь Андрей друг друга, ни дружин своих, ни подданных, ни Боголюбский, который, однако, правил недолтем более побежденных. Позором Земли Рус- го и был убит в результате боярского заговора. ской была постыдная торговля пленниками, ко- Святой князь Андрей много сделал для просветорых сбывали на невольничьи рынки Кон- щения северо-восточных земель светом стантинополя. Это падение нравов и забвение Евангелия, основал несколько монастырей, Божиих заповедей распространялось «сверху» построил храмы во многих городах, в том числе во все слои общества. В народе с новой силой в основанных им по приказу отца, великого возрождались буйные языческие забавы, гада- князя Юрия Владимировича Долгорукого, ния, ворожба. Москве, Дмитрове, Кснятине, ПереяславлеПричиной нескончаемых междоусобиц Залесском. между князьями-Рюриковичами было так назыПри преемнике святого князя Андрея веливаемое родовое право, по которому вся земля ком князе Всеволоде Большое Гнездо (1189 – считалась собственностью всего рода, а стар- 1212) Южная и Северо-Восточная Русь объший из здравствующих князей становился единились в одно сильное государство, тревовеликим князем Киевским, верховным распоря- жить пределы которого не смел никто из соседителем и управителем всей земли. Со време- дей, равно как и удельные князья не помышлянем родословное древо Рюриковичей ветви- ли о своих «правах» и своем «первенстве». лось все более и более, и все более запутанны- Но уже сыновья князя Всеволода ожесточенно ми становились отношения между отдельными воевали и между собой, и с другими князьями ветвями рода, а споры о первенстве – ожесто- за власть и земли, так что сокрушительное ченными и кровавыми. поражение, которое потерпели русские друСтепные кочевники, половцы, еще более жины в 1223 году в битве на берегах реки осложняли жизнь древних русичей, так как они Калки с впервые явившимися на Русь монго-

9


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

лами, не отрезвило ни князей, ни простой люд и не заставило их по-иному взглянуть на свою жизнь. Восточные народы и племена один за другим падали под мечами несметных полчищ Чингисхана, а на Руси князья по-прежнему рядились властью, честью и славой – пир во время чумы продолжался… В 1237 году на границах Руси явилось 150-тысячное войско Батыя, внука Чингисхана, вошедшего в историю с именем Покорителя вселенной. По оценкам историков, Чингисхан и его потомки за короткий срок подчинили себе 720 племен и народов, в результате чего явилась миру Монгольская империя, границы которой простирались от Тихого океана до Карпат. Столицей империи стал город Каракорум, основанный на берегах реки Орхон. Преемники Чингисхана после его смерти разделили эту империю на улусы. Западные владения, простиравшиеся от Иртыша до Волги, достались сыну Чингисхана Джучи, отцу Бату-хана – Батыя. За три года Батый прошел огнем и мечом всю Северо-Восточную и Южную, Киевскую Русь, оставив после себя горы трупов, которые некому было погребать: после Батыева нашествия население некогда цветущих и богатых русских княжеств сократилось почти в десять раз. К чести русских князей и их дружин, сопротивление монгольским ордам было отчаянное, но именно в этом сопротивлении обнаружилась слабость и неорганизованность русских дружин, безоговорочно подчинявшихся лишь «своему» князю. До ста тысяч воинов могла выставить Русь против монголов, но не все князья вышли на берег реки Сить, где великий князь Георгий Всеволодович решил дать бой – как оказалось последний и ничего не изменивший в судьбе Руси. Ярослав Всеволодович не пришел из Киева со своей могучей дружиной, без разрешения отца не

вышел на берег Сити и Новгородский князь Александр Ярославич. Киев был разрушен в следующем, 1239 году, а Новгород спасла нерешительность Батыя, неожиданно повернувшего войска после взятия Торжка. Разрозненным княжеским дружинам не под силу было сражаться на равных с многочисленным, сильным и великолепно организованным врагом. Монголы действовали по единому плану и владели новейшими достижениями военной науки, заимствованными у покоренных народов в завоеванном ими Китае: стенобитными орудиями, камнеметными машинами, метательными снарядами с жидкой горючей смесью, в состав которой входила нефть. Дисциплина в армии завоевателей была железная, единственным видом наказания была смерть. Если воин покидал поле, казнили весь десяток, в который он входил (как правило, это была одна семья). Основную массу армии составляли воины покоренных стран, лишь военачальники были монголами. На завоеванных территориях власть ханов держалась на страхе и четкой организации учета населения и сбора повинностей. Прозрачная структура населения территории, контроль за местными князьями, умело проводившаяся политика «разделяй и властвуй» обеспечивали на определенный период устойчивость и прочность разноплеменной обширной империи. Жесткая организация имела свои преимущества. Из конца в конец империи можно было проскакать, меняя на ямских станциях лошадей и не боясь разбойного нападения. После Батыева нашествия и мученической кончины Черниговского князя Михаила и боярина его Феодора, жестоко убитых в ставке Батыя за отказ последовать языческим обычаям, Боровские земли вошли в состав Рязанского княжества, прославленного таким же подвигом стояния за веру благоверного Рязанского князя Рака с мощами святого благоверного великого князя Юрия Игоревича и внука его Романа Ольговича, Андрея Боголюбского в Успенском соборе Владимира который был первым владельцем Боровских

11


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

земель после Черниговского князя-мученика Михаила и тоже был замучен в Орде за отказ исполнить языческие обряды.

получить работник за год, составляла 1 рубль («рубленая» половина серебряной гривны весом 154 г), а ордынский выход взимался в размере от полтины до двух рублей с человека. Кроме того, были и другие повинности: ямская, содержание ханских послов, торговый сбор и т.д. – всего 13 видов повинностей. Дань собирали баскаки, которые посылались в каждый город с целью сбора податей и надзора за князьями. Система баскачества оформилась в 1257 – 1259 годах после переписи населения. Баскаки имели в своем подчинении военные отряды и в случае протеста населения против непосильных податей насылали их на непокорных. Так было в 1259 году в Новгороде, в 1262 году в Ростове; в 1289 году в Ростове, Ярославле и Суздале баскаки были избиты. После тверского восстания 1327 года, когда были перебиты ордынские отряды во главе с Чолханом, посылка баскаков на Русь прекратилась. Сбор дани перешел в руки великого князя Московского Иоанна Даниловича Калиты, а баскакам предложено было выехать из русских городов или принять Святое Крещение. Крестившимся баскакам князья жаловали земельные наделы. C этого, в общемто не очень заметного, события начинается отсчет нового времени в истории ордынского ига на Руси.

Иго Монголы не оккупировали занятые территории, а лишь устанавливали над ними жесткий контроль с помощью специальных чиновников, в ведении которых находились немалые отряды войска, вполне достаточные для подавления любых попыток сопротивления. Почти два с половиной века Русь входила в состав Золотой Орды, и это время народ недаром окрестил игом. Русские князья перестали быть владельцами собственных уделов и вынуждены были ездить в Сарай за получением ярлыка на княжение. Они должны были вместе со своими дружинами участвовать в походах ханов против других народов. Ханы очень осмотрительно выбирали князей, которым отдавали ярлык на великое княжение: великий князь должен был служить хану верой и правдой и в то же время пользоваться достаточным авторитетом и силой, чтобы держать остальных князей в повиновении и обеспечивать сбор дани. Но даже на этих условиях ярлык на великое княжение попрежнему оставался вожделенной мечтой. В своей борьбе за первенство русские князья часто прибегали к помощи ханов против соперников. В памяти народной долго оставались монгольские «рати», которые водили князья на Русскую землю, чтобы добиться великого княжения или увеличения своего надела. Братоубийство и усобицы продолжались на Руси, и казалось, что нет такой силы, которая сможет их остановить. Непосильная дань, которой подушно было обложено все население – так называемый ордынский выход, – не оставляла никакой возможности для развития хозяйства, а подчас и просто для выживания. По расчетам современных историков, предельная плата, которую мог

Возрождение Сокрушительный разгром, который потерпела Древняя Русь от нашествия монголов, был обусловлен в первую очередь духовно-нравственными причинами. Ордынский плен воспринимался нашими предками как наказание Божие за грехи, отказ от светлых идеалов, воспринятых от Купели Крещения. Потому и освобождение от ненавистного ига могло начаться только с духовного подвига, в котором каждый должен был сразиться со своим внутренним врагом, державшим душу в плену греха.

12


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

Религиозный принцип был одним из краеугольных в государственном устройстве Монгольской империи. На огромных просторах ее жили люди, исповедовавшие самые различные верования. По Яссе Чингисхана смертной казни подлежал тот, кто оскорбит чью бы то ни было веру. Православная Церковь после завоевания Руской земли пользовалась относительной свободой, и с самого начала монгольского ига она стала той силой, которая сохраняла и собирала вокруг себя Русь. Одним из первых к покаянию и исправлению жизни стал призывать монах КиевоПечерского монастыря, а впоследствии епископ Суздальский и Нижегородский Серапион († 1275). Кто же нас до этого довел? – восклицал Владыка Серапион. И с горечью перечислял грехи, которыми болел русский народ: ложь, клевета, грабежи, разбои, сквернословие, прелюбодейство, зависть, злоба, ненависть, жадность, лихоимство, неправедные суды, ростовщичество и проч. А противоядием от этой смертельной болезни может быть только любовь, заповеданная Богом: Владыки нашего самая важная заповедь – любите друг друга, милость имейте ко всякому человеку, любите ближнего как самого себя… Всегда пребывая в любви, спокойно мы заживем. Ровно сто лет звучали слова пастырей церковных о любви, милости и покаянии по всей Земле Русской, прежде чем боярский сын Варфоломей, похоронив своих благочестивых родителей, схимонахиню Марию и схимонаха Кирилла, удалился от мира на Маковецкий холм, укрытый в глухих радонежских лесах, чтобы через несколько десятилетий явиться Руси Аввой Сергием, печальником, утешителем, наставником, учителем и духовным вождем. От утробы материнской предназначенный Промыслом Божиим на служение Святой Троице, Преподобный Сергий указал чаявшей избавления Руси на тот золотой ключ, которым открывалась тайна ее будущего возрождения. Он создал в лесной глуши иноческую обитель,

13


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

цемерная любовь и молитва – не только о спасении собственной души, но обо всем страждущем мире. И мир сам пришел к вратам Сергиевой обители, чтобы хоть на короткое время приобщиться к этой тихой, неотмирной радости. Потянулись богомольцы со всей Земли Русской – кто за советом, кто за утешением, кто за благословением. Все приходившие чувствовали, что в монастыре этом жизнь совсем другая; что можно посреди бедности и невзгод жить верой и надеждой на Бога; что можно так любить Бога и людей, что за ничто покажутся и бедность, и страх, и сама смерть; что сохраняешь лишь то, что отдаешь Богу и ближним; что нужно умереть для этого мира, чтобы получить жизнь вечную в мире ином. Богомольцы возвращались к себе домой умиротворенные, радостные, осененные надеждой и укрепленные верой. И эту радость, это светлое упование они разносили по всей Русской земле. Так верой и любовью смиренный Троицкий игумен врачевал народную душу, надломившуюся и иссохшую после страшного татарского разгрома. И скоро уже люди всех званий и состояний признали в Преподобном Сергии духовного вождя и пастыря всей Руси, а дорогу, которая шла от Москвы в северные города, проложили по-новому – так, чтобы она проходила мимо святых врат Троицкой обители. Духовным другом, единомышленником и соратником в невидимых духовных битвах за утверждение Руси в правде Божией был митрополит Киевский Алексий, который в историю Церкви и ее Месяцеслов вошел как святитель Московский за его самоотверженное служение идее объединения русских княжеств в единое государство под властью московских князей. Святитель Алексий был воспитателем и духовным отцом будущих героев Куликовской битвы великого князя Московского Димитрия

Святой благоверный великий князь Димитрий Донской

в жизни которой прикровенно отобразилась надмирная тайна бытия как Божественного единства в любви и союзе мира. Эта невыразимо прекрасная и животворящая любовь противостоит греховной раздробленности мира сего, погруженного в стихию самости и своеволия, и только она может преодолеть его трагическую рознь. Возвращение к единству в любви по образу Святой Троицы исцеляет язвы, оставленные жизнью не по Боге. Жизнь монашеская всегда полна скорбей и искушений, но не было бы во все века стольких стремившихся к этому подвигу, если бы после перенесения со смирением и радостью всех тягот, преодоления всех искушений не озаряла бы душу подвижника благодать Божия. Так и в Сергиевом монастыре над всеми невзгодами и искушениями царила радость о Господе, нели-

Свято-Троицкая Сергиева Лавра Вид на Соборную площадь и Троицкий собор

14


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

Свято-Троицкая Сергиева Лавра

Донского и его двоюродного брата – Серпуховско-Боровского князя Владимира Андреевича, за беспримерное геройство на Куликовом поле нареченного Храбрым. Не раз и Преподобный Сергий по благословению святителя и просьбе великого князя покидал свою обитель и шел – всегда пешком, с посохом в руке – в соседнее или отдаленное княжество, чтобы тихим и кротким словом убедить удельного князя смириться под крепкую руку Москвы. Не дошли до нас те слова, но судить о том, насколько велика была их сила, мы можем по тому, что упорный противник Москвы, гордый и независимый Олег Рязанский не только отказался от многолетнего соперни-

чества с московскими князьями, но ушел в монастырь и окончил свою жизнь подвигом святости. Таковы были внешние труды двух великих светильников Русской Церкви по объединению Руси. Они были полезны и необходимы, и только этих трудов было бы достаточно, чтобы имена их не потерялись на страницах русской истории. Об их трудах по возрождению русской души, укоренению ее в Православии, в созидания нового идеала народной жизни, определившего вектор дальнейшего развития духовной истории России, простому человеку судить трудно, если не сказать невозможно, но соборное сознание народа Божия, Церкви Божией, поставило их у истоков Святой Руси – духовного образа России земной, вечно грешной и неправедной, но всегда через все неправ-

Святая Троица. Икона из Троицкого собора Свято-Троицкой Сергиевой Лавры

17


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

ды и грехи стремившейся к святости, к вечной правде и вечной любви. В XVI веке во всех православных странах распространилось движение исихастов, искусных делателей Иисусовой молитвы. Суть исихазма состояла в возвращении к опыту древних подвижников, в подвиге покаяния, поста, бдения и молитвы достигших истинного богопознания и богосозерцания. Афонские монахи-подвижники первыми прошли дорогами святых отцов и утвердили в Православной Церкви истинное исповедание путей богопознания. Это было торжество православного подвижничества, к которому оказались причастны и русские подвижники. Преподобный Сергий был великим исихастом, и имя его было известно и в Констанинополе, и на Афоне. Со Святой Горы, из самого сердца обновленного православного монашества, пришел к Преподобному в его радонежскую глушь преподобный Сергий Нуромский и стал его смиренным учеником. Исихастом, несмотря на все свои внешние труды, был и святитель Алексий, великий молитвенник и чудотворец. Усилиями Преподобного Сергия и святителя Алексия русское монашество было обновлено и утверждено на уставах древних отцов. Сам Преподобный Сергий и его ученики стали основателями новых монастырей, а затем и ученики учеников Сергиевых понесли по всему лицу Земли Русской заветы святого Игумена. Свет людям – монашествующие, свет монашествующим – ангелы. Ученики Сергиевы стали учителями веры для своих современников, очистив и просветлив их знание о Боге и Его святых заповедях, о жизни вечной, об узких путях, ведущих в Царство Небесное. Трудный и нескорый процесс духовно-нравственного очищения, а затем и возрастания, совершаясь в таинственных глубинах духа народного, в жизни внешней проявился в новом поколении русичей – людей, свободных от безысходного страха, уныния, замкнутости на своем малом

Чудотворная Курская Коренная икона Божией Матери Чудотворная Тихвинская икона Божией Матери

18


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

личном несчастье, готовых душу положить за други своя и тем явить себя истинными учениками Христовыми. Эти люди смогли выстоять на поле Куликовом, а их детям и внукам по силам оказалось и задача создания единого государства на развалинах покоренной монголо-татарами Руси. Так молитвой, монашеским подвигом, духовным подвигом простых русских людей в основание Государства Российского полагался краеугольный камень, имя которому Христос Бог.

И грядущаго ко Мне не изжену вон (Ин. 6, 37) До нашего времени не утихли споры историков о монгольском завоевании Русской земли. И точки зрения в этом споре высказываются диаметрально противоположные – от описания этого периода русской истории исключительно в черных красках до утверждения абсолютной целесообразности и полезности монгольского завоевания. Наверное, истина находится где-то посредине. Но вычислить ее «математическими» раскладками и взвешиванием всех «за» и «против» едва ли удастся, если исключить из человеческой истории действие спасительного Промысла Божия. Наши предки, подвергшиеся всем тяготам иноземной зависимости, были мудрее нас: они приняли эту зависимость, это иго, как наказание Божие за грехи, которыми русские люди прогневали Благого и Милостивого, но Правосудного Бога. И потому залогом освобождения полагали возвращение на пути Божии, под Его благое иго, которое, по Его слову, легко есть. И когда обозначился в народе этот поворот к правде Божией, к заповедям Его, Господь и Пресвятая Богородица не замедлили дать явные знамения Своей милости. Чудеса, происходившие от многих икон Божией Матери, свидетельствовали о том, что не оставила Она русских людей в их беде. В 1238 году явлена была Путивльская икона Божией Матери, в 1288 году – Свенская, в 1290-м великим чудом прослави-

Чудотворная Толгская икона Божией Матери

лась Богородичная икона в Великом Устюге, а через несколько лет по ближним и дальним весям рассказывали удивительную историю Курской Коренной иконы, в 1307 году старцуархиепископу Гавриилу на Толге явилась Толгская икона, в 1383-м – северо-западные пределы Русского государства озарило таинственное пришествие Тихвинской. И в других городах и весях были явления икон. Чуткие душой русичи воспринимали эти знаки как обетование небесного заступления и будущего освобождения, ради которого нужно потрудиться не только в ратном поле, но и в храме, в домашней молитве, в делах любви и милосердия. Неисповедимы пути Промысла Божия, все устраивающего ко благу. Разобщенная, разделенная на множество враждующих княжеств Русь принудительно, внешней силой была слита воедино, ибо единой землей легче было

19


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

управлять победителям. Князья, которые раньше лишь номинально подчинялись воле великого князя, учились строить жесткую вертикаль власти у лишенных сентиментальности и снисходительности ханов. Став одним из улусов великой Монгольской империи, Русская земля сохранила в дальнейшем свое единство и, воспользовавшись созданной системой управления, сумела освободиться от монгольского нашествия и сплотиться вокруг Москвы.

Разумная организация населения и территорий тоже была на пользу не только поработителям. Этот ценный опыт потом был во множестве указов, уложений, законов повторен князьями – создателями Русской державы. Так что на опыте своего исторического бытия Россия постигала, как благ Господь и как блага воля Его святая. От Господа стопы человеку исправляются… (Пс. 36, 23). И грядущаго ко Мне не изжену вон… (Ин. 6, 38)

Боровско-Серпуховское княжество – западный рубеж Московской Руси Боровск впервые упоминается в летописи в 1358 году в духовной грамоте великого князя Московского Иоанна Иоанновича, хотя едва ли можно сомневаться в том, что возник город

задолго до этой даты. Великий князь Иоанн Иоаннович завещал Боровский удел старшему сыну Димитрию. К 1378 году уже вполне обозначилось соперничество Литвы и Москвы в борьбе за объединение русских земель в единое государство, и литовские отряды не раз нападали на Москву. Димитрий Иоаннович передал Боровск своему двоюродному брату и соратнику Владимиру Андреевичу, который стал первым князем Серпуховско-Боровского княжества. Это княжество, по замыслу князейбратьев, должно было стать укрепленным рубежом на подступах к Москве. Очевидно, князь Владимир, незадолго до того (в 1374 году) приступивший к строительству крепости в Серпухове, не замедлил и с укреплением Боровска. Еще ранее того, обустраивая свой Серпуховский удел, Владимир Андреевич решил построить в Серпухове монастырь, который одновременно стал бы крепостью духовной и военной, в которой в случае набега могло бы укрыться население посада и близлежащих сел. Он обратился к своему духовному отцу и Великий князь Московский, Владимирский Иоанн Иоаннович

20


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

наставнику Преподобному Сергию с просьбой благословить начало новой обители. По зимнему снегу, пешком, с посохом в руках пришел смиренный Троицкий игумен в Серпухов и сам выбрал место для обители – на высоком берегу Нары, недалеко от места впадения ее в Оку. Видимо, в своей Высоцкой обители князь Владимир хотел завести те же порядки, что и в Сергиевом монастыре, и потому просил Преподобного дать новой обители духовника – опытного старца. По просьбе князя игуменом новой обители Преподобный поставил своего любимого ученика Афанасия – преподобного Афанасия Высоцкого старшего, ученого монаха и аскета-подвижника. Вскоре в обитель пришел еще один ученик и сродник Преподобного – Никита. Преподобный Никита был впоследствии третьим игуменом Высоцкой обители, после кончины второго игумена – преподобного Афанасия Высоцкого младшего, и управлял серпуховской обителью с 1395 по 1414 год в сане архимандрита. По тем временам это был очень высокий сан, и давался он только настоятелям больших и влиятельных монастырей.

Богородицкий Высоцкий монастырь в Серпухове Сень над ракой преподобного Афанасия Высоцкого младшего

21


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

Преподобный Никита

Сень над ракой преподобного Никиты в Костромском Богоявленском монастыре

В 1408 году Высоцкий монастырь был разорен Едигеем, в 1409-м – литовским князем Свидригайлом. Архимандриту Никите пришлось положить много сил, чтобы восстановить здания, хлебное довольство монастыря, а также помочь выжить разоренным крестьянам. От сильного перенапряжения физических и духовных сил он стал слепнуть и удалился на покой в Боровск, в недавно основанный там Покровский Высокий монастырь. Монастырь в Боровске был построен уже после кончины князя Владимира Андреевича его вторым сыном Симеоном Владимировичем, получившим Боровск в удел и по примеру отца решившим украсить свой город иноческой обителью. Место для монастыря было выбрано на высоком и обрывистом берегу Протвы, оно, как и в Великий князь Московский Василий Васильевич Темный

22


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

Покровская церковь на Высоком

Серпухове, называлось Высокое. По преданию, основателем и первым духовником монастыря был тоже ученик Сергиев – преподобный Никифор. По его выбору, очевидно, был назначен игумен Маркелл. Старец Никифор был уже преклонных лет и прожил в обители около четырех лет, на смену ему и пришел преподобный Никита, ставший старцем и духовником братии. Боровско-Серпуховское удельное княжество просуществовало до 1356 года, когда князь Василий Ярославич по повелению великого князя Московского Василия Васильевича Темного, приходившегося тому двоюродным братом, за какую-то вину, как указано в Степенной книге, был заточен в острог. Степень родства между князьями была та же, что и между героями Куликова поля князем Димитрием Донским и князем Владимиром Андреевичем Храбрым, но отношения их были уже совершенно иными. Серпуховско-

Боровский князь в борьбе между великим князем и князем Димитрием Шемякой держал сторону великого князя, но полным доверием его никогда не пользовался. Боровские земли вошли в состав Московского княжества, и Боровск стал важным форпостом на подступах к Москве. * * * Столь пространное, хотя по сути своей весьма краткое и схематичное вступление, понадобилось нам затем, чтобы вписать историю Боровской Пафнутиевой обители не только в рамки гражданской истории, но и проявить ее место и значение в той истории России, которая вечными, не поддающимися тлению словесами написана на Небесах. И в этой истории имя первого игумена Рождества Богородицы Боровского монастыря сияет среди имен птенцов гнезда Сергиева, просветителей, учителей, собирателей и устроителей России.

23


Начало Рождества Богородицы Боровской обители Инок Пафнутий – духовный внук Сергиев дним из баскаков, оставшихся на Руси после упразднения баскачества, был дед преподобного Пафнутия, крещенный с именем Мартин. Он был потомственным баскаком и происходил от первого баскака, поставленного в Боровск по повелению Батыя. Жизнь среди православных русских людей, красота окружающей природы, которая была неотделимой частью этой жизни, вероятно, исподволь воздействовали на грозных ханских наместников, смягчая их нрав и побуждая глубже вникнуть в суть этой

жизни и этой веры, которая помогала людям выживать в суровых условиях ханской кабалы. И наверное, не один раз повторялось в те времена на Руси то, что произошло с послами великого князя Владимира, впервые пришедшими на православное богослужение в храм Святой Софии в Константинополе. Бедный деревянный храм в русской глубинке мало походил на Святую Софию, но служба и в нем была та же, и так же в этом храме отверзалось для молившихся Небо, и души их таинственно и благодатно поставлялись на грани времени и вечности.

О

24


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

Вид на Покровскую церковь и Свято-Пафнутиев Боровский монастырь

Вот и в душе баскака Мирагана (так, по преданию, звали деда преподобного Пафнутия до Святого Крещения) родился библейский Закхей, однажды лицом к Лицу встретивший на своем пути Господа и положивший к Его ногам горячую любовь и решимость изменить свою прежнюю, грешную жизнь, полную стяжания, жестокости и неправды, а взамен услышавший дивные слова, которые жаждет услышать в свой адрес каждая христианская душа: Ныне пришло спасение дому сему, потому что и он сын Авраама, ибо Сын Человеческий пришел взыскать и спасти погибшее (Лк. 19, 9 – 10). Мартин со своей семьей жил в пожалованном его роду селе Кудинове, примерно в четырех верстах от Боровска. Село это не сохранилось, до 1917 года о нем напоминала стоявшая

там часовня. В округе долго и после смерти бывшего баскака вспоминали о его благочестии и необыкновенном нищелюбии. Видимо, обращение его ко Христу было таким искренним и всецелым, он так спешил своей щедрой благотворительностью искупить прежние свои «баскаческие» грехи, что милосердие и нищелюбие стали как бы «фамильными» чертами его рода и повторились в его сыне и внуках. Сын Мартина, Иоанн, по достижении совершеннолетия женился на благочестивой девице Фотинии. Они жили в Кудинове и тоже прославились своим боголюбием и благочестием и так же щедро благотворили нищим. Духовный настрой в семье Иоанна и Фотинии был настолько высок, что все три сына их, по преданию, стали монахами.

