Issuu on Google+

Стра[тег].ру | Версия для печати | Адрес документа в интернете: http://stra.teg.ru/library/foresight/methods%20/1

НУЖЕН ЛИ РОССИИ FORESIGHT (ФОРСАЙТ – «ВЗГЛЯД ВПЕРЕД») Дата: 02:35 07.01.2008

История возникновения Форсайта Классическое определение Технологического Форсайта было дано профессором Беном Мартином, который так обозначил процесс систематической оценки долгосрочных перспектив развития науки. Началом применения этого подхода, базирующегося на методе Delphi, считаются 50 – 60-х гг., когда он впервые

был применен американцами в области оборонных исследований и перспектив безопасности.

Вторыми после американцев его использовали в Японии, где в настоящее время осуществляется четвертый цикл программы. Далее география применения расширилась - в начале 80-х гг. его стали применять во Франции, Великобритании, Австрии, Швеции и т. д. В конце 80-х гг. был создан специальный департамент в Еврокомиссии, который отвечает за координацию использования форсайта странами-членами Евросоюза, и специальный институт Технологического Форсайта в Севилье как институт европейского экономического сообщества, который занимается вопросами методологического и методического обеспечения Форсайта. В начале эта программа применялась для научно-технической сферы, но со временем распространился на более общие задачи экономического развития. Сегодня Форсайт все чаще используется как системный инструмент формирования будущего, позволяющий учитывать возможные изменения во всех сферах общественной деятельности: науке и технологиях, экономике, социальных, общественных отношениях, культуре. В результате во многих странах определение «технологический» уже больше не употребляют. В конце марта этого года в Будапеште состоялся «Foresight summit», в котором приняли участие министры промышленности, экономики, науки и технологии 15 стран Центральной и Восточной Европы. Тогда же была выработана концепция Форсайт как cинтез пяти «Си»: commitment, communication, concentration on the long term, coordination, consensus. Залогом успешной реализации программы является слаженная работа «шестеренок» - бизнеса, научного сообщества, органов государственной власти и гражданского общества, которые пытаются прийти к консенсусу на основе разработанных специалистами сценариев развития общества.

Зарубежный опыт организации программ Форсайта В разных странах эта программа основывается на различных методологических и организационных принципах. Общим является вовлеченность различных общественных сил в обсуждение и сопоставление долгосрочных прогнозов, стратегий развития, выработки все более полного комплексного видения будущего и согласования путей его достижения. Главной целью австрийской программы является идентификация инновационного потенциала, который бы позволил Австрии занять лидирующие позиции в долгосрочной перспективе за счет усиления сотрудничества между бизнесом и наукой и расширения горизонтов индикативного планирования. Исходным пунктом был заказ правительства Австрии, реализованный специально созданным Координационным советом. Большая роль в исследованиях и координации принадлежала головному Институту оценки технологий Академии наук. Были проведены подготовительные прогнозные исследования, определены основные направления, сформированы группы экспертов. Далее были реализованы два проекта с использованием метода Delphi,

один в области науки и технологий, второй – применительно к обществу и культуре. Первый цикл программы закончился в 2000 году, сейчас ведется подготовка ко второму циклу.


Достоинством австрийской программы является то, что ее разработчики впервые попытались найти линии развития, являющиеся общими для технологической и общественной сфер. В отличие от австрийской, шведская программа была инициирована «снизу». Есть и другие отличия по принципам организации работы, а так же по целям и содержанию. В качестве участников программы выступили Королевская академия наук, Национальный совет по промышленному развитию; Конфедерации профсоюзов, Фонд стратегических исследований Швеции. В дальнейшем программа была поддержана правительством Швеции, частными компаниями, государственными агентствами, неправительственными организациями и т.д. В шведской программе отказались от использования метода Delphi, и пошли по пути создания «секций», соответствующих интересам участников. Были выделены следующие 8 «секций»: медицина и здравоохранение, биоресурсы, социальная инфраструктура, производственные системы, информация и телекоммуникации, производство материалов, индустрия услуг, образование и обучение. Для управления и реализации программы были созданы управляющий и консультативный комитеты, рабочие группы экспертов по секциям, а также инфраструктурные подразделения, которые были призваны обеспечивать взаимодействие секций и связь со средствами массовой информации. В 1998г. были проведены подготовительные исследования, в 1998-2001гг. - основные этапы программы (в 1999г. работали секции). В 2003г. начался новый цикл программы. Бюджет программы составил 4,5 млн. евро. В отличие от австрийской программы ее финансирование было обеспечено частным сектором, который вложил львиную долю необходимых ресурсов. Еще одной особенностью было применение ретроспективного анализа - так называемого Technology Hindsight[1]”. Следует также указать на массовую пропаганду программы. Был создан специальный вебсайт, подготовлено 61 тыс. экземпляров отчетов, издано более 100 тыс. брошюр, причем сделанных для разных срезов общества – муниципалитетов, малого бизнеса, крупного бизнеса, домохозяек, СМИ и т.д. Проведено 20 региональных конференций, общенациональные презентации и подготовлены специальные доклады для Правительства и Парламента. Эта полуполитическая акция вышла далеко за рамки обычной аналитической работы и сильно воздействовала на социальный климат в стране. По мнению Д. Пискунова «программа Форсайт в Швеции выполняет функцию, которую ранее брал на себя, отдел пропаганды ЦК КПСС, а именно занимается мобилизацией и достижением общенационального консенсуса». Итогом этой целенаправленной деятельности работы явилось то, что программа в своей части, относящейся к промышленно развитой Западной Швеции, была поддержана 18 крупными компаниями. Кроме того, в сентябре 2000 года компания «Эрикссон» начала корпоративный Foresight, был также сделан специальный Форсайт по энергетике и развернута шведская программа молодежного Foresight.

