Page 1

Для меня нет большей радости, как слышать, что дети мои ходят в истине. (3 Ин./ 1:4)

№ 21, 2014 19 — 25 мая

В этот радостный светлый день мы вспоминаем преподобного Пафнутия, игу мена Боровского, основателя этой великой обители. От всей души поздравляю вас с престольным праздником нашего монастыря! Преподобный Пафнутий, живший в XV веке, далек от нас по времени своей земной жизни, но близок по духу. У нас один идеал — Христос, у нас одна цель — наследовать Царство Небесное. Преподобный Пафнутий показал нам истин ный спасительный путь следования за Христом — путь «золотой середины». Преподобный, будучи строг к себе и ближним, не впадал в крайности. Как верный и мудрый воин Христов, он, преодолевая в себе один грех за другим, восходил постепенно от силы в силу. Так и в нашей жизни не должно быть крайности и горячности не по разу му, что вредно для души человека. Золотая середина — царский путь, путь ис тинный, а Истина — это Христос. И как Преподобный, показавший нам этот спасительный путь, мы должны идти вслед за Христом царственным, золо тым, разумным путем: не пресыщаться, но и не измождать себя чрезмерно в пост, чтобы оставить силы на главное делание христианина — молитву. Что бы душа наша всегда стремилась и тяготела к общению с Богом — к молитве. В эти Пасхальные дни, когда радость переполняет наши сердца, будем мо лить преподобного Пафнутия, чтобы он никогда не оставлял нас и даровал нам разум в духовной жизни. Чтобы у престола Божия испросил для нас у Господа мира душевного и пламенной молитвы, любезной Христу. С праздником! Наместник Свято-Пафнутьева монастыря архимандрит Серафим (Савостьянов)


№ 21, 2014, 19 — 25 мая

Боровск — земля преподобного Пафнутия. Все в этом древнем городе напоминает о нем. И древняя Высоко-Покровская обитель, ставшая для святого духовной колыбелью, и сельцо Кудиново, невдалеке от города, где родился святой, и, наконец, величественный Пафнутьев монастырь, основанный преподобным. И все ближние и дальние окрестности Боровска хранят память о великом подвижнике Русской земли. Прошло более пяти столетий со дня преставления преподробного, но и сегодня он будто с нами рядом, родной и близкий для каждого любящего сердца.

Святой Пафнутий здесь родился, здесь и прожил удивительную многотрудную жизнь, став, как сказано в акафисте, боровской свечой, присногорящей перед Богом. С самого детства он желал служить Богу. В житии мы прочтем, что пришел юноша Парфений в недавно созданный князем Симеоном Владимировичем Высоко-Покровский монастырь в двадцатилетнем возрасте. Но в других исторических источниках написано, что было Парфению всего 12 лет. И быть может, не юношей, а совсем еще ребенком посвятил свою жизнь Богу этот удивительный отрок. И никогда не изменил он светлого свого пути, не пожалел о сделанном выборе. Такая ясность и цельность жизни свойственна лишь избранникам Божьим. Тотчас вспоминается преподобный Сергий, игумен Радонежский, от утробы матери отмеченный Господом. И происходит так чаще всего тогда, когда целые поколения: и родители, и деды, и прадеды, — живут жизнью чистой и праведной. А происходил великий чудотворец Пафнутий от «колена агарянского», из рода далекого и чуждого русскому обществу. Баскаком, сборщиком дани, которой обложили все без исключения русские города жестокие завоеватели-татары, был дед преподобного. Вряд ли такое занятие могло принести любовь и почитание русских людей, если бы не одно но… Был он христианином — принял православную веру. История сохранила для нас его святое имя — Мартын. Но еще задолго до рождения Мартына прапрадед преподобного Пафнутия, некто Амирхан, был великим баскаком Владимирским, и обладал он почти неограниченной властью, как наместник самого хана. И уже он был христианином, имя его во святом крещении — Захар, а крестным его был сам великий князь Александр Невский. Вот так, по промыслу Божию, жестокие притеснители принимали крещение и становились, о чудо великое, русским людям братьями во Христе. И хотя и оставались чиновниками татарскими, но уже врагами для Руси не были. От таких-то корней произошел ве-

ликий чудотворец, молитвенник и заступник прп. Пафнутий. Родился преподобный Пафнутий после великого события русской истории — битвы на Куликовом поле, когда Русь уже вдохнула воздух свободы. Поняли русские люди, что сила их в единстве. Пошли на Куликово поле москвичи, владимирцы, суздальцы, ростовчане, костромичи, дмитровцы, а вернулись единым русским народом. Всегда будет помнить преподобный Пафнутий цену свободы, всегда будет он с теми, кто стоит за власть на Руси единую, крепкую, чтобы не было ни шатаний, ни раздоров княжеских, чтобы не лилась кровь русская. Молился преподобный Пафнутий ко Господу о Руси единой, сильной и для врагов непобедимой. Родителей своих преподобный любил и почитал бесконечно, о чем свидетельство есть: у алтаря Покровского храма, где некогда монастырь был, часовенка притулилась, там родители преподобного упокоились — Иван и Фотиния. Но как ни сильна была взаимная привязанность Парфения к добрым родителям, любовь к Богу все же оказалась сильнее: настойчиво призывал Господь избранника своего. Как в житии сказано, он «оставляет дом и сладкую любовь родителей, круг родственников друзей и знакомых и все, что есть в мире, причисляет себя к полку священного иноческого борения…» И стал юный инок в обители подвизаться, монашеские искусы проходить. В миру человек сообразно своим симпатиям живет, дело по сердцу выбирает, соответственно складу своего характера. В монастыре не так: для того, чтобы человек полнее раскрылся, испытал себя, познал свои немощи, проходит он послушания всеразличные: и на хозяйстве монастырском он трудится, и на кухне, и двор метет, снег чистит, дрова колет, воду носит. И каждое послушание не один день длится. Но какие бы трудные или неприятные послушания ни были, всегда Пафнутий со тщанием их выполнял, с охотой, с радостью. Чувствовал сердцем — видит ведь Господь. Покровский монастырь на возвышенности поставлен. Часто смотрел юный инок с высоты на светлые дали, на синюю ленту быстроводной реки. Чувствовало ли сердце его, что когда-то поселится он там, за рекой, там и новый монастырь возведен будет? А в те годы в Покровском монастыре старец Никита жил, самого

игумена Земли Русской преподобного Сергия Радонежского ученик и родственник. Был он уже стар, немощен телом, но духом бодр и светел. Сильно полюбил его юный Парфений, был старец Никита светом глаз его. И от этого духоносного старца воспринял он еще с юности заповеди святого Сергия Радонежского. Так во многих трудах и молитвах годы проходили. Не зря духовное делание искусством искусств и художеством художеств называется. Понятие искусство происходит от древнего слова искушение. Так в древности называли очищение золота от примесей. Металл вначале сильно разогревали, а затем быстро охлаждали. Так проделывали много раз, пока низкопробный сплав не очистится и в золото самой высокой пробы не обратится. Здесь явное сходством с духовным деланием усматривается, в котором испытаниями из души человеческой исторгается все злое, себялюбивое, мелочное, — непригодное для жизни вечной. И уже здесь, на земле, душа подвижника преображается, становится светлой, как Божий дух. Так и преподобный еще, будучи в Высоко-Покровском монастыре, сподобился у Господа великих милостей. И стал как «горящая свеча, которую поставляют на подсвечнике, и светит всем в доме…» (Матф.5:15). Двадцать лет провел преподобный Пафнутий в стенах монастыря. Когда же окончил свои дни игумен Покровского монастыря Маркелл, братия умоляла преподобного Пафнутия взять бразды правления в свои руки, просил его и Боровский князь Семеон Владимирович. Как ни старался преподобный уйти от такового послушания, желая подвизаться только в духовном делании, но не мог ослушаться князя. Тогда же принял преподобный священный сан и был возведен во игумены монастыря. «Тринадцать лет святой совершал в той обители добродетельный подвиг, пася и окормляя Христово стадо разумных овец,» — говорит житие. В житии читаем мы и о том, что «во всем примером был стаду, работал Господу день и ночь: днем в монастырских службах прежде всех находил работу, ночь в молитвах проводил. Видя сие старание и усердие, Всесильный и Всевидящий Бог не только почтил его даром рассуждения, но и другими сокровищами Духа: так, по виду некоторых он мог познавать страсть их души…» Много