26


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

Преподобный Пафнутий родился в 1394 году и во Святом Крещении был наречен Парфением. В возрасте двадцати лет он постригся в монашество с именем Пафнутий в Высоко-Покровском Боровском монастыре. Игумен Маркелл, распознав в молодом иноке будущего подвижника, отдал его в послушание старцу Никите, ученику Преподобного Сергия. Это благодатное послушничество продолжалось около семи лет, по прошествии которых старец ушел в другой монастырь. Он звал с собой и своего любимого ученика, но игумен Маркелл не отпустил его. Инок Пафнутий по благословению настоятеля остался в Высоко-Покровской обители.

его житие, в котором так описывает эти годы жизни святого Пафнутия: Усердствуя в подвигах, преподобный Пафнутий во всем искусен был, как подобает пастырю, о пастве заботясь, и во всем примером был стаду, и всегда неправды уклонялся, правде прилежал, беспрестанно работал Господу день и ночь: днем в монастырских службах прежде всех находил работу, ночь в молитвах проводил. Были многие труды его к Богу исполнены подобающего опасения и благоговейного страха. Блаженный весь источал радость, с трепетом растворенную. Видя сие старание и усердие, Всесильный и Всевидящий Бог не только почтил его даром рассуждения, но и другими сокровищами Духа: так, по виду некоторых он мог познавать страсть их души, иные во сне представлялись его духовному зрению. Ко времени игуменства в Высоко-Покровской обители относятся первые свидетельства о прозорливости и чудотворениях святого Пафнутия. Нередко посылались смиренному игумену и сонные видения, по которым он мог судить о внутреннем состоянии своих подопечных. Однажды один из братии был послан на послушание в какое-то село, впал там в искушение и был побежден плотской страстью. Той же ночью преподобный Пафнутий увидел сон: он любовался цветущими деревьями в прекрасном саду, как вдруг самое красивое дерево было вырвано с корнем из почвы и упало на землю. Всю ночь во сне он пытался утвердить его, окапывая вокруг и удобряя почву. Проснувшись утром, Преподобный сразу понял смысл своего видения. Вскоре вернулся согрешивший брат, но из-за страха и стыда не сразу смог исповедать свой грех. С большим трудом Преподобный смог склонить его к покаянию, а затем милостиво врачевал его уязвленную грехом душу. Преподобный Пафнутий был истинным продолжателем дела святого Сергия и так же, как Троицкий игумен, воспитывал братию собственным примером, с любовью и смирением

Покровский игумен В иноческих подвигах незаметно пролетели тринадцать лет, заполненные молитвой, трудами и богомыслием. Инок Пафнутий приобрел всеобщую любовь и уважение братии, приметил его и Боровский князь Симеон Владимирович. Когда преставился игумен Маркелл, по избранию братии и настоятельной просьбе князя Симеона (которому никак невозможно было отказать) инок Пафнутий стал настоятелем Высоко-Покровской обители, хотя сам никогда к высоким званиям и власти не стремился. Он был поставлен на игуменство святителем Фотием и им же был посвящен в священный сан. Это случилось не позднее 1426 года, так как в том году князь Симеон скончался от моровой язвы иноком ТроицеСергиевой Лавры, где и был погребен. В личном монашеском подвиге преподобного Пафнутия ничего не изменилось, несмотря на то, что игуменские заботы отнимали у него много сил и времени. Теперь днем он был рачительным игуменом и зорким пастырем своих словесных овец, а ночь проводил в молитве и богомыслии. Святитель Ростовский Вассиан (Санин), в прошлом ученик преподобного Пафнутия, вскоре после кончины Преподобного составил

27


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

Первоигумен Рождества Богородицы Боровской обители

врачевал их духовные недуги, заботился о необходимых припасах, о строительстве новых келлий. Во всех монастырских трудах он был первым и брал на себя самую трудную и нелюбимую братией работу. Первым он был и в храме на богослужениях, и этим незыблемо держался благоговейный порядок в доме Божием, ибо кто же из братий решился бы пренебречь службами, если отец игумен был на них неопустительно. Не игуменского посоха опасались они, но кроткого и смиренного укора, с которым обращался к ним глубоко почитаемый и любимый отец. К концу тринадцатого года игуменства в Покровском монастыре преподобный Пафнутий неожиданно для всех заболел. Болезнь была опасной и не оставляла его, несмотря на то, что по годам он был еще не стар и всегда отличался крепостью и здоровьем. Святой принял схиму и смиренно ожидал исполнения воли Божией. Отличительными чертами преподобного Пафнутия всегда были рассудительность и неспешность в принятии решений. Размышляя о постигшей его болезни, он уразумел, что она произошла не по причине слабости его организма, а по Промыслу Божию. И тогда он решил отказаться от управления обителью и вверить свою дальнейшую судьбу воле Божией. Вскоре после этого болезнь оставила Преподобного, и он покинул Высоко-Покровский монастырь. Была у святого Пафнутия и внешняя причина уйти из Покровской обители: СерпуховскоБоровский князь Василий Ярославич был человеком резким и властным, он считал монастырь своей вотчиной и подчас весьма грубо и беспрекословно вмешивался в его жизнь. Святые подвижники, принимая монашеские обеты, отрекаются от своей воли и во всем вручают себя Божественному Промыслу. Так и преподобный Покровский игумен до поры с благодушным терпением воспринимал все обиды князя, пока Господь не дал ему ясного знамения Своей Божественной воли.

Преподобный Пафнутий вышел из Покровской обители с одним из своих учеников и отправился на поиски уединенной лесной пустыни, где бы они могли подвизаться в молитвенном подвиге. 23 апреля 1444 года, в день памяти святого великомученика и Победоносца Георгия, они обрели то, что искали, всего в трех верстах от Боровска, на противоположном от Покров-ского монастыря берегу Протвы, где в нее впадает Истерьма. На пологом склоне холма, спускавшегося крутым боком к реке и окруженного густыми лесами, они воспели благодарственные молитвы Богу и Пресвятой Богородице, указавшим им каким-то тайным знаком, что поиски их окончены. Место, избранное святым Пафнутием, находилось в волости Суходола, принадлежавшего князю Дмитрию Юрьевичу Шемяке, который с радостью принял старца на своей земле, а впоследствии щедро наделил обитель землей и всем необходимым для жизни. Преподобному недолго пришлось подвизаться в безвестности. Ученики его очень скоро узнали, где обитает их любимый старец, и многие из них оставили Покровский монастырь и пришли к нему, за ними пришли и многие другие желавшие иноческого подвига. Старец принимал всех приходивших и разрешал им строить свои келлии неподалеку от него. Когда число братии умножилось и стала очевидной необходимость правильного литургического устроения жизни общины, срубили небольшую деревянную церковь, которая по благословению митрополита Московского Ионы была освящена в честь Рождества Пресвятой Богородицы. В этом посвящении отразилась не только общая для русичей того времени горячая любовь и преданность Пречистой Деве за Ее покров, распростертый над Русской землей, за помощь в борьбе с иноземным игом, но и благоговейное и истовое

28


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский монастырь

почитание Преподобным Царицы Небесной и следование во всем, что касалось устройства обители, Ее воле. Эта тайна открылась лишь в один из последних дней жизни игумена его верному ученику и сподвижнику – Иннокентию, оставившему подробное описание кончины Преподобного. Преданный ученик долго не хотел верить, что его любимый авва умирает, а когда наконец поверил, со страхом спросил: …Что надумал, кому поручишь монастырь – братии ли или великому князю? Отчего не говоришь? Преподобный ответил: Пречистой… Мне, брат, кто монастырь поручал? Сама Пречистая Царица так решила, и более того: пожелала на этом месте прославить Свое имя, и храм Свой воздвигла, и братию собрала, и меня, нищего, долгое время питала и охраняла

вместе с братией. А я, смертный человек, в могилу смотрящий, себе помочь не могу: так пусть, как Царица начала, так Сама и устроит на благо дома Своего. Сам знаешь – не княжеской властью, не богатством сильных, не золотом и не серебром создавалось место сие, но волею Божьей и помощью Пречистой Матери Его. Не просил я от земных князей никаких даров для монастыря и не принимал от тех, кто хотел принести их сюда, но всю надежду и упование о всем возложил на Пречистую Царицу до сего дня и часа, в который разлучит Создатель и Творец мою душу от тела, и по отшествии из этого мира Пречистая Царица да защитит Своей милостью от насилия темных и лукавых духов, и в страшный день праведного суда избавит меня от вечной муки и причтет к избранным.

29


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

За тридцать с лишним лет своего игуменства Прост и непритязателен был святой игумен в преподобный Пафнутий никому не позволял своих личных нуждах, не только в пище, но и называть монастырь его монастырем, но – во всем келейном устроении довольствовался Пречистой. Та создала, – говорил он и добав- самым малым. И одежды его – мантия, ряса, лял: Аще не Господь созиждет дом, всуе труди- кожух, сандалии были такими, что ни одному шася зиждущие (Пс. 122, 1). И при начале вся- из нищих не годились бы. Беседа же его была кого дела братия привыкли слышать от старца: проста, усладительно беседовать с ним Если Господь и Святая Богоматерь сподобят было не только инокам, но и мирянам и странменя, то… Так просто и буднично учил их свя- никам. Однако во всем, что касалось жизни обитетой Пафнутий главному в жизни не только монаха, но и всякого верующего человека – ли, святой Пафнутий был замечательным непреложной вере во всесильную помощь устроителем и распорядителем. Он сам вел Божию, во Всеблагой Промысл Божий, в хозяйство монастыря, вникая во все детали и заступничество и благое водительство Матери все содержа в памяти. Сам назначал послушания братии и оброки и повинности монастырБожией. Вера самого преподобного Пафнутия, все- ским крестьянам, заботился о полевых работах целая его преданность в волю Божию и упова- и ловле и солении рыбы, сам принимал вклады ние на покров Пречистой были настолько и «поминки», распоряжался выдачей денег на совершенны, что он всегда находился в благо- хозяйственные нужды, руководил строительдушном настроении. Так, однажды в обители ством. И сам же трудился на всех послушаниях, накануне Пасхи Христовой не оказалось рыбы. был примером для братии во всех работах. Братия были в растерянности и унынии, а Святой игумен был уже немолод, за плечами некоторые даже роптали на игумена. Он же была тяжелая болезнь, но наравне со всеми он призвал их и сказал: «Не скорбите, братия, об таскал бревна, камни и кирпичи, рубил дрова, этом и не гневите Бога. Создавший нас копал землю и поливал гряды. Святитель Всемилостивый Владыка и просветивший Вассиан, рассказывая о разнообразных трудах весь мир Своим Воскресением, он и нас, рабов преподобного Пафнутия, говорит, что он был своих, утешит от скорби нашей и подаст искусен во всяком деле Божественном и челоизобильно боящимся Его блага Свои». веческом. А В.О. Ключевский полагал, что преИ случилось одно из чудес, которыми изоби- подобный Пафнутий имел один из самых своеловала жизнь обители еще при жизни ее осно- образных и крепких характеров, какие извествателя. Незадолго до начала Светлой заутрени ны в Древней Руси. Не может укрыться город, стоящий на пономарь пошел на малый ручей зачерпнуть воды для приготовления «теплоты» и увидел в верху горы. И, зажегши свечу, не ставят ее ручье бесчисленное множество небольших под сосудом, но на подсвечнике, и светит всем рыб, сижками называемых на местном наре- в доме (Мф. 5, 14 – 15). И ученикам Своим чии… Нужно сказать, что в том ручье и в со- заповедал Господь быть светом для мира. седней реке, по свидетельству святителя Святой подвижник уходит в лесную глушь для Вассиана, с тех пор и до сего дня никогда не уединенной жизни в Боге, но когда душа его, в было той рыбы в таком количестве, разве молитве и покаянии очищенная, приносит что найдут одну или две. По благословению золотые плоды смирения и любви, Господь преподобного игумена рыбы наловили столько, что всей братии и всем жившим в монастыре Вид на храм Рождества Пресвятой Богородицы в хватило на всю Светлую седмицу. селе Роща и Свято-Пафнутиев Боровский монастырь

30


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

открывает его людям, чтобы светом своим озарял он миру пути к Царству Небесному. Так и для преподобного Пафнутия наступила пора стать для всех приходивших к нему старцемутешителем, старцем-врачевателем духовных недугов, старцем-учителем и наставником. Разные люди приходили в обитель: князья и княгини, княжеские ближние бояре и богатые городские люди, простой люд, нищие и убогие. Старец Иннокентий в своем Сказании о последних днях жизни и кончине преподобного Пафнутия так говорит о служении святого: Не ради человеческого угождения, но по Божьему закону говорил он о всем, а более того в делах своих поступал так. Не робел он никогда ни перед лицом княжеским, ни перед боярским, дары богатых не могли улестить его, и сильным мира сего он повелевал неукоснительно соблюдать законы и заповеди Божии. С простыми людьми так же, как и с великими, беседовал и братьями их называл. И никто после беседы с ним никогда не уходил от него неутешенным, многим он своей беседой сердечные тайны раскрывал, и они уходили от него, удивляясь и славя Бога, прославляющего своих угодников. С сильными мира сего святой игумен был нелицеприятен, а подчас даже и суров. Князь Дмитровский, Можайский и Серпуховский Георгий Васильевич (1441–1472), сын великого князя Московского Василия Васильевича, был духовным чадом святого, и чадом послушным и благоговейным. Но даже и он говорил своим ближним: Как пойду на исповедь к отцу Пафнутию, ноги у меня подгибаются. С князем Боровским Василием Ярославичем отношения у святого Пафнутия складывались трудно. После того как святой Пафнутий ушел из Боровского удела, сильно озлобился на него Василий Ярославич за то, что Покровская обитель, которую покинули многие ее насельники, чтобы перейти к своему любимому отцу Пафнутию, все более клонилась к упадку, а обитель Преподобного росла и укреплялась.

Не раз посылал князь лихих людей, чтобы сжечь Пафнутиев монастырь, но всякий раз они возвращались, не причинив никакого зла святому, побежденные его кротостью и миролюбием. Наконец, нашел князь среди своих слуг недавно крещенного татарина по имени Ермолай, не оставившего еще своих дурных обычаев, и послал его за реку. Блаженный Пафнутий, как увидел его, радостно по имени назвал и о цели прихода спросил. Он же, Ермолай, оставив вдруг звериный нрав, исповедал отцу зачем был послан, прощение и благословение испросил и ушел, никакого зла не сотворив. История эта имела неожиданное продолжение. В одном из сражений с отрядами сыновей хана Улу-Мухаммеда, изгнанного из Орды и обосновавшегося около Белева, войско великого князя Василия Васильевича потерпело сокрушительное поражение, сам великий князь и много других князей попали в плен. В их числе был и Василий Ярославич Боровский. Попав в беду, князь припомнил все свои неправды, глубоко в них раскаялся и дал обет не творить больше вражды на святого и смог убежать невредимым от варварских рук, а когда достиг обители отца, то не только просил прощения за свои согрешения, но и веру с тех пор великую являл к Преподобному. Удивительным образом сочетались в преподобном Пафнутии строгость и незлобивость. Он мог быть суровым с человеком гордым и по данной ему Свыше благодати чудотворения наказать его, но раскаявшегося грешника миловал и исцелял. Преподобный Пафнутий, – читаем мы в Житии, – и все прочее устроение обители добротно совершал, ибо место, огражденное густым лесом, этого требовало. В лесу водилось множество птиц. Вороны черноперые и многоголосые свивали себе гнезда. Глядя на них, блаженный сильно радовался, будто нечто большее видел. Положил он заповедь, чтобы никто птиц тех и птенцов их руками или иным орудием не смел губить.

32


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

святого лукавый дух не смог уже таиться в этом человеке и объявился, приведя его в возмущение. Возмутившись, отвернулся и отскочил человек тот от отца, сел на своего коня и уехал из обители. Не захотел он благословения и удалился от святого, думая так: «Плох сей, кто казался мне великим, разве даст он мне благословение, и какая польза от него, и что значит благословение его?» В смятении ехал он на своем коне и заехал в глубокую воду монастырского пруда, что находился близко от обители святого. Начал он тудасюда бродить и метаться, желая утопиться в этой воде. Находившиеся же здесь по случаю люди, увидев это, многими криками испугали его и выгнали из воды. Он же побежал, достиг реки и, войдя в нее, снова стал делать то же самое, метался и бродил и при этом кричал так: «Не выйду отсюда, но здесь умру и погребусь». И продолжая кричать, порывался топиться, до тех пор пока не возвестили об этом отцу. Святой же, помиловав его, помолившись Богу и Пречистой Его Матери, сделал человека того здоровым. Преподобный создавал свою обитель в непростое время. После смерти великого князя Василия Дмитриевича разгорелась новая смута в великокняжеском доме. Князь Звенигородский и Галичский Юрий Дмитриевич, старший из оставшихся в живых сыновей Димитрия Донского, не захотел признать права малолетнего племянника – Василия Васильевича (старший сын Василия Дмитриевича, Иоанн, умер двадцати лет отроду раньше своего отца) и вступил с ним в борьбу, которую продолжили после его смерти его сыновья Василий Косой и Дмитрий Шемяка. Коварство, измены, клятвопреступления вновь стали нормой повседневной жизни, и ни та ни другая сторона не брезговали никакими, подчас весьма сомнительными средствами в борьбе за великое княжение. Великий князь Василий Васильевич победил в результате этой войны, растянувшейся почти на три десятилетия, благодаря поддержке боль-

Случайно сын воеводы того города, проезжая мимо, натянув лук, убил одного из воронов и, обрадовавшись, что метко послал стрелу, захотел повернуть голову прямо, но не мог. Голова его была повернута набок; это было так неестественно – не смотреть прямо, что он, забыв веселие, скорбно содрогнулся, и, поняв по какой вине приключилась с ним эта напасть, скоро приходит к преподобному отцу Пафнутию и, испросив прощение, просит святого помолиться о нем. Отец повелел ударить в било, сам же пошел к церкви, а из-за необычного звона и братия вышла тоже. Святой же, увидев их, улыбнулся и сказал: «Отмстил Бог за кровь воронову». А когда совершил молебное пение и осенил крестом страждущего, сказал властно: «Обратись наперед силою Животворящего Креста!» И голова у воеводина сына повернулась в естественное положение. И он ушел, радуясь и славя Бога и святого. Другой раз некий юноша пустил ястреба на ворона, и тот убил его. Но вскоре юноша лишился этого утешения и месть принял, потому что и ястреб его умер вместе с вороном. А вот еще один случай, рассказанный жизнеописателем Преподобного. Некто ожесточенный и нерадивый пришел в обитель святого отца, чтобы сподобиться благословения от святого. По его виду было понятно, что он развращен бесом и на поводу у него. Начал он с гордостью спрашивать об отце и узнавать, где тот находится, поскольку никогда не видел святого и не знал его. Когда же во время святого пения Преподобный шел к святой церкви, человек, возгордившись, подошел к нему, думая, что это один из незначительных братьев, толкнул его, говоря: «Покажи мне, кто есть Пафнутий?» Святой же, посмотрев на него, увидел беса гордости, который овладел его духом, сказал, увещевая, тихо и кротко: «Мне кажется, что ты не в своем уме, о человече, но овладел тобой лукавый и гордый дух». И тотчас после слов

33


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

шинства боярства и Церкви. И это была победа принципа централизации государства над древним принципом родового владения землей. После этой победы были ликвидированы уделы всех сторонников Шемяки. Боровский князь открыто не выступал на стороне мятежных князей, но в 1456 году за какую-то крамолу он был схвачен по повелению великого князя Василия Васильевича и заточен в темницу вместе со своими младшими сыновьями (старший сын вместе с матерью успел укрыться в Литве). Боровский удел отошел к великому князю. Посреди смуты, вновь охватившей Русскую землю, преподобный Пафнутий оставался верным приверженцем правды Божией, не принимая на себя суд в делах княжеских. Шемяка был благодетелем обители, и Преподобный продолжал поминать его на церковных службах, несмотря на запрет, наложенный святителем Московским Ионой, с которым у святого игумена были весьма непростые отношения. Митрополит Иона впервые был избран на Московскую кафедру собором русских епископов без утверждения его Константинопольским патриархом. Преподобный Пафнутий, твердо державшийся церковных догматов, не признал этого избрания, за что был приведен в Москву и на некоторое время посажен в темницу. Преподобный Иосиф Волоцкий о том писал: Пафнутий, господине, был беззлобив и не прельщался тлеющими мира сего красотами, и ревновал будущих, и не изнемог верою, и не усомнеся неверованием, и не угождал человеком и духовно подвизахся о Христе... и за себя не постоял, и безчестие потерпел, и неправду укорил... А митрополит Иона о том брань положил на Пафнутия и по него послал... И Пафнутий, господине, того не устрашися, и митрополиту Ионе о том не повинувся, да о том с ним сопреся... Иона-митрополит смирися и сам перед Пафнутием повинися, и мир дав ему, и дарова его, и отпусти его с миром. Кротостью и незлобием побеждал преподобный Пафнутий все проявления зла по отноше-

нию к нему лично, к его святой обители и в отношениях с властями, и в отношениях с простыми людьми. Однажды воры пришли ночью и украли трех волов. Силой Божией они были удержаны около обители. Когда старцу доложили о них, он повелел накормить их и заповедал им никогда такого не делать, но, приходя в обитель, просить, что нужно, и принимать. Так же врачевал Преподобный и души братии, если Господь открывал ему какое-либо таящееся в них зло. Преподобный был очень милостив и нищелюбив. Он любил рассказывать братии предания о спасении через милостыню, особенно же о видении одной из монахинь, которого она сподобилась во время мора. В этом видении ей был показан святой благоверный князь Иоанн Данилович Калита, известный своим нищелюбием, и литовский князь Витовт, жадно стремившийся к богатству. Проповедуя милосердие словом, он и на деле творил щедрую милостыню. Во время сильного голода, случившегося однажды в тех краях, Преподобный питал ежедневно до тысячи человек и таким образом истощил все запасы монастыря. Всемилостивый Господь на следующий год умножил урожай плодов земных. Преподобный Пафнутий был наделен от Бога благодатными дарами прозорливости и чудотворений, так что в жизни его обители чудеса совершались, так сказать, «в рабочем порядке». Однажды был принесен к этому великому отцу Пафнутию некий тяжело больной человек. Все уже потеряли надежду увидеть его живым и, ожидая его смерти, в спешке готовили все, что нужно для погребения. «Он умрет»,— говорили все, но великий отец молитвою исцелил его. Помолился о нем Преподобный и тем поднял его с одра, и сотворил его здоровым, и начал тот ходить, будто никогда и не болел… Однажды был принесен к этому великому отцу некий прокаженный, покрытый тяжким болезненным гноем и разъедаемый

36


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

рыбы.» Посланный удивился и заплакал от слов отца, так как не надеялся уже застать ребенка в живых. Скоро пришел он от святого с освященной водой, и ребенок, до сего времени болевший и уже чувствующий приближение смерти, был покроплен освященной водою, принесенной от святого. Сейчас же, немедленно, словно руками, была вынута из него злая болезнь. И встал ребенок тот весело и радостно и захотел есть. И дали ему то, что повелел великий отец. Великая и благоговейная любовь братии окружала Преподобного при жизни, и кроме этой любви не требовалось ему какое-то другое средство, чтобы поддерживать мир, тишину и благочестие в созданной им обители.

червями. Он, тяжело страдая, стенал и плакал и также был близок к смерти. Казалось, ему нельзя было исцелиться и остаться живым, поскольку уже отказались лечить его всевозможными искусными врачебными способами. Великий отец немедля покропил его освященной водой и исцелил его, так что тот забыл о бывшей на нем проказе и нагноении, и о червях, всего его поедавших… Привели к преподобному и богоносному отцу бесноватого, который так страшно бесновался, что сокрушал цепи и оковы, в которых его держали связанным, рычал и ревел, порываясь всех зубами растерзать, – великий отец, нимало не помедлив, исцелив его и отрезвив, избавил от беснования. Взял святой Пафнутий Божественный Крест Христов и осенил, и обжег беснующегося крестным знамением, исцелил его, изгнал из него беса. Так что сначала бес задрожал и затрепетал в великом страхе, а затем выскочил и упал в находящуюся неподалеку и наводнившуюся от дождя долину. И человек тот, очистившись от беса, возопил к святому: «Видел, о великий человек Божий, когда осенил меня Божественным Крестом, который ты держишь в руках, пламя, исшедшее от него, чуть не опалило меня, но исторгся бес и побежал, и бросился в воду опаленный, и я освободился от беса». Ребенок некого князя тяжело болел и был при смерти. Мать же того ребенка, безутешно рыдая, послала к святому с просьбой, чтобы он помолился Богу и Пречистой Его Матери и дал ей освященную воду, покропить ее дитя, чтобы оно не умерло и исцелилось. Святой же, помолившись Богу и Пречистой Его Богоматери, освятил воду и послал к той, которая просила, да покропит она ребенка своего. А тому, кто за этим был прислан, святой сказал: «После кропления этой святой водой, по существующему обычаю давать есть больным, получившим ободрение, в тот момент, когда ребенок захочет что-нибудь поесть, дайте ему хорошо сваренной свежей

Строительство каменного собора Рождества Пресвятой Богородицы Через двадцать лет после основания обитель стала достаточно многолюдной и богатой, чтобы начать каменное строительство. Трудились на строительстве все, и святой игумен, которому было уже за семьдесят, наравне со всеми таскал на плечах камни и кирпичи и делал всякую трудную работу. Старец Иннокентий отмечает, что при этом приходилось терпеть нужду и лишения, но дело Божие творилось с радостью и молитвой. Собор был освящен 26 октября 1466 года. Вскоре по приглашению преподобного Пафнутия из Москвы пришли живописцы – старец Симонова монастыря Митрофан и Дионисий, который, вероятно, был учеником старца-иконописца. Их пребывание в Рождественской обители началось с чуда. Дионисий сильно болел ногами и не мог приступить к работе. Старец сказал ему: Дионисий, Бог да благословит тебя начать благое дело. Бог и Пречистая Богородица помогут твоим ногам стать здоровыми. На следующий день артель живописцев приступила к работе.

