Page 1

Содержание Вход Господень в Иерусалим Марина Улыбышева.................. 2 Воскресение Господне Георгий Юдин.................................... 5 Храм Гроба Господня и его икона в России Ирина Есинская.... 8 Стихи.............................................................................12 Белый ангел Москвы (продолжение) Алина Сергейчук......... 14 Господин Великий Новгород Ирина Жарикова......................18 История с самолётиками Павел Квартальнов...................... 22 Грачи прилетели Галина Крупина....................................... 27 Елена-Робинзон Э. Гранстрем.......................................... 30 Белградская вербица Ирина Есинская................................ 34 Подписка на 2-е полугодие Каталог „Почта России“, подписной индекс 99292 „Кораблик.“ Детский журнал Рождества Богородицы СвятоПафнутьева Боровского монастыря Главный редактор: архимандрит Серафим (Савостьянов) Зам. главного редактора: Ирина Есинская Вёрстка и макет: М. Крупина, п. В. Мочалов Корректор: Татьяна Седова Учредитель: Местная православная религиозная организация-учреждение Рождества Пресвятой Богородицы Свято-Пафнутьев Боровский мужской монастырь Калужской епархии Русской Православной Церкви (Московского Патриархата)

Периодичность выхода: раз в два месяца. Свидетельство о регистрации средств массовой информации в Федеральной службе по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия ПИ № ФС77-33785. Адрес редакции: 249010, Калужская обл., г. Боровск, ул. Дмитрова, д. 1, Свято-Пафнутьев Боровский монастырь. Отпечатано в ООО "Поли-оф" г. Обнинск, ул. Шацкого, д. 1. Зак. №


Праздник

В православной Церкви есть праздник, который в народе называют Вербным воскресеньем. В этот день во всех храмах освящают веточки вербы. Верующие приносят их домой и ставят перед иконами. А знаете ли вы, что означают для верующего человека эти вербные веточки? Они отсылают нас к далёкой истории, которая произошла почти две тысячи лет тому назад. Они помогают нам вспомнить день, когда наш Спаситель Иисус Христос вошёл в Иерусалим, точнее — въехал в Золотые ворота города на маленьком ослике. Именно в тот день народ встречал Сына Божьего ликованием. И от радости люди приветственно махали Ему ветвями, срезанными с деревьев, и постилали эти ветви Ему под ноги. В тех тёплых краях вербы не росли. И, скорее всего, встречающие махали пальмовыми ветвями или оливковыми. А вот в нашем климате в это время все деревья ещё голые, и только на

2

ранних вербочках распускаются пушистые комочки почек. Поэтому они и были выбраны для воспоминания о входе Господнем в Иерусалим. Но давайте откроем Евангелие от Марка и прочитаем, как это было. «Иисус посылает двух из учеников Своих и говорит им: пойдите в селение, которое прямо перед вами; входя в него, тотчас найдёте привязанного молодого осла, на которого никто из людей не садился; отвязав его, приведите. И если кто скажет вам: что вы это делаете? — отвечайте, что он надобен Господу; и тотчас пошлёт его сюда. Они пошли, и нашли молодого осла, привязанного у ворот на улице, и отвязали его. И некоторые из стоявших там говорили им: что делаете? зачем отвязываете ослёнка? Они отвечали им, как повелел Иисус; и те отпустили их. И привели ослёнка к Иисусу, и возложили на него одежды свои; Иисус сел на него. Мно-


гие же постилали одежды свои по дороге; а другие резали ветви с дерев и постилали по дороге. И предшествовавшие и сопровождавшие восклицали: осанна! благословен Грядущий во имя Господне! благословенно грядущее во имя Господа царство отца нашего Давида! осанна в вышних!» Какая, на первый взгляд, радостная и праздничная картина: Господь въезжает в Иерусалим, и все ликуют, взрослые и дети устилают Ему дорогу своей одеждой и ветвями! С таким ликованием и восторгом встречали в то время великих завоевателей. Когда римский военачальник возвращался в Рим, он ехал на золочёной колеснице, запряжённой четвёркой лошадей. Гремела музыка. Впереди вели толпы пленных и несли военную добычу. Неужели и Спасителя встречали как великого завоевателя? Но, присмотритесь, Спаситель был совсем не похож на гордого

императора в золотом венке победителя. Не в золотой колеснице Он ехал. Не гордыня и власть, а Сама Кротость и Смирение в простом плаще и хитоне ехали верхом на маленьком ослике. И въезжал Он в город не властвовать и судить, а пострадать и искупить грехи человеческие. Именно со входа Господа в Иерусалим начинается путь Спасителя на Голгофу, на крестные муки. Как это ни печально, но почти никто из ликующих и постилающих под ноги Господу одежды свои этого в тот миг не понимал. Дело в том, что израильский народ жил в то время под властью римского кесаря. Он находился в рабстве и мечтал освободиться от чужого владычества. Израильтяне из поколения в поколение с надеждой ждали могущественного человека, воина, который свергнет ненавистную власть римского кесаря и установит своё справедливое земное царство.

3


Именно за такого освободителя они и приняли Христа. Они хотели видеть в Нём вождя, который освободит их от римского владычества, и готовы были пойти за Ним. Именно в таком восторге они кричали Ему «Осанна!» и махали пальмовыми ветвями. Они встречали Его как будущего Царя Израиля. Но Спаситель и не помышлял о бунте против существующей власти. Его задача была не человеческая, временная, а Божественная, вечная. Не земное царство Он строил, а закладывал основы Царства Небесного и открывал каждому из нас возможность Спасения. Но израильтяне мыслили поземному. И поэтому уже через несколько дней, обманувшись в своих ожиданиях, эти же люди будут кричать в лицо Господу: «Распни Его! Распни!» Они не поняли смысла прихода Спасителя в мир и той жертвы, которую Он принёс за них и за нас на Кресте. Даже Его ближайшие ученики — апостолы — были захвачены всеобщим восторгом и всеобщим непониманием. Именно поэтому, когда Иисуса Христа вскоре предаст Иуда, схватят стражники и уведут в темницу, они будут пребывать в растерянности и в страхе. Не того ожидали они. А ведь Христос не раз предупреждал их, что «Царство Моё не от мира сего»! И Он-то прекрасно знал, что ждёт Его в столице Израиля. Итак, Господь входит в Иерусалим. Народ ликует. Народ воздаёт Ему почести и славу. Внешне — это самый

4

великий миг земного торжества Спасителя, Его признания и Его славы. Но мы с вами должны помнить, что это начало Его крестного пути и добровольного отдания Себя на муки за наше спасение. Следом за этим праздником всегда начинается неделя, которая завершает Великий пост и называется Страстной седмицей — последняя неделя перед Пасхой, Христовым Воскресением. Страстной она называется потому, что в это время вспоминаются страдания Господа. На этой неделе свершится главная тайна Божественного мироустроения — смерть и Воскресение Иисуса Христа, Его конечная победа над диаволом. И это та победа, которая даёт возможность каждому из нас стать сынами Божьими, стать по окончании сроков земной жизни сопричастниками вечного Небесного Царства — Царства Любви и Света, где нет уже ни смерти, ни печали, ни болезни, ни воздыхания. Марина Улыбышева


аждыи год ранней весной, вот уже около двух тысяч лет, весь христианский мир с зелёными ветками, а Россия — с пушистой вербой, празднует Вход Господень в Иерусалим. Стоя в храме с вербой в руках, мы становимся участниками встречи Спасителя, который едет на ослике навстречу Своим страданиям. Но разве может страдать Бог? Ведь Он — Всесильный! Может. Как любящий отец, бросаясь в огонь, чтоб спасти своего ребёнка, сгорает сам, так и Иисус Христос, спасая всех нас, пошёл на страшную, мученическую смерть. В Великую Пятницу, когда после побоев и оскорблений распяли Господа нашего, прибив Его руки и ноги к Кресту, Он простил Своих мучителей, говоря: «Прости им, Отче, они не ведают, что творят». Народ, начальники и римские воины, окружавшие Крест, глумились над Спасителем и кричали: «Если Ты Бог, спаси Себя!» Невыносимо долгими были мучения Христа на Кресте. Когда же Он умер, страшно сделалось на Земле: тьма покрыла всё небо, загрохотал гром, задрожали горы и треснули скалы. Только тогда палачи поняли, что они сделали, и в страхе говорили: «Он и вправду был Сын Божий!» Страшный ливень обрушился на Голгофу, где свершилась казнь, и на горе никого не осталось, кроме Иосифа Аримафейского, верного последователя Христа. Римский наместник Иудеи Понтий Пилат разрешил ему снять Господа с Креста и похоронить Его. Иосиф принёс большую ткань, бережно снял Тело Иисуса с Креста, обвил Его плащаницей и, плача, положил на каменное ложе в погребальной пещере,

