Issuu on Google+

100 1 0 0 2 2   / /     8  66––8   № №


№ 6–8 (6–8), июнь-август 2010. иллюстрированный журнал о новой музыке

Авторы: Ник Сатурнов, Дмитрий Веснин, Оксана Мелентьева, Андрей Свириденко. Оформление: Игорь Сергеев. E-mail: info@miscmag.ru www.miscmag.ru В наборе использован шрифт PT Sans компании «ПараТайп».

3 4 5 6 7 8 9 10 12 14 15 16 17 18 19 20

Reviews

M. I. A. · / \ / \ / \ Y / \ Arcade Fire · The Suburbs Klaxons · Surfing the Void Oneohtrix Point Never · Returnal Here We Go Magic · Pigeons Candy Claws · Hidden Lands Scissor Sisters · Night Work Ariel Pink’s Haunted Graffiti · Before Today Wavves · King of the Beach Best Coast · Crazy for You Land of Kush’s Egyptian Light Orchestra · Monogamy Dead Confederate · Sugar The Drums · The Drums !!! · Strange Weather, Isn’t It? Fuzzy Lights · Twin Feathers Washington · I Believe You, Liar The Chemical Brothers · Further Secret Colours · Secret Colours Cherry Ghost · Beneath This Burning Shoreline Bugs and Rats · Adidas Dirty Projectors with Björk · Mount Wittenberg Orca [ep] Women · Public Strain Julian Lynch · Mare

21 Perfume Genius · Learning The Roots · How I Got Over 22 High Wolf · Ascension ceo · White Magic The Intelligence · Males 23 Kele Okereke · The Boxer Department of Eagles · Archive 2003–2006 Sia · We Are Born 24 Uffie · Sex Dreams and Denim Jeans Kula Shaker · Pilgrim’s Progress Giggs · Let Em Ave It 25 Rox · Memoirs Ratatat · LP4 The Young Veins · Take a Vacation! 26 Menomena · Mines Fol Chen · Part II: The New December Someone Still Loves You Boris Yeltsin · Let It Sway 27 Solomon Burke · Nothing’s Impossible Mount Kimbie · Crooks & Lovers The Magic Numbers · The Runaway 28 Baths · Cerulean School of Seven Bells · Disconnect From Desire Sri Aurobindo · Cave Painting 29 Balam Acab · See Birds [ep]

29 BLK JKS · Zol! [ep] LA Vampires & Zola Jesus · LA Vampires Meets Zola Jesus [ep] 30 Animal Collective · ODDSAC

Chosen

32 Motorama

Questions

34 36 38 40

Buffalo Moon Evenings Blackbird Blackbird Teen Daze

42

New facts


100 1 0 0 2 2   / /     8  66––8   № №


reviews От редакции

Пасмурное небо сентября вновь достает из-за пазухи здоровый шприц, протирает иглу и воткнув ее, жадно начинает высасывать гормоны счастья из наших слабеньких организмов. Осень — пора бездарных поэтов, запоздалых отпусков, простуженного сплина и рассказов про минувшее лето. Как и все прекрасное, три месяца пробежали так незаметно, что мы толком не успели осквернить белизну наших кроссовок и кед, а вот только-только становящейся репутации журнала досталось прилично. misc., никого не предупредив, впал в кому, а люди, ответственные за здравие пациента, то есть мы, не сильно торопились его реанимировать. Впрочем, времени зря тоже не теряли. Кто-то боролся с консьюмеризмом, попутно уничтожая плантации конопли и пытаясь заткнуть подводный нефтяной вулкан в Мексиканском заливе одной лишь силой мысли. Другие члены редакции, знакомые по предыдущим выпускам и не изменившие родному полушарию даже на время летних каникул, несли не менее почетные обязанности: наш терпеливый оформитель, засучив рукава и задержав дыхание, отгонял от Северной столицы московский смог, а в свободное время находился в перманентном поиске новых дизайнерских решений; Дима, в свою очередь, разбивал женские сердца и кромсал их осколками собственное. И несмотря на абсолютную занятость всего нашего «общества мертвых поэтов», какая-то молекулярная жизнь внутри редакции все-таки ощущалась. Мы не смыкая глаз и сознаний думали о том, как сделать misc. еще лучше, интереснее и красивее. Под этим предлогом штабу удалось завербовать новых обозревателей: Ксению и Андрея. Так же, за время долгого отсутствия, Misc. обзавелся личной страничкой в интернете. Летний номер выдался очень сложным. В какой-то момент, его подготовка стала напоминать олимпийский марафон, когда либо ты пробегаешь сорок с лишним километров, либо они тебя. Но мы не сдавались, пусть черепашьими темпами, но приготовили его и сегодня наконец-то готовы рассказать о том, что играло в наушниках этим летом.

2  misc.  6–8 / 2010


M. I. A. /\/\/\Y/\ N.E.E.T. / Interscope | 13.07.2010

Jaime Martínez · brightlightbrightlight.com

Экзотичные, местами неудобоваримые, а местами же зашкаливающе гениальные, Arular и Kala, названные в честь родителей певицы, были записаны будто бы дикой девочкой, которую только-только вытащили из гремучих джунглей. И в этом звучании был свой шарм. Ныне же девочку умыли, приодели в дорогие шмотки, приучили к свету софитов и отправили перекрикивать шумные мегаполисы, заточив некогда буйный саунд в техно-индустриальные рамки. В /\/\/\Y/\ поется о современном Интернет-поколении и стремлению государства прибрать глобальную сеть к рукам, чтобы совсем уж отключить людей от способности мыслить критически, а не проглатывать все, что им впаривают. Лейтмотивом альбома проходит строчка «connected to the Google, connected to the government» (The Message). Да и как обычно Майа не поет о глупостях (Tell Me Why), хотя не обошлось и без проявлений «попсовой» стороны певицы (XXXO, Teqkilla). Зачем M. I. A. такая серьезность? Затем, что «all I  ever wanted was my story to be told» (Story to be Told) и «I just give a  damn» (Meds and Feds). Дабы подчеркнуть акцент новой пластинки на постиндустриальном обществе, было принято решение сделать звучание техногенным, напористым, достигающим кульминации на треке Born Free, содержащем драйвовый сэмпл из песни Ghost Rider небезызвестных Suicide. На альбоме не встретишь больше странных сплавов из хип-хоп и этнических примочек, заполонивших первые два альбома. Кому-то может показаться, что певчая птичка Майа якобы тем самым продалась шоу-бизу, упростила саунд, а по мне так именно сейчас, как никогда, ее работу можно вполне себе увлеченно слушать целиком и полностью, как будто наконец-то уже нашелся человек, сумевший обуздать бешеную энергию «Маугли» и направить в нужное русло.  О. М. misc.  6–8 / 2010  3


Arcade Fire The Suburbs

Сумев однажды превратить заурядные похороны да распевание псалмов в  неоновое праздничное чудо, незаурядные канадские мультиинструменталисты Arcade Fire нынче побросали все свои музыкальные трофеи и тяжеленный чемодан с ярлыком «universally acclaimed band» в багажник простоватого, но, безусловно, практичного авто, и айда колесить по бескрайним просторам Техаса, распевая песни исключительно для собственного удовольствия. Итогом стала пластинка, вдохновленная воспоминаниями о молодых годах братьев Батлеров, проведенных в пригородах техасского Хьюстона. То есть имеем мы дело с ностальгической, не претендующей на мировое первенство, грамотно построенной работой. Она дарит особое осенне-мечтательное настроение, когда с замиранием сердца перебираешь в памяти события только закончившегося жаркого лета и уже задумываешься о том, а что же будет дальше. Если хорошенько погрузиться в «пригородный» аркадовский инди-рок с его фирменным инструментальным разнообразием, то начинаешь понимать, в чем же заключается особенный шарм Arcade Fire, и зиждется он на утонченных вкраплениях скрипок и труб, впридачу к аккуратной перкуссии, вместе будто опасающихся потревожить замечтавшегося слушателя, вволю пустившегося бороздить волны своей памяти. Раньше тебе устраивали фейерверки под Neighborhood #3 (Power Out) или заставляли разрыдаться под My Body Is a Cage, и ты уже со слезами благодарности на глазах аплодировал музыкантам, грустил, смеялся, прыгал, падал замертво, словом, переживал обширнейший спектр эмоций, и это было прекрасно. Как в  сказке. Теперь тебя никто и  не думает кидать в плюс или минус, в прошлое или будущее — все вертится здесь и сейчас, ровно и возвышенно. «No alarms and no surprises».  О. М. 4  misc.  6–8 / 2010

Daniel Boud · boudist.com

Merge | 02.08.2010


Klaxons Surfing the Void Polydor | 23.08.2010

Три года назад молодой английский квартет Klaxons оказался способен свершить маленькую, но очень значимую для нулевых, революцию. Своим дебютным Myths of the Near Future они доказали мировой общественности, что еще вполне возможно в наш предсказуемый век придумать что-то непохожее на все остальное. Смогла ли их новая работа повторить подвиг предшественника? Увы, нет. Экспериментаторские демоны настолько завладели умами Klaxons, что музыкантам поначалу вздумалось скатить все свое очарование до уровня отчаянно психоделичной концепции Всадников Апокалипсиса (Four Horsemen of 2012). В формате  lp такой финт бы не сработал. Да и лейблу не понравилось. Песни подсластили. Влезли в уже готовый материал, что редко когда добром заканчивается. Музыка начала рычать и скалить зубы. Впрочем, шумная агрессия составляет как раз сильную сторону альбома. А вот у пушистых треков пропала былая свежесть мелодий. Все переходы будто бы понатасканы из миллиона идентичных композиций других групп. Но тут уже клаксоновские чары берут свое, и ты все равно будешь крутить по кругу песни. Ну а  самыми удачными композициями можно назвать: постпанковую Venusia с Twin Flames, в духе космической As Above, So Below; Extra Astronomical, напористую как биг-битовая Setting Sun дуэта The Chemical Brothers; одноименную Surfing the Void с Flashover, идущим по ритмичным стопам кричащей Magick, и Echoes, опутывающую вас в свои сахарные сети подобно неподражаемой Golden Skans. Словом, Surfing the Void никаких революций не совершила. Пластинка предпочитает мирно почивать на лаврах Myths of the Near Future. Не забывая, однако, напоминать нам, что без Klaxons все-таки ну никак не обойтись в этом мире.  О. М. misc.  6–8 / 2010  5


Oneohtrix Point Never Returnal

Что-что, а дроун-музыка явно переживает свой расцвет. В последние несколько лет появилась масса артистов, которые производят воистину монументальные и впечатляющие аудио-полотна: Emeralds, Tim Hecker, Black to Comm, Kevin Drumm и многие другие. Одно из главных действующих лиц этого конгломерата эстетов, заставляющих сознания слушателей не вспоминать про закон всемирного тяготения, растягивая композиции на долгие-долгие минуты — Даниэль Лопатин (Daniel Lopatin), проживающий в Бруклине потомок советских эмигрантов, выбравший в  качестве творческого псевдонима громоздкое название Oneohtrix Point Never. Его музыку, вдохновленную фильмами Андрея Тарковского и  созданную по заветам Клауса Шульце (Klaus Schulze), Tangerine Dream и  Popol Vuh, во всем мире именуют немецким словом  «Kosmische», которое стало нарицательным еще во времена вышеназванных пионеров электронного нью-эйджа. Прошлогодний Rifts, вобравший в себя пространные зарисовки из ранее записанных работ, растянулся аж на два с половиной часа. Returnal — гораздо более компактный альбом. Здесь все укладывается в 40 минут и 8 треков соответственно, которые звучат без особых сюрпризов, но только глубже и комплекснее, чем раньше. Разве что хаотичное открытие — Nil Admirari — неожиданный вызов нойзу, перегруженный барабанными взрывами, плачущим голосом, визжащим фидбэком, звучащий, как старт ракеты, отправляющейся в вечное скитание по вселенским просторам. Далее по курсу все разворачивается вполне традиционно — размытые 16-нотные арпеджио, неуправляемый, кишащий дрейф аналоговых машин и холодные пейзажи космических пространств.  Н. С.

