Page 35

когда оглянешься... 2 Вот что я, убогий, думать смею и о том поведаю тебе – землю Бог придумал перед смертью. Он ее придумал в октябре. Чтобы в этом гибнущем чертоге, в этом шелушенье золотом человеки думали о Боге и смотрели на небо при том. Чтоб слеза им зрение травила, как родник – накапавшая нефть, когда стаи птиц непоправимо из небес вытягивают нерв. Чтобы рвали души эти люди, глядя на безумный листопад, на его стекающие слюни меж зубов-балясин балюстрад. Чтобы знали – кончиться придется (не придумать им от горя зонт), вот и охладившееся солнце падает, как лист, за горизонт... Бог с кончиной всех провел, как шулер, помирать-то Богу не к лицу... А октябрь по-прежнему бушует, словно скорбь по мертвому творцу.

68

владимир таблер 3 Сорок шестая неделя. В этом нелегком году Птицы давно улетели маяться в южном чаду. Мы не успели напиться щедрым и добрым теплом. Сорок шестая седмица мнет что-то в сердце моем. В опустошенном объеме, в черных скелетах дерев ветер, виновный в погроме, воет в тоске, протрезвев. В трудной успенской печали спрятался дачный массив. Где они – буйства зачатий, плодоношения взрыв? Где тех тычинок жеманство в ярких кругах лепестков, пчел хоровод и шаманство с бубнами крыльев жуков? Где она, та медоносность, мушек цветных перепляс? Луга ромашковый космос все свои звезды растряс. 1984/2003

69

Profile for orlov eugene

vladimir tabler  

kogda ogljaneshsja

vladimir tabler  

kogda ogljaneshsja

Profile for orlovs
Advertisement