Issuu on Google+

Истоки модернизма Персоналии

дайджест

БИБЛИОТЕКА МЕЖДУНАРОДНОЙ ШКОЛЫ ДИЗАЙНА


Ист-к: Andrew Weaving with Lisa Freedman. The Modern home as it was as it is today Пер. с англ. И. Першиковой Исключительные права на перевод: Международная Школа Дизайна


Истоки модернизма Персоналии

Дайджест

БИБЛИОТЕКА МЕЖДУНАРОДНОЙ ШКОЛЫ ДИЗАЙНА


Истоки модернизма столь же противоречивы и запутаны, как и причины первой мировой войны, с которой это архитектурное течение совпадает по времени. Модернизм зародился в самом начале 20 века, и сегодня, спустя почти сто лет, совершенно очевидно, что он стал одним из величайших направлений в архитектуре и до сих пор продолжает оказывать влияние на современный дизайн и стиль жизни. Корни модернизма следует искать в попытках создать архитектуру для нового века машин, архитектуру, которая соответствовала бы новым материалам и технологии строительства, допускающим гибкость, о которой и не мечтали в эпоху камня. Работы большинства ранних модернистов имели под собой серьезную моральную и философскую базу: осознанное стремление передать в трехмерном пространстве политические, экономические и социальные теории, создаваемые писателями и мыслителями того времени. Они считали, что, изменив архитектуру, смогут изменить и само общество, сделать нашу жизнь более стабильной и «здоровой». Помимо социальных, перед модернизмом ставились конкретные архитектурные задачи: сделать упор на освещение, открытость и «честность». Именно это эстетическое кредо было передано по наследству последующим поколениям. Своего расцвета модернизм достиг после первой мировой войны, однако его корни уходят в середину 19 века, когда, благодаря движению Arts and Crafts, упрощались архитектура и интерьеры. Уильям Моррис и его последователи выступали против беспорядка, суеты и мрачности викторианского дизайна и стремились оформлять помещения так, чтобы мебель, декор и поверхность стен хорошо сочетались, создавая гармоничный, простой и светлый интерьер. Великие технические достижения 19 века, особенно появление новых материалов: стали и железобетона, – конечно же, стали основными вехами в истории развития модернизма – они дали архитекторам возможность строить легкие внутренние стены и большие окна, ставшие отличительными чертами нового стиля. Еще в 1896 году венский архитектор Отто Вагнер (Otto Wagner) предсказал появление «горизонтальных линий… и великой простоты» в архитектуре, а его соотечественник Адольф Лоос (Adolf Loos) в своем знаменитом эссе «Орнамент и Преступление» (1908) приравнивал декор/украшательство к упадку и преступлению. Лаконичность и сдержанность его построек, появившихся в самом начале 20 века, станут основными чертами модернизма только через 10 лет. Одно из зданий, построенных Лоосом, – железобетонная резиденция Штейнера (1911) в Вене. Истоки модернизма нужно искать и по другую сторону Атлантики, в Америке, где величайший архитектор Фрэнк Ллойд Райт (Frank Lloyd Wright) внес революционные изменения в саму структуру дома. Черты нового стиля проявились в архитектуре так называемых «домов прерий» (Prairie houses) Райта, которые он строил между 1894 и 1910 годами для богатых жителей пригородов Чикаго. Это были вытянутые в длину здания с низкими

5


Дом Мейера Мэя (Meyer May), Grand Rapids, штат Мичиган, США. Архитектор – Фрэнк Ллойд Райт, 1908. Похожие на японские, пологие крыши, расположенные на разных уровнях асимметричных зданий, служили источником вдохновения для архитекторов во всем мире. Райт был единственным, кто ближе всех подошел к определению модернизма в первом десятилетии 20 века.

Рудольф Шиндлер (справа), Ричард и Дионн Нойтра с сыном Дионом в доме King’s Road House в 1928 году. Семьи двух великих венских архитекторов несколько лет в 1920-х годах жили в одном доме.

