Issuu on Google+

14

Закон и люди

Из адвокатской практики

№ 4 (15) апрель 2011

Размещение рекламы по тел.: 030-376238216

Поэтому с прокуратурой адвокат связался по телефону и объяснил ситуацию. Разрешение прокурора было получено через два дня. После этого адвокат мог отправиться в тюрьму для встречи с клиентом.

толковом словаря Даля понятие «справедливый» В толкуется как «правильный, сделанный по закону, по правде, по совести, по правоте», а понятие «правосудие» - как «правый суд, справедливый приговор, решение по закону, по совести, по правде». Но возьмем народную мудрость: «Закон – что дышло: куда повернул, туда и вышло», «Дураку закон не писан» или «Не бойся закона, бойся судьи». В жизни каждый по своему понимает справедливое решение суда: если решение суда в вашу пользу, оно справедливо для вас, но не справедливо по мнению другой стороны в споре, и наоборот. Поэтому в юриспруденции не бывает абсолютной справедливости. Задача суда – установить истину в соответствии с правилами судопроизводства и на основании представленных доказательств. Это следует понимать и помнить. Помнить всегда, даже когда в новогоднюю ночь ты радуешься наступлению нового года со всей широтой своей души. Помнить для того, чтобы не превратить свой праздник в кошмар.

Уже на первой встрече необходимо было расположить клиента к себе, заслужить его доверие и выяснить обстоятельства дела, что называется, из первых рук, узнать мельчайшие, причём объективные подробности произошедшего. Адвокат уже знал, что клиенту предъявляется обвинение по ст. 226 п. 3, ст. ст. 223 и 224 п. 4 Уголовного кодекса Германии. Обвинение довольно серьёзное, особенно по ст. 226 п. 3, который предусматривает наказание в виде лишения свободы

сам клиент в своих показаниях указывал, что охранник брызнул из газового баллончика себе в руку, а затем вдавил этой рукой Олегу в глаза и сильно толкнул его. Олег упал. Брат бросался, чтобы помочь ему, но второй охранник несколько раз свалил его на землю. Учитывая, что брат был сильно пьян, усилия подняться на ноги занимали у него довольно продолжительное время, т.е. были все основания опротестовать предъявленные обвинения по ст. 224 п. 4 – участие в драке второго лица. Учитывая, что дело Олега уже было передано в суд, адвокат ознакомился с материалами дела в суде, встретился с судьёй и просил ускорить рассмотрение прошения клиента о его освобождении из-под стражи. При рассмотрении прошения присутствовали обе стороны – сторона обвинения и сторона защиты. И здесь произошла первая попытка для примирения сторон – обвинение и защита обменивались аргументами каждый в защиту своей позиции для того, чтобы суд мог оценить их, а также сделать юридическую оценку по толкованию норм предъявленного обвинения.

КТО ПОЛАГАЕТСЯ НА ВОЛЮ СЛУЧАЯ, ТОТ ДОЛЖЕН ПРИМИРИТЬСЯ С ЕГО ПОСЛЕДСТВИЯМИ сроком до 10 лет за причинение тяжких телесных повреждений, если в результате таких повреждений потерпевший «в значительной степени и надолго остаётся обезображенным или становится хроническим больным». Такое «обезображивание» имело

Утром 3 января – это был понедельник – в канцелярии раздался телефонный звонок. Звонил молодой мужчина и умолял помочь его брату.

Предыстория. Олег приехал к своему брату в Германию из Украины на празднование Нового года. Братья были рады встрече, наступлению Нового года, хорошей погоде и ещё много чему. «Проводив» старый год, братья хорошо и радушно «встретили» новый и решили пойти на дискотеку – душа просила праздника и общения. Но когда они добрались до помещения в центре Берлина, где проводилась дискотека, возникла проблема в виде двух охранников, которые не хотели пускать братьев на праздник, мотивируя тем, что те пьяны. Такого в планы братьев не входило. Олег (это тот из братьев, который приехал из Украины) решил воздействовать на охранника силой убеждения. На английском языке (возможно, поэтому довольно громко), сильно жестикулируя, он пытался объяснить охраннику, что он гость, приехал из Украины и очень хочет попасть на дискотеку. Охранник, видимо, неверно истолковав желания Олега, применил баллончик со слезоточивым газом и толкнул Олега. После небольшой потасовки была вызвана полиция, и остаток новогодней ночи и последующие дни Олег провёл в полицейском участке. Переговорив с братом Олега по телефону, адвокат наметил стратегию своих действий. Дело осложнялось тем, что у адвоката не было поручения от клиента, адвокат не знал, где конкретно клиент находится; брат клиента очень нервничал, чувствуя свою вину за произошедшее; родители в Украине тоже сильно переживали. Был подготовлен и направлен по факсу запрос в прокуратуру с целью установить местонахождение клиента. Ответ был получен быстро – адвокат установил, что Олег после ареста находился вначале в полицейском участке, а затем был переведён в камеру предварительного заключения в центральную тюрьму. Далее необходимо было получить разрешение прокурора на встречу с клиентом. Оперативность в таких делах важна даже в мелочах – без поручения клиента адвокат не мог ознакомиться с материалами его дела в прокуратуре, не мог предпринимать какие-либо действия.