у преподобного было учеников, и ко всем он милостивый обычай имел, многих исправил, многих в вере наставил. Было Пафнутию чуть больше пятидесяти лет, когда напал на него телесный недуг. Болезнь та растянулась надолго, и во время ее блаженный принял священную схиму. И было ему указание от Господа оставить начальство в обители и выйти из монастыря. Так он и сделал, и вслед за этим отошла болезнь. На небольшом расстоянии от Покровской обители, в старинной мере два поприща, на берегу между двух рек — Протвы и Истерьмы, в лесной чащобе, поселяется преподобный с одним братом. А место, где поселиться ему, сама Владычица Пресвятая Богородица указала, Которую почитал преподобный во все дни жизни своей почитанием великим, теплело сердце святого к За-


№ 21, 2014, 19 — 25 мая

ступнице нашей, Матери Господа Вышнего. Недолго преподобный в уединении пребывал. Вскоре, прознав, куда любимый наставник скрылся, пришли многие из тех, кто любил подвижника. Жили в самых простых хижинахземлянках, но все же в скором времени церковку возвели — маленькую, деревянную. Там собирались все и Богу молитвы возносили. Не просто скромно жили иноки, а в бедности великой обретались, но дух их радостным был, — любили друг друга как братья родные. Но вот беда, «обитель, где прежде, власть имея, жил святой, находилась в Боровске, которым владел тогда князь Василий Ярославич. Он очень гневался на блаженного, оставившего его обитель и поселившегося неподалеку, но в другой области. И видя свою обитель опустевшей, а новую, которую отец Пафнутий основал, все больше процветающей, сильно злился на святого и хотел прогнать его из этого места. Много раз посылал князь своих слуг, буйных по нраву, чтобы они сожгли основанную отцом обитель. Посланные с яростью устремлялись на это дело, когда же видели здание оби-

тели и отца, с братией созидательно трудившегося, не могли зло помыслить и возвращались ни с чем к пославшему». Вот так совершенная любовь преподобного из ненавистников соделывала добрых друзей. Неспешно, шаг за шагом, новая обитель созидалась. Еще при жизни преподобного белокаменный собор Рождества Девы Богородицы был выстроен. И какой! В нем сам великий Дионисийиконник свои фрески написал. Правда, в ту пору он еще не был великим мастером, а всего лишь начинающим. Но святой Пафнутий ко всем своим дарованиям талант великий имел — видеть и понимать прекрасное. Москву в ту пору удивить никто не смог бы, — богато и славно украшены тамошние храмы были. А приезжали сюда и удивлялись князья московские: красота такая, что и сказать нельзя. И службы дивные, сам преподобный в храм всегда первым приходил и сам канонаршил. Не терпел, если кто невнятно слова молитвы произносил, тут же указание давал прочесть заново. Зная это, братья с великим усердием к службе относились, и оттого служба поистине прекрасной была,

словно ангелами совершалась. Но как ни хорош был храм и все другие постройки монастырские, но главное в монастыре — это люди, избравшие путь равноангельского жития, сам строй их жизни. Евангелие учит нас, узнается древо по плодам. Сколько учеников взрастил преподобный, собственным примером научая самоотвержению монашескому, духовному горению, любви христианской. Великий светоч земли Русской преподобный Иосиф Волоцкий и его брат святитель Ростовский и Ярославский Вассиан (Санин), преподобные Иннокентий Дивный и Давид Серпуховской, прп. Герасим Черный и Даниил Переяславский, прп. Левкий Волоколамский и Кассиан Босой — дивный собор Боровских святых, и все они были воспитаны отцом нашим преподобным Пафнутием. Житие преподобного подобно притче Евангельской о горчичном зерне. Вначале оно мало, но затем, разрастаясь, превращается в древо великое, «и пускает великие ветви, так что под тенью его могут укрываться птицы небесные» (Мк.4.32). Птица же — образ души че-

ловеческой, стремящейся к Богу. Еще при жизни преподобный как «светило небесное» для русских людей был. Приходили к нему из ближних и дальних земель за советом и обретали обильное утешение. Насыщал преподобный душу страждущих надеждой, скорбящим утешение подавал, ищущих совершенства — на подвиг вдохновлял. А если беда приходила — голод нестерпимый и страшный, то щедро открывал житницы монастырские и питал приходящих нищих и убогих. Знали и любили преподобного по всей Руси. В Троиц-

ком патерике читаем, как отца нашего Пафнутия принимала братия сей прославленной обители, когда он посещал ее. Выходили за ворота игумен со всей братией и с любовью и благоговением многим старца святого в обитель вводили. А когда упокоился преподобный, отошел ко Господу, паломники в обитель со всех концов земли во множестве стекаться стали, — сильным, сильным молитвенное заступничество было отца нашего Пафнутия. И до сего дня, и до конца мира так будет — всегда свет любви его освещать будет пути человеческие.


№ 21, 2014, 19 — 25 мая

Записка Иннокентия о смерти прп. Пафнутия Боровского — это своеобразное литературное «чудо» XV в. Иннокентий писал ее в 1477 или 1478 г. Он стремился к полной правдивости, записывал по возможности все, что знал о прп. Пафнутии, с буквальной точностью передавая иные из его слов. В результате в ней не только тщательно переданы все отношения прп. Пафнутия внутри монастыря, а отчасти и его отношения с немонастырскими лицами, но очень точно обрисован и самый характер преподобного. Следовательно, в этой записке налицо такие явления литературного ряда, которые осознанно вступают в литературу значительно позднее. Перед нами как бы бессознательный, стихийный средневековый натурализм. Раньше, чем характер человека был открыт в литературе, здесь перед нами О Господи, спаси! О Господи, помоги! Владыка мой, Господь Вседержитель, благо дарующий, отец Господа нашего Иисуса Христа! Приди на помощь мне и просвети сердце мое, дабы уразумел я заповеди твои, и отверзи уста мои, чтобы поведать мне о чудесах твоих и восхвалить угодника твоего. Да прославится имя твое святое, ибо ты помощник всем, уповающим на тебя. Вовеки аминь. Да помогут мне Господь Иисус Христос и духовный свет его, всенепорочная Матерь Божия и угодник ее, о котором ныне мое слово. Я же, окаянный, что смогу сказать? Невежда и груб я, сверх меры грехами преисполнен. Поведать хочу о таком светиле, святом и великом отце нашем Пафнутии, хотя и недостоин я описывать все житие его, тем более что и не требовал он этого от меня — ведь Божий человек выше нашей похвалы; но делаю это на спасение души своей, более того  — на обвинение, чтобы не сказать  — на осуждение. Не разумею, как удостоился я жить вместе много лет под одной кровлей с таким мужем, и наслаждаться поучениями его, и любовь его безмерную восприять, как никто иной, хотя и дерзко говорить мне так. В 1477 году, после святого и честного праздника Пасхи, в четверг третьей недели, на другой день после Георгиева дня, в третьем часу дня, позвал меня старец с ним походить за монастырем. Когда же вышли из монастыря, то пошел он к пруду, который создал многими трудами своими. И вот, когда пришли мы на место за плотиной, увидели ручей, просочившийся под мостом, и стал он меня наставлять, как преградить путь воде. Когда я на это сказал ему: «Я приду с братьями, а ты нам указывай», — он ответил: «Не могу я этим заниматься, потому что есть у меня другое, неотложное дело, после обеда ждет меня более важное дело». Потом старец возвратился в монастырь, а уже настало время литургии. Когда же закончилась церковная служба, тогда, как обычно, пошел с братьями в трапезную и пищи отведал. Когда же прошел шестой час, тогда пришел ко мне ученик старца, юный Варсонофий, и сказал мне: «Старец Пафнутий послал меня к тебе, иди туда, куда тебе повелел». Я же, недоумевая, быстро поднялся и пошел к старцу, и отворил дверь, и увидел старца сидящим в сенях у дверей на постели во всем облачении, и он ничего мне не говорил. Тогда я ска-