которую он заранее приготовил для себя. Иудейские священники, те самые, что требовали казни Иисуса Христа, очень боялись, что ученики выкрадут Тело своего Учителя, а потом будут всем рассказывать, что Он воскрес, как и обещал при жизни. Они приказали завалить вход в пещеру огромным камнем, запечатали его печатью и поставили вооружённую стражу. Три скорбных дня пребывал наш Спа-

5


ситель в холодном каменном гробу. Но вот ночью с субботы на воскресенье свершилось величайшее чудо: Господь наш Иисус Христос воскрес из мёртвых! Ангел Господень явился с неба и легко отвалил тяжёлый камень от входа в пещеру. Стражники, увидев блистающего светом Ангела, в ужасе побежали к иудейским священникам, и те, дав стражникам денег, приказали говорить всем, что Христос вовсе не воскрес, а тело Его выкрали, когда воины уснули. От всего мира Богом было сокрыто то, что происходило в эти три дня за дверями гробницы. Здесь покоилось только Пречистое Тело Господне. Своей же любящей Душой Спаситель сошёл в бездну ада, где многие века томились души умерших людей. Заточены они были сюда за первородный грех Адама и Евы в раю, и только сейчас, Своей Божественной властью, Иисус освободил из преисподней души Адама и Евы, ветхозаветных пророков и всех праведных людей. Кончилась на Земле власть смерти и дьявола. Христос Воскрес и бывшим во гробах даровал жизнь! Смерть, где твое жало? Ад, где твоя победа? На рассвете воскресного дня к пещере, где был похоронен Спаситель, осторожно, чтобы не быть схваченными стражниками, пришли несколько женщин, чтобы, по обычаю, помазать Тело Христа благовонным миром. Мироносицы, как их с тех пор стали называть, очень испугались, когда увидели, что камень от входа в пещеру отвален и на нём сидит сверкающий неизречённым светом Ангел. «Не бойтесь, — сказал Ангел, — вы ищете Христа распятого. Его здесь нет. Он воскрес, как и говорил, в третий день после смерти. Идите и расскажите об этом всем». Женщины побежали обратно, чтобы со-

6

общить Богородице и ученикам об этом невероятном событии, в которое трудно было поверить. Только одна Мария Магдалина осталась возле пещеры и горько оплакивала Учителя. Вдруг кто-то тихо позвал её: «Мария!» Она обернулась и увидела воскресшего Спасителя! «Радуйтесь!» — сказал после Своего Воскресения Господь всем, любящим Его. И люди радуются этому великому чуду вот уже две тысячи лет. Радуемся мы и тому, что отныне, подобно Богу, победив смерть, будем жить вечно. Праздник Воскресения Иисуса Христа, или Пасха, продолжается целую неделю, и Царские врата в алтаре храмов остаются открытыми во все эти дни, что означает: теперь для всех людей открыты врата Царствия Божия. Все христиане в радостные пасхальные дни с целованием приветствуют друг друга: «Христос Воскрес!» и слышат в ответ: «Воистину Воскрес!» На Пасху принято одаривать друзей, родных и незнакомых людей, особенно бедных, куличами и крашеными яйцами. Всю Пасхальную неделю по всей России звонят колокола. По обычаю, во второй вторник после Пасхи, на Радоницу, поминают усопших. Праздником праздников называют на Руси Пасху Господню. Так оно есть и будет во веки веков. «Христос воскресе их мертвых, Смертию смерть поправ и сущим во гробе живот даровав!»

Воскресение Твое, Христе Спасе, Ангели поют на небесех, и нас на земли сподоби чистым сердцем Тебе славити

Георгий Юдин


7


Христианские святыни

Храм Гроба Господнz и его икона в России Деревянная модель храма Гроба Господня в Иерусалиме

Иерусалим. Град великий, святой, град Божий. Здесь проповедовал Христос Евангелие Царства Правды, здесь жители города становились свидетелями чудес Христовых. Здесь совершилось главное событие в истории человечества: в маленькой высеченной из камня гробнице за городской стеной Иерусалима, куда положили тело Господа после казни, произошло невозможное: Христос Воскрес из мёртвых! С тех пор это место стало для всех христиан центром мира. Напрасны были усилия тех безумцев, кто, как

8

император Адриан, хотели уничтожить память об этом событии. На месте страданий Христа и его славного Воскресения сей самонадеянный император приказал построить языческий храм Венеры. И всё же христиане и тогда приходили в эти места, зная только приблизительно, только понаслышке местоположение Гроба Господня. Здесь они молились и плакали, и слёзы их были светлы. Ибо Воскрес Христос! А в 325 году от Рождества Христова боголюбивый император Византии Константин и его мать царица Елена решили во что бы то ни стало найти в Иерусалиме Голгофу, Крест, на котором был распят Христос, и тридневное ложе в пещере, где Он Воскрес. История обретения Креста есть чудо из чудес. Царица Елена отправилась в дальнее и опасное по тем временам путешествие в Иерусалим и там, по указаниям местных жителей, нашла холм, под которым и были обнаружены три креста и гвозди. Но как понять, который из трёх – Крест Господень? Случилось так, что именно в то время, когда были найдены три креста, мимо проносили умершего человека для погребения. Патриарх Иерусалимский Макарий остановил процессию и приказал кресты по очереди приложить к покойнику. Когда же возложен был на умершего Крест Христов, он ожил! Только Крест Христов мог обладать животворящей силой! Велика была радость императрицы Елены и бывших с нею


христиан. Найдена была и погребальная пещера. Теперь для сохранения и прославления Голгофы, гроба Господня и Животворящего Креста предстояло воздвигнуть храм. Таково было желание императрицы Елены и императора Константина. Император хотел, чтобы этот храм был «…великолепнее всех храмов, где-либо существующих, и чтобы другие здания при храме были гораздо превосходнее самых прекрасных по городам строений» (Евсевий Кесарийский). По повелению императора Константина будет воздвигнут целый священный город, состоящий из трёх храмов. Первый храм – ротонда Анастасис (что значит Воскресение). Это был грандиозного размера (35 метров в диаметре) храм, круглый в плане. Таким образом, подлинная гробница Господня – отделённая от склона скала с вырубленной в ней пещеркой – оказалась внутри ротонды. Второе здание – Мартирий, которое в архитектурном плане представляло собой базилику (прямоугольное в плане здание с двускатной деревянной крышей). Третьим строением было святилище над Голгофой. В базилике находилась ризница храма, где хранились священные сокровища: Животворящий Крест, «титул», то есть надкрестная дощечка с надписью «Царь Иудейский», копьё, губка, чаша Тайной Вечери и святыни, связанные с жизнью Богородицы. Великолепный храмовый комплекс, построенный императором Константином и его матерью императрицей Еленой, просущество-

вал до 614 года, когда он был разрушен при нашествии на Палестину войск персидского шаха Хосрова. Но уже через год святитель Модест Иерусалимский частично восстановил постройки. Во время разрушения храма персами было похищено древо Животворящего Креста Господня. По милости Божией, византийский император Ираклий, одержавший победу над персами, смог вернуть драгоценную святыню в храм. В следующий раз беда приключилась в 1009 году. Палестина оказалась под властью арабского халифата. Халиф Хаким приказал разрушить базилику, скалу Голгофы и гробницу. Теперь чтобы иметь возможность восстановить храм и в дальнейшем не допустить его разрушения, на протяжении многих лет византийским императорам приходилось вести переговоры с халифами. Через 40 лет после разрушения храм был вновь восстановлен и стал ещё прекраснее. Вот как о нём пишет древний историк: «Огромное здание, способное вместить до 8 тысяч человек, построенное искусно и украшенное разноцветным мрамором, ор-

