Page 16

когда оглянешься...

владимир таблер

>>>

романс

Он утопил в грязи сапог. Он вылез на сухой пригорок и тяжело вздохнул, и вдох вошел в грудь тысячью иголок. Болели сердце и кишки, и легкие болели тоже, и все вершки и корешки, и каждый волосок на коже. Отходы поднимались ввысь. Скрипели в небе вагонетки. В грязи два пьяницы дрались без всяких чувств, как две креветки. Торчал бульдозерный скелет, электроток кусал лодыжки, черно коптили белый свет автомобильные покрышки. Динамик смешивал речей обрывки, песенки и сводки. А за спиной журчал ручей струей дерьма и царской водки. Страшней он был, чем смертный грех, горбатый, слабый, как ребенок. Он назывался «человек». Он назывался «наш потомок». Пошел он, выпрямившись в рост (а росту было метр иль мене), торчащий из штанины хвост поднять из грязи не умея.

Как я любил... Я создавал миры. Я их ловил в густом чернильном мраке. И белая Вселенная бумаги кипела от превратностей игры. Я населял небесные тела звериным и растительным народом и лучших рыб разбрасывал по водам, и в воздух гнал прекрасные крыла. Я в твою честь не поднимался в бой, не плющил лоб в неистовстве молитвы. Я запрещал охоты и ловитвы и пасти тиграм набивал травой. В своих мирах движением пера я отменял закон противоречий. И жизнь была одною вечной встречей и вечною победою добра. 1989

1989

30

31

Profile for orlov eugene

vladimir tabler  

kogda ogljaneshsja

vladimir tabler  

kogda ogljaneshsja

Profile for orlovs
Advertisement