место – у охранника было выбито три передних зуба. Кроме того, Олегу вменялись ст. 223 УК – нанесение телесного повреждения и ст. 224 п. 4 – нанесение опасного телесного повреждения вместе с другим лицом. В совокупности ему грозило длительное тюремное заключение. Олег утверждал, что он не мог совершить всего этого даже в силу того, что охранник был вдвое больше его (клиент был среднего роста и худощавого телосложения), кроме того, при нанесении прямого удара кулаком в лицо на его руках должны были остаться ссадины – у Олега на руках никаких повреждений не было. А это уже могло свидетельствовать о том, что показания охранника не совсем правдивы. Адвокат пояснил клиенту, что основная цель – это уйти от обвинений по ст. 226 (3), т.е. доказать, что утрата зубов произошла не в результате прямого столкновения либо в результате превышения охранником самообороны, либо по небрежности или неосторожности. А это будет уже другая статья и, соответственно, другой вид наказания. Для того, чтобы точно определить стратегию защиты, необходимо было ознакомиться с материалами дела – запросить в полиции акты. Адвокат пообещал клиенту встретиться с ним ещё раз после получения и изучения актов. Сам клиент ещё до встречи с адвокатом уже подал прошение о проведении проверки на необходимости содержания его под стражей. Получив акты и изучив их, адвокат обнаружил противоречия в показаниях охранников, скажем, некоторые несостыковки. Так, первоначально охранник отрицал применение им газового баллончика. Потом всё же признался, но пояснил, что он пустил струю из баллончика в ноги, для того, чтобы испугать клиента. Однако,

По первому пункту суд поддержал адвоката. Видя это, прокурор вынужден был согласиться с приведёнными доводами и дал понять суду, что не станет настаивать на применении 226 статьи уголовного кодекса. Это уже значило много – появлялась возможность избежать наказания в виде лишения свободы. Все остальные пункты были вынесены на рассмотрение в судебном заседании. Суд обязал полицию представить в судебное заседание записи, сделанные камерой наблюдения у входа в здание дискотеки, а также вызвал в качестве свидетелей полицейских, производивших задержание. Вопрос об освобождении из-под стражи был отклонён до проведения судебного заседания на том основании, что обвиняемый не имеет постоянного места жительства в Германии и может «удариться в бега». Судебное заседание было назначено через две недели. Две недели – время для подготовки к судебному заседанию. Надо сказать, что позиция защиты на данном этапе была не очень сильна – она располагала только своими аргументами и материалами дела. Со стороны же обвинения были свидетели – второй охранник и полицейские. Предугадать их показания мы не могли. Плюс защиты состоял в том, что клиент давал правдивые и подробные показания, поэтому не было опасения, что он в них запутается; брат клиента не мог сказать много, т.к. пыл сильно пьян. Однако, экспертиза на алкоголь отсутствовала. Далее нужно было решить вопрос о защитнике для брата – адвокат не имел права представлять интересы их обоих. Брату Олега был порекомендован коллега адвоката. Это давало возможность выработать совместную стратегию поведения во время судебного разбирательства. Главный упор делался на дачу клиентами правдивых показаний – нельзя было допустить противоречивости в показаниях. В день судебного заседания оба брата дали суду показания, правдиво отвечали на вопросы суда. Был заслушан в качестве свидетеля посетитель дискотеки, который подтвердил, что охранник применил против Олега газовый баллончик. Также свидетель указал, что кровь на лице охранника была до того, как произошло столкновение между ним и обвиняемым. Сам охранник отрицал применение газа в глаза, второй охранник заявил, что он вообще ничего не видел. Адвокат заявил суду о том, что на дискотеке было много людей и кто-то из них мог быть свидетелем произошедших событий. Од-


Апрель 2011