6  misc.  6–8 / 2010

Melchior Tersen · flickr.com/photos/funeralficus

Editions Mego | 18.06.2010


Here We Go Magic Pigeons Secretly Canadian | 08.06.2010

flickr.com/photos/mh_photos

Первый дивный одноименный альбом бруклинских «волшебников» напоминал не совсем исправную шляпу фокусника: заветный заяц выпрыгивал из нее лишь через раз, оставляя публику в недоумении в моменты, когда со шляпой ничего не происходило. Зато, когда зайка всетаки появлялся, то цвет его шерстки то и  дело изменялся — мог стать розовым, или, скажем, голубым, что совершенно очаровывало зрителей, и они напрочь забывали о предшествующих неудачах того самого горефокусника. Так работал психо-фолковый дебютник Here We Go Magic, на котором слабую песню сменяла до того диковинная композиция, что подобная череда силовых перепадов вконец околдовывала и  у слушателя уже не оставалось никаких сомнений в способности группы на настоящее волшебство. Новый альбом в  сравнении с  магическим цилиндром неполадок не выдает, более того, наш фокусник поднабрался мастерства, и теперь, помимо неизменно белого зайки, еще и голуби из шляпы вылетают, и тоже всегда белые, без неожиданностей и перемен в  окраске. Фокусник вроде бы и делает все правильно, а  публика нетнет да и  ждет, что вот сейчас, наконец, выпрыгнет розовый зайка, а  в отсутствие оного и  вовсе начинает скучать. Магии у  группы не убавилось, но былое очарование контраста испарилось. Треки всё такие же легковесные и знойно-ленивые, но их будто прикрутили к одной планке, выровняли, не позволяя ни единому звуку как-то выделиться из общей звуковой картины. Слушая дебютный лонгплей, появлялось ощущение, что сейчас ты паришь в облаках и, мгновения спустя, падаешь в теплую прозрачную воду. Под Pigeons ты скорее просто валяешься среди подсолнухов в погожий день и любуешься бездонным небом, что прекрасно, но, в конечном итоге, все равно надоедает.  О. М. misc.  6–8 / 2010  7


Candy Claws Hidden Lands Twosyllable | 03.08.2010

«И сказал Бог: да соберется вода, которая под небом, в одно место, и да явится суша. И стало так. И назвал Бог сушу землею, а собрание вод назвал морями. И увидел Бог, что это хорошо. И сказал Бог: да произрастит земля зелень, траву, сеющую семя [по роду и по подобию ее, и] дерево плодовитое, приносящее по роду своему плод, в котором семя его на земле. И стало так». Познакомившись в евангелической церковной общине, будущие основатели Candy Claws решили отойти от своих христианских корней и углубиться в науку, а точнее — отправиться в увлекательное исследование того, как на самом деле строилось мироздание. Первая работа дуэта из Колорадо, прошлогодний In the Dream of the Sea Life — музыкальная вариация, идущая в качестве сопровождения к литературному труду об океанографии. Hidden Lands не отступает от заданной концепции и представляет собой ничто иное, как альбом-компаньон к книге «The Secret Life of the Forest», авторства Ричарда Кетчума (Richard M. Ketchum). Тексты песен — отрывки из книги, переведенные с помощью Google Translator с английского на японский и обратно, пока не был достигнут эпицентр бессознательного, лишающего слушателя всяких шансов на нахождение истинного смысла строк. Суть сказанного действительно абсолютна неважна — шепчущие голоса все равно растворяются в густой чаще аморфных синтезаторных переливов и превращаются в еще одно изобразительное средство. Все нацелено на создание расслабляющей атмосферы загадочности и недосказанности, слова теряются в неге. Оттенок безрассудности всего творящегося, объясняется еще и тем фактом, что музыканты, как истинные панки, посчитали технические познания отягощающим багажом и записали альбом, не имея за плечами никакого опыта и теории, как на этих самых клавишных нужно играть. Фантастическая альтернативная реальность, в которой хочется заблудиться, как в самом густом и непроходимом лесу, доказывает, что с поставленными целями они справились. И кто знает, пойдут ли Candy Claws по пути, прописанному в святом писании и сотворят в следующий раз музыкальные полотна про небесные светила, животных и человека, или будут почить от всех дел своих, которые делали, но предпочтительнее, конечно первое.  Н. С.

8  misc.  6–8 / 2010


Scissor Sisters Night Work Polydor / Universal | 28.06.2010

По аппетитным ягодицам с обложки, принадлежащим балетному танцору Питеру Риду (Peter Reed) — фотография эта из коллекции работ Роберта Мэпплторпа (Robert Mapplethorpe), — нетрудно догадаться, что музыкальное наполнение Night Work обещает быть упругим, сексапильным и головокружительно соблазняющим. Нью-йоркский «filthy and gorgeous» квартет, как и прежде, не собирается церемониться со слушателем в выражениях и визуальной подаче, а под руководством продюсера Стюарта Прайса решает еще и уморить народ на танцполах пластинкой без тени клавишного лиризма, встречавшегося на предыдущих двух работах коллектива. Если раньше «don’t feel like dancing»-треки в стиле сэра Элтона Джона позволяли перевести дух после танцевальных хитов, призадуматься, приобнять любимого человека и даже пустить совсем не скупую и не мужскую слезу, то девиз нового лонгплея звучит как «do feel like dancing!». Пощады не ждите, также как и лиричных пронзительных запевов безупречного фальцета Джейка Ширза (Jake Shears), ибо поджарый Night Work нацелен исключительно на танцы до упаду (ах, эта ритм-гитара!). Треклист таков, что после первых относительно спокойных песен с Any Which Way начинается такой задор, такая дискотека, которая дальше только набирает обороты, слегка притормозив по пути на Skin This Cat в исполнении Аны Матроник (Ana Matronic), и достигает невероятного эпика под Skin Tight, Sex and Violence, Night Life и мощное диско-завершение на Invisible Light. Так что пестрые, вызывающие, безудержно притягательные «секс-маньяки» Scissor Sisters как и прежде возвышаются над современной хламидой из претенциозных, однообразных и опостылевших поп-певичек и групп, оставаясь певцами настоящего диско и качественной популярной музыки.  О. М. misc.  6–8 / 2010  9


Ariel Pink’s Haunted Graffiti Before Today 4AD | 07.06.2010

В начале нулевых Ариэль Розенберг (Ariel Marcus Rosenberg) слонялся по кварталам Лос-Анджелеса и подсовывал самопальные кассеты всем подряд — собрания песенок, записанных им в разные годы на восьмитрековый рекордер расходились на ура. С тех пор Ариэль прослыл плодовитым чудаком, одержимым затворником, обитающем в собственном мирочке и в одиночку cочиняющим сотни песен, которые звучат, cловно радиоволна, провалившаяся в расщелину пространственно-временного континуума, а теперь вытаскиваемая оттуда по кусочкам каким-то умалишенным алхимиком. Время шло, слава о  дурном гении совсем не медленно и очень верно распространялась за пределы Беверли Хиллз. Вскоре талантливый юноша обрел пристанище на лейбле Paw Tracks, курируемом другими заметными персонажами американского подполья — Animal Collective. Haunted Graffiti — прежде воображаемая группа, живущая лишь в  сознании Пинка, постепенно обзавелась реально существующими музыкантами, сделанными из плоти и крови. А мир уже лежал у  их ног. Практически. Во второе десятилетие XXI века Ариэль Пинк вошел в  статусе живой легенды, крестного отца музыки в  стиле «hypnagogic pop», мессии всех аутсайдеров. Если обойтись без громких титулов и выразиться другими словами — именно этот человек предвосхитил появление всей бесчисленной компании хипстеров, которые, не покидая родных пенат, собирают паззлы из позавчерашних звуков, срок годности которых давно истек, но оттого сейчас те стали петь еще слаще. В былые времена вечно лохматый, сутулый и одетый во всякое тряпье Пинк фанатично рылся в  бездонной шкатулке музыкальной истории и  выуживал оттуда потрескавшиеся мелодии, вздохи, свисты и  шумы. Теперь ему дали шанс  — после многолетних архивных исследований, 10  misc.  6–8 / 2010

Ariel Pink’s Haunted Graffiti успешно дебютируют под патронажем уважаемого независимого лейбла. Before Today — удивительно точный заголовок для выхода на широкую сцену. Абсолютно новые композиции соседствуют на альбоме со старыми, переделанными на новый лад, а иначе говоря их просто умыли и причесали, придав чуть более опрятный вид. По форме и мысли это все та же хонтология, причем в самой ее дружелюбной ипостаси, без высоколобого снобизма и библиотечной начитанности. Кислотное, озорное и вызывающее ностальгию скольжение по радиостанциям потустороннего мира, где семидесятнический фанк и  напудренный глэм сменяются абсурдистским панком, жизнерадостной психоделией или реинкарнацией забытого хита (Bright Lit Blue Skies) гаражной группы середины 60-x Rockin’ Ramrods. Before Today постоянно держит интригу — никогда не знаешь, какой мелодический фокус выкинут Пинк и  группа в  следующую минуту. Но при этом каждый маневр, будь то хоровое пение, вой саксофона, телефонный разговор, как в Round and Round, или что-то еще, чрезвычайно гармонично вплетается в структуру песен. Сумасбродствовать и проделывать трюки со временем, выдумывая чудной, искусственно состаренный психопоп, Ариэль всегда был мастер, а cохранить по-настоящему уникальный звук, обращаясь к широкой аудитории — редкость и признак мастерства.  Н. С.


misc.  6–8 / 2010  11 David Emery · de-online.co.uk


Wavves King of the Beach Fat Possum | 03.08.2010

Давно ли были те времена, когда Натан Уильямс (Nathan Williams) неистово рубил грязнющий скейт-панк во дворике у дома своих родителей? Всего за пару с лишним лет проворный калифорниец успел оказаться впутанным в такое количество историй, что позавидует иной ветеран, отдавший сцене лучшие десятилетия своего недолгого века. Выпустив два альбома, Wavves и Wavvves, Натан, который какое-то время являлся сам себе группой, стал объектом восхищения одних и ненависти для других. Первые отплясывали под скоротечные, цепляющие мелодии, которые удавалось распознать даже сквозь распирающий от переизбытка дисторшна расхлябанный звук и распевали песни, выставляющие подростковую апатию как норму жизни. По другую сторону баррикад остались чрезмерно озабоченные недоброжелатели, которые даже выдумали специальное словцо, чтобы чмарить неугодного исполнителя и прозвали его музыкальные ухищрения богомерзким термином «shitgaze», как бы подчеркивающим утробное звучание и разрушающий барабанные перепонки шум. Когда пришло время давать живые выступления, Натан оказался попросту не готов. Ставший легендарным выход на Primavera ’09, запечатлевший распад одного из составов Wavves в прямом эфире — тоже веселая история. Уильямс, обожравшийся валиума и экстази, выгоняющий барабанщика со сцены под градом летящих из толпы бутылок, стаканчиков и неодобрительный гул. Последовали отмена тура, мордобой с каким-то парнем из Black Lips, разгорелась информационная борьба — калифорнийский скандалист начал вырубать шум не только из струн своей расстроенной гитары, но из каждого места, где ступала его нога. Злорадным журналистам и блогосфере, казалось бы только это и нужно — всегда приятно смешать с  грязью того, кого вос12  misc.  6–8 / 2010

хвалял вчера. А теперь у них появилась удивительная возможность — засунуть свои намерения куда поглубже. Впрочем, неважно, главное — что сработала известная схема: «Король умер — да здравствует король!». Натан поборол демонов, терзавших его юную душу и записал мощнейший King of the Beach, готовый преподнести немало сюрпризов в том числе и давним фанатам. Но давайте по порядку. Во-первых, похоже что Wavves обзавелся постоянным составом. Спутниками Уильямса стали два лохматых чувака, примкнувшие к нему еще задолго до того, как Джей Ритард (Jay Reatard), с которым те играли, предпочел отправиться в мир иной в браваде кокаиновой передозировки. Во-вторых, продюсером альбома выступил человек по имени Дэннис Херринг (Dennis Herring), ранее работавший с Modest Mouse, Элвисом Костелло (Elvis Costello), Беном Фолдсом (Ben Folds) и другими замечательными людьми. Очевидно, что звучание сильно посвежело, очистилось от излишней грязи и не закапывает отменные гаражные мелодии и солнечное урчание нойзпопа на глубину шести футов. Другим откровением стали электронные композиции, в которых чувствуется сильное влияние психоделии, а конкретно Animal Collective и их прошлогоднего творения Merriweather Post Pavilion. В-третьих (и это главное), Натан нисколько не изменился как человек. Он по-прежнему выпускает клубы конопляного дыма, пытается накурить им кота своей лучшей подружки (Beth Cosentino из группы Best Coast), катается на скейте и не разучился писать дурацкие, прямолинейные, но оттого еще более заразительные песни. Самобичевание — сквозная тема лирики, звучит искренне, но отнюдь не как раскаяние перед кем-то за раздолбайство, потому как плевать он хотел на то, что подумают другие, а оставаться честным с собой — святое дело.  Н. С.


