__MAIN_TEXT__
feature-image

Page 63

кстати торговых судов и прибрежных городов и крепостей. Как только датчанам удавалось опять захватить Расеборг, под его стенами появлялись витальеры. Так, после очередного налета комендант замка-крепости Торг Бонде писал в ревельский городской совет, что цитадель снова удалось удержать, но пираты забрали около 25 тонн ржи, прихватив с собой дополнительно 18 слуг в доспехах (бедняги, скорее всего, будут проданы в Новгороде в рабство), и просил ревельцев о продовольственной и военной помощи. В 1437 г., в конце весны, датский Расеборг все-таки пал. Осажденные не выдержали натиска двухсот морских грабителей, возглавляемых известными в те времена отчаянными братьями Флемингами. Выбить пиратов из крепости удалось лишь в августе, когда на помощь пришли присланные Ревелем войска. Потом флаг над крепостью снова сменился с датского на шведский, и в замке началась спокойная жизнь. В Расеборге тогда поселился в очередной раз смещенный с трона король Карл VIII, встретивший здесь на светском приеме свое счастье – дочь местного судьи Кристину Абрахамсдоттер. Молодая красавица – ее называли розой Расеборга – подарила ему двоих детей. Правда, королевой она стала лишь в 1470 г. и практически сразу овдовела. Точку в истории замка судьба поставила через сто лет. К тому времени он утратил значение как стратегический объект. Очередной монарх Швеции Густав Вааса активно исследовал финское побережье в поисках места для нового города-порта, который стал бы лучшим в сравнении с Расеборгом конкурентом Ревелю. Сначала в небольшую прибрежную рыбацкую деревушку Экенес, расположенную недалеко от замка, перенесли административное управление, затем, в 1546м, главенствующее положение Экенеса закрепили городским статусом. Однако король здесь не задержался и через четыре года уже стоял на берегу реки Вантаанйоки, присматривая место для закладки другого порта, у которого, по его мнению, было больше шансов выиграть в экономической войне с Ревелем. Хельсингфорс (так назвали город первые поселенцы) располагался ближе к популярным морским транспортным коридорам, а устье реки выглядело более удобным фарватером для торговых судов. Расеборг к тому времени оказался на материке: суша поднималась, река мелела, и море отступало все дальше.

Об экологическом вреде столкновения общественных и административных интересов О происхождении названия городка Экенес, или по-фински Таммисаари, в отличие от многих других финских городков, никто не спорит. Городок обязан наименованием дубовым рощам*, которые еще в XVI–XVII вв. широкой полосой окаймляли большую часть финского побережья, начинаясь на высоте города Раума и спускаясь практически до Порвоо. Величественные деревья покрывали и близлежащие острова. Местные жители использовали древесину для изготовления лодок и небольших парусных суденышек. Но с приходом к власти в Стокгольме Юхана III ситуация изменилась. Король серьезно занялся военным флотом, и ценные деревья, необходимые для кораблестроения, объявили, в том числе и в Финляндии, собственностью шведской короны, категорически запретив, под страхом штрафов, трогать растения любого возраста, причем даже в личных угодьях. Ни к чему хорошему такая защита не привела: власти не учли общественное мнение. Крестьяне не хотели растить на своей земле мешающие им королевские деревья и вырывали молодые растения, а взрослые – тайно вырубали. Затем к вырубке подключилась Россия. Во времена Северной войны отсюда вывозили деревья для строительства российского флота и новой столицы – Санкт-Петербурга. Позже, когда россияне отступили, Швеция попыталась навести порядок в финских лесах. В конце концов в 1734 г. дуб совсем потерял популярность в народе. Тогда вышел очередной указ: крестьянам запретили пасти свиней в дубовых рощах, и как следствие там стали чаше раздаваться звуки браконьерских топоров, высвобождавших участки для полей путем вырубки ненужной крестьянину лесной культуры. В такой агрессивной атмосфере дубовый естественный ресурс оказался неспособным к восстановлению. На открытых местах одна часть пóросли не выдерживала весенних заморозков, другую поедали зайцы и лоси, третья погибала в тени быстрорастущего ельника, завоевывавшего освобождающиеся территории. Сегодня дубы постепенно возвращаются в Расеборг. Они шумят кронами в городских парках, в частных садах, встречаются небольшими группами и в окружающих Экенес лесах. Пожалуй, самый Dreamstime большой в окрестностях дубовый парк можно увидеть в местечке Фискарс. Хозяин парка просто любил эти деревья и лично следил за их безопасностью. * По-шведски ek – дуб, näs – мыс; по-фински tammi – дуб, saari – остров.

Потеря привлекательности в глазах короля стала для замка началом конца, и в 1553 г., впервые за столетия, он опустел. О дальнейшей истории и причине разрушения крепости долгое время существовали лишь гипотезы, но этой весной сотрудники музея провинции Западная Уусимаа нашли в архивах документы, рассказавшие о событии, ставшем для Расеборга роковым. Его жители вернулись в родные стены в 1556 г. и попытались снова их обжить. Но через два года случилось непредвиденное: в конце апреля обвалились пивной подвал и одна из несущих стен, раздавив десятки бочек с пивом – практически весь запас, рассчитанный до следующего сезона

пивоварения. Это была катастрофа. В те времена бушевали эпидемии кишечных заболеваний, и пиво считалось единственным безопасным напитком, а также лекарством от цинги и других недугов. На каждого жителя Расеборга полагалось по 4,5 литра в день: прислуге – послабее, господам – покрепче. Случившееся владельцы замка истолковали как дурное знамение и покинули свой дом, теперь уже навсегда. В это время и в соседнем Экенесе задул холодный ветер перемен. Город мастеров Густав Вааса продолжал эксперименты по экономическому развитию Финляндии, расставляя желаеNEWHORIZONS 3/2014

61

Profile for Ostromedia Oy

New Horizons 3 (90) / 2014  

New Horizons 3 (90) / 2014

New Horizons 3 (90) / 2014  

New Horizons 3 (90) / 2014

Recommendations could not be loaded

Recommendations could not be loaded

Recommendations could not be loaded

Recommendations could not be loaded