9


10


наментами. Внутри везде украшено византийскими тканями, шитым золотом с картинами». На месте разрушенной пещеры была построена кувуклия, и в ней – чудом сохранившееся погребальное ложе Спасителя. В 1099 году в Иерусалим вошли крестоносцы. Главным своим делом они считали освобождение Гроба Господня от мусульман. Владычество крестоносцев на Святой Земле длилось недолго, меньше века, но они успели внести свою лепту в строительство храма Гроба Господня. Архитекторам была поставлена непростая задача – свести все святые места храма под единую кровлю. Для её решения строители собрали лучшее из накопленного опыта устройства паломнических церквей в Западной Европе. Они хотели устроить храм так, чтобы паломникам было легко передвигаться по огромному, сложной конструкции храму, без труда находя доступ к святыням. Входящие в храм паломники поклоняются камню помазания, покрытому красной мраморной плитой. От камня помазания паломники могли пройти влево, под своды ротонды, к часовне Гроба Господня, или Кувуклии. Кувуклия состоит из двух частей: западной, где находится гроб Господень, и восточной, где расположен придел Ангела. Пьедестал с частью священного камня, отваленного ангелом, находится посреди часовни и служит престолом при совершении православной Литургии при Гробе Господнем. Пещера Гроба Господня – небольшая камера, почти наполовину занятая каменным ложем, на котором лежал Спаситель. Каменное ложе покрыто мраморной плитой. В часовнекувуклии 15 лампад, в 3 ряда – по числу основных исповеданий (православного, католического и армянского). В северной и южной стене – овальные оконца для передачи Святого Огня в Великую субботу. Прямо от входа широкая лестница ведёт в церковь святой императрицы Елены. По лестнице паломники спускались в цистерну (пещеру), церковь Обретения Креста, где императрицей Еленой был найден Животворящий крест, а также Терновый венец, гвозди и молоток распятия. Храм имеет великое множество приделов, как бы небольших самостоятельных церквей и часовен, которые посвящены всем евангельским событиям, связанным с Распятием и Воскресением Иисуса Христа. Ирина Есинская (Продолжение следует)

11


Стихи РАССКАЗ СВЯТОГО ЛУКИ РАССВЕТ ИЕРУСАЛИМА

Через кладбище запустелое Золотые птицы проносятся. В первой радости неумелая, Вся в слезах стоит Мироносица. Слово сказано ей заветное, Ничего к нему не добавится. Только птицы кричат рассветные, И на кладбище солнце валится. Архиеп. Иоанн (Шаховской)

Солнце плыло из-за утренней зари, Мироносицы ко гробу тихо шли. Скорбь обвеяла их облаком седым; Кто у входа камень тяжкий сдвинет им? Ароматы держат в трепетных руках. Выплывает солнце в медленных лучах, Озаряет солнце тёмный, низкий вход. Камня нет, отвален камень. Ангел ждёт. Ангел белый над гробницей Божьей встал, Мироносицам испуганным сказал: — Не ищите Иисуса: Он воскрес. Он на Небе и опять сойдёт с Небес. Тихий ужас, сладкий трепет и восторг Вестник чуда из сердец двух жён исторг. Лобызают ткани праздные пелён. Солнце всплыло. В небе светлый, вечный звон.

ПАСХА

Отлетели ночные метели. Отошли белоснежные вьюги, Бубенцы по дорогам запели, Расписные забегали дуги. Засмеялась весна голубая И застывшую землю целует. Растопясь, пелена снеговая По пригоркам водою бушует. Копят силу, весеннюю силу, Разбухают смолистые почки, И готовят для зёрен могилу Чернозёмные, твёрдые кочки. Праздник! Праздник! Воскресла природа, И поёт своё вещее слово Голубиное сердце народа: — Это свет Воскресенья Христова! С. Городецкий

С.Городецкий

В этой жизни Божья ласка, Словно вышивка, видна. А теперь ты, Пасха, Пасха, Нам осталася одна. Уж её не позабудешь, Как умом ты не мудри, Сердце тёплое остудишь — Разогреют звонари. И поют, светлы, нестроги: „Дили-бом, дили-бом-бом! Ты запутался в дороге, Так вернись в родимый дом.“ М.Кузьмин

12


Фрагмент картины С.Ковалёва "Времена года"

13


Жития святых

С раннего утра до позднего вечера в МарфоМариинской обители кипела жизнь. Прогуливались по саду выздоравливающие больные, деловито сновали сёстры. Вот пришли бедняки, чтобы получить бесплатный обед. Вот играют маленькие воспитанницы приюта. На улицу вышла настоятельница обители со своей келейницей — молодой инокиней Варварой. Маленькие девочки окружили Елизавету Фёдоровну плотным кольцом. — Матушка, матушка! — щебечут они, что-то оживлённо рассказывая. Великая княгиня ласково говорит с детьми. Одну погладила по головке, у другой поправила бантик на косичке. Девоч-

14

ки побежали на урок, а настоятельница со своей спутницей вышли из ворот обители. Сегодня Елизавета Фёдоровна надела чёрное монашеское одеяние — чтобы москвичи её не узнали. В прошлый раз, когда она шла по Ордынке, вокруг собралась целая толпа горожан. Простые женщины целовали руки княгини, благодарили её за доброту и милосердие… Елизавета Фёдоровна и Варвара миновали несколько улиц, вошли в бедный район Москвы. Вместо нарядных каменных особнячков, украшающих Замоскворечье, здесь стоят бедные полуразвалившиеся лачуги. Узкие грязные улицы ведут вниз — к речке Яузе. Из низины поднимается зловонный туман. Там, на огромной площади, расположился Хитров рынок — пристанище самых бедных, опустившихся людей. Здесь живут пьяницы и мелкие воришки, скрываются сбежавшие из тюрем преступники. Ни один добропорядочный москвич не


осмелится зайти в это опасное место. Матушка Елизавета и её верная спутница бесстрашно идут по заваленным мусором переулкам. — Тётя, дай пятак! — подскакивает к ним взлохмаченный босоногий мальчонка лет пяти. Елизавета Фёдоровна достаёт из сумки булку и протягивает её ребёнку. — Как тебя зовут? — ласково спрашивает она. — Я — Ванька, — удивлённо смотрит на благодетельницу малыш, впиваясь зубами в мягкий хлеб. — А кто твои родители? — У меня нет родителей, я с дядькой живу. Вон там. — И Ваня показал на большой бревенчатый барак. — Нам надо поговорить с твоим дядей, — сказала матушка и, взяв растерянного мальчика за руку, решительно пошла к бараку. Внутри было тесно и душно; возвышались несколько этажей дощатых нар. На некоторых из них лежали неопрятно одетые люди, на других — играли в карты. В углу двое мужчин пили прямо из бутылки водку и грязно ругались. — Ой, кто пришёл! — воскликнул один из картёжников, немолодой мужчина с всклокоченными седыми волосами и красным лицом. — Ванька, кого это ты привёл? — Они мне велели… — робко проговорил малыш и спрятался за спину великой княгини. Видно, он сильно боялся своего дяди. — Я хотела поговорить с вами, — просто обратилась Елизавета Фёдоровна к мужику. — Отдайте мне вашего мальчика. Ведь у вас нет денег, чтобы кормить его, а у нас он будет сыт и обут. — А зачем он вам?  — изумлённо воззрился на монахиню Ванюшин дядя. — А они тут всех детей собирают. Благо-тво-рительность, — важно пояснил ему сосед по нарам. — Давеча вон у Нюрки дочек забрали. А Катька к ним сама ушла. — Ну забирайте! — равнодушно махнул рукой мужик. — Мне легче: обузы меньше. Пойдёшь с нами? — улыбнулась мальчику княгиня.

— А… Вы меня всегда такими булками кормить будете? — только и спросил малыш. Елизавета Фёдоровна часто посещала грязные трущобы Хитрова рынка. Она разыскивала там несчастных, никому не нужных детей и забирала их в свою обитель. Раздавала милостыню нуждающимся. Ходила она и в другие бедные районы Москвы, разыскивала больных, о которых некому было заботиться. Посылала к ним на помощь своих сестёр. Матушка Елизавета каждый день молилась в храме на Божественной Литургии. На молитве она стояла неподвижно, вся устремлённая ввысь, беседуя душой с Богом. Часто тёплые благодатные слёзы орошали её лицо. Была глубокая ночь. Молоденькая сестра, дежурившая в палате тяжёлых больных, заметила, что одному из её подопечных стало совсем плохо. Он потерял сознание и метался в тяжёлом бреду. Девушка протёрла лицо несчастного влажной тканью, но это не помогло. «Что же делать?» — подумала она и, постояв немного, пошла к ведущей в комнату настоятельницы двери. Открыла её, вошла внутрь и ахнула от неожиданности. Елизавета Фёдоровна спала не на постели, а на узкой, ничем не покрытой деревянной лавке. Услышав вздох послушницы, она сразу же проснулась и села на своём ложе. — Душечка, когда входишь, надо стучать, — с мягким укором сказала она и, так как спала одетой, быстро пошла к больному.

