__MAIN_TEXT__
feature-image

Page 63

Mari Lehmonen, Helsinki Zoo

В этом году хельсинкский зоопарк Коркеасаари (Korkeasaari) празднует 125-летний юбилей. Финансировавшийся за счет прибыли от торговли алкоголем, зоопарк в свое время стал значимым просветительским проектом: «образованные сословия» активно занялись тогда воспитанием новой группы населения – зарождающегося рабочего класса. Окончание, начало в НР № 93 (5-2014)

даренных животных и самих дарителях писали столичные газеты. Разумеется, смета составлялась в расчете, главным образом, на не слишком прихотливых постояльцев – представителей местной фауны, но кого же удивишь волком, рысью или лисицей? Хотя перед рестораном «Козел», рядом с единственной на острове скульптурой, от которой заведение и получило название, можно было увидеть индийских павлинов (ради них руководство сделало исключение, поскольку они хорошо переносили холод), этого казалось мало. Жители финской столицы мечтали об экзотике, и многие старались «усложнить» коллекцию животных, привозя кто что мог. Закупщики, конечно, старались приобрести зверей по наименьшей цене. Если дело происходило за рубежом, привлекались даже дипломаты. К примеру, финнам удалось уломать норвежцев на значительную скидку, и «королева Арктики», годовалая белая медведица, обошлась зоопарку в конечном счете значительно дешевле запланированных 1000 марок (5100 евро). Как торговался консул Финкенхаген, бывший посредником в сделке, никто не знает, но в благодарность за его старания медведицу, доставленную из норвежского Хаммерфеста через Копенгаген, нарекли именем Финке. Живые подарки передавали чудопарку все, у кого имелась для этого хотя бы малейшая возможность. Отказать в приеме новых питомцев было почти невозможно. Как, скажем, можно обидеть капитана дальнего плавания, при-

несшего в дар жителя далекой Африки – генету, высунувшую свою забавную любопытную мордочку с влажными круглыми глазами у него из-за пазухи? Пятнистая короткая шерстка, длинный пушистый хвост с полосками – что-то от кошки, а что-то от куницы. «С одной стороны, необыкновенно красиво, а с другой – будет охотиться на крыс, вечную нашу беду», – промелькнет в голове у служителя... И останется зверек в Коркеасаари. А разве повернется язык сказать нет коммерсанту, который аж из Южной Америки заботливо вез в родной город необыкновенный сюрприз – носуху, шаловливого енота с подвижным хоботком? Мордочка зверька выдает его желание напроказить и в то же самое время целиком оправдывает – такому симпатяге можно простить все что угодно. «Поселим, откормим, причешем… Ах, какой замечательный хоботок со светлыми полосками! А дарителя нужно отблагодарить». Расходы значительно превышали смету, и в конце концов, пристраивая такие экзотические подарки, пришлось отказаться от запланированных террариума, аквариума, обезьянника. Зато вольеры делались с душой. К примеру, клетка белых медведей (в 1901 г. к Финке подселили двух «сородичей») имела выход в море, и белоснежные гиганты могли поплавать в ледяной воде. Это не только словно магнитом притягивало публику, но и вызывало неподдельную гордость у сотрудников зоопарка: решение отличалось оригинальностью. На самые масштабные постройки, потребовавшие вложения больших средств, не пожалели и творческих сил: водонапорная башня была оформлена в виде руин замка, а новый вольер для медведей, очередной замок, воплотил в граните идеалы национального романтизма, нового архитектурного направления. Животные попадали на остров самыми причудливыми путями. В 1902 г. архитектор Йозеф Стенбек подарил зоопарку галку с интересной историей. Эту птицу ему передал бригадир строителей, которые занимались реставрацией средневековой церкви в местечке Ноусиайнен. Галчонка нашли в подвале рабочие, бригадир приручил его, и некоторое время подросший птенец служил живым звонком – сидел на руле велосипеда, а при легком надавливании на лапку громко выговаривал: «Кьяяк, кьяяк!» Стенбек привез птицу в Хельсинки и отдал своему другу художнику Пекка Халонену. Среди эстампов и холстов галчонок не прижился, так как регулярно вляпывался в краски и оставлял следы на полотнах. В результате не чуждая искусству птаха стала частью коллекции зоопарка.

Через год после открытия Коркеасаари население скалистого острова состояло из 90 особей, относящихся к 40 видам. Экзотических животных на зиму пришлось разместить в прачечной, срочно было начато проектирование зимних вольеров для них. Чтобы остановить поток подарков, руководство зоопарка потратилось на объявления в газетах. К гражданам княжества обращались с просьбой предупреждать заранее о живых подношениях, была разъяснена необходимость согласования сроков передачи в дар новых экспонатов. Финские любители диких животных постепенно согласились с этими требованиями, но вскоре возникли проблемы другого свойства: посетители стали обращать внимание на окружающую представителей фауны обстановку, на их общее состояние. Плоды просвещения Конечно, в зоопарке со столь разнообразной галдяще-рычащей коллекцией и недостатком у большинства служителей опыта по уходу за животными (особенно экзотическими) не обходилось без курьезов. Например, долгое время для «воспитателя» цейлонской макаки, переданной зоопарку капитаном Г. Бурманом, раздражительность подопечной оставалась загадкой. Ситуацию прояснил бывший хозяин обезьянки, прибывший в очередной раз в Хельсинки: милое животное привыкло по вечерам получать стаканчик грога, составляя компанию капитану. Эту традицию пришлось продолжить, правда, спиртное подавалось капризному постояльцу только по праздникам. Были и жертвы. Никто, к примеру, не знал, по какой причине погибла генета, прожившая в хельсинкском зоопарке всего около полугода. Возможно, ее не удовлетворяло меню, предлагавшееся тогда в Коркеасаари: «Хищникам – мясо, травоядным – сено, всем остальным – кашу и овощи». Печально закончилась история двугорбого верблюда, подаренного Карлом Фаберже. Служители не могли объяснить, каким образом в его кормушке оказался гвоздь, который неосторожное животное зажевало вместе с пучком сена. К жертвам приводило, случалось, неудачное соседство: одна из первых росомах ухитрилась выбраться из собственной клетки и, забравшись в загон к аксисам, изящным оленям из Индии, задрала двоих. Часто животные страдали и от публики, которая, несмотря на запрет, пыталась подкормить четвероногих жителей финской столицы. К примеру, дрожжевой хлеб оказался губительным для северных оленей. NEWHORIZONS 6/2014

61

Profile for Ostromedia Oy

New Horizons 6 (93) / 2014  

New Horizons 6 (93) / 2014

New Horizons 6 (93) / 2014  

New Horizons 6 (93) / 2014

Recommendations could not be loaded

Recommendations could not be loaded

Recommendations could not be loaded

Recommendations could not be loaded