Page 1


misc.

иллюстрированный журнал о новой музыке № 9–10 (9–10), сентябрь-октябрь 2010

Авторы: Ник Сатурнов, Дмитрий Веснин, Андрей Свириденко. Оформление: Игорь Сергеев.

reviews 02 Deerhunter · Halcyon Digest 04 Brandon Flowers · Flamingo 05 El Guincho · Pop Negro

E-mail: info@miscmag.ru

06 Prince Rama · Shadow Temple В наборе использован шрифт PT Sans компании «ПараТайп».

08 Hurts · Happiness 09 Autre Ne Veut · Autre Ne Veut 11 Kings of Leon · Come Around Sundown

Belle and Sebastian · Write about Love

12 U. S. Christmas · Run Thick in the Night

Wooden Wand · Death Seat

13 Avey Tare · Down There 14 Killing Joke · Absolute Dissent 16 Blank Dogs · Land and Fixed 18 Of Montreal · False Priest 20 Half-handed Cloud · As Stowaways

in Cabinets of Surf, We Live-out in Our Members a Kind of Rebirth

21 Утро · Утро

How to Dress Well · Love Remains

22 Benoît Pioulard · Lasted

Darkstar · North

23 Rose Elinor Dougall · Without Why 24 No Age · Everything In Between 26 Junip · Fields 27 Twin Shadow · Forget 28 The Legendary Pink Dots · Seconds Late

for the Brighton Line

30 The Fresh & Onlys · Play It Strange

Kylesa · Spiral Shadow

www.miscmag.ru

31 The Walkmen · Lisbon

Royal Baths · Litanies

new acts 34 witch house 42 Salem · King Night 44 Mater Suspiria Vision, Balam Acab, Creep,

Tearist, oOoOO, †‡†, Nike7UP, White Ring

questions/mixtapes 48 Beat Connection 50 YAWN


что случилось

02

14

27

34

48

Deerhunter Killing Joke Twin Shadow Witch House Beat Connection

//


2  misc.  9–10 / 2010


Deerhunter Halcyon Digest

Drew Vanderberg

4AD | 28.09.2010

В перерывах между гастрольными турами харизматичный вокалист Брэдфорд Кокс (Bradford Cox) и группа Deerhunter собирались вместе, чтобы записать свой четвертый студийный альбом Halcyon Digest. Из истории успешных альбомов Cryptograms и Microcastle становится понятно, что группа не представляет себя играющей в каком-то определенном стиле — в их композициях есть элементы поп-музыки, арт-рока, нойз-рока, шугейза и пост-панка. Halcyon Digest отсылает слушателей к ярким и порой придуманным воспоминаниям Брэдфорда — его лирический герой то и дело обращается к слушателю «Come on, little boy, I  am your friend,..» и «Hey, little boy,..». В надежде исправить ход истории, он снабжает полу-вымышленного мальчика советами, которые непременно пригодятся ему в большой жизни. Альбом является своеобразным доказательством того, что человеку свойственно переписывать воспоминания и накопленный опыт — некоторые вещи вылетают из головы совсем не случайно. Так и появляется «дайджест светлых дней», игнорирующий мрачные и неуютные моменты, о которых не хочется говорить посторонним людям. Еще одно чув-

ство, которое буквально пропитывает эту пластинку — это желание сделать Halcyon Digest простой, мелодичной и удивительно точной в своем послании работой, ведь мальчик, к которому обращается главный герой, должен обязательно услышать и полюбить эту пластинку. Так и получается, «дайджест светлых дней» вызывает примерно те же эмоции, которые вызывали и должны вызывать любимые школьные пластинки. Это очень личная история, рассказанная в публичном месте, это Revival, как воспоминание о школьных танцевальных вечерах, и Helicopter как поп-песня, застрявшая в голове на несколько лет. Несмотря на то, что Halcyon Digest звучит намного мягче предыдущих записей группы, альбом не становится от этого ни лощеным, ни приторным — это честная и открытая работа, которая так и просится быть отправленной в прошлое, молодому себе.  Д. В.

misc.  9–10 / 2010  3


Brandon Flowers Flamingo Island | 03.09.10.

В творчестве почти каждой группы когда-нибудь да наступает такой момент, когда музыканты дозревают до выпуска своих собственных сольных альбомов, в которых они могут более полно раскрыться, не идя на компромисс, всегда присутствующий при коллективном творчестве. Обычно проигрывая записям групп, в которых выпустившие их музыканты собственно и состоялись, сольные альбомы обладают, однако, такими исключительными качествами, как присутсвие очень личных интонаций, лиричность и душевность. Вдогонку за Kele Okereke, выпустившему летом собственный альбом, лидер другой крупнейшей группы 2000-х — Брэндон Флауэрс представил на свет свое творение. И так же, как и у вокалиста Bloc Party, у него оказались более приоритетными именно поп-, а не рок-составляющие. Душа и сердце The Killers, Флауэрс на поверку оказался намного мягче и сентиментальнее, чем это можно было предположить. Обладатель редкого по красоте голоса, способного, кажется, проникать сразу в душу, на Flamingo он позволил себе не стесняться в излиянии чувств, отчего порой его сольная запись кажется излишне сентиментальной и паточной. Если бы не исключительный мелодический талант Флауэрса, это можно было вменить ему в вину, но для такой капризной вещи, как мелодия, сентиментальность — самая плодородная почва, и на Flamingo с ее обнаженной чувственностью, они расцветают невероятно красивыми узорами. Сотканный из различных поп-мотивов, отсылающих то к переливающейся блестками музыке abba , чьи пьянящие мелодии имеют свойство как будто сразу проникать в кровь, вызывая ощущения, подбные чувству влюбленности, то к элегичной манере Элтона Джона, с его вальяжными и манерными интонациями, Flamingo является одной из самых живых и ярких поп-записей уходящего года.  А. С. 4  misc.  9–10 / 2010


El Guincho Pop Negro Young Turks | 14.09.2010

Вот он, хрестоматийный отпрыск глобализма, человек без паспорта, прописки и хоть какой-то нотки, идентифицирующей его происхождение и национальность. Ладно, ладно, одна такая зацепка есть — песни, спетые на звучном и темпераментном испанском языке с характерным канарским диалектом достаточно явно намекают на место рождения исполнителя. Раскручивая клубок дальше, непременно натыкаешься на массу бесполезных фактов. Например такой: Пабло Диаз-Рейкса (Pablo DíazReixa), публично известный как El Guincho, три года назад записал альбом Alegranza, cтавший одним из ярких предзнаменований, несуществующего в ту пору, на бумаге, чиллвейва. Дальнейшее развитие истории всем известно: накатила волна «понимающих»; появились новые герои; смекалистые журналисты соединили два подходящих слова в одно, ставшее названием стиля; имя El Guincho пропало из виду. Казалось бы, теперь, дав фору всему хипстерскому молодняку, испанец вновь залихватски блеснув багажом своих знаний тропикалии, африканских ритмов и даба, выпрыгнет на высшую ступень пьедестала почета, но спотыкается. На Pop Negro музыка, к которой в англоязычных странах обычно ставят приставку «world», обрастает напористыми ритмами абсолютно посредственного электропопа, закатывая вcю изюминку под бетон забористой безвкусицы. Глупо выглядит банальное, в общем-то, желание талантливого человека, закрепиться в столь бесполезной среде, как индидискотека, хоть он и вступает туда, как истинный конкистадор.  Н. С.

misc.  9–10 / 2010  5


Prince Rama Shadow Temple Paw Tracks | 14.09.2010

В индуистской космологии, Рама — легендарный древнеиндийский царь Айодхьи и одно из десяти явлений верховного божества Вишну. Переживший многолетнее изгнание, тяжелые испытания и целую вереницу житейских сложностей в бытность свою принцем, Раме удалось силой и правдой взойти на царский престол и ознаменовать пришествие эры совершенного мира, счастья, благосостояния и справедливости. Краткий экскурс в мифологию служит неплохой отправной точкой для другого повествования, а именно — истории коллектива Prince Ramа. Вряд ли трио, состоящее из Тараки и Нимайи, сестер Ларсон (Taraka Larson, Nimai Larson) и юноши по имени Майкл Коллинз (Michael Collins), может соревноваться в красочности биографической справки с персонажем древнеиндийского эпоса, но парой любопытных фактов похвастать готово. Будущие участники группы познакомились в кришнаитской общине, где росли, воспитывались и дружно проникались заветами дхармы — пути благочестия. Затем, оставив фанатичных братьев и сестер, молодые люди разбежались по арт-колледжам, но забывать друг друга, а заодно и общее прошлое не стали. В результате 6  misc.  9–10 / 2010

родилась группа Prince Rama, играющая музыку, уверовавшую в свою религиозную подоплеку. Shadow Temple — четвертый альбом коллектива, предлагает всю ту же разухабистую психоделию, ведомую непрерывными громоподобными перкуссиями, с песнопениями и мантрами, частично произнесенными на санскрите, которая ко всему прочему, пытается выявить внутри себя некий сакральный смысл. Результат оставляет желать лучшего. Конечно, опека старших товарищей из Animal Collective, обусловленная переходом Prince Rama в стан лейбла Paw Tracks, дает о себе знать — запись вычищена от излишней грязи первых работ, но обуздать суматоху, царящую в этом беспрерывном бою ударных, оказалось не под силу и им. Какое уж тут успокоение: дезориентирующий хаос и мрачное настроение альбома указывает скорее на то, что дорогу на путь истинный и просветление тройке из Бруклина еще искать и искать. Хочется верить, что процесс этот затянется не на четырнадцать лет, как изгнание их божественного тезки.  Н. С. Тарака Ларсон, Майкл Коллинз, Нимай Ларсон 


Michael Collins

misc.  9–10 / 2010  7


Hurts Happiness RCA | 06.09.2010

Давайте признаемся друг другу в том, что Hurts грандиозны. Они идеальны во всем: набриолиненные и гладко зачесанные назад волосы, строгие костюмы, белоснежные, застегнутые на все пуговицы мужские сорочки, запонки, подчеркивающие вкус и утонченный стиль безупречно одетых мужчин. Элегантные манекены с именами Тео Хатчкрафт (Theo Hutchcraft) и Адам Андерсон (Adam Anderson) разыграли на экранах монохромную мелодраму Wonderful Life — бюджетную, но вылизанную до совершенного блеска статичную мизансцену, моментально покорившую сердца миллионов. За всеми этими разговорами о безукоризненном стиле и внешности полностью теряется музыкальная начинка. Удивительно? Нисколько. Все, что сообщает альбом Happiness о дуэте Hurts — то, что им нравятся ранние Depeche Mode, Savage Garden, Tears for Fears, Pet Shop Boys, по мотивам которых манчестерские товарищи и сочиняют свой незамысловатый электропоп про несчастную любовь и прекрасную жизнь. Они тоже натягивают смехотворное и нелепое геройство на физиономии, в их глазах легко читается непробиваемая самоуверенность, но в отличие от вышеназванных инспираторов, слово «самоирония» в повседневном лексиконе молодых англичан отсутствует. Внешность обманчива, а напускной глянец лишь скрывает абсолютную пустоту — истинное содержание мертворожденного дуэта из Манчестера. Народная мудрость гласит: «Встречают по одежке, провожают по уму». Перед тем, как прощаться с Hurts, рискните все-таки спросить у них адрес портного — хорошие костюмы опять победили.  Н. С. Элегантные манекены Тео Хатчкрафт и Адам Андерсон 

8  misc.  9–10 / 2010


Autre Ne Veut Autre Ne Veut Olde English Spelling Bee | 03.09.2010

Не стоит с напористостью следователя донимать безвестных демиургов бесполезными вопросами из разряда: «Как вас зовут?» и «Сколько вам лет?». Утонуть в море ненужной информации гораздо проще, нежели зацепиться за говорящие факты. Мало что известно о парне, чье музыкальное воплощение зовется Autre Ne Veut: дружит с Даниэлем Лопатиным (Daniel Lopatin), живет в Бруклине. Вот, в общем-то, и все. Но даже этих скудных данных хватает, чтобы настроиться на верный ход мыслей. Autre Ne Veut — это еще один из касты юнцов, чей modus operandi (лат. «образ действия») — притворяться, что ход истории остановился лет тридцать тому назад. 80-е по-американски: страна все вытирает слезы по Вьетнаму, черный Джексон (Michael Jackson) оттачивает лунную походку, спилберговский «Инопланетянин» порабощает кинотеатры, артист Принс еще известен, как Принс, а модные теперь кварталы Нью-Йорка только поддаются уговорам джентрификации. Соответствующая и музыка — извилистая и вневременная, существующая вчера и перерождающаяся сегодня. Autre Ne Veut — самая что ни есть литеральная гипнагогия; в ней регулярно выпадают гласные, теряется ударение и части путаются местами, однако звуки по-прежнему функционируют и складываются в хорошо знакомые формы. Культивированные хипстерами и обретшие новоявленную славу, нео-соул и ритм-н-блюз в диапазоне от самых обыденных представителей (jj), до диких и необъяснимых (How to Dress Well; Hype Williams), находят свое отражение и здесь — в форме адаптированного, обласканного синтетикой и этой самой гипнагогией эксцентричного авант-попа со сладким фальцетом и широкой душой.  Н. С.