В Великобритании программа Форсайт прошла уже два цикла в 1994 – 1999 гг. и 1999 – 2002 гг., а в настоящее время начат третий. Первый цикл был направлен на оценку перспектив сферы науки и технологий. Было выделено 16 экспертных секций и использован метод Delphi. В результате были разработаны рекомендации, которые в дальнейшем были использованы Правительством. Второй цикл был сориентирован на решение ключевых проблем общества: стареющее население, профилактика преступности, «производство в 2020г.». Во втором цикле были выделены 7 секций: строительство, химическая промышленность, транспорт, энергетика и экология, производство продуктов питания, финансовые услуги, стареющее население. Третий цикл затрагивает приоритеты развития: образование и навыки, устойчивое развитие. Таким образом, в рамках второго и третьего циклов англичане отошли от технологического Форсайта. Были реализованы новые элементы - региональный Форсайт, Форсайт для малого и среднего бизнеса и «молодежный Форсайт». Последний представляет собой национальный проект, который ориентирован на привлечение молодежи к научно-техническому творчеству. Как отметил Д. Пискунов: «учитывая, что


горизонт проекта 15 – 20 лет, понятно, что сценарии, которые делаются в его рамках, окажут воздействие на следующие поколение, которому сейчас до 20 лет». В рамках «молодежного Форсайта» разрабатываются специальные программы по дизайну и новым технологиям, специальные учебные пособия для учителей и специальные программы по Би-Би-Си, мультимедийные материалы и веб-сайты. Организационно каждый цикл английской программы начинается с решения министра науки, который должен получить обязательное одобрение премьер-министра Великобритании. Финансирование государственное – 1,5 млн. фунтов стерлингов на цикл. Стремительное развития Форсайта в Европе вызвано тем, что по мнению Натальи Ивановой он «не только вобрал в себя лучшие элементы определения критических технологий и методов прогнозирования, но лег на традиционную для Европы модель сотрудничества и кооперации между бизнесом, государством и учеными.» В это же время в США развивался корпоративный форсайт и велись похожие работы в рамках отдельных секторов – энергетика, хай-тек и т.д. Эти подходы используются также и для выявления критических технологий, которыми занимается Министерство обороны и Министерство торговли. Своеобразным американским аналогом европейского форсайта счел Александр Дынкин так называемый «Глобал Трендс» - политологический, экономический, военно-стратегический анализ, который готовит Национальный консультативный Совет по разведке обычно с горизонтом в 15 лет. «Форсайт в СШ�� включает в себя не только анализ технологий и тех тенденций, которые происходят у них, но и анализ возможных политических решений в других странах, которые могут повлиять на развитие этой страны, а значит на ситуацию в мире и каким-то образом на ситуацию в США» - обратил внимание всех участников Вячеслав Никонов.

Оценка состояния Участники круглого стола были единодушны во мнении, что у России имеется достаточно большой опыт в направлении программ подобных Технологическому Форсайту. Их даже не охладило замечание Натальи Ивановой о том, «что в России культуры консенсуса не было и нет, кроме того, она объективно слишком большая страна, где требуется достичь консенсуса очень многих игроков». Неоднократно вспоминалась развернутая в 1972 году под эгидой Госплана, Госстроя и АН СССР Комплексная программа научно-технического прогресса и его социально - экономических последствий», просуществовавшая до 1990 г. Программа состояла из шести блоков (сводных разделов): "Задачи научнотехнического прогресса в долгосрочной перспективе" "Основные направления научно-технического прогресса", "Развитие науки», "Подготовка кадров и развитие системы образования", "Экономические и организационные условия ускорения научно-технического прогресса" и "Социально-экономические последствия научно-технического прогресса". Из последних разработок была отмечена деятельность десятилетняя программа развития России, подготовленная Центром стратегических разработок и программа «Технологическое прогнозирование», которую ведет академик Виктор Ивантер. Упоминались и региональные программы Центра стратегических разработок "Северо-запад", ряда других организаций. В то же время отмечалось, что сегодня в России отсутствуют систематические усилия по описанию горизонтов развития технологий, оценке последствий их влияния на экономику и общество, базирующихся на этих прогнозах и оценках возможных сценариев развития. Характеризуя сложившуюся ситуацию, Михаил Ковальчук сказал, что «с одной стороны в России очень развита наука и имеется ее огромный потенциал, но этот потенциал не коммерциализирован, он как бы висит в воздухе. Наша страна практически не влияет на развитие глобальной экономики. Россию никто и нигде не ждет, и мы никому не нужны. Поэтому, главнейшая наша задача сегодня одна, встроиться в существующие технологические цепочки. Попытаться взять