15


Подвижница отдавала сну около трёх часов в сутки, а зачастую лишала себя и этого. Когда кто-то из больных умирал, она ночи напролёт читала Псалтырь, молясь о новопреставленном. Под Покровским храмом великая княгиня устроила церковь-усыпальницу, чтобы погребать в ней умерших сестёр. Часто она приходила туда молиться; в уединении размышляла о переходе в иной мир, о вечности. Однажды в усыпальнице собрались молодые сёстры. — Вот тут будет моё место, когда я умру, — сказала одна из них. — А здесь — моё. В помещение вошла настоятельница. — Матушка, а вы где ляжете? — cпросила юная послушница. — Мне бы хотелось быть погребённой на Святой земле, в Иерусалиме… — немного помолчав, ответила Елизавета Фёдоровна. — А как же мы? — в один голос воскликнули сёстры. — Мы все соберёмся там, — значительно произнесла княгиня и подняла вверх правую руку. Сёстры не знали, что никому из них не суждено до смерти оставаться в обители и быть похороненными в её усыпальнице. Наступали страшные времена. Началась Первая мировая война. Русские воины сражались с

16

немецкими солдатами, а враги России в тылу устраивали беспорядки. «Царь совсем не заботится о России, а Царица — немецкая шпионка», — нагло клеветали они. Обвиняли в предательстве и родившуюся в Германии княгиню Елизавету. А святая матушка делала всё, чтобы помочь русским людям. В Марфо-Мариинской обители каждый день раздавали горячие бесплатные обеды, за которыми приходили бедняки со всей

Москвы. В городе не хватало продовольствия, и помощь Елизаветы Фёдоровны сильно облегчала жизнь многих и многих людей. Сама же великая княгиня питалась очень скромно: съедала на обед только одно блюдо из овощей. Она постоянно навещала раненых солдат, не только русских, но и пленных немцев. — Они пошли воевать потому, что им приказали, — с состраданием говорила матушка, — а теперь несчастные находятся на чужбине, они одиноки и изранены. Поэтому я считаю, что мой христианский долг — утешать и немцев. Ведь они больше не могут причинить вреда России, они беспомощны. Но злые языки объясняли милосердие доброй княгини по-своему. — Елизавета — немка, она помогает немецким солдатам, а русских вовсе не жалеет! — разносили они бессовестную клевету. Злая ложь о святой княгине, о святых Царе и Царице раздавалась повсюду: и во дворцах, и на улицах города, и на фронте, в окопах. Узнав, что о ней говорят враги России, матушка Елизавета перестала посещать немцев. Она не боялась злых речей, но не хотела, чтобы из-за неё падала тень на её сестру — Императрицу Александру. Но клеветников это не остановило. Они


не гнушались ничем и делали всё, чтобы очернить Государя и его семью в глазах народа. И простые люди постепенно поддавались обману, переставали любить своего Царя. Они начинали говорить о том, что надо по-новому управлять Россией... Забывали, что Царь дан русскому народу Богом. Пятнадцатого марта 1917 года случилось непоправимое несчастье. Злые люди, стремившиеся погубить Россию, сумели отобрать власть у святого русского Царя. Они убедили Государя, что народ не любит его, что он должен сойти с престола — и тогда России будет лучше. Император Николай Александрович послушался их. Царь служил Богу и русскому народу, и поэтому отказался от трона, думая, что это принесёт пользу его Родине. К тому же Государь знал, что смута и бедствия попущены русским людям за их грехи, и он — Царь — не может силой остановить их, не позволить им прийти. Но России не стало лучше оттого, что Император сошёл с престола. Злые люди захватили власть, и в стране начались бедствия. Крестьяне грабили помещиков, рабочие не желали трудиться на фабриках, рушили заводы. Солдаты убегали с фронта, оставляя страну на разграбление врагам. Новые властители, арестовав Царя с семьёй, сами вольготно расположились во дворцах. — Господи! — со слезами молилась святая Елизавета. — Пощади землю русскую! Враги России обманули простых людей, а народ, как наивный ребёнок, поверил… Узнав о том, что Царя с семьёй арестовали, Елизавета Фёдоровна некоторое время молчала, а затем тихо произнесла: — Это приблизит их к Богу, сделает чистыми и светлыми их души… Подвижница видела, что кипящие вокруг бедствия

готовят мученический венец и для Царя, и для всех его верных подданных… И для неё самой. Был жаркий июньский день. Солнечные лучи рисовали сияющие узоры на тенистых газонах двора обители, где среди заботливо ухоженных ярких цветов играли маленькие воспитанницы приюта. К воротам монастыря, сверкая чёрным лаком, подъехал автомобиль. В то время машины ещё только появлялись и были они лишь у очень высокопоставленных особ. Дверца автомобиля открылась, и из него вышел мужчина средних лет, одетый в строгий чёрный костюм. Дети во дворе прекратили свою игру. Они внимательно наблюдали за важным господином, который в сопровождении одной из сестёр проследовал в покои матушки-настоятельницы. Незнакомец оказался — ни больше, ни меньше — министром Швеции. Алина Сергейчук

17


Веков минувших мощный сын, Племён властитель величавый, России древний исполин… А.Хомяков

от уж более тысячи лет стоит на севере Руси древний Новгород. В какие времена и откуда пришли наши предки на берега холодного озера Ильмень, основав там будущую столицу, знает лишь могучий Волхов. Но молчаливо и величественно несёт он воды свои, крепко сохраняя тайну Руси изначальной. Сурова северная природа, но богата и щедра. Озёра и реки полны рыбы, леса и поля — зверьём пушным да птицею. Под ласковым солнцем ягодные поляны расстилаются, на лесных опушках грибные семейки прячутся. А если потрудиться да приложить немного смекалки, богатым урожаем вознаградит матушка-земля труженика. Прадеды наши отличались трудолюбием да ещё отвагой немалой, потому и ширились земли новгородские до Ледовитого океана на севере и далеко за пределы Уральской гряды на востоке. В те далёкие времена о праздности и слышать не слыхивали, даже Волхов не налегке катил свои волны, а доставлял суда, гружённые товарами новгородскими, северным и южным соседям. Именно по нему проходил торговый путь, именуемый в летописных сводах путём “из варяг в греки”. Где под парусом, где на вёслах, а когда и волоком проходили ладьи от Варяжского моря через Неву, озеро Ладожское, Волхов, Ильмень, Ловать, Западную Двину, Днепр и море Чёрное до самой столицы Византии — Царьграда. Пополнялись восточные базары сокровищами северных земель: мехами собольими, янтарём Балтийским, жемчугами речными, а русский Север богател не только диковинами южных морей, но и духом православной Византии. И стал Новгород вели-

18


Древние города России чаться Господином Великим Новгородом. И впрямь, велик и важен он был в делах торговых да ремесленных, славен в чужих далёких землях. Набрала мощь и вся земля Новгородская, поднявшись множеством городов, так что получила название у скандинавских соседей — Гардарики, что значит страна городов. Дивились иноземцы чистоте и благоустроенности городов новгородских. Улицы деревянными тротуарами укрывали, оттого в распутицу грязи не знали. Дома просторные, да не в один, а в два и три этажа строили. Рядом с Борис и Глеб; князьдомом — сад, уж такой обычай заведён просветитель Ярослав был, да в саду банька срублена. Добротно Мудрый; святой князь-воин жили новгородцы, с достатком. Александр Невский; мудрый правитель князь Владимир Мономах; его сын, князь а таким расцветом Северной Юрий Долгорукий, основатель Москвы; Руси стояли мудрые правители. святой благоверный князь ВладимироСофийская летопись XV века хра- Суздальский Андрей Боголюбский… И нит память об одном из первых князей князь стольно-киевский Владимир — Новгородских, Гостомысле: “…ильмен- Красно Солнышко, как ласково велиские словены поставили Новгород и по- чали его в народе, крестивший Русь. С садили в нём старейшину Гостомысла”. крещения началась новая история наДо глубокой старости правил Гостомысл, рода русского: путь испытаний, что вепотому как пользовался огромным ува- дёт к Правде Божией. жением среди своего народа, был храбр, В 989 году пришло христианство и в мудр и справедлив. Бывало, что и ино- Новгород. Но не просто давалась вольземные правители являлись к князю ным новгородцам заповедь Христа о смиза советом, а государи соседних земель рении. Любили жить широко, похвалядарами угождали, не желая видеть его лись удалью молодецкою да силушкою своим противником. Да только вот тяж- богатырскою. Донесли до нас былины их кая дума о родимом крае не оставляла “подвиги”. Одним из самых знаменитых его: кому заботы княжеские передать, былинных героев Новгорода был Василий когда настанет срок ухода в мир иной. Буслаев, заводила кулачных боёв. КакВсе сыновья Гостомысла покинули ба- то раз вышел он на бой с мужиками новтюшку: кто в походах военных погиб, а городскими с дружинушкой своей хорокто и от болезни умер. А заботы русского князя, ох, нелегки: государство уберечь от захватчиков иноземных, своих подданных примирять да усмирять приходится, а то, не ровен час, так новгородцы разойдутся, что и до беды недалеко. И тогда, как повествует Иоакимовская летопись, дошедшая до нас в пересказе первого русского историка В.Н. Татищева, умирая, собрал Гостомысл старейшин от всех племён земли Новгородской и послал “за море” за своими внуками. Так пришёл на правление в Новгород Рюрик. От Рюрика сего русский великокняжеский и царский род пошёл. Немало мудрых правителей, отважных воинов и святых из рода Рюриковичей родной Отчизне послужили. Среди них первые святые страстотерпцы князья Новгородская боевая ладья