зал ему: «Почему не пойдешь сам? Или не видишь в том нужды?» Блаженный же ответил мне: «Меня другое заботит, только ты не знаешь что — ведь узы должны разрешиться». Я же, не понимая, о чем он говорит, охваченный страхом из-за необычных его речей, не посмев ничего сказать, пошел туда, куда посылал меня старец. Взял я с собой братьев, которых он повелел, — Варсонофия, ученика старца, Зосиму и Малха. И, немного потрудившись, возвратились мы в монастырь, ничего не сделав, потому что большое смятение царило в душах наших. И застали старца сидящим в келии. Тогда он сказал мне: «Поскорее пошли к князю Михаилу, чтобы и он сам ко мне не ездил, и не присылал бы никого ко мне ни с какими просьбами, потому что приспели мне иные заботы». Когда же наступило время вечерни, то не смог он пойти с братиею на вечернее богослужение. По окончании же вечерни братия пришла к келье старца, чтобы узнать, почему он не пришел в церковь. Старец же никому не разрешил войти к себе, сказав: «Наутро пусть соберется вся братия». Также и на повечерие не смог пойти. Я же не отходил от него, потому что сказал он мне: «Сей день недели, в четверг, избавлюсь от немощи моей». Я же подивился необычным словам его. Потом велел он мне читать повечерие, а потом отпустил меня в келью мою. Мне же с большой неохотой пришлось уйти. И не обрел я покоя во всю ночь, но без сна пребывал, много раз ночью к келье старца приходил и не смел войти, потому что слышал — не спит он, а молится. Ученик же его, совсем еще юный, ничего не ведал и крепко спал. Когда же наступило время утрени, тогда зажег я свечу и пошел, потому что за много лет еще до этого велел мне старец ко времени пения приходить к нему и тем возвещать о времени. И повелел братии идти на утреню, мне же велел у него в келии полунощницу и заутреню прочитать, а сам поднялся и прослушал всю службу, пока я не закончил. Когда же наступил день, а была пятница, тогда по окончании молебного правила священники и вся братия пришли благословиться у старца и повидать его. Старец же разрешил всем невозбранно входить к нему, а сам, поднявшись, начал у каждого брата просить прощения. Оказался в это время в монастыре и старец из Кириллова монастыря[9], по имени Дионисий, ремеслом часов-

выступает вполне четко обрисованная индивидуальность: волевой, очень решительный человек, необыкновенно сильный и властный, старчески раздражительный и упрямый. Записка Иннокентия написана с потрясающей для своего времени правдивостью. Иннокентий сам пишет: «...не буди мне лгати на преподобного, понеже и сведетелие суть неложнии». По-видимому, непосредственные и непретенциозные рассказы послухов и свидетелей во все времена отличались чертами правдивости, в которых не следует усматривать особой литературной позиции этих свидетелей и послухов, особого стиля или литературного направления. Это не реалистичность литературы, а реальность самой жизни, как бы перенесенная в литературу, это стихийный натурализм документа, точной записи происходящего. Д.С. Лихачёв

ник. Тогда и тот вошел с братиею, чтобы прощение получить. И хотя очень молил Дионисий, чтобы старец благословил его своею рукою, тот и слышать не хотел. И Дионисий сильно огорчился из-за того. Тогда, огорчившись, сказал старец: «Что ты от меня, господин мой старец, от грешного человека, требуешь благословения и помощи? Я сам в сей час много нуждаюсь в молитве и в помощи!» И когда Дионисий вышел, старец, снова вспомнив о нем, сказал: «О чем этот старец думает? Я сижу, сам себе не могу помочь, а он от меня благословящей руки требует». Собралась же у старца вся братия, и больные, и слепые, и после старцева прощения никто не хотел уходить. Старец же повелел каждому уйти в келью свою. Было же тогда братии девяносто пять человек. А я не отходил от старца даже на малое время, старец же все время молчал, только непрестанно молитву Иисусову творил. Когда же приспело время литургии, пришел священник благословение взять, по обычаю, потому что священники, как заведено было, каждый день приходили в келью, чтобы благословиться у старца. После этого священник пошел на богослужение. Старец же начал облачаться в одежды свои, потому что хотел пойти в святую церковь на литургию, я же помогал ему во всем с братьями. Когда же окончилась святая литургия, приняв святые дары, он вышел из церкви, а братия его провожала, шел он с посохом и, понемногу отдыхая, не разрешая братии подходить к себе и помогать, и мы с большим опасением приближались к нему. И когда пришел он в келию, то отпустил братию, а сам лег в изнеможении. Я же остался у старца на случай, если что-нибудь понадобится. И ничего он о еде не сказал, только велел мне дать ему сыты, чуть слаще простой воды, так как пить захотел. С тех пор, как разболелся, ничего не вкусил. Спустя немного времени прислал князь Михаил Андреевич дьякона своего узнать, почему не велел ему старец приходить к себе, как я уже сказал раньше, и что случилось со старцем. Когда же я сказал старцу, что от князя посланец пришел, он ничего мне не ответил, только велел его отпустить: «Нет у него до меня никакого дела». В это время привезли грамоты из удела тверского и деньги золотые; я ему сказал об этом, он же не разрешил пустить к себе прибывших. Я же, взяв грамоты и деньги, принес в келью к старцу и сказал ему: «Я прочту тебе грамоты». Но старец не велел читать,