misc.  9–10 / 2010  9


Растерянность на лицах выдает, что Kings of Leon  и сами не поняли, зачем записывали Come Around Sundown 

10  misc.  9–10 / 2010


Kings of Leon

Belle and Sebastian

Come Around Sundown

Write about Love

RCA | 19.10.2010

Rough Trade | 11.10.2010

Угрюмые парни из штата Теннесси, уверенно прошли свой нелегкий путь из грязи в князи (в их случае, известный фразеологизм можно обыграть иначе, присвоив клану Фоллоуиллов [Followill] титул постарше). Истаскав радиослушателей крупнокалиберными хитами, победоносно собирая у своих ног визжащие стадионы, увенчанные лаврами и золотым консерватизмом премии «Грэмми», Kings of Leon приняли нелегкий факт — смастерить второй Only By the Night — не царских рук дело, да и не по силам это им. Изъявив желание вновь не обыгрывать принесший поголовную известность арена-рок, группа забыла, что нарядные пояса мейнстрима затянуты наверняка и вдохнуть свежего воздуха не удастся. Результат — зачатый не по любви Come Around Sundown, музыкальный подкидыш, не нужный никому, кроме законсервированных фанатов и радиостанций, прогоняющих Kings of Leon на автопилоте. Поиски дома (смысловая нить альбома) увенчались случайным возвратом к исконным корням — вновь пахнуло терпким ароматом виски, конского дерьма и неминуемого рукоприкладства в забитом до отказа баре — привычная романтика южных штатов, сохнущих по кантри и звездно-полосатому флагу. В остальном — ровность без намека на заразительность. При всей бестолковости того же Sex on Fire, ему удавалось не на шутку цеплять. Местным претендентам на звание лучших это и не снилось.  Н. С.

Вы бы, наверное, удивились, услышав лет десять назад, что музыку группы Belle and Sebastian можно описать такими словами, как «манерная» и «щегольская», но сейчас это именно то, что задает новую планку в творчестве всей группы. С того момента, как Изобель Кэмпбэлл (Isobel Campbell) покинула группу, чтобы играть в «Красавицу и Чудовище» с Марком Лэнеганом (Mark Lanegan), шотландский коллектив поменял свои взгляды на музыку. Изменения, начавшиеся с альбома Dear Catastrophe Waitress привели группу к новому, более насыщенному звуку — подвижные ударные, твердый и фанковый бас, резкие и выразительные гитары, и текстам. Впрочем, в текстах группы ничего принципиально не изменилось. Участие Норы Джонс (Norah Jones) в качестве приглашенной певицы в композиции Little Lou, Ugly Jack, Prophet John на несколько минут отвлекает Belle and Sebastian от звука, который они демонстрируют на этом альбоме, но все встает на свои места уже на следующей, заглавной песне Write About Love, для совместного исполнения которой была приглашена исполнительница главной роли фильма «Воспитание Чувств», Кэри Маллиган (Carey Mulligan). На протяжении всего альбома Belle and Sebastian держат очень высокую планку стиля, заданного их предыдущей работой The Life Pursuit и проектом God Help the Girl. Впервые за историю группы наши шотландские герои достигли верха остроумия, увлекательности, заставив Write About Love звучать даже немного сексуально. И если все это не звучит большим прорывом для группы, то, по крайней мере, это все еще отличная запись, удовольствие от прослушивания которой не заставит себя ждать.  Д. В.

misc.  9–10 / 2010  11


U. S. Christmas

Wooden Wand

Run Thick in the Night

Death Seat

Neurot | 21.09.2010

Young God | 25.10.2010

Поставившие себе задачу каждым альбомом напоминать слушателю о том, что мир состоит из боли и отчаяния, U. S. Christmas, кажется, не то чтобы упали духом, но, словно, подчинились неведомой силе, с которой раньше яростно сражались, но которой вынуждены теперь уступить. Это отнюдь не бесславное поражение — в больше похожем на стон, чем на пение, голосе Нэйта Холла (Nate Hall) звучит еще не смирение, но уже и не отчаяние принявшего свое поражение воина, обессилевшего от ран на поле боя. Усталость так и сквозит в большинстве треков нового альбома U. S. Christmas Run Thick in the Night, отравляя бессилием все вокруг. Он то медленно ковыляет, то вдруг взрывается вспышками яростного гнева, подобно раненому зверю, и в его обреченных интонациях по-прежнему слышится вызов злому року. Эта сравнительно молодая группа родом из Северной Каролины успела заметно выделиться в ряду более маститых музыкантов, играющих тяжелую музыку. В довольно тесной рок-коммуне, существующей, как замкнутая субкультура, их укорененный в блюзе психоделический стоунер-сладж рок оказался в силу целого ряда причин глотком свежего воздуха. Не играющие на героических понятиях, а просто изливающие в своих песнях душу, полную мучительной и невыносимой боли, они по праву заслужили то положение, которое им сейчас отводится. Не требующие к себе жалости и не молящие о пощаде, U. S. Christmas — это образец беззаветного служения истине, какой бы нелицеприятной она ни была.  А. С.

Сидение смерти — очень яркий образ, идея, преследующая слушателей на протяжении всего альбома американского автора песен Джеймса Джексона Тота (James Jackson Toth), скрывающегося под псевдонимом Wooden Wand или иногда просто wand. Его смертельное сидение  — взлеты и падения жизни в пути, усталость синих воротничков и битва с лейблами, составили новое писание, наставленное на путь светлый самим Майклом Джирой (Michael Gira). Мрачное придание, поведанное музыкантами из Glossary, Lambchop, Silver Jews и Mercury Rev, гласит об устаревшей фольклорной манере конца шестидесятых — начала семидесятых. Death Seat — это первый релиз музыканта на Young God, и, в целом, вполне понятно, почему такой человек, как Джира, заинтересовался Джеймсом Джексоном. Каждый, кто слышал хотя бы одну запись Angels of Light, заметит на альбоме похожую мрачную кантри-блюзовую манеру, даже голос Wooden Wand напоминает о тех записях. Центральная вещь «Сидения смерти» — композиция Ms. Mowse, буквально впитавшая в себя каждую важную деталь атмосферы этого альбома. Вряд ли здесь уместны отсылки к Бобу Дилану — в нашем случае речь идет о Марке Линкусе (Mark Linkous) и Вике Честнате (Vic Chesnutt).  Д. В.

12  misc.  9–10 / 2010


Avey Tare Down There Paw Tracks | 26.10.2010

Не все сладко, да гладко в жизни вожака стайки венценосных экспериментаторов Animal Collective, когда-то давно примерившего кличку Avey Tare. Близкие люди, для которых он, Дэвид Портнер (David Portner) — прежде всего родная кровушка, заботливый (или не очень) муж и только потом лидер популярной группы, отлично знают, что последние годы для него были полны сплошных разочарований, потерь и душевных ран. Смерть бабушки, расставание с женой (та, кстати, бывшая солистка прелестных múm), страшный диагноз, обнаруженный у сестры (редкая, но излечимая форма рака) — никого не оставят равнодушным невзгоды, обрушившиеся на семью. Но как пережить сложности, сохранив свой дух в добром здравии? Впасть в эмоциональную спячку, cмахнуть улыбку с лица, завязать оптимистичный настрой в тугой узелок, пережидая затмение в четырех стенах, и периодически выплескивать грусть под аккомпанемент одинокой акустики? Благо, Avey Tare не докатился до бардовской тоски, но решил заняться изгнанием демонов и вытащить себя из этой трясины житейских несуразиц, полагаясь на проверенную временем электронику. Непривычна только одна вещь — легкомыслие, к которому Avey Tare приучал на новейших работах «зверинца», на Down There, по ряду уважительных причин, уступает место задумчивому самокопанию. Явно, что Портнер желает разобраться что к чему — отсюда столько вопросов, адресованных себе и делающих альбом таким личным, оттуда же и хлюпающие ритмы, сжиженный бас и понурая атмосфера, словно предназначенная для того, чтобы отправиться в отчаянное странствие по болоту психологических потрясений имени Avey Tare. Оканчивается Down There обнадеживающе, намекая, что за всякой чередой неудач следует светлая полоса. Подождем.  Н. C. misc.  9–10 / 2010  13


Killing Joke Absolute Dissent

Atiba Jefferson

Spinefarm | 27.09.2010

14  misc.  9–10 / 2010

Самые нестареющие из ветеранов протопанка и индустриального рока, Killing Joke, выпустили новую пластинку, невероятную по силе воздействия, полную ярости, гнева и бешеного драйва, что, в общем то, для них обычное дело. Неизвестно, откуда Джез Коулман (Jaz Coleman) черпает свою неисcякаемую энергию, может из своих увлечений оккультизмом, в которых он открыто признавался, может из каких-нибудь веществ, расширяющих сознание, которыми раньше не брезговал, а может, просто из глубин своей души, но, в любом случае, в его голосе слышится нечеловеческая, поистине исполинская мощь. Когда звучит музыка Killing Joke, кажется, что она разрывает какие-то невидимые глазу путы — есть в ней нечто богатырское, если такое вообще возможно в наши дни, когда безволие и слабость стали привычным делом. Absolute Dissent — это квинтэссенция всех прежних достижений Killing Joke, здесь есть и индустриальный шум и грохот, и сливающийся в плотный монолитный поток гитарный лязг, и квази-металлический угар, и даже нововолновый романтизм, отсылающий к соответствующему периоду их творчества. Временами и здесь, как и на пред-

ыдущем альбоме группы Hosannas From the Basements of Hell, музыка несется, как обезумевший табун диких бизонов, и в ее гуле сложно что-либо разобрать, но Absolute Dissent все же производит впечатление вполне управляемой адской машины, которая беспрекословно подчиняется стоящему у руля — ритм стал ровнее, четче и хладнокровнее, музыкальные элементы, характерные для новой волны, всплывают время от времени в том или ином треке, привнося ясность и чистоту, голос Коулмана, по-прежнему безумствующий, иногда словно ложится в дрейф, экономя силы для следующего порыва ярости. В новой записи чувствуется какая-то уверенность в собственных силах и проистекающая из этого размеренность и совсем неожиданная для них грация. Особенно в этом плане впечетляет замыкающая альбом дабовая Ghost of Ladbroke Grove, чей мерный тяжелый ритм, еще бодрый, но уже несущий на себе печать усталости, сопровождаемый хриплым, надтреснутым вокалом, таящим в себе скрытую мощь, вызывает ассоциации с уцелевшим в бурю судном, раскачивающимся на недавно еще яростно бушевавших, а теперь почти спокойных морских волнах.  A. C.


misc.  9–10 / 2010  15


Blank Dogs Land and Fixed

Peter Hanes · flickr.com/photos/peterjhanes

Captured Tracks | 12.10.2010

16  misc.  9–10 / 2010

У одного из самых маниакальных приверженцев мрачной и болезненной атмосферы в музыке — Майка Снайпера (Mike Sniper), больше известного как Blank Dogs, похоже, солнце выглянуло из-за туч. Уже обретший в определенных музыкальных кругах почти культовый статус, своей музыкой он вызывает ассоциации с Йеном Кертисом, решившим вдруг, что его бывшие коллеги по Joy Division взяли с New Order не совсем верный курс, и вернувшимся с того света, чтобы продолжить свое незаконченное дело, только в стилистике ущербной и мрачной новой волны. Однако, на новом альбоме вдруг на смену, казалось бы, уже раз и навсегда устоявшемуся фирменному звучанию, за которое Blank Dogs так все и полюбили, пришла хрупкая и исполненная болезненной надломленности синтипоповая романтика. В ней уже нет той пугающей параноидальной зацикленности, создаваемой повторяющимися на манер заклинаний песнопениями Снайпера и характерными гитарными рефренами. На Land and Fixed навязчивые рефрены остались, но теперь это чистые и лучезарные звуки, в которых, тем не менее, глубоко укоренилась ранимость и болезненность. Остатки былого шизофренического саунда, правда, то и дело норовят вылезти и поглотить нежные ростки нового звучания, в котором временами от переизбытка веселости слышится почти детский аутизм. Вообще же, резкие перепады настроения для Land and Fixed очень характерны, а в самых радостных треках присутствие выпуклой басовой линии с атональными клавишными обеспечивает налет тревоги и беспокойства. Ставший более взвинченным из-за исчезнувшей разом преграды для эмоций, саунд Blank Dogs (подобно другим болезненным романтикам от пост-панка — Xiu-Xiu) вызывает на откровенность, показывая всю свою беззащитность и хрупкость перед лицом пугающей реальности.  A. C.