Wavves  Натан Уильямс, басист Стивен Поп (Stephen Pope) и барабанщик Билли Хэйес (Billy Hayes) 

misc.  6–8 / 2010  13


Best Coast Crazy for You

Land of Kush’s Egyptian Light Orchestra

Mexican Summer | 27.07.2010

Monogamy Constellation | 01.06.2010

Кто бы мог подумать четыре года назад, что одна из матерей-выдумщиц подземельного дроун-дуэта Pocahaunted будет сочинять музыку, которую можно будет услышать на fm-радиостанциях в светлое время суток? А все развернулось именно по такому сценарию: оставив захиревшее дитя на плечах Аманды Браун (Amanda Brown), пока та не довела Pocahaunted до полного распада, минувшим летом Бетани Косентино (Bethany Cosentino) основала группу Best Coast, играющую пляжный гранж-поп. Злые языки готовы сетовать на стихоплетство, лирическую скудность и шаблонное построение текстов, с постоянным чередованием рифмы crazy/lazy или обилием незамысловатых фраз вроде «I wish he was my boyfriend», «I want you so much», «That’s not your deal, that’s not my deal», но это их беда. Остается только посочувствовать эмоциональной черствости этих людей, неспособных уловить желание девушки, заключающееся не в намерении глаголом жечь сердца людей, а выразить свои чувства к молодому человеку так непосредственно и прямо, как это возможно. По содержанию, Best Coast и Crazy for You конкретно воссоздают канон девичьих (с оговоркой, что барабанщик и басист — мужчины) поп-групп конца 50-х — середины 60-х, в том плане, что девушки (в данном случае одна) поют про мальчиков — редкое явление в наше время. По звуку все более обыденно, но оттого не менее приятно на слух — просто нарочито состаренными вязкими гитарами, выгоревшими на калифорнийском солнце, в 2010-м уже никого не удивишь. А если подвести итог, то Crazy for You — добрая порция теплого и романтичного, слегка печального инди-попа, лишенного всяких странностей и шизы. Ну и ладно.  Н. С.

14  misc.  6–8 / 2010

Массивный проект канадского лейбла Constellation получил к  своему псевдониму загадочную приписку «Egyptian Light Orchestra». Если верить титрам, то Сэм Шалаби (Sam Shalabi), глава этого безумства, среди всех прочих инструментов выбрал звук арабской лютни, Thee Silver Mt. Zion Memorial Orchestra предстали в  своем обновленном составе, почти без изменений в инструментах, Элизабет Анка Ваяжич (Elizabeth Anka Vajagic) написала стихи для Scars, и исполнила саму песню. По количеству участников канадской авангардной сцены, мероприятие можно сравнить со страшным «голубым огоньком». Прекрасный праздник превращается в будни арабского военнопленного — переспелые бананы, непонятная вязь, надрывные синтетические голоса, бесчисленные скрипы и  шумы. Если слушать все это предельно внимательно, пропуская через себя, то можно сойти с ума уже к середине действия, так и не дождавшись спасительного глотка воды. И  ведь язык не повернется назвать Monogamy больной, нездоровой работой. У  этой гидры психоделической музыки есть точная цель и  план, рассказывающий, как ее достигнуть. И после того, как ты отречешься от мира, существующего вне этого альбома, обратишься в дикой вечности, заключенной между двумя деревьями и вступишь в брак со Святым Духом, все произошедшее «подобно птичьей трели вылетит с твоих уст, а ты потянешься к полотенцу, чтобы собрать пролитое». Monogamy бросает слушателя в  потемки человеческой сущности, а после, поднимает над всем живым в синтетической и бесчеловечной балладе Fisherman. И если на первый взгляд этот альбом кажется вам прибежищем музыкальных мазохистов, то, прошу вас, пройдите мимо и забудьте все, что вы услышали.  Д. В.


Dead Confederate

The Drums

Sugar

The Drums

Old Flame | 24.08.2010

Moshi Moshi | 07.06.2010

Слывшие одной из главных надежд рок-музыки, американцы Dead Confederate разочаровали многих, выпустив Sugar, под стать названию полный медовых интонаций и витиеватых мелодий, поданных с нахальным самодовольством. Музыканты явно испытывали безмерное удовольствие от такого гедонистического подхода к творчеству — неприкрытая эйфория сквозит в каждом треке, что тем более странно, учитывая каким отчаянным и яростным был Wrecking Ball. Но, разочаровав поклонников, Dead Confederate теперь наверняка наберет союзников из числа тех,кому нравятся Smashing Pumpkins, а также глэм-рок в том виде, в котором он дожил до наших дней. Sugar, по большому счету, все та же болановская травестия — сентиментальные опереточные рок-номера, в которые добавили гитарного драйва, конечно, не Guns N’ Roses, но чтото близкое этому. Потеряв живой нерв, и, в каком-то роде связь с действительностью, став чисто сценическим явлением, Dead Confederate и в новом облике впечатляют. Звонкие гитарные риффы, щедрые россыпи ударных, мяукающий вокал — Билли Корган будет доволен. Состоящий наполовину из буффонады, Sugar — это такой параллельный мирок, цирк с клоунами, которые мнят себя ковбоями. Поддаться их магии, впрочем, довольно легко. Голос Харди Морриса (Hardy Morris), мягкий и вкрадчивый, обладает гипнотическим эффектом, а музыка Dead Confederate — это все тот же эпического размаха психоделический рок,просто в этот раз аккомпанирующий затянувшейся вечеринке.  А. С.

Помимо н��рочитой модности и опрятного вида участников молодой группы The Drums — мол, не те прически, что это за брюки, длина которых оканчивается где-то в районе голени, в укор им принято ставить отсутствие всякой оригинальности. Довольно-таки бессмысленная критика, учитывая что все уже давно сыграно и спето. Понятно, что в сёрф-поп, вдохновленный The Beach Boys, Orange Juice и Манчестером восьмидесятых, затруднительно впихнуть нечто кардинально новое, но тому, как грациозно четверка бруклинитов вырисовывает ретроспективное инди, можно только поаплодировать. Отображается это не только в музыке, имидже, но и на сцене. Вокалист The Drums Джонатан Пирс (Jonathan Pierce) исполняет марионеточные танцы, подражает филигранным телодвижениям и интонациям нестареющего денди Моррисси (Morrissey), в то время, как музыканты играют слаженно и верно, а на заднем плане подпевают девушки, притоптывая в такт. Прошлогодний ep Summertime вселила надежду, что среди изобилия всех этих парней в узких джинсах и клетчатых рубашках, круглогодично растягивающих солнечные дни в своей музыке, появились наконец-то те, кто умеет писать яркие, запоминающиеся мелодии и врезающиеся в память слова. Столь хороши были беззаботная Let’s Go Surfing и наполненная тоской Down By the Water, что мигом забронировали себе места в грядущем альбоме, а The Drums записали в список ожидаемых новинок. Они не подкачали. Одноименный дебют наполнен летней романтикой, веселыми гитарными линиями и свистящими мелодиями, в которые удивительным образом вплетается печальная лирика, насыщенная невеселыми сказками о разбитых сердцах.  Н. С.

misc.  6–8 / 2010  15


!!!

Fuzzy Lights

Strange Weather, Isn’t It?

Twin Feathers

Warp | 24.08.2010

Little Red Rabbit Records | 16.08.2010

Представители охламонского дэнса, калифорнийские дебоширы !!!, или Chk Chk Chk, снова устраивают хмельное диско прямо на заднем дворе вашего дома. Колонки работают на полную катушку, лед плавится в  бокалах с  горячительными напитками, уже далеко за полночь, а  веселье лишь в  самом разгаре. Музыканты, как и  прежде, отжигают своими фирменными хитросплетениями из гитар, баса, синтезаторов, ударных, вкраплений зычного женского вокала и задиристого баритона фронтмена. На Strange Weather, Isn’t It? есть все для того, чтобы завести публику и  привести ее в  неописуемый восторг. Единственное, чего недостает, так это головокружительной безбашенности и накала страстей предшествующего Myth Takes, в  особенности его длинных качающих композиций а-ля Heart of Hearts. Но и у Strange Weather есть свои герои. Так, например, нехило подчиняет своим вибрациям The Hammer, под которую на самом деле не хочется останавливаться в  тон словам «so c’mon, please, don’t stop» и удалым «ай-ай-ай» солиста. Также ритмичная и идеальная для Chk Chk Chk The Most Certain Sure цепляет тебя на свой крючок, побуждая взбираться на барную стойку, отплясывать и  подпевать «у-иии». К героической компании этих песен еще примыкает и несколько пост-панковый трек Jump Back. А холодные Blue и Made of Money, идущие бонусами, намеренно завершают все происходящее до них на минорной ноте, вовремя охлаждая пыл собравшихся, чтобы те не докатились совсем уж до ручки. Пусть !!! и удивляются нынешней погоде, вопрошая, откуда дуют сквозняки, делающие их музыку несколько прохладнее предыдущих горячих работ коллектива, но калифорнийцы, тем не менее, все еще в отличной форме и способны задать нехилого жару зазевавшимся слушателям.  О. М.

Пост-рок как музыкальный жанр давно сошел на нет, тем не менее периодически продолжают появляться интересные альбомы, имеющие к нему то или иное отношение. Не являясь откровением с точки зрения стилистической составляющей, новый альбом английской группы Fuzzy Lights подкупает живым и искренним звучанием, в котором очень органично смешались элементы как пост-рока и американы, так и психоделического фолка и импровизационной инструментальной музыки. Большому заряду жизненной энергии и отсутствию апатичности, к которой обычно расположены пост-роковые музыканты, возможно способствует то обстоятельство, что основой их состава является супружеская пара — Ксавьер и Рэйчел Уоткинсы (Xavier Watkins; Rachel Watkins). Музыка, создаваемая ими, подобна бурлящей магме жизни, иногда дающей возможность для медитативного созерцания, иногда вызывающей тревогу и смятение, иногда неистовство, но всегда остающаяся жизнеутверждающей и созидательной. Twin Feathers — самая общедоступная запись Fuzzy Lights, во многом благодаря среднему темпу исполнения, создающего элегическое настроение и характерного для американы, а также вторящих друг другу женского и мужского вокала, из-за чего альбом получился пронзительно лиричным, если не сказать сентиментальным. Всегда исполняющая лидирующие инструментальные партии скрипка Рэйчел придает музыке хрупкость, утонченность и человечность, а у обычных для группы околофолковых аранжировках на Twin Feathers присутствует ярко выраженный восточно-европейский колорит. Лишенная амбиций и претензий на глобальность, музыка Fuzzy Lights показывает мир одного человека как сложноустроенный космос, загадочный и притягательный.  А. С.

16  misc.  6–8 / 2010


Washington

The Chemical Brothers

I Believe You, Liar

Further

Universal Australia | 30.07.2010

Freestyle Dust / Astralwerks | 07.06.2010

I Believe You, Liar  — один из немногих поп-альбомов, выпущенных в этом году, не являющихся продуктом безликого и искусственного музыкального гламура, а по-настоящему задевающих за струны души. У этой австралийской девушки, выросшей в семье потомственных католиков, ощущается такой искренний порыв к жизни, какой бывает только у людей, надолго лишенных возможности открыто выражать свои чувства. I Believe You, Liar относится к той категории поп-музыки, главное достоинство которой заключается в возможности абсолютно без какой-либо рефлексии воспринимать окружающий мир, и которая подобна животворному бальзаму, способному излечивать израненную душу. Великолепнейшие мелодии, пропетые совершенно открыто и искренне, и тексты, написанные в исповедальной манере, придают музыке Вашингтон (она взяла для названия своего проекта только фамилию, оставив прекрасное имя Меган в стороне) те качества, которые позволяют причислить такую музыку, изначально являющуюся по формальным признакам инди-попом, к Большому стилю. Интонационно вызывающие ассоциации с Ace of Base (что скорее положительный момент, кто не вспоминает то время без чувства ностальгии), Вашингтон больше близка к ранней Мадонне, в ней так же удачно сочетаются задор, лиричность и исповедальность. Это уже не просто исключительно женская музыка — в том, как Меган раскрывает свою душу, есть что-то, простите за высокопарность, общечеловеческое.   А. С.