19


брою, собранной из таких же молодцов, как он, любителей судьбу попытать. До того разгулялся Василий, сын посадника Буслая, не было управы на него! Лишь Сама Пречистая Богородица смогла усмирить его буйный нрав:

Дарохранительница (Большой Сион), Новгород, 12 век

И вышла мать Пресвятая Богородица С того монастыря Смоленского: Ай же ты Авдотья Васильевна! Закличь своего чада милого, Милого чада рожоного, Молода Васильюшка Буслаева: Хоть бы оставил народу на семена. Хоть и непокорным зело был Васильюшка, но страха Божия не лишён был. Вразумился он, а вразумившись, отправился на Святую Землю в грехах своих каяться. Походил тут Василий Буслаевич Со своею дружиною хороброю в Ерусалим-град, Пришёл во церкву соборную, Служил обедни за здравие матушки И за себя, Василья Буславьевича, И обедню с панихидою служил По родимому своему батюшке И по всему роду своему. от и народ новгородский, поправ идолов языческих, обратился всем сердцем к вере христианской. В первый же год принятия Православия построили новгородцы церковь деревянную и посвятили её Премудрости Божией Софии. Но простояла церковь недолго, сгорела. И тут же на её месте, по повелению Ярослава Мудрого, его сыном, князем Владимиром, и архиепископом Лукой был заложен каменный храм. Да какой! Византийские мастера и киевские зодчие чудо-храм

20

возвели. Мощный, словно укреплённая крепость, да стройный, как лебедь белый. А внутри как изукрашен храм! Фресками дивными, иконами письма искусного. Полюбили новгородцы храм свой, говорили так: «Где София святая, там и Новгород». Приходили туда на службы церковные. Да и указы там торжественно возглашались. А если гости именитые в город прибудут, то — милости просим в собор Софийский. Вече новгородское у стен собора проходило, отсюда же боевые полки на сражения отправлялись. Здесь же, в соборе, на хорах книги хранились: богослужебные — многознаменитое Остромирово Евангелие, дивно изукрашенное буквицами красочными и миниатюрами, а ещё — «Шестодневы, «Физиологи», «Изборники», ле-тописи. При соборе и школа была открыта, одна из первых на Руси. Обучались в ней около 300 мальчиков. Открытие школы — заслуга князя Ярослава Мудрого. О нём написано в древней летописи: «…И любил


План древнего Новгорода

Икона "София Премудрость Божия" из Софийского собора

Ярослав церковные уставы…и книги любил, читая их часто и ночью, и днём. И собрал писцов многих, и переводили они с греческого на славянский язык. И написали они книг множество…» В то время, когда в Европе не каждый властитель мог написать своё имя, в Новгороде на бересте писали мальчишки и девчонки. Писали и взрослые — письма, нехитрые записки своим родным и друзьям. Нелегка была доля князя Новгородского. Всему головой было Новгородское вече, оно решало и судьбу города, и судьбу правителя. Выберут вольные новгородцы над собою властителя, но коли что не по нраву придётся в его правлении — не взыщи, князюшка, — тут же, не церемонясь, и выпроводят из города. Но и любовь крепка у новгородцев: уж если полюбится князь, то всю преданность и верность ему даруют. Князя Ярослава Всеволодовича, отца Александра Невского, изгоняли и вновь приглашали на правление не один раз. 1237 году пришли на Русь полчища ордынские. Хан Батый, как огненный смерч, налетел на нашу землю, уничтожая всё на своём пути, не щадя ни молодых, ни старых, пуская города на дым. К 1240 году Орда уже вторглась в северные русские земли: на пути стоял Великой Новгород. Но, не дойдя 100 вёрст до города, Батый остановился и повернул на юг, к Киеву. Столица южной Руси превратилась в пепелище. Княжеский дом, всё семейство Ярослава Всеволодовича, сохранил Господь для того, верно, чтобы в нужное для Отчизны время приходил из сего рода великий князь, мужественный защитник, мудрый правитель, святой, праведник либо верный христианин. Ирина Жарикова

21 Софийский собор в Новгороде


Свет любви

ИСТОРИЯ

Отказаться не было возможности. На ди-

ване в комнате у меня лежала большая пачка бумаги, и она это видела. Поэтому, когда очередной бумажный самолётик пропадал где-то во дворе под нашим балконом, я покорно шёл изготавливать следующий, повинуясь выставленному в сторону двери пальчику. С надеждой и с опаской я смотрел на неё каждый раз, надеясь, что нового приказа не поступит, потому что на продолжительное хулиганство я не рассчитывал. Но всё повторялось снова и снова. Я не знал языка, на котором говорила эта девочка, а она плохо бы поняла, если бы я постарался ей что-нибудь объяснить. Но и при

С САМОЛЁТИКАМИ

22


другом раскладе — разве можно было чтото возразить? Мы пускали бумажные самолётики. Я брал новый чистый лист бумаги, становился на колени и, придавив лист к кафельному полу, делал из него самолётик. Выходил на балкон и запускал его девочке. Правильно запускать самолётик в мою сторону я её почти научил. Однако вскоре первый из наших летательных аппаратов, перелетев через бортик балкона, нырнул вниз, на улицу, сквозь кроны деревьев неизвестной мне породы, туда, где выстроились скучные лимузины офисных работников. С этого момента лицо девочки озарялось радостью только тогда, когда следующий новенький самолёт следовал примеру того, первого, и, сделав прощальный зигзаг, навсегда пропадал из поля нашего зрения. Если я старался рассчитать траекторию самолёта так, чтобы он летел прямо или врезался в стену гостиницы, то девочка, завладев игрушкой, подбегала к бортику и

перекидывала самолётик через него. А потом указывала мне делать новый. Если бы не бабушка, которая увела внучку ужинать, мы бы до сих пор занимались пусканием самолётиков во двор. Потому что бумаги у меня было много... *** Мне пришлось подолгу жить в гостинице на окраине вьетнамского города Сайгона. Вернее, он давно называется Хошимин, но все местные зовут его по-прежнему, так же как жители Ленинграда звали свой город Питером. Несколько комнат на третьем этаже гостиницы были заняты русскими, другие снимали вьетнамцы, как правило, на одну ночь или на пару дней, очень редко — надолго. В том же здании располагались и офисы разных компаний. Как-то я вернулся в город после двух месяцев работы в лесу. За это время на нашем этаже поселилась вьетнамская семья: мама, папа, дедушка, бабушка — и маленькая девочка.

23


Я не могу сообщить вам, как её зовут. Не знаю я, и сколько лет ей было. Должно быть, около трёх или четырёх. Не могу я припомнить и то, когда она первый раз появилась у меня в комнате. Кажется, это было неизбежностью — требовательный стук кулачков в дверь с матовым стеклом. Стук, на который приходилось бежать, даже если я занимался своими делами: вернувшись с работы, готовил еду, мылся в душе или отдыхал. Наверное, открыв дверь, я должен был бы возвращаться к прерванным занятиям, позволяя девочке самой придумывать себе развлечения. Но я садился на пол, доставал бумагу, фломастеры и начинал рисовать птиц и зверушек, встреченных мной в лесу, куда я хотел как можно скорее вернуться (я ведь не для того прилетел во Вьетнам, чтобы сидеть в городе).

24

Или рассматривал вместе с девочкой книги с картинками. Она, указывая на фотографии в книжках или на мои художества, называла изображённые существа — когда узнавала. В большинстве случаев я не мог проверить её правоту: вьетнамский язык я так и не выучил. Больше всего девочке нравились картинки в одной из книжек про животных Азии. Я открывал её на странице, где были собраны фотографии нескольких видов диких кошек. «Кон мео!» — радостно говорила девочка.