37


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

Вскоре случилось и другое чудо. Преподобный Пафнутий заповедал иконописцам, которые, за исключением старца Митрофана, были мирянами: если они захотят вкусить мяса и иных мирских яств, делать это следовало не в монастыре, а в ближайшей деревне. Иконописцы забыли об этом и принесли в трапезную монастыря мясо, начиненное яйцами. Но едва лишь Дионисий откусил первый кусок, как из мяса посыпались черви, и вскоре тело его покрылось гнойными ранами. В ту же минуту вспомнив о заповеди Преподобного, Дионисий спешно послал за святым игуменом и исповедал ему свой грех. По соборной молитве игумена и всей братии болезнь оставила Дионисия, и он прославил Бога. Роспись Рождественского собора – самая ранняя работа Дионисия, с которой началась его слава на Руси. Долгое время эти фрески считались безвозвратно утраченными, так как в конце XVI века храм был разобран и на его месте построен новый, который дошел до нашего времени. Благодаря археологическим исследованиям при реставрационных работах, проводившихся в 1960-х годах в кладке фундамента существующего собора, в забутовке

Митрофан и Дионисий Фрагмент росписи Рождественского собора Из собрания Центрального музея древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева (ЦМиАР)

цоколя и толще стен, были извлечены 194 белокаменных блока, из них на 29 сохранились фрагменты сюжетной и декоративной живописи, принадлежащей Дионисию. Эти блоки хранятся в Музее древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева и Боровском филиале Калужского государственного областного краеведческого музея.

«Ныне отпущаеши раба Твоего, Владыко…» К концу жизни преподобный Пафнутий был известным и почитаемым старцем, духовным отцом многих князей и простых мирян, духоносным аввой братии обители. Благоговейным почитателем преподобного Пафнутия после бегства из татарского плена стал князь Василий Ярославич Боровский. Его сестра, Елена Ярославна, супруга великого князя Василия Васильевича Темного, поначалу не очень благоволила к Преподобному, но потом и она не раз наведывалась в обитель и посылала богатые вклады. Ее сын Георгий Васильевич, о котором уже шла речь выше, князь Верейский

Михаил, Волоцкие и Тверские князья были вкладчиками и благотворителями обители. Когда Боровский удел отошел к Москве, державными покровителями Рождества Богородицы Боровского монастыря стали великие князья московские. И сам преподобный Пафнутий хранил чувство преданности московским великим князьям. В 1472 году Иоанн Васильевич передал брату своему Борису Волоцкому Вышегородскую волость вместе с Суходолом, и монастырь должен был отойти к Борису. Преподобный просил великого князя, чтобы он взял монастырь в свою

38


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

державу: Яз бию челом великому князю, ино монастырь возмет в свою державу. Да ... князь велики не дал монастыря Пахнутьева. И по челобитью святого Пафнутия монастырь был оставлен за великим князем. Иноки – а их было уже 95 человек – называли игумена не иначе, как отец, и в этом звании отражались любовь и благоговение по отношению к старцу, которого при жизни считали святым. Преподобный Иосиф Волоцкий в своем «Сказании о Святых отцех, иже в Рустей земли сущих», не сомневаясь в святости преподобного, свидетельствует: Мы убо не видихом прежних святых отец, иже в нашей земли просиявших; но многих видех, иже бяху ученицы их… Видехом и отца нашего святаго Пахнотия, иже бяше ученик Сергиева старца Никиты, архимандрита монастыря Высоцкого, с ним же и довольна лета пожихом, и видехом его труды же и злострадание, подвиги же и поты и худость ризную, твердую к Богу веру и еже к Пречистей Богородице известную надежу сего ради и благодати Божия сподобися… И бяше воистину далече от человек нынешнего века всеми обычаи: бяше же щедр и милостив, егда подобает, и жесток и напрасен, егда потреба. Потому, когда настал час кончины преподобного, духовными сиротами ощутили себя и смиренные иноки, и могущественные князья, и бедные и нищие, для которых Преподобный был еще и истинным кормильцем. О своем исходе преподобный Пафнутий получил извещение Свыше в четверг 3-й седмицы после Пасхи. Ему оставалось жить ровно семь дней. И за эти семь дней верному ученику и сподвижнику старца, по преданию вместе с ним пришедшему из Покровской обители, открылась вся глубина жизни души его духовного отца и учителя. Инокентий был со старцем почти неотлучно до самой его кончины и остаПокров с изображением преподобного Пафнутия Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

39


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

вил нам в назидание Сказание о кончине преподобного, в котором день за днем описал все события той знаменательной седмицы. И по прошествии шести с половиной веков внимательный читатель записки Иннокентия становится как бы тайнозрителем последних дней великого святого. Вот он стоит на пороге своей келлии перед образом Пречистой Покровительницы обители и молится: «В час Дево, конца моего, руки бесовския мя исхити, и суда и прения, и страшнаго испытания, и мытарств горьких, и князя лютаго, Богомати, и вечнаго осуждения». Потом стал он молить Пречистую, чтобы пеклась Она о богосозданном ее монастыре: «Ты, Царице, создала, ты и промышляй о полезном дому Своему, и во имя Твое собравшихся в святем месте сем сподоби угодити Сыну Твоему и Богу нашему чистотою, и любовию, и мирным устроением.» Вот в изнеможении, тяжело опираясь на посох, идет в храм на Литургию и в благоговении принимает Святые Таины. И как обычно, никому не позволяет поддерживать себя иначе, как только за одежду, – так строго соблюдал он свою чистоту и целомудрие до самого последнего своего часа. Обессиленный предсмертной болезнью, он снова и снова идет в храм и там стоит, низко склонив голову на посох. В монастырь один за другим прибывают гонцы от князей и княгинь, от митрополита, из дальних княжеств. Никого из них не принимает он, отвергая все дары и почести, и сердито отчитывает Иннокентия, который никак не может отказать посланцам великого князя Иоанна Васильевича и великой княгини Софьи Фоминичны: Что у тебя на уме? Не даешь мне ни на минуту от мира сего отдохнуть. Не знаешь разве – шестьдесят лет угождал я миру и мирским людям, князьям и боярам: встречая их, суетился, а сколько в беседах с ними было суетного наговорено, провожая их, снова суетился, а того и не ведаю – чего ради? Ныне познал: никакой мне от того пользы, но лишь душе во всем испытание.

Господь по своему милосердию, не желая смерть навести на непокаявшегося грешника, дал мне, грешному, шесть дней для покаяния, так нет – ты мне не даешь покоя ни на один час, наводишь на меня мирян. Уже не могу и из кельи выйти без того, чтобы не досаждали мне. И молится, молится, молится – днем и ночью, – испрашивая себе прощения и оставления грехов, избавления вечных мук и насилия темных сил. Но долг свой игуменский и пастырский не забывает и дает братии наказ, удивительный по силе любви и заботы о тех, кого он оставляет на земле: Блюдите сами себя, братья, если чин церковный и монастырские порядки хотите сохранить: церковного пения никогда не оставляйте; свечи возжигайте; священников держите честно, как и я, не лишайте их положенного им; пусть не оскудевают божественные службы – ведь ими все держится; трапезную от странников не затворяйте; о милостыне пекитесь; просящего с пустыми руками не отпускайте; бесед с приходящими мирянами избегайте; в рукоделье трудитесь; храните сердце свое с неизменным усердием от лукавых помыслов; после повечерницы в разговоры друг с другом не вступайте – пусть каждый в своей келье безмолвствует; от общей молитвы ни по какой причине, кроме болезни, не уклоняйтесь: весь устав монастырский и правило церковное блюдите со смирением и покорностью, и молчаливостью, и, попросту сказать, поступайте так, как видите меня поступающим. Если всем этим, заповеданным мною, не будете пренебрегать, верую я Богу Вседержителю и Того Всенепорочной Матери Света, – не лишит Господь места сего всех благостей своих. Но знаю я, что по отшествии моем в монастыре Пречистой будет смутьянов много, чувствую – душу мою Рака преподобного Пафнутия Боровского

40


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

Преподобный Пафнутий Боровский Икона из Свято-Пафнутиева Боровского монастыря

смутят и среди братии раздор поднимут. Но Пречистая Царица мятежников усмирит, и бурю отвратит, и Своему дому и в нем живущей братии успокоение подаст… Вот чему следуйте: живите в чистоте, не только пока я с вами, но тем более по отшествии моем, со страхом и трепетом спасаясь здесь, чтобы ради добрых ваших дел и я почил с миром, и после меня приходящие поселялись бы здесь хорошо, тогда по скончании своем покой обрящете, и пусть каждый, к чему призван он, в том и пребывает. Выше сил своих, братья, на себя не берите – это не только не на пользу, но и во вред душе. Над немощными братьями в мыслях, а более того сказать –

в поступках, не возноситесь, но будьте милосердны к ним, как к собственной плоти своей. Призываю вас, чада, спешите делать добро! В четверг четвертой седмицы после Святой Пасхи, 1 мая 1477 года, упокоилась душа великого подвижника и над гробом его прозвучали высокие и дивные слова праведного Симеона Богоприимца. На отпевании осиротевшие иноки плакали, так что никто не мог читать положенное по чину службы. Только Иннокентий, глотая слезы, смог с трудом произнести все положенное. Горе братии было глубоким и неподдельным: они провожали в путь всея земли своего духовного отца, который был им больше отца по плоти, больше учителя и наставника, больше и дороже целого мира. По воле преподобного Пафнутия тело его было предано земле у стены воздвигнутого им храма на заре следующего дня, пока весть о его кончине не вылетела за стены святой обители. Теперь мощи его покоятся под спудом в храме Рождества Пресвятой Богородицы, который построили на месте первого каменного храма специально для того, чтобы святой первоигумен обители всегда пребывал в храме… Через три года произойдет великое событие в истории Государства Российского – «стояние на реке Угре»: по берегам реки станут русские и монгольские рати и долго будут стоять друг против друга, пока необъяснимый страх не погонит монголов вспять. Так окончится история Руси подневольной, порабощенной и начнется новая история – история Государства Российского, в которой обители, созданной преподобным Пафнутием, уготована была особая судьба.

Обитель в первые годы после кончины преподобного Пафнутия По воле великого князя Иоанна III Васильевича игуменом Пафнутиевой Боровской обители был поставлен один из старейших учеников Преподобного – Иосиф (в миру – Иван Санин),

42


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

происходивший из дворянского рода, владевшего поместьем в окрестностях Волока Ламского. Преподобный Иосиф пришел в обитель зимой 1460 года двадцатилетним юношей. В это время игумен с братией рубил дрова. Юноша не решился оторвать старца от дела и дожидался окончания работ. Зазвонили к вечерне, братия тут же оставили топоры и направились к храму. Улучив удобную минуту, Иван земно поклонился игумену и стал горячо умолять взять его в обитель. Этот юноша имеет духовную силу и создаст обитель не меньше нашей, – сказал преподобный Пафнутий своим спутникам, когда юноша не мог слышать его. В тот же день он облек Ивана в иноческий образ и нарек Иосифом. Семнадцать лет Иосиф Волоцкий пребывал в послушании у святого игумена обители и за эти семнадцать лет возрос до степени аскетаподвижника, искусного делателя Иисусовой молитвы, неутомимого помощника настоятеля во всех монастырских делах. Многому он научился у своего духовного отца, во многом подражал ему, но продолжателем Преподобного не стал – слишком велика была разница в характерах этих двух светильников Русской Церкви. Добродушный, общительный, снисходительный к слабостям своих учеников, преподобный Пафнутий оставлял им свободу в келейном устроении и внутренней жизни, строго карая только тяжкие провинности, как убийство, блуд, нарушение монастырского устава, свободомыслие в учении веры. Он вел каждого ученика своим путем и во всем предпочитал путь царский, срединный, по учению святых отцов – самый безопасный от падений и обольщений. Иосиф же был тверд и суров и во всем стремился к верхней планке, будь то молитва, или аскеза, или служение милосердия. Потому, отдавая должное необыкновенным дарованиям Иосифа, преподобный Пафнутий не столь приблизил его к себе, как кроткого, смиренного и послушливого Иннокентия.

Прозорливый старец знал и ученикам своим предсказал, что по кончине его непременно случится нестроение в обители. И это случилось вскоре после погребения святого первоигумена. Иосиф был вызван в Москву и возведен в игуменский сан митрополитом Геронтием. По возвращении из Москвы Иосиф сказал братии пространное поучение о монашеском подвиге. Он захотел ввести преобразования в жизни обители и более строгий устав, регламентировавший не только поведение монаха в церкви и на послушаниях, но и келейную жизнь. Братия, еще так живо помнившая своего авву и хранившая ему верность, восстала, и Иосиф не смог сладить с ней. Меньше, чем через год своего настоятельства он собрал тайный совет из единомысленных с ним старцев, в котором принимали участие Герасим Черный, Кассиан Босой и родные братья Иосифа Аккакий и Вассиан, которые пришли вслед за ним в обитель преподобного Пафнутия. Иосиф поведал собравшимся о своем желании обойти русские монастыри в поисках идеального устроения иноческой жизни. Было решено, что он примет на себя обет молчания и отправится в странствие со старцем Герасимом, который должен был выдавать Иосифа за своего ученика. Когда в обители обнаружилось исчезновение игумена, в ней воцарилось всеобщее смущение и смятение. Великий князь Иоанн Васильевич сильно разгневался на братию и повелел непременно разыскать игумена живого или мертвого и отказался ставить в монастырь нового игумена, пока не сыщется Иосиф. Иосиф вернулся в обитель через год, но через короткое время объявил великому князю о своем окончательном решении сложить с себя настоятельство и удалиться из Боровска, чтобы на новом месте создать новую обитель по собственному замыслу и уставу, близкому к уставу КириллоБелозерской обители. С ним ушли семь иноков Боровской обители.

43


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

Иосифо-Волоцкий ставропигиальный мужской монастырь

Так сбылись пророческие слова святого Пафнутия, сказанные двадцать лет назад, при их первой встрече. Иосиф создал в волоколамских лесах не менее знаменитую обитель, которая стала как бы «волоколамской колонией» Пафнутиева монастыря. Новым игуменом Пафнутиева Боровского монастыря был поставлен ученик старца Герасим (Смердков). Сведений о нем самом и его игуменстве сохранилось очень мало, но именно он стоял во главе обители преподобного Пафнутия в знаменательный 1480 год – год избавления Руси от многолетнего иноземного ига.

Летом в Москве стало известно, что хан Ахмат идет на Москву. Эта весть сильно смутила великого князя Иоанна Васильевича, который был выдающимся государственным деятелем, но не был ни храбрым воином, ни талантливым военачальником. К тому же в народе была еже жива память о нашествии Тохтамыша на Москву в 1382 году. По совету матери и духовенства Иоанн Васильевич оставил Москву на попечение князя Михаила Андреевича Можайского и наместника Ивана Юрьевича Патрикеева, а сам уехал к войску в Коломну. Там его окружили бояре, тоже особой храбростью в летописях не отмеченные – по слову

44


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

летописца, богатые сребролюбцы, брюхатые предатели, которым совсем не хотелось воевать. Великий князь вернулся в Москву, но тут его гневным словом встретил раздраженный и разочарованный народ: Ты, Государь, княжишь над нами так, что пока тихо и спокойно, то обираешь нас понапрасну, а как придет сюда беда, так ты в беде покидаешь нас. Сам разгневал царя, не платил ему выходу, а теперь нас всех отдаешь царю и татарам. В этот критический час духовенство тоже призвало князя быть мужественным и стать на защиту отечества. Громче и смелее всех звучал голос старца Вассиана (Рыло), ученика преподобного Пафнутия: Вся кровъ падет на тебя христианская, что выдал ты их бежать прочь, а бою с татары не поставил и не бився с ними: аще ли боишися смерти? Но веждь, яко небезсмертен еси, человек смертен; а без року смертного нету ни человека, ни птицы, ни зверя. Дай cии в руку мои вои: хотя аз и стар, но не пощажу, ниже oтвращу лице мое противу татар. Великий князь пришел с войском в Кременец, где соединился с братьями. Ахмат двинулся к Угре: начались стычки с передовыми русскими отрядами; между тем река почти совсем замерзла. Иоанн III перешел к Боровску, чтобы здесь на пространном поле вступить в бой. Колебания и страх завладели его душой с новой силой, и в этот недобрый час доставили ему послание старца Вассиана. Наше дело говорить царям истину, – писал старец, – что я прежде изустно сказал тебе, славнейшему из владык земных, о том ныне пишу, ревностно желая утвердить твою душу и державу. Когда ты, вняв молению и доброй думе митрополита, своей родительницы, благоверных князей и бояр, поехал из Москвы к воинству с намерениeм ударить на врага христианскoго, мы, усердные твои богомольцы, денно и нощно припадали к алтарям Всевышнего, да увенчает тебя Господь победою. Что же слышим? Ахмат губит христи-

Преподобный Иосиф Волоцкий Подклет Успенского собора Иосифо-Волоцкого монастыря

анство, грозит тебе и отечеству, ты же пред ним уклоняешься, молишь о мире и шлешь к нему послов. А нечестивый дышит гневом и презирает твое моление? Государь! Каким советам внимаeшь? Людей недостойных имени христианскoго. И что советуют? Повергнуть ли щиты, обратиться ли в бегство? Но помысли: от такой славы и в какое уничижение изводят они твое величество! Предать Землю Русскую огню и мечу, церкви разорению, тьмы людей погибели! Чье сeрдце каменнoе не изольется в слезах от единой мысли? О Государь! Кровь паствы вопиет на Небо, обвиняя пастыря. И куда бежать? Где воцаришься, погубив данное тебе Богом стадо? Смертным ли бояться смерти?

45


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

щался лагерь Иоанна Васильевича. Игумен Герасим с братией непрестaнно взывали в молитвах ко Пресвятой Богородице и преподобнoму Пафнутию о даровании победы великoму князю и освобождении отечества. Хан Ахмат неожиданно бежал со всем своим войском, опасаясь того, что русские заманивают его в засаду. Поясом Пресвятой Богородицы называют Угру с тех времен. К чести великого князя, не себе приписал он эту дивную победу, но заступничеству Царицы Небесной и воздал Ей должное благодарение. И в Пафнутиевой Боровской обители, которая стала в ряд оборонительных крепостей на югозападных подступах к Москве, вскоре началось каменное строительство, которое завершилось уже при преемнике Иоанна Васильевича великом князе Московском Василии Иоанновиче. Игумен Герасим в 1481 году был возведен на Коломенскую кафедру и во время своего архипастырства твердо держал сторону митрополита Геронтия в его противостоянии великому князю, который посягнул на право Церкви самой устанавливать богослужебные чины и правила. Еще во время своего настоятельства в Пафнутиевой Боровской обители он распорядился как величайшую святыню хранить ризу святого Пафнутия: Камчатая белая, оплечье по синей шелковой материи низанное мелким жемчугом и с плащиками серебряными. При ней: епитрахиль бархата темного цвета, на нем семь дробниц круглых, серебряных, чеканных, позолоченных, обнизанных кругом жемчугом в одну нить… Пояс, тканный в кресты; шeлк красный, у четырех кистей шесть варворок больших, обнизанных жемчугом по лазоревой тафте. В настоящее время риза Преподобного хранится в Государственном Историческом музее. Скончался святитель Герасим в 1489 году в Пафнутиевом Боровском монастыре и там же был погребен.

Судьбы Божии неизбежны… Отложи страх и возмогай о Господе в державе крепости Его! Старец призывал князя по примеру его славных предков без боязни сразиться с врагом и предрекал ему славную победу: Господь пошлет тебе от Сиона жезл силы, и одолеeшь врагов, и смятутся, и погибнут. А мы соборами святительскими день и нощъ молим Егo, да разсыплются племена нечестивыя, хотящия брани; да будут омрачены молниею небеснoю и как псы гладные да лижут землю языками своими. Князь в волнении прочитал это послание, и все сомнения и страхи оставили его. Вскоре прибыли к нему братья его с сильным войском. В октябре наступили сильные морозы, Угру покрыл лед. В Пафнутиевом Боровском монастыре в течение некоторого времени разме-

46


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

Риза преподобного Пафнутия Боровского

47


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

Ученики преподобного Пафнутия Среди братии Пафнутиева Боровского монастыря при жизни преподобного Пафнутия в смирении и покаянии подвизались те, которые вскоре после кончины его вышли из обители на служение Церкви и народу Божию, а по отшествии в мир иной сподобились венца святости. На многих из них сбылись предсказания святого игумена, которыми прикровенно, незаметно для них отметил он начало их пути. Преподобный Иосиф Волоцкий (о начале духовного пути которого речь шла выше) основал свой монастырь недалеко от родовой вотчины Саниных, деревни Спировской, и посвятил его Успению Пресвятой Богородицы. Поскольку все члены семьи приняли монашеский постриг, имение это отошло местному князю, который теперь вернул его игумену новой обители. Князь Борис Васильевич Волоколамский стал первым ктитором монастыря и единомышленником преподобного Иосифа. Преподобный Иосиф несколько иначе смотрел на отношение монаха к миру: он считал, что в монашестве главное не отречение от мира, а служение ему. Вскоре монастырь разросся и стал одним из самых богатых в Московской земле. Но иноки его во главе с игуменом ходили в бедных одеждах и вели аскетический образ жизни. Зато бедным ни в чем отказа не было. Когда наступали голодные времена, монастырь ежедневно кормил до пятисот человек, не считая раздачи хлеба, так что приходилось брать взаймы, чтобы прокормить всех. Преподобный Иосиф стал одним из самых убежденных и крепких духовных вождей своего времени. Он возглавил борьбу против опасной ереси жидовствующих, которая распространялась по России, подобно заразе, и проникла даже в самые высокие слои тогдашнего общества. На Церковном Соборе 1503 года преподобный Иосиф ревностно защищал имущественные

права Церкви, доказывая, что имущество необходимо монастырям, чтобы помогать бедным. Святитель Ростовский Вассиан I (Рыло) был учеником преподобного Пафнутия с юности. Рыло это не фамилия, а, скорее, прозвище, которое Вассиан получил за то, что усердно рыл землю. Возможно, вместе с самим Преподобным он много трудился по устройству прудов около Рождественской обители. В 1455 году был поставлен игуменом ТроицеСергиева монастыря, в 1466-м – архимандритом великокняжеского Спасского монастыря. 13 декабря 1467 года состоялась хиротония Вассиана во архиепископа Ростовского, которую возглавил митрополит Филипп. Святитель Вассиан участвовал во всех важных событиях церковной и политической жизни Руси в 70-х – начале 80-х годов XV века. Он был автором известного «Послания на Угру», в котором призывал крепко стояти за православное христианство и за свое отечество противу безбожному бесерменству. Об этом послании уже было рассказано выше. Святитель Ростовский Вассиан II (Санин) – младший брат преподобного Иосифа Волоцкого, принял постриг от руки преподобного Пафнутия, автор его Жития. После пострига был отдан под духовное руководство преподобному Иосифу и, вместе с ним покинув обитель преподобного Пафнутия, переселился в Иосифов Волоцкий монастырь. Не позднее 1502 года святитель Вассиан был поставлен игуменом Московского Симонова монастыря (так исполнилось пророчество преподобного Пафнутия, который в беседе с учениками, показывая на Вассиана, сказал: «Вот архимандрит Симонов»). В 1506 году состоялась его хиротония во архиепископа Ростовского. Святитель Вассиан неоднократно приезжал в Москву для поддержки преподобного Иосифа

48


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

в его борьбе с еретиками. Святитель Московский Макарий принял монашеский постриг в обители преподобного Пафнутия. Пафнутиевский период в жизни митрополита Макария, – пишет исследователь творчества святителя архимандрит Макарий (Веретенников), – является самым длинным по своей продолжительности и основополагающим по своей значимости. Здесь он сформировался как подвижник, книголюб и иконописец. Около четверти века жил святитель Макарий в Боровском монастыре, до 1523 года, когда митрополитом Даниилом он был поставлен архимандритом Можайского Лужецкого монастыря. В 1526 году архимандрит Макарий был возведен на Новгородскую архиепископскую кафедру. Здесь он собрал вокруг себя ученую и пишущую братию, которая под его руководством составила первую редакцию Великих Миней Четьих. По оценкам ученых, окружение Новгородского архиепископа Макария вполне можно было бы назвать академий XVI века. В 1542 году архиепископ Новгородский Макарий был возведен на Московскую Первосвятительскую кафедру и здесь еще восемь лет трудился над Великими Минеями. Он имел огромное влияние на молодого Иоанна Грозного, венчал его на царство по составленному им самим богослужебному чину. Пока был жив Владыка Макарий, ни о какой опричнине не могло быть и речи. Святитель Московский Макарий ревновал о вселенском достоинстве и авторитете Русской Православной Церкви и стремился явить ее миру как обладающую полным знанием Священного Писания и святоотеческих учений, канонически безупречной. Этой цели служили составление Великих Миней Четьих и собирание житий русских святых. В своих Минеях он приводил не только краткие и пространные сказания о праздниках и святых дня, но и все известные ему слова на эти дни и творения святых, память которых совершалась в

