Issuu on Google+

Дисциплина – это сознательное и систематическое преодоление влияния инертности и активности.

Философский клуб «Вишенка»

Журнал

Открытые вопросы В этом номере:

№15

«Пiдманули Галю» «Ау от Новгорода до Скандинавии» Живопись Василия Лялина «Самооценка» Живопись Эфы «Саркофаг» «Вязание»

Статьи, письма и просьбы о подписке присылайте на наш адрес: openques@yandex.ru


Аглая

Пiдманули Галю Религии, мифологии, фольклор, а теперь уже литература, кино и прочая так называемая «массовая культура» несут в себе важную функцию в формировании личности человека. Это взгляды на мир, представлении о том, что положительно, а что отрицательно. В них содержатся архетипы, образцы и модели поведения на все случаи жизни. Как правило, они настолько внедряются в умы людей, что перестают быть осознаваемыми. Поэтому чаще всего не поддаются какой-либо критической оценке, принимаются как факт и единственно возможный вариант. Следовательно, интересно сравнить некоторые произведения и поразмышлять о том эффекте, который они производят на людей. Первую тему условно назовем «долго и счастливо». Она содержит огромное количество объектов творчества, перечислить которое вряд ли возможно, начиная от старых детских сказок, заканчивая современными мелодрамами.


Структура этих произведений всегда примерно одинакова – есть девушка, она страдает, либо просто не слишком счастлива. Появляется принц, спаситель, герой. Обещает ее выручить, отрубить голову дракону, убить ведьму, расколдовать. После чего увезти в свой замок и жить там «долго и счастливо». Если поразмыслить над этой структурой, применяя ее к тому, как это записывается в голове у людей, то результат примерно такой. Девушки считают, что должен появиться некий, заметим, достойный ее «принц», решить все проблемы и сделать ее счастливой. Как это может проявиться в реальности. Например, появляется мужчина, который хочет заполучить девушку. Обещает ей сладкую жизнь, решить все ее беды и прочее «долго и счастливо». Она соглашается, чисто рефлекторно, в итоге оказывается в какой-нибудь не самой приятной ситуации, попасть в которую она не планировала. Но даже если предполагать не самое худшее, а представить, что «принц» на белом мерседесе оказался не мошенником.


Все равно так или иначе оказывается, что и проблемы решать, и счастье, зависят от собственных усилий человека. Так что сказка так или иначе ломается. Зачастую же, ломаются и браки, в которых женщина начинает что-то требовать, сама при этом ничего не делая, чтобы изменить себя и свою жизнь, и хоть как-то соответствовать. И все это в силу своей уверенности в том, что за нее должны бороться, а она должна грустно вздыхать у окна, на чем вся деятельность и заканчивается. Но это, вышеописанное, по сути является продуктом городской культуры. И пусть на данный момент все это проникло уже и в деревни, в которых кое-где да кое-как появляются телевизор и интернет, то какое-то количество времени назад разница была налицо. Для примера можно привести украинскую народную песню «Ой ти, Галю»:


Iхали козаки Iз Дону до дому, Пiдманули Галю, Забралы з собою.

Разбрелись по лiсi, Назбирали хмизу, Пидпалили сосну, Вiд гори до низу.

Поехалы з нами, З нами козакамы. Лучше тобе буде, Чем в ридное маме.

Горить, горить сосна, Горить та палае, Кричить Галя криком, Кричить, промовляе.

Везли, везли Галю Темними лiсами, Привязали Галю До сосны косами.

Хто у лiсi буде, Той мене почуе, Той хто дочок мае, Хай iх научае!


Структура у текста получается совсем другая. Молодой девушке пообещали красивую жизнь, она согласилась поехать. В итоге ее привезли в лес, привязали косами к дереву и подожгли. Обманули. Следовательно, какая с детства происходит запись – если человек начинает обещать все подряд, говорить про счастье и красивую жизнь, то доверять ему не стоит. Как и что бы кто красноречиво не рассказывал, идти можно только с тем, кто берет замуж, и не дает при этом слишком много гарантий, потому что сдержать их будет практически невозможно.