потолками и выступающими крышами. Комнаты в домах плавно переходили одна в другую, а террасы перетекали в сады. Эти элементы будут использовать в своих работах все европейские последователи архитектора, при том, что он сам никогда не ограничивался этими деталями, составляющими эстетику модернизма. Течение, которое в 1930-е годы стали называть «международным стилем», стало очень популярным после Первой Мировой войны и в Европе, и в Соединенных Штатах. Два молодых архитектора, Рудольф Шиндлер и Ричард Нойтра, которые эмигрировали в Америку из Вены и работали у Райта сначала в Чикаго, а потом в Лос-Анджелесе, первыми привнесли революционные архитектурные идеи из Европы в представление Райта о модернизме и создали несколько очень интересных жилых проектов. В 1921 году Рудольф Шиндлер (Rudolf Schindler), который работал вместе с Райтом над его известным проектом – Hollyhock House, построил для себя дом на King’s Road в Лос-Анджелесе. Минимальный интерьер, бетонные полы, прохладные открытые пространства и гармоничное сочетание внутреннего декора с окружающей средой оказывали влияние на архитектуру в течение целого века. Рудольф Шиндлер умер в 1953 году, успев за свою жизнь спроектировать 500 зданий, 150 из которых, в основном жилые дома, были построены. Он всегда старался использовать недорогие материалы и находить необычные архитектурные решения, которые отвечали бы требованиям заказчика. Как ни странно, стремление Шиндлера укладываться в скромный бюджет и подстраиваться под желания клиентов было непопулярным среди авангардных модернистов. По иронии судьбы, именно из-за этого его работы так высоко ценятся в настоящее время. Ричард Нойтра (Richard Neutra), который тоже был выходцем из Вены и какое-то время даже жил со своей семьей в доме Рудольфа Шиндлера, оказал еще более глубокое влияние на развитие модернизма в Соединенных Штатах. Нойтра учился у Адольфа Лооса в Вене, а в 1923 году переехал в Чикаго, где работал с Фрэнком Ллойдом Райтом. Позже Нойтра обосновался на западном побережье и был одним из первых по обе стороны Атлантики, кто начал использовать стальные конструкции и произведенные фабричным способом детали, в том числе стеклянные и металлические панели, в строительстве жилых домов. Первым проектом подобного рода стал Lovell Health House, который Нойтра спроектировал и построил и 1927–29 годах для журналиста и гуру доктора Филипа Ловелла (Philip Lovell). Здание, в котором стиралась граница между внутренним и внешним пространством, прекрасно подходило для калифорнийского стиля жизни. Нойтра стал одним из величайших представителей модернизма в Америке. В основном он строил жилые дома, каждый раз идеально вписывая здание в окружающий пейзаж. Талант этого архитектора станет очевиден, если посмотреть на его собственный дом в Silver Lake (1933) в Лос-Анджелесе, а также более поздние работы:

6


Lovell Health House (1927–29 гг). Архитектор – Ричард Нойтра. Лос-Анджелес, США. Это здание служит прекрасным воплощением нового дизайна и здорового образа жизни. Расположенное в идиллическом месте, строение со стальным каркасом и легкой отделкой из синтетических материалов – замечательный пример чистой, белой, открытой архитектуры.

резиденцию Миллера в (1936) в Палм-Спрингс, Desert House (1946) в Колорадо и резиденцию Кауфманна (1947) в Палм-Спрингс. Гармоничное сочетание здания и ландшафта – ключевой момент в работах Рудольфа Шиндлера и Ричарда Нойтры. Оба считали, что главная задача архитектора – правильно выбрать место для строительства, грамотно использовать дневной и солнечный свет и зеленые растения. Американский вариант, тем не менее, оказался более легким вариантом нового архитектурного течения. На солнечном тихоокеанском побережье Соединенных Штатов, вдали от разрухи первой мировой, модернизм так или иначе оставался прерогативой удачливых, пусть и просвещенных, богачей. В Европе у архитекторов было несколько иное отношение к своему предназначению. Война принесла огромные разрушения, поэтому они хотели создать абсолютно новый мир в искусстве и дизайне. Здесь, в Европе, три великих архитектора – Вальтер Гропиус, Людвиг Мис ван дер Роэ и Ле Корбюзье – заложили основы модернизма в архитектуре. В 1919 году Вальтер Гропиус (Walter Gropius) был назначен директором объединенной государственной школы изобразительных искусств и ремесел в немецком городе Веймар. Он придумал термин «баухауз», от средневекового bauhutte, то есть «масонская ложа», давая тем самым понять, что собирается создать бесклассовую гильдию художников и ремесленников. Школа «Баухауз»