приказав отдать их принесшим. А когда я сказал: «Разреши мне взять, ведь нам это нужно», — старец рассердился на меня и запретил мне, говоря так: «Ты возьмешь — все равно что я взял». Был же у старца обычай всегда имя Пречистой призывать и надеяться на нее, и сказал он: «Еще, брат, у Пречистой есть чем братию кормить и поить. Они прислали не ради моей пользы, но от меня, грешного, хотят получить молитву и прощение, а я, вы видите, сам больше других сейчас нуждаюсь в молитве и прощении». Я же ничего не ответил, только просил его простить меня за все и отпустил из монастыря пришедших со всем принесенным. И расспросил я их, для чего они приходили, и оказалось все именно так, как мне старец сказал. Был же у старца такой обычай: если кто-нибудь из братии заболевал, тогда старец приходил к этому брату и напоминал ему о последнем покаянии и о причащении святых даров. О себе же он ничего не говорил, и мы дивились — не забыл ли об этом старец. По прошествии некоторого времени пришел церковный служитель, говоря: «Время вечерни приблизилось». И когда мы заговорили, то старец потянулся к одеждам своим. Когда же я спросил его: «Куда хочешь пойти, по какой нужде?» — он ответил: «Пойду к вечерне». Стали мы облачать старца в одежды его, а он взял посох свой, мы же помогали ему с обеих сторон, и не разрешал старец держать его за руки, а только за одежды поддерживали его. Когда же пришел он в церковь, то встал на своем месте, я же приготовил ему сидение. Старец же, опершись руками о посох и голову преклонив, остался стоять. И когда братия начала петь стихиры, то старец, как и всегда, начал петь с братиею. Обычай же был у старца ни единого стиха не пропускать молча, но всегда петь вместе с братиею. Если же случалось ему не услышать стиха или какого-нибудь слова в стихе, то велел кононарху снова возвращаться по нескольку раз и повторять стихи, чтобы тот как следует запомнил. По окончании вечерни начал священник служить панихиду, потому что, по заветам святых отцов, по обычаю церковному, в пятницу на вечерне всегда поминовение усопших бывает. Братия хотела старца вести в келью, он же не захотел, сказав: «Я должен более других слушать, потому что мне это нужнее всего, впредь уже не смогу слушать». Братия же начала петь


№ 21, 2014, 19 — 25 мая

«Блаженны непорочные». Старец же усердно подпевал братии, и братия подумала, что ему стало легче. По окончании службы вышел старец из церкви. А когда шел он в келью, то священники и остальная братия шла за старцем, провожая его. Когда же пришел он в келью, тогда отпустил всех, дав благословение и прощение, и сам у всех прощения попросил. Я же и другой брат, по имени Варсонофий, не отлучались от него ни на мгновение. И старец лег в изнеможении и усталости, мы же сидели молча, и вот вскоре пришел пономарь, чтобы получить благословение на повечерие. Старец братиям велел идти на службу, сам же не смог пойти и велел мне у него в келье читать повечерие. По окончании службы в храме снова пришел Арсений. Я же сказал ему: «Я схожу в свою келью, а ты возьми светильник, зажги да посиди у старца, пока не приду». А у старца был обычай никогда после повечерия не зажигать свечу или светильник, но в ночной темноте молиться, и часто он так сидя и засыпал, держа в руках вервицу и творя Иисусову молитву. И когда зажгли светильник, старец в изнеможении лежал, я же, приняв от него благословение, пошел в келью свою, чтобы немного отдохнуть. И едва уснул я из-за беспрерывных дум о старце, как вскоре снова проснулся, встал и пошел в келью старца. Старец лежал и творил молитву. Я же, сотворив молитву, возвестил ему, что наступило время утрени. Но старец не смог пойти в церковь, и я прочитал полунощницу и остальную службу, он же, поднявшись, сел и молился. Когда наступил день, то, по исстари заведенному старцем обычаю во всякий день петь молебны, — был ли то праздничный или будничный день (и иногда по два, а часто и по три мо-

лебна пели), — братия стала молиться в церкви, мне же старец повелел у него в келье прочитать канон Иисусов, а также канон похвальный Пречистой. Когда я все закончил, то, немного помолчав, с тихостью встал я и начал про себя читать часы. Старец же поднялся и сел. Тогда я спросил: «Почему ты поднялся? Хочешь из кельи выйти?» Он же мне ответил: «Потому сижу, — ты часы читаешь, а мне лежать?» И подивился я великой твердости блаженного. Спустя немного времени велел старец готовиться к литургии. Я сказал об этом церковному служителю. Старец начал облачаться в одежды свои, мы же помогали ему. Когда старец пришел в церковь, то стал на своем обычном месте, а когда окончилось богослужение, старец, как и обычно, приняв святые дары, вышел из церкви. Когда вернулись в келью, я приготовил для него немного еды на случай, если захочет поесть. С тех пор как разболелся он, ничего не вкушал, только пил воду, слегка подслащенную медом, так что это едва походило на сыту, забродившего же меду или квасу даже не пробовал. Когда же стал я, по причине немощи старца, уговаривать его вкусить, старец сказал мне: «Не только не на пользу, но пагубно, будучи пьяным, умереть». В то время по благословению старца Мартирий-диакон во время трапезы подносил братии мед и пиво. Когда пришел он, чтобы благословиться у старца и спросить, какое повелит он взять питие на трапезу братии, то старец велел ему всегда лучший мед приносить на трапезу, сказав так: «Пусть братья пьют, а то после меня миряне его выпьют». Я же сказал ему: «Сегодня и сам вкуси, потому что суббота сегодня, к тому же и Пятидесятница». И старец мне ответил: «Я и сам знаю, что суббота и Пятидесятница, но в прави-

лах написано: «Даже если и великая нужда будет, все равно три дня следует поститься больному ради причащения святых тайн». А меня, сам видишь, недуг охватил. Если Господь и святая Богоматерь сподобят меня, то завтра хочу причаститься святых тайн». И удивились мы его великому послушанию: сначала думали мы, как я уже раньше сказал, что просто забыл об этом старец, а он, оказывается, как только разболелся, с того самого времени постился, а нам об этом ничего не говорил. Потом отпустил он братию в трапезную обедать, сам же немного отдохнул из-за немощи своей. Братии же повелел, чтобы не тревожили его ни из-за каких дел, пока не сподобится он божественного причащения святых даров. Был же у старца такой долголетний обычай: когда хотел он причаститься святых тайн, тогда всю неделю пребывал в молчании, и не только с мирянами, но и с братьею не говорил даже о необходимых делах, и с живущим с ним в келье ни о чем не говорил. Пост же для него всегда обычен был. И разошлись мы по кельям своим. Вскоре после этого посылает старец ученика своего позвать к себе священника по имени Исайя. А прежде он обычно не звал того к себе. Когда священник вошел в келью к старцу и стал, начал старец со смирением говорить ему о духовных делах. Удивился этому священник, а еще более, как потом сам рассказал мне, был он объят страхом и трепетом из-за того, что говорил ему старец. Однако повелел священник старцу покаянную молитву прочесть и все остальное, что полагается. И вот благословение получает и прощения сподобляется тот, кто давно уже Богом прощен. В это же время прислал князь Михаил Андреевич духовника своего, попа Ивана, старца навестить, — князь и сам хотел очень приехать к старцу, но не смел без разрешения, — и узнать, не разрешит ли старец побывать ему самому у него и не благословит ли старец его и сына его, князя Ивана? Старец же не разрешил попу Ивану к себе войти и говорить с ним не захотел. Тот же сильно братию упрашивал, но ни одного не нашел, кто бы согласился провести его к старцу. Потом и ко мне пришел с княжьим поручением — увидеть старца и повеленное князем передать. Я же, зная твердость старца и непреклонность его нрава, не осмеливался и говорить об этом. Поп же Иван долго упрашивал меня. Тогда я один пошел к старцу и сказал ему: «Князь Михаил прислал попа Ивана, чтобы тебя повидать и чтобы ты благословил и простил князя Михаила и сына его, князя Ивана». Старец же молчал. Я же, не осмелившись больше беспокоить старца, немного подождал и хотел уйти, земно поклонившись ему. Преподобный же старец не отпустил меня огорченным, но сказал мне: «Дивлюсь я князю, с чем посылает ко мне — “сына моего благослови, князя Ивана”, — а князь Василий разве не сын ему? Сам в своей семье раздор заводит. Бог весть, где обретет мир и благословение!» Потом сказал мне: «Никакого дела у князя до меня нет, даже если бы и сам прибыл».