Эфа

Ау от Новгорода до Скандинавии Для многих людей «фольклор» ассоциируется с чем-то архаичным, средневековым, пережитым. Но, к счастью, не для авторов книги «Искусство устной традиции: Историческая морфология». В ней он рассматривается как некое непреходящее культурное явление. В действительности, народное творчество перестанет существовать только вместе со смертью человеческого общества. Так как, принимая все новые и новые формы, не меняется его суть – вариативность, народность, неизвестность или неважность автора. То, что ушли в прошлое Хорс, Даждь-бог, Макошь и Перун означает лишь то, что их место заняли новые «боги». Интернет-пространство переполнено всевозможными демотиваторами, стихами, короткими историями, картинками, анимациями и видео. Это и есть современный фольклор, в котором воспеваются новые кумиры, идеалы, и эталоны.


Именно с этого «изменчивого постоянства» или «постоянной изменчивости» и начинается заглавная статья. Если говорить конкретнее, то упоминается принцип, описанный В. Я. Проппом - наличие доминанты, постоянной, и некого икса – переменной. Так в «Морфологии волшебной сказки» постоянны мотивы (например, нарушение запрета), а персонажи меняются. Поскольку фольклор явление не только словесного творчества, а еще и музыкального, то можно сказать, что ритм является доминантой, а мелодия – переменной. Сам же текст песни является даже менее устойчивым, чем мелодия. Примером тому может служить частое изменение ударения в песне – слова повинуются ритму, но не наоборот. И здесь то и начинается самое интересное… Фольклор легко перенимает, накладывая на прежний мифологический контекст новые заимствования. Так с появлением христианства на Руси функцию Перуна получил Илья-пророк, а Велеса – святой Влас. Под изменяющейся формой все еще возможно увидеть суть, принцип, доминанту. То же самое происходит и в музыкальном фольклоре. Интонации и попевки являются постоянными, в то время как произносимые слова, слоги, звуки – изменяемыми.


С помощью этого этномузыковедами выявляется генетическая общность тех или иных фольклорных произведений, с трудом сопоставимых исключительно на уровне текста. Есть так называемая «григовская интонация». Но это не просто оборот, который первым приходит в голову, вспоминая произведения северного автора. Не просто так эта интонация появилась у Грига, и не просто так она была так широко воспринята людьми. Как и в литературе, заимствовавшей многое у фольклора (например, сказки А. С. Пушкина содержат огромное количество народного творчества, отчего и были так легко популяризированы), также и авторская музыка черпала вдохновение из музыки этнической. Поэтому впитанная буквально в подкорку интонация легко ложится на слух. Какого же было удивление этномузыковедов, когда «григовская» (она же еще и шопеновская) интонация, оказалась в «ауканьях» в Новгородской области. Причем, сама природа ауканий оказалась весьма интересной. Они оказались не родственными выкрикам бродячих торговцев, точильщиков ножей и прочего люда. Ауканья или «уканья» возглашались в лесу как бы без всякой надобности, «от нечего делать», «когда в лесу становится скучно», а не для того, чтобы привлечь внимание к себе.


Расспросы местных жителей привели к тому, что выяснилось, что некогда такие ауканья нужны были для установки связи со сверхъестественной силой. И хотя все уверены в сакральной ценности ауканий, никто уже не помнит ни зачем, ни почему это делается. Тем не менее, делают по сей день, и практически каждая бабулька в новгородской области между Мстой и Мологой может напеть этот мотив. Но и это оказалось не все. Ауканья и другие напевы оказались распространены в Вологодской, Ленинградской и Тверской областях, в Карелии. Выяснилось, что такие лесные сигналы-вокализмы применяют не только преимущественно женщинами в лесу, но и пастухами. А такие заклички известны уже и в Европе, и в Скандинавии у норвежцев и шведов, а также в Швейцарии, Австрии, Румынии, Чехии, Польше, Южной Германии, Западной Украине и Эстонии. «При рассмотрении зовных мелодий этих стран обнаружился поразительный факт: «жалобное» новгородское ауканье почти нота в ноту совпадает со шведскими сигнальными мелодиями без слов» (см. статья М. Лобанова «О формировании мелодического клише» в сборнике «Морфология культуры»).


