Issuu on Google+

4

Закон и люди

Из адвокатской практики

№ 8 сентябрь 2010

Размещение рекламы по тел.: 030-76238216

КТО ПРАВ? - ВОТ В ЧЁМ ВОПРОС Из разговора двух малышей: «Представляешь, у наших предков не было ни телефонов, ни телевизоров. Не понимаю, как они жили». «Наверное поэтому они все умерли». Действительно, нам сложно представит свою жизнь без телефона и телевизора. Но сегодня и не это главное. Большинство из нас уже не может обходиться без компьютера. Два-три десятка лет назад люди писали друг другу письма, слали телеграммы, ходили в гости для того, чтобы просто пообщаться, поговорить. Сегодня всё это можно сделать, не выходя из дома, при помощи компьютера. В компьютерной сети существует множество сайтов, при помощи которых люди общаются, обмениваются мнениями, делятся проблемами, спрашивают совета и получают ответы (насколько эти ответы компетентные – это уже другой вопрос). Есть сайты для знакомств, при помощи которых люди находят друг друга, случается влюбляются, создают семьи. Но не только это – при помощи Интернета можно испортить человеку жизнь, поместив на сайте информацию, которая может основательно «подмочить» ему репутацию и принести немало неприятностей. В судьбе нашей клиентки Интернет сыграл очень злую шутку. Г. привлёк внимание Т. своей специфической профессией – профессиональный танцор. Ну, плюс к этому – немец, проживает в Германии, весьма симпатичный и состоятельный. Она ему написала, он ответил, завязалась переписка. Потом они встретились один раз, второй..., десятый. Интерес и симпатия возрастали. Т. и Г. съехались и стали жить вместе. Когда первое увлечение улеглось, Т. стала замечать за Г. некоторые непонятные для неё вещи: он скрывал от неё переписку в Интернете; разговаривая по телефону, уходил в другую комнату, закрывая дверь и говоря приглушённым голосом; уходя из дома, не говорил, куда идёт, поздно возвращаясь, объяснял это спецификой своей работы. Т. видела, что Г. периодически приносит значительные суммы денег, но Т. была уверена, что их появление не связано с его профессиональной деятельностью. Она как-то смутно стала догадываться (или предполагать) о их происхождении, но, как говорится, не пойманный не вор. Однако, случай «поймать вора» вскоре появился. Однажды Т. услышала, как Г. по телефону обсуждал с неизвестным собеседником организацию туристической поездки в Арабские Эмираты – приобретение билета, оформление визы, бронирование номера в отеле. Она поинтересовалась, действительно ли Г. занимается организацией таких туров, на что получила положительный ответ. Тогда Т. вы-

сказала своё желание отдохнуть где-нибудь, ну к примеру, в Дубае. Оказалось, нет никаких проблем: приобретение билета туда и обратно, оформление визы и бронирование номера в четырёхзвёздночном отеле, где «всё включено», будет стоить 900 евро. И всё это не выходя из дома. Т. отдала Г. свой паспорт и деньги и принялась строить планы на предстоящий отдых (как вы поняли, проживая совместно, свой бюджет Т. и Г. вели отдельно). По прошествии какого-то времени Г. заявил Т., что турфирма, через которую он заказал для Т. туристическую поездку и куда перевёл переданные ему Т. 900 евро, обанкротилась, а её руководители исчезли в неизвестном направлении. Сомнений в

том, что Г. зарабатывает себе на жизнь обманом доверчивых клиентов, обещая им организовать заграничные туры и получая от них деньги, у Т. больше не оставалось. Расстались они не очень любезно. Попытки вернуть свой паспорт и деньги ни к чему не привели. И тогда Т. поделилась своей проблемой с «форумчанами» на сайте Интернета. При этом она не только назвала имя своего бывшего возлюбленного, но и много чего занимательного рассказала о нём. Как говорится, слухами полнится земля. И вскоре эти слухи дошли и до Г.. Желая восстановить своё «доброе имя», Г. поместил на сайте опровергающую информацию. Кроме этого, через адвоката Г. направил Т. предупреждение о том, что она не только должна прекратить распространять о нём информацию, она должна опровергнуть уже имеющуюся. Кроме того, Г. потребовал от Т. подписать обязательство о том, что она впредь никогда не будет выставлять на общественных форумах информацию, порочащую его репутацию, а за уже содеянное Т. должна заплатить ему 400 евро в качестве возмещения причинённого ему морального ущерба. С этими письмами Т. пришла в нашу адвокатскую канцелярию. Выслушав клиентку, адвокат посоветовал ей не отвечать на обращение и довести дело до судебного разбирательства. После прошествии установленного в обращении срока Т. получила из суда исковое заявление, в котором адвокат Г. просил суд в порядке ускоренного судебного разбирательства запретить Т. распространять в сети

Интернет порочащие его клиента слухи. Также в исковом заявлении было указано, что в результате распространённых Т. слухов его клиент получил отказы на заключение контрактов из России, Англии и Голландии, что является для него значительным моральным и материальным ущербом. Понесённый ущерб адвокатом Г. был оценен в 4000 евро. Сюда были включены и понесённые Г. расходы на юридические услуги. Однако, адвокат Т. представил суду возражения, в которых указал, что Т. не намерена отказываться от представленной ею информации, так как её претензии к Г. вполне обоснованы, а вот Г. доказательств своих требований суду не представил. В результате судом было назначено судебное разбирательство в порядке обычного судопроизводства. Адвокат Г. представил суду дополнительные требования: потребовать от Т. дать обязательство не распространять заведомо ложной информации в отношении Г. и предупредить её, если после такого обещания, данного в суде, Т. вновь станет выставлять в Интернете подобную информацию, она должна будет заплатить штраф в размере 25 000 евро или лишена свободы сроком до 6 месяцев. Кроме того адвокат Г. просил взыскать с Т. понесённые истцом судебные расходы, включая услуги адвоката. Адвокат Т. представил суду свои возражения, обосновав их тем, что ни одно из изложенных в исковом заявлении требований не было конкретизировано по каждому факту, не обосновано доказательствами. Так, не подтверждены факты заключения контрактов с иностранными представительствами, не названа турфирма, которая получив от Г. паспорт Т. и переданные ею деньги, вдруг исчезла, и т.д.. Т.е. иск был абстрактным как в отношении самого заявления, так и нарушений, на которые истец ссылался. В ходе судебного разбирательства суд предложил сторонам заключить мировое соглашение (данная процедура предусмотрена законодательством, регулирующим судебное производство). Заключение мирового соглашения в судебном процессе выгодно в том случае, когда сторона видит риск проигрыша дела в суде. Кроме того, в случае заключения мирового соглашения каждая сторона несёт все судебные издержки самостоятельно. Истец и его представитель выразили свою готовность разрешить дело миром при том условии, что Т. даст обещание больше не размещать информацию в отношении Г. в Интернете. Однако, видя перспективу выигрыша дела, адвокат Т. от мирового соглашения отказался. Решением суда Г. было отказано в удовлетворении исковых требований в полном объеме. А это означало, что все судебные расходы, возникшие в результате подачи им искового заявления в суд, понёс он сам. А его репутация – благодаря информации, которую Т. о нём разместила на сайте Интернета, он стал известен гораздо более широкому кругу людей. Вполне вероятно, что Г. ещё не один раз придётся предстать перед судом, только уже не в ка-


Сентябрь 2010