Прилагающийся к  Further dvd с  идеально подобранным видеорядом к каждому треку альбома начинается с замедленной съемки ныряющей девушки, как на обложке альбома. В белоснежном длинном платье она погружается в  темные воды все глубже и  глубже под сопровождение ласкающей слух Snow — нечто подобное уже встречалось у The Chemical Brothers в бесподобном клипе на песню The Test. И это первая ассоциация с тем, что было у «химиков» ранее. Вторая и самая важная, — это то, что Further представляет собой погружение в самую суть «братьев», их пионерные биг-битовые истоки, от которых ребят после первой волны славы унесло течением во владения клубной техно-хаус электроники. Разбавляя все это дело крайне удачными коллаборациями с известными и  не очень музыкантами, дуэт поймал в  свои сети еще больше поклонников и вообще стал олицетворением отличной, пресыщающей, электронной «ухи», подающейся широким массам с  изяществом дорогих ресторанов. В этот период «биг-битовые» фанаты сильно заскучали по старым-добрым, слегка прожженным, пыльным временам, без излишнего лоска, но с какой-то простецкой притягательностью, и, похоже, что «химики» тоже решили сделать попытку возврата к  ненаносному биту. В духе своей молодости они так и не заиграли, но приблизиться к атмосфере тех лет им вполне удалось. На сей раз The Chemical Brothers записали восемь «чистых», по большей части ритмичных технокомпозиций (драйвовая Horse Power вообще здорово звучит как помесь It Doesn’t Matter с Hey Boy Hey Girl), без единого громогласного тандема, как бы заявляя тем самым: «Эй, мы все те же свои в доску парни! Не верите? Послушайте Further, вытряхните из головы „именитую“ требуху и просто наслаждайтесь музыкой».  О. М. misc.  6–8 / 2010  17


Secret Colours

Cherry Ghost

Secret Colours

Beneath This Burning Shoreline

Self-released | 03.08.2010

Heavenly | 05.06.2010

От одноименного дебютного альбома чикагской группы Secret Colours веет такой свежестью и непосредственностью, каких в нынешнее время днем с огнем не сыщешь. Играющие мягкий психоделический рок с небольшим уклоном в гараж, они делают это легко и непринужденно, словно живут этим, отчего их музыка выгодно отличается от прочей подобной и сразу же узнаваема. Гармония — вот слово, наиболее точно характеризуещее этот альбом. Музыка на нем органична и естественна, такой она и должна быть — ноты, словно рожденные именно для этих песен, которые одно целое с их исполнителями — в меру романтичные, в меру мечтательные, и всегда полные энергии и жизнелюбия. В них есть какая-то блаженная нега — не такая рассеянная, как обычно в шугейзинге, а чуть более сфокусированная, но так же растекающаяся и словно пропитыв��ющая все вокруг. Бархатный голос вокалиста Томми Эванса (Tommy Evans) идеально ложится на обволакивающую и убаюкивающую, иногда бодрую, но с ленцой, музыку, подобную мягким накатывающим волнам, в которые хочется погрузиться и забыть обо всем на свете. Сравниваемая с Dandy Warhols и Black Rebel Motorcycle Club, она, однако, лишена декадентской манерности первых и ковбойской залихватскости вторых, а бравады в ней ровно столько, столько и нужно для такой музыки, не больше и не меньше.  А. С.

Приметы большого стиля, присутствовавшие у замечательной манчестерской группы Cherry Ghost и раньше, в полной мере проявились на их новом альбоме. Открытая манера пения и сладкоголосость крунерства, изящная мелодичность брит-попа, рок-н-ролльные ритмы  — все это на Beneath This Burning Shoreline сплавилось в удивительной гармонии. Саймон Элдред (Simon Aldred), фронтмен группы и обладатель замечательного по тембру голоса, способного расположить к себе, казалось бы, любого, продолжает традиции Фрэнка Синатры, создавая своими песнями образ мира, застывшего в ожидании чуда, и это сладостное предвкушение само по себе источник бесконечного удовольствия. Его песни похожи на колыбельные, исполняемые для взрослых (ведь каждый хочет вернуть себе детские ощущения, когда, казалось, все самое лучшее только впереди, а настоящий момент уже озаряли его отблески). Это состояние сродни ожиданию наступления Нового года, наполненного нетерпением от грядущих перемен. И еще музыка Cherry Ghost подобна бесконечному роуд-муви, когда за окном проносятся прекрасные до боли пейзажи, и алкоголь никак не хочет выветриваться из крови. Подобные этому альбомы были когда-то у The Coral, а недавно — у  The  Last Shadow Puppets, это богато оркестрованный инди-поп, так ладно скроенный, что не найти и зазора между нотами. Казалось бы, настоящее время не дает никакого повода для возникновения подобной музыки, и тут уже впору и правда поверить в чудо.  А. С.

18  misc.  6–8 / 2010


Bugs and Rats

Dirty Projectors with Björk

Adidas

Mount Wittenberg Orca [ ep ]

Not Common | 04.07.2010

Self-released | 30.06.2010

Давно выродившийся в субкультурное явление со свойственной этому эстетизацией однотипных музыкальных приемов, пост-хардкор немного приободрился благодаря выходу в этом году нескольких злых и дерзких альбомов, принесших так не хватавших ему свежести и непосредственности (Fucked Up не в счет, их деятельность больше проходит по ведомству артистической клоунады, пусть по-своему и прекрасной), среди которых не последнее место занимает Adidas группы Bugs and Rats. Ее корни — это первая волна хард-кора,выросшая непосредственно из панк-рока (в частности, Black Flag и Dead Kennedys) и взявшая у него тягу к саморазрушению и пренебрежение к любым попыткам выдать более-менее съедобный продукт с точки зрения простого обывателя. Неистовый вокал, словно выплевывающий в слушателей проклятья, с трудом продирающийся сквозь паутину цифрового шума и грязи, перегруженные гитары, заедающие на одной ноте, пульсирующий постпанковый рисунок баса, сухие и четкие ударные — вся их музыка как натянутая тетива. Оголенным нервом и каким-то неистовым самооотречением Bugs and Rats вызывают ассоциации с Nirvana; Курт Кобейн так же не знал в музыке компромиссов и не щадил себя на сцене, следуя раз и навсегда выработанным жизненным принципам.  А. С.

Прошлой весной один хороший человек из Stereogum предложил бруклинцам Dirty Projectors и исландке Бьорк выступить вместе на благотворительном концерте в Нью-Йорке, на что музыканты дали свое согласие. Лидер бруклинцев Дейв Лонгстрет (Dave Longstreth) написал семь песен про касаток — подобная тематика ему пришла в голову после рассказов коллеги по группе о том, как она увидела однажды маленькое семейство китообразных с выступа горы Виттенберг, что в Калифорнии. Бьорк взялась за партии мамы-касатки, Projectors выступили в роли детенышей, а все дело вкупе назвали Mount Wittenberg Orca, то есть «виттенбергская касатка». Материал получился «прожекторским» по звучанию, с минимумом аранжировок и основным упором на игру голосов, так знакомую Бьерк еще по работе над альбомом Medúlla. Концерт удался, а за ним последовало решение о студийной записи, чему дано было осуществиться, правда, лишь год спустя, так как после коллаборации у Dirty Projectors вышла своя «касаточка» (Bitte Orca), повлекшая за собой длительный тур. Записан был мини-альбом в кратчайшие сроки и посвящен опять-таки благотворительным целям — вся выручка от продаж пойдет в фонд Национального географического сообщества для проекта по созданию защищенных от вредоносного влияния человека пространств Мирового океана, так как, оказывается, этой проблеме не уделяется практически никакого внимания. В общем, цель благая и достойна искреннего уважения, а вот по музыке один минус у ep есть: присутствие Dirty Projectors хлещет через края, в то время как Бьорк безумно мало. Если бы все треки были гармонично выверены в духе красивейшей All We Are, то мини-альбом стал бы драгоценнейшим подарком ценителям музыки, а не просто еще одной неплохой пластинкой.  О. М. misc.  6–8 / 2010  19


Women

Julian Lynch

Public Strain

Mare

Jagjaguwar | 23.08.2010

Olde English Spelling Bee | 28.06.2010

От всех многочисленных исполнителей лоу-фай, расплодившихся в последнее время, группу Women выгодно отличает более взрослое отношение к жизни и к создаваемой ими музыке, и на их втором альбоме это чувствуется еще сильнее, чем на принесшим им известность дебюте. Сохраняя верность лоу-фай звучанию, музыканты, тем не менее, бесконечно далеки от того инфантильного аутизма, который присущ большинству представителей этого музыкального направления. Не лишенные, однако, детской непосредственности, они в то же время достаточно мудры для того, чтобы время от времени взирать на себя со стороны, и взгляд этот, если судить по их музыке, кристально ясен и наполнен горечью и печалью. Public Strain  — удивительно полифоничный альбом, вобравший в себя всю гамму человеческих эмоций, от беспечной радости и блаженной неги, до тревожной взвинченности и ощущения экзистенциальной пустоты. Постоянные смены интонации на альбоме напоминают о вечном круговороте жизни, смене времен года и неизбывной цикличности этого процесса. Именно такой, словно природной мудростью, и отличается эта запись. Стилистически оставаясь в русле лоу-фай, Women следует традициям Velvet Underground и Sonic Youth, и, окунаясь то в инди-поп, то в краут-рок, а то и вовсе в дроун, все равно всплывает в синкопированный нойз-рок. Ритмически это один из самых впечатляющих альбомов года — постоянно меняющаяся, но движущаяся в одном и том же векторе, музыка Women открыта жизни, и это ее главное достоинство.  А. С.

20  misc.  6–8 / 2010

Даже не зная фактов из биографии Джулиана Линча, например того, что он изучает этномузыковедение в университете Висконсина, несложно догадаться о музыкальной осведомленности юноши и широте его вкусов. Проводя много времени копаясь в полках с залежами старых, пыльных пластинок, Линч степенно расширяет свой кругозор, который не стесняется демонстрировать в записях. Тогда как предыдущие запечатлели Джулиана в образе молодого, любопытного исследователя музыкальных пространств, запершегося в спальне с грудой инструментов, то новый альбом Mare на их фоне выглядит куда более взрослой, детализированной и сосредоточенной работой. Глубинные соло кларнета, свистящие маракасы, водянистые гитарные переборы, колокольчики, искрящиеся нотки ксилофона — Линч умело организует эклектику разнородных направлений мировой музыки и выдает какой-то совершенно невообразимый коктейль, дарящий спокойствие и умиротворение, что безусловно роднит его с собратьями, играющими в гипнагогию, прежде всего с Ducktails. Особую роль здесь играет деликатное построение ритм-секции, когда в ход идут не только африканские перкуссии, но, как, например в Ruth, My Sister, прикосновения по клавишам органа напоминают звучание ударного инструмента гамбанга, позаимствованного у какого-нибудь индонезийского гамелана. И  если это то, что студентаспирант умеет сейчас, то интересно посмотреть, что будет дальше, после того как домашние задания, диссертации и бурные годы учебы дадут о себе знать.  Н. С.


Perfume Genius

The Roots

Learning

How I Got Over

Matador | 22.06.2010

Def Jam | 22.06.2010

Знакомство с дебютным творением 26-летнего жителя Сиэтла Майка Эдриаса (Mike Hadreas), представляющего проект Perfume Genius, поначалу может отпугнуть. В нем нет места диким экспериментам, ревущему шуму, или подобным практикам, способным вызвать антагонизм в сознании случайного слушателя, чьи руки потянутся к альбому. Нет. Но есть вещь, которая отталкивает интуитивно — неприкосновенная интимность, которой пронизана каждая пьеса Learning. На протяжении тридцати минут, что длится работа, невозможно преодолеть ощущение, что вторгаешься в потайные закутки чьей-то жизни, те, которые обычно не выносят на всеобщее обозрение, а предпочитают бережно хранить за семью печатями и даже не рассказывать своему самому сокровенному дневничку. Perfume Genius, напротив, обнажает душу до предела, рассказывает правдивые истории, за которые не боится быть пристыженным, и в этой пронзительной искренности и смелости стоит на одной ступени с Эллиотом Смитом (Elliot Smith) и Энтони Хегарти (Antony Hegarty). Судите сами: центральная композиция Mr.  Peterson рассказывает об отношениях подростка и школьного учителя, завершившихся самоубийством последнего. Исповедь, полная совершенной грусти и надежды на лучшее завтра.  Н. С.

Большинство слушателей, коснувшихся альбома How I Got Over, честно признаются, что на первом прослушивании до пятого трека не происходило ничего особенного, но сразу после него их накрывало волной душеспасительного восторга, заставляющего раз за разом переслушивать альбом. Основной посыл музыкантов естественен и понятен — наступили достаточно тяжелые времена, но мы все еще можем сделать вещи лучше. И поскольку слова эти сказаны искренне и ободряюще, то альбом выходит соответствующим. Кто бы мог представить, что дикий голос Джоанны Ньюсом (Joanna Newsom) отлично ляжет на плотный бит, кто бы мог предугадать историю, которую The Roots разворачивают из баллады Dear God ­группы Monsters of Folk? Это альбом музыкальных экспериментов, альбом о политике, рефлексии и саморазрушении в  современном обществе, появившийся ровно в  ту минуту, когда он был так нужен. Его успех, как и  успех самой тематики, можно сравнивать с Merriweather Post Pavilion и другими работами «посткризисного периода». Это прямое попадание в  лист номинированных на премию Грэмми, и  еще один альбом, который задержится перезимовать в  наушниках слушателей. Потому что зимой нам этот альбом еще ой как понадобится.  Д. В.

misc.  6–8 / 2010  21


High Wolf

ceo

The Intelligence

Ascension

White Magic

Males

Not Not Fun | 05.07.2010

Modular / Sincerely Yours | 06.29.2010

In the Red | 24.08.2010

Всплывающий из бездны новой импровизированной психоделии, бескрайних полей музыки, добываемой из замысловатых манипуляций с аналоговым оборудованием, пышных лесов и дремучих чащ авангарда diy, только для аудитории с открытыми головами, а не тех, кто навсегда застыл на академических скамьях, является High Wolf. Француза не назовешь новичком — длинный список кассетных записей, пара дисков, вышедших ограниченным тиражом и вот теперь виниловый релиз на лейбле, славящемся любовью ко странностям. Корни High Wolf уходят глубоко в эзотеризм и безвестность: он не экспериментирующий псаломщик разрушительного металла, но его звуковая дорожка всегда проходит по сумрачным зонам музыкального спектра. Привкус человеческого в этом укачивающем сорокаминутном путешествии придают племенные перкуссии, от которых исходит цветастая аура тропиков. Зловещие дроун-завывания парят в безмолвии, плавно стекая в этнические гармонии Магриба и  Аравии. Ascension оправдывает свое имя на все сто — и как запись, фиксирующая подъем High Wolf, и привнося сакральный оттенок к содержанию, будто слушатель проходит путь из ада к свету звезд.  Н. С.