их в свои руки и создать свои транснациональные компании. Тогда наша национальная гордость будет полностью удовлетворена, как личная, так и общегосударственная». Россия должна сейчас восстановить те производства, которые востребованы миром. Минпромнауки начало новые инновационные проекты особой государственной важности, один из которых, например, связан с развитием промышленности синтетических кристаллов. С советского времени и до сих пор мы являемся одним из крупнейших производителей синтетических кристаллов в мире. И оказалось, что по прошествии 10 лет, эти продукты в своей массе конкурентоспособны и практически основной вал сегодня идет на экспорт. В то же время и здесь есть проблемы, о которых сказал М. Ковальчук. «Очевидно, что кристалл на порядок более технологичная продукция, чем металлический слиток или алюминиевая чушка. Но это тоже продукт низкого передела. В нем практически нет добавленной стоимости, фактически есть только электроэнергия и сырье, вот и вся цена, как в низкокачественной стали. Теперь, если вы приходите на рынок, снизу вас жмут китайцы. Точно так же, как на металлургическом рынке Китай и Бразилия выталкивают всех с рынков низкого передела. В России и зарплаты выше и электроэнергия становится дороже. За эти 10 лет китайцы продали в 3 раза больше металла чем Россия. И с кристаллами та же ситуация – хотя у них они низкого качества, но зато в значительных объемах и практически вся номенклатура. С рынка высокого передела Россию выталкивают развитые страны, потому, что там горячекатанный лист берут американцы, а холоднокатаный нет, но зато платят по 5 000 долларов зарплаты своим рабочим. Российские предприятия находятся в тяжелом положении. Но рынок кристаллов интересен тем, что он растет быстрей, чем развиваются существующие сегодня мощности. Потребность растет быстрей и единственная вещь, что мы можем сегодня сделать это, либо придумать или найти у себя какой-то принципиально новый инновационный продукт, либо производить то, что сегодня устойчиво идет на мировом рынке и перейти на другую степень передела, увеличивая добавленную стоимость. Но это можно сделать только встраиваясь в транснациональные технологические цепочки, становясь их существенным элементом». Россия неизбежно должна сделать ставку на переход к экономике основанной на знаниях, на переход от сырьевого к высокотехнологичному пути развития, который основывается на предвидении появления новых технологий и новых рынков. По словам Сергея Мазуренко «весь мир находится в преддверии новой промышленной революции, которая связана с развитием микроэлектромеханики и, в определенной степени, нанотехнологий. Если посмотреть на условия, в которых Россия может стартовать в новой промышленной революции, а по своей значимости она сравнима с революцией вызванной изобретением транзистора, мы находимся в неплохой стартовой ситуации. В России имеется неплохой задел в области наноматериалов, в области наноиндустрии, и, что приятно отметить, даже сейчас в области технологических инструментов для нанотехнологий, мы продаем приборы в Америку и Японию. В этой ситуации успех, во многом, будет зависеть от того, как грамотно мы распорядимся нашими ресурсами». Поскольку у нас нет разработанного механизма формирования научно-технологических приоритетов, увязанных с социально-экономическими и общественными приоритетами, то Форсайт для нас превосходный инструмент, позволяющий выявить приоритеты, являющиеся «сквозными» для всей системы принятия решений и реализации государственной политики, включая систему бюджетного финансирования и косвенного стимулирования и т.д. Еще один очень важный побочный результат Форсайта – это комплексная оценка технологий, проектов, программ, институтов. Корпоративный, национальный и межстрановой Форсайт могли бы помочь нашему бизнесу найти свое место в мировых экономических процессах. "Зная наш потенциал, можно определить переговорные позиции с участниками уже существующих мировых технологических цепочек, чтобы в них встроиться» - подчеркнул Валерий Макаров.


[1] Technology Hinsight - попытка взглянуть назад и посмотреть, что не получилось и почему. Наверх

© 2001-2002, Стра-тег. При перепечатке ссылка на сайт "Стра-тег" обязательна.


Foresight_01