Я же, и не желая того, все это рассказал попу Ивану. Он же, не поверив моим словам, вот что задумал: решил дождаться вечерни, чтобы сподобиться беседы со старцем и его благословения. Когда настало время вечерни, пошли мы со старцем в церковь, а поп заранее незаметно вошел в церковь через южные двери, чтобы добиться своего. Старец же, поняв, что поп в церкви, поспешно вошел в святой алтарь. И лишь после того как поп ушел из церкви, а потом и из монастыря, вышел старец из церкви и пошел в келью свою. После этого отпустил он братию, не сделав никакого наставления, так как приготовился пойти на всенощное бдение вместе со всей братией, сказав: «Впредь больше я уже не смогу этого совершить». Мы же тогда подумали: из-за немощи своей так говорит, — и лишь потом уразумели, что уход свой из жизни так, намеком, предсказал нам, чтобы не огорчать нас. Потом повелел мне прочесть у него в келье канон Святой Троице и сам усердно молился. Вскоре же после захода солнца сам поднял братию на всенощное бдение, потому что с большим усердием относился к этому. Братия же дивилась его великому усердию, которое не ослабело до окончания всенощной службы. Когда забрезжил рассвет и пошла ночь на убыль, тогда повелел он клирошанину Иосифу читать положенную службу. Когда прочитал он молитвы, к святому причащению относящиеся, старец стал поспешать, со многим старанием шествуя в святую церковь, а священнику повелел совершать святую литургию, сам же пребывал в святом жертвеннике до причащения телу и крови Христа, Бога нашего. Когда же завершилось богослужение, старец пришел в свою келью в сопровождении братьи. Я же приготовил немного пищи — вдруг захочет поесть что-нибудь: с тех пор, как разболелся, ничего не ел. Братья стали уговаривать его поесть. Старец же не захотел нас огорчать: против желания своего немного кое-что поел, больше же братию заставил есть то, что было для него приготовлено. И от многих трудов отдохнул немного. Продолжение следует


№ 21, 2014, 19 — 25 мая

Удивительно интересна история Рождества Богородицы Свято-Пафнутьева Боровского монастыря. Это — один из древнейших на Руси монастырей (он был основан в1444 году) и один из самых прославленных. Его основал удивительный подвижник веры православной преподобный Пафнутий. Житие этого святого вызывает глубокое преклонение перед его личностью и величием его духовного подвига. И чем глубже и подробнее узнаешь об удивительном старце, тем все ближе и роднее он становится для души. Начинаешь все время ощущать его присутствие, и так естественно становится обращаться к нему с молитвой, тем более тогда, когда нужна помощь. Известно, что верующие люди называют его скоропослушником наших молитв. Теплое чувство благодарности поднимается в душе, когда вдруг после молитвы преподобному Пафнутию, получаешь помощь в ситуации, казалось бы, неразрешимой.

Поэтому всегда хотелось узнать о в подробностях все, что связано с именем прпедобного Пафнутия. И вот однажды, перечитывая старинную книгу о Пафнутьевском монастыре, написанную еще в девятнадцатом веке архимандритом Леонидом (Кавелиным), настоятелем Троицкой Сергиевой Лавры, я вдруг поняла, что еще в 1894 году в ризнице монастыря была цела риза преподобного Пафнутия, а с ней пояс и епитрахиль. Риза хранилась более 530 лет! (Это если считать, что риза была сделана в последние годы его жизни — преподобный Пафнутий преставился в 1477 году). До революции 1917 года оставалось всего двадцать три года. Совершенно очевидно, что риза к этому времени уцелела. Но ведь это же чудо — как могла сохраниться столько веков риза из хрупкого шелка?! Отец Леонид дал ее подробное описание: «… риза из белого итальянского шелка ручной работы с оплечьем из синей шелковой тафты, расшитым жемчугом и серебряными пластинками-дробницами (круглыми) и плащиками (прямоугольными)». Из этого описания следует, что речь шла об искусно украшенной фелони, в которую облачается священник для совершения Божественной литургии. А из жития преподобного Пафнутия хорошо известно, что «он оставлял себе самое худшее», ходил в рубище. Какой разительный контраст: для литургии он надевал эту великолепную ризу, а в обычной жизни отказывался от самого необходимого. Нужно было обязательно узнать, что произошло с этой реликвией в двадцатом веке. Какая судьба постигла ризу прп. Пафнутия? После долгих поисков удалось выяснить, что в 192627 годах (к тому времени Пафнутьевский монастырь был полностью разорен безбожниками) ризу преподобного забрали в Государственный Исторический музей в Москве. Правда, это сообщение еще не означало, что до сих пор риза там и находится. Игумен Свято-Пафнутьева Боровского монастыря отец Серафим послал в Исторический музей запрос: не у них ли находится риза? Из Исторического музея сообщили, что риза находится у них, в их филиале, — в отделе старинных тканей и вышивок. Музей пошел навстечу нашим прось-

бам, и ризу разрешили сфотографировать. Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается: пришлось преодолеть много трудностей. чтоы все уладить. Но то, что происходило в день, назначенный для съемок, стало прямым, совершенно неоспоримым доказательством того, что преподобный Пафнутий в этот день нам покровительствовал. Сфотографировать ризу согласился отец Сергий, замечательный фотохудожник. Рано утором мы должны были выехать в Москву. Однако сломалась машина, которая должна была нас вести. Поехали на старенькой, ненадежной машине отец Сергия. Каким-то чудом мы миновали все знаменитые автопробки на московских улицах и вовремя оказались в музее. Строгие хранительницы встретили нас и сказали, чтобы мы подождали: сейчас они вынесут ризу. Нужно ли говорить, как волнительны были эти минуты ожидания. Даже не верилось в реальность происходящего. Неужели вот сейчас так просто, буднично и обыкновенно нам удастся взглянуть на реликвию? И все же этот миг настал: из хранилища нам вынесли большой бумажный пакет, а из него достали ризу. Правда, она была в несколько раз сложена, и развернуть ее сотрудники музея не разрешали: «Что вы, что вы — это же пятнадцатый век!» Под недоуменными взглядами музейщиков мы перекрестились и приложились к краешку ризы. Сложена риза была так, что на виду было синее вышитое оплечье и узкая полоса белой основной ткани. Однако делать нечего, отец Сергий стал готовиться к съемке. В это время на лестнице раздались тяжелые шаги, постукивание палочки и в комнату вошла пожилая женщина. Оказалось, что это — бывшая заведующая отделом, которая давно на пенсии. Но она услышала, что сегодня будут проходить фотосъемки ризы и приехала, чтобы еще раз посмотреть на ризу, которую вынимали крайне редко. Для сотрудников музея это был очень ценный экспонат: самый древний из имеющихся у них костюмов, про который было точно известно, что он принадлежал определенной исторической личности. А чудеса этого дня продолжались: бывшая за-