тот день. В конце каждого месяца помещались анонимные произведения и творения подвижников, не прославленных в лике святых. По его инициативе на Церковных Соборах были прославлены 39 издавна почитавшихся угодников Божиих, подвизавшихся в разных областях Московского царства и в близлежащих землях. При святителе Макарии в Москве стали совершаться богослужения в честь чудотворных икон Божией Матери «Знамение», Владимирской, Почаевской, Смоленской, Донской, Тихвинской. Так трудами архипастыря-подвижника, мыслителя и духовного лидера начал складываться идеал Святой Руси, который во многом определил духовное развитие России. Всю свою последующую жизнь святитель Макарий не забывал о Пафнутиевой Боровской обители и незадолго до кончины Иоанну Грозному обещался отъити в молчальное житие к Рождеству Пречистеи Богородицы в Пафнутиев, в свое пострижение. Когда заболел святитель предсмертною болезнью, то повеле послати в Пафнутиев монастырь, в свое пострижение ко игумену с братиею, и возвестити свою немощь, чтоб прислали старца духовна для бережения в немощи. Преподобный Кассиан Босой удручал плоть свою с юных лет и достиг того, что стал нечувствителен к холоду и жару. Одежда его всегда была одна и та же: свитка, власяница да мантия. Обуви он никогда не носил, кроме лаптей (сандалейцо лычно), да и то на босую ногу, отчего он и стал известен под именем Кассиана Босого. Это прозвище осталось за ним во всю его долголетнюю жизнь. Он был восприемником от Святой Купели Иоанна Грозного. Учеником преподобного Кассиана Босого был старец Фотий, пришедший в обитель к преподобному Пафнутию в юном возрасте и по его слову ставший келейником Кассиана Босого, которого не покидал до самой его кончины. Вместе с ним он ушел в Волоколамскую обитель. Старец Фотий знал Священное

49


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

Писание и труды древних отцов. До нашего времени дошли некоторые его сочинения о христианском благочестии. Преподобный Левкий Волоколамский был постриженником преподобнoго Пафнутия Боровскoго. Он был из числа учеников Преподобного, которые начинали свою жизнь под его руководством в Покровском монастыре, а потом пришли вместе с любимым учителем в Пафнутиеву Боровскую обитель. Еще при жизни преподобный Пафнутий благословил старца Левкия на устроение новой обители. Около 1476 года был основан Успенский на Волоке монастырь (ныне село Левкиево Московской области, Волоколамского района, в тридцати двух километрах к юго-западу от Волоколамска, при реке Рузе). Преставился преподобный Левкий в 1492 году. В 1680 году Левкиeв монастырь был приписан к Воскресенскoму Новоиерусалимскoму монастырю; в 1764 году упразднен. В оставшейся ныне приходской церкви почивают под спудом его святые мощи. Преподобный Левкий был старцем преподобного Даниила Переславского. Преподобный Даниил Переславский, придя в монастырь, уже не застал старца Пафнутия в живых, принял постриг и подвизался десять лет под руководством преподобного старца Левкия, с которым прожил еще два года в основанной им пустыни на реке Рузе близ Волоколамска. В 1508 году святой Даниил основал монастырь у себя на родине, близ Переславля-Залесского, впоследствии названный по его именем Даниловым. Он был духовным внуком преподобного Пафнутия, и как при плотском родстве в потомках отражаются родовые черты, так и в преподобном Данииле во всей возможной полноте отразилось великое милосердие и нищелюбие преподобного Пафнутия. Страннолюбие и милость преподобного Даниила к бедным и больным не знали предела: каждый приходящий мог найти у него ночлег и

хлеб. Его милосердие простиралось на умерших странников – замерзших, убитых, утопших, от болезни в странствии скончавшихся. На своих руках он переносил их в скудельницу и готовил к погребению, крещеных отпевал. Из этой великой любви к страждущим выросла его обитель. По ночам из своей келлии в Горицком монастыре он смотрел в сторону скудельницы и думал, сколько безвестных подвижников и молитвенников лежит там, которым мир, может быть, обязан своим благоденствием. Господь благословил это милующее сердце, и внешние обстоятельства сложились так, что великий князь Василий Иоаннович разрешил преподобному Даниилу устроить монастырь на божедомье. Преподобный Даниил во всем был для братии примером трудолюбия и терпения, подражая учителю своему преподобному Пафнутию Боровскому. Он пользовался любовью и почитанием многочисленных паломников, приходивших в обитель специально, чтобы получить его благословение. Почитали его и в царских палатах. Когда у великого князя родился наследник престола, будущий Иоанн Грозный, он послал за преподобным Даниилом, чтобы тот вместе с преподобным Кассианом был восприемником младенца от купели. Память о Пафнутиевой Боровской обители жила в сердце преподобного Даниила всю его жизнь. Почувствовав приближение смерти, он хотел удалиться в обитель своего пострижения, но братия уговорили его не покидать Троицкую обитель. Преподобный Герасим, по прозванию Черный, не уступал другим подвижникам Боровской обители в благочестии. В монастыре он считался начальником и учителем наряду с Иосифом, старцами Касианом Босым и Ионoй Гoлoвой. Впоследствии он жил отшельнически вне обители, основным его занятием было переписывание книг. Книги письма старца Герасима ценились необычайно высоко. Монахи хранили их как некое богатство.

50


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

По данным монастырской описи, на престоле в Успенском соборе находилось Евангелие, списанное старцем Герасимом Черным. Став учеником преподобного Иосифа, он вместе с ним подвизался в Волоколамском монастыре. Преподобный Давид Серпуховской происходил из знатного рода. В отроческом возрасте он бежал из дома в обитель преподобного Пафнутия, и прозорливый игумен, не раздумывая, принял его. Может быть, он вспомнил при этом, как сам пришел к игумену Маркеллу в Покровский монастырь и как был немедленно принят и пострижен. Духовная дружба связала преподобных Давида и Иосифа, эта дружба не прекратилась и после того, как преподобный Иосиф ушел из обители. После кончины преподобного Пафнутия преподобный Давид прожил в Пафнутиевой Боровской обители еще тридцать восемь лет, а затем ушел вместе с двумя молодыми монахами и двумя мирянами в пустынную местность на берегу Лопасни, где основал обитель в честь Успения Пресвятой Богородицы. Старец Иннокентий был особенно близок

преподобному Пафнутию. Ему первому старец сказал о грядущей своей кончине. Иннокентий был автором повести о преставлении святого. Им написано повествование о последних днях жизни преподобного Пафнутия. По отзыву историка Ключевского, записка Иннокентия принадлежит к числу лучших памятников древнерусской агиографии. Иннокентий писал ее в 1477 или 1478 году. Он стремился к максимальной подробности и правдивости, записывал по возможности все, что знал о своем учителе, с буквальной точностью передавая иные из его слов… Досифей (Топорков), племянник преподобного Иосифа Волоцкого, был иконописцем и помогал артели Дионисия расписывать собор в Иосифо-Волоцком монастыре. Он был также писателем-агиографом, им закончено составление русского «Хронографа» (всемирно-исторического свода), начатого преподобным Иосифом Волоцким, и оформлены сюжеты Волоколамского патерика. По заказу и поручению Новгородского архиепископа (будущего митрополита) Макария он редактировал Еги-

51


Под державным покровительством: история обители в XVI веке естнадцатый век в истории России был временем государственного строительства, расширения пределов, укрепления позиций в межгосударственных отношениях. Начало века было ознаменовано явлением на международной арене новой державы – Государства Российского, но окончился век сильнейшим кризисом, который поставил под вопрос само его существование. Вместе со всем русским народом святые обители осваивали новые реалии социальной, общественной и религиозной жизни. Проблемы престолонаследия, природы власти, нового

статуса московских правителей, появление ересей, привнесенных в русскую религиозную жизнь пришельцами с Запада, – все это требовало духовной оценки с позиций истинного Православия. Была у русских обителей и еще одна, как оказалось впоследствии, самая важная задача – накопление духовных сил, укрепление веры и верности Православию среди своей паствы, которые менее чем через сто лет подвергнутся суровому испытанию на прочность. Потому внутренняя, потаенная жизнь русских обителей в это время была особенно напряженной, и это напряжение еще более усугублялось проникновением мирских влияний и соблазнов за их стены.

Ш

52


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

на все труды. И владетельные князья преклоняли колена пред гробом чудотворца и просили его святого покровительства. Архимандрит Леонид (Кавелин) в своей книге о Пафнутиевом Боровском монастыре приводит два случая помощи преподобного Пафнутия: Некто, превознесшийся гордостью, помыслил оскорбить обитель Преподобного и присвоить себе землю монастырскую, так как ему неоднократно удавалось у многих неправедно отбирать землю. Напрасно убеждала его братия не оскорблять святого, чтобы не потерпеть за то наказание. Отринувши страх Божий и человеческий, он хотел настоять в неправом деле, и внезапно напал на него дух лютый неистового беснования. Присные, зная, отчего приключилась ему сия болезнь, привели его на гробницу блаженного Пафнутия, и он исцелился, покаявшись в грехе своем. Один служитель монастырский многие дни лежал в тяжком недуге и уже не надеялся исцелиться от гнойных язв, но положил надежду на Бога и великого Пафнутия, и в этом уповании впал в тонкую дремоту. Представилось ему, что сострадательные люди несут его для исцеления ко гробу Преподобного, и сам великий Пафнутий восстает из гроба и говорит ему: «Здравия ли хочешь? Не оскудевай верою к Богу, Пречистой Богоматери, и здравие подастся тебе душевное и телесное». Благословив его, святой возлег опять в своем гробе. Тогда, очнувшись от видения, просил болящий присных своих отнести его в обитель Пафнутиеву помолиться великому угоднику Божию, и как только положили его при гробе, начала облегчаться болезнь его и закрываться язвы, так что он мог сам собою возвратиться в дом, исполненный благодарности к великому чудотворцу. В 20-е годы XVI века русское общество раскалывается на два лагеря по вопросу о разводе великого князя Василия Иоанновича с великой

Преподобный Даниил. Фреска в Троицком соборе Свято-Троицкого Даниловского монастыря

Во главе защитников Православия от влияния ересей стригольников и жидовствующих стал преподобный Иосиф Волоцкий и братия его обители, но все они сохраняли духовное родство и общение с материнской обителью, которая по-прежнему оставалась центром книжности и учености. Здесь подвизались в начале века будущий святитель Московский Макарий, будущий основатель Переславского Троицкого монастыря Даниил, старец Левкий и другие духоносные старцы. В Пафнутиевой Боровской обители духовным основанием всегда была верность памяти ее святого первоигумена. Могила его стала местом паломничества многих мирян, по молитве к святому совершались чудеса исцелений. Для братии святой первоигумен по-прежнему оставался отцом и учителем, у которого в молитве испрашивали помощи и благословения

54


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

княгиней Соломонией Сабуровой. По заповеди Спасителя не может человек оставить свою жену иначе, как по вине прелюбодеяния. Великая же княгиня Соломония была известна всей Руси своим благочестием и праведной жизнью. Не счесть бедняков, которых она накормила и обогрела, не счесть богатых вкладов и милостынь, которые она вместе со своим супругом разнесла по обителям, не счесть слез, пролитых ею перед святыми иконами в молении о даровании наследника престола. Но за девятнадцать лет супружеской жизни великие князь и княгиня так и не смогли родить чадо. Между тем годы уже покатились с горки, и нужно было думать о том, кому оставить престол первых государей всея Руси, а если не будет законного наследника, снова начнутся удельные смуты. Бояре стали уговаривать великого князя на развод. Благословил развод и во всем соглас-

ный с государем митрополит Московский Даниил, поставленный на первосвятительский престол из игуменов Иосифо-Волоцкого монастыря. Среди духовенства не все были согласны с этим: нельзя правду земную ставить выше правды Божией! За эту правду преподобный Максим Грек много лет провел в заточении в подвале собора Иосифо-Волоцкого монастыря, а вышел из нее великим русским святым. Святость во все века была уделом немногих. Потому, наверное, настоятели большинства крупных монастырей, находившихся под патронатом великого князя, приняли его сторону. В их числе был и Пафнутиев Боровский монастырь. Однако и в новом браке у великого князя детей долго не было, так что и с новой великой княгиней, Еленой Глинской, снова и снова отправляется он в паломничество по русским обителям. В 1529 году великокняжеская чета прибыла на моление в Пафнутиев монастырь. В августе следующего года появился на свет долгожданный наследник – будущий Иоанн Грозный. В восприемники от святой купели великий князь призывает двух высоко чтимых им постриженников Пафнутиевой обители – 97-летнего старца Кассиана Босого и игумена Троицкого монастыря в Переславле-Залесском Даниила. Таинство Крещения совершается в Троице-Сергиевом монастыре, у святых мощей Игумена Земли Русской. А в Пафнутиеву Боровскую обитель вскоре были доставлены богатые дары от великокняжеской четы – царские врата и дорогой вышитый покров на гробницу преподобного. В 1531 году митрополит Даниил благословил местное почитание преподобного Пафнутия, и в монастыре стали совершать память его с чтением канона и жития. Богомольцев в монастыре стало еще больше. Год 1534-й отмечен важным и радостным событием: ко гробу святого аввы приехал из Новгорода его благоговейный почитатель

Царь и великий князь всея Руси Иоанн IV Грозный

55


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

и воспитанник его обители архиепископ Новгородский Макарий. У Святых врат его встретила братия во главе с игуменом Пафнутием, названным так в память о святом первоигумене. После Литургии Владыка Макарий еще долго коленопреклоненно молился в алтаре соборного храма, а затем вынул из шелкового плата книгу, окованную позлащенным серебром и украшенную драгоценными каменьями, и положил ее на престол. Это было Святое Евангелие, которое вошло во все учебники по русской истории и искусству Древней Руси с именованием Макарьевское, или Боровское. Над изготовлением этой удивительной книги целый год трудилась целая артель из восьми человек: доброписец чернописный – переписывал основной текст, живописец иконный – нарисовал четыре миниатюры евангелистов, златописец – обводил золотом в тексте определенные буквы и узоры, заставочный писец – писал заглавные буквы и заставки, статейный писец – писал прописи, точки, запятые, концовки, оглавление, переплетчик, златокузнец, среброкузнец. Верхняя доска оклада – кованая, серебряная, вызолоченная. Толщина ее один сантиметр. Украшена позолоченной сканью и драгоценными камнями – четырьмя очень большими сапфирами, двумя аметистами и восемью гиацинтами. По краям проложена жемчужная веревочка – тонкая серебряная нить с нанизанным на нее крупным жемчугом, искусно уложенная в специальный желобок, предохраняющий жемчуг от разрушения. На застежках имеются надписи: Архиепископ Макарие и: Сие Святое Евангелие свершися в лето семь тысяч сорок один. Евангельский текст предваряется предисловием, в котором рассказана история создания книги. Сейчас этот драгоценный дар святителя Макария – драгоценный не только по стоимости материалов и труда, затраченных на его создание, но более всего по высокому устремлению души святителя оставить в воспитавшей

его обители на вечный поминок по себе и по своим родителям – хранится в Государственном Историческом музее. Год 1547-й – снова великое торжество в обители Пресвятой Богородицы. В том году по инициативе Владыки Макария, ставшего митрополитом Московским, собрался Церковный Собор, на котором были прославлены почитамые на Руси угодники Божии и в их числе преподобный Пафнутий Боровский. Монастырь приобрел еще большую известность. Во второй половине XVI века в связи с обострением угрозы войны с Литовским княжеством обитель укрепляется и отстраивается в камне, ее окружают могучие крепостные стены. В конце XVI века Пафнутиев Боровский монастырь по стратегическим соображениям стал одной из основных и прочно укрепленных крепостей на юго-западном рубеже Московского государства. К строительству крепостных башен и стен, как усматривают исследователи, причастны знаменитые государевы мастера: Федор Конь и Трофим Шарутин. В это время в обитель часто приезжают государи и члены их семейств. 8 декабря 1542 года приезжал в обитель на богомолье Иоанн Васильевич со своими братьями, князем Юрием и князем Владимиром Старицким, в 1592 и 1595 годах – царь Феодор Иоаннович, молившийся о рождении наследника. Преподобный Пафнутий становится домашним святым царского дома наравне с Московскими святителями Петром и Алексием, преподобными Сергием Радонежским и Кириллом Белозерским. Члены царского дома щедро благотворили обители. В 1551 году царь Иоанн IV дал монастырю жалованную грамоту на рыбные ловли на реке Оке, озерах Долгое и Стоватое в Каширском уезде. Сын Иоанна Грозного Иоанн Иоаннович со своей супругой Феодосьей пожаловали монастырю покров. Пафнутиев Боровский монастырь значился среди крупных земельных собственников. По царским жалованным грамотам, духовным

56


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

Макарьевское Евангелие (1533) Вклад митрополита Макария в Пафнутиев Боровский монастырь Государственный Исторический музей, Москва

57


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

Карта Боровских земель XVII века

завещаниям князей и бояр в монастырь отходили все новые и новые земли. Ввиду того, что документы за XV–XVI века не сохранились, определить уезды, где находились владения монастыря, можно по жалованным царским грамотам 1621 и 1624 годов, подтверждавшим прежние владения. Всего за монастырем числилось 11 сел, 8 селец, 1 селище, 73 деревни, 55 пустошей, 1 слободка, 1 мельница. Кроме того, монастырь имел рыбные ловли на реках Протве и Оке. В озерах Долгое и Стоватое в

Каширском уезде монастырь ловил для себя щук, лещей, окуней, плотву. Обитель активно участвовала в политической и церковной жизни Русского государства. На Церковном Соборе 1584 года присутствовали игумен Феодосий и старец Геласий, на Соборе 1589 года по случаю избрания первого Патриарха находился игумен Варфоломей, в 1598 году при избрании на царство Бориса Годунова в Москве – игумен Иоасаф и келарь старец Геласий.

58


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

Фрагмент ведомости земельных угодий Пафнутиева Боровского монастыря 1698 –1699

59


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

Начало создания архитектурного ансамбля обители В XVI веке Калуга стала опорным пунктом обороны на юге Русского государства, а многие города, в том числе и Боровск, были превращены в военные крепости. Через Калужскую территорию была проведена засека, тянувшаяся вдоль юго-восточной и южной границ на 193 версты. Пафнутиев Боровский монастырь вошел в эту систему обороны западных рубежей как мощная крепость, вдоль его границ встали массивные каменные стены. Как крепость духовная, хранительница православной веры, обитель была украшена новыми храмами. Для жительства иноков и хозяйственных нужд были построены каменные жилые корпуса и хозяйственные помещения. Строительство начали с возведения в 1511 году теплого храма в честь Рождества Христова с трапезной. Это самое древнее из сохранившихся зданий обители, и вместе с тем самое сложное, так как с учетом позднее возведенной колокольни представляет собой комплекс двухэтажных зданий, объединенных оригинальным архитектурным решением. В верхнем этаже помещались церковь и трапезная. В нижнем располагались хлебня, поварня и столовые. Печей на втором этаже не было, все здание обогревалось теплом, подаваемым с нижнего этажа по специальным трубам. Стены церкви и трапезной выложены из продолговатого, тяжеловесного, обожженного кирпича. Украшают их лишь два небольших пояска, выложенных из кирпича: один из них отделяет первый этаж от второго, второй – завершает верх стены. На древность здания указывает и то, что небольшие (так лучше сохранялось тепло) окна, как бы «утопленные» в толстые стены, не имеют наличников.

Храм Рождества Христова Монастырская пекарня

Трапезная палата с храмом Рождества Христова и колокольней

61


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

Трапезная палата

Трапезная палата напоминает Грановитую палату Московского Кремля, построенную всего на девятнадцать лет раньше. Своды обширной трапезной (ее площадь составляет около 260 кв.м) опираются на стены и кирпичный столп, стоящий посредине. В старину в трапезной палате собиралась братия по большим праздникам и по случаю приезда именитых гостей. Впоследствии трапезную палату соединили с церковью открытой аркой. Келарские палаты тоже претерпели изменения в последующие века. В 1776 году здесь был устроен придел в честь преподобного Онуфрия. Вскоре после построения трапезной с храмом они были расписаны фресковой живописью. Возможно, в их росписи принимал участие насельник монастыря Макарий, будущий митрополит Московский. Росписи были утра-

чены во время разгрома монастыря польскими отрядами в 1610 году. Весной 1665 года игумен Парфений и братия монастыря подрядили иконного мастера Ивана Филатова писать трапезу стенным письмом. С северной и южной сторон трапезной к ней примыкают паперти. Северная паперть вошла в массив позже построенной колокольни. На ее сводах, стенах и столбах сохранилась фресковая живопись XVII века, возобновленная в 1782 году. В настоящее время начинается реставрация фресок. На том месте, где сейчас стоит колокольня, была первоначально построена звонница. Вскоре по окончании строительства Рождественского храма приступили к строительству Погребного корпуса. Изначально здание было трехэтажным, но впоследствии обветшавший третий этаж был разобран.

63


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

В первом этаже размещались кладовые, во втором – келлии монахов и схимников, в подклете – ледник, квасоварня и погреба. В настоящее время здесь находится братская трапезная, погреба, продовольственные склады и другие помещения. После прославления первоигумена обители в лике святых братия и покровители обители с радостью приступили к строительству храма его имени. Построили его над монастырскими воротами, так что святой основатель первым встречал приходивших в его монастырь. Надвратный храм преподобного Пафнутия пострадал во время польской интервенции и в 1640-х годах был отремонтирован. К середине XIX века он сильно обветшал и был разобран. До наших дней сохранилась лишь стена прохода, которая находилась под надвратной церковью. В конце XVI века был разобран старый и построен новый соборный храм в честь Рождества Пресвятой Богородицы. О причинах и сроках возведения нового собора высказывались разные предположения.

Погребной корпус. XVI век Вид на Георгиевскую башню и крест на месте храма преподобного Пафнутия Боровского

Фрески паперти храма Рождества Христова и трапезной палаты. XVI век

64


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

Царские врата из Рождественского собора Конец XVI – начало XVII века Московский Государственный музей-заповедник «Коломенское»

67


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

Наиболее аргументированным и соответствующим духовным реалиям того времени является предположение о том, что собор строился по обету царя Феодора Иоанновича между 1584 и 1595 годами. О царе Феодоре Иоанновиче историки пишут по-разному. Многие из них следуют мнению заезжих иностранцев, которых Феодор Иоаннович не жаловал и никогда не стремился им понравиться. К примеру, шведский дипломат Петрей давал царю такую характеристику: Царь Феодор от природы был почти лишен рассудка, находил удовольствие только в духовных предметах, часто бегал по церквам, трезвонил в колокола и слушал обедню. Отец горько упрекал его за это, говоря, что он больше похож на пономарского, чем на царского сына. Внешность у Феодора Иоанновича действительно была «не царская»: небольшого роста, одутловатый, приземистый, походка нетвердая, голос тихий и ласковый. Может быть, некоторым современникам, помнившим Грозного царя, все это и казалось признаком слабоумия и бессилия, но непредвзятому взгляду открывалась его необыкновенная доброта, милостивый, тихий и спокойный нрав. По своему душевному складу царь Феодор был созерцателем и молитвенником, но обязанности правителя почитал священным долгом, возложенным на него Богом, и исполнял их с тщанием и любовью. От отца ему досталось очень тяжелое наследие: пустая казна, разоренный и обнищавший народ, разобщенное и запуганное общество, осмелевшие после бесславно проигранной Ливонской войны соседи. Царствовал Феодор недолго, однако итогом его правления была хорошо устроенная страна, успешно отразившая все попытки внешней агрессии и значительно расширившая свою территорию за счет освоения сибирских земель, стабильное финансовое положение, укрепление столицы и дальних рубежей новыми крепостями, автокефалия Русской Православной Церкви и

Царь Феодор Иоаннович (1557–1598)

избрание первого Патриарха Московского и всея Руси Иова. Феодор Иоаннович был женат на сестре Бориса Годунова Ирине, и это породило еще один миф в отечественной и зарубежной истории – миф о талантливом «управленце», который вершил все государственные дела именем царя Феодора. Годуновы действительно занимали все высшие должности в государстве и помогали царскому шурину во всех делах.

69


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

Но простое сопоставление итогов двух царствований – Феодора Иоанновича и Годунова ставит все на свои места: Годунов вступил в управление хорошо устроенной страной, а оставил ее на пороге жесточайшей смуты, потрясшей основания Российского государства. Причиной и основанием мирного и успешного царствования царя Феодора Иоанновича было как раз то, за что над ним посмеивались его недальновидные современники и высокомерные иностранцы: молитву благоверный царь полагал в основу всей своей жизни, и по молитве посылалось ему небесное благословение. Московский летописец так писал о годах царствования Феодора Иоанновича: А царствовал благоверный и христолюбивый царь и великий князь всея России Федор Иванович… тихо, и праведно, и милостиво. Безмятежно. И все люди в покое, и в любви, и в тишине, и в благоденствии пребывали в те годы. Никогда, ни при каком царе Руссской земли, кроме великого князя Ивана Даниловича Калиты, не было такой тишины и благоденствия, как при этом благоверном царе и великом князе. Это было благословенное время в русской истории, и оно больше не повторилось: не дал больше Господь России «молитвенника на троне». Царя Феодора Иоанновича на Руси всегда почитали святым, его портрет хранился в алтаре Успенского собора в Кремле. Он канонизирован Русской Православной Церковью в Соборе Московских святых. Неисповедимы пути Промысла Божия, и грешным человеческим разумом трудно понять, почему Господь не благословил брак царя Феодора и Ирины Годуновой детьми. Рожденная девочка – царевна Феодосия – умерла в младенчестве в 1592 году. Царственные супруги не роптали, но в течение многих лет молились о наследнике. Они объехали многие обители, молились у гробниц великих русских чудотворцев, оставляли щедрые милостыни и вклады. По царскому повелению в 1585–1586 годах было начато изготовление новых рак для

мощей святых угодников Божиих. В Пискаревском летописце записано: Повелением благочестиваго царя ... Феодора Иоанновича ... и верою его несумненною и слезами теплыми зачали делати раки серебряные кованые, многоценныя великим светильником, столпом Русския земли Петру и Алексею, Ионе и Пафнотию, и Сергию, и Кириллу Белозерскому, и Макарию Колязинскому, и Василию Блаженному. И преложиша мощи их с великим страхом и трепетом. Обращение к преподобному Пафнутию Боровскому далеко не случайно: ведь отец Феодора Иоанновича, по семейному преданию, был рожден по молитве у гроба Боровского чудотворца. О том, что в глазах современников царя Феодора рождение Иоанна Грозного связывалось с молитвой и предстательством Пафнутия Боровского, свидетельствует текст челобитной 1584–1585 годов царю Феодору от рязанского епископа Леонида: Преподобного Пафнутия Чудотворца по прошенью его и по моленью, дал Бог деду твоему наследника царствию нашему, отца твоего, нашего государя... Раку можно поставить только в храме, потому и возникла необходимость расширить собор в южную сторону, где находилась могила святого Пафнутия. Такая же ситуация возникла в Кирилло-Белозерском монастыре, и там она была решена подобным же образом. Дату окончания строительства можно предположить тоже только по косвенным данным – по сообщениям Нового летописца о царском посещении монастыря: во время паломничества в 1591–1592 годах, когда царь был у Живоначальные Троицы в Сергиеве монастыре, да в Можайске у Николы Чюдотворца, в Боровске у чюдотворца Пафнутия, в Звенигороде у Савы в Строжевском монастыре, и в 1594–1595 году, когда поиде государь в Боровск молитца в Пафнутиев монастырь Пафнутию Чюдотворцу. С одним из этих посещений может быть связано освящение собора,

70


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

Крепостная стена монастыря с видом на Рождественский собор

так как в обычае великих князей и царей было присутствовать на освящении храмов, воздвигавшихся по их повелению. Связь строительства нового собора с молением о чадородии преподобному Пафнутию косвенно подтверждается посвящением престолов Небесным покровителям царской четы: северный придел освящен во имя великомученицы Ирины, южный, в диаконнике, – во имя великомученика Феодора Стратилата. В Троице-Сергиевом монастыре в Успенском соборе устраиваются два придела во имя святых Феодора Стратилата и великомученицы Ирины. С 1586 года в Ипатьевском монастыре строится храм Феодора Стратилата с приделом великомученицы Ирины (окончен в 1595 –1596 годах). В 1585 году в Зачатьевском монастыре в Москве соборные приделы освящаются во имя тех же патрональных святых царя и царицы.