И, обращаясь уже к кошкам, повторяла: «Мео-мео!» *** Непосредственность простых жителей Вьетнама в общении может доставить только удовольствие. Родители девочки днём работали, и та оставалась с дедом и бабушкой. Бабушка не возражала против того, чтобы девочка бегала в гости к русским учёным. Напротив, несколько раз, открыв дверь на стук, звучавший более вежливо, чем обычно, я встречал вместе с девочкой её бабушку. «Син тяо!» — приветствовала меня бабушка, радостно улыбаясь, и проталкивала внучку в комнату. Такие визиты случались, когда


девочка капризничала и не хотела обедать. В моей комнате девочка садилась на ящик с вещами, а рядом с ней вставали на корточки мы с бабушкой. Я показывал картинки, а бабушка, обсуждая их, захватывала длинными палочками очередную порцию риса из пиалы и запихивала его в рот внучке. Время от времени родственники девочки приносили еду и нам — мне и моим коллегам. То целый ужин — с неизменным рисом и мясной закуской. То «десерт» — сладковатые корни маниока, напоминающие рассыпчатый картофель, пронизанный жёсткими жилками, или рукодельные сладости. Неизменной составляющей таких сладостей являлся тёртый корень имбиря. Имбирь — это кушанье весьма специальное. В небольшом количестве он приятен, однако после того, как я необдуманно взял с собой в первую вьетнамскую экспедицию с килограмм едких цукатов из имбиря, так что вынужден был во время прогулок в лес питаться только ими, я имбирь терпеть не могу. Бабушкино угощение я, конечно, принимал, но отходил с ним к краю балкона и незаметно сбрасывал в темноту — туда, где уже шелестели в густой листве неизвестных мне деревьев подлетающие крыланы, подбираясь к свой еде — небольшим красным плодикам.

праздновать рождение мальчика. По жестам смеющихся мужчин я понял, что главной чертой моего облика девочка считала уже проглядывающую на макушке лысину. Думая о моей вьетнамской знакомой, я, впрочем, чаще вспоминаю другой случай, свидетелем которого не был. Когда я уехал в долгую экспедицию, месяца на два с половиной, девочка вдруг — спустя месяц или полтора после моего отъезда — вспомнила обо мне, подбежала к закрытой тёмной двери моего номера и долго колотила в неё руками и ногами. И бабушка с дедом, и мои коллеги долго пытались объяснить девочке, что я не могу с ней поиграть, что меня нет в городе. Она не верила и опять бежала к двери. Когда мне рассказали об этом, я подумал, что самое большое счастье — знать, что есть на свете такой человек, который иногда бывает очень нужен, или самому быть таким человеком. Павел Квартальнов

*** Вьетнамцы очень любят детей. Они никогда их не наказывают. Услышать детский плач во Вьетнаме — большая редкость. Фактически, детям позволяется делать всё, что им только вздумается. И в то же время, когда это нужно, дети могут вести себя необычайно послушно. Ближе ко времени моего отъезда из Вьетнама у знакомой девочки родился маленький брат. Девочка тут же перестала шалить. Не знаю, что говорили ей родители, но девочка по-прежнему выглядела счастливой — и в то же время по вечерам не стало слышно её требовательного голоса. Она почти перестала приходить к соседям, хотя продолжала улыбаться и здороваться при встрече. А порою и рассказывать о нас взрослым — как в тот вечер, когда к вьетнамцам собрались гости — от-

25


26


Грачи прилетели Кто из вас, дорогие ребята, не знает о том, что грачи на своих крыльях приносят нам из тёплых краёв весну? Наверное, только те, кто никогда не видел картину Саврасова «Грачи прилетели». Эта картина обладает удивительным свойством: она запоминается с первого раза — и навсегда. Кажется, будто бы это дерево с птичьими гнёздами находится где-то рядом с твоим домом, и ты не раз уже его видел. А те, кто живёт в древнем Боровске, даже задаются вопросом: не у нас ли в городе написал эту картину художник? Тот же холмистый ландшафт, храм с шатровой колокольней… Не только Боровск, но и жители всего Подмосковья узнают свои родные места в этом саврасовском шедевре. Всё-всё, и даже воздух в картине, кажется, пронизано предчувствием скорого прихода тёплых солнечных дней: и мокрые поля, и ветхие домики, и старый храм, и лужи от растаявшего снега, в которых отразились силуэты деревьев! Прошли холода, и не за горами радостное и волшебное преображение всего творения — Весна! С самого начала эта картина получила признание, и не кого-нибудь, а Ивана Крамского, одного из самых известных русских художников. После передвижной выставки, на которой она была выставлена в 1871 году, художник, выражая переполнявшие его чувства, написал об этой картине так: на других картинах тоже есть «деревья, вода и даже воздух, а душа есть только в «Грачах»... Грачи во все времена были символом весны. Не случайно ведь народная поговорка утверждает: «Увидел грача — весну встречай». Вы, ребята, наверняка, видели этих больших красивых птиц, с иссиня-чёрным оперением, отливающим металлом, с прямым и тонким клювом, и наблюдали за их гордой походкой с чеканным, как у военных, шагом? Вы могли их встречать в компании галок и ворон даже зимой. Орнитологи — учёные, которые изучают жизнь птиц, заметили, что небольшое количество

Мир Божий

грачей в последние десятилетия остаются зимовать в городах и посёлках, там, где можно добыть себе пищу. Но эти, поленившиеся отправиться на юг птицы, как говорится, «погоды не делают». Из года в год грачи выполняют возложенное на них Творцом послушание: открывают врата весны. Интересно, что, вернувшись в родные места, грачи не сразу отправляются в свои грачиные поселения, которые так и называются «грачевья». Они устали с дороги, им надо отдохнуть и подкормиться. Поэтому и встречаем мы первых грачей возле скотных дворов, около ферм и дорог, на проталинах. Они набираются сил для строительства нового жилья или ремонта старого. Бывает так, что время их отдыха после перелёта затягивается, иногда даже на одну-две недели, и не торопятся они к своим гнёздам, чего-то выжидая. Такое странное поведение птиц говорит о том, что весна ожидается затяжной и холодной, может даже временно вернуться зима со снегом. Грачи как-то по-своему узнают все эти причуды природы и нас, людей, предупреждают о возможном похолодании. Когда же закружатся, засуетятся, радостно зашумят они возле своих гнёзд, это означает, что весна победила окончательно. Любопытно наблюдать за этими старательными строителями. Воронежский орнитолог-натуралист Леонид Леонидович Семаго поделился с нами своими наблюдениями в очерках «Сто свиданий с природой»: «Каждую

27


весну в грачиных поселениях идёт большое строительство. У кого прежнее гнездо уцелело — его ещё можно достроить, оно от этого только надёжнее станет. У кого летом или осенью всё разметал и сбросил ветер, те хозяева тоже быстро укладывают новое гнездо, а те, у кого ничего не было, начинают впервые строить, и не сразу дело клеится. По неумению, с которым птицы строят своё гнездо, сразу можно отметить молодую пару. Раз за разом мостят они прутики в свободной развилке, раз за разом рассыпается недостроенное гнездо. Иногда какую-нибудь неудобную веточку укладывают по очереди целый день. Прутики на гнездо грачи никогда с земли не будут поднимать, если есть с чего наломать. Нередко могут разобрать и гнездо, оставленное кем-то без присмотра. Пока идёт строительство и восстановление гнёзд, от темна до темна шумит грачиное племя. Но только усядутся грачихи на яйца, становится очень тихо». А в народе есть такая примета: «Если грачи сели в гнёзда, то через три недели можно выходить на посев». Значит, и дачникам пора землю на огородах копать и семена сеять. Дано этой птице такое особое чутьё — предсказывать погоду. Люди это уже много веков назад заметили и отметили в народных календарях: «Грач прилетел — через ме-

28

сяц снег сойдёт; если грачи прямо на гнездо летят — дружная весна; грачи играют — будет хорошая погода, а если стаями, с криками вьются над гнёздами — то сядут, то опять взволнуются — погода переменится; если на чёрной кочке увидишь грача — под водой началось пробуждение. А если 17 марта, на Григория Грачевника, красный день — будут красные ягоды». Вот такая птица-синоптик живёт рядом с нами. Но есть у неё ещё одно, может быть, самое важное «послушание» на земле — она лучший помощник и пахаря, и лесовода, и садовода. Целые стаи грачей летят за трактором и выбирают из свежевспаханной земли личинок вредителей. Питаются грачи и различными мышками, но, главным образом, насекомыми, в том числе и такими вредными для растений, как майский жук, клоп-черепашка, жук-кузька, яровая совка, гусеница лугового мотылька, свекловичный долгоносик. Если какое-то поле или деревья в саду заражены этими опасными насекомыми, то грачиная стая, как скорая помощь, мчится туда. Правда, кроме помощи, они иногда приносят вред, выклёвывая посеянные весной семена зерновых и огородных культур, а в период созревания — семена кукурузы и подсолнечника, но все же пользы эта птица приносит гораздо больше.