7


Офис директора в школе «Баухауз» в немецком городе Веймар, 1923 год. Гропиус стал директором в 1923 году, и его задачей было объединить художников и архитекторов и вдохновить их на создание «дома будущего». Всю мебель спроектировал сам Гропиус. Настенные полотна и ковры сделаны в ремесленных мастерских «Баухауза», в них чувствуется влияние Пауля Кли (Paul Klee). Эту фотографию использовали в рекламной кампании выставки, которую Гропиус организовал в 1923 году. В 1926 году школа переехала в специально построенное здание.

Нацизм погубил баухауз. Вальтер Гропиус и Марсель Брейер покинули Германию, уехали сначала в Великобританию, а затем в Соединенные Штаты. Они оказали огромное влияние на развитие американской архитектуры и дизайна в 1930-е годы. На фотографии – дом Брейеров в Линкольне, штат Массачусетс, построенный Вальтером Гропиусом в 1938–39 годах. Марсель Брейер – справа с фотоаппаратом, Гропиус – крайний слева, белокурая женщина справа – жена Гропиуса Айс (Ise). Стулья Short, маленькие столики и диван работы Брейера. Некоторые предметы он спроектировал еще в Англии для Джека Притчарда (Jack Pritchard) из Isokon.

8


придерживалась нового принципа в художественном образовании и стала, несмотря на свое недолгое существование, самой известной школой 20 века. По новой программе, разработанной Гропиусом, студенты получали навыки, необходимые в индустриальном обществе. Молодые люди, которые приходили в «Баухауз», действительно, как говорил основатель школы, «начинали с нуля». Под влиянием стиля Arts and Crafts и работ Фрэнка Ллойда Райта Гропиус считал, что баухауз должен сосредоточиться на создании объектов для массового производства. Он также полагал, что новая архитектура создается в основном для рабочих, поэтому в ней не должно быть элементов дизайна, которые традиционно ассоциируются с правящими классами. Декоративные крутые крыши и богато украшенные карнизы – отличительные черты старой архитектуры – были заменены плоскими крышами и легкими фасадами, а дорогие материалы, такие как гранит, мрамор и известняк, перестали использовать. В свою очередь, в архитектуре баухауза появилось новое понятие – «выраженная структура». Раньше стены были единственным несущим элементом конструкции – теперь для этого могли служить также стальные каркасы и железобетон. В итоге архитекторы перестали «утяжелять» стены, предпочитая оставлять тонкую оболочку, которая не скрывала бы конструкцию здания. Внутри дома в стиле баухауз были практически пустыми, и их красили в основном в белый цвет. Открытые пространства покончили с буржуазным стремлением к уединению. Архитекторы отказались от обоев с рисунком, ковров, штор и других декоративных деталей, например, карнизов, перестали использовать ситцевую обивку и декоративные ткани. Мебель же стали делать из кожи, трубчатой стали, гнутого дерева и тростника. Новые материалы – бетон, линолеум и дерево вытеснили ковры и дорожки. Мебель предлагала дизайнерам баухауза большее поле для экспериментов, чем архитектура. Массовое производство мебели началось в 20 веке, однако оно все еще опиралось на традиционный дизайн. Старую мебель было сложно вписать в новые интерьеры, поэтому ведущие дизайнеры баухауза, например, бывший студент школы Марсель Брейер (Marcel Breuer), начали производить мебель, которая отвечала бы требованиям века машин. Обтекаемые, непрерывные линии стула из гнутых стальных трубок, который спроектировал Брейер – модель назвали Cesca Chair, B32, – как нельзя лучше выражали суть модернизма. На всемирной выставке жилья в Штуттгарте в 1927 году, которую возглавил Людвиг Мис ван дер Роэ, Гропиус и его современники продемонстрировали возможности баухауза. Со всей Европы сюда съехались представители модернизма, чтобы представить проекты нового городского жилья. Они доказали, как выгодно строить эти недорогие, легкие дома городского типа. Родившийся в Швейцарии архитектор Ле Корбюзье (Le Corbusier), настоящее имя которого было Шарль-Эдуард Жаннрэ (Charles-Edouard Jeanneret), стал самым влиятельным и блистательным архитектором 20 века: именно благодаря

9

Марсель Брейер (крайний слева), его жена, Макс Плант, Фрэнк Ллойд Райт и Вальтер Гропиус на террасе дома Гропиуса в Линкольне, штат Массачусетс, 1940 год.