ведующая сказала сотрудникам, чтобы они в виде исключения развернули для нас ризу! Ризу, надев белые перчатки, разложили на большом специальном столе. Затаив дыхание, мы стали ее рассматривать. Риза была сшита из белой шелковой ткани — драгоценной итальянской камки ручного ткачества. На то, чтобы соткать кусок ткани нужной длины, тот древний мастер должен был работать несколько месяцев. Потом эту ткань долго везли из солнечной Италии в загадочную Русь. Ткань обошлась так дорого, что риза из нее — поистине царский подарок. Но чей? Эту тайну мы уже никогда не узнаем. Время придало белой когда-то ткани цвет слоновой кости. Преподобный Пафнутий был небольшого роста. Однако риза была на удивление большая. В длину — почти два с половиной метра, а по низу — метров пять. Низ одеяния был подчеркнут золотошвейной тесьмой. По покрою риза — равновеликая, одинаковая по длине со всех сторон. Она скроена колоколом, «полусолнцем», т. е. в виде половины круга. Но ведь в таком одеянии было, наверное, очень трудно ходить? Ризы современного покроя делают спереди значительно короче, чтобы можно было свободно передвигать при ходьбе ноги. Оказалось, что спереди длину этой древней ризы регулировали пуговицами под нижним краем оплечья. К ним риза пристегивалась петельками. Оплечье из синего шелка было великолепно! Вышивка была такой плотной и выпуклой, что казалась не вышивкой, а ювелирным изделием. Серебряные пластинки матово блестели, и таинственно мерцал старинный жемчуг — настоящий, драгоценный, добытый в море. Ризу перед съемкой разрешили осветить. Она лежала на столе и казалась сшитой из гладкой ткани, но вот отец Сергий включил софит… и, о, чудо! На ткани стал виден чудесный рельефный рисунок «под кружево». Как будто ткань расцвела и из еле видных бутонов раскрылись роскош-

ные цветы. Чудеса, как видите, продолжались. Потом сотрудники музея согласились даже перевернуть ризу. Там под оплечьем оказался вышитый жемчугом и дробницами крест, который, как считают эксперты, еще древнее ризы — это двенадцатый век. Съемка закончилась, погас свет, свернули чудо — ризу. На душе было радостно и легко — благодать! Но впереди нас ждал неблизкий обратный путь и, как оказалось, новые испытания. Правда, мы вновь чудом выехали из столицы, миновав чудовищные пробки. Проехали больше половины пути, стало темнеть, дорога поздней промозглой осенью была очень скользкой. И тут, при торможении у машины лопнул тормозной тросик. Это означало, что мы нигде не сможем остановиться, даже если это будет необходимо. Вздохнув, перекрестились и продолжили наш, ставший смертельно опасным путь. Но… на всем оставшемся до дома отрезке пути все огни светофоров для нас были зелеными, а перекрестки свободными. Так мы и въехали, ни разу не остановившись, во двор к отцу Сергию и уткнулись радиатором прямо в сугроб. Вылезли, отдышались и, стоя под звездами, благодарили преподобного Пафнутия за избавление от смертельной опасности. У себя дома я поторопилась открыть церковно- славянский словарь, чтобы еще раз прочитать о ризе. Надо ли говорить, что словарь сам развернулся на нужной странице. Я еще раз прочла, что риза, она же фелонь — верхнее одеяние священника. А потом прочла слова, которые теперь восприняла как еще одно поучение преподобного Пафнутия: «Хотящему и ризу твою взяти, отдай ему и рубаху»(Мф. 5:40). Я с грустью и со стыдом подумала, что как бы все мы, современные люди, ни казались себе добрыми и отзывчивыми, до такого бескорыстия и подлинной любви к ближнему нам еще очень далеко. Алла Тагиева


№ 21, 2014, 19 — 25 мая

Я долго не хотел писать об этом, потому что понимал реакцию: ирония, ерничество, политические вскрики… Зачем? А потом подумал: почему я же так не уважаю читателей? И читателей вообще и тех, для кого привычкой стало по утрам открывать портал «Православие и мир»? Почему ж я так уверен, что они не захотят понять меня? Ведь это же главное: желание. Так о чем я? Мы не заметили, как, впервые после фашистских лагерей, заживо сгорели люди в Одессе. Мы не обратили внимание на то, как в Донецкой области убили православного священника Павла Жученко. Нет, конечно, новости сообщили. Некоторые люди поплакали. Созвонились со знакомыми. Я горжусь теми своими согражданами, кто пошел к посольству Украины, возложил цветы и зажег свечи: без демонстраций, лозунгов, криков… Все так. Но эти события не изменили нас. И многие из нас и в социальных сетях, и в масс-медиа продолжают сеять зло, мотивируя это тем, что они бьются за правое дело. За какое бы дело они ни бились – они называют его правым. Я говорю не про тех, кто, рискуя жизнью, рассказывает нам о страшных событиях в Украине. Это настоящие профессионалы – к ним нет вопросов, один восторг. Я о тех, кто считает себя аналитиками. Сразу после страшного пожара бывший бизнесмен и политик написал в своем блоге, что, мол, сгорели одни русские, одесситов там не было. Мало того, что это – вранье. Так еще и явно читалось: мол, если русские сгорели – так и Бог с ними… Знаменитый театральный режиссер, руководитель одного московского и одного одесского театра, вернулся в столицу и рассказал о своей поездке в Одессу в блоге. Рассказал спокойно, с присущим ему лиризмом. «Главный вопрос сейчас, — считает режиссер, – узнать, кто стрелял…» А мне кажется, что главный вопрос сейчас — понять, как жить дальше после того, что случилось? Великий философ Григорий Померанц писал, что дьявол начинается с пены на губах ангела, который бьется за правое дело. Но кто ж сегодня слушает философов? Мы по-прежнему жаждем высказаться по поводу важных политических событий, как бы проанализировать то, в чем мы ничего не пониманием, и тем самым как бы приблизиться к сильным мира сего. Путин встретился с президентом Швейцарии. И сотни, если не тысячи людей пишут свои предположения о том, о чем они говорили. И тысячи читателей и зрителей обсуждают предположения тех, кто ничего не видел и не знает. Каждый день в социальных сетях появляются сотни, если не тысячи, злых, гневных, едва ли не безумных комментариев. И все гуще пена на губах ангела… Когда я говорю так, мне возражают: — Но ведь мы не можем быть в стороне от этих событий? А не быть в стороне — это значит, комментировать то, чего не понимаешь? Не быть в стороне – значит, высказываться и потирать руки, радуясь собственной «политической прозорливости»?

Патриарх Кирилл принял участие в церемонии открытия памятника святому благоверному князю Димитрию Донскому

Мне кажется, что не быть в стороне – это значит, еще больше любить свою жену, своих детей, дело свое. Не быть в стороне – это значит, не сеять зло в ответ на зло, а не давать погибнуть любви и доброте, которые есть в каждом сердце. Это не общие красивые слова. Это руководство к действию. Пообщаться с ребенком, который давно ушел в компьютер. Приехать в гости к родителям. Обнять жену и не орать на нее за пережаренную яичницу, а улыбнуться. И перестать комментировать то, чего мы не понимаем, в социальных сетях. Перестать создавать мир агрессии и злобы. В этом подлинный ответ злу.