А ещё грач, оказывается, не только «открывает» весну, но и «закрывает» осень. Так что, выходит, грач — это птицапривратник. Помните у Некрасова: «Поздняя осень. Грачи улетели. Лес обнажился, поля опустели...» Именно грачиным перелётом после листопада, почти в предзимье, заканчивается на Русской равнине грандиозное переселение пернатых. Может ещё пролететь запоздавший гусиный косяк, встретиться у опушки стайка дроздов, но после грачей словно бы окончательно пустеет холодное осеннее небо. На четыре месяца улетают они в тёплые края, чтобы затем снова вернуться на родину, к своим гнёздам! И так каждый год по предначертанному свыше закону совершают они этот нелёгкий путь. В Библии часто встречаются образы птиц. Господь учит нас смотреть на них, как на образ спокойной беззаботности при отеческом промышлении Божием. «Взгляните на птиц небесных: они ни сеют, ни жнут, ни собирают в житницы; и Отец ваш Небесный питает их», — говорит Господь (Мф. 6:26). Птичке, покинувшей своё гнездо, уподобляется человек, покинувший свой дом. «Как птица, покинувшая гнездо своё, говорит Премудрый Соломон, так человек, покинувший место своё» (Прит. 27:8). Каждому живому созданию дан свой талант. Нет у грачей яркого пёстрого оперения, как у других их собратьев по крылу, зато они помогают людям узнать о причудах погоды, вырастить урожай; нет у них звонкого красивого пения, как у жаворонка или соловья, зато своим громким граянием, так называются грачиные крики, они первыми возвещают о приходе весны. И, наблюдая, как они старательно устраивают свои гнёзда, испытываешь радость слияния со всем живым миром, то необыкновенное чувство, которое выразил в строках стихотворения «Капля» Валентин Дмитриевич Берестов: И пока, застыв, как часовой, Я слежу за ними не дыша, Я росинке свой, и птице свой, И любовью полнится душа. Галина Крупина

29


Забытая книга

Елена-Робинзон Глава 18

о вот в одно раннее утро, недели три спустя, Елена открыла глаза и с удивлением осмотрелась. Вход в пещеру был освещён золотистыми лучами восходящего солнца. С озера веял лёгкий ветерок и разносил повсюду благоухание зеленеющего леса и долины. Небо было ясно и безоблачно, и в воздухе громко раздавалось весёлое щебетанье птиц.

и устремила их на отца. Он сидел неподвижно. Его осунувшееся лицо и сильно поседевшая борода придавали ему совсем старческий вид.

Затем мысли Елены невольно перенеслись на далёкую родину, к тоскующей матери. Только теперь она вспомнила, что находится на необитаемом острове среди необозримых вод океана и что вскоре ей снова придётся трудиться для К своему изумлению, она увидела, что слепого беспомощного отца. Но сознание лежит в постели под двумя шерстяными долга и испытываемое при этом чувство одеялами; у изголовья её сидит, опира- удовлетворения придали ей бодрости. Не без усилий ясь головой на приподнялась руку, какойона на постели то незнакомец и выглянула из с старческими грота. чертами лица. Несколько минут пристально всматривалась Елена в незнакомца. „Кто это? Где я! Зачем он здесь?“ — задавала она себе один вопрос за другим.

Долина сияла яркой роскошной зеленью, а распускавшиеся на деревьях цветы наполняли воздух необыкновенным благоуханием. Солнце озаряло всё вокруг, и лучи его, играя, сверкали на мелкой зыби зеркального озера, мелькавшего между деревьями.

Но вдруг, точПробуждение но сквозь сон, в голове её пронеслась мысль, что она была больна и что болезнь была продолжительна. Ей вспомнились нежные слова „Какая прекрасная весна!“ — подумала любви и утешения, с которыми обращал- Елена, невольно протягивая свои исхудася к ней отец во время особенно сильных лые руки ко входу, откуда пробудившаяся природа, казалось, приветствовала её её страданий. и призывала к новой жизни своим бла— О Боже! — вздохнула она едва слыш- гоухающим дыханием. но. — Я была больна, и папа ухаживал за мной! Но как он изменился и поста- Но вот она услышала глубокий вздох рел!  — Она с трудом подняла свою сла- отца. Он медленно поднялся, как бы жебую руку и приложила её к голове. — Ах, лая уяснить себе, где он находится. как моя голова тяжела! Да, о чём я думала?.. Зачем папа сидит так неподвижно? — Елена! — прошептал он голосом, выВерно, он спит… У меня всё путается… Я ражавшим страх и нежную заботу. хочу спать!.. —  Папа, дорогой мой!  — воскликнула Но вот благоухающая струя свежего воз- она, взяв его руку и поднеся к губам. духа снова пахнула в пещеру. Девушка вздохнула свободнее, память и мысли её — Дитя моё! — почти вскрикнул отец от прояснились, и она опять открыла глаза охватившего его волнения.  — Тебе луч-

30


ше? Ты узнаёшь меня? Ну, значит, ты спасена!

Он поднялся, ощупью направился к выходу и скоро вернулся с кокосовой скорлупой, наполненной прозрачной водой.

Он медленно опустился на колени у постели дочери и дрожащими руками обнял Этот прохладный напиток, немного отдаеё. Тихо склонила Елена к нему на грудь вавший кислотой, оживил и подкрепил свою голову, и горячая молитва выли- молодую девушку. лась из исстрадавшейся груди отца. — Это дождевая вода с лимоном! — заме—  Дитя моё,  — сказал наконец ста- тил отец. — Теперь отдохни, дитя моё! рик,  — я слышу по твоему голосу, что тебе лучше, гораздо лучше, чем было Но Елена стала просить отца позволить раньше! Господь возвратил мне дитя моё! ей на минуту выглянуть из грота. Ей Скажи, Елена, как ты чувствуешь себя? очень хотелось посмотреть, какой вид имеет долина после сезона дождей. —  Милый, добрый мой папа! Кажется, мне было очень худо, но теперь я скоро —  Если только у тебя хватит на это сил! — заметил отец. поправлюсь!.. —  Тише, тише, моя дорогая! После такой болезни силы восстанавливаются не так скоро! Не утомляй себя! Не говори больше! Отдохни! — Разве я была очень больна, папа?

Елена не без труда приподнялась, но тотчас почувствовала, что не в состоянии стоять на ногах. Однако она уверила отца, что на свежем воздухе будет чувствовать себя лучше и быстрее соберётся с силами. Он не стал долго отговаривать её и вынес из грота.

— Ах, я уже терял надежду. Но Провидение сжалилось надо мной и возвращает С необъяснимым наслаждением вдыхала девушка свежий утренний воздух; ей тебя снова к жизни, хотя и невесёлой. казалось, будто с каждым вздохом у неё — Сколько я тебе хлопот причинила, до- прибывают новые силы. Отец подал ей рогой мой!.. Долго ли я была больна? финик, и она с удовольствием съела его. —  Этого я не могу сказать тебе! Знаю только, что дождливое время недавно миновало. Ты долго лежала без сознания, и я не надеялся на выздоровление! Но довольно, друг мой, не утомляй себя разговором. Скажи лучше, не надо ли тебе чего-нибудь? Не хочешь ли пить? У меня ещё есть вода! — Немного воды! — попросила Елена. — Но как ты достал её?

Но Елене недолго пришлось наслаждаться прекрасным утром: скоро ей овладела необыкновенная слабость, и её стало клонить ко сну. Озабоченный отец отвёл дочь обратно в грот, и Елена в изнеможении опустилась на постель. Но она видела, что отцу также необходим отдых, и сказала, что не успокоится до тех пор, пока он не последует её примеру и тоже не уснёт.

Глава 19 а следующее утро Елена проснулась очень рано. Спокойный, живительный сон подкрепил её силы, и она чувствовала себя бодрой и здоровой. Осторожно поднявшись, подошла она к постели отца и несколько мгновений с любовью смотрела на него, а затем бесшумно села у входа в грот, чтобы подышать свежим утренним воздухом.

лёгкий шорох и увидела, как отец приподнялся и стал прислушиваться. Царившая в пещере тишина беспокоила его, и Елена поспешила заговорить с ним. Тогда по привычке, усвоенной им во время её болезни, он уверенной походкой подошёл к выходу и присел рядом с ней.

Елена весело заговорила о том, как она снова примется за работу, и стала осыпать отца вопросами, какие работы он находит неотложными и за что прежде Скоро, однако, она услышала за собою всего ей следует приняться.

31


С улыбкою слушал старик весёлый разговор дочери, дал ей несколько полезных советов, а в общем всё предоставил её уму и сообразительности. Силы Елены быстро восстанавливались; ей казалось, что она очень изменилась после болезни. Она чувствовала себя сильнее прежнего и дивилась той лёгкости, с какою исполняла теперь работы, казавшиеся ей прежде весьма трудными.