Памела Гаравано-Кулбо, Майк Снайпер, Крэйг Милески 

misc.  9–10 / 2010  17


Of Montreal False Priest Polivinyl Records | 14.09.2010

Гиперактивный Кевин Барнс (Kevin Barnes) и его незаменимая группа Of Montreal выпускают десятый по счету альбом False Priest. Выточенный годами стиль группы достиг кульминации — сочетания фанка, глэма и афробита, вдохновленного Принцем и Дэвидом Боуи. Как сказал сам Кевин про False Priest — «Там очень много танцевальных, очень драйвовых вещей… Мы пытались создать эти „Вот это да!“ моменты, когда тебе сносит крышу, особенно, когда ты слушаешь это в наушниках». В качестве обязательного украшения праздничному пирогу выступили великолепная певица Жанель Моне (Janelle Monáe) — на Our Riotous Defects и Enemy Gene и Соланж Ноулз (Solange Knowles, сестра Beyonce, чей сольный альбом продюсировал сам Кевин), — на Sex Karma. Объединившись с обладателем премии «Грэмми», продюсером Джоном Брайоном (Jon Brion), of Montreal отправились на студию Ocean Way Recording, известную альбомами Майкла Джексона, Рэя Чарльза и Фрэнка Синатры, чтобы записать альбом, более личный, чем Skeletal Lamping и Hissing Fauna, Are You the Destroyer? вместе взятые. Эксперимент можно считать удавшимся — Кевин смог сделать невероятно 18  misc.  9–10 / 2010

 Гардеробу сценических костюмов of Montreal позавидует сам Дэвид Боуи 


Patrick Heagney

духоподъемную, вдохновляющую запись, повествующую о таких нюансах личных переживаний, которые не принято рассказывать незнакомцам. Это очень тесный контакт со слушателем и крайне сексапильная запись, увенчанная карикатурами на Папу Римского. Хотя альбом и предполагает, что религия сама по себе, независимо от духовности, — лживый священник для человечества, сами песни в  большей мере посвящены роковым страстям. Если проводить параллель — все хорошее, что можно выжать из сумасшедших отношений с персоной, делающей все, чтобы казаться дикой, необычной и сексуальной — это божественная страсть, стремление обладать невозможным, желание победить в заведомо проигрышной партии. Кажется, Кевин Барнс переживает нешуточный кризис отношений, и ведет себя так, словно он может спрятать его за подвижной и драйвовой записью. Именно этот контраст и делает False Priest одной из самых интересных танцевальных пластинок наших времен.  Д. В.

misc.  9–10 / 2010  19


Half-handed Cloud As Stowaways in Cabinets of Surf, We Live-out in Our Members a Kind of Rebirth

Представьте себе милую и очаровательную инди-группу, начинающую играть в соседней библиотеке. Под наше описание подойдет очень много существующих групп — Someone Still Loves You Boris Yeltsin, The Decemberist, и, наверное, еще добрая сотня других названий. Главная проблема всех этих составов в том, что рано или поздно они вырастают и, либо не справляются с «большой музыкой», либо идут на поводу у крупных издательств и становятся суровыми поп-командами в духе Death Cab for Cutie. Группа Half-handed Cloud из Беркли уже в четвертый раз поворачивает время вспять — Stowaways… звучит так, будто написан молодой школьной группой. Этот защитный механизм позволяет заниматься самодеятельностью сколько душе угодно. На альбоме с совершенно не запоминаемым названием As Stowaways in Cabinets of Surf, We Live-out in Our Members a Kind of Rebirth в хаотичном порядке размещены двадцать пять песен. Каждая из них — потенциальный хит длиною в однудве минуты, оркестрованный, хоровой или акустический. Самопровозглашенная школьная группа не стесняется злоупотреблять хуками вроде «ту-ту-ту-ту-ду» и «е-е-е е-е е-е» и пытается как можно сильнее уплотнить музыкальное полотно бесцеремонным вклеиванием всевозможных банджо, флейт, церковных органов, мандолин и сломанных фортепиано. Новый альбом Half-handed Cloud — уникальная возможность подпевать песням с такими названиями, как Look, The Clouds Have Got You Again! и Command the Wind & Water Inside Me.  Д. В.

20  misc.  9–10 / 2010

Denny Renshaw

Asthmatic Kitty | 28.09.2010


Утро

How to Dress Well

Утро

Love Remains

Среда | 28.10.2010

Lefse | 19.10.2010

Все ладно с группой motorama: приятный звук, возделанный британскими романтиками начала-середины восьмидесятых, неглупая лирика, частичное избавление от былого штампа «ростовских Joy Division», в общем все хорошо, да не то. Добротным англоязычным ньювейвом, сколоченным с учетом всех общепринятых канонов, в наше время никого не удивишь — эдакий беспроигрышный глобализм, работающий безошибочно и повсеместно. Обратная сторона, кроющаяся за умением владеть инструментами и получать верные мелодии — это искусственность конечного результата и его же бездушие, сквозящее через все щели музыкальной усредненности и чужеродный язык. К счастью, все те же люди из motorama пошли на осознанное раздвоение творческих возможностей и создали побочную группу «Утро», представляющую из себя куда более любопытную историю, нежели ее старшая родственница. В звуках, высекаемых музыкантами, затаившимися под вывеской «Утро», наконец-то прощупывается искомый пульс. Смурной, тревожный и истеричный, этот заезжий и заезженный пост-панк твердо и уверенно врастает в земную твердь, благодаря русскоязычным текстам, пронизанным фольклорным мистицизмом здешних широт. Песни избавлены от повествования, но в их разряженной атмосфере то и дело возникают картины-образы, указывающие на бессознательное естество возвышенного и падшего, красивого и уродливого, души и тела, в конце концов. Все эти противоречия, да и вообще весь сюжет с названием «Утро» — это известная каждому и никому, необъяснимая и судьбоносная фабула, носящая имя «русский дух».  Н. С.

Американец Том Крелл (Tom Krell), разделивший свою жизнь между Бруклином и Кельном, проводит дни, занимаясь переводом тяжеловесных философских трактатов, но стоит темноте разбросать свои первые нотки, как миру является нашумевший проект How to Dress Well — музыкальное амплуа скромного юноши, усидчивого студента, погружающегося по ночам в мир собственного одиночества. Эскапизм этот, точнее, та гамма эмоций, интимность, которой от него веет, походит на легенду Джастина Вернона (Justin Vernon), обиженного всеми отшельника, пережившего суровую зиму в избушке и выпустившего под именем Bon Iver альбом For Emma, Forever Ago, полный слезливых баллад о любви и уединении. Но не одно лишь настроение роднит двух музыкантов — на Love Remains голос Крелла намекает на хрупкий фальцет все того же добровольного изгнанника, только здесь он утопает в собственных отголосках, создавая ощущение призрачных напевов, доносящихся из бесконечно далекого ниоткуда. Истинный же гений проявляется в том, сколь сноровисто How to Dress Well заплетает своего рода музыкальный оксюморон, в котором аморфные по своей природе шуршания, потрескивания и другие прелести лоуфайного звучания встречаются с четко структурированными мотивами ритм-энд-блюза и соула, чтобы заключить любовный союз. Сомнамбулические и трогательные мелодии, безусловно, пропитанные рефлективным духом хонтологии, подсказывают, что если бы стены умели хранить память и говорить, то дождливыми осенними ночами, когда помещения клубов остаются пустынны, в их залах растекались бы именно эти песни, тоскующие по вчерашним вечеринкам.  Н. С.

misc.  9–10 / 2010  21


Benoît Pioulard

Darkstar

Lasted

North

Kranky | 11.10.2010

Hyperdub | 18.10.2010

Томас Мелух (Thomas Meluch), издающийся под псевдонимом Benoît Pioulard, живет в самом центре полуночной музыки — его мелодичные песни утопают в эхо и отражениях, то и дело уходя в эмбиент. Lasted перемешивает инструментальные и вокальные композиции словно радио, на котором играют ранние Bibio, Caribou, Four Tet, Iron and Wine и какой-нибудь бархатный дрим-поп. Как это ни странно, Томас никогда толком не объяснял происхождения своего французского псевдонима (мол, оно явилось ему во сне). Но не только это остается туманным — под сомнение встают и сами причины существования такой записи. Несмотря на мелодии и сладкий голос, эти композиции не притягивают внимания, уже не говоря о том, чтобы оставить хоть какой-то след после прослушивания. К своему завершению, Lasted начинает напоминать ночное радио, состоящее из нелюбимых песен. Возможно, альбом ничем не хуже предыдущих записей музыканта, Томас верно держится своего стиля, но ни о каком прогрессе речи быть не может. Д. В.

Композиции, написанные британским электронным дуэтом Darkstar, всегда привлекали внимание публики, а Aidy’s Girl is a Computer была неоднократно названа одним из лучших электронных треков 2009-го года. На дебютной работе North группа демонстрирует нам целую связку мелодий, притягивающих слушателя своей электронной меланхолией. Немного странно видеть эту работу на лейбле Hyperdub, известном такими героями дабстеп- и вонкидвижения как Kode9, Burial, King Midas Sound и Ikonika. Дело в том, что запись одновременно сложно причислить как к тому, так и к другому стилю — North это то, что получается, когда хорошая синти-поп группа уходит в даб-музыку. Атмосфера держит слушателя загипнотизированным на протяжении всех сорока пяти минут, пронизанных особым настроением, компьютерной печалью, захватившей пластинку. Если бы Марвин, андроид-параноик из романа Дугласа Адамса «Автостопом по Галактике», записал синти-поп пластинку, то она ничем бы не отличалась от North — ее синтезированных, порезанных и местами еле слышных вокальных дорожек, кинематографических отступов в духе When It’s Gone и заглавной композиции North,

22  misc.  9–10 / 2010

ритм-секция которой отсылает слушателя к удивительно точному балансу резкого и хрупкого Machine Gun от Portishead. Вдобавок к этой картине, есть еще одна деталь, которая делает North потрясающей пластинкой — это отсутствие каких-либо амбиций и желания казаться модным или крутым. На первый взгляд, этой работе не хватает веры в себя, и, возможно, это является отголоском того, что альбом был записан на домашней студии, на достаточно скромный бюджет. Но, не смотря на это, на альбоме есть несколько действительно ярких вещей — это уже известная Aidy’s Girl is a Computer, идеальная поп-баллада Two Chords и Gold, ставшая первым синглом, вышедшим в поддержку North. В итоге, Darkstar выпустили пластинку, каждая минута которой буквально отсылает слушателя к классическому вопросу — «Будешь ли ты любить меня, когда я стану роботом?»  Д. В.