Ceo, он же Эрик Берглунд (Eric Berglund), является участником довольно успешного в мире шведского инди-поп дуэта The Tough Alliance. Выпустив три пластинки с коллегой, Эрик задался идеей расширения своих творческих горизонтов, подразумевая запись сольного альбома. Сильно расширить горизонты не получилось, так как White Magic звучит очень похоже на музыку группы. Но получилось записать треки еще более попсовей, в положительном смысле специфичного шведского поп-звучания, который в последнее время возвели уже чуть ли не в разряд священного «must-have». Очень даже зря, надо сказать, потому как далеко не каждого хватит на пылкие чувства к подобной музыке — она слишком не осязаема, мимолетна. Безусловно, такие прилипчивые треки как Come With Me или White Magic способны надолго поселиться в ваших радиоприемниках и не наскучить, но и они, подобно мыльным пузырям, радуют, пока разлетаются в стороны и переливаются разными цветами на свету, а потом они лопаются, и ничегошеньки не остается от них. Совсем. Забава на полчаса.  О. М.

The Intelligence — одна из самых видных команд на современной гаражной сцене. Ее полную эксцентрики, ерническую манеру исполнения музыки не спутать ни с чем. Взяв от эпохи шестидесятых настоящую рок-нролльную энергию и некоторое пижонство, The Intelligence сохранили позитивный настрой и жизнелюбие, играя, в принципе, настоящий панк-рок. На своем новом альбоме они предстают одновремено в двух ипостасях. Первая  — это сырой и грязный гараж-панк, совсем не ласкающий слух и обладающий сильным абразивным эффектом. Вторая — это эксцентричный театр абсурда, задорный, ироничный и весь пронизанный духом аутсайдерской инаковости. В какой-то мере в этом плане они напоминают Talking Heads конца 70-х, начала 80-х, кое-где в их музыке даже проскальзывают бирновские интонации. Развивая темы своего почти выдающегося альбома Fake Surfers, они продолжают устраивать придурковатый психоделический балаган, но приправляют его большой дозой острых специй, заключая Males в оправу из злых и непричесанных песен, полных скепсиса и язвительных интонаций.   А. С.

22  misc.  6–8 / 2010


Kele Okereke

Department of Eagles

Sia

The Boxer

Archive 2003–2006

We Are Born

Glassnote Records | 21.06.2010

American Dust | 20.07.2010

Monkey Puzzle / Jive | 06.08.2010

Собрал, значит, Келе коллег по группе Bloc Party и  спросил: «Когда приступим к  записи чего-нибудь новенького?»  — а  они ему: «Да ты с  ума сошел! Давай уже хоть немного отдохнем от музицирований, заслужили какникак» — на что Келе отпарировал: «Отдыхать буду только на пенсии!» — и поехал в студию записывать сольник. Трудяга, одним словом. Сольный дебют оказался вполне удачным, но годным скорее для скрашивания ожидания блоко-альбомов. Самой классной композицией вышла сингловая смачно электронноперченная Tenderoni, продолжающая лучшие традиции последнего, неоднозначного принятого публикой, альбома Bloc Party Intimacy, известного своим лихим уклоном в  электронику, да и весь The Boxer Окереке следует этой тропе, но на фоне главного сингла большинство треков выглядят все-таки бледновато. Отметить еще можно напористую Walk Tall, вокально-забавную On The Lam, да африканоритмичную The Other Side. «Боксер» точно не станет хитом лета и не отправит никого в нокдаун. И  все же поклонники поощрительный «пояс» для Келе отыщут — это ж Келе, он один такой.  О. М.

Дуэт Department of Eagles в первую очередь заинтересует поклонников творчества Grizzly Bear, так как состоит он из Дэниэла Россена (Daniel Rossen) и его друга Фреда Николаса (Fred Nicolaus), а продюсировал пластинки группы, с особо примечательной In Ear Park, вездесущий Крис Тэйлор (Chris Taylor). Троица познакомилась еще в Нью-Йоркском университете. Дэниэл и Крис все больше задействованы в работе над альбомами Grizzly Bear, но и для дуэта Россен все-таки находит время. Играют ребята психофолк или просто акустический фолк. Некоторые ранние работы были впридачу сдобрены электроникой. После записей накопилось немало музыкальных зарисовок и неизданного материала. Многие скетчи пошли на запись материала Grizzly Bear. И все-таки сейчас музыканты решили выпустить наиболее примечательные наработки в виде архива. Архив хороший, для любопытных, как говорится. Но самое в нем удивительное — это то, что вся эта куча собранных вместе песен разных лет работает и звучит так, будто они записывались специально для единого полноформатника. Нужно все-таки иметь изрядную долю мастерства и чутья для подобного трюка.  О. М.

Некогда перекочевавшая из Австралии в Объединенное Королевство Сия Ферлер (Sia Furler) сумела хорошенько засветиться в работе с различными музыкантами, особенно в  составе Zero 7, а также записать несколько своих сольных пластинок, Colour the Small One из которых считается наиболее любимой поклонниками. Обладает австралийка сильным запоминающимся голосом, и это ее конек, а все остальное является лишь материалом для создания подходящей ему среды обитания, и обычно среда эта даунтемпового, несколько r’n’b-шного характера. На сей же раз нас ждут отклонения от привычного. «You’ve changed!» — поет Сия, и мы подхватываем эту песню, обращая ее в адрес самой певицы. На We Are Born она запела в удалом фанковом ключе с преобладанием заводных песен, наиболее выделяются из которых Clap Your Hands, Stop Trying и упомянутая ранее You’ve Changed, ставшая уже одной из самых успешных композиций певицы по чартовым результатам. Подобные настроенческие перемены австралийке «к лицу», но все же альбому недостает хитовости, что делает We Are Born слабым соперником другим подобным танцевальным работам.  О. М. misc.  6–8 / 2010  23


Uffie

Kula Shaker

Giggs

Sex Dreams and Denim Jeans

Pilgrim’s Progress

Let Em Ave It

Ed Banger Records | 14.06.2010

Strange Folk | 28.06.2010

XL | 21.06.2010

Несмотря на то, что в этом сезоне очаровательная Uffie была буквально обезглавлена девушкой по имени Ke$ha, на вечеринке все равно найдется место для еще одной участницы. Sex Dreams and Denim Jeans был сделан усилиями целой плеяды звуковых мастеров — Mr. Oizo, DJ Feadz, Mirwais и SebastiAn. Теоретически, такая запись не могла провалиться, но каким-то образом юная принцесса умудряется показывать полное безразличие к собственным записям, звуку, и, кажется, всему остальному, что когда-либо могло произойти на этом альбоме. Все, кто внимательно следит за релизами лейбла Ed Banger Records, уже давно сделали для себя печальный вывод, и нам остается только озвучить его  — «ничего нового, ничего действительно цепляющего, ничего свежего». Такую пластинку не спасают даже семплы из Rock & Roll The Velvet Underground  — искренне хочется, чтобы девушка, наконец, перестала петь, и ушла танцевать в партер. При всей любви к Uffie, из Sex Dreams and Denim Jeans невозможно вытянуть ни одной яркой и положительной ниточки. Слабая запись, которую искренне жалко.  Д. В.

Когда-то в 1996-м году, Kula Shaker выпустили дважды платиновую пластинку с лаконичным названием K. Спустя пятнадцать лет, к своему четвертому альбому, группа обзаводится свежей идеей, и эта идея — не иметь идеи как таковой. Среди композиций Pilgrim’s Progress невозможно найти какие-либо ярко выраженные настроения — сомнительные похороны Питера Пена продолжаются историей про Офелию, и только беспроигрышно заводная Modern Blues стоит на своем. Сложно считать эту пластинку концептуальной, идейной или хоть скольконибудь цельной. Все выглядит так, будто Kula Shaker впервые в истории решили показать миру настоящие эмоции, настоящий брит-поп образца 1995-го года, который остается свежим и актуальным даже спустя столь долгий срок.  Д. В.

Натан Томпсон (Nathan Thompson), более известный под псевдонимом Giggs, обладает одним из страшнейших голосов британского хип-хопа. Его небрежная и мрачная читка доносится из стереосистем тысяч автомобилей самых опасных районов Лондона. Не считая многочисленных подпольных сборников, Let Em Ave It  — первая официальная запись исполнителя, творчество которого может рассматриваться как обратная сторона медленной и грозной артикуляции лондонского грайма. Giggs воинственно несет свой черный флаг, затрагивая на альбоме такие проблемы, как ношение огнестрельного оружия и репрессии операции «Трайдент». Нельзя не отметить, что Томпсон, отсидевший два года за ношения оружия, знает, о чем говорит, и это делает его современным летописцем, голосом черных районов Лондона.  Д. В.

24  misc.  6–8 / 2010


Rox

Ratatat

The Young Veins

Memoirs

LP4

Take a Vacation!

Rough Trade | 07.06.2010

XL | 08.06.2010

One Haven Music | 08.06.2010

Обладательница элегантного голоса, соулпевица Роксан Татэи (Roxanne Tataei), не роняя ни ноты, несет в  своем сердце песни о романтике подростковых отношений. Дебютный альбом 21-летней певицы, ставит ее в один ряд с такими исполнительницами, как Эми Уайнхаус (Amy Winehouse), Даффи (Duffy) и  Адель (Adele). Деликатная Page Unfolds, канонический южный соул Do As I Say и крепкие поп-хиты I Don’t Believe и  My Baby Left Me делают альбом Memoirs новой классикой жанра. В  ее песнях  — энергия, которую могут передать лишь немногие современные певицы. Уже после нескольких композиций становится очевидно, что эта девушка знает, где именно находится пульт управления качественной и душевной музыкой. В число поклонников ее гибкого, уверенного, ненапряженного, и  деликатного голоса уже записались такие именитые музыканты как Пол Уэллер (Paul Weller) и Марк Ронсон (Mark Ronson).  Д. В.

Альбом, задуманный и записанный на Old Castle Studios в Нью-Йорке, является расширением своего предшественника LP3, записанного в то же время в той же студии. Записав более тридцати композиций, участники дуэта разделили их на две части. Учитывая различия между этими альбомами, можно сказать, что LP3 был своеобразной пробой пера. Без сомнений, LP4  — удивительно точное и просчитанное до мелочей произведение ис-  кусства. Относясь с уважением к симфонической музыке, музыканты исследуют сочетание знаменитого звука Ratatat и оркестровых аранжировок. Фортепианные проигрыши, духовые и струнные секции готовят почву для сокрушительных гитарных ударов и головокружительных битов оркестрово-синтетических композиций LP4. Богатый и сочный звук альбома вызывает уважение и дает слушателям понять, что под водной гладью первых двух альбомов Ratatat все это время скрывался великолепный подводный мир.  Д. В.