Но одними закличками распространенность этой интонации не ограничивается. Также она широко используется в целых песнях. Так сетусская обрядово-трудовая песня имеет ту же попевку, что и в песне «Рада, Рада», а также в ряде русских, польских и шведских песен. Интересно, что при этом в песнях на разных языках встречаются слова на ла-, ло-, ле-, либо имена божеств – Лада, Леля, Лель, Рада и пр. именно на месте этой самой попевки. Учитывая, что природа ауканья сакральная и является призывом божества, то в этом есть определенная логика. Также можно вспомнить и «бессмысленные» слова «ой люли мои люли», встречающиеся в русских песнях. Но об этом далее…


Василий Лялин Живопись


Локи

Самооценка Самооценка влияет на многое. Но как правильно оценить себя? Для этого н��жна определенная трезвость, честность с собой. Есть интересный тест. Нужно представить себе шкалу качества в масштабе всего человечества, и определить свое место на ней. Например, здоровье. На одном конце самые больные люди, на другом самые здоровые. Нужно определить, где среди них твое место. Очень интересно получается, если задуматься над каждой шкалой. Получается именно такая более менее адекватная оценка. Ведь с одной стороны, приходит понимание, что есть к чему стремиться, есть множество людей, превосходящих тебя. Поэтому нужно еще очень и очень много работать. С другой стороны, есть и определенные достижения, далеко не все так плохо. Мне кажется, что такое восприятие наиболее приемлемое. Более того, оно лучше всего мотивирует к действию. Ведь завышенная самооценка мешает развитию. Зачем что-то делать, если итак все хорошо? Отсюда же появляется непонимание ответственности за свои поступки, игнорирование своей некомпетентности и постоянные попытки переложить вину на других.


С другой стороны, заниженная самооценка влияет на уровень притязаний. Грубо говоря, двоечник, для которого дотянуть до тройки настоящее счастье, не будет даже мечтать о золотой медали. Во всяком случае, не будет думать об этом, как о реально достижимой цели. Следовательно, восприятие, при котором человек по шкале качеств оказывается в примерно среднем положении или чуть выше, является наиболее адекватным, нормальным и удобным для совершения какой-либо деятельности.

Рисунок Василия Лялина


Эфа Живопись


Арахна

Саркофаг Недавно вышел фильм «Обливион», говоря по-русски, «Забытье». Сюжет у него фантастический. Показано далекое будущее – битва с инопланетянами. Люди победили, но ценой планеты. Жизнь на Земле стала невозможной. Во внимании зрителя оказывается «эффективная команда» оставшихся людей, которые находят капсулы с выжившими. Чтобы не испортить впечатление тем, кто не смотрел фильм, ограничусь этой информацией. Ведь главная мысль этой статьи касается не самой примечательной и связанной с сюжетом детали, а именно – с капсулами. Выглядят они так.

Кадр из фильма «Обливион»


Посмотрев на них, мне в голову пришла ассоциация с египетскими саркофагами. Нормального объяснения, зачем древние египтяне их создавали нет. Так же, как и нет объяснения пирамидам, в которых они хранятся. Но быть может, и сами создатели не очень понимали, что они делают? Подобным примером может являться культ карго. Иными словами, народы с неразвитой культурой воспринимают высокие технологии с религиозно-мистической точки зрения, так как в их состоянии воспринять это как-то иначе маловероятно. Идем дальше. Капсулы в фильме являлись криокамерами, нужными для перевозки людей с Земли. Как это могло выглядеть со стороны? Человек засыпал (умирал?), мог находиться в таком состоянии долгое время, а затем просыпался вновь, в, возможно, «загробном мире». И я предполагаю не столько, что сами по себе саркофаги являются чем-то высокотехнологичным. Вряд ли. Многие из них делались уже из дерева, были обиты льном. Скорее всего, это была просто попытка повторить чтото, что египтяне сами до конца не понимали. Точно так же, как и аборигены Меланезии, увидев самолеты, сделали их точные копии из соломы. Начнем с самого понятия о загробном мире, так называемом Дуате. Находился он не где-нибудь под землей, как стало считаться уже намного позднее, а «в восточной части неба». Существовало поверье, что бог Тот на «серебряной ладье» перевозит души в Дуат. Египтяне верили, что после смерти они не попадают в рай. Жизнь их будет достаточно похожей на жизнь земную. Мертвецу придется и в дальнейшем исполнять свои обязанности. Поэтому нужны были его вещи, которые клали вместе с ним.