до неё донеслись мягкие, нежные звуки флейты. Она услышала в них свои бные мечты, и ей овладело непреодолимое желание излить свои чувства. Она достала новый пальмовый лист и начала писать:

„Вокруг меня всё дышит радостью и весельем. По деревьям, около своих гнёзд, порхают пернатые обитатели этого зелёного царства. Как они счастливы! Жизнь их проходит без тоски и печали! Зачем же тоска сжимает грудь мою? Ведь со Осмотрев свой погреб, она, к удивле- мною дорогой отец!.. Ведь я — его единнию своему, большую часть запасов на- ственная радость и опора! Зачем я прешла нетронутыми; значительная часть даюсь бесплодным мечтам? В душе моей, их была уже подпорчена. Она не знала, помимо воли, возникает целый мир грёз. чем питался отец во время её продолжи- В каждом звуке, доносящемся сюда с тельной болезни, и спросила его об этом. того берега, я слышу выражение чувств Он ответил коротко, что брал из запасов моего дорогого отца! В них тоже слышитсколько ему требовалось. ся тоска по родине… О моя дорогая мама, увижу ли я тебя когда-нибудь?..“ Спустя несколько дней, она решила прогуляться к Елена отброморскому бересила от себя гу. Силы её воспальмовый становились, лист и залии потому отец лась горькисогласился отми слезами. В пустить её, поэту минуту она просив сначала глубоко почувотвести его в ствовала своё храм Альберодиночество. та, где он хотел Слёзы облегждать её возчили её сердце. вращения. Она успокоиВсё виделось лась и направиЕлене теперь лась к морскосовсем в ином му берегу. Было свете. Она повремя отлива, и шла бродить по Елена решила долине, задумсовершить мачиво прислушиленькую проПрилив ваясь к весёлому гулку по песчащебетанью беззаботно порхавших вокруг ной отмели с целью осмотреть то место, неё птиц и любуясь зеркальной поверх- где находился разбитый корабль. ностью прозрачного озера, отражавшего Она пошла по сухой отмели и скоро в себе вершины роскошных пальм. дошла до корабля, от которого остава„Неужели болезнь так сильно изменила лось только дно, глубоко врезавшееся меня?“ — подумала она, отдаваясь охва- в скалу. Поблизости лежало множество тившему её чувству восторга. вещей, наполовину занесённых песком. Между ними находился сундук с разной Но вот взгляд её остановился на вели- одеждой. чественной смоковнице по ту сторону озера. Она вспомнила о пальмовом лиЕлена принялась выбирать из сундука сте, исписанном ей в тот вечер, когда она вещи, казавшиеся ей необходимыми, и впервые спустилась в долину, и захотела складывать их на отмель. Она так усерпрочесть это письмо. дно занялась этим делом, что совсем не заметила, как с обычной силой и быстроБыстрыми шагами направилась она к той начался прилив. Сильный шум волн смоковнице, подняла камень; разрыв пе- заставил её оглянуться, и она с испугом сок, достала и прочла свой пальмовый увидела, что грозные волны стали залилист. В это время с другой стороны озера

32


вать песчаную отмель, оставленную ими несколько часов назад. Со всех сторон пенилось и клокотало бушующее море, и волны с яростью лезли на отмель, как бы желая поглотить неосторожную девушку.

не имея сил оторвать глаз от белевшей точки, и целый мир надежд сразу охватил её душу. С напряжённым вниманием всматривалась она в эту белую точку, а затем поспешила к отцу, чтобы сообщить ему чудесную весть.

Елена бросилась бежать к берегу, но вода прибывала с такою быстротой и силой, что скоро настигла её, залив всю отмель. Елена с ужасом увидела, что со всех сторон окружена водой. Несмотря на то, что вода достигала ей уже до колен, она не теряла присутствия духа и смело спешила вперёд.

„Я сейчас вернусь, — подумала она, — и с корабля, наверное, заметят развевающийся на горе флаг“.

Достигнув берега, она оглянулась на бушующие волны, и лёгкая дрожь пробежала по её телу. На отмели, по которой она только что ступала, не замочив даже ног, пенились и шумели грозные валы.

Быстро побежала она по ущелью, миновала озеро и, запыхавшись, подбежала к гроту, в котором оставила отца. Но едва успела она заглянуть в грот, как в ужасе остановилась у входа. Отец лежал на земле, склонившись головой на Библию, и мертвенная бледность покрывала его лицо. Елена бросилась к нему, схватила его руку — она была холодна…

Уходя, она остановилась у водопада, Невыразимый ужас охватил девушку, чтобы ещё раз оглянуться на море, и и страшное предчувствие мгновенно завдруг на краю горизонта внезапно замекралось в её душу. Ноги её подкосились, тила маленькое пятнышко. она потеряла сознание и упала. — О Боже, корабль! — воскликнула она в порыве восторга. Как очарованная, стояла она на месте,

Э. Гранстрем

33


История братского народа

Вербица — так называются в Сербии два весенних дня, два великих православных праздника, Лазарева суббота и Вербное воскресение. С глубокой древности, быть может, со времени Ангела Сербской Церкви святого Саввы, эти дни отданы детям. Девочки плели венки из цветущих ветвей и ярких душистых цветов, эти венки по-сербски называются вербица. Радостные, нарядно одетые, с первыми весенними цветами в руках, шли они со своими родными в Божий храм, на службу. А в храме — красота, весь он украшен цветами, и праздничная прекрасная большая икона «Вход Господень в Иерусалим» — тоже вся в цветах. На иконе изображено, как

34


Господь въезжает на ослике в Иерусалим. У городских ворот его встречают жители Иерусалима: взрослые и дети. Все радуются, в знак почитания постилают под ноги свои одежды. Дети тоже хотят поприветствовать Спасителя. Вот кто-то из ребятишек залез на дерево и ломает зелёные ветви, а другие с ветвями уже приветствуют Христа. И дети на праздничной иконе, и сербские дети в этот день — одно: та же радость и любовь. На долгое время в безбожном 20 веке эта традиция была забыта. Но сейчас она вновь оживает. В Белграде, в старинной крепости Калемегдан, в этот день происходит действо. Его устраивает Королевский орден витязей во главе с его председателем Хаджи Зораном Мрдженовичем. Калемегдан — это огромная старинная крепость, она

35


стоит на берегу Дуная как раз в том месте, где сливаются воедино Дунай и Сава. Огромная, укреплённая, старинная крепость, защищавшая Белый город в трудные времена. В эти дни Калимегдан принимает гостей: нарядно одетые, весёлые белградские мальчики и девочки приходят со своими родителями, чтобы увидеть удивительное представление. Вся история Сербии разворачивается перед глазами: святые заступники — Савва Сербский, Симеон Мироточивый, и святые правители — святой король Стефан Первовенчанный, царь Лазарь, святой Деспот Стефан… Поэты читают стихи, певцы поют древние песни. Музыканты играют на старинных музыкальных инструментах дивные мелодии. Вот выходит мальчик лет семи-восьми. Он исполняет древнюю балладу, играя на сербских гуслях. Гусли эти необычные, не такие, как у нас, в России. Они напоминают домбру, но имеют лишь одну струну. Смычок, прикасаясь к этой единственной струне, издаёт странный жалобный звук: как бы плач или стон. Во время турецкого засилья сербам пришлось много страдать. Но никогда они не теряли надежды на освобождение. В какой-то момент в алых плащах появляются витязи, высокие, очень сильные. Они сражаются на мечах. Огромные тяжёлые мечи в их умелых руках — как игрушка, так ловко витязи управляются с этим грозным оружием. Да, сербы всегда были непобедимыми воинами, и сегодня мы видим воочию их воинское искусство. Во время спектакля девушки плетут венки и предлагают их надеть всем желающим. А желающих — очень много, почти все, кто пришёл сегодня на Калемегдан. Несколько в стороне дети сидят за этюдниками, они рисуют своих любимых святых: святого витязя Георгия Победоносца, святого Иоанна Крестителя, святую Петку (так в Сербии называют Параскеву Пятницу). А в конце этого представления, которое так и хочется назвать сказочным, представители королевской династии Караджорджиевичей: Её Королевское Высочество Княгиня Линда и Её сыновья, королевичи Михайло и Георгий, вручают лучшим исполнителям почётные грамоты. Всё то, что происходит в этот день на Калемегдане, этот народный праздник, где так много любви и радости, благословлено Святейшим Патриархом Павлом. Древний праздник Вербицы объединяет всех, даруя великое чувство народного единства. Ирина Есинская

36

Журнал "Кораблик" № 18