Rose Elinor Dougall Without Why Scarlett Records | 30.08.2010

Двадцатичетырехлетняя Роуз Элинор Дугалл (Rose Elinor Dougall), известная как «Rosay» из девичьей поп-группы The Pipettess, покинула ансамбль девочек с платьями в горошек незадолго до того, как вся музыкальная карьера коллектива зашла в тупик. Сложно сказать, было ли это расставание подогрето амбициями певицы или ее музыкальным вкусом, но сегодня, спустя два года, мы можем насладиться Without Why, первой сольной работой певицы. Рассчитанный на повзрослевшую аудиторию, этот альбом оставляет «Rosay», пританцовывавшую хитам вроде Your Kisses Are Wasted on Me, воспоминанием, подчеркивающим контрастную осмысленность сольной работы певицы. Эта миловидная девушка поет о личных переживаниях так, будто бы они сошли со страниц тайного дневника. В многочисленных интервью певица на вопрос о том, откуда взялись эти песни, отвечает, что они были написаны в течение последних двух лет, и предоставляет демо-записи, сделанные в ее спальне. Композиции, вошедшие на Without Why не остаются песнями, эксплуатирующими популярные хуки — каждая из них выстраивает свое повествование и нагнетает напряжение,

давая волю эмоциям в самых сильных местах. Неудивительно, что в основном это песни о распаде взаимоотношений. Тексты нашей героини то и дело акцентируют внимание на строчках вроде «I was once beautiful to you» и «I don’t think I am any of the things you said I am». Даже композиция Another Version of Pop Song, ближе всего держащаяся творчества The Pipettes, не содержит ни одной приторной строчки, только надежду, вложенную в прямую и ясную фразу «I Want You». Кажется, это единственное место на альбоме, где Роуз позволяет себе говорить такие вещи прямым текстом. Самая яркая и агрессивная композиция на альбоме — Carry On, исполненная в духе, присущем молодым британским группам. Девушка, словно спотыкаясь при разговоре, выпевает «So have another glass, another glass / Please don’t ask, please don’t ask what’s happening / What’s happening without you». Как и у любого альбома, написанного в спальне, у Without You есть другая, спокойная сторона. В тот момент, когда утихают шугейзерские гитары, Роуз вступает с оркестрованными, прекрасно сбалансированными вещами Find Me Out и Goodnight. Драйв и внутренние переживания, вложенные

в этот альбом, показывают певицу как яркую, вдумчивую и глубоко чувствующую личность — Without You держит в себе энергетику не одного десятка молодежных рок-групп, и становится несколько неловко вспоминать о том, как эта девушка повторяла заученные ритмичные движения, стоя на сцене в составе стилизованной поп-группы. Пускай эта девушка еще не доросла до того, чтобы дать ей титул «Моррисси в юбке», Роуз берет историю британской поп-музыки в свои хрупкие руки, и мы надеемся, что ей хватит смелости оставаться искренней перед своими слушателями до самой финишной черты.  Д. В.

misc.  9–10 / 2010  23


Дин Аллен Спунт и Рэнди Рэндалл 

24  misc.  9–10 / 2010


No Age Everything In Between

Вслед за Wavves в этом году теперь и No Age сменили тональность своей музыки с болезненной и рефлексирующей на жизнерадостную и оптимистическую. И снова, как и в первом случае, никто не ждал от музыкантов такого довольно неожиданного поворота. Резкие перепады настроения, полного то тревоги и ярости, то недолгого умиротворения и покоя, благодаря которым дебютный альбом группы вызвал такой резонанс в музыкальном мире, на Everything In Between сменились на гораздо более спокойное и сдержанное звучание. Это уже все больше и больше, особенно по настроению, типичный калифорнийский поп-панк, правда выдержанный в слегка нойзовой эстетике. Жесткий, совсем не ласкающий слух, поток абразивного нойза уступил место почти инди-поповой музыкальной составляющей. Однако, такие метаморфозы в значительной степени пошли только на пользу группе — на новом альбоме в полную силу расцвели мелодические задатки музыкантов, а экспрессивное начало их музыки обнаружило в себе немалую долю эксцентрики. Эйфория, которая чувствуется за всем новым материалом, имеет в данном случае довольно веские предпосылки — недаром выражение «калифорнийский панк» стало нарицательным, как будто сама природа не дает развиться негативным ощущениям и обладает огромным седативным эффектом. Вообще же, музыка No Age стала заметно взрослее, если Nouns с его подростковым максимализмом воспринимался в каком-то смысле как манифест молодого поколения, которому свойственны импульсивные реакции на окружающий мир, то Everything In Between — это уже довольно осмысленная запись, в лучших своих проявлениях близкая к традиции, заложенной Sonic Youth с их умудренностью жизнью и своеобразной андеграундовой пасторальностью.  А. С.

Todd Cole

Sub Pop | 28.09.2010

misc.  9–10 / 2010  25


Junip Fields Mute | 14.09.2010

После того как рекламная индустрия дала необходимый толчок музыкальной карьере шведского гитариста и автора песен Хосе Гонсалеса (José González), он выпустил два сольных альбома — Veneer и In Our Nature, и записал акустические версии таких композиций, как Heartbeats The Knife, Teardrop Massive Attack и Love Will Tear Us Apart Joy Division. Узнаваемые черты Гонсалеса — классическая гитара и мягкие вокальные мелодии, без которых невозможно представить образ бородатого фолк-музыканта. В этом году наш герой вернулся к группе Junip, с которой записывал в 2005-м году короткометражную работу Black Refuge. Группа состоит из трех человек и выпускает свой дебютный альбом Fields на лейбле Mute. Первые появившиеся композиции оставили о группе смешанное впечатление — участие Гонсалеса в рок-группе воспринималось поклонниками так же, как если бы Александр Овечкин заявил, что ушел в футбол. Но с выходом альбома все встало на свои места — музыка не получила влияния ни от мужчин в кожаных куртках, ни от бездельников, играющих по гаражам, ни от больших стадионных групп. Fields — это тончайшая попытка выйти за пределы фолк-музыки, и, оглядываясь 26  misc.  9–10 / 2010

на то, что уже получается хорошо, постараться передать драйв и вибрации, свойственные старым рок-записям. Альбом записан так, что невозможно определить точный период истории музыки, когда были написаны композиции, но можно вполне четко сказать, когда они были записаны в студии. Вглядываясь в альбом глубже, слушатель найдет несколько причин гипнотического воздействия Fields — это повторяющиеся рефрены-заклинания, стабильная ритм-секция и аккуратная работа с синтезаторами, так органично вписанными в композиции, что и не с первого раза обращаешь снимание на их присутствие. Из сильнейших сторон пластинки можно выделить Without You — фолк-композицию, разросшуюся до размеров рок-баллады, и Rope and Summit — песню, собравшую в себе все лучшие способы привлечь внимание слушателя. Если смотреть на Fields как на целое, то это тот самый уникальный случай, когда, меняя жанр и состав музыкантов, автор не отказывается от старых приемов и начинает играть ими на новой площадке. Чем больше вслушиваешься в этот альбом, тем четче понимаешь, что это не переход из хоккея в футбол — это очень удачный трансфер.  Д. В.


Twin Shadow Forget 4AD | 28.09.10

Красавчик с томным взглядом, аккуратными усиками, волосатой грудью и выбритыми висками, родившийся в Доминиканской Республике, пошатавшийся по миру, но уловив место откуда веет дуновение всей актуальной музыки, вслед за этим мимолетным просветлением там обосновавшийся. Джордж Льюис (George Lewis Jr.) живет в Бруклине, пристально следит за внешностью, дружит с правильными людьми, некоторые из которых помогают разбираться в вопросах звукозаписи, как, например Крис Тейлор (Christopher Taylor) из Grizzly Bear, познакомившийся на этот раз с функциями продюсирования. Иными словами, Льюис  — типичный хипстер, сумевший влиться в нужную тусовку, проникнуться заразительной ностальгией по тем самым временам, когда трава была зеленее, солнце светило ярче, а некоторая компания не успела еще бабахнуть в Мексиканском заливе; и будучи персоной творческой, решивший излить свои настроения в форме альбома. Донельзя обаятельного Forget, в котором каждая мелодия обласкана и согрета заботливыми руками и чистым разумом. Сложно представить, что в столь замусоленных и изрядно затасканных стилевых рамках,

как восьмидесятнический нью-вейв и синтипоп, до сих пор есть место подобным находкам. С одной стороны, Forget лишен наивности, превратившей отсутствие своих идей в обыкновение для всяких «фантазеров», к которым приклеился диагноз «revival»; с другой — используя известный минимум средств (рокгитара, драм-машина — вот оружие мужчины), Льюис создает игривые мелодии, заученные наизусть, но при этом не вызывающие сиюминутного позыва углубиться в энциклопедические познания и корить музыканта, что все это мы уже слышали от таких-то людей еще в прошлом веке. И слова. Вкрадчивый и мягкий голос, деликатно напевает миловидные песни прелестные украшения, настраивающие на романтический лад и приглашающие в неспешный и изящный танец всех, чье сердце еще не разучилось биться.  Н. С.

misc.  9–10 / 2010  27


28  misc.  9–10 / 2010


The Legendary Pink Dots Seconds Late for the Brighton Line

Astrid Snoepsnail

ROIR | 05.10.2010

Подсчитать точное количество альбомов у Legendary Pink Dots, думаю, будет задача не из простых. На первый взгляд, практически одинаковые, они скорее свидетельствуют о верности выбранному пути и ясности видения цели, которая не дает покоя и все время манит к себе. Крайне специфическую манеру пения Эдварда Ка-Спела (Edward Ka-Spel), которая поначалу вызывает ассоциации со стенаниями несчастного, у которого непрекращающаяся зубная боль, не спутать ни с каким другим голосом в современной рок-музыке. В нем содержится тот градус юродивости, который не позволяет относится к творчеству lpd чересчур серьезно, но, в то же время, совсем не вызывает ощущение балагана. Это скорее такая почти средневековая мистерия, в которой обязательно одну из главных ролей играет смерть. Голос Ка-Спела, то причитающий, то словно произносящий магические заклятья, словно находится на разных орбитах, но в постоянном поле видения с чем-то, что олицетворяет собою смерть, и, то приближаясь к ней, то отдаляясь, меняет собственную температуру, поэтому от музыки lpd иногда веет таким почти могильным холодом. При всей условности ис-

полнения, ее, тем не менее, никак не назовешь сказочной или ненастоящей, и во всей готической культуре, к которой, впрочем, отнести группу можно с большой натяжкой, они стоят особняком. Несмотря на укорененность в эзотерике, музыка lpd никогда не скатывалась в откровенное мракобесие, в ней в конце всегда был луч света, пусть и довольно тусклый. Новый альбом записывался после ухода из группы двух постоянных участников, однако на ее звучании это практически не отразилось; то, что именно Эдвард Ка-Спел является сердцем группы и генератором большинства идей, было всегда и так известно. В музыкальном плане Seconds Late for the Brighton Line продолжает линию предыдущего альбома группы Plutonium Blonde с ее цикличными электронными ритмами, целым роем живых стрекочущих звуков и разряженным воздухом горных вершин. Всегда вбиравшие в себя все музыкальные инновации, но никогда не плывшие в общем течении, lpd являются образцовым примером яркого индивидуального начала в музыке.  А. С.

misc.  9–10 / 2010  29


The Fresh & Onlys

Kylesa

Play It Strange

Spiral Shadow

In The Red | 12.10.2010

Season of Mist, Relapse | 25.10.2010

Играть гаражный рок, как это делали в 60-е, умеют многие, но передать дух и внутреннее наполнение того времени, словно источавшим свободу и веру в будущее, сейчас могут единицы. Для этого нужна какаято почти детская непосредственность или умение абстрагироваться от тлетворного влияния времени. Сан-Францисской группе Fresh & Onlys, кажется, подвластно и то, и другое. Выделявшиеся и раньше на общем фоне среди групп, играющих подобную музыку, на новом альбоме они показывают чудеса перевоплощения в аутентичный гаражный рок образца знаменитого сборника The Nuggets. На Play It Strange не чувствуется никакой стилизации, никакой игры в ревайвл, это искренняя и честная музыка. Тим Коэн (Tim Cohen) сотоварищи словно заразился вирусом оптимизма и жизнелюбия от своих бывших бэк-вокалисток, которые собрали в прошлом году собственную группу The Sandwitches, пустившись таким образом в свободное плавание и записавших восхитительный дебютный альбом. Музыканты Fresh & Onlys как будто решили вложить в этот альбом всю свою душу, причем самую светлую ее часть. Впрочем, для меланхолии и рефлексии по реалиям у Коэна есть сольное творчество, впрочем, не такое яркое, как то, что связано с группой. Пропитанные сладкой ностальгией, но не содержащие и капли грусти, скорее нетерпения от предвкушения наступления чего-то долгожданного, песни The Fresh & Onlys с их пронзительно чистыми гитарными соло, обволакивающим маревом синтезаторов, мерной, как часы, работой ритм-секции и экстатичным вокалом Коэна создают настроение непрекращающегося праздника, точнее его кануна, который, как известно, еще более сладок и прекрасен.  A. C.

Стремительно прогрессирующая и уже совсем не молодая группа из Джорджии сделала очередной шаг вперед после очень успешного прошлогоднего альбома. Выдумать что-то оригинальное в жанре, в котором играет Kylesa, крайне сложно, обычно подобные группы используют очень небольшой комплект наработанных штампов. Начиная со Static Tensions, альбома 2009 года, у музыкантов Kylesa словно открылось второе дыхание — их песни композиционно стали намного изощреннее, чем раньше, они постоянно меняют темп и уходят в неожиданные ответвления от основной линии. Аранжировочно, это уже не просто стоунер-метал-хардкор, а симбиоз всего этого с прогрессивным роком с его сложноорганизованной структурой. Хлесткие припевы, сопровождаемые рубленными риффами, здесь есть, как и прежде, только они стали еще звучнее за счет улучшения мелодической составляющей. Обложка альбома Spiral Shadow достаточно точно говорит о музыке Kylesa — это многочисленные кольца и петли, свивающиеся в бесконечную спираль, уходящую в никуда. Выныривающий неожиданно яростный вокал пробирает до дрожи, но, пожалуй, главным достоинством новой записи является совершенно невероятная ритм-секция — использующие две ударные установки, музыканты создают впечатляющие ритмические рисунки, чеканные, объемные и зловещие. В их упряжке и вся музыка несется напролом, как боевая колесница, сметая на ходу все преграды.  A. C.