После того, как Panic! at the Disco зашли в тупик, Райан Росс (Ryan Ross) и Джон Уокер (Jon Walker) перегруппировались в The Young Veins. Их новая группа придется по вкусу тем, кто помнит лучшие годы New Musical Express: The Vines, The Coral, The Strokes, и многих других. Take a Vacation! направляет слушателя к  The Byrds, The Kinks и The Beach Boys, рассказывая молодому поколению, что такое гаражный рок шестидесятых и где подают лучший в  мире рокабилли. У бывалых слушателей Take a Vacation! вызовет в лучшем случае недоумение. Зачем нужно издавать целый альбом неотличимых друг от друга композиций? Во-первых, дело в продюсерском подходе — это музыка для молодых, и восприниматься она будет только молодыми. Во-вторых, альбом записан в гораздо лучшем качестве, чем, скажем, те же The Byrds. И, в конце концов, они The Young Veins еще смогут приехать с концертом в ваш город. А вы уже решайте — ходить на них или нет.  Д. В.

misc.  6–8 / 2010  25


Menomena

Fol Chen

Mines

Part II: The New December

City Slang | 27.07.2010

Asthmatic Kitty | 10.07.2010

Someone Still Loves You Boris Yeltsin Let It Sway Polyvinyl Records | 17.08.2010

Menomena, орегонские ваятели мудреных увлекательных музыкальных фактур, извечно трудятся над своими альбомами без посторонней помощи, с небывалой легкостью обмениваясь друг с  другом вокальными партиями да инструментами. Это трио довольно долго затягивало с выпуском новой пластинки. Причиной задержки стали разногласия участников относительно материала, то есть приходилось постоянно что-то переделывать. К  счастью, они-таки пришли в  итоге к  единому мнению, и альбом увидел свет. И все же Mines воспринимается как не совсем цельная пластинка. Видимо, так сказались нестыковки музыкантов. Вроде бы все звучит здорово, местами будоражаще, местами проникновенно, в  духе прошлого гармоничного лонгплея Friend and Foe, и, в  то же время, остается ощущение асинхронности, будто треки расползаются в  стороны подобно лебедю, раку и  щуке. Завораживающие Tithe с INTIL и ударная TAOS справляются на все сто, а  все-таки альбому недостает сцепляющих звеньев. То ли Menomena так раздирали мнения и  идеи, то ли просто время сыграло не в  пользу ребят. Впрочем, работа все равно крепкая и примечательная.  О. М. 26  misc.  6–8 / 2010

Первый альбом калифорнийского филиала Liars, Fol Chen Part 1: John Shade, Your Fortune’s Made плел свои темные кружева из смеси электроники, фанка и безумной перкуссии. Его продолжение подхватывает повествование в мире, усыпанным пеплом и страдающим от кислотных дождей. В этой истории вымысла намного больше, чем правды, но этот вымысел позволяет Fol Chen встать на неизведанную доселе почву пост-апокалиптической поп-музыки. Праздничная In Ruins достойна самой смелой летней вечеринки  — окруженная размытыми синтезаторами и синтетическими мотивами, она с особой долей сексуальности поет «Walking around the streets tonight / Everything’s in ruins». Как и раньше, Fol Chen скрывают свои лица за масками, и увидеть их можно только на концертах. Безусловно, второй альбом группы Fol Chen — это никоим образом не гениальная запись, которая останется в истории человечества на все времена. И уж тем более, она не доживет до момента, о котором сама же и повествует.  Д. В.

Группа со столь близким русскому человеку названием Someone Still Loves You Boris Yeltsin, проснулась из затяжной спячки и преодолела все сложности, связанные с выходом провального альбома Pershing. Крис Уолла (Chris Walla) из Death Cab for Cutie, продюсер записи, смог сделать невероятное — он вернул ребятам очарование школьной группы, которого так не хватало на предыдущей записи. Конечно, среди пятнадцати песен, вошедших в расширенную версию альбома, есть и довольно проходные вещи, но даже они слушаются на одном дыхание, и не дают Let It Sway провисать в  целом. Слова, мелодии, песни и проигрыши складываются в одну большую, невероятно уютную пластинку, которой можно доверять как лучшему другу. Это далеко не идеальный альбом, но он и не стремится им быть — иногда вещи прекрасны именно такими, какие они есть. Два самых ценных бриллианта этой записи — хитовая Let It Sway и удивительно красивая песня о Стюарте, который потерялся в метро.  Д. В.


Solomon Burke

Mount Kimbie

The Magic Numbers

Nothing’s Impossible

Crooks & Lovers

The Runaway

earMUSIC | 26.07.2010

Hotflush Recordings | 19.07.2010

Heavenly | 26.07.2010

Один из величайших соул-исполнителей, Соломон Берк отметил свое семидесятилетие выходом альбома Nothing’s Impossible, записанного при участии не менее легендарного продюсера Вилли Митчелла (Willie Mitchell), подарившего миру мягкие и грациозные аранжировки записей Эла Грина (Al Green). Сочетая блюз, ритм-н-блюз и госпел, Берк показывает слушателям весь спектр человеческих эмоций, его голос идеально уместен как в винтажных Everything About You и Say You Love Me Too, так и в сочных New Company и Dreams. Вдохновляющая заглавная композиция, и кавер-версия You Needed Me Энн Мюррей (Anne Murray), показывают полную красоту творческого союза Берка и Митчелла, доказавшего, что даже в великой музыке нет ничего невозможного.  Д. В.

«Что это за гора такая, Кимби?» — спросите вы. «История умалчивает», — отвечу я. А вот что это за дуэт такой, именующий себя Mount Kimbie, охотно расскажу. В прошлом году они выпустили два потрясающих мини-альбома, Maybes и Sketch on Glass, возведших дуэт в ранг новой надежды дабстепа. Не зря. Парни постоянно шлифуют свой звук и развиваются. Начинали они от присущего дабу мрачного качающего звучания, но потом вздумалось им поиграться со светлой стороной, и вышли они будто из горной влажной пещеры к знойному солнцу. Полноформатник Crooks & Lovers звучит неожиданно лаунжево. Он как капли грибного дождя переливается на свету всеми цветами радуги. Он даже как будто бы танцевальный, но все же не до конца. Да и если не потанцуешь под такую прелесть, то уж точно порелаксируешь от души. Хотя, надо отметить, что записанные по привычным дабстеп-правилам Maybes и Sketch on Glass все-таки выигрывают на фоне lp. Но самую малость. Так что попытка сделать свое звучание позитивным и светлым засчитана, и вполне возможно, что в будущем от Mount Kimbie можно ожидать еще немало приятных сюрпризов.��� О. М.

Некоторые называют The Magic Numbers «ABBA-толстяками инди-сцены» за их умение сочинять греющие душу пушистые попкомпозиции в духе семидесятых и за ассоциации по внешности с добродушными пухлыми мишками. Сама группа состоит из двух пар «брат+сестра», и поют ребята исключительно о  любви во всех ее красках и оттенках. Альбомы у этих романтиков подчеркнуто мечтательные, изредка динамичные, так что такая музыка отлично идет под настроение, или даже полуфоном, но навряд ли захочется ее слушать сразу более одного-двух раз. Дебютный одноименный альбом «мэд­жи­ков» был чудо как хорош, снискал похвалу в музыкальном мире и отличился удивительными развязками в большинстве треков. Последующий же Those the Brokes казался слегка скучноватым, а вот над новым lp поколдовали продюсеры Ромео Стодарт (Romeo Stodart) с Вальгейром Сигурдссоном (Valgeir Sigurðsson), разнообразив аранжировки оркестровыми партиями и  утонченной мелодикой, тем самым вернув к группе былой интерес. Надолго The Runaway в плеере не задержится, но время от времени послушать его будет крайне приятно.  О. М. misc.  6–8 / 2010  27


Baths

School of Seven Bells

Sri Aurobindo

Cerulean

Disconnect From Desire

Cave Painting

Anticon | 22.06.2010

Vagrant/Full Time Hobby | 13.07.2010

Friends Records | 12.07.2010

Подобно тому, как столица туманного Альбиона продолжает сохранять за собой звание кладовой дабстепа, расположенный по другую сторону океана Лос-Анджелес упорно завоевывает аналогичный статус Мекки среди производителей инструментального хип-хопа. Новое поколение талантливых битмейкеров, вещающих с Западного побережья, освещает самые разнообразные уголки музыкальной копилки, но неизменно делает это со вкусом и свежим взглядом на вещи: звуковые приключения Madlib’a, кислотная психоделия от The Gaslamp Killer, а чего стоит хотя бы последний опус Flying Lotus — джазовая опера, летящая из далекой-далекой галактики. Едва разме­ нявший третий десяток Уилл Вайзенфилд (Will Wiesenfeld), также известный как Baths, с ходу занимает собственную нишу в рядах единомышленников. В звуковых коллажах его авторства размытые чиллвейв-пейзажи обрастают мельчайшими деталями: детскими голосами, фортепианными проигрышами, шепотом, разбивающихся капель дождя. Инфантильный юношеский фальцет, указывающий в сторону Passion Pit, и заикающийся бит добавляют этой застенчивой электронике какую-то трогательную эмоциональность, не так уж и часто встречающуюся в подобной музыке.  Н. С. 28  misc.  6–8 / 2010

School of Seven Bells  — бруклинская троица, объединившая под своим крылом двух сестер Алехандру и Клаудиу (Alejandra Dehaza; Claudia Deheza) и примкнувшего к близняшкам Бенджамина Кертиса (Benjamin Curtis). Слегка помешавшись на Каббале, группа записала чудесное продолжение вышедшего несколько лет назад внеземного альбома Alpinisms, установившего высочайшие стандарты качества для новых мечтателей, играющих в дрим-поп. Disconnect From Desire не превосходит заданную планку, но преподносит все тот же пышный шугейз, обрамленный хрустящим потрескиванием драм-машины, гипнотический водоворот звуков с парящими над ним гармониями ангельских женских голосов. Пусть в этот раз ангелы оступились и упали с их дремлющего облака, очернив белезну своих крыльев, пусть растеряли свежести и месмеризма. Но ошеломленный и изумляющий Disconnect From Desire, он воздушен и прекрасен, как девственно зачатая богиня красоты Афродита, рождающаяся из морской пены и выходящая на сушу. Даром, что проигрывает предшественнику.  Н. С.

Одни из самых интересных дебютантов этого года — это Sri Aurobindo с их альбомом Cave Painting. Играющие аутентичный психоделический рок, которого сейчас выходит не так уж и мало, Sri Aurobindo с первой же попытки оказались на целый корпус впереди соперников по дистанции. В их музыке начисто отсутствует рефлексия, это настоящий рок с поднятым забралом — какой был только на рубеже 60-х —  70-х годов прошлого века, музыка открытая, громогласная, как будто парящая над пропастью и не боящаяся зияющей под ней высоты. Если использовать по отношению к ним систему Станиславского, Sri Aurobindo веришь с первых же аккордов. Это психодел высшей пробы, еще не замутненный эзотерикой, словно исполненный веры в то, что каждый может ходить по воде, стоит только попробовать. Используя винтажные гитарные примочки, музыканты создают эффект того, что машина времени существует. Надолго врезающиеся в память невероятные гитарные соло, шаманские ритмы ударных и срывающийся на крик голос вокалиста создают ошеломляющий эффект — это такой выход в пустоту, на который был способен только Джим Моррисон.   А. С.


Balam Acab

BLK JKS

LA Vampires & Zola Jesus

See Birds [ ep ]

Zol! [ ep ]

LA Vampires Meets Zola Jesus [ ep ]

Tri Angle | 16.08.2010

Secretly Canadian | 08.06.2010

Not Not Fun | 05.07.2010

Если ваша избушка стоит посреди глухого леса, а автобусы с ближайшей станции отправляются умываться нечистотами цивилизации раз в полгода, то вы наверняка пропустили последнее увлечение блогеров и им сочувствующих. Явление это переросло в обособленный музыкальный стиль, именуемый «витч-хаус» (witch house), у  которого уже есть свои герои (Salem), неписаный кодекс, но толком нет признаков существования в виде физических релизов. Balam Acab — проект 19-ти летнего американца Алека Куна (Alec Koone), а точнее его мини-альбом See Birds — это сильный аргумент в пользу witch house. Дистанцируемые детские голоса, вязкий бит, подслушанный у южного хип-хопа начала 90-х, тягучие волны синтезатора (неслучайно другое название витч-хауса — английское слово «drag») — все это намекает на принадлежность к загадочной волне новых странных. К  четвертому треку Кун оборачивает запись вспять и продолжает двигаться в более ярком, даже жизнерадостном направлении. Здесь звуки начинают напоминать вполне традиционный дрим-поп, чуть приправленный дабом без намеков на ведьм, привидений и прочую нечисть.  Н. С.

Впервые услышав их в прошлом году, после выхода дебютного After Robots, BLK JKS мигом окрестили главной альтернативой ушедшим в творческий отпуск TV on the Radio. В  родном Йоханнесбурге группу считают чуть ли не национальными героями. Им доверили воодушевлять сборную Южной Африки на футбольные подвиги на прошедшем мундиале, выбрав одну из композиций (Zol!) в качестве гимна чемпионата. К счастью, ep Zol! не ограничивается одноименной композицией, которая хоть и пестрит вовсю национальным колоритом, истинный потенциал BLK JKS не демонстрирует. Остальными песнями коллектив наглядно иллюстрирует, что Южная Африка это не только традиционно ассоциируемые с ней мбакуанга и квайто, но и другие направления, обретающие на Черном континенте ни с чем не сравнимый оттенок. Атмосферный прог-рок Bogobe, Paradise, звучащий, словно Pink Floyd повстречали на своем пути группу Police и много чего еще. Эта самая универсальность позволяет африканцам играть на равных с сильнейшими командами в высшем дивизионе современного арт-рока.  Н. С.