Квартира Ле Корбюзье на улице Nungesser et Coli недалеко от Булонского леса. Париж, Франция. Здесь долгое время жил и работал архитектор. Открытое пространство со сводчатыми потолками и крашеной штукатуркой получилось спокойным и мягким. В студии использовали необработанный кирпич. Столик на фотографии справа, с металлическими ножками и лакированной столешницей из поперечного среза дерева – работа Шарлотты Перриан, а кресло Grand Confort было сделано ею совместно с Ле Корбюзье и его кузеном Пьером Жаннрэ. Обеденные стулья из гнутого дерева от Thonet похожи на те, что архитектор любил в своих ранних проектах. Жалюзи от пола до потолка, сделанные, скорее всего, из дерева, не очень типичны для работ Ле Корбюзье.

Дом-город (Unite d’Habitation). Архитектор – Ле Корбюзье. Марсель, Франция. 1952 год. Задуманный как государственное жилье для бедных, этот большой жилой комплекс из необработанного бетона, опирающийся на массивные столбы, стал иконой модернизма. В 17-этажном здании расположены 337 квартир, пассаж с магазинами, отель, площадка на крыше, беговая дорожка, детский сад, бассейн-«лягушатник» и спортивный зал – целый город в одном доме. Квартиры с высокими потолками и бетонными стенами получились на редкость уютными и тихими и были полностью заняты представителями среднего класса.

ему мир узнал о рождении нового стиля. Ле Корбюзье сначала учился ремеслу дизайнера-гравера в Швейцарии, а затем много путешествовал по Европе, получая архитектурное образование (с 1907 по 1916 год). Он был хорошо знаком с работами Фрэнка Ллойда Райта. Ле Корбюзье открыл собственную мастерскую в Париже в 1916 году и поставил перед собой задачу создать философию нового образа жизни. Главным источником вдохновения для него стала машина, что он и выразил в хорошо известном афоризме: «Дом – это машина для жилья». Он хотел создавать архитектуру, которая была бы столь же функциональна, как и автомобиль. В начале 1920-х годов Ле Корбюзье начал проектировать новый тип домов. В 1920 году он задумал построить «Citrohan House». Чертежи здания были выставлены на Осеннем Салоне в Париже в 1922 году: асимметричные планы, большие окна и террасы (возводить такие конструкции отныне позволял железобетон) четко отображали новые тенденции в архитектуре. Влияние Ле Корбюзье определяли не только его архитектурные творения, но и опубликованные теоретические работы. Как пишет историк архитектуры ГенриРассел Хитчкок (Henry-Russell Hitchcock), «он постепенно создавал определенную форму, он драматизировал, но никогда не был одинок в своем творчестве». Многочисленные статьи в защиту нового стиля, которые Ле Корбюзье писал с 1920 по 1925 год для журнала «L’Esprit Nouveau», и опубликованные позже книги, посвященные образу будущего, легли в основу философии модернизма в архитектуре. В 1923 году Ле Корбюзье написал основополагающую работу «К архитектуре» (“Vers une Architecture”), а в 1926 году сформулировал «Пять отправных точек новой архитектуры» («Les Cinq Points d’une Architecture Nouvelle»), которые заложили основы модернизма в архитектуре: • опоры-столбы; • свободная планировка (железобетон позволяет возводить не-несущие стены); • свободный фасад, превратившийся в тонкую, самостоятельную, неструктурную оболочку, в которой могут быть окна или двери; • окна, расположенные вдоль фасада; • крыша-сад (которая компенсирует участок земли, занятый под строительство самого здания) В 1925 году Павильон Нового Стиля (Pavilion de l’Esprit Nouveau), спроектированный Ле Корбюзье, стал сенсацией на Международной выставке декоративного искусства и промышленности в Париже. В основе этого явно модернистского дизайна лежал более ранний проект – Citrohan House, переделанный в помещение для плотно заселенных домов. Внутреннее пространство стандартного здания отличалось свободной планировкой: архитектор убрал массивные стены, а для деления на жилые зоны использовал предметы мебели или раздвижные ширмы. В последующие несколько лет Ле Корбюзье построил в предместьях Парижа серию модернистских вилл для богатых заказчиков, в том числе Виллу Штейн (Villa