30  misc.  9–10 / 2010


The Walkmen

Royal Baths

Lisbon

Litanies

Fat Possum | 14.09.2010

Woodsist | 05.10.2010

The Walkmen — группа, которая уже застолбила себе место в истории рок-музыки благодаря своему уникальному звучанию, в котором парадоксальным образом соседствуют бок о бок горечь, разочарование и эйфория. Поданная в крайне экзальтированной манере, она отличается одними из самых изощренных аранжировок в современном инди-роке, и все это при внешней простоте и скромности, если не сказать аскетичности. Прекрасные гитарные партии, будто ненароком оттеняющие пение вокалиста группы и никогда не спорящие за право первой скрипки, у The Walkmen всегда узнаваемы, а барабаны Мэтта Бэррика (Matt Barrick) экспрессивны и невероятно четки. Голос Хэмилтона Лайтхаузера (Hamilton Leithauser) отдаленно напоминает манеру пения Боба Дилана с его бубнящими интонациями, и, периодически срываясь с них в патетический экстаз, производит потрясающий эффект. Он словно рвется ввысь, подобно воздушному змею, увлекаемому восходящими потоками воздуха, но в его судорожных движениях чувствуется биение тугой прочной веревки, связывающей его с землей. На новом альбоме Lisbon, в отличие от предыдущего, пожалуй, самого горького и печального в дискографии группы, гораздо больше светлых эмоций, иногда восторженных, даже исполненных эйфоричной патетики, иногда просто элегичных, но даже в ее самые светлые моменты от музыки The Walkmen остается горьковатый привкус, словно они играют ее сознавая, как кратковременно и эфемерно счастье.  A. C.

Похоже, что Velvet Underground для молодой американской группы из Сан-Франциско Royal Baths — вечное наваждение и вечное вдохновение. Их дебютный альбом Litanies словно вышел всего из одной песни va , она как будто все время, которое длится альбом, крутится по кругу, меняется только интонация, и слушатель словно проходит вместе с течением музыки все стадии опьянения (песню в музыкальном автомате ставят одну и ту же, но с каждой выпитой стопкой она звучит уже как-то по-другому). Мрачная, заунывная, повторяющаяся, как мантры, музыка Royal Baths — этот почти идеальное выражение болезненной истомы и лени, но не безвольной и слабой, а просто апатичной, и апатичность эта почти аристократического свойства — лениво и почти с брезгливой интонацией пропеваемые на два голоса куплеты, полные, однако, чувства собственного достоинства. Мерный краутроковый ритм вгоняет слушателя в еще больший ступор, а психоделические дребезжания гитар окончательно сдвигают сознание к пограничному с явью состоянию. Velvet Underground, на которые так похожи Royal Baths, были, считай, первыми музыкантами, раз и навсегда отмежевавшимися от поп-музыки и ушедшими в свое бархатное подполье. Сменившие название с Baths на Royal Baths после того, как одноименная электронная группа приобрела широкую известность, они таким образом только подчеркнули свою обособленность и присущий им дух независимости.  A. C.

misc.  9–10 / 2010  31


Interpol

Gold Panda

Abe Vigoda

Glasser

Interpol

Lucky Shiner

Crush

Ring

Очередной, четвертый по счету, полноформатный альбом Interpol — не что иное, как забродившая пустышка от некогда воспетых героев из НьюЙорка. Блеклый и никчемный, как и вся затея с производством вторсырья с гордо звучащей наклейкой «пост-панк» во главе. Пол Бэнкс (Paul Banks) и группа, с присущей скудностью красок, малюют изображение профессионально скучной музыки. На этот раз с клавишами.

Не по-английски приветливая и дружелюбная электроника, насыщенная cтрастью лондонца Дэрвина (Darwin) к пестрой культуре Восточной Азии и воспоминаниями, скрашенными временем. Еще про такую говорят — с человеческим лицом, что нередко в адрес своих работ слышит Four Tet, с которым его — Gold Panda, нередко сравнивают. Не главная заслуга Lucky Shiner, но в качестве приятного комплимента — очень даже.

Недолго калифорнийские куролесники развлекались с бодрящим тропическим панком. На Crush Abe Vigoda лихо распрощались с солнечной разнузданностью предшественника и погрузились в строгое и хладнокровное звучание винтажного нью-вейва, со всей вытекающей из этого стиля заурядностью, вроде бесстрастных переливов синтезатора и заскучавшего вокала Майкла Видаля (Michael Vidal).

Гарцующий девичий электропоп со всевозможными оркестровыми штрихами, ударными разного толка и нрава, в духе Bat for Lashes, Chairlift и многих других. Элегантный, но больше заслуживающий жалкого словца «миловидный». Все равно, что пытаться всучить оценщику комиссионной лавки осколок битого стекла вместо бриллианта — вроде все тоже самое, но блеска не хватает.

Alina Orlova

Blue Water White Death

Mutabor

Blue Water White Death

Скромная девушка из Литвы, столь сильно полюбившаяся местному слуху, что ее имя регулярно можно встретить в разделе национальных достояний, вновь доказывает, что границы и языковые барьеры истинной красоте не ведомы. Почти лишенный кабареточных украшательств Mutabor превращает несложные клавишные аккорды в прочувственный камерный поп, то и дело норовящий обернуться то девственным джазом, то трепетным психофолком.

Человек тонкой душевной организации Джейми Стюарт (Jamie Stewart), известный, благодаря своеобразным выходкам и Xiu Xiu, а также лидер группы Shearwater по имени Джонатан Мейбург (Jonathan Meiburg) в качестве соратника, затеяли сырое и неловкое действо под угрожающей вывеской Blue Water White Death. Наспех придуманная и такая же скоротечная мелодрама из неловких всхлипов акустики, зачаточных шумов и натужных голосов.

32  misc.  9–10 / 2010

Swans

My Father Will Guide Me Up a Rope to the Sky Майкл Джира (Michael Gira) и подопечные, спустя двенадцать лет холостого хода, по-барски прохаживаются железной поступью по выгоревшему и уставшему индастриалу. Сардонические баллады и похмельные марши, готовые по части эпичности и беспощадности дать пинка иным апокалиптическим оркестрам. Возвращение, грозившее стать бессовестным попрошайничеством, но обернувшееся вразумительным триумфом.

Grimes

Halfaxa

Живи Клэр Буше (Clare Boucher, она же Grimes) несколько тысячелетий назад, она бы непременно вошла в мифы Древней Греции в образе какой-нибудь сирены, очаровывающей моряков своей песней. Слегка опереточный голос затягивает в этот водоворот тревожных перкуссий в духе Gang Gang Dance, эскапистских заоблачных путешествий Cocteau Twins и бутафорного средневековья эпохи Garage Band.


Zach Hill

New Chain

Увесистая оплеуха от неугомонного Зака Хилла (Zach Hill) — талантливого барабанщика, постучавшего не с одним десятком групп. Вот и на бенефис музыканта собралась разношерстная, но непременно именитая компания гостей, готовых лихо пошуметь в честь приятеля. Девендра Банхарт, люди из No Age, Deerhoof, Prefuse 73, Hella и сам маэстро Хилл от души молотят бойкий хардкор с миллионом оговорок на экспериментализм.

Раскидистая полифония как свежее прочтение некогда насквозь гитарного шугейза. Вместо шквалистого напора струнных — cлоеное тесто синтезаторов, бита и блаженный голос, проваливающийся в бездну неги. Small Black и New Chain конкретно, декламируют безвозвратный уход некогда любопытного чиллвейва в народ.

Warpaint

 Зак Хилл 

Small Black

Face Tat

James Blake

The Fool

Klavierwerke [ep]

Квартет Warpaint впервые собрался четырнадцатого февраля несколько лет тому назад. Почему молодые симпатичные девушки остались в День Всех Влюбленных в гордом одиночестве своей женской кампании неясно, но, видимо, на то были причины. И похоже, что незаглаженная светлая печаль тех дней осталась до сих пор, перекочевала в этот дивный красоты многоголосый дрим-поп, спустившийся с пасмурных осенних облаков.

Звезды пророчат, что 2011 год станет успешным для молодого и одаренного англичанина, хотя это тот самый случай, когда куда громче говорят не безмолвные фигуранты астрологических карт, а готовый материал. Звенящая статика постдабстепа, свистящие осколки голосов и фортепиано, наброски, ушедшие далеко от клубного толка cmyk , но не растерявшие утонченный росчерк их автора.

misc.  9–10 / 2010  33


new acts Время ведьм: witch house 34  misc.  9–10 / 2010


misc.  9–10 / 2010  35

Джек Донохью, Salem. Фото: Brendan Telzrow


Warren Bedell

 Трэвис Эджеди (в центре)  Мог ли предположить Трэвис Эджеди (Travis Egedy), более известный как Pictureplane, что заветное словосочетание, оброненное им в полушутливой форме в преддверии 2010 года, будет кем-то воспринято всерьез? Тогда, выполняя просьбу актуального сетевого ресурса Pitchfork, Трэвис подводил итоги очередного подходящего к завершению года и невзначай обозвал собственную, а также музыку своего товарища, записывающегося под именем Shams и американонидерландского проекта Modern Witch — витч-хаусом. Упомянув доселе неиспользуемое в отношении музыки слово, Pictureplane имел ввиду традиционный электронный жанр, приправленный щепоткой оккультизма. В  сопроводительной записке звучало много громких слов, в частности о том, что будущий год запомнится, как ведьминский, а его (Трэвиса) еще помянут. Сложно было не разглядеть изрядную долю самоиронии, которая просачивалась сквозь нарочитый пафос, но еще затруднительнее представить, что кто-то не заметит всей смехотворности творящегося и истолкует громкую браваду буквально, как призыв к действию. И уж совсем невозможно было поверить, что слова Трэвиса Эджеди окажутся пророческими. Дальнейшие события развивались стремительно. Многие читали статью без задней мысли, но нашелся некий энтузиаст, решивший взять все в свои руки. Этот умелец отметил понравившимся ему неологизмом полтора десятка коллективов: Salem, Mater Suspiria Vision, Clapsclap, oOoOO, Zola Jesus, Gr†LLGR†LL, ///▲▲▲\\\ и других, найденных в недрах общедоступного аудио-каталога Last.fm. Акт доброй воли, предпринятый бесславным пользователем интернета, послужил мощнейшим катализатором витч-хауса, но в то же время внес эле36  misc.  9–10 / 2010

Прочти сам — передай другому «Всегда хотел придумать лозунг или какой-нибудь мем для популярной (суб) культуры», подытожил Эджеди в своем блоге через год после рождения термина. Похоже, что ему это вполне удалось.

plainpictures.blogspot.com myspace.com/shamsnoxqsz myspace.com/dickcavettsmodernwitch