Никакими своими, самыми гневными комментариями, мы ничего не изменим. Только увеличим количество зла в мире – вот и все. А изменим мы, если сами утишимся. Помните, как писал поэт: «Тишины хочу, тишины. Нервы, что ли, обожжены?» Вот я — об этом. Когда происходит настоящая, подлинная трагедия, наше первое, абсолютно понятное желание: выплескивать свой гнев на других. А если не про других думать, а про себя? Это ты живешь в том мире, где люди сгорают заживо и убивают священника. Это происходит не в твоей стране, но в твоем мире ХХI века. Нельзя не переживать по поводу того, что происходит в Украине. Мой отец родился в украинском городе Щорсе, окончил Киевский пединститут и воевать начал 22 июня 1941 года именно на Украине. Как не переживать? Но сейчас наступило время молитвы. Зло не побеждается злом, оно побеждается только добром – так устроен мир. Да, глядя на то, что происходит в Украине – нельзя не переживать и нельзя не гневаться. Но еще больше нельзя давать злобе распространиться в своем сердце. Близкие и даны нам для того, чтобы было на ком тренировать свое добро. В эти дни никак нельзя забывать об этом. Дьявол силен истерикой и злобой. Он так надеется, что люди подхватят эту истеричную злобу и понесут ее по миру. Бог всемогущ. Дьявол бессилен – он работает только через нас, через людей. Сегодня такое время, когда, чтобы ты ни писал и как бы ни высказывался, не грех подумать: дьяволу ты помогаешь или Богу. Пока, увы, пена на губах дьявола густеет все больше… Андрей Максимов www.pravmir.ru

8 мая 2014 года Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, председатель Правительства Российской Федерации Д.А. Медведев, полномочный представитель Президента Российской Федерации в Центральном федеральном округе А.Д. Беглов и мэр Москвы С.С. Собянин приняли участие в церемонии открытия монумента святому благоверному князю Димитрию Донскому в Москве, на пересечении Николо-Ямской и Яузской улиц. После объявления диктора о том, что в год 700-летия преподобного Сергия Радонежского в Москве освящается памятник его духовному сыну, благоверному великому князю Димитрию Донскому, с монумента было снято покрывало и Святейший Патриарх совершил чин освящения памятника. Его Святейшеству сослужили секретарь Патриарха Московского и всея Руси по г. Москве протоиерей Владимир Диваков и благочинный Покровского округа г. Москвы, настоятель храма свт. Мартина Исповедника в Алексеевской Новой Слободе протоиерей Александр Абрамов. Пел хор храма Сорока Севастийских мучеников в Спасской Слободе, регент — инокиня Иоанна (Прочко). К участникам церемонии обратились Д.А. Медведев и С.С. Собянин. Затем собравшихся приветствовал Святейший Патриарх Кирилл: «Дорогие участники замечательной церемонии освящения памятника благоверному князю Димитрию Донскому здесь, в Москве, на берегах Яузы! По преданию, именно в этом районе и собиралось ополчение, которое двинулось навстречу грозному врагу, чтобы на Куликовом поле принести нашему народу такую чаемую победу. Князь Димитрий Донской был еще молодым человеком. И, может быть, ему не хватало жизненного опыта, не хватало решимости. Несомненно, он нуждался в сильной поддержке. И эту поддержку оказал ему тот человек, которого мы сегодня называем самым известным русским святым — преподобный Сергий Радонежский, который был его духовным водителем, был тем, кто вдохновлял и помогал ему обрести уверенность в победе, несмотря на столь грозный вызов, который в то время орда бросила Московскому княжеству и всей Руси. Мы знаем, что Дмитрий Донской одержал эту удивительную победу. Это была не окончательная победа, но стало ясно всем — и врагам, и самой Руси — что народ наш, несмотря на тягчайшие внешние обстоятельства, в определенный момент может сконцентрировать свою волю, свои силы, свои чувства, обрести уверенность в непременной победе, реализовать эту уверенность и обрести победу. Действительно, то, что совершено было на Куликовом поле, относится к одному из самых важных эпизодов нашей отечественной истории. Я хотел бы вспомнить добрым словом автора этого монумента Вячеслава Михайловича Клыкова, человека, который многое сделал для развития русской культуры, особенно изобразительного искусства, скульптуры. Ему не удалось дожить до нашего времени, но все те, кто продолжал его дело, внесли очень большой вклад в то, чтобы сегодня, в канун праздника Победы, этот памятник был освящен. Я хотел бы также выразить благодарность Правительству Российской Федерации в Вашем лице, Дмитрий Анатольевич, Правительству города Москвы в Вашем лице, Сергей Семенович, и всем тем, кто с пониманием отнесся к необходимости иметь в городе Москве памятник в честь выдающегося сына России. Позвольте всех поздравить с этим замечательным событием». http://www.patriarchia.ru


№ 21, 2014, 19 — 25 мая В Египте найден один из древнейших образов Спасителя Согласно сообщению СМИ, научные сотрудники университета Барселоны, в ходе раскопок в древнейшем христианском городе Оксиринх, располагающемся в 160 километрах к югу от египетской столицы, обнаружили потайную усыпальницу VI-VII вв., ставшую последним пристанищем для церковного писца и нескольких священнослужителей. Внутри погребальной камеры археологи обнаружили образ человека с вьющимися волосами, облаченного в белые одежды, воздевшего свои руки в характерном жесте благословения. По мнению экспертов, данное изображение, повторяющее христианскую иконографию первых веков, является древнейшей коптской иконой Христа. Помимо иконы и окружающих ее надписей, над дешифровкой которых сегодня работают специалисты, участниками экспедиции были найдены изображения древних ближневосточных растений, а также письменные принадлежности семнадцатилетнего писца: запечатанная металлическая чернильница, одно использованное перо и два неиспользованных, положенных во гроб как символ будущей жизни слуги Господа. По мнению историков, данная находка станет поворотной точкой в современной науке, могущей пролить свет на многие элементы коптско-римской христианской культуры. В частности, участник экспедиции профессор Джозеп Педро заявил в своем интервью газете «La Vanguardia»: «Результаты раскопок просто феноменальны… Мы надеемся, что их анализ откроет нам историю жизни первых христиан– возможно, даже первого-второго веков». www.pravoslavie.ru В Иерусалиме обнаружена крепость библейского царя Давида Израильский археолог Эли Шукрон заявил, что в ходе раскопок в Иерусалиме ему удалось найти легендарную цитадель, захваченную древнееврейским царем Давидом при завоевании Иерусалима около трех тысяч лет назад, сообщает «Ассошиэйтед пресс». "Это цитадель царя Давида, это цитадель Сиона, то, что царь Давид отобрал у иевусеев (доеврейское население Иудеи, основавшее Иерусалим - «ИФ»)", - сказал он. На раскопках удалось обнаружить оборонительные сооружения, сложенные из камней весом в пять тонн, а также остатки рва и тоннеля по подаче воды в цитадель. Археолог установил, что оборонительные стены были возведены около 3,8 тыс. лет назад - за 800 лет до захвата укреплений царем Давидом. «Я знаю каждую мелкую деталь Города Давида. Я не видел никакого другого места, как это, - с подобными гигантскими фортификационными сооружениями», — добавил Э.Шукрон. Он ведет раскопки Города Давида  — старейшего населенного района Иерусалима на месте древнего города иевусеев — с 1995 года. Заявления об открытии, сделанном Э.Шукроном, вызвали критику у ряда специалистов. Между тем большинство археологов в Израиле не отрицают существования царя Давида, но спорят о принадлежности различных археологических объектов, найденных в ИерусаАдрес Свято-Пафнутьева Боровского монастыря: 249010 Калужская область, г. Боровск, телефон (48438) 4—37—39. Главный редактор иеромонах Иосиф (Королев) E—mail: pafnuty_abbey@mail.ru Электронную версию газеты можно прочитать по адресу: http://pafnuty—abbey.ru