С северной стороны Рождественского собора к нему вплотную пристроен храм великомученицы Ирины, так что апсида алтаря устроена в одной связи с апсидами собора. Над северной дверью в иконостасе имелась надпись о том, что храм был освящен в 1651 году, возобновлен в 1773-м. Некоторые авторы описания собора на основании этой надписи считали, что храм построен позже собора. Но при ведении реставрационных работ в 1960– 1965 годах архитекторы убедились в одновременности обеих построек. Первоначально монастырь был окружен деревянной оградой. Сооружение крепостных стен и башен с бойницами пушечного и пищального боя относят к XVI–XVII векам. Монастырь становится неприступной крепостью. Все сооружения выложены из большемерного кирпича. Белый камень практически не использовался и встречается только в забутов-

71


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

3

4

2

1

6 5

1. Круглая башня 2. Георгиевская башня 3. Поваренная башня 4. Тайницкая башня (башня Измены) 5. Сторожевая башня 6. Оружейная башня

ке и в цокольных частях. Входы на крепостную ограду устроены со двора через арочные проемы по внутристенным лестницам в трех местах прясел, отходящих от Сторожевой башни. Все башни трехъярусные. Нижние ярусы перекрыты сводами. Второй и третий имели плоские перекрытия, которые утрачены. Почти всем своим корпусом башни выступают за наружную плоскость крепостных стен, сосредотачивая во всех направлениях полную мощь своей боевой защиты. Толщина стен в башнях: 1-й ярус – от 2,3 до 3,6 м; 2-й ярус – от 1 до 2 м; 3-й ярус (зубцы) – 1 м. Толщина ограды: от 3,4 до 3,8 м. Высота ограды: от 5,3 до 8,3 м. Круглая башня считается самой ранней по времени постройки. Она имеет небольшие раз-

меры: высота до крыши около 8,5 м, в диаметре 5,4 м, толщина стен около 85 см. Фундаменты ее прилегающих стен сложены на глине, что характерно для раннего периода строительства. В других местах стены и башни имеют фундамент на известковом растворе. Поваренную, Георгиевскую и Оружейную башни, а также прясло стены, примыкающее к Георгиевской башне с востока, реставраторы относят к третьему этапу строительства — к концу XVI века (1586 – 1595). Георгиевская башня называлась раньше проездной. В ней располагались въездные ворота, въезд же был особенный – под углом 90 градусов, что обеспечивало безопасность от Круглая башня

72


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

Вверху – Георгиевская башня с часовней. Фото XIX века

Георгиевская башня. Фото 2009 года Справа внизу – Поваренная башня

прямого попадания снаряда или взлома ворот башни. При въезде в монастырь с наружной стороны прясел была небольшая часовня, не сохранившаяся до наших дней. Рядом с воротами в прясле стены, примыкающей к башне с востока, находился проход внутрь монастыря для пешеходов. Поваренная башня – угловая. Она во многом сходна по своей конструкции с Георгиевской и Оружейной. Высота башни 26 м. Толщина стен в нижнем ярусе около 3,5 м. Южный угол башни опирается на огромный булыжный камень. Название башни, возможно, объясняется тем, что возле нее во дворе была поварня. Вид из Георгиевской башни на Святые (проломные) ворота и Поваренную башню

75


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

Оружейная башня

Тайницкая башня

Оружейная башня также почти квадратная (8,5 х 7,9 ), высотой около 26 м. Толщина стен в нижнем этаже – до 2,7 м. Вход в первый ярус сделан со двора, во второй – с крепостной стены, на третий ярус – по внутристенной кирпичной лестнице. Деревянная многосекционная лестница в середине шатра ведет наверх, к дозорной башенке. Тайницкую башню в литературе называют по-разному: Входная, Тайнинская, Тайницкая. В народе она называется башней Измены, так как, по преданию, именно ее ворота были открыты врагу в 1610 году. Башня часто ремонтировалась и переделывалась. В северной стене хорошо просматривается небольшой арочный проем, заложенный кирпичом. Он, очевидно, служил входом в башню для служебных целей в более поздний

период времени. Раньше здесь были въездные ворота. Сторожевая башня – наиболее мощное крепостное сооружение. Все четыре стороны ее выходят за пределы стен, только одним углом она уходит внутрь двора. Башня квадратная в плане (12 х 12 ). Снаружи имеет утолщенный, расширяющийся книзу кирпичный цоколь. Высота стен около 16 м. Раньше шатровая крыша имела высоту свыше 19 м, и общая высота башни составляла более 35 м. Шатер был снесен ураганом в 1929 или 1930 году, восстановлен он был в 2006 году, но уже высотой около 5 м. Толщина стен первого яруса – до 3,6 м. Сторожевая и Поваренная башни, стоящие на острых углах ромбообразной территории Вид из Сторожевой башни на Оружейную башню

76


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

Вид на монастырь со стороны старой усадьбы Поваренная башня

монастыря, в прошлом были увенчаны знаками царственной державы – большими двуглавыми орлами, изображавшими государственный герб. По оценкам историков, они появились после 1636 года, когда царь Михаил Феодорович пожаловал на городовую каменную подделку и на кровлю 600 рублей. Гербы напоминали, что обитель преподобного Пафнутия была в числе тех знаменитых монастырей, которые пользовались особыми царскими милостями. Окруженный мощными каменными стенами и трудно преодолимыми для армий того времени природными преградами, в запасе имевший достаточное количество продовольствия и воды, Пафнутиев Боровский монастырь был серьезным препятствием на пути любой враждебной армии и мог бы повторить славную историю осажденной поляками ТроицеСергиевой Лавры. Но в 1610 году случилось иначе…

Сторожевая башня

79


Обитель преподобного Пафнутия в годы Великой Смуты Накануне царствование Феодора Иоанновича в русском обществе, разобщенном, деморализованном, запуганном при Грозном царе, восстановилось согласие, из царского дворца мирный, созидательный дух распространился по всей России. За короткое время были приведены в порядок все сферы хозяйственной, экономической и политической жизни. И в международных делах удалось свести на нет отрицательные последствия проигранной Иоанном Грозным двадцатилетней войны. Гордые поль-

ские паны готовы были даже признать царя Феодора польским королем, если бы он принял католическую веру. Лишь одно событие омрачило столь тихое и благополучное царствование: в мае 1591 года Москву потрясла весть о гибели царевича Димитрия в Угличе. Для расследования случившегося в Углич была отправлена комиссия во главе с В.И. Шуйским. Документы этой комиссии сохранились. Более четырехсот лет их изучают историки, но к единому мнению прийти до сих пор не могут – слишком много «огрехов» было в

В

80


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

работе этой комиссии. Выводы комиссии свелись к тому, что царевич сам поранился, неосторожно играя с ножом. Современники, как и многие историки до нашего времени, выводам комиссии не поверили и во всем обвинили честолюбца Бориса, святотатственным преступлением освободившего себе дорогу к царскому трону. Эта история имела прямое отношение к Пафнутиеву Боровскому монастырю: вскоре после окончания работы комиссии здесь появился новый инок – дядька царя Феодора, царский окольничий боярин Андрей Клешнин, бывший председателем следственной комиссии. Он продал все свое имущество, деньги отдал в обитель, принял схиму и обет молчания. Тайну гибели царевича он унес с собой в могилу. О пребывании его в обители свидетельствует надпись выпуклой объемной вязью на белом камне, вмурованном снаружи в стену храма великомученицы Ирины: Лета 7107, апреля 6 дня преставися раб Божий Великаго Государя Царя и Великаго Князя Феодора Ивановича всея России, Дядька Окольничей Лупп, зовомый Андрей Петрович Клешнин, во Иноцех Левкий Схимник. Историки – сторонники версии об убиении царевича этот поступок Андрея Клешнина рассматривают как одно из доказательств со-участия в преступлении, в котором Клешнин глубоко раскаялся и ушел в монастырь отмаливать свой грех. Но мотивы у него могли быть и более прозаические: простое опасение за свою жизнь. Кому как не человеку, близко стоявшему к трону, было не знать, как пропадали по приказу всесильного Годунова люди, оказавшиеся замешанными в важную государственную тайну. То, о чем спорят историки в миру, всегда было ясно и определенно для Церкви, которая прославила в лике святых благоверного цареХрам великомученицы Ирины Памятная доска А.П.Клешнину при входе в храм

81


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

вича Димитрия (а самоубийц, даже невольных, она не прославляет). Господь засвидетельствовал это деяние Церкви множеством чудес, совершившихся у святых мощей царевича. Другое важное событие Смутного времени тоже имеет косвенную связь с обителью преподобного Пафнутия. В феврале 1602 года в Москве, на Варварском Крестце, монах Пафнутиева Боровского монастыря встретил другого монаха. Это был не кто иной, как Гришка Отрепьев. Отрепьев, бежавший от ареста из Чудова монастыря, встретился в Москве с боровским монахом Варлаамом, шедшим в Иерусалим. Не зная истинного намерения Григория, Варлаам согласился сопровождать его в Киев, откуда они могли бы пойти на Святую Землю. Монахи сговорились на следующий день встретиться в Москве, но в другом месте. Там они встретили третьего спутника – Михаила Повадина, в монашестве Мисаила, который был знаком Варлааму. В Киеве их гостеприимно приняли в Печерском монастыре, и они прожили там три недели. Когда обнаружился обман Григория, Варлаам последовал за ним в Польшу. Там он попал под подозрение в участии в заговоре, имевшем целью убийство Григория, но все же пытался жаловаться королю. Его выпроводили из Польши и до восшествия Шуйского на престол он был вынужден хранить молчание и даже присутствовал при коронации самозванца.

Царь Василий Иоаннович Шуйский

Смута Царствование Феодора Иоанновича было лишь краткой передышкой между полным бедствий, жестокости и неправды царствованием Иоанна Грозного и Великой смутой, неприметно начавшейся на Руси с убийства невинного отрока-царевича. После кончины царя Феодора на трон был избран Земским Собором Борис Годунов, при жизни почившего царя бывший его

постельничим и зятем. Это был первый выборный царь на Руси. До его избрания изначально власть передавалась в роду Рюриковичей, это была многовековая традиция, прочно вошедшая в русский менталитет. Может быть, новый принцип прижился бы на Руси, окажись царствование Бориса Федоровича таким же, как царствование последнего из Рюриковичей.

82


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

Царя Бориса умолял народ на царство, видя в нем преемника царя Феодора, которому отдал свою безграничную любовь. Но преемником царя Феодора Борис Годунов не стал. Более того, современники вскоре увидели в нем не забытые еще черты Грозного царя. И если «законному» царю они могли простить произвол и даже жестокость, то начавшиеся расправы со знатными боярскими родами, которые чинились по приказу царя Бориса, привели в конце его царствования к заговору, от которого погиб его сын Федор, а самого его спасла только внезапная смерть (апрель 1605 года). Ненависть к нему была столь остра и непримирима, что даже прах его был вынесен из Архангельского собора и со всякими надругательствами разъяренной толпой перенесен в Варсонофьевский монастырь (позже останки Бориса Феодоровича были захоронены в Троице-Сергиевом монастыре). На Московском троне воссел расстрига, и толпа радостно приветствовала его. Дорога на Москву была открыта извечным соперникам Московского царства – Речи Посполитой и Швеции. Лжедимитрий I у власти продержался недолго, в мае 1606 года Москва восстала, и лжецарь был убит. Наступил черед В.И. Шуйского взойти на престол русских царей. Ему тоже не дано было прекратить междоусобицы: то тут, то там объявлялись самозванцы, слух о них будоражил всю Россию. Царю Василию удалось отстоять Москву и не пустить в нее «тушинского вора», но, когда началась польская интервенция, бояре свергли его с престола и насильственно постригли в монашество. В 1610 году власть в Москве захватило правительство, состоявшее из семи бояр, – Семибоярщина. Бояре признали русским царем королевича Владислава, сына Сигизмунда, и тайно впустили в Москву польские войска. Шведы, до того поддерживавшие союзнические отношения с Москвой, вероломно захватили Новгород.

Над Русским государством нависла угроза гибели, спасти его могло лишь чудо Божие, и оно случилось – в который раз в русской истории народ сумел собрать духовные силы и обратиться к Богу с верой и покаянием. И не будет преувеличением сказать, что Пафнутиев Боровский монастырь был у истоков этого всенародного отрезвления и обращения. Выше уже говорилось о том, как воспитанник Боровской обители святитель Московский Макарий собирал вокруг Москвы Святую Русь, прославляя святых Царь Борис Федорович Годунов

83


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

из ближних и дальних городов и весей, как укреплял он Церковь, очищая ее от накопленного за века «сора», как благотворно действовал он на молодого Иоанна Васильевича, который тогда еще не был Грозным царем, но первым русским государем, равным по чести с государями Европы. Как оказалось впоследствии, святитель Макарий полагал крепкое основание для преодоления грядущих бедствий. К началу XVII века практически все на Руси были уверены, что Российское царство – это богоизбранная держава, хранительница православной веры, Третий Рим. Внезапное сокрушение этого нового царства вызвало в общественном сознании шок. Немало времени понадобилось на осмысление происшедшего. Русские мыслители того века назвали одну из причин крушения – нелигитимность правителей, пришедших к власти после смерти царя Феодора. Они писали об особой ответственности русских царей в разорении России, вспо-

минали все неправды Иоанна Грозного, который правил, тако Божиими людьми играя. Но главным виновником называли Бориса Годунова, беззаконно захватившего престол. Это была лишь часть правды, притом малая. Главную причину назвала Церковь – всеобщность греха русского народа, утерявшего страх Божий. Клятвопреступление, ложь, убийства, насилия вышли из этого источника. И «лекарство» от этой всеобщей болезни прописал святой патриарх Гермоген: он призвал народ к всеобщему посту и покаянию и вместе с престарелым патриархом Иовом, низведенным с Патриаршего престола Лжедимитрием, совершил 20 февраля 1607 года в Успенском соборе обряд прощения. Пламенные призывы патриарха Гермогена стоять за веру православную, за Святую Русь, содержавшиеся в его посланиях, рассылавшихся во все концы Руси, всколыхнули народ и собрали его воедино для борьбы с интервентами.

Осада Пафнутиева Боровского монастыря в 1610 году Осенью 1609 года польский король Сигизмунд со своим войском вторгся на Русскую землю. В июне следующего года стало известно о последних событиях в Москве – отравлении по приказу В.И. Шуйского воеводы М.В. СкопинаШуйского, которого многие считали более подходящим кандидатом на престол, и возмущении, вызванном этим преступлением и без того нелюбимого царя. Сигизмунд решил воспользоваться благоприятным для него моментом и послал к Москве большое войско под командованием гетмана С. Жолкевского. Под селом Клушином русское войско потерпело сокрушительное поражение. Узнав о разгроме царского войска, бежавший было в Калугу Лжедмитрий II воспрял духом. К нему на помощь привел свои отряды Ян Сапега, один из предводителей польских

наемников, присланных в Россию по инициативе его брата, Льва Сапеги, бывшего в то время канцлером Польши. Самозванцу уже сдались Коломна, Кашира, Медынь и Серпухов, когда он подошел к Боровску и осадил его. Первым воеводой в Боровске был в то время князь Михаил Константинович Волконский, стольник и воевода, затем окольничий, младший из троих сыновей князя К. Р. Волконского. В 1594 году был послан в Западную Сибирь, где выстроил небольшой городок Березов с острогом. В 1595–1597 годах служил вторым воеводой у князя М. Щербатого в Тобольске. До прибытия самозванца Волконский с гарнизоном численностью до 800 человек находился в городе за стенами деревянной крепости. Князь понимал, что обороняться в городе неудобно, так как часть жителей поддерживает

84


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

В. Демидов. Предсмертный подвиг князя М.К.Волконского, сражающегося с ляхами в Пафнутьевском монастыре в Боровске в 1610 году (1842). Калужский областной художественный музей

самозванца и считает его настоящим царем. Вместе с гарнизоном и частью жителей он перешел под защиту стен Боровского монастыря. С оборонительными сооружениями монастыря Волконский был хорошо знаком, так как еще в 1606 году он являлся защитником его в чине главного воеводы. Монастырь оборонялся десять дней и за это время выдержал три штурма. Сейчас уже невозможно сказать, сколько времени продержались бы защитники монастыря, если бы не измена. В Новом летописце, составленном в первой трети XVII века, записано: Вор же приде под Пахнутьев монастырь. В Пахнутьеве ж монастыре сидеша в осаде многие люди, а воеводы быша: князь Михайло Волконской, да Яков Змеeв, да Офанасей Челищев. Литовские ж люди к монастырю приступаху великими приступы и не можаху

ничево им зделати. Вложи ж враг в воевод мысль злую в Якова Змеева да во Офанасия Челищева, и начаша умышляти, како бы им здати чюдотворцов дом. Воевода ж князь Михайло Волконской в той думе с ними не был и не ведал у них той злой думы. Внезапу ж те окаянныи повелеша отворити острожные ворота. Литовские ж люди и русские воры внидоша во врата. Князь Михайло ж Волконской, видя свое изнеможение, побежа в церковь. Те же воеводы зваху ево на встречю. Он же им отказа: «Умереть мне у гробу Пафнутия чюдотворца». Литва ж внидоша в монастырь и начаша сещи. Многие ж люди побигоша в церковь. Некоторые историки считают, что предательства не было, так как об этом не упоминают польские источники, а в платежной книге по

86


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

Малоярославецкому уезду сказано, что Афанасий Челищев убит в Пафнутиевом Боровском монастыре. Но так или иначе, в народном предании башня, через ворота которой проникли враги, навсегда осталась башней Измены. После общего штурма монастырь был взят, в ярости поляки вырезали всех до одного. Князь Михаил погиб возле раки преподобного Пафнутия. Его вместе с другими погибшими погребли на территории обители: Той же князь Михайло вста в дверех церковных и с ними бился много и изнемог от великих ран и паде в церкви у крылоса левого. Литовские ж люди внидоша в церковь и начаша сещи игумена и братью и тово воеводу тут убиша и побиша всяких людей в монастыре по числу 12000. Вор же, разорив монастырь, пойде под Москву и ста у Николы на Угреше. Последние ж люди, кои остались в монастыре, выкопаша две ямы и их погребоша. Велие ж чудо Бог показа над телами убиенными, – того ж князя Михайла кровь прыснула на левой крылос, на камень, и многожды тое кровь скребляху и мыша, но неможаху тое крови ни соскресть, ни смыти, а когда на те ж на две ямы приходяше игумен и пел над ними понахиды; и яко же певцы начаша пети вечную память, многие видяху, что ис тех ям кровь выступаше на верх. В числе погибших был и защитник Сергиевой Лавры архимандрит Иоасаф, удалившийся сюда на покой. В память о событии 1610 года в 1777 году городу Боровску был дан герб. Из доклада Сената: Во время бывшего втораго самозванца Димитрия, градъ Боровскъ и Пафнутьевъ, обретающийся въ семъ граде, монастырь, бывъ сообщниками сего злодея осажденъ; защитники же онаго были: воеводы князь Михайло Волконской, Яковъ Змеевъ и Афанасей Челищевъ со многими другими, и два последние, изменя отечеству и государю, градъ и монастырь сему злодею сдали; князь же Волконский и въ такой крайности не престалъ защищаться, даже какъ прон-

Герб Боровска, утвержденный 10 марта 1777 года

зенный многими ударами, въ самой церкви Пафнутьяго монастыря у леваго крылоса животъ свой скончалъ. Напоминая сие достойное сохраниться въ памяти происшествие, гербъ сего города состоитъ въ серебряномъ поле, изображающемъ невинность и чистосердие, червленное сердце, показующее верность, въ середине котораго крестъ, изъявляющий истинное усердие къ Божиему закону, основанию всей добродетели, и сердце сие окружено зеленымъ лавровымъ венцемъ, показующимъ нерушимость и твердое пребывание достойной славы сему вождю и другимъ, погибшимъ за справедливую причину съ нимъ. После гибели в 1610 году Лжедмитрия II война с Польшей продолжалась до 1618 года. Еще раз коснулась она и Пафнутиева Боровского монастыря. В 1618 году во время похода польского королевича Владислава отряд В.П. Ахмашукова-Черкасского соединился под Боровском с пришедшими из Калуги от князя Дмитрия Пожарского казачьими и дворянскими сотнями. Головы и казачьи атаманы не захотели подчиниться князю. Во время боя, происходившего в семи верстах от Пафнутиева Боровского монастыря, русские войска действовали разрозненно и были разбиты.

87


Сто лет после Великой смуты Восстановление обители 1613 году с избранием Земским Собором царя Михаила Феодоровича Романова начался неспешный, небыстрый, но благотворный период залечивания духовных и материальных ран, восстановления порушенного, строительства нового. Россия получила царя, которого давно чаяла, который искренне стремился к тому, чтобы при нем Российское царство аки солнце сияло, на все стороны ширилось, многие окрестные государства учинились в подданство и послуша-

ние и никоторая кровь и война не бывала, как это было при Феодоре. Он и стал истинным преемником святого царя Феодора Иоанновича. В этот общий процесс возрождения и созидания включилась и Пафнутиева Боровская обитель. До 1613 года монастырь стоял в разрухе. В 1612 году игуменом был Иона, переведенный в Боровск из Серпуховского Владычнего монастыря. Он числится среди тех, кто поставил свою подпись под соборной Грамотой об избрании царя Михаила Феодоровича:

В

88


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

1613 года. Марта 13 числа, грамоту о избрании на царство Михаила Феодоровича между прочими подписали: …из Боровска Пафнутьева монастыря Архимандрит Иона. По ходатайству нового игумена грамотой царя Михаила Феодоровича Романова Пафнутиеву Боровскому монастырю был передан Покровский монастырь со всеми угодьями, которые за ним числились. Грамотами 1618, 1622, 1624, 1627 годов были закреплены за обителью все владения, пожалованные до польского разорения, документы на которые сгорели в пожаре. Таким образом, была укреплена хозяйственная база древней обители, обеспечившая все необходимые средства для ее восстановления. В течение всего XVII века Пафнутиев Боровский монастырь служил усыпальницей знаменитых княжеских родов: Волконских, Лыковых-Оболенских, Репниных, Щербатовых и других. Это были наиболее крупные и постоянные вкладчики в религиозное процветание обители, ее благоукрашение и хозяйство.

Царь Михаил Федорович Романов

В 1668–1669 годах на эти деньги был построен храм во имя пророка Илии с больничными палатами. Иван Борисович поставил раку над мощами преподобного Пафнутия и покрыл пол в соборе Рождества Богородицы досками литыми железными. Умер И.Б. Репнин в 1697 году и был похоронен в обители преподобного Пафнутия. Всего согласно сохранившимся записям из вкладных книг князь Иван Борисович пожертвовал в обитель преподобного Пафнутия более 1000 рублей. В 1698 году уже дети князя И.Б. Репнина пожертвовали монастырю дорогой напрестольный крест: Крест благословящиий весь золотой, с разными каменьями, изумрудами и запонами алмазными с Мощами Святых. На нижней дске онаго, в верхних двух перекрестиях, в клеймах вырезаны полууставом имена Святых, коих части Мощей хранятся внутри Креста. Ниже того изображен резьбою с чернею, в мантии, с Крестом в руках и

Благотворители Усердием князя Бориса Александровича Репнина начались восстановительные работы в соборном храме и других церквях. Князь Б.А. Репнин и его потомки были одними из самых заметных благотворителей обители. Всего за годы своей жизни (скончался князь в 1670 году) Б.А. Репнин пожертвовал в Пафнутиев монастырь более 2929 рублей деньгами, лошадями и церковной утварью. Его сын, Иван Борисович Репнин, продолжил дело отца и тоже стал покровителем Пафнутиевой обители. Он вполне унаследовал от отца сердечную черту щедрости и не скупился на пожертвования. Во Вкладной книге за 1670 год сохранилась запись: Боярыня княгиня Мария Мироновна, да сын ея князь Иоанн Борисович Репнин дали на строение каменной церкви с больницею денег пятьсот рублей.