10


Вилла Church, Виль Д’Аврэ, Франция. Архитектор – Ле Корбюзье. Спроектированная для пары американцев, живущих в Европе, вилла стала одним из первых домов, которые Ле Корбюзье строил для богатых клиентов в конце 1920-х – начале 1930-х годов. Практически вся мебель приписывается Шарлотте Перриан, что довольно нетипично для работ архитектора. Стулья из кожи и металла, впервые представленные в 1928 году, произвели революцию в дизайне: спинка стула поворачивается по кругу. На фотографии можно также увидеть две табуретки из этой же серии. Столешница, сделанная из стекла (от Saint-Gobain), опирается на металлические ножки. Второй стол – со стеклянной столешницей золотого цвета – был спроектирован для библиотеки.

Stein) в Гарше (Garche) (1927) и виллу Савойа (Villa Savoye) в Пуасси (1931). Он постоянно совершенствовал архитектурные приемы и достиг того уровня мастерства, которым восхищаются и который стремятся воспроизвести. Ле Корбюзье считал, что в модернистских помещениях должно быть такое же модернистское оборудование (Equipement d’habitation), поэтому он начал сотрудничать с дизайнером мебели, француженкой Шарлоттой Перриан (Charlotte Perriand). Вместе они произвели линию мебели из гнутых стальных трубок и кожи, и эта коллекция была впервые представлена на Осеннем Салоне в Париже в 1925 году. Предметы их совместного творчества – кресло Grand Confort и шезлонг (Chaise Longue) стали культовыми.

11


Резиденция Фарнсворт (Farnsworth). Плано, штат Иллинойс, США. Архитектор – Людвиг Мис ван дер Роэ. 1946–51 год. Стеклянный павильон кажется легким и прозрачным, он практически парит между полом и потолочными балками. Белые железобетонные столбы и правильно расставленная мебель, спроектированная самим Мис ван дер Роэ, зрительно разделяют дом на зоны.

Тем не менее, с 1930-х годов Ле Корбюзье начал постепенно отходить от стеклянно-металлической чистоты своего вдохновленного машинами дизайна. Вместо этого он разработал антирациональный, фактурный, скульптурный стиль, характерный для таких его работ, как Unite d’Habitation (жилое единство) в Марселе (1952) и Дома Жауль (Maisons Jaoul) в Париже (1951-5). Эти проекты в конечном итоге стали такими же важными для творчества архитектора, как и его ранние, более схематичные работы. Людвиг Мис ван дер Роэ (Ludwig Mies van der Rohe) приближался к модернизму не так стремительно, как Ле Корбюзье или его соотечественник Вальтер Гропиус. Тем не менее, еще в 1922 году, создавая дизайн-проект загородного дома, он решил отказаться от несущей стены по всему периметру. Это позволило ему сделать пространство более открытым, чем удавалось Ле Корбюзье. В начале 1920-х годов Мис ван дер Роэ интересовался отражательными свойствами стекла – для него это был материал, поверхность которого может постоянно меняться под воздействием света. «Я обнаружил, – писал Мис в 1921 году, – что главное в стекле – игра отражения, а не эффект света и тени, который мы встречаем в обычных зданиях». Мис ван дер Роэ впитал в себя немецкую неоклассическую традицию, хотя в его горизонтально вытянутых зданиях, сливающихся с ландшафтом, чувствуется влияние Фрэнка Ллойда Райта с его «домами прерий». Революционным шагом в строительстве одноэтажных домов стал проект немецкого павильона, который Мис ван дер Роэ создал для Всемирной выставки в Барселоне в 1929 году. В этом здании, похожем на храм, прослеживаются черты неоклассицизма. Восемь отдельно стоящих колонн поддерживают плоскую крышу, а между ними находятся стеклянные панели и полированный мрамор – так создается элегантная простая структура. Открытая планировка и прекрасная пространственная композиция, использование ценных материалов, технически великолепная отделка и стулья Barcelona сделали этот интерьер знаменитым – он оставался популярным в течение целого века. Существование «Баухауза» уже находилось под угрозой, когда Мис ван дер Роэ согласился возглавить школу в 1930 году. Нацисты с самого начала считали, что белые стены, стальные окна и плоские крыши модернистской архитектуры служат выражением интернациональной идеологии, которую навязывает интеллектуальная элита с социалистическими симпатиями. Мис ван дер Роэ распустил школу после того, как полицейские закрыли ее в 1933 году. После 1933 года Мис ван дер Роэ уже ничего не строил в Германии. В 1937 году во время рабочей поездки в Соединенные Штаты он принял предложение стать профессором архитектуры в Чикагском Технологическом институте – именно в этой стране к нему пришла огромная слава. В своих послевоенных проектах Мис ван дер Роэ следовал принципам, которые оформились еще в 1920-е годы в Германии – его работы были строгими и в то