лиме, к эпохе легендарного правителя. Давид царствовал около 1005-965 гг. до н.э. Примерно семь лет он был царем Иудеи, а затем 33 года - объединенного царства Израиля и Иудеи со столицей в Иерусалиме. Его образ традиционно считается примером идеального правителя. Согласно ветхозаветным пророчествам, из рода царя Давида по мужской линии должен был выйти Мессия. www.interfax-religion.ru Православная молодежь поздравила ветеранов с Днем Победы 9 мая молодые люди из объединения православных молодежных движений «Георгиевцы!», Православного СвятоТихоновского гуманитарного университета и Российского Православного Университета поздравили ветеранов с Днем Победы. Поздравление состоялось во исполнение слов Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла, который 2 мая после окончания Божественной Литургии в храме Воскресения Словущего Покровского ставропигиального женского монастыря обратился к молодым людям: «Знаю, что сегодня в храме присутствует группа молодежи. В первый день Пасхи я встречался с нашим молодежным активом города Москвы. Для меня это была большая пасхальная радость — увидеть молодые лица. Знаю, что молодые люди, которые находятся здесь, будут в связи с Днем Победы с ветеранами, людьми старыми, нуждающимися в помощи, которые не просто ждут поздравления с Днем Победы, но которые ждут от здоровых и молодых проявления солидарности, доброты, человеческого участия... Благословляю вас, мои дорогие соработники, осуществить это доброе дело и принести пасхальную радость тем, кто сражался за Родину». Православные ребята, к которым присоединились многие их друзья, родственники, знакомые, по всей России искренне благодарили ветеранов, дарили им небольшие подарки. Затем они направились к стенам храма великомученика Георгия Победоносца на Поклонной горе и исполнили концерт с военными песнями и танцами, которые они готовили на протяжении нескольких месяцев. На концерт собралось около двухсот зрителей, которые с удовольствием подпевали и танцевали с ребятами. Затем молодые люди направились в центр города, исполняя песни и поздравляя прохожих с праздником. Сложно было подбирать правильные слова для того, чтоб выразить благодарность ветеранам, многие ребята очень волновались. Но главное: им удалось показать, что память о Победе жива для молодого поколения и всегда будет в сердце каждого, кто любит свою Родину. www.pravoslavie.ru Состоится премьера спектакля о св. Патриархе Ермогене Премьерный показ исторической трагедии «Царский путь» пройдет 24 и 25 мая в московском Театре на Таганке в рамках празднования в 2014 году 100-летия со дня открытия мощей священномученика Ермогена, Патриарха Московского. Отпечатано с оригинал-макета в Боровской городской типографии. г. Боровск, пл. Ленина д. 20. Заказ №

Распространяется бесплатно

Расписание богослужений в храме покрова пресвятой богородицы на высоком

9 /21.V Среда 17.00 Всенощное бдение. 10 /22.V Четверг 08.00 Божественная литургия. 11 /23.V Пятница 17.00 9-й час. Вечерня. Утреня, 1-й час. 12 /24.V Суббота 08.00 Божественная литургия. 17.00 Воскресное всенощное бдение. 13 /25.V Воскресенье 09.00 Божественная литургия. Дорогие братья и сестры! 18 мая в 12.30 для слушателей воскресной школы для взрослых в Миссионерском центре состоится очередное занятие. Приглашаются братия, трудники, паломники, прихожане монастыря. Тема занятия:

«... Чаю воскресения мертвых и жизни будущаго века» занятие проводит игумен Силуан (Жучков) «Царский путь» — вторая часть театральной дилогии, задуманной режиссером Михаилом Щепенко как масштабное историческое полотно о Смутном времени и начатой спектаклем «Царь Федор Иоаннович», говорится в сообщении авторов постановки. Как считает заслуженный артист России актер Борис Галкин, ничего подобного сегодня в столичных театрах нет - «по глубине, по степени погружения в историю, в правду, в любовь к человеку». «В любви к вере, в любви к Отечеству пульсирует нерв сегодняшней тревоги в этом спектакле. Мы постепенно забываем о том, что наша история полна драматических, героических событий, очень тревожных для судьбы нашего народа. И когда эта тревога пропадает, когда мы перестаем чувствовать, в чем наше единство, в чем наша миссия на этой земле, то страна рассыпается, рассыпается народ, который не понимает, во имя чего он живет», — отметил он. По мнению известного литературного критика и писателя Льва Анненского, спектакль подводит к вопросу о том, где искать спасения «на этих краях качающейся истории». «Путь спасения ведает Патриарх Ермоген: спасение, говорит он, в православной вере, которая должна выстоять под напором супостатов и еретиков», — напомнил он. www.sedmitza.ru

Пожалуйста, не используйте это издание в бытовых целях. Если этот номер Вам стал не нужен, просто подарите его другим людям или принесите в храм.

7 /19.V Понедельник Прав. Иова Многострадального.

05.30 Братский молебен. Утренние молитвы. Полунощница. 3,6 часы. Божественная литургия. 12.00 Молебен с акафистом прп. Пафнутию Боровскому. 17.00 9-й час, Вечерня. Утреня, 1 час. 8 /20.V Вторник Воспоминание на небе Креста Господня в Иерусалиме

05.30 Братский молебен. Утренние молитвы. Полунощница. 3,6 часы. Божественная литургия. 14.00 Молебен с акафистом прп. Пафнутию Боровскому. 17.00 Всенощное бдение. 9 /21.V Среда Отдание праздника Преполовения Пятидесятницы . Апостола и евангелиста Иоанна Богослова.

08.30 Божественная литургия. 17.00 Всенощное бдение с литией. 10 /22.V Четверг Свт. Николая, архиеп. Мир Ликийских.

06.30 Ранняя Божественная литургия. 09.30 Поздняя Божественная литургия. 17.00 9-й час, вечерня, утреня (полиелей), 1-й час. 11 /23.V Пятница Ап. Симона Зилота.

05.30 Братский молебен. Утренние молитвы. Полунощница. 3,6 часы. Божественная литургия. 17.00 Всенощное бдение. 12 /24.V Суббота Равноап. Мефодия и Кирилла, учителей Словенских.

08.30 3,6 часы. Божественная литургия. 17.00 Воскресное всенощное бдение. 13 /25.V Воскресенье Сщмч. Ермогена, патр. Московского.

06.30 Ранняя Божественная литургия. 09.30 Поздняя Божественная литургия. Крестный ход. 14.00 Молебен с акафистом прп. Пафнутию Боровскому. 17.00 9-й час, вечерня, утреня, 1-й час. 14 /26.V Понедельник Мц. Гликерии девы и иже с нею.

Из Москвы к нам добраться можно так: с Киевского вокзала электричкой до станции Балабаново, затем автобусом на Боровск до остановки «Роща» (около 20 минут), а дальше пешком (минут 10). Наши реквизиты: Рождества Богородицы Свято-Пафнутьев Боровский монастырь, в отделении №8608 Сбербанка России г. Калуга. ИНН 4003004603 КПП 400301001 Р/c 40703810522230150044 К/с 30101810100000000612 в ОСБ 8608 г. Калуги — БИК 042908612.

Газета "Вестник" №21  
Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you