Page 16

16

Закон и люди

Из адвокатской практики

№ 9 октябрь 2010

Размещение рекламы по тел.: 030-76238216

ДРАКА ИЛИ НЕОБХОДИМАЯ ОБОРОНА? се драки делятся на два вида. Первый – это те, в В которых участвуете вы; второй – это те, за которыми вы наблюдаете со стороны. Самая надёжная тактика во время драки – это вовремя от первого уйти во второй. Каждому родителю знакома картина, когда он заходит со своим малышом в магазин, и тот начинает требовать купить ему то или другое. Российские родители, зачастую, подобную проблему разрешают быстро – шлепок по мягкому месту приводит ребёнка в чувство. В Германии воспитывать детей таким способом не принято, и родитель либо вразумительными увещеваниями старается объяснить ребёнку, почему в данный конкретный момент он не может выполнить его желание, либо тут же это желание выполняет. Уголовный кодекс о необходимой обороне: «Не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия. Защита от посягательства, не сопряжённого с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, является правомерной, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны, то есть умышленных действий, явно не соответствующих характеру и опасности посягательства». Е. и К. в зарегистрированном браке не состоят, но проживают вместе, ведут совместное хозяйство и имеют двоих детей в возрасте 3 года и 5 лет, а потому вполне резонно считают себя мужем и женой. В выходной день Е. и К. вместе с детьми решили навестить своих родственников, которые проживали в другом населённом пункте. Хорошо проведя время, семья возвращалась домой на электричке. Время было уже позднее, дети капризничали, и чтобы их как – то успокоить, родители пообещали им, как только приедут домой, купить киндер-сюрпризы (наверное, каждый знает такое лакомство – молочный шоколад, а внутри игрушка). Уловка не удалась, потому что дети потребовали лакомство с игрушкой немедленно, при этом свои требования выражали довольно громко и эмоционально. Родители, не желая привлекать особое внимание пассажиров в вагоне электрички, решили выйти на ближайшей остановке, купить детям сладости и потом продолжить свой путь домой. Напомним, что время было позднее, и магазины и киоски уже не работали. Поэтому супруги решили дойти до заправочной станции и , наконец-то, купить детям обещанное. Войдя в магазинчик на заправке, Е. сразу же направились к полке, где лежали сладости, взяла две шоколадки, сразу же вернулась к детям, потому что те продолжали плакать. Е. развернула шоколад, дала его детям в руки и только после этого направилась к кассе, чтобы расплатиться за товар. Но, сунув руку в карман, она обнаружила, что нет портмоне. Е. в замешательстве стала рыться в своей сумке, но портмоне не было и там. К., наблюдавший за действиями супруги, окликнул её. Е., продолжая поиски портмоне , стала громко объяснять ему ситуацию. Надо сказать, что возвращаясь из гостей, Е. и К. были в нетрезвом состоянии, а потому их

объяснения со стороны выглядели не очень дружелюбными и, вполне естественно, привлекли внимание продавца магазина. Она потребовала от Е. и К. немедленно рассчитаться за приобретённый товар и покинуть магазин, так как её рабочий день уже закончился и она должна магазин закрывать. Объяснения Е. и К. ситуацию не разрядили. Е., достав свой телефон, позвонила своему знакомому и попросила его подъехать на заправочную станцию, и заплатить за сладости, которые она взяла в магазине. Однако, продавец не хотела ждать и потребовала Е. и К. освободить магазин, пообещав вызвать полицию. В это время в магазин зашёл мужчина, назовём его Д, который, как оказалось, был другом продавца. ОН тут же встал на сторону продавца и стал требовать от Е. и К. оплатить товар и покинуть магазин. Супруги направились к двери, а Д. шёл сзади, выкрикивал в их адрес оскорбления и подталкивал в спины. На улице Д. продолжал оскорблять Е. и К., которые также не оставались в долгу. Когда Д. показалось, что слов для выражения его эмоций уже недостаточно, он сильно толкнул Е.. Возмущённая женщина, защищая себя, толкнула Д.. Толчёк был настолько сильным, что Д. упал. Вскочив, он схватил Е. за руку и сильно завернул её. Женщина упала, а Д. продолжал удерживать её руку. К. кинулся на подмогу жене и ударил Д. Испуганные дети кричали и плакали. На шум подошли люди и кинулись разнимать дерущихся. В это время подъехал на машине знакомый Е. и К.. С большим трудом он разобрался в происходящем, заплатил продавцу магазина за купленный Е. шоколад, и супруги с детьми уехали с ним на машине домой. Как выяснилось позже, среди подошедших людей, которые разнимали дерущихся, был отец Д., который оказался полицейским. По его совету продавец магазина подала заявление в полицию о хулиганских действиях Е. и К., попытке ими совершить кражу в магазине и нанесении тяжких телесных повреждений её другу Д.. В отношении Е. и К. было возбуждено уголовное дело. Они получили повестки явиться в полицию. С оскорблённым чувством собственного достоинства и уверенностью в своей полной невиновности супруги отправились в полицию и дали свои показания. Полученное позже постановление из прокуратуры о привлечении их в качестве обвиняемых и передачи уголовного дела в суд привело Е. и К. в полное недоумение. Им предъявлялось обвинение по ст. 223 уголовного кодекса Германии – умышленное нанесение тяжких телесных повреждений другому лицу, в качестве наказания за которое предусмотрено лишение свободы сроком до пяти лет или денежный штраф. С постановлением о привлечении к уголовной ответственности Е. пришла в нашу адвокатскую канцелярию. На консультации адвокат объяснил женщине, что в соответствии с уголовным законодательством Германии он не может представлять интересы сразу и её, и её супруга, предложил для защиты К. воспользоваться услугами другого адвоката. Однако, Е., сославшись на отсутствие денежных средств, от предоставления адвоката К. отказалась. В чём была ошибка Е. и К.? В первую очередь, в том, что к адвокату они обратились не в тот момент, когда получили повестку из полиции, а только после получения обвинительного постановления. Отправившись в полицию самостоятельно, они не использовали своего права ознакомиться с материалами заведённого против них уголовного дела, а потому, при допросе не высказали свои возражения против показаний потерпевшего и его свидетелей, не представили свои доказательства.