12


Многоэтажный дом на Лейк Шор Драйв (Lake Shore Drive) в Чикаго, штат Иллинойс, США. Архитектор – Людвиг Мис ван дер Роэ. 1951 год. Прообразом этого строгого, элегантного, геометрически правильного здания, которое словно взмывает вверх, послужила ранняя работа архитектора – жилой дом Вайзенхоф, который был построен в 1927 году. Войти в каждую квартиру можно из помещения, состоящего из кухни и ванных комнат, а жилое пространство расположено по всему периметру.

же время элегантными. Знаменитое высказывание архитектора – «Меньше значит больше» – отражает его способность извлекать максимальный эффект из простоты формы. Этот подход позже стал сутью минимализма и повлиял на формирование городского пейзажа в послевоенной Америке. Влияние Мис ван дер Роэ еше больше проявилось в строительстве американских небоскребов. Гениально спроектированные здания из стекла и стали на Lake Shore Drive в Чикаго позволили архитектору выразить амбиции и дух великой американской нации, а облицованный бронзой небоскреб Seagram Building (1958), который он построил вместе с Филипом Джонсоном, стал символом иерархической структуры корпоративной жизни в Соединенных Штатах и одним из самых копируемых проектов в мире. В 1920-е годы, когда европейские модернисты уже формулировали свои принципы, новый стиль практически не имел никакого влияния в Великобритании. Здесь были популярны классицизм и ар деко, но никак не модернизм. Однако уже к середине 1930-х годов Англия стала одной из немногих стран, где жили и работали европейские архитекторы-модернисты: стремительное развитие национал-социализма в Германии заставляло их покидать родную страну и уезжать в Лондон. К тому времени, как Вальтер Гропиус и Марсель Брейер приехали в Великобританию, откуда потом эмигрировали в США, там уже чувствовалось влияние дизайнеров-модернистов с континента: недорогую мебель из гнутой фанеры великого финского архитектора и дизайнера Алвара Аалто можно было увидеть во многих английских домах.

13


Стеклянный дом. Архитектор – Филип Джонсон (Philip Johnson). Новый Канаан, штат Коннектикут, США. 1949 год. Главный сторонник идей модернизма в Америке, Филип Джонсон какое-то время был одним из самых ярких представителей этого архитектурного направления. Лучший его проект в этом стиле – здание, затерявшееся в лесах Коннектикута, напоминает стеклянные павильоны Миса ван дер Роэ, особенно резиденцию Farnsworth. Но если Мис «вытягивал» здание в длину за счет горизонтальных балок у основания и по потолку, то у Джонсона основной акцент сделан на цилиндре из кирпича, верхняя часть которого выходит за пределы крыши – этим достигается скульптурный эффект.