мент раздора. Расхождения возникли из-за того, что помимо мрачной эстетики, объединяющей группы, ничего общего между ними не было, и уж тем более, ощутившие груз нового ярлыка не имели никакой связи с определением, данным первоначально. Неудивительно, что новоявленный псевдожанр сразу же лишился четких границ. Шутка перестала являться таковой — словосочетание витч-хаус уверенно становилось нарицательным. Но у каждого течения должны быть свои герои. Они быстро нашлись. Salem — троица прожженных аутсайдеров, живущих в параллельном мире, в котором оживают ночные кошмары и спастись от них можно лишь бегством в лесную глушь, где шум города утопает в пасмурной дымке, а на ужин выстилают дорожки кокаина. Фактически, Salem привили все самое необходимое: утомленный солнцем, тягучий бит, ледяной свист синтезатора, загробные голоса — уникальное звучание, заставляющее считаться с ним, как с самостоятельным и обособленным направлением. Именно им обязаны последователи за универсальную модель для сборки, ставшую негласным, но принятым образцом качества, Эверестом, который многие пытаются покорить, но в данном случае скорее наоборот — чем ниже, тем лучше — волчьей ямой, подземным склепом, царством теней. Мало кого смущало, что прежде, творческие потуги мичиганских декадентов проходили под очень точным грифом дрэг (drag), намекающим на вялотекущее развитие композиций. Витч-хаус поглотил и дрэг, и множество других наименований, желающих привязаться к новой волне эзотериков: haunted house, screwgaze, ghoul-rap, ghost-step, zombie rave, ghost drone, grave wave  — ничто из этой нечисти, придуманной несогласными с более-менее устоявшимся определением,

screweduprecords.com

 DJ Screw 

DJ Screw и противокашлевые Каждый, кто когда-нибудь спьяну или по дурости, проигрывал пластинку с частотой вращения 45 оборотов в минуту на 33-х, знаком с приторможенным эффектом, получающимся в результате такой оплошности. Однако, не каждый знает, что DJ Screw прославился, превратив невинную шутку в особое направление южного хип-хопа, прозванное «chopped and screwed». Экспериментируя с вертушками, Роберт Ирл Дэвис (Robert Earl Davis) обнаружил, что изменяя темп и развлекаясь с питч-шифтером , можно добиться интересного звучания. При минимальных усилиях, звуковые преобразования радикально деформировали конфигурацию песен. Откуда ни возьмись появлялись нездоровые тональности, липкий бас, а голоса, читающих рэперов, начинали казаться демоническими. Очень скоро эта техника обрела своих фанатов, смакующих фиолетовое пойло — напиток на основе сиропа от кашля, ставший чумой Хьюстона в начале 90-х, а заодно и обозначивший субкультуру chopped and screwed. Активные ингредиенты (кодеин и прометазин), входящие в лекарство, при употреблении в больших количествах приводили к седации, изменениям сознания и сонливости. Мягкие и густые микстейпы Дэвиса, принявшего по такому случаю псевдоним DJ Screw, казались идеальным аккомпанементом для утех заторможенных наркоманов. Но продолжалась его история недолго. Сердце Роберта Ирла Дэвиса остановилось 18 ноября 2000 года, поводом для летального исхода послужила передозировка кодеина с алкоголем. Помимо развитой chopped and screwed сцены, адептов витч-хауса, безусловно черпающих вдохновение из его трудов, к последователям методик, которые культивировал DJ Screw, относятся и другие занятные персонажи. Например, норвежец Лейф Инге (Leif Inge), растянувший девятую симфонию Бетховена на 24 часа. Или же румынский программист по имени Пол Октавиан Наска (Paul Octavian Nasca), написавший программу, алгоритмы которой использовали умельцы из Флориды, обратившие сопливую песню канадского подростка Джастина Бибера (Justin Bieber) в эпичную U Smile 800 % Slower. Дело Дэвиса живет и процветает, а это ли не признание ?


Коллажи Тодда Брукса (Pendu NYC) и Джеймса Вайгеля (Disaro)    не прижилось, естественный отбор прошел только один. Парадокс заключается в том, что в начале было слово, точнее два, они мало что означали, поскольку по задумке их автора, относились на тот момент мало к чему. Но кто-то, сам того не ожидая, сыграл решающую роль в становлении витч-хауса, как тега. Абсолютно вирусными методами, виртуальное поветрие стало вызывать интерес окружающих — люди, заметившие странный термин в сети, начинали использовать его, рассказывать о нем в своих блогах, приводить примеры. Испорченный телефон был запущен. То, что начиналось как чья-то галлюцинация, очень скоро стало массовым помутнением рассудка. В итоге известная каждому ребенку салонная игра, в которую невольно были вовлечены разные люди, все-таки выполнила свою функцию — витчхаус вышел из тени, сформировался в необычный культурный феномен, не имеющий аналогов. Любые разговоры о нем, как о субжанре — это чудовищное упрощение. Сцена? Только если глобальная, разрозненная, выходящая за рамки локальных ограничений, городов и стран. Закрытая организация? 38  misc.  9–10 / 2010

Среда обитания Оплотом витч-хауса, его храмом искусств и обителью муз до сих пор является блогосфера. Неудивительно, имея ввиду тотальную миграцию всего и вся в виртуальное пространство. Популярный музыкальный сервис Soundcloud также гостеприимно и с широкой душой приютил под своими сводами весь этот шабаш, создав благоприятные условия для дальнейшего продолжения рода. За пределами глобальной сети концентрация аномальной энергии наблюдается прежде всего вокруг техасского лейбла Disaro, основанного Робертом Дизаро (Robert Disaro) в сотрудничестве с Джеймсом «owleyes» Вайгелем (James Weigel), а также бруклинский Tri Angle, за который ручается автор примечательного блога 20jazzfunkgreats.сom Робин Кэролан (Robin Carolan). Другие проповедники культа: Pendu из Нью-Йорка и интернет-лейбл Beko-DSL, который помимо редких витч-хаус сувениров может предложить массу других интересных вещей.

mishkanyc.com/bloglin fokkawolfe.blogspot.com no-conclusion.com weirdmagic.biz witch-house.com soundcloud.com/groups/witch-house lastfm.ru/group/WITCH+HOUSE disaro.org tri-anglerecords.com pendu.org beko-dsl.com


Шрифт Zapf Dingbats своеобразно прославил еще в 1994 году дизайнер   Дэвид Карсон, набрав им целое интервью с Брайаном Ферри в журнале Ray Gun  Секта, чьи адепты предпочитают не афишировать своих имен и не появляться на фотографиях, скрывая лица в глубоких балахонах? Похоже, но скорее большое семейство разбросанное по всем уголкам земного шара, объединенное не кровным родством, но схожестью подходов, одними увлечениями и ориентирами. Большинство из них стараются держаться в стороне от прессы, немногие дают живые выступления. Нагромождение треугольников, крестов, скобок в названиях, заставляющих поисковые системы сознаваться в своем бессилии, захлебываясь строками программного кода — еще одна особенность, товарный знак, подчеркивающий желание очертить ореол загадочности вокруг себя и своей музыки. Придать видимость объектам поклонения, создать культ трансцендентности, манящий просвещенных и на который исправно будут клевать случайные проходимцы, обратившие внимание на типографический глиф. Однако, не имеющие фонетических эквивалентов имена: ▲, ❖, I ††, ℑ⊇≥◊≤⊆ℜ, †‡†, ▼□■□■□■, †∆†, Λ, \\\^◊^///, . x i x ., ▂▅▇█▓░ ✌✌✌░▓█▇▅▂ — это условие необязательное и не самое важное. Многие по старинке полагаются на традиционные знаки алфавита (White Ring, TEARIST, Creep, Crossover, How I Quit Crack, fostercare, Unison, Raw Moans, Butterclock, Madame O und Ihre Kopffilm Bande, Pregnancy Pact, party trash, Hype Williams, Vortex Rikers, Dream Boat, Stalker, Family, Story of Isaac, Dream Boat, fromrussiawithaids, Nike7UP, Ponyboy, ZxZ; или же ограничиваются парой-тройкой извращений на душу населения, не делающих прочтение особо затруднительным: GuMMy†Be▲R!, _______ N _______ , gl∆ss †33†h, Δressed Up Like Δogs, dir†ypride, PWIN ▲▲ TEAKS, SLEEP ∞ OVER, MΔS▲CΔRA, $LØW HE▲D, BLΛCK RΛ!NB0VV, pyr▲mids of ▲▲, BL§§D ØU†, ✝NO VIRGIN✝, μnłıłĿΞΔ,

Последовательный подход На первый взгляд, витч-хаус — точный антипод чиллвейва: сумрачный озноб вместо вечного лета, вместо пляжной идиллии — кладбищенская промозглость. Но если присмотреться, то близость между ними есть: оба находились и продолжают быть до сих пор под пристальным взором блогосферы; оба успели осточертеть, искупаться в самоиронии и повторах; представителей обоих несложно вычислить по названию. chillwitchnamemagic.com эту связь ощущает и предлагает всем, у кого не хватает фантазии обозвать свою музыкальную затею, воспользоваться генератором случайных имен. Результаты получаются вполне аутентичными.

chillwitchnamemagic.com

misc.  9–10 / 2010  39


H∆UNT3D HOUS3, ✝ DEΔD VIRGIN ✝, twYlY ▲ ght ► ZoNe, RAiNИiAЯ, LAKE R▲DIO, SPIDER▲WEBS, Fl▲sh$i†. Поклонники подобного вида изощрений болезненно реагируют, когда их любимцы срывают маски. Для них витч-хаус — это попытка сохранить загадку, избежать гласности и общедоступности информации, снять проклятие социальных сетей. Чертовщина в написании имен — умелая маскировка, отпугивающая и притягивающая одновременно. Существующий уже сейчас бестиарий витч-хауса исчисляется десятками приспешников. Некоторых не отличить друг от друга, отдельных с трудом можно поставить рядом. Кто все эти люди? Горстка хипстеров, уловивших, что все уже давно пресытились наигранными голливудскими улыбками, конформизмом и даже праздной психоделией «постаревших странных» и потянувшие одеяло трендов на себя? Восставшие из ада готы, осознавшие, что черной помадой, потекшей тушью и гигантскими платформами уже никого не удивишь и нажавшие кнопку «перезагрузки»? Обдолбанные фрики, пропустившие мимо ушей угрозы минздрава и напутствия родителей, увидев однажды красоту болезненной худобы, тонких пальцев, хрупких плеч, острых скул, бледной кожи, кругов под глазами от недосыпа, синяков на внутренней стороне рук неизвестного происхождения? Или же что-то еще более параноидальное? Быть может, не обошлось без теории заговора? Государства, желающие переключить внимание людей с экономики и прочих объяснимых катастроф, сынициировали повальное увлечение мистицизмом? И, конечно, не обошлось без инопланетян, масонов и Папы Римского. Все проще. Не так давно обозреватель американского веб-ресурса DailyFinance.com выявил интересную взаимосвязь 40  misc.  9–10 / 2010

между динамикой экономического роста и популярностью киноужастиков. Согласно его исследованию, всякий подъем экономики сопровождается взрывом спроса на зомби — вечно голодных, безмозглых тварей, олицетворяющих бессознательное потребительство. Вампирские истории с их полусонным сплином, напротив, выходят на первый план, когда в экономике наблюдается рецессия, а финансы поют романсы. Рассвет мертвецов в эпоху Рейгана и большое прожорище в годы Буша с вареником в сердце, беляшом в голове против начавшегося перед приходом к власти Обамы спадом, обвалом фондового рынка и возрождением вампирской саги, следующим параллельным курсом. Так что же там с этим вашим витч-хаусом? Изготовить вязкую, шумную электронику с брадикардическим сердцебиением хип-хопа — большого ума и вложений не надо. Если не армия, то хотя бы батальон бездумных пересмешников, влекомых дешевой славой и паразитирующих на чужих открытиях, уже на подходе. А желание походить на кого-либо, соответствовать чужим стандартам, как учит музыкальная история, губительно для любого движения. Что же остается делать пока не превратилась сказочная карета в тыкву, добрый бородатый старик, приносящий подарки под елку — в поддатого соседа по лестничной площадке, нелюдимые мизантропы, сжигающие норвежские церквушки — в размалеванных угрюмых клоунов, пока не начался пир во время чумы? Запасаться хворостом, вооружаться осиновыми кольями и слушать витч-хаус, пока еще не выветрился соблазнительный аромат свежей крови из его жил.


▼▲▼ Vagina Vangi · Benighted United ep 

 Stoned Boys Burning · Cities Forever ep 

Витч-хаус получил нешуточный отклик на постсоветском пространстве. Местные продолжатели славного рода унаследовали симптом страшной хворобы, по-видимому, передающейся по наследству — желание делать все абы как, да на авось. Приверженцы наиболее ленивого и незамысловатого зомби-рейва, такие как  ЭЗ3O|0/O\0|O~>, KℜΞϟ✞, PЯE††Ÿ H▲ЯD †ODΔŸ, invite∆yupi растягивают на долгие мучительные минуты отгремевшие хиты Татьяны Булановой, Профессора Лебединского, группы На-на, Гостей из Будущего, Иванушек International и других заслуженных монстров российской эстрады и прочего блатняка. Эти лубочные пьесы, полученные в результате нехитрых манипуляций, лишены всякой выдумки и фантазии и бесстыже паразитируют на чужих, пусть сомнительных, но заслугах. Единственное, к чему приучают изуверские практики, что вся та радийная ересь, ежедневно доносящаяся из открытых окон маршрутных такси и дешевых кабаков, изначально не так ужасна, как может оказаться. Уральское (ли) нечто под названием General Alcohol, донецкий Bitch House и невесть откуда взявшийся taigaΔΔΔ также оперируют чужими цитатами, но в меньшей степени и вкупе с собственным материалом, что придает этим заимствованиям характер не столь нелепый и менее критичный. Особо это касается taigaΔΔΔ, который по законам жанра не открывает фактического места жительства, но патриотические настроения выдают в нем кого-то отсюда. Из послушников канонического витч-хауса (как бы абсурдно не звучали эти слова рядом), каким его издавна преподносят Salem, нестыдно помянуть ~▲†▲~, лишь бы язык не сломался о непроизносимое название. Истинный «левша» из Мурманска, производящий перегруженные структуры, распугивающие ти-