Выполнив необходимые формальности, адвокат запросил в прокуратуре материалы уголовного дела и, ознакомившись с ними, наметил стратегию своих действий и ознакомил с ними клиентку.

Напомним, когда Е. обратилась в нашу адвокатскую канцелярию, дело уже было передано в суд, и адвокат вступил в дело уже на стадии судебного разбирательства. При рассмотрении дела в суде, Е. следовала указаниям адвоката и давала показания строго в соответствии с его рекомендациями. К. адвоката не имел и защищал себя сам. Надо ли говорить, что его показания были непоследовательными и не совсем грамотными. После того, как судом были заслушаны потерпевший и свидетели со стороны обвинения, каждый из которых защищал себя и старался всю вину в драке переложить на Е. и К., выступил адвокат. Он указал суду на противоречивость в показаниях продавца, её друга и других свидетелей, на неправомерность в поведении Д., который не являясь работником магазина и даже автозаправочной станции, на которой находится магазин, выступил в роли блюстителя порядка в магазине и позволил себе чрезмерную грубость в отношении Е. и К.. Д. позволил себе не только грубость в отношении Е. и К., но и рукоприкладство в отношении Е.. Е. же, в свою очередь, защищала себя и своих детей, которые были напуганы происходящим. Поэтому, её действия не могут быть квалифицированы как нанесение Д. тяжких телесных повреждений. Её действия являлись не чем иным, как вынужденной самообороной и обороной в отношении её несовершеннолетних детей. Также адвокат указал на то, что к Е. не может быть применена статья уголовного кодекса Германии за совершение кражи в магазине, так как эти действия заявителями не доказаны – приобретённый товар был оплачен другом Е., а она сама является жертвой, так как у неё был похищено портмоне. Прокурор, приняв сторону адвоката, также подал суду оправдательное заявление. Судом заявления адвоката и прокурора были учтены, и Е. была оправдана из-за отсутствия в её действиях состава преступления. К. же повезло меньше – он был осужден и приговорён судом к денежному штрафу. Отказываясь от услуг адвоката для К., Е. сослалась на отсутствие денежных средств. В результате К. не сумел доказать в суде, что его действия носили лишь признаки превышения самообороны и штраф заплатить всё же пришлось. При наличии адвоката К. мог избежать денежного штрафа и заплатил бы эти деньги адвокату, но при этом его биография была бы чиста, и его фамилия не значилась бы в реестре лиц, совершивших преступление. Одним словом, судимости он бы не имел. Однажды русский юрист, судья, литератор Анатолий Фёдорович Кони сказал, что образованный юрист должен быть человеком, "в котором общее образование идет впереди специального". И это прежде всего относится к адвокату как судебному оратору. Все права защищены. При копировании и републикации статьи ссылка на первоисточник обязательна. Rechtsanwaltskanzlei Johannes Engelmann Schillerstr. 4-5; 10625 Berlin Телефоны: 030-310 13 310; 030-310 16 755 Телефоны: 030-310 16 889; 030-310 19 625 Факс: 030-318 04 235 Телефон круглосуточной адвокатской службы: 09 005 103 255 (1,86 €/min) Емайл: ra-engelmann@gmx.de

Октябрь 2010  

Zeitung "Gesetz und Leute" - Ausgabe Oktober 2010 - Oleg Sandler

Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you