Page 14

когда оглянешься... То дверью ушибут, то дверью ошибаюсь. И в небе нет звезды, что стоило б сорвать.

И впереди не жизнь, но, очевидно, чудо. И только все «еще» и ничего «уже».

В себе не возвратишь восторгов и удуший. И память сплошь вранье – то ретушь, то елей. В себе не возродишь мальчишескую душу – ни ангелов ее, ни белых кораблей.

Иль первое вино в подвальном закоулке. И кружится башка от первых сигарет. И тошно, и темно, и паучок на куртке. И черный след плевка в бетон втирает кед.

Но все же что-то вдруг зажжет промокший магний. На краткий миг замрет стремительный поток. И донесется звук, повеет запах давний. И губы обметет забытый ветерок.

И ждешь, как ждет трава рвануться из посева, как взрыва ждет ядро, как ждет сраженья рать, – Вселенная твоя еще не знает Евы, но каждое ребро мечтает ею стать.

И ты увидишь дом и двор, в который вышел, услышишь шум детей и стуки домино. И на небе крестом залетный аист вышит, и шепчет «естедэй» открытое окно.

Из областей волшебств она в твой мир вступает. Со звезд нездешних, из фата-мoрганной лжи. Из жеста в новый жест она перетекает. Помедли! Не струись! Я здесь... Я жду... Я жив...

Мир солнечно дрожит за радугой прищура. Все брызжет и течет – в пару, росе, дожде. 26

владимир таблер

27

Profile for orlov eugene

vladimir tabler  

kogda ogljaneshsja

vladimir tabler  

kogda ogljaneshsja

Profile for orlovs
Advertisement