Для девушки по имени Ника Роза Данилова (Nika Roza Danilova), также известной как Zola Jesus, мрак cтал родной стезей давно и, похоже всерьез. Дрожащая лоу-фай готика прошлогоднего альбома The Spoils сменился выверенным звучанием недавнего Stridulum, настроение же тотального упадка и жертвенной любви в ее песнях и голосе остается нетронутым. Но от совместной деятельности с LA Vampires ничего из названного ждать не приходится. За музыку здесь полностью отвечает Аманда Браун (Amanda Brown), спрятавшаяся за личиной LA Vampires, основательница Pocahaunted, вплотную увлекшаяся суровыми вибрациями регги и даба, лишенными в ее исполнении и намека на солнечный оптимизм. Неразборчивые и душераздирающие завывания Даниловой доносятся через слои низкосортного, клаустрофобического даба. Наркотическая одурь доходит до пика в самом конце  — каверверсия песни ямайской певицы Дон Пенн (Dawn Penn) You Don’t Love Me с ее гипнотизирующем рефреном «No, No, No» еще долго не обратит рассудок в трезвое состояние.   Н. С.

misc.  6–8 / 2010  29


Animal Collective ODDSAC Plexifilm | 10.08.2010

Для многих слушателей альбом Animal Collective Merriweather Post Pavilion стал одним из самых важных музыкальных событий прошедшего года. Неудивительно, что ODDSAC уделяется особенное внимание — теперь с животного коллектива спрашивают по совершенно другим критериям. Внимательные поклонники творчества группы знают, что после выхода альбома Feels группа продолжила свой путь на крупном лейбле Domino. Безусловно, это более чем заметно повлияло на их творчество — песни стали понятнее, мелодии — ярче, а звук— чище. Но и армия поклонников достигла внушительных размеров. В обмен на это группа убрала из своего репертуара все что так или иначе имело отношение к первобытному, животному страху, населявшему записи Animal Collective. Все четыре года, проведенных на лейбле Domino, группа готовила свой «большой побег» от лощеной реальности My Girls и Brother Sport. Совместно с Дэнни Перезом (Danny Perez), известным выдумщиком и режиссером клипов Who Could Win a Rabbit? и Summertime Clothes, коллектив выпускает кое-что намного большее, чем очередной альбом  — это аудио-визуальный эксперимент, который невозможно воспринимать по частям. В случае с ODDSAC нелепо говорить отдельно о музыке и о видеоряде — это очень тесное сочетание, очень деликатная работа по превращению совместных образов музыкантов и режиссера в реальность. Некоторые из них, такие как красный человек с огромной белой чалмой, в сопровождении огненных шаров, лысеющий вампир, преодолевающе�� озеро в надежде отведать свежей крови, и длинноволосый человек, собирающий на камнях ударную установку, нашли свое воплощение в песнях. Остальным же достались не менее яркие роли второго плана, прочно заседающие в голове. Весь кошмар повествова30  misc.  6–8 / 2010

ния строится на игнорировании посторонних звуков. Не стоит воспринимать это, как большой восклицательный знак, показанный всем, кто ходит по городу в наушниках — Animal Collective берут чуть глубже. Они показывают нам, что если вырвать городского человека из своей среды обитания, в которой он может ориентироваться по привычным для него звукам и голосам, и поместить в естественную среду, то он будет интуитивно игнорировать жизненно важные сигналы. В нашем случае эта ситуация красочно показана на примере истории о семье, устроившейся у ночного костра. Не прошло и десяти минут, как вампир, появившийся из темноты, начал пить их кровь. А ведь они так ничего и не услышали, они просто не могли различить в лесном шуме жизненно важные сигналы. Из этой истории Animal Collective делают два вывода. Первый, успешно пришедшийся на время кризиса, — спрятан в альбоме Merriweather Post Pavilion и говорит об аккуратном выборе жизненных ценностей, об игнорировании моды и бережном отношении к людям, которых мы любим. ODDSAC показывает страшную сторону этой истории, и является призывом быть внимательнее ко внешнему миру — к шуму машин возле дороги, к сигналам велосипедистов или необычному звуку из мотора. В этом фильме не только ставят конечную цель, но и показывают, как ее добиваться. Не игнорируй посторонние звуки в своей квартире, не оставляй без внимания шум за окном, не веди себя шумно в незнакомом месте, и держись ближе к другим людям. ODDSAC — это не столько повествование, сколько попытка переосмыслить детские страшилки, рассказанные у ночного костра взрослым людям. Так, чтобы их можно было вспоминать всю оставшуюся жизнь.  Д. В.


misc.  6–8 / 2010  31 Courtesy Swiss Dots

Courtesy Swiss Dots

Katherine Sheehan


chosen Дебютный альбом Alps ростовской группы Motorama стал одним из ярких событий этого года. В прошлом номере мы заметили, что молодые люди ориентируются на такие группы, как The Smiths и The Whitest Boy Alive, но кого они могут выделить среди соотечественников? Рома Беленький, барабаны:

Влад Паршин, вокал, гитара:

moremoney — разноцветная и стильная книжка с картинками, очень интересно, что будет дальше. нина к арлссон — без них можно и обойтись, но с ними лучше. ritmika — без всяких натяжек, лучшее, что попалось из сограждан в 2009 году.

весна на улице к арла юх ана — инди-поп из Москвы с хорошими текстами и красивыми мелодиями. pinkshinyultrablast — лучшая русская шугейзинг-команда из Санкт-Петербурга. publics — свежая группа из Москвы, играющая танцевальный пост-панк. upstairs — лютый панкрок от уже не существующей группы с Николиной Горы. riot on the radio  — хардкор-диско-панк группа из Киева с хитом «Закрытые двери, Горящие сердца».

Ира Марченко, бас: комба бакх — талантливый православный рэп-коллектив из Костромы. manicure — пост-панк группа из Москвы с самым симпатичным бас-гитаристом в России. human tetris — группа из Москвы в духе The Wake с приятными мелодиями. pompeya — хорошо записанный, мелодичный поп-рок из столицы

Саша Норец, клавиши: Я люблю ritmika (прослушивание альбома у меня ассоциируется с одной очень приятной поездкой, да и вообще они милые ребята). С нетерпением жду новой работы dot dash . Эти парни знают, как играть по-настоящему крутой диско-панк, умеют хорошо одеваться и очень заразительно веселиться. manicure — не просто наши друзья, мне действительно нравится их музыка. Их Atomic Summer стал настоящим гимном моего прошлого лета. Так же не могу не сказать о pompeya , human tetris и padla bear outfit. Все они выступали на наших вечеринках, либо играли с нами совместные концерты — это было незабываемо. 32  misc.  6–8 / 2010

Максим Поливанов, гитара: Из новых групп могу выделить ritmika , pompeya , как примеры современной музыки, вполне европейского толка. everything is made in china и moremoney записали в этом году хорошие альбомы. Интересная и тесная сцена, похоже, сейчас в Новосибирске. Я знаком оттуда только с  творчеством fprf и space holiday rocks , обе эти группы играют теплый и мягкий шугейзинг с электронными штуками, и вокруг них похоже еще много людей. Отличная запись и у шугейзинг-группы pinkshinyultrablast из Санкт-Петебурга. Также мне нравится мышление kate in the box , которые смешивают Pan Sonic c Liquid Liquid. Если брать не только музыку с гитарами, то мне нравятся дабстеп-треки от giant, и местами грайм от crossfire project, если это перерастет у последних во что-то более серьезное. Вопросы задавал Дмитрий Веснин.


Motorama  Александр Норец, Максим Поливанов, Владислав Паршин, Ирина Марченко, Роман Беленький

misc.  6–8 / 2010  33


questions Buffalo Moon — группа из Миннеаполиса, выпустившая в том году  дебютный альбом Wetsuit и несколько релизов на кассетах. Свой жанр они характеризуют как «грязная босса нова», и в нем отчетливо слышатся отголоски бразильской музыки и потертого джаза пятидесятых Карен поет и играет на гитаре, Престон играет на синтезаторах и кларнете, Сара поет и стучит по басу, Джонатан играет на ударных и электромеханическом пианино Rhodes, Джоэль — на гитаре и трубе. misc.: Представьте, что вы можете отправиться путешествовать в любое место и время, и провести там месяц. Куда бы вы поехали? BM: После смерти ты просыпаешься, барахтаясь в море бордового цвета. Ты не понимаешь, как здесь оказался, но, оглянувшись по сторонам, обнаруживаешь, что ты не один. Тебя окружают по большей части пожилые люди, несколько подростков, огромное количество младенцев — и все они отчаянно плывут в сторону светящейся вдалеке сферы. Около сферы люди ожесточенно дерутся, лезут друг на друга. Несмотря ни на что, ты в итоге подплываешь к сфере. Ее поверхность похожа на пластинки грибов, между которыми ты пролезаешь дальше. Там, на другой стороне, ты обновляешься. Мы с предвкушением ждем подобного. misc.: Как долго у вас обычно занимает подготовка к концерту? BM: Обычно мы планируем несколько продолжительных, насыщенных репетиций за неделю до выступления. Заканчивается все тем, что мы просто собираемся вместе пару-тройку раз. Около часа мы тратим на проверку оборудования, далее полчаса спорим о том, как громко мы собираемся играть, и еще минут десять решаем, какие песни включим в трек-лист. К тому моменту Карен уже раздражена до чертиков и совсем не в духе, а все, кто напился в качестве подготовки к концерту, слишком невменяемы, чтобы что-то предпринимать. Так что мы играем парочку песен, которые, в общем-то, и не нуждаются в репетиции, и нас все устраивает. 34  misc.  6–8 / 2010

misc.: Откуда идут ваши песни? Что вас вдохновляет? BM: Школьный джаз-бенд и Мистер Соукуп (чешский политический деятель, социал-демократ. прим. misc). Домашние записи, Sly and The Family Stone, истории Сары о Бразилии, и бразильская музыка, которую она привозит. Видение Престона о том, как Prince занимается оральным сексом со всеми участниками Stereolab. А также пляж и Guitar Hero версии песен The Strokes. misc.: Какой лучший совет можно дать человеку, который хочет последовать вашему музыкальному стилю? BM: Возьми инструмент, на котором ты не умеешь играть хорошо и попробуй писать в жанре, в котором ты не очень разбираешься. Ты явно поймаешь что-то похожее. misc.: Помните ли, когда впервые осознали, что теперь вы — музыкант? BM (отвечает Джоэль): В группе, в пятом классе. И в тот день я решил, что по-другому не будет. Серьезно. misc.: Работали ли вы когда-нибудь над музыкой к фильму? BM: Престон работал. Это был короткометражный фильм о черной дыре на кухне. Он был аранжирован для кларнета и трубы. misc.: Мы хотели бы, чтобы вы собрали нам небольшой сборник. Пожалуйста, назовите пять композиций, объединенных любой темой на ваш выбор. BM: Jorge Ben — Hermes Trimegisto Escreveu, H.U.N.X. — Locomotion, Kool & The Gang — Open Sesame, D’Angelo — Untitled, Prince — Do Me Baby.  • Сборник можно прослушать и скачать на miscmag.ru


misc.  6–8 / 2010  35


questions

Этим летом Натан Броаддус выпустил под псевдонимом Evenings  свой первый ep под названием North Dorm. Молодой человек с Bibio и Four Tet в наушниках находит свой путь выражения тех эмоций,  с которыми неразрывно связан idm Однажды услышав композицию Babe, хочется найти все, что когда-либо делал этот молодой человек. Пока это всего пять треков, и все, что мы можем сделать  — это рассчитывать на то, что полноценный альбом выйдет как можно скорее. Обратите пристальное внимание на сборник для скейтеров, который составил Натан. Эта музыка выдает в нем человека с хорошим вкусом, и мы верим, что все у него получится. misc.: Представь, что ты можешь отправиться путешествовать в любое место и время, и провести там месяц. Куда бы ты поехал? NB: Иногда я думаю о том, чтобы взять отпуск ненадолго. Я хотел бы провести время в Великобритании или Франции. Я очень хочу увидеть некоторые места в Канаде, Японии, Бельгии, Швейцарии, я хотел бы попутешествовать. Но если бы я выбирал этот месяц прямо сейчас, я бы хотел, чтобы это было уединенное место. Иногда я думаю о том, чтобы на какое-то время уйти жить в лес. Это был бы интересный опыт. misc.: Как долго занимает у тебя подготовка к концерту? NB: У меня уходит очень много времени на то, чтобы приготовиться. Тем не менее, это весело. Смешивание живых инструментов с сэмплером может требовать определенных усилий, но это того стоит. misc.: Откуда идут твои песни? Что тебя вдохновляет? NB: Для меня это сложный вопрос. Ситуации, о которых я продолжаю думать снова и снова, так или иначе, выходят наружу. Взросление, семья, любовь, дом в Вирджинии, общество, мои друзья… Это вещи, о которых я думаю больше всего. misc.: Какой лучший совет можно дать человеку, который хочет последовать твоему музыкальному стилю? 36  misc.  6–8 / 2010