90


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

рые сначала размещались в каменной усыпальнице, расположенной у южного портала собора Рождества Пресвятой Богородицы, а с 1838 года – под сводами церкви Всех святых, построенной на средства князя Николая Алексеевича Волконского. В 1801 году в связи со смертью последнего мужского представителя рода Репниных генерал-фельдмаршала князя Николая Васильевича император Александр I издал указ, показывающий связь этого рода с родом Волконских: В ознаменование отличного нашего уважения к воинским и гражданским подвигам покойного генерал-фельдмаршала князя Репнина, в память добродетели его и любви к отечеству, коими в мире и на войне, и на службе, и в уединении, до самого конца жизни своей, был он преисполнен, и в свидетельство, что истинные заслуги никогда не умирают, но, живя в признательности всеобщей, переходят из рода в род, согласно желанию его, ближним его родственникам и нам самим известному, соизволяем, чтобы родной его внук, от дочери его рожденный, полковник князь Николай Волконский принял фамилию его и отныне потомственно именовался князем Репниным. Да род князей Репниных, столь славно отечеству послуживший, с кончиною последнего в нем не угаснет, но, обновляясь, пребудет с именем и примером его в незабвенной памяти российского дворянства. Самый большой колокол обители весом в 315 пудов 27 фунтов был отлит в 1826 году усердием князя Николая Алексеевича Волконского. Одним из наиболее значительных благодетелей монастыря являлся боярин князь Борис Михайлович Лыков-Оболенский, происходивший из рода Ивана Владимировича Лыко, родоначальника фамилии ЛыковыхОболенских. Борис Михайлович был женат на сестре патриарха Филарета, тетке царя Михаила Федоровича, Настасье Никитичне Романовой. В первой половине XVII века он был активным участником многих военных

свитком преподобный Пафнутий. На нижнем перекрестии полууставом же высечена надпись: «О Крестоносче Божии Преподобне Отче Пафнутие Христоподражательне якоже вдовича два лептя сие малое со усердием во твою Святую Обитель принесенное молю тя приими и молися ко Господу да усопшаго Иоанна над страстьми победителя явит зде и в небе Царствия си сподобит и моя сродники в раи водворит, мне же грехов оставления даруй». Вдова князя Андрея Ивановича Репнина передала в обитель золотые, украшенные драгоценными камнями евхаристические сосуды, парчевую ризу с оплечьем, украшенным жемчугом и драгоценными камнями. В обители преподобного Пафнутия хоронили также представителей рода князя Михаила Константиновича Волконского, погибшего при защите монастыря в 1610 году. Некрополь Волконских составлял 23 захоронения, котоКнязь Иван Борисович Репнин

91


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

на следующая надпись: Лета 7131 в лета Благовернаго государя и великого князя Михаила Федоровича всея Руси самодержца и отца его великого государя святейшего патриарха Филарета Никитича Московского и всея Руси зделаны бысть сии сосуды церковные в пречистую и великую обитель в дом Пресвятыя Пречистыя Богородицы ея Рождества и преподобного чудотворца Пафнотия Боровского по обещанию и по повелению боярина князя Бориса Михайловича Лыкова-Оболенского за ево здравие и по ево родителев в кажды тех сосуды службы в доме Пречистыя Богородицы и чудотворца Пафнотия до скончания века служити, а из монастыря не вынесть, а хто из монастыря чудотворца Пафнотия сии сосуды покусится из дому Божия отдать или украсть или продать и в том судитца с нами на страшном пришествии Христа Бога ему же слава во веки веков. Аминь. Этот потир вместе с другой церковной утварью был обнаружен спрятанным под полом недалеко от помещения бывшей ризницы в 1956 году. Несмотря на страшные слова, написанные на чаше, потир вместе с другими богослужебными сосудами до сих пор находится в Калужском музее. Борис Михайлович вместе с женой Анастасией давали и другие дары в обитель. Известен их покров 1633 года с изображением преподобного Пафнутия Боровского, выполненный сестрами Казанского женского монастыря в Калуге. Их же усердием были расписаны стенным иконным письмом в византийском стиле соборный храм, теплая Рождественская церковь, святые врата и паперть. На все это было потрачено 2000 рублей. Все имение князя Бориса Михайловича Лыкова в Тверской области по его духовному завещанию перешло к Пафнутиеву Боровскому монастырю. Перечень вкладчиков в обитель преподобного Пафнутия был бы неполным, если бы не был упомянут известный боярин князь

Покров с изображением преподобного Пафнутия Боровского. 1632 год. Холст, золотое лицевое шитье Калужский областной краеведческий музей

походов. Ему и воеводе Голицыну удалось одержать несколько побед в битвах против И. Болотникова, в том числе 5–7 июня 1607 года на реке Весме близ Каширы. В июне 1608 года ему вместе с князем И.С.Куракиным удалось разбить Лисовского на Москве-реке у Медвежьего брода. В 1633 году около Астрахани он усмирял татар, на которых одно его имя наводило больше страху, нежели войско. Умер он 8 июня 1646 года. 1623 года усердием князя Бориса Михайловича был дан в дар монастырю серебряный позолоченный потир, на котором выгравирова-

92


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

Чаша водосвятная. Россия. 1653. Серебро, чеканка, гравировка, золочение. Надпись по краю чаши: «Чаша боярина князя Петра Александровича Репнина». Калужский областной краеведческий музей

Константин Осипович Щербатов. Его стараниям обязана обитель постройкой колокольни, этого, по мнению специалистов, архитектурного шедевра. Монастырская вкладная книга сохранила об этом следующую запись: В обители чудотворца Пафнутия строена каменная колокольня из монастырского кирпича и извести, каменщики строили наемные, а нам платил боярин князь Константин Осипович Щербатов своими деньгами. А своих денег князь заплатил немалую сумму – 692 рубля 13 алтын и 2 деньги. В 1690 году он пожертвовал в монастырь дорогие сосуды: Весу в сих сосудах серебра с каменьями семь фунтов девяносто четыре золотника. Для строительства монастыря необходимо было большое количество железа. Поэтому в 1694 году была составлена духовная запись боярина К.О. Щербатова, по которой он предоставляет в вечное и неподвижное владение Пафнутиеву монастырю в Оболенском уезде, в прародительской вотчине села Воскресен-

скаго, на пустоши Лешках да на полпустоши Игнатово железную руду, с тем чтобы пользоваться монастырю промыслами руды по смерти его или по пострижении в монашество, но пашни, лесов и прочих угодий не касаться. В 1630 году приезжавший в монастырь на богомолье отец царя Михаила Феодоровича Патриарх Московский и всея Руси Филарет сделал богатый вклад в монастырскую казну. Много было у обители и других вкладчиков, чьи лепты были скромнее, но в очах Божиих не менее драгоценны, так как свидетельствовали они об искреннем усердии к благолепию и процветанию дома Божия и Пресвятой Богородицы.

Земельные владения, хозяйство Всего за Пафнутиевым Боровским монастырем на 1701 год в 16 уездах Русского государства насчитывалось 6 слобод, 15 сел, 9 селец, 78 деревень. В них имелось 1756 дворов, в которых проживало 7730 человек (мужского пола).

93


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

Слева: потир. 1623. Серебро, чеканка, гравировка, золочение. Надписи: по краю чаши – каноническая: Пейте от нея вси се есть кровь моя Новаго Завета еже за вы и за многи изливаема во оставление греховъ; на поддоне в медальонах: Лета 7131 в лета Благовернаго государя и великого князя Михаила Федоровича всея Руси самодержца и отца его великого государя святейшего патриарха Филарета Никитича Московского и всея Руси зделаны бысть сiи сосуды церковные в пречистую и великую обитель; продолжение надписи на боковой грани поддона: в дом Пресвятыя Пречистыя Богородицы ея Рождества и преподобного чудотворца Пафнутия Боровского по обещанию и по повелению боярина князя Бориса Михайловича Лыкова-Оболенского за ево здравие и по ево родителев в кажды тех сосуды службы в доме Пречистыя Богородицы и чудотворца Пафнотия до скончания века служити, а из монастыря не вынесть, а хто из монастыря чудотворца; продолжение на нижней грани основания: Пафнотия сии сосуды покусится из дому Божия отдать или украсть или продать и в томъ судитца с нами на страшном пришествии Христа Бога ему же слава во веки веком. Аминь.

Справа – потир. 1690. Серебро, бирюза, чеканка, скань, гравировка, золочение. Надписи: по краю чаши – каноническая: Сия есть кровь моя Новаго Завета и яже за вы и за многая изливаемая во оставление греховъ пиите от нея вси; на поддоне: Лета 7198 декабря в 22 день сiи церковные сосуды дал вкладу в Обитель Рождества Пресвятыя Богородицы Преподобнаго отца Пафнутия Боровскаго Чюдотворца Боярин и Князь Константинъ Осиповичъ Щербатов.

Внизу – чаша водосвятная. 1630–1685. Серебро, гравировка, золочение. Надпись по краю чаши: В прошлом 1630 году сию чашу в дом Рождества Пресвятые Богородицы и преподобы отца Пафнутия Боровского чудотворца боярин князь Борис Михайлович ЛыковОболенский а серебра в ней было 7 фунтов и та чаша во 1685 году переделаше и прибавлено в нее серебра пол третья фунта да золотых на позолоту пошло пол 6 золотых.

Все предметы – из собрания Калужского областного краеведческого музея

95


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

насчитывалось уже 99 дворов, а в Рябушинской были размещены монастырские слуги. В 1630-е годы Пафнутиева Боровская обитель имела под монастырем мельничный заплот, мельницу, амбар возле нее, где хранились два жернова. В прудах разводили рыбу на монастырский обиход. Особую статью хозяйства составляли рыбные ловли. По жалованным грамотам 1621 и 1624 годов у монастыря имелись рыбные ловли в Боровском, Серпуховском, Каширском и Московском уездах. Монастырь вел активную торговлю в городе. В 1625 году у него имелось 25 лавок, 4 места лавочных и 4 кузницы, что составляло чуть ли не половину всех городских лавок, которых насчитывалось 61. В 1649 году за монастырем числилось уже 47 лавок и 7 кузниц. Внутри монастырских стен находилась деревянная житница с 4195 четвертями хлеба. За монастырем был Гостиный двор, где стояли две деревянные келлии, а возле них конюшня. Земля под монастырскими стенами сдавалась в аренду под ярмарки. Монастырь имел здесь 63 лавки, кузницу, солодовню и амбар, где сушили солод. Недалеко от обители находились конюшня и скотный двор. Таким образом, к концу XVII века монастырь не только оправился после разорения, но и значительно укрепил и расширил свое хозяйство.

Рождественский собор

По своим земельным владениям монастырь принадлежал к числу крупнейших собственников. Эти земельные владения сложились из тех, что были пожертвованы обители до Смутного времени и были закреплены за монастырем царскими грамотами, выданными взамен утраченных в результате разорения монастыря поляками, а также земель, пожалованных царями и благотворителями монастыря уже после Смуты. В XVII веке город Боровск состоял из 15 слобод, из них в 1629 году Пафнутиеву монастырю принадлежали четыре: Мякишевская, Мельничная, Никольская и Высоковская, в которых числилось 72 двора со 132 человеками взрослого мужского населения. К 1646 году количество дворов, принадлежавших монастырю, возросло до 139 (341 человек). В 1649 году, несмотря на утрату двух крупных слобод, монастырь завел взамен них новые – Рябушинскую и Рощинскую. В 1701 году в Рощинской слободе

Строительство Убранство собора Рождества Богородицы. В 1644 году на средства князей ЛыковыхОболенских началась роспись соборной церкви Рождества Пресвятой Богородицы стенным иконным письмом византийского стиля. Под стенным письмом поверх цоколя на трех стенах протянули вязными буквами надпись, которую мы видим и сейчас: Лета 7152 Соборная Церковь Рождества Пресвятыя Богородицы подписана Фрески Рождественского собора. Западная стена

96


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

98


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

Ковчег с Плащаницей Господа нашего Иисуса Христа

Престол в алтаре Рождественского собора

на стенах иконным письмом, при державе Благовернаго и Христолибиваго Государя Царя и Великаго Князя Михаила Феодоровича всея Руси, и при Его Благовернай Царице и Великай княгине Евдокее Лукиановне и при Его Благоверных чадах при Благовернам Царевиче Князе Алексее Михайловиче, и при Благовернай Царевне Княгине Анне Михайловне, и при Благовернай Царевне Анфисе Михайловне, и при Святейшем Иосифе Патриархе Московском и всея Руси, и при игумене Иосифе и при келаре старце Пафнутии Еропкине с братиею. В 1659 году усердием князя Бориса Александровича Репнина в соборном храме продолжалось устроение иконостаса. В 1674 году

им была пожертвована рака преподобного Пафнутия, на которой вычеканными вязными буквами было написано: Сию раку в дом Пресвятыя Богородицы Честнаго и Славнаго Ея Рождества строил и поставил над мощами преподобнаго Отца Пафнутия Боровского Чудотворца, по обещанию своему болярин Князь Иван Борисович Репнин по отце своем по болярине князе Борисе Александровиче, по деде своем по болярине князе Александре Александровиче… и по иных своих родителех. При игумене Иове да при казначее старце Никодиме. Лета 1674 г. ноября в 30 день, при державе Благоверного и Благочестивого Великого Государя Царя и Великого князя Алексея Михайловича вся великия и малыя и Белыя России Самодержца. 1678 году были устроены чугунные полы (о чем уже упоминалось выше).

Сцены из жития преподобного Пафнутия Боровского

99


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

Гостиничный корпус

В XVII веке в обители преподобного Пафнутия были построены новые богослужебные и хозяйственные сооружения. Западные братские келлии. Это красивое двухэтажное здание. Реставраторы вернули ему первоначальный вид. Оно не несет какихлибо сложных декоративных украшений, однако простота его, аккуратно расставленные небольшие окошки с простейшими наличниками, узорчатые пояски из кирпича привлекают внимание и радуют глаз. До 1794 года здание было трехэтажным, но из-за ветхости третий этаж был разобран. В то же время, очевидно, разобрали хозяйственные пристройки с западной стороны корпуса. Сейчас видны лишь следы этих пристроек. С 1868 года здесь помещалось Боровское Иконостас Рождественского собора

уездное Духовное училище, а впоследствии была также гостиница, почему и называют иногда этот корпус Гостиничным. Под крайними южными палатами реставраторами обнаружен подвал глубиной в пять метров. Стены его выложены белым тесаным камнем. Над входом в подвал, а он сделан с южной стороны, в нише стены установлен поливной изразец XVII века с изображением Херувима. Подобными изразцами украшена и колокольня. Юго-восточные братские келлии. В архитектуре этого здания видны три этапа строительства: с начала до середины XVII века. Более древняя часть корпуса – западная, примыкающая к сохранившейся пристройке церкви преподобного Пафнутия. Корпус первоначально был трехэтажным, но после пожара и разорения монастыря наполеоновскими войсками в 1812 году третий этаж был утрачен.

103


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

Юго-восточный братский корпус

Настенная роспись северной келлии Юго-восточного братского корпуса

Протяженность корпуса составляет около ста метров, изогнутая его форма отражает изгиб крепостной стены. В 1983 году при реставрации северной келлии нижнего этажа была обнаружена старинная настенная роспись. По углам всех четырех сводов и на потолке изображены семь планет вселенной, как они изображались по системе Птолемея. Представлены планеты в виде кругов диаметром около полуметра, с концентрическими окружностями и секторами, выполненными в красках нежных мягких тонов. Вокруг изображения планет оказались их названия и расстояния от Земли в тысячах миль. От круга, изображающего самую дальнюю планету Сатурн, по углам келлии опускаются вниз четыре цепи. Надпись, находящаяся ниже планет, гласит: Келию расписывал сей обители иеродиакон Серафим 1824 года февраля 14 дня. Настоятельские палаты. Это единственное сохранившееся трехэтажное здание. Построено оно также в середине XVII века. С восточного торца к нему примыкает храм святителя

104


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

Роспись центральной части потолка северной келлии Надпись на южной стене северной келлии

105


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

Настоятельские палаты

Митрофана. Собственно Настоятельские палаты размещались здесь лишь в трех сообщающихся палатах второго этажа. Из крайней палаты есть вход в церковь. В остальных палатах проживали монахи, преимущественно высших чинов. Жилыми в прошлом были только второй и третий этажи. Первый этаж использовался больше под мастерские и для хозяйственных целей. Храм пророка Божия Илии. Примерную дату построения этого храма мы можем определить по вкладной книге. За 1670 год в ней есть следующая запись: Болярыня Княгиня Мария Мироновна, да сын ея Князь Иоанн Борисович Репнин дали на строение каменныя церкви с больницею денeг пятьсот рублей. Территория монастыря, где сейчас расположены больничные палаты с Ильинской церко-

вью, была местом захоронения погибших в сражениях в 1610 году, и храм, построенный над их могилами, является, таким образом, памятником героям, которые сложили свои головы в боях за отечество и дом Пресвятой Богородицы. Колокольня представляет собой самостоятельное здание, пристроенное к северной стене трапезной. В книге монастырских вкладов сделана такая запись: В обители чудотворца Пафнутия строена каменная колокольня из монастырского кирпича и извести, а каменщики строили наемные а наем платил боярин князь Константин Осипович Щербатов своими деньгами. Колокольня пятиярусная, с «восьмериком на четверике». В нижнем ярусе имеется широкая лестница, ведущая в теплую церковь, трапезную

106


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

Больничные палаты с храмом пророка Божия Илии Интерьер Ильинского храма

107


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

Колокольня Высокопетровского монастыря в Москве

Часовой механизм колокольни Пафнутиева Боровского монастыря. Московский Государственный музей-заповедник «Коломенское»

и паперть. Во втором ярусе размещались ризница и библиотека. В третьем ярусе были установлены часы боевые с особыми при них колоколами для перечасья. Механизм часов, размером около 1,5 х 1,5 м находится сейчас в Государственном музее-заповеднике «Коломенское». Как указывалось в подрядной записи, верх колокольни сделан по образцу колокольни Высокопетровского монастыря, что в Москве. Но мастера каменных дел не стали повторять ранее созданное. Они развернули восьмерик так, что против плоскости четверика оказалась не плоскость, а ребро восьмерика. Это украсило колокольню и сделало ее более интересной. Общий вид колокольни

109


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

Декор колокольни – изразцы XVII века

В 1775 году при выполнении ремонтных работ верх колокольни был переделан. Свод и фонарь устроены по типу церкви святителя Митрофана, которая примыкает к настоятельскому корпусу. Высота колокольни от подошвы до макушки креста составляет около 55 метров. В трех поясах восьмерика и в среднем ярусе четверика в углублениях установлены изразцы, как их называли раньше – кафли муравленые разноцветные, с барельефными изображениями на них Серафимов и разных плодов. Это творение белорусского мастера Степана Иванова, прозванного за его мастерство Каменное резное окно колокольни

110


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

Вид с колокольни на Рождественский храм в селе Роща

Древний монастырский колокол. 1488 Государственный музей-заповедник «Коломенское»

Степаном Полубесом. Его же изразцами украшены Ново-Иерусалимский и Иосифо-Волоцкий монастыри. Колокола. В описи 1859 года указывается на наличие здесь девяти колоколов. Один из небольших колоколов имел надпись, указывающую дату изготовления: В лето 6996 (1488) месяца октября 10 зделан бысть сеи колокол к Рождествтву святыя Богородицы ф

Пафнотиев монастырь… повелением раба Божия игумена Арсения и еже о Христе братии. А делал Федька Пушечник. По всей видимости, колокол был отлит для звонницы при белокаменном храме Рождества Пресвятой Богородицы. Это один из самых древних сохранившихся колоколов, который с 1932 года находится в Государственном музее-заповеднике «Коломенское».

113


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

Раскол Раскол начался с церковной реформы, которую с согласия и при участии царя начал проводить еще патриарх Иосиф. После его кончины новым патриархом стал Никон, собинный друг Алексея Михайловича, великий государь, как по царскому приказу его именовали. Исправление церковных книг по греческим образцам само по себе было делом важным и полезным, но проводил его Никон без должного богословского обоснования, не объяснив верующим, почему за образец берутся новопечатные греческие книги, а не древние, пергаменные русские и греческие образцы. Это было вполне в русле геополитики Алексея Михайловича, который был убежденным греПарсуна «Патриарх Никон с братией Воскресенского монастыря»

Царь и великий князь Алексей Михайлович Романов

В историю царь Алексей Михайлович вошел с прозванием Тишайший. Трудно сказать, что имели в виду современники, называя так царя, за все долгое время царствование которого не было практически ни одного года, когда в России стояла бы тишина – социальная, политическая, военная. Началось царствование с Соляного бунта, сильно напугавшего шестнадцатилетнего царя, затем были не всегда удачные войны с Речью Посполитой и Швецией, Медный бунт, крестьянская война под руководством Степана Разина, трагедия раскола, которая поделила не только Русскую Церковь, но и все общество на два враждующих лагеря.

114


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

Толкования на послания Апостола Павла святителя Иоанна Златоуста. Из собрания ЦМиАР

кофилом и себя видел наследником Византийской империи, защитником Православия, которому, может быть, будет дано от Бога стать освободителем Константинополя вселенским православным царем. Отсюда и возникло стремление привести богослужебную практику Русской Церкви в полное соответствие с практикой греческой Церкви. Между тем верующий народ был чужд этих идей и свою исконную веру рассматривал как наследие отцов, за веру не раз кровь проливавших. Трудно было объяснить простым прихожанам, почему нужно непременно во всем следовать грекам, которые однажды уже не устояли в истине и пошли на унию с католическим

Римом, за что и были наказаны Богом. Потому резкие, поспешные, «в телеграфном стиле» переданные распоряжения Никона по изменению некоторых обрядов натолкнулись на ожесточенное сопротивление низшего духовенства и верующих. Кроме того, за этой религиозной борьбой стояла другая борьба, касавшаяся важнейших политических и социальных вопросов. Сопротивление усилившемуся социальному гнету причудливо переплеталось в этой борьбе с насущнейшими вопросами выбора дальнейшего пути развития. Раскол был тяжелейшей духовной драмой, которая растянулась на долгие годы и десятилетия. Она усугублялась

115


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

непродуманной, неоправданной жестокостью, с которой царевы слуги из Приказа тайных дел преследовали старообрядцев. Расколы врачуются любовью и терпением, соединенными с твердым стоянием в истине, и когда стало ясно, что царский гнев его не в силах победить раскол, Церковь осталась единственной силой, которой предстояло с помощью Божественной благодати искать пути преодоления духовной смуты. Тесно связанным с историей раскола оказался и Пафнутиев Боровский монастырь. Настоятель монастыря игумен Павел не смог принять реформы и был сослан в Палеостровский монастырь, где умер в апреле 1656 года. 9 марта 1666 года был переведен под начал в Пафнутиев Боровский монастырь крупнейший деятель раннего старообрядчества и расколоучитель протопоп Аввакум. Здесь он находился до Московского Собора, на котором 13 мая того же года был лишен сана и анафематствован. Второй раз Аввакум был заключен в темницу Пафнутиева Боровского монастыря 5 сентября 1666 года. В это время его безуспешно уговаривали раскаяться и примириться с Церковью. Ссыльного сопровождал царский указ, предписывавший властям монастыря принять Аввакума и посадить в тюрьму и... беречь накрепко с великим тщанием, чтоб он с тюрьмы не ушел и дурна никакова б над собою не учинил, и чернил и бумаги ему не давать и никого к нему пускать не велеть, а корму давать, как и прочим колодникам. О своем пребывании в монастыре сам Аввакум пишет так: По сем снова свезли в Пафнутьев монастырь и там, заперши в темну палатку, скована держали почти год в так называемом каменном мешке… Келарь Никодим сперва до меня был добр в первом году, а в другой привоз ожесточал, горюн, задушил было меня, завалял и окошка и дверь, и дыму негде было идти. Далее он рассказыва-

Круглая башня

ет о том, как келарь, не разрешивший на Пасху ему посидеть на пороге, вскоре раскаялся в своем поступке, объясняя это тем, что Аввакум явился ему чудесным образом. А наутро за трапезою всей братье сказал, людие же безстрашно и дерзновенно ко мне побрели, благословения просяще и молитвы от меня; а я их словом Божиим пользую и учю. В то время и враги, кои были, и те тут примирилися. В Боровске Аввакума успели посетить дети вместе с Федором Юродивым, которые также вели проповедь среди местных жителей. Здесь Аввакум приобрел много сторонников, жестоко поплатившихся за приверженность к старой вере: на городской площади был сожжен священник Полиевкт и еще 14 человек. Последствия пребывания Аввакума в монастыре, а также заключения боярыни Феодосии Морозовой и княгини Евдокии Урусовой в Боровском тюремном остроге мы видим до сих пор: Боровск остается одним из крупных центров старообрядчества.

117


История Рождества Богородицы Свято-Пафнутиевой Боровской обители в Синодальный период «И отпустих я по начинанием сердец их» осемнадцатый век в России начался с коренной ломки государственного, общественного и даже семейного устроения жизни. Царь-реформатор, которого уже при жизни одни называли Великим, а другие – антихристом, своим державным «топором» не только прорубал «окно в Европу», но и безжалостно крушил старый московский, ненавистный ему мир. В систему абсолютной монархии, которую создавали Петр и его преемники, не вписыва-

В

120

лась Церковь в том виде, как она существовала в прежние времена. При великих князьях московских и первых российских царях она почти на равных с земными владыками участвовала в государственном стро-ительстве и общественной жизни. Независи-мость Церкви и ее влияние на дела земные поддерживались крупными земельными владениями. По оценкам историков, Церкви принадлежало свыше трети всех культивиру-емых земель, большие лесные угодья, рыбные ловли, соляные копи.