Внутри саркофагов писались «заклинания». Вот несколько из них. «Я буду справедливым, плавая в своей лодке (барке), я владыка вечности, пересекающий небеса". «Я увижу страну света, я буду пребывать в ней…» «Прокладываю себе дорогу, чтобы увидеть Нун и Амона, ибо я тот у кого есть пропуск для охранников (этого мира)…» «Я эффективно оснащен для того чтобы открыть свой портал!» «Как и любой человек, который знает это заклинание, он будет подобен Ра в восточных небесах и подобен Осирису в загробном мире. Он войдет в круг огня, пламя которого не обожжет его» Ну и самое, по большому счету, удивительное и странное – это процесс мумификации и бальзамирования. Мозг удалялся из черепа при помощи пролома в пазухе решетчатой кости за носом. В животе слева производился надрез, чтобы удалить внутренние органы. Их складывали в отдельные емкости. Само тело бальзамировали, чтобы оно лучше сохранилось. Слишком сложная процедура для мифологического ритуала. Я думаю, что сами саркофаги и мумификация были попыткой повторить что-то, что действительно имело практическую цель.


Зачем такая технология могла быть нужна? Например, для перемещения на огромные расстояния. Если даже солнечный свет доходит до нашей планеты только через 8 минут, это при его скорости, считающейся самой большой, и при относительной близости к нам Солнца, то сколько может занять перемещение на другой конец галактики? Годы, десятки лет со скоростью света. Человек мог не дожить или не выжить. Поэтому имело смысл нечто вроде криокамеры, либо какой-то другой технологии, которая позволяла бы вводить в анабиоз, замедлять старение. .


Эфа

Вязание Вязание – очень интересная технология. Форму вязаного изделия можно варьировать сразу на спицах. Сама по себе вещь тянется, за счет петель. Одежда намного более эластичная, хорошо облегает тело, в отличии от одежды изготовленной шитьем, где чтобы вещь «сидела» нужно правильно сделать выкройку. Для этого требуется время и место. Сначала ткань изготавливается на больших станках. Потом из готовой ткани вырезаются детали, сшиваются между собой. Все это кропотливая и аккуратная работа, требующая некой оседлости. Вязать же можно практически в любых условиях. Например, я в течении некоторого времени связала свитер, просто по пути на работу и обратно в маршрутке. То есть, эта технология настолько удобная и компактная, что ее можно применять даже в пути. Да и само по себе это занятие очень спокойное, настраивающее на определенный лад. Везде полно книг, учебников по вязанию, где описывается миллион различных техник, узоров. Но практически нигде нет информации о том, как эта технология появилась. Максимум из найденного - это кое-какие данные о тех или иных реликвиях, найденных в разных странах. И то эта информация, а уж особенно датировка, весьма вариативна.


Источники о вязании в древности самые различные. Это и библия, в которой одежда Христа является вязаной, и Пенелопа, названная вязальщицей. Самая древняя вязаная вещь - это носки коптского происхождения, датируемые первыми веками н. э. Правда, исследователи предполагают, что это было не вязание с двумя спицами, а безузелковое плетение с использованием одной спицы и левой руки. Тем не менее, автор считает, что это также можно отнести к одной из форм вязания. Вязание, витье веревок, прядение встречается в разных мифологиях. Это и скандинавские норны, греческие мойры, римские парки. Вязаные вещи приносились в дар богине Афине. Весьма интересен миф об Арахне. Любопытно также то, что плетение нитей, вязание в мифологиях тесно связаны с неким созданием судьбы, предсказыванием будущего. Но об этом в следующем выпуске журнала «Открытые вопросы».


Открытые вопросы 15