NB: Я бы посоветовал продолжать слушать то, что тебя вдохновляет, но не пытаться копировать это. Я нахожу настолько же потрясающим, насколько и ужасным то, что музыка никогда не останавливается. Есть так много хорошей музыки и очень сложно найти время, чтобы послушать ее всю. Думаю, у меня получается сделать что-то только когда я перестаю забивать себе голову, и вместо этого фокусируюсь на каких-то определенных вещах, которые мне нравятся. misc.: Помнишь ли ты, когда впервые осознал, что теперь ты — музыкант? NB: Не могу вспомнить. Я родился в семье, в которой очень любят музыку, и я начал играть на гитаре, когда мне было около тринадцати. С тех пор я начал подбирать себе различные инструменты и синтезаторы и возиться с ними. Я никогда не считал себя музыкантом, как человеком, который умеет играть на нескольких инструментах. Но я польщен вашим вопросом, думаю теперь я могу считать себя музыкантом. misc.: Работал ли ты когда-нибудь над музыкой к фильму? Хотел бы попробовать? NB: У меня не было шанса поработать над музыкой к фильму, но я с удовольствием бы попробовал, если бы мне представилась возможность. misc.: Мы были бы рады, если бы ты собрал для нас небольшой сборник. Выбери пять композиций на любую тему. NB: Bibio — Top Soil, Four Tet — Angel Echoes, Ratatat — Cherry, Aphex Twin — Film, Gold Panda — Fifth Ave. Это довольно интровертная музыка. Все эти песни потрясающи. Сам я много катаюсь на скейтборде. Эти песни отлично идут со скейтом.  • Сборник можно прослушать и скачать на miscmag.ru


misc.  6–8 / 2010  37


questions

Blackbird Blackbird (ранее Bye Bye Blackbird) — псевдоним Mikey S.,  жителя Сан-Франциско и одного из самых важных чиллвейв-музыкантов этого лета. Композиции Hawaii и Sunspray завоевали внимание не только американских блогеров, но и русских слушателей Как сказали авторы I Guess I’m Floating, «Blackbird Blackbird … это то, какой представляли себе музыку восьмидесятых люди из семидесятых». misc.: Представь, что ты можешь отправиться путешествовать в любое место и время, и провести там месяц. Куда бы ты поехал? BB: В Стокгольм, Швецию, к Лизе Милберг и моим друзьям из The Concretes. misc.: Как долго занимает у тебя подготовка к концерту? BB: Зависит от того, с кем я играю. Когда я один, то уходят один или два дня на настройку эффектов и программ на моем макбуке. Когда я выступаю с барабанщиком, то нам нужны несколько репетиций (около недели), чтобы разобраться в песнях, переходах и прочем. misc.: Откуда идут твои песни? Что тебя вдохновляет? BB: Мои песни идут из целого ряда современных влияний (экспериментальная музыка, электроника, шугейз), например Radiohead, Slowdive, My Bloody Valentine, Joy Division, The Cure, Four Tet, M83. misc.: Какой лучший совет можно дать человеку, который хочет последовать твоему музыкальному стилю? BB: Не упаковывай это в одну категорию. Найди детали и прочувствуй их, вместо того, чтобы слепо классифицировать. misc.: Помнишь ли ты момент, когда впервые осознал, что теперь ты — музыкант? BB: Это случилось, когда я попал на Pitchfork. Это было как «Oh shit. This is serious». Кроме того, когда многие люди начали слушать меня и сравнивать меня с фигурами, на которые я ориентируюсь, вроде M83 и Baths. 38  misc.  6–8 / 2010

misc.: Работал ли ты когда-нибудь над музыкой к фильму? Хотел бы попробовать? BB: Я уже работал над музыкой к фильму под другим псевдонимом. Безусловно, я заинтересован сделать что-нибудь с независимым фильмом или небольшим кинофильмом. Специально для нас Mikey собрал песни своих замечательных, но еще не известных друзей, и редких совместных композиций в сборник, получивший название The Sun Still Sleeps:

The Sun Still Sleeps: Vol. 1 by Blackbird Blackbird Blackbird Blackbird — Fade To White (feat. Emily Reo) Craft Spells & Emily Reo — Love Well Spent Blackbird Blackbird — Modern Disbelief Seeing Suge (Star Slinger, Emay & Blackbird Blackbird) — Breaking Blackbird Blackbird — Pure (Coolrunnings Mix) Teams vs. Star Slinger — Close to Me The Record Summer — Put You Out (Blackbird Blackbird Remix) Emily Reo — New Grass

 • Сборник можно прослушать и скачать на miscmag.ru


misc.  6–8 / 2010  39 Обложка сингла Pure/So Sorry, Girl + PaoPao Feat Prizes: Liberia


questions

Канадский проект Teen Daze выпустил Four More Years — альбом о любви, взаимоотношениях, и в то же время танцевальную запись. Это чиллвейв, глоу-фай, электроника, соул, семплы и реверберация misc.: Представь, что ты можешь отправиться путешествовать в любое место и время, и провести там месяц. Куда бы ты поехал? TD: Я бы отправился в Переландру (вымышленная планета из одноименной книги Клайва Льюиса, прим. misc.), и провел бы там месяц, изучая, как земля превращается в волны. misc.: Как долго занимает у тебя подготовка к концерту? TD: Не очень долго. Вчера я играл сет в Университете, и его транслировали по университетской радиостанции. Они ставят что-нибудь во время обеда в течении первой недели обучения. Университет находится в полутора часах езды от моего дома, и саундчек был в 11:00 утра. Я думаю, я проснулся около 08:30, проверил почту, послушал новый трек Суфьяна, сел в машину с друзьями и мы поехали. Конечно, не каждое шоу требует настолько небольшой предварительной подготовки, но в большинстве случаев подготовка занимает не так уж и много времени. misc.: Откуда идут твои песни? Что тебя вдохновляет? TD: Я вдохновляюсь различными людьми, которых я встречаю в своей жизни. Я люблю брать опыт, который я разделил со своими друзьями, и накладывать его на танцевальные ритмы. Я, вроде как, открываю, насколько смена сезонов влияет на то, что я делаю. Сейчас лето прошло, и я заметил, что я намного больше сфокусирован на написание вещей, которые звучат, как мой сайд-проект Two Bicycles (twobicyclesband. bandcamp.com). У него более осенний настрой, и он в большей степени дополняет вид за окном. misc.: Какой лучший совет можно дать человеку, который хочет последовать твоему музыкальному стилю? TD: Слушать Daft Punk каждый день твоей жизни. 40  misc.  6–8 / 2010

misc.: Помнишь ли ты момент, когда впервые осознал, что теперь ты — музыкант? TD: Когда мне исполнилось два, и мои родители купили мне пластиковый саксофон. misc.: Работал ли ты когда-нибудь над музыкой к фильму? Хотел бы попробовать? TD: На самом деле, нет, но я бы с удовольствием занялся бы этим. Когда я вижу, как группа вроде Explosions in the Sky может написать музыку, которая имеет такой огромный эффект на визуальное впечатление, легко увидеть важность музыки в фильме. Думаю, было бы здорово помочь усилить это впечатление. misc.: Мы были бы рады, если бы ты собрал для нас небольшой сборник. Выбери пять композиций на любую тему. TD: Пять Лучших Песен, Для Прослушивания На Пляже Осенью: Braids — Lemonade, Neon Canyon — Libra, S. Carey — Mothers, Memoryhouse — Bonfire, Bibio — The Palm Of Your Wave. Вопросы рубрики задавал Дмитрий Веснин.

 • Сборник можно прослушать и скачать на miscmag.ru


misc.  6–8 / 2010  41


Sasa Tkalcan / Filmkompaniet

new facts Будь готов Нужная кому-то группа Барто, поучаствовавшая 22 августа в митинге-концерте в защиту Химкинского леса (который нужен всем), спустя пару недель получила приглашение на Петровку, 38, где расположена штаб-квартира ГУВД Москвы. Песню «Готов» в стиле электропанк, исполненную на Пушкинской площади, можно истолковать как экстремистскую, сообщили музыкантам по телефону из ГУВД. Припев песни звучит так: «Я готова! А ты готов? Поджигать ночью машины ментов? Это как правило жизни, признак хорошего вкуса, в отношении тех, для кого закон — мусор». Однако, по словам солистки группы Марии Любичевой, в припеве герои песни приводят примеры жертв, на которые они готовы пойти ради своей любви. В ГУВД Любичевой пообещали, что специальные эксперты разберутся в истинном смысле слов. Пожелаем им удачи. bbc.co.uk/russian

42  misc.  6–8 / 2010

Муми-тролли танцуют под музыку Бьорк Финская кинокомпания Filmkompaniet выпустила мультфильм «Муми-тролль и комета» (Moomins and the Comet Chase). Это уже второй муми-фильм финнов, после мульта «Опасное лето» (Moomin and Midsummer Madness). Обе картины основаны на классическом кукольном сериале 1978–1982 годов, который нравился самой Туве Янссон. По такому случаю исландцы Бьорк (Björk) и поэт Сьен (Sjón), оба большие поклонники муми-троллей, записали песню The Comet Song для мультфильма. bjork.com

Altered Zones 7 июля под руководством электронного музыкального журнала Pitchfork открылся новый ресурс Altered Zones (alteredzones.com), объединивший под своим именем команду из четырнадцати известных блогов, среди которых 20  Jazz Funk Greats, Chocolate Bobka, Friendship Bracelet, Gorilla vs. Bear, Transparent и другие. Задача нового сайта — просвещать читателей и слушателей о том, что творится в андеграундной среде новых артистов, чьи записи если и становятся замеченными тем же Пичфорком, то только спустя месяцы, чаще же они просто остаются уделом для узкого круга искателей музыкальных сокровищ. pitchfork.com


Пой, революция! Известный российский музыкант Иван Алексеев (Noize MC) был задержан правоохранительными органами милиции города Волгоград и приговорен к административному аресту. Задержание произошло 31 июля, после выступления Noize MC на фестивале Urbania. История началась еще в ходе самого концерта, когда во время исполнения песни Бабки в шапку барабанщик группы Павел Тетерин вышел к публике с протянутой бейсболкой, в котору�� зрители начали кидать мелочь — традиционный номер на шоу Noize MC. Однако, доблестные органы милиции сочли этот трюк ничем иным, как попрошайничеством, в чем не постеснялись упрекнуть группу. В ответ на это остроязыкий Иван в резкой форме обратился к представителям порядка, назвав тех «животными с красными кокардами», после чего «добил» обидчиков злым фристайлом. Выступление завершилось благополучно, и только после того, как музыканты вышли из гримерки на улицу, рэперу «предложили» проследовать в отделение милиции для разъяснительной

беседы. Впрочем, вместо нее Ивана ожидал изолятор временного содержания. 2 августа состоялся суд, который признал Алексеева виновным в «мелком хулиганстве» и приговорил его к 10 суткам административного ареста. Адвокаты рэпера обжаловали приговор, но на состоявшемся 3 августа судебном заседании его оставили в силе. На свободу мятежный музыкант вышел 10 августа, после чего, в ту же ночь отправился на студию, где записал песню 10 суток (Сталинград), весьма ярко описывающую все произошедшее. В основу рефрена легли саркастичные строчки, зачитанные Иваном на камеру, в качестве «извинения» перед бдительной милицией славного города Волгоград, звучащие следующим образом: «Я хотел бы извиниться перед волгоградской милицией, Они отличные ребята, и у них есть принципы. Спасибо им за возможность почувствовать себя птицей, Глядящей на мир из-за решетки собственных амбиций. Меня отлично кормят, со мной хорошо обращаются, Натуральный санаторий — ну как же тут не раскаяться. Благодарю за десять суток в раю и вдохновение. Еще раз прошу — примите мои извинения». noizemc.ru

Голуби не любят  Королей Во время летнего выступления Kings of Leon в Сент-Луисе на группу буквально обрушилась кара небесная в виде гадящих голубей, которые за первые две-три песни успели испачкать музыкантам костюмы и не только. В такой ситуации ребятам не оставалось ничего, кроме как поспешно ретироваться со сцены и завершить концерт. Ну а отвечать за весь этот казус пришлось организаторам, конечно же, мол, куда смотрели и почему не разогнали птиц! cnn.com

misc.  6–8 / 2010  43


Линкольн Минот (Lincoln Barrington «Sugar» Minott)

Дирф Скрэтч (Derf «Fred» Scratch) 30 октября 1951 — 28 июля 2010

25 мая 1956 — 10 июля 2010

Басист и основатель хардкор-группы Fear.

Ямайский регги-исполнитель, один из пионеров дэнсхолла.

Майкл Бин (Michael Been)

Чарльз Хаддон (Charles Haddon)

17 марта 1950 — 19 августа 2010

1988 — 20 августа 2010

Американский рок-музыкант, фронтмен группы The Call.

Вокалист британской синтипоп-группы Où Est Le Swimming Pool.

44  misc.  6–8 / 2010



Misc #06-08