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

Вопрос о церковных владениях не раз поднимался в предыдущие века, но при той роли, которую Церковь играла как соработница великих князей, а затем и царей по собиранию и устроению Земли Русской, проблема эта оставался без решения, и Церковь получала все новые и новые пожертвования землями и угодьями. По церковным канонам, все, что пожертвовано Церкви, принадлежит Богу и всякое посягательство на эти жертвы является святотатством. Между тем окончательный переход на европейскую модель светского централизованного государства, в котором Церковь является неотъемлемой, но подчиненной частью и управляется им, неизбежная унификация всех управленческих структур наталкивалась на сопротивление иерархии, которая защищала свои права на собственность и управление ею по сложившимся законам и обычаям. Первым шагом к ликвидации церковных владений было Соборное уложение 1649 года, принятое в самом начале царствования Алексея Михайловича, а затем создание Монастырского приказа. Соборное уложение предусматривало единые судебные нормы, которым подлежали и церковные владения. В ведение Монастырского приказа перешло управление церковными землями, с которых, по сути, уже взимался налог в пользу государства. Церковные реформы Петра I были направлены на коренное переустройство церковного управления, регламентацию жизни монастырей и секуляризацию церковных земель. В конечном счете, острие их было направлено против монашества, так как монахи в архиерейском сане управляли Церковью и монастыри были основными владельцами земли. Петр I не понимал и не любил монашества в его классически православном виде. В понятия и планы царя входило преобразование монастырей во вспомогательные учреждения по призрению больных и бедных, начальному образованию населения, содержанию инвали-

Царь Петр I (Петр Алексеевич Романов)

дов войн и т.п. Царь Петр был безусловно православным человеком, любил богослужение, сам пел и читал на клиросе, своей тяжелой рукой, а то и дубинкой не раз учил вольнодумцев почитать Церковь, но молитвы как основы монашеского делания, как силы, которая незримо привлекает благодать Божию на весь мир, не понимал. А что говорят – молятся… Что ж прибыль обществу от сего? – говаривал царь-реформатор. В Петербурге он замыслил создание монастыря нового типа, из которого должны были выйти новые, просвещенные архиереи, его единомышленники, который

122

Свято-Троицкая Александро-Невская Лавра


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

стал бы рассадником учености и книжности. Промысл Божий все расставил на свои места, и Александро-Невская лавра действительно прославилась в православном мире своими Духовными школами, из нее действительно вышли выдающиеся пастыри и архипастыри, но не менее того она прославилась подвижниками и молитвенниками, высоким устроением монашеской жизни и благочинием. Монастырский приказ, упраздненный при Феодоре Алексеевиче, в 1701 году был возрожден Петром I. Управление монастырскими землями вновь перешло в руки гражданских чиновников. Затем последовали новые указы по регламентации монастырской жизни. В них были прописаны требования по составлению в кратчайшие сроки описи монастырей и монастырских владений и определению точного числа монашествующих, а также предписания по новым штатам обителей. В монастырях разрешалось оставить лишь столько монахов, сколько потребно было для совершения богослужений и управления имениями; насельники монастырей, не принявшие пострига, подлежали выселению; постриг новых монахов разрешался лишь в том случае, если в штатах появлялись вакансии. Поземельная опись продолжалась в течение десяти лет, и результат ее известен под наименованием «Табель 1710 года». Монастырский приказ получил точные данные о церковных владениях и приступил к действию. Однако в 1722 году, после образования Святейшего Синода, по просьбе иерархов он был включен в сферу действия Синода, и управление недвижимостью вновь перешло к Церкви. Таким образом, вопрос о церковных земельных владениях вновь оказался нерешенным. Судьба административной реформы, жестко и энергично проведенной Петром в последние годы своей жизни, была в общем такой же. Задуманная им Духовная коллегия не стала чисто чиновничьим аппаратом, управляющим Церковью, но, по слову святителя

Святитель Филарет (Дроздов), митрополит Московский и Коломенский

Московского Филарета, петровскую коллегию Промысл Божий и церковный дух обратили в Святей-ший Синод, сохранивший в условиях жесткой государственной регламентации соборность, присущую Православию. И отпустил их Бог ходить путями своими (Пс. 80, 13). Но Церкви Своей не оставил, и потому Церковь не только пережила насильственное переустройство своей внешней жизни, но внутренне окрепла, возросла в богословской науке и сохранила способность рождать великих святых. И вновь, как во все сложные периоды церковной истории, святые обители стали маяками, обозначившими правильные пути выхода из кризиса.

124


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

Монастырь преподобного Пафнутия в годы реформ По установлению Монастырского приказа от 1710 года, в Пафнутиевом Боровском монастыре штат составлял 62 человека монашествующих, включая настоятеля в сане архимандрита; жалованья им было положено по пять рублей на человека. Царствование Анны Иоанновны было одним из самых мрачных периодов в истории России и Русской Православной Церкви. Сама Анна Иоанновна, как и Петр I, и особенно Алексей Михайлович, в личной своей жизни сохраняла Императрица Анна Иоанновна

истинно православное благочестие и глубокую веру. При ее участии и попечении строились церкви в Москве и Петербурге, при ней получила свое начало Троице-Сергиева пустынь. На ее щедрые пожертвования была устроена новая рака для святых мощей Преподобного Сергия. Не считала она для себя зазорным и лично похлопотать об устройстве в монастыри бедных и больных старушек. Однако все дела по управлению Церковью Анна Иоанновна поручила всесильным временщикам – немцам Бирону, Остерману и Миниху, последователям «Великого Петра» по своим политическим убеждениям и протестантам – по исповеданию веры. В результате «исправления» монашеской жизни, затеянного учеными немцами, к 1738 году численность монашествующих сократилась почти вдвое, в обителях остались старики и больные, которые не могли нести монастырских послушаний. В Пафнутиевом Боровском монастыре, в общем довольно благополучно пережившем аннинское царствование, в дореволюционное время хранилось свидетельство щедрой заботливости Анны Иоанновны о благолепии дома Пресвятой Богородицы – драгоценный ковчег для хранения Святых Даров. В описании ковчега, находившегося на престоле соборного храма, сказано: Ковчег на престоле серебряный, позолоченный, о трех ярусах. В нижнем ярусе глухой Ковчег или ящик с двупольными дверцами, для хранения в нем Святых Даров. Весу в нем с позолотою и нижними четырьмя Ангелами двадцать три фунта шестнадцать золотников. В описи 1756 – 1760 годов читаем: Построен на жалованные в 1737 году блаженныя и вечно достойныя памяти Государыни Императрицы Анны Иоанновны, Самодержицы Всероссийския, из тысячи рублев. Однако численность монашествующих к 1763 году сократилась в обители почти вдвое.

125


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

Екатерина II Великая (Екатерина Алексеевна; при рождении София Фредерика Августа АнгальтЦербстская)

Окончательный удар по монастырскому землевладению нанесла «просвещенная» императрица Екатерина II. Ее указом от 29 ноября 1762 года была образована Комиссия по церковным владениям, результатом работы которой стал знаменитый манифест 1764 года о церковных владениях, поставивший точку в давнем споре государства и Церкви. По описи 1763 года, проводившейся в рамках подготовки указа, в Пафнутиевой Боровской обители братии налицо состояло: монашествующих с настоятелем 31 человек, да бельцов 6 человек, всего 37 человек.

Им жалованья 185 рублей и муки 185 четвертей. Отставных обер и унтер-офицеров 33 человека… Стряпчих и подъячих 9 человек. Слуг 21 человек. Живописцев 3 человека; прочих служителей при разных службах и заведениях 57 человек. Всего – 90 человек. Денежного жалованья им производилось 214 рублей… По той же описи значится, что за Пафнутиевым монастырем всех вотчинных крестьян, по бывшей в 1744 году ревизии, состояло 11094 души. Земли – 10591 четверть. За монастырем числился приписной Боровский Покровский Высокий монастырь. После издания манифеста 26 февраля 1764 года, упразднявшего церковное землевладение, для монастырей вводились так называемые штаты, в которые вошло 272 монастыря. Штатные монастыри были разделены на три класса; в зависимости от класса распределялось их содержание. Первый класс был присвоен 21 обители, в числе которых был и Пафнутиев Боровский монастырь. По штату было положено следующее число монашествующих: архимандрит, наместник, казначей, восемь иеромонахов, четыре иеродиакона, тринадцать монахов и прочих послушников, пять человек больничных, всего – тридцать три человека. Служителей с подьячими – двадцать пять человек. Денежное жалование составляло 576 рублей 42 копейки серебром по штату и дополнительно, по особливому Высочайшему благоволению, 85 рублей 71 копейка. Полагалась монастырю и земля – всего 63 десятины, две мельницы и небольшое озеро для рыбной ловли вблизи Боровска. За монастырем было оставлено подворье в Москве, в Китай-городе, пожалованное ему еще до разорения. На подворье находился храм преподобного Пафнутия Боровского, построенный князьями Лыковыми около 1640 года, но в 1836 году из-за ветхости разобранный. В 1812 году подворье было сожжено французами, в надлежащее же положение оно было приведено только к концу XIX века.

126


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

Вид на монастырь с крепостной стены

Отечественная война 1812 года в истории Пафнутиевой Боровской обители Наполеоновские войска трижды бесчинствовали на Боровской земле: когда шли на Москву, когда отступали из столицы на Калугу через Наро-Фоминск и Боровск и когда позорно бежали, получив сокрушительный отпор в Тарутине и Малоярославце. В архивных документах обители имеется немало сведений о тех или иных ремонтных работах после наполеоновского погрома. Была полностью утрачена фресковая роспись в церкви Рождества Христова, в трапезной. Пришлось забелить пострадавшую роспись в паперти под колокольней. Был утрачен третий этаж келейного Юго-восточного корпуса.

Пострадал храм святителя Митрофана и другие сооружения. Памятную запись об этом печальном событии мы можем видеть под упомянутым выше изображением Солнечной системы в северной келлии Юго-восточного корпуса: 1812 года в царствование его императорского Величества государя императора Александра Павловича Всея ... нашествия французов и с ними... сия обитель сожжена была и паки архимандритами Инокентием и Феофилактом и Венедиктом и наместником... со братиею обновлена и в 1822 совершенна отстроена. Келию расписывал сей обители иеродиакон Серафим 1824 года февраля 14 дня.

128

Роспись потолка северной келлии Юго-восточного братского корпуса


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

129


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

Таким образом, восстановление обители после нашествия французов совершилось в течение десяти лет.

Расцвет обители Восемь десятилетий XIX века были самым спокойным временем в жизни Рождества Богородицы Свято-Пафнутиева Боровского монастыря. Обитель щедро делилась с миром накопленными духовными богатствами и привлекала паломников не только своими святынями, которых было немало, не только благоговейным богослужением и благолепием храмов, иконами и книгами, но и особой, потаенной молитвенной жизнью, которая как-то неприметно и ненавязчиво вся сосредоточивалась у гроба ее святого основателя. С самого своего основания монастырь преподобного Пафнутия жил по особножительному уставу. Монахи получали келлию и пищу, а остальное должны были добывать себе сами. На одежду они получали определенные суммы из монастырской казны. Обязательных послушаний монахи не несли, а если исполняли какие-либо работы по хозяйству, суммы выплат за это увеличивались. Поскольку насельники сами заботились о своих бытовых нуждах, они имели право выходить за пределы территории обители. Обязательным для всех было лишь присутствие на богослужениях. Такой устав, который был принят в подавляющем большинстве штатных обителей, был шагом назад по сравнению с общежительным уставом, введенным Преподобным Сергием в Троицком монастыре, а затем перенесенным его учениками в свои обители. Однако даже святитель Московский Филарет, имевший огромный авторитет и среди монашествующих, и среди мирян, не решался на принудительное введение общежительного устава в старых обителях, но с успехом насаждал общежительные правила во вновь создаваемых обителях.

В монастырь поступали люди из различных сословий, но более всего – почти половина общего числа братии – из духовенства. Немногим более трети составляли крестьяне. Часть братии приходили в обитель из мира и принимали здесь монашеский постриг, их было чуть меньше половины. Остальные были переведены из других монастырей, расположенных в соседних городах. Одиннадцать насельников обители в разное время пришли из Оптиной пустыни, так поддерживалась духовная связь двух прославленных монастырей. Одним из последних настоятелей монастыря был архимандрит Венедикт (Дьяконов). В 1884 году, овдовев, он поступил в Оптину пустынь, где исполнял обязанности письмоводителя при преподобном старце Амвросии Оптинском. В 1891 году отец Венедикт был переведен на должность настоятеля Пафнутиева Боровского монастыря с возведением в сан архимандрита. В 1904 году по его просьбе в монастырь был переведен послушник Василий Иванов (будущий схиархимандрит Амвросий) для исполнения послушания регента и организации монастырского хора. С ним были переведены четыре послушника. Управлял архимандрит Венедикт монастырем до своей кончины в 1914 году. В обители велись научные работы, которые имели целью описание книг, икон и богослужебных предметов и облачений, хранившихся в ее ризнице, которая по своей древности и богатству могла поспорить с ризницами крупнейших российских монастырей. Древние рукописи монастыря впервые были описаны во время одной из археографических экспедиций П.М. Строева, который в 1817 году по поручению известного главы кружка «колумбов российской истории» государственного канцлера графа Н.П. Румянцева изучал монастырские библиотеки. 9 июня 1820 года П.М. Строев получил следующее предписание: По воле Государственнаго Канцлера имеете вы отправиться в Боровский Пафнутиев мона-

130


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

Часослов. Справа – надпись от руки: «Сей часослов Пафнутиева монастыря что в Боровску...»

стырь и по приезде в оный немедленно приступить к составлению подробной росписи тамошняго хранилища манускриптов и разбору стариннаго монастырскаго архива… В проезд ваш до означенных городов и во время нахождения в оных должны вы наведываться: не имеется ли у кого в частых руках каких либо рукописей или древностей. 24 июня Строев писал графу Румянцеву: Оные манускрипты состоят из книг церковнаго обихода и сборников духовнаго содержания; к сожалению, нет ни летописцев, ни хронографов. Монастырский архив содержит в себе вотчинные дела конца XVII и первой половины XVIII столетия и находятся в величайшем безпорядке. Я рылся в нем целый день, но

131

Книга Жития святых из собрания Пафнутиева Боровского монастыря


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

Интерьер храма святителя Митрофана

тщетно… Монастырской ризницы я не мог видеть, потому что она запечатана архимандритом, котораго я уже не застал в Боровске. В описании Строева приводятся данные по 49 рукописям, из которых три относились к XV веку. В 1859 году архимандритом Леонидом (Кавелиным) было составлено «Историкоархеологическое и статистическое описание Боровского Пафнутиева монастыря», которое сохранило для нас многие факты монастырской истории. При исследовании монастырской библиотеки он насчитал 59 старопечатных книг XVII века и 15 рукописных книг XVI – XVII веков. В 1912 году, когда в Императорское Московское Археологическое общество от

князя Репнина поступила просьба об определении места погребения его предков, было положено начало археологическим раскопкам на территории обители. И.П. Машков возглавил работу по изысканию памятников, а сами изыскательские работы проводились В. И. Большаковым. Раскопки развернулись между южной стеной собора Рождества Пресвятой Богородицы (на месте бывшего храма Архангела Михаила) и храмом Всех святых – усыпальницей князей Волконских. В результате было обнаружено около двадцати могил. Один из склепов, принадлежавший П. А. Репнину,

132

Храм Святителя Митрофана, патриарха Константинопольского


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

Усыпальница в подклете храма святителя Митрофана

был вскрыт. В нем находился прекрасно сохранившийся гроб с надписью вязью.

Строительство Двухэтажный храм святителя Митрофана, патриарха Константинопольского, был пристроен к восточной стене настоятельского корпуса в 1760 году архимандритом Митрофаном (Шеинковым) по благословению митрополита Московского и Севского Тимофея. В верхнем этаже находится сама церковь; в нижнем – две палаты, в которых были похоронены некоторые настоятели обители. Высота храма – 30,5 м.

Храм имеет два входа: один из них – в восточной части, по деревянной лестнице, второй – со второго этажа настоятельского корпуса. Бывшая при храме каменная на столбах паперть в 1792 году за ветхостью была разобрана. Храм был вновь возобновлен и освящен после нашествия французов в 1819 году. Сохранился договор подряда, в котором 20 мая 1759 года крестьяне деревни Ифшиной, Лихвинского уезда обязались построить каменные палаты и церковь. За это они должны были получить 300 рублей, а также немалое количество продовольствия. Строительство было

134

Паникадило в храме святителя Митрофана


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

Старое фото монастыря. Конец XIX века

завершено 30 августа 1760 года. В 1747 году в соборе Рождества Пресвятой Богородицы была устроена сень над ракой преподобного Пафнутия. Некоторые перестройки. В 1794 году по причине ветхости были разобраны третьи этажи Западного и Погребного корпусов, а после разорения обители французами был разобран третий этаж Юго-восточного братского корпуса. В 1836 – 1840 годах в обители велись большие ремонтные работы. Разбирались старые, обветшавшие постройки и строились новые здания. В это время были разобраны примыкавшая к юго-западному торцу братских келлий церковь

во имя преподобного Пафнутия и ведший от нее крытый переход в южную часть трапезных палат – так называемые зимние настоятельские келлии. Разобран был также храм Архистратига Михаила, построенный южнее собора князьями Репниными над могилами их предков. В 1837 году с целью увеличения площади собора с западной стороны к нему была пристроена трапезная. Построенная в формах позднего классицизма, трапезная часть собора является единственным сооружением XIX века на территории монастыря. Над собором Рождества Пресвятой Богородицы построили новые купола в распространенном в то время стиле «провинциального барокко».

136


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

Святые (проломные) ворота

В 1840 году был переделан фасад Настоятельских палат. В 1850 году из-за ветхости была разобрана южная половина Погребного корпуса и на том месте построены новые келлии по новому фасаду с подвалом внизу и квасоварней. Другая же половина корпуса была оставлена в первоначальном виде. Здание было включено в линию монастырской ограды. Храм Всех святых был построен князем Михаилом Алексеевичем Волконским в 1837 – 1838 годах близ разобранного храма Архистратига Михаила. Храм служил усыпальницей князей Волконских. Он был теплым, одноэтажным. Проломные ворота. В XIX веке, когда отпала необходимость монастырю быть крепостью, в

середине прясла крепостной стены между Поваренной и Георгиевской башнями устроили въездные ворота с двумя выступающими наружу полубашнями. В одной из них помещалась часовня, в другой – монастырская лавка. Впервые пролом в этом месте стены отмечался еще в 1701 году и назывался «водяными воротами». Позже они многократно переделывались; их последняя перестройка относится к 1864 году. Сейчас въезд на территорию монастыря осуществляется только через эти ворота. Приписной монастырь. Боровский Покровский Высокий монастырь, в котором преподобный Пафнутий провел первые годы иноческой жизни, впоследствии был приписан к Пафнутиеву монастырю, а с какого времени,

138


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

о том записей не сохранилось. До разорения в 1610 году в нем были следующие строения: каменный храм в честь Покрова Пресвятой Богородицы, деревянный храм в честь Входа Господня во Иерусалим и братские деревянные келлии. В 1610 году монастырь был сожжен и разорен до основания поляками и литовцами. В 1615 году и 1618 годах жалованными грамотами царя Михаила Феодоровича велено было Пафнутиеву монастырю тот Покровский монастырь вновь строить и владеть попрежнему вотчинами и всеми угодьями, принадлежавшими ему. В это время были построены деревянный храм и келлии. В Дозорной книге 1621 года написано: А ныне поставлена церковь древяна Покрова ж Пречистыя

Богородицы, а в церкви образа и свечи, и книги, и всякое церковное строение Пафнутьева монастыря. Таким образом, годом основания церкви является 1621 год. В 1701 году в Высоком монастыре жили иеромонах Пахомий, да старец Герасим, а посылаются они жить из Пафнутьева монастыря Боровского. По описи 1763 года в монастыре значатся деревянная церковь в честь Покрова Пресвятой Богородицы, при церкви колокольня деревянная, на колокольне три колокола небольших, при церкви с трех сторон паперть; две келии на одних сенях, крыты тесом; погреб деревянный; конюшня, кухня, ворота створчатые с калиткой. Огорожен монастырь был забором, мерою на 150 саженях. Покровская церковь на Высоком

139


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

Царские врата и икона Архангела Гавриила из Покровской церкви Калужский областной художественный музей

В 1764 году Высокий монастырь был приписан к боровской городской Крестовоздвиженской Церкви. Через шесть лет, в 1771 году, бывшую монастырскую территорию отвели под городское кладбище. Покровская церковь с того времени стала кладбищенским бесприходным храмом.

В 2000 году Покровский храм стал подворьем Пафнутиева Боровского монастыря, и с этого времени богослужения в нем совершают насельники обители.

140

Покровская церковь после реставрации Фото 2009 года


«На реках вавилонских» 1917–1991 Крестный путь обители

В

1917 году в результате переворота к власти в России пришли большевикибогоборцы, которые хотели построить свой «новый мир» – мир без Бога, мир который глумился над святостью и святыней, мир, который конечной целью и смыслом бытия объявлял жизнь земную и отрицал жизнь вечную, мир в котором долгих семь десятилетий слово «Бог» писали с маленькой буквы, новорожденных детей не крестили, усопших не отпевали, жили без молитвы и Божия благословения. Ради этого

старый мир подлежал полному, «до основания» разрушению. Старый мир, как бы грешен и неправеден он ни был, держался на вере православной, столпом и утверждением которой была Русская Православная Церковь. С приходом к власти большевиков начиналось богоборческое пле-нение Церкви, которое было хуже вавилон-ского, потому что на отеческой земле, среди развалин родных храмов верующие люди были гонимы и преследовались с такой жестокостью, какой не знали древние времена. Крестный путь Русской Православной Церкви

142


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

Литография XIX века

складывался из трагических судеб сотен больших и малых обителей, тысяч храмов, десятков тысяч служителей алтаря Божия и православных верующих. История поругания, ограбления, разорения и постепенного разрушения Пафнутиевой Боровской обители отразилась в печальной летописи ее за советский период. Декретом «О свободе совести, церковных и религиозных обществах» от 20 января 1918 года все имущество существовавших в России церковных и религиозных обществ объявлялось народным достоянием. Так большевики, в результате октябрьского переворота захватившие власть, разом завладели 2,5 миллионами десятин земли, которая к тому времени находилась в собственности Церкви (из них более 700 тысяч десятин принадлежало монастырям), уникальными комплексами церковных зданий и всеми богатствами монастырских ризниц, которые веками накапливались в резуль-

тате доброхотных пожертвований. Храмы и обители, являвшиеся признанными памятниками архитектуры и истории, были взяты на учет и поставлены под охрану. Пафнутиев Боровский монастырь лишился всех своих земельных владений и был поставлен на учет 3 января 1919 года. К концу 1920 года на территории монастыря был создан Музей древнерусского искусства. В том же году при монастыре была организована Пафнутиевская сельскохозяйственная коммуна, в ведение которой перешли все бывшие владения обители. В ее состав вошли как насельники монастыря, так и местные жители. К 1922 году были созданы весьма благоприятные условия для нанесения «последнего удара» по Церкви, идея которого принадлежала Троцкому и была горячо поддержана

144

Поваренная башня. Фото середины ХХ века


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

Настоятельский корпус. Фото середины ХХ века

Лениным. Начавшийся в 1921 году голод в Поволжье использовался как удобный повод для начала кампании. 2 января 1922 года был опубликован декрет об изъятии музейного имущества, а 26 февраля – декрет об изъятии церковных ценностей. В Пафнутиевой Боровской обители с марта по апрель 1922 года работала комиссия по изъятию церковных ценностей в фонд помощи голодающим. Ограбление монастыря не оставило равнодушными верующих жителей Боровского края, которые пытались препятствовать изъятию ценностей. Вот как об этом событии отозвалась одна из калужских газет того времени: 6 марта у ворот Пафнутьевского монастыря в Боровском уезде собралось большое количество верующих, среди которых были женщины и даже дети. Они не пропускали в монастырь представителей уисполкома и милиционеров, прибывших для изъятия монастырских ценностей. Накануне был пущен провокаторский

слух, что начальство «приедет раздевать богов», поэтому собравшаяся толпа кричала: не дадим, костьми ляжем и т.п. Только на другой день прибывший из Калуги и Боровска отряд войск ГПУ частичными арестами установил порядок, и изъятие было произведено. В связи с этими событиями председатель ВЦИК Калинин дал телеграмму в Боровский уисполком о временном прекращении конфискации церковных предметов из Пафнутиева Боровского монастыря до решения вопроса в центре. Тем не менее, 28 апреля комиссия изъяла все предметы, имеющие до золотника металла, из музея, как было указано в жалобе в Главмузей епископа Алексия (Житецкого), викария Калужской епархии. При конфискации были сняты ризы с икон XVII века, скульптурно-чеканные украшения с раки преподобного Пафнутия, изготовленной в том же веке.

146

Фреска западной стены Рождественского собора


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

Святые ворота. Фото середины ХХ века

Все конфискованные ценности были переломаны и набиты в хаотичном порядке в мешки. Однако уголовное дело было заведено не на агентов комиссии, а на епископа Алексия и архимандрита Сергия. Первого обвинили в сокрытии фелони, которая в действительности находилась в музее за печатью Главмузея. В октябре калужский ревтрибунал освободил Владыку Алексия и отца Сергия как ни в чем не виновных, а некоторых граждан, связанных с этим делом, осудили условно. 1 июня 1922 года президиум Калужского губисполкома ходатайствовал перед ВЦИКом о закрытии монастыря, его упразднении и превращении его в историко-художественный музей.

Не желая покидать родные стены, а возможно, и надеясь на скорое возвращение обители верующим, члены Пафнутиевской коммуны провели собрание, на котором постановили в случае передачи всех строений бывшего Пафнутиева Боровского монастыря в ведение Главмузея передать ему и все хозяйство коммуны при условии, что бывшие иноки и в дальнейшем смогут трудиться на монастырских землях. Таким образом, иноки, сознавая свое бессилие и безысходность положения, предпочли оказать содействие в передаче монастыря и всего хозяйства в ведение музейного отдела Наркомпроса, надеясь, что он сможет защитить памятники и накопленные сокровища от произвола, царившего в стране.