шину перегудами и перекатами ошалелого эха, гулом минорного синтезатора и далечным воем голосов, под нелепым именем ▼▲▼ vagina vangi — более, чем заслуженно находит восторженные отзывы от истинных ценителей со всего света. Из людей, достойных упоминания, выделяется многообещающий союз Евгения Горбунова из группы Narkotiki и его друга Андрея Ли. Их дуэт Stoned Boys симпатизирует витчхаусу, в особенности его генуинным проявлениям в духе Pictureplane, что не осталось без внимания лейбла Disaro, включившего москвичей в свое семейство.

soundcloud.com/3o-0-o-0-o soundcloud.com/taigaaa soundcloud.com/kr3st soundcloud.com/general-alcohol soundcloud.com/vaginavangi myspace.com/bitchyhouse myspace.com/stonedboysmoscow

misc.  9–10 / 2010  41


Salem King Night iamsound | 28.09.2010

Небольшой городок Салем, что находится в американском штате Массачусетс, сыскал дурную славу несколько столетий назад, но и по сей день пор волочет ее наследие за собой. История началась в конце далекого xvii века. В январе 1692 года в доме приходского священника случилась беда: заболели девятилетняя дочь и одиннадцатилетняя племянница преподобного. У девочек начались необъяснимые припадки, во время которых они забивались в темные углы, бились в конвульсиях, кривлялись и издавали нечеловеческие звуки, а когда те прекращались, дети на некоторое время погружались в состояние глубокой апатии. Через несколько дней аналогичные симптомы появились еще у пятерых девочек. Все заболевшие относились к компании подруг, которые занялись оккультизмом, будучи очарованными рассказами о магии вуду, услышанными из уст служанки с острова Барбадос, трудившейся в доме священнослужителя. Лекарь не смог истолковать недуг, охвативший детей и вынес чуднóй, но объяснимый для общества, в котором царили религиозные предрассудки и искренняя вера в суеверия, диагноз — одержимость. Навсегда останется тайной истинная 42  misc.  9–10 / 2010

природа припадков. Возможно, нечто неподвластное человеческому разуму действительно имело место, или же провинившиеся старались скрыть собственный обман и нарушение запретов, выдумав безжалостную «игру», угробившую судьбы десятков человек. Так или иначе, охота на ведьм была открыта. Всеобщая и беспощадная. Нерассудливый трибунал выносил смертные приговоры, используя в качестве доказательств лишь видения околдованных «потерпевших» и спектакли, разыгрываемые ими прямо во время судебных процессов. На скамье подсудимых оказывались и примерные прихожане, и полуживые старики, и невинные дети —  все, чьи имена указывали хворые подруги. Тюремные стены ломились от наплыва обвиненных в ведовстве заключенных, ожидающих казни. Массовая травля успокоилась лишь тогда, когда пуритане, отличавшиеся строгостью нравов, осознали, что округа буквально кишит «нечистой силой». Истерия закончилась, перед жертвами, которых еще не успели познакомить с виселицей, извинились и выпустили из заточения, видения лишились судебного признания, все участники процесса в последующие годы страдали от

болезней и неудач. «Город ведьм» давно уже сжился с жутковатым имиджем, и теперь превратил свою трагедию в сладкую приманку для туристов. Зеленые рощи и холмы, окружающие Салем, ежегодно становятся свидетелями нашествия зевак, желающих погулять среди картонных декораций, повествующих о страшных событиях тех смутных дней. И даже виккане — последователи неоязыческой религии, составляющие треть всего населения и свято верящие в силу колдовства — все работает ради того, чтобы приносящий деньги аттракцион продолжал функционировать. Эту подробную историческую справку, похожую на заправский детектив с убийствами и дальнейшим разоблачением, можно было смело опустить, если бы она не напоминала страшную сказку, предвещающую ночные кошмары, если бы не была пропитана тем же беспокойным духом что музыка, порожденная мичиганским трио. Их немногословные интервью подобны исповедям отпетых маргиналов, разочаровавшихся во всем существе мироздания; им заслуженно приписывают рождение обособленного стиля, прозванного «drag» (что в переводе — волочение), или «witch house» (здесь


Brendan Telzrow

 Джек Донохью, Хизер Мэрлатт, Джон Холланд  все понятно); их дебютный миньон, вышедший пару лет назад, назывался Yes, I Smoke Crack, и в это легко поверить. Джон Холланд (John Holland), Хизер Мэрлатт (Heather Marlatt) и Джек Донохью (Jack Donoghue) из группы Salem не томились в тесных подвалах, подобно узникам, но определенно испытали какие-то сильные переживания, наложившие неподдельный отпечаток безысходности и прочих страхов на все их творчество. Неспешно ковыляющий бит, дрожащий от гнетущей атмосферы и промозглого тумана, одурманивающее пение неупокоенных душ, доносящееся из гущи зарослей, заторможенный речитатив, продирающийся сквозь кромешную тьму и расползающийся густыми клубами непроглядный шум. King Night напоминает гигантский котел, в котором варятся банальные ингредиенты, но закипающий отвар оказывается неожиданного вкуса. Чувствуется недюжинная эрудиция и навык — умело смешать глухой стук полых ритмов джука и футворка с тягучим басом поверженного пост-дабстепа; дребезжащий зловещим гулом синтезатор и индустриальный шепот с тревожным хором, взятым из старой рождественской колядки O Holy Night; призрачные голо-

са и сонливый бубнеж, помнящий кодеиновое прошлое хьюстонского хип-хопа. Заставить звучать это едино и тяжко, как монолит надгробного камня, твердо упирающийся в сырую землю. Болезненная красота здешней музыки наконец-то обрела необходимую глубину, благодаря Дэйву Сэрди (Dave Sardy), поколдовавшему над сведением. При желании, King Night несложно разоблачить, обвинить в дешевом шарлатанстве, представить жалким атрибутом, наподобие женского силуэта в колпаке и на помеле, подвешенного к зеркалу заднего вида в машине шерифа. Или черных котов, воронов, летучих мышей — бутафории, в которой утопают улицы столицы колдовства — благо, заданному антуражу альбом соответствует идеально. И  вся эта «ведьминская община», последовавшая за группой Salem, отчасти этим и занимается, поскольку старается разобрать пирамиду на мелкие кубики, докопаться до сути путем бездумного повторения схем и формул, установленных первопроходцами стиля. Безуспешно, ведь истинная сущность этой загробной симфонии, ее необъяснимое очарование таится глубже ломаных структур и задыхающегося бита. И ясна

она только отчасти, поскольку даже в век, когда любой может сочинить мелодию, не выходя из собственного дома, таинство рождения музыки все еще живо. Доступная же мораль сей фабулы в том, что город и американскую троицу объединяет не столько одинаковое название, сколько истории одного толка. Хотя бы потому, что обе рассказывают про то, как драма превращается в ремесло, как массовая истерия охватывает сознание и поглощает здравый смысл, про обнищание вечных ценностей. Потомки угнетенных салемцев фактически построили Диснейленд на костях их предков. Джон Холланд, занимавшийся в детстве проституцией, когда ему не хватало средств на очередную дозу наркотиков, теперь, вместе со своими соратниками выдумывает сумрачную музыку о торжестве декаданса, победе мрака над светом дня, мистики над скептицизмом, темной, извращенной природе человеческой фантазии, превозносящей нигилизм, как образ жизни. Так стоит ли развенчивать миф раньше времени, пока тот еще не обернулся фарсом, но продолжает заставлять кровь в жилах стыть?  Н. С.

misc.  9–10 / 2010  43


Herman Stehouwer · flickr.com/photos/stehouwer

Mater Suspiria Vision Наравне с Salem одни из главных действующих фигур, заодно самые продуктивные. Настоящий триумвират, если учесть все, к чему прикладывают руку эти загадочные личности. С Mater Suspiria Vision все более-менее ясно — кошмарные мелодии собственного сочинения, набитые зловещими голосами, рыданиями, муками и криками, перегруженные эхом и другими эффектами разного толка и степени воздействия. Сам создатель именует это мракобесие «ghost drone», что вполне доступно описывает содержимое. Действительно кажется, словно это чьи-то героиновые посиделки, устроенные в наркопритоне в канун Дня всех святых, обернулись натуральным спиритическим сеансом или черной мессой с последующим открытием портала в иной мир. ℑ⊇≥◊≤⊆ℜ — побочное явление Mater Suspiria Vision, познакомившее мир с понятием «zombie rave». Рецепт прост и незатейлив: берется протухший хит из коллекций Top 40, или чтонибудь, не успевшее разложиться как следует, замедляется в несколько раз, складывается 44  misc.  9–10 / 2010

в микстейп. Получается настоящая дискотека для тех кому за 200, со всеми вытекающими: бас густеет, вокал походит на неразборчивую ахинею вусмерть пьяного дровосека, вурдалаки навеселе сливаются в медленном танце, пока не разваливаются в прах, ну и так далее. Никаких особых оккультных практик, чтобы вернуть к жизни попсу, знать не нужно. Этот нездоровый интерес к массовой культуре, а если точнее — ее очень своеобразное видение, Mater Suspiria Vision проявляют во всем. Третья ипостась этой занимательной истории называется Cosmotropia de Xam  — это все тот же человек (или люди), но занимающийся оформлением релизов и созданием видеоряда. Деконструкция видео, монтаж изображений, изменения цветовых гамм формируют жуткие клипы, которые изумительно дополняют и соответствуют музыкальной составляющей. Здесь можно говорить о какомто мистическом психо-астральном искусстве. Своеобразном, неясном, уродливом, которое лучше увидеть один раз, поскольку поделиться всем спектром вызванных эмоций  — невозможно. Особые чувства Cosmotropia de Xam питает к джалло — забытому поджан-

ру дешевых итальянских  фильмов  ужасов, сочетающих элементы криминального триллера и эротики. Фрагменты кинолент Дарио Ардженто (Dario Argento) и прочих режиссеров регулярно мелькают в видео Cosmotropia de Xam — самого продуктивного клипмейкера в пугающем мирке витч-хауса. Физические релизы, а Mater Suspiria Vision выпуксает все от vhs и аудиокассет до dvd и винила, также оформлены этим безумным художником, отсюда все эти пустые глазницы, сатанинские символы, померкший блеск глянцевых страниц и обезображенные лица, украшающие лимитированные издания. Недавнее появление на радарах названия Madame O und Ihre Kopffilm Bande, ссылающегося на Mater Suspiria Vision, намекает, что в будущем можно ожидать еще много чего любопытного.

myspace.com/matersuspiriavision myspace.com/tzxtzx myspace.com/cosmotropia-de-xam myspace.com/kopffilm


Balam Acab

Creep

Молодой американец Алек Кун (Alec Coone), что единолично возглавляет Balam Acab хоть и имеет весьма опосредованное отношение к витч-хаусу, мистическую подоплеку вынашивает — немногочисленные сочинения его авторства буквально пропитаны необъяснимой красотой. Кажется, что это нежные лучики просыпающегося солнца пронзают предрассветную дымку, застывшую над болотом. Проскальзывают в водную муть лучезарными бликами, мерцающими, пока злые духи уносятся в лесную глухомань, чтобы дождавшись полуночной мглы, вновь освободиться из дневного заточения.

Бруклинские мастерицы Лорен Флакс (Lauren Flax) и Лорен Диллард (Lauren Dillard) не первый год занимаются музыкой. Первая сопровождала Fisherspooner в качестве диджея, вторая недолгое время поиграла в панк с коллективом Dreamburger, пару лет назад они решили объединить свои усилия, так Creep и выполз из небытия. Вдвоем девушки производят меланхоличные мелодии и приглашают сторонних вокалисток, чтобы те озвучивали их самые мрачные фантазии. На первом же сингле засветилась Роми Мэдли Крофт (Romy Madley Croft) из the xx. В дальнейшем ожидаются Nina Sky, Planningtorock и другие замечательные голоса, так что высокое качество практически гарантировано.

myspace.com/thebalamacab

myspace.com/wearecreep misc.  9–10 / 2010  45


Tearist

oOoOO

†‡†

Ясмин Китлс (Yasmine Kittles) снимается в независимом кино, подрабатывает учительницей, но стоит ей выйти на сцену — спокойная с виду девушка преображается до неузнаваемости. В нее словно бес вселяется — так неистово та мечется и бьется в конвульсиях в такт неукротимым и рваным мелодиям синтезатора, которым распоряжается напарник по дуэту — Уильям Стэнджлэнд Менчака (William Stangeland Menchaca). Так безудержно долбит железяки, заменяющие традиционную перкуссию, что искры во все стороны. Душераздирающе вопит истошным гласом, будто истязаемая демоном грешница проговаривает древние ведьминские заклинания, что аж мурашки по коже. В результате яростная электроника зарастает ощутимой корой театрального оккультизма.