149


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

Архимандрит Сергий (Гришин) и епископ Алексий (Житецкий) в 1922 году

В июле 1924 года часть хозяйства бывшей коммуны была передана музейному отделу. Остальное отошло Малоярославецкому уездному исполкому для организации на территории обители детского дома. О том, что стало с братией после закрытия монастыря, сведений сохранилось не много. Нам известна судьба только некоторых из них. Епископ Алексий (Житецкий) был переведен настоятелем в Пафнутиев Боровский монастырь в 1915 году, после окончания Петроградской Духовной академии. 19 октября 1915 года был возведен в сан архимандрита. Участвовал в Поместном Соборе Русской Православной Церкви 1917–1918 годов и входил в состав Высшего Церковного Совета (от монашествующих). 1 декабря 1919 года состоялась его хиротония во епископа Боровского, викария Калужской епархии. 30 октября 1924 года Владыка Алексий отошел ко Господу. Последним настоятелем обители был архимандрит Сергий (Гришин), управлявший мона-

стырем с 1917 по 1925 год. Следуя лучшим традициям русского монашества, отец Сергий был для братии не только строгим и требовательным отцом, но и нежной любящей матерью. К каждому у него был свой подход, каждого он вел его собственным путем, избегая стандартных подходов и огульного уравнительства. Своей сострадательной любовью он исцелил не одну душевную рану, предупредил не один срыв, отвратил не одну беду. Вместе с тем архимандрит Сергий был прекрасным администратором и устроителем. Настоятельские заботы не снизили его личного молитвенного подвига. До конца своей жизни он пламенно молился Господу Богу о своей пастве, о своих духовных чадах. После вынужденного оставления монастыря отец Сергий в течение некоторого времени был в стороне от церковной жизни, но уже в апреле 1927 года был хиротонисан во епископа Серпуховского и назначен управляющим делами Священного Синода. Он был близок к митрополиту Сергию (Страгородскому) и

150


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

назначался на различные епископские кафедры. В мае 1936 года был арестован и осужден на пять лет с отбыванием срока в лагерях. Сразу же по освобождении из лагеря, в 1941 году, был назначен архиепископом Можайским и управляющим делами Московской епархии, а в 1942 году стал архиепископом Горьковским и Арзамасским. Свой многотрудный земной путь Владыка Сергий окончил 14 октября 1943 года. Погребен в Москве на Немецком кладбище. Схиархимандрит Амвросий (Иванов) после закрытия монастыря служил в селе Иклинском Угодско-Заводского района Калужской области, а с 1942 года – в храме Преображения Господня в селе Спас-Прогнанье того же района. Схиархимандрит Амвросий стал духовным отцом многочисленных духовных чад, наставляя их ко спасению. Совершал он и постриги своих чад в монашеский образ. Почти до наших дней донес он традиции Пафнутиевой обители и тем положил первый камень в духовный фундамент, на котором строилось ее возрождение. Отец Амвросий отошел ко Господу 15 октября 1978 года. Судьба трех насельников обители стала известна из архивов Калужского ФСБ. Иеромонах Иерон (Прокопчик). Проживал в с. Любицы Угодско-Заводского р-на Московской обл., священник, б/п. Осужден по ст. 58 п.10 УК РСФСР «тройкой» УНКВД СССР Московской обл. 17 октября 1937 года к ВМН. Расстрелян 21 октября 1937 года. Иеромонах Аркадий (Малов). Проживал в д. Фроловск, Козельского р-на, Западной обл., священник, б/п. Осужден по ст. 58 п. 10 УК РСФСР «тройкой» УНКВД Западной обл. 21 октября 1937 г. к ВМН. Расстрелян 2 ноября 1937 года в 23 часа. Иеромонах Тимофей (Мосолов). Проживал в г. Боровске Калужской обл., священник, б/п. Осужден по ст. 58 п. 10 ч.2 особым совещанием НКВД СССР 15 июля 1942 года к ВМН. Расстрелян 21 июля 1942 года. Реабилитирован в 1989 году.

Мерзость запустения на святом месте После национализации церковного имущества Всероссийская коллегия по делам музеев взяла монастырь на учет и под охрану. Это позволило провести тщательное обследование строений, выявить памятники живописи, архитектуры и вынести решение о создании на территории монастыря музея наподобие Троице-Сергиевой Лавры. Обосновывалось это тем, что такими коллекциями древних икон, шитья, облачений, утвари, рукописных книг XIV – XVII веков могли гордиться не только русские, но и первоклассные европейские музеи. К концу 1920 года был создан Музей древнерусского искусства, в 1924 году преобразованный в Государственный историко-художественный и краеведческий музей. В то же время на территорию монастыря из Малоярославца был переведен детский дом,

151

Схиархимандрит Амвросий (Иванов)


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

Копия протокола №36 (выписка) заседания Президиума Калужского Губисполкома от 29 мая 1922 года с постановлением ходатайствовать перед ВЦИК о закрытии Боровского монастыря и превращении его в музей Документ получен из ЦГА РСФСР (фонд 2307) по запросу А.А. Антипова для его книги «Монастырские были». Боровск, 2002

который расположился в трехэтажном Настоятельском корпусе. Между музеем и детским домом был заключен договор аренды сроком на пять лет, до 1 января 1929 года. Порча зданий и имущества, осквернение могил и памятников, битые стекла, надписи на святых стенах – вот то, что осталось в памяти о пребывании детдомовцев в обители. В 1930 году на территории монастыря, по новому договору с музеем, была размещена детская колония – индустриально-ремесленная школа. В действительности музея как такового не существовало, а все его «экспонаты» были свалены в Ирининском храме и на паперти собора. Для классных занятий в 1934 – 1935 годах был построен двухэтажный учебный корпус, нарушивший стройность архитектурного ансамбля обители. В 1941 году в течение четырех месяцев монастырь был оккупирован фашистскими захватчиками. Хотя больших разрушений мона-

стырского комплекса не случилось, осквернение его было значительным. В центральном соборе и нижних этажах некоторых других зданий, где захватчики устроили конюшни, оказались выбитыми двери, рамы, перегородки, остались горы навоза. В 1972 году при ремонте крыши храма святителя Митрофана на чердаке был найден неразорвавшийся снаряд. В 1942 году на территории бывшего монастыря было создано училище механизации сельского хозяйства, в 1945-м реорганизованное в школу инструкторов производственного обучения, а в 1952 году – в Центральный институт усовершенствования и переподготовки кадров училищ механизации сельского хозяйства. В 1956 году институт был переведен в Орехово-Зуево, а на территории монастыря открыто областное училище механизации сельского хозяйства. В 1962 году сюда из Боровска был переведен сельскохозяйственный техникум.

152


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

«И свет во тьме светит, и тьма его не объяла» Однажды еще в советские времена в обитель преподобного Кирилла Белозерского пришла женщина, которой необходима была срочная операция. Пришла за благословением к преподобному Кириллу. Впереди себя, на дорожке, ведущей к озеру, увидела старичка. Думая, что это один из ее знакомых, хотела уклониться от встречи, чтобы не развеиваться в разговорах, но свернуть было некуда. Когда подошла поближе, увидела, что старичок совсем незнакомый, а глаза добрые, участливые. Совершенно неожиданно для себя рассказала она тому старцу о своей беде, о том, как страшно ложиться на операцию, как надеется она на помощь святого Кирилла, к которому пришла за благословением. Старец утешил ее и на прощанье сказал: «Никакой больницы не надо – так выздоровеешь». Женщина спросила: «А где ты живешь, дедушка? Почему я тебя не знаю?» «А я всегда здесь живу и никуда не ухожу», – ответил старец и пошел своей дорогой. Когда женщина оглянулась, чтобы спросить еще о чем-то, старца на дороге уже не было. Лишь увидев икону преподобного Кирилла, она поняла, что сподобилась благодатного посещения, а болезнь ее исчезла бесследно и больше никогда не возвращалась. Эта история чуть приоткрывает нам тайны Небесного мира, сокровенную связь святых основателей со своими обителями. Может быть, являлся и преподобный Пафнутий нашим современникам, просившим его о помощи, да только рассказы о том не попали на страницы православных изданий. Но едва ли кто из почитателей Преподобного усомнится в том, что и он всегда здесь живет и никуда не уходит. В далеком уже 1954 году, в ночь на 14 мая, когда празднуется память преподобного Пафнутия, произошло событие, которое и маловеров убедило в том, что недалек он от своей обители: со страшным грохотом рухнул

центральный купол соборного храма, раздавив стоящую в храме сельскохозяйственную технику, принадлежавшую училищу. Верующие восприняли это как знак того, что Преподобный требовал прекратить поругание дома Пресвятой Богородицы и приложить старание и труд, чтобы исправить разрушавшийся храм. В архивных документах еще XVIII века отмечалось наличии трещин в стенах и сводах собора Рождества Пресвятой Богородицы. Подоб-ные разрушения наблюдались и в более древней трапезной. Фундамент собора, как и трапезной, стоял на дубовых сваях, забитых в землю. Находясь в сырой земле, они не только не гниют, но еще более крепнут. Монастырские пруды, об устройстве и состоянии которых преподобный Пафнутий заботился до последних дней своей жизни, были необходимы не только для разведения рыбы, но и для подпитки почвы под монастырскими зданиями. Со временем река мелела, плотину прудов прорывало, пруды высыхали, и никто не заботился об их восстановлении. Для решения вопроса о том, что делать с аварийными зданиями и стенами, из Москвы приехала высокая комиссия. Многие авторитетные специалисты, осмотрев стены и здания, высказали мнение о невозможности предотвратить дальнейшие разрушения. Но горячее желание людей, влюбленных в древнюю обитель, сохранить ее для потомков, пересилило, и решено было начать реставрационные работы. С 1960 года в течение тридцати лет на территории монастыря производили реставрацию Калужские специальные научно-производственные мастерские. Проделана была немалая работа по восстановлению зданий и стен. Цель работ виделась не просто в восстановлении архитектурного ансамбля обители, но и в приведении его к первоначальному состоянию.

155


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

Рождественский собор. Фото конца XIX века

Так, в соборе Рождества Пресвятой Богородицы вместо куполов XVIII века, построенных в стиле «провинциального барокко», были восстановлены шлемовидные купола, свойственные древнерусскому стилю. Кроме того, был укреплен фундамент собора, восстановлены крепостные стены, местами практически разрушенные. Проделаны и многие другие реставрационные работы, которые помогли сохранить монастырь. Почему же с таким энтузиазмом трудились все участники реставрационных работ – от руководителей и ведущих архитекторов до самых простых исполнителей самых простых работ? Все они в один голос говорили о своей любви к Пафнутиеву Боровскому монастырю, о красоте его архитектурного ансамбля, о богатстве внутреннего убранства, об исторической ценности этих уникальных памятников

древнерусского зодчества, культуры и искусства. Обо всем этом замечательно написано в книге выдающегося краеведа-подвижника и истинного патриота Боровской земли, основателя Историко-архитектурного музея (впоследствии ставшего филиалом Калужского областного краеведческого музея) Алексея Алексеевича Антипова «Живые корни России. Рождества Богородицы Свято-Пафнутиевский Боровский монастырь». Но было и еще нечто, о чем в советские годы говорить вслух было нельзя. Была неистребимая тяга души человеческой к Богу, к Его Небесному Царству. И живые души, в которых жила эта потребность в иной, нездешней жизни, откликнулись на таинственный призыв Пресвятой Богородицы и святого первоигумена обители и своими самоотверженными трудами послужили святому делу. Так было не только в Боровске. В этой тоске по истинной жизни, которая была сокрыта в тайниках души и властно приковывала взор к древним стенам, к крестам над куполами, к осиротевшим, поруганным, но прекрасным храмам, в которых незримо жила Божия благодать, заключается разгадка чрезвычайной популярности туристических поездок по старинным городам и добровольной помощи реставраторам в советское время. Сами того не ведая, туристы здесь получали первые уроки истории Святой Руси, несмотря ни на что жившей среди этих развалин и звавшей в свой прекрасный мир замороченных атеистической пропагандой людей. Здесь незримо сиял тот свет, который тьма так и не смогла объять. Здесь преподобные отцы-основатели обходили святым дозором свои земли, которые давным-давно были отданы в Небесный удел, но которые советские «князья» по какому-то ужасному помрачению ума считали своими вотчинами. И свет во тьме светит, и тьма его не объяла. (Ин. 1, 5)

156

Рождественский собор. Фото середины ХХ века


«Сей день егоже сотвори Господь» Летопись возрождения обители озрождение обители началось с события, которое для внешнего мира утонуло в предновогодней суете: 29 декабря 1990 года Исполком Калужской области удовлетворил ходатайство архиепископа Калужского и Боровского Климента о возвращении Рождества Богородицы Свято-Пафнутиева Боровского монастыря Калужской епархии Русской Православной Церкви. Долгожданный день, когда первые насельники вошли в Святые ворота обители, пришелся на начало 1991 года. Вошли с молитвой, затеп-

В

лили свечи и лампады – и сомкнулась связь времен, разорванная святотатцами семь десятилетий назад. Первым наместником был назначен игумен Никон (Худяков), ученик и духовный сын схиархимандрита Амвросия (Иванова), последнего из братии Пафнутиевой Боровской обители, служившего в селе Спас-Прогнанье, неподалеку от Балабанова. Так сохранилось духовное преемство монастырской братии. Начало монашеской жизни, как и во всех обителях, переданных Церкви, было трудным, но труды и тяготы эти были благословением Божиим, потому и спорилась всякая работа,

160


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

162


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

за которую принимались братия. В марте 1991 года сельскохозяйственный техникум освободил Ильинскую церковь с больничной и трапезной палатами, и уже 13 апреля 1991 года состоялось освящение церкви, которое совершил архиепископ Калужский и Боровский Климент. С того дня возобновилась литургическая жизнь в древней обители. 14 мая 1991 года братия, прихожане и паломники впервые после 1917 года праздновали день памяти преподобного основателя обители. На следующий год в день памяти Преподобного ризничий Псково-Печерского Слева вверху – игумен Никон (Худяков) встречает архиепископа Калужского и Боровского Климента (1991) Слева внизу – крестный ход в праздник преподобного Пафнутия Справа – Владыка Климент на одном из первых богослужений в храме пророка Божия Илии Внизу – архиепископ Калужский и Боровский Климент встречает икону Рождества Пресвятой Богородицы, принесенную из села Передоль

163


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

Святейший Патриарх Алексий совершает чин освящения

монастыря архимандрит Александр обнаружил частицу мощей Преподобного, которая была передана Боровскому монастырю в день празднования обретения мощей Преподобного Сергия Радонежского. В течение недели святые мощи пребывали перед Калужской иконой Божией Матери в Свято-Георгиевском кафедральном соборе Калуги, а 27 июля Владыка Климент перенес их в Ильинский храм Пафнутиевой Боровской обители. На 1992 год пришлось 300-летие преставления архимандрита Митрофана (Шеинкова), который много сделал для обители. Его попечением был построен Митрофановский храм, который летом 1992 года был подготовлен к проведению богослужений и освящен. В храме находится древняя икона Рождества Пресвятой Богородицы. В 1993 году братия, прихожане, благодетели и попечители возрождавшейся обители готовились к празднованию двойного юбилея –

600-летия со дня рождения преподобного Пафнутия и 550-летия основанного им монастыря. Торжества по случаю юбилея состоялись 12 июня 1994 года. В тот день обитель встречала у своих врат Предстоятеля Русской Православной Церкви Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. Погода стояла дождливая, и монастырская площадь, еще не имевшая твердого покрытия, была усыпана свежескошенной травой. Люди стояли под зонтиками, но на лицах сияла радость. Его Святейшество возглавил служение Божественной литургии, а по ее окончании прочел молитву преподобному Пафнутию у раки, поставленной над его святыми мощами. Так с патриаршего богослужения вновь начиналась литургическая жизнь в соборном храме обители. Икона и посох преподобного Пафнутия Боровского

164

Благовещенский собор в Боровске


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

Вид на Пафнутиев Боровский монастырь и монастырские пруды

В 2005 году были очищены и приведены в порядок пруды. Теперь они снова на вахте: питают влагой древние фундаменты, а братии монастыря дают рыбу. В том же году начались работы по расчистке и реставрации фресок в соборном храме. Уже не одно поколение детей окончило воскресную школу при Пафнутиевом Боровском монастыре. Полюбились читателям в Боровске и во многих других городах «Вестник СвятоПафнутиева монастыря» и детский журнал «Кораблик». Интерьер Рождественского собора до реставрации. Фото 2005 года

166


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

Много было больших и малых свершений за годы, незаметно пролетевшие с благословенного дня возрождения монашеской жизни в древней Пафнутиевой Боровской обители, и не раз сердца насельников, прихожан, благотворителей, многочисленных паломников закипали радостью, растворенной благодарностью Богу, Святой Хозяйке обители и ее верному слуге преподобному Пафнутию, и приходили им на ум слова вдохновенного псалмопевца: Сей день, егоже сотвори Господь… (Пс. 117, 24)

Декор Рождественского собора Справа – обновленные осенью 2009 года купола Рождественского собора

Юго-восточный братский корпус. Помещение издательства Пафнутиева Боровского монастыря

168


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

Свет людям – монашествующие Мир приносит в стены обители не только свои беды и грехи, но и свою смиренную, почтительную любовь, свои посильные труды и жертвы. И вместе с благословением и вразумлением уносит тоже любовь – возвышающую, окрыляющую, зовущую в Небесное Отечество, любовь во Христе. Это таинство Божественной любви и является основой взаимоотношений святых обителей и мира, и там, где оно осуществляется во всей полноте, быстрее созидаются и благоукрашаются храмы, набирает силу людской поток, притекающий к святыням обители. Братия, собравшаяся вокруг гроба преподобного Пафнутия под покров Царицы Небесной, щедро делится с миром духовными Святой источник преподобного Пафнутия

Крест у святого источника недалеко от бывшей здесь некогда деревни Кудиново, родины преподобного Пафнутия

сокровищами, добытыми в подвиге смирения, терпения, покаяния и молитвы. В этом подвиге братию укрепляют и направляют на путь истинный наместник обители архимандрит Серафим (Савостьянов) и духовник обители схиархимандрит Власий (Перегонцев). Архимандрит Серафим выбрал путь служения Богу с юношеских лет, со школьной скамьи. В двадцать лет он уже монах и студент Московской Духовной семинарии; в двадцать два – Рака с частицей мощей преподобного Пафнутия Боровского в Рождественском соборе

172


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

Бога даром рассуждения, утешения, предвидения, врачевания. Сотни людей обретают в его келлии мир, разрешение сомнений, облегчение в скорби и телесных недугах. Но сам он говорит о себе: «Я не чудотворец», – и призывает всех припасть к подножию Креста Господня, который и есть Истинный Источник жизни, здравия, радости и мира.

Богослужения в обители совершаются в трех храмах и на монастырских подворьях: в храме Преображения Господня в Калуге, в храмах Покрова Божией Матери и Преображения Господня в Боровске. Наместник монастыря архимандрит Серафим (Савостьянов)

Духовник обители схиархимандрит Власий (Перегонцев)

иеромонах и сотрудник Калужского Епархиального управления; в двадцать три, по окончании семинарии, сам начинает преподавать в Калужской Духовной семинарии; в 1998 году отец Серафим возводится в сан игумена, в следующем, 1999 году Указом архиепископа Калужского и Боровского Климента иеромонах Серафим назначается исполняющим обязанности наместника Рождества Богородицы Пафнутиевой Боровской обители. Духовником обители является схиархимандрит Власий (Перегонцев). По благословению Священноначалия он принимает мирян. Силу его духовного врачевания, вразумления и помощи в трудных жизненных ситуациях испытали на себе тысячи мирян, для многих из которых он стал духовным отцом. По всеобщему признанию, старец Власий щедро наделен от

174


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

Братия монастыря в праздник Входа Господня в Иерусалим в 2010 году

В настоящее время в Рождества Богородицы Свято-Пафнутиевом Боровском монастыре подвизаются двадцать монашествующих, двадцать воинов Христовых, призванных на духовную стражу Земли Русской. Двадцать – это много или мало? По земным меркам – совсем ничего. Но в духовной жизни – свои законы, не людьми, но Самим Богом раз и навсегда данные. По этим законам и один в поле воин, а двадцать – это уже армия, часть той великой силы, которой врата адовы не одолеют.

Все возвращается на круги своя. Вернулись и монашествующие в стены древней Пафнутиевой Боровской обители, разоренной, поруганной семь с половиной десятилетий назад людьми, дерзко восставшими на Бога. Вернулись, чтобы добыть себе Царство Небесное и научить тому тысячи и тысячи людей. Вернулись, чтобы молитвой своей охранять землю, давшую миру великого святого и великую обитель. Вернулись, чтобы светить миру светом небесной любви, которая не ищет своего и щедро отдает себя миру.

Свет людям – монашествующие, свет монашествующим – ангелы.

175


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

Празднование памяти преподобного Пафнутия

C каждым годом все больше паломников стекается в обитель преподобного Пафнутия Боровского. Особенно заметно это в дни престольных праздников, когда с незапамятных времен по установившейся традиции

жители не только ближайшей округи, но дальних селений и городов спешат под своды святых храмов обители, чтобы почтить память Небесной Игумении обители и ее святого основателя. Давно знает народ

178


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

179


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

Божий, что в дни престольных праздников Господь, Его Пресвятая Матерь, святые угодники Божии бывают особенно близки молящимся и благодать Божия щедро изливается на всех собравшихся на торжественное богослужение. Празднование памяти преподобного Пафнутия совершается 14 мая. В этот день пасхальная радость соединяется в душах многочисленных паломников с радостью о небесном торжестве великого старца, преодолевшего все искушения и достигшего святости еще в земной жизни. И какая бы ни была в этот день погода, соборный храм Пафнутиевой Боровской обители бывает до отказа заполнен молящимися. Особенно запомнился Пафнутиев день в 2009 году. Выдался он ненастный, и, наверное, многие из тех, кто собирался на праздник, подумали, что

180


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

природа пересилит народную любовь к святому Пафнутию. Однако и накануне вечером, за всенощным бдением, и в самый день праздника, за Божественной литургией, которую совершил Священноархимандрит Пафнутиева Боровского монастыря митрополит Калужский и Боровский Климент, собор едва смог вместить всех пришедших. Люди доказали, что их любовь и почитание святого Пафнутия сильнее всех капризов погоды. И в ответ Господь по молитвам Преподобного явил чудо: к тому времени, когда нужно было выходить из собора на торжественный крестный ход к источнику Преподобного, дождь, зарядивший с утра, неожиданно прекратился, и уже ничто не омрачало праздничного водосвятного молебна.

185


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

187


Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь

Завершая богослужение, Владыка Климент обратился к молившимся со Словом, в котором напомнил, что древняя обитель пережила суровые времена безбожной власти и по милости Божией чудом уцелела. Он поблагодарил всех, кто помогает восстанавливать и воссоздавать ее былое великолепие: «Пятнадцать лет назад возобновилось паломничество в этот монастырь, и люди стали приходить

сюда из разных мест, чтобы прославить преподобного Пафнутия, великого заступника нашего, чтобы обратиться к нему в молитве, испросить у него помощи на нашем жизненном пути, его ходатайства у Христа Владыки нашего об исцеление наших недугов, болезней. Главное украшение монастыря – это любовь народа к этому месту, которая приводит сюда тысячи людей».

188


Адрес монастыря: 249010 Калужская область, г. Боровск Телефон (48438) 4–37–39, (48438) 66196 паломническая служба. Факс (495)996-35-52 (48438) 6-59-14 E–mail: pafnuty_abbey@mail.ru http://www.pafnuty-abbey.ru

Из Москвы: с Киевского вокзала электричкой до станции Балабаново, затем автобусом или маршрутным такси на Боровск до остановки «Роща» (около 20 минут), дальше пешком (минут 10).

191


УДК 271.22(470.12)-532.6(084.1) ББК 86.372я6 Р622

Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь Альбом-путеводитель Автор идеи и координатор проекта

Андрей Любченко

Авторы текста

Иеромонах Иосиф (Королев), Нина Малахова

Редактор

Марина Жилкина

Корректор

Нина Малахова

Фото

Андрей Любченко

Проект подготовлен Издательским домом «Евразия Экс-пресс» 119071, Москва, ул. Орджоникидзе, д.12

Создатели книги и братия Рождества Богородицы Свято-Пафнутиева Боровского монастыря просят читателей молиться о упокоении души раба Божия Андрея, основателя серии «История русских монастырей» и автора всех фотографий этого альбома, трагически погибшего во время проведения воздушных съемок 13 сентября 2009 года.

Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский монастырь выражает особую благодарность Сергею Евгеньевичу Быковскому, Андрею Евгеньевичу Быковскому, Сергею Николаевичу Попельнюхову, Владимиру Гарольдовичу Федосову, Олегу Борисовичу Джанаеву, Андрею Алексеевичу Сахарову и Наталье Ивановне Сахаровой за неоценимый вклад в создание этой книги и просит читателей молиться об их здравии.

Подписано в печать 26.11.2010. Формат 60x90 1/8 листа. Гарнитура «Коринна». Печать офсетная. Усл. печ. л. 24. Тираж 5000 экз. Заказ № 127 Отпечатано в ОАО «Типография «Новости» 105005, Москва, ул. Фр. Энгельса, д. 4

ISBN 978-5-98170-013-2

УДК 271.22(470.12)-532.6(084.1) ББК 86.372я6 © Рождества Богородицы Свято-Пафнутиев Боровский мужской монастырь, 2011 © ООО «Евразия Экс-пресс», макет серии, оформление, 2010 Все права защищены Любое использование материалов данного издания, полностью или частично, без разрешения правообладателей запрещено

Рождества Богородицы Свято-Пафнутьев Боровский мужской монастырь  

Книга о Свято-Пафнутьевом монастыре

Рождества Богородицы Свято-Пафнутьев Боровский мужской монастырь  

Книга о Свято-Пафнутьевом монастыре

Advertisement