Наркотическая заторможенность всхлипов хип-хопового бита, ледяные узоры синтезатора, линчевское смакование страхов и странностей. Даже прозвище своего альтерэго Кристофер Декстер Гринспэн (Christopher Dexter Greenspan) ретранслирует подобающим образом — как звук, который издают неупокоенные души, скитаясь по земле. oOoOO чтит самых именитых поп-див, что наилучшим образом сказывается на его умении создавать окосевшие, но от того не менее запоминающиеся мелодии. Смутные, нахмуренные, c призрачными напевами, полными безразличия и вселенской тоски.

†‡† — наглядный пример того, как тщательная конспирация становится сильнодействующим магнитом, притягивающим нездоровое внимание окружающих. Безмолвие, хранимое незнакомцем, имя которого произносят как rrritualzzz, лишь раззадорило интерес к его персоне, точнее музыке. Грузный каскад инфернальной атмосферы обрушивается вместе со свирепствующими танцевальными мотивами, обволакивающими в беспросветную темень всех и вся. Зловещий транс — как состояние, как стиль. †‡† зачастую заимствует сэмплы Health, с которыми ловко обходится, вселяя в их бесстрастную натуру чувство нависшей тревоги и опасности.

myspace.com/teariststst

myspace.com/wkwkwkwkwkwkwkwk

myspace.com/rrritualzzz

46  misc.  9–10 / 2010


Nike7UP

White Ring

Незнамо сколько еще протянет мистер X под кличкой Nike7UP, пока им не заинтересуются общеизвестный спортивный бренд или производитель приторных напитков. Но не только транснациональные компании могут счесть себя обиженными наглым незнакомцем. Ворует, заимствует, перерабатывает, отбирает — можно как душе угодно клеймить Nike7UP, пропускающего первосортные хиты через мясорубку нездорового воображения, где те смешиваются воедино, но то, что у него это знатно выходит — факт. Rihanna, The Beatles, Nirvana, Джастин Бибер (Justin Bieber), Spice Girls и прочие кумиры mtv разрублены на части и скручены в макабрические этюды, где даже крошечные фрагменты из творчества Бритни Спирс выглядят грузными, как вся ее нелегкая карьера.

Харизматичный и просто лучший образчик витч-хауса, следующего по стопам Salem — нью-йоркский союз Брайана Куркимайлиса (Bryan Kurkimilis) и Кендры Малии (Kendra Malia). White Ring мастеровито перенимают дрожь и смурь, шум, да грязь, настойчивое лязганье электронного бита и другие востребованные ингредиенты новорожденного субжанра, но уподобляться кумирам не спешат и прилаживают свои идеи. Бестелесные мантры оборачиваются всполохами агрессии и истеричными вскриками, напоминающими о лучших моментах Crystal Castles; практически осязаемая атмосфера трещит вместе с ускоряющимся темпом и взрывается хлопками пистолетных выстрелов. Готы, порвавшие в ведьмин час тонкую плеву между мирами, затягивающие туда, где спастись от темных сил можно лишь очертив мелом магические знаки под ногами.

myspace.com/nike7up

myspace.com/whytering

#

misc.  9–10 / 2010  47


questions Электронный дуэт Beat Connection начинался как домашний проект и хобби двух жителей Сиэтла. Их запись Surf Noir, выпущенная этим летом, завоевала любовь всех поклонников чиллвейв-сцены — легкие мелодии и воздух, пропитанный ностальгией. В конце сентября дуэт Джордана Копловица (Jordan Koplowitz) и Рида Юэнгера (Reed Juenger) представил обновленную и переработанную версию Surf Noir, официально изданной на Tender Age Records.

как-нибудь крутой ритуал перед выступлением, да? Джордан: Точно. И еще сколько времени мне нужно, чтобы выпить пятую стопку виски.

misc.: Представьте, что вы можете отправиться путешествовать в любое место и время, и провести там месяц. Куда бы вы поехали? Рид: Нас уже спрашивали о путешествиях во времени, и, немного подумав, я осознал, что это ужасно страшная идея. Не хочу ломать весь кайф этой идеи, но если ты отправишься слишком далеко в прошлое, ты по-любому сойдешь там за сумасшедшего и, возможно, умрешь, так как твоя иммунная система не вынесет такую жару. Поэтому я бы выбрал 1960-е, Лондон или Лос-Анджелес. Думаю, мои разум и тело выдержали бы это. К тому же, это было бы просто потрясающе. Джордан: Я хотел бы отправиться в Древнюю Грецию. Я был в этой стране недавно и полюбил их культуру, но там было слишком много туристов, чтобы оценить все по достоинству. Наверное, в те времена Афины были шумным сборищем вокруг Акрополя и сбора оливок. Yeeaaa

misc.: Откуда идут ваши песни? Что вас вдохновляет? Рид/Джордан: Значительная часть нашего музыкального вдохновения идет от работ других артистов, как правило музыкальных, кинематографических и визуальных. Так же, огромную роль играет жизненный опыт и фантазии, им порожденные. Я считаю, что заимствованная ностальгия оказывает большое влияние на нашу музыку. Мечты о событиях, которых никогда не было, потому, что они слишком хороши, чтобы быть правдой. Если быть честным, я не очень-то и много времени провожу на пляжных вечеринках с красотками. К слову о вещах, которые нас вдохновляют — среди них есть такие большие имена, как Air France, Cut Copy, The Tough Alliance, Javelin, Nas, The Avalanches, The Juan Maclean, LCD Soundsystem, и вся «Chill-wave сцена», на которой мы сосредоточились. Вне музыки нас вдохновляют сюрреалистические фильмы и такие режиссеры, как Чарли Кауфман и Спайк Джонс.

misc.: Как долго занимает у вас подготовка к концерту? Рид: Сейчас довольно много времени уходит на то, чтобы разложиться и настроиться. Около часа на то, чтобы загрузить все в машину и около 30 минут, чтобы разложиться снова. Поэтому это занимает какое-то время, но саму подготовку сложно измерить, потому что мы практикуемся почти каждый день. Но обычно мы прогоняем получасовой сет перед выступлением, чтобы убедиться, что все настроено правильно и оборудование работает исправно. Наверное, мы должны придумать 48  misc.  9–10 / 2010

misc.: Какой лучший совет можно дать человеку, который хочет последовать вашему музыкальному стилю? Рид: Изобретайте! Это всё о создании чего-то нового и того, чем вы гордитесь. Также, не бойтесь тратить целый час на работу над правильным эхом для хлопкá. Такие вещи важны не смотря на то, что над ними не так уж приятно работать. Также, нужно слушать самую разнообразную музыку. Прослушивание музыки — одна из самых важных вещей, которые можно


делать в стороне от создания музыки. Слушайте, как одни песни совмещаются друг с другом в контексте других песен, почувствуйте, что уже сделано, а что просится быть сделанным, и не пытайтесь работать в вакууме. Джордан: Возьмите несколько любимых музыкантов и выберите среди их композиций свои любимые, составьте плейлист. Возьмите только песни, которые искренне считаете лучшими. Это делает сочинительство намнооого проще. Я часто чувствую, что дохожу до предела, морального барьера, который мешает творчеству, и я расстраиваюсь. Я беру небольшой перерыв и провожу время, слушая песни, которые я люблю и части, которые мне не удаются. Для меня вдохновение — это слышать голос в голове, говорящий что-то вроде «хорошая музыка бывает… и ты можешь ее сделать». Звучит не очень, но это на самом деле полезно. misc.: Помните ли вы момент, когда вы впервые осознали, что теперь вы — музыканты? Джордан: Я не помню точного момента, когда я считал, что-то вроде «Это моя жизнь», я думаю, что это развивалось стечением времени. Я всегда был довольно неуверен в музыке, которую делаю, и никогда не думал, что из этого может получиться что-то стоящее. До недавнего времени музыка была моим хобби, но теперь, когда Surf Noir не только вышел, но и получил хорошие отзывы, я стал намного более уверенным. Может быть, именно сейчас я понял, что я музыкант? Рид: Хм… когда я играл на кларнете в четвертом классе, может быть тогда? Я думаю, что это просто произошло. Я помню, как открывал для себя компьютерные программы, с помощью которых делаю музыку, мне было 14 и послужило для меня началом. До этого момента я не был большим

любителем электронной музыки, я слушал классический рок, но потом его вытеснили GarageBand и Audacity, два довольно простых мультитрековых редактора. Я все еще возвращаюсь к этим программам, чтобы делать зарисовки или быстро оформлять еще не сформировавшиеся идеи. misc.: Работал ли вы когда-нибудь над музыкой к фильму? Хотели бы попробовать? Рид/Джордан: На самом деле да! Прямо сейчас мы работаем за пределами привычного нам жанра и помогаем с саундтреком к фильму наших хороших друзей. Не уверен, что именно можно рассказывать о фильме сейчас, но это домашний научно-фантастический фильм категории «B» и он будет крутой. Скажем, в нем есть вальсы и лазерные шумы. Кроме того,я считаю, что это было бы здорово работать над музыкой к фильму, это новый компонент музыки, который прекрасно расширяет как сферу кино, так и музыки. На мой взгляд, это отличное сочетание. misc.: Мы были бы рады, если бы вы собрали для нас небольшой сборник, пять композиций на любую тему. Рид/Джордан: Темой сборника стали огромные, резкие изменения, сделанные ремиксами: Friendly Fires — Paris (Aeroplane Remix), Yacht — The Afterlife (Jamie XX remix), Mayer Hawthorne — Green Eyed Love (Classixx remix), Annie — Anthonio (Fred Falke Remix), The Tough Alliance — A New Chance (Juan McLean Remix).     Сборник можно прослушать и скачать на miscmag.ru misc.  9–10 / 2010  49


questions

yawn,

cумасшедшая четверка из Чикаго, представляет себя группой, играющей на краю вселенной

Вдохновляются они соответствующей музыкой: Brian Eno, Aphex Twin и Yeasayer — мощный космический звук, вокальные гармонии, винтажные сэмплы и атмосферные цифровые слои. Сделанная дома короткометражная работа yawn уже обеспечила группе участие в ближайших музыкальных фестивалях. Но, судя по ответам, которые группа дала редакции, yawn еще пытаются сохранить атмосферу загадочности и стараются не распространяться о подробностях. misc.: Представьте, что вы можете отправиться путешествовать в любое место и время, и провести там месяц. Куда бы вы поехали? yawn: Пангея времен позднего Юрского Периода или Большой Взрыв, если бы у нас было что-нибудь вроде безопасного космического судна… и еда. misc.: Как долго занимает у вас подготовка к концерту? Около полутора дней.

yawn:

misc.: Откуда идут ваши песни? Что вас вдохновляет? Наркотики, счастливые моменты, проведенные на пляже, смена времен года. yawn:

misc.: Какой лучший совет можно дать человеку, который хочет последовать вашему музыкальному стилю? yawn: Будьте открытыми ко всем видам музыки. Не бойтесь экспериментировать со звуком. Узнайте о том, как записываться в домашних условиях. Попробуйте написать цепляющие мелодии. 50  misc.  9–10 / 2010

misc.: Помните ли вы момент, когда вы впервые осознали, что теперь вы — музыканты? yawn: Впервые, когда к нам на концерт пришли люди, которые не были нашими близкими друзьями. misc.: Работали ли вы когда-нибудь над музыкой к фильму? Хотели бы попробовать? yawn: Мы делали несколько звуков для вступления к своему клипу. Фоновая музыка для фильмов — это явно не то, чем нам нравится заниматься. misc.: Мы были бы рады, если бы вы собрали для нас небольшой сборник, пять композиций на любую тему. yawn: Кстати, о Большом Взрыве… Тема: Космическое пространство: Peter Schilling — Major Tom, Kraftwerk — Spacelab, John Maus — Enterprise, David Bowie — Warszawa, Brian Eno — Becalmed. Вопросы рубрики задавал Дмитрий Веснин.

    Сборник можно прослушать и скачать на miscmag.ru


misc.  9–10 / 2010  51


Майк Эдвардс (Mike Edwards)

Соломон Бёрк (Solomon Burke)

31 мая 1948 — 3 сентября 2010

21 марта 1940 — 10 октября 2010

Английский виолончелист, известный как один из участников коллектива Electric Light Orchestra.

Выдающийся американский соул-певец и композитор.

Грегори Айзэкс (Gregory Isaacs)

Ариэн Форстер (Ariane «Ari Up» Forster)

15 июля 1951 — 25 октября 2010

01 января 1962 — 20 октября 2010

Легендарный регги-исполнитель.

Вокалистка английской панк-группы The Slits.

52  misc.  9–10 / 2010


#

Misc #09-10  

Журнал о новой музыке

Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you