И все же, несмотря на то, что в 1939 году новый стиль уже завоевал позиции в национальном сознании, модернизм оставался для многих англичан аномалией – холодной, строгой и чужой архитектурой. И только в 1990-х годах идеи ранних модернистов стали пользоваться успехом в домах Великобритании. По-своему развивался модернизм в Америке. Все началось с выставки в Музее Современного Искусства (MOMA) в Нью-Йорке, которая называлась «Международный стиль». Она прошла в 1932 году под руководством директора музея Альфреда Барра (Alfred Barr), главы департамента архитектуры и дизайна Филипа Джонсона и историка архитектуры Генри-Рассела Хитчкока. Эта важная в истории развития модернизма выставка подготовила почву для работ прибывших в Америку европейских архитекторов: Вальтера Гропиуса, Миса ван дер Роэ и Марселя Брейера – в конце 1930-х годов. И все же здесь, в Америке, модернизм не имел такого резонанса, как в Европе, где он был частью культурной и художественной революции и, более того, переплетался с политическими дискуссиями. По другую сторону Атлантики, в Соединенных Штатах, это архитектурное течение не имело идеологического подтекста, что давало большую свободу действий европейским и американским модернистам. По иронии судьбы, Фрэнк Ллойд Райт не стал типичным модернистом – с начала 1920-х годов он все больше и больше шел своим собственным путем. Единственным исключением стал дом Fallingwater, который он построил в Bear Run, в штате Пенсильвания, для владельца сети магазинов Эдгара Кауфманна. Построенное из бетона, дерева, стали и стекла, это здание формально отвечает модернистской эстетике. При этом великолепное сочетание естественных и сделанных человеком форм, эмоциональное соответствие здания пейзажу и вода, окружающая дом, доказывают, что Райт не был чужд романтической традиции. Филип Джонсон (Philip Johnson), родившийся в богатой семье в Новой Англии, считается самым влиятельным сторонником идей европейских модернистов в Америке. Остроумный, вежливый, с изысканными манерами, он изучал филологию в Гарварде, а затем, с 1930 года, работал в Музее Современного Искусства в Нью-Йорке. В начале 1940-х годов Джонсон учился у Гропиуса и Брейера в Гарварде и в 1949 году, вдохновленный работами Миса ван дер Роэ, построил Стеклянный дом в лесах Нового Канаана в штате Коннектикут. Изящный куб из стекла и стали, это здание остается одним из лучших примеров мо-

14


Вид на гостиную в доме Pacific Palisades Чарльза и Рэй Имз в Лос-Анджелесе, в Калифорнии. 1949 год. Дом Имзов – это легкая стальная конструкция со стеклянными панелями. Вся мебель спроектирована супругами. Они же собирали коллекцию этнических предметов.

дернистской архитектуры. И все же Филип Джонсон не остался в рамках модернизма: его поздние работы оказались более разнообразными и неожиданными. В 1960-х годах архитектору уже была ближе эстетика постмодернизма – в этом стиле построены нью-йоркский государственный театр (New York State Theatre) и Линкольнский Центр театральных искусств (Lincoln Center for the Performing Arts). Влияние Вальтера Гропиуса распространилось далеко за пределы Европы и Соединенных Штатов. Одним из самых талантливых учеников мастера был Гарри Сейдлер (Harry Seidler). Он родился в Вене, а образование получал в Канаде. В 1945–46 году он получил стипендию на учебу у великого Гропиуса в Гарварде. После окончания университета Сейдлер недолго работал у Марселя Брейера в НьюЙорке, а затем уехал к родителям в Австралию – эта страна как раз была готова воспринимать модернистскую архитектуру.

15


Стулья Алвара Аалто из гнутой фанеры, выставленные в Музее Современного искусства в НьюЙорке. 1938 год. Эта выставка была позднее представлена в архитектурных школах и на архитектурных факультетах в США, в том числе в Йельском университете и Гарварде.

«Гропиус учил нас создавать разумные вещи, и с физической, и с эстетической точек зрения, – вспоминал впоследствии Гарри Сейдлер. – Он хотел, чтобы мы создавали социально значимую архитектуру». Сейдлер привез эти идеи в Австралию, теплую страну, где архитектура солнца, света и воздуха прекрасно прижилась. В Соединенных Штатах модернизм продолжал процветать, особенно на западном побережье. С 1945 по 1962 год проекты ведущих архитекторов Калифорнии: Ричарда Нойтры, Рафаэля Сориано, Чарльза Имза и Пьера Кенига – часто печатал журнал «Искусство и Архитектура» (Arts&Architecture), редактором которого был Джон Энтенца (John Entenza). Если в Европе модернистские виллы строились в основном для богатых людей, то в Калифорнии архитекторы впервые начали проектировать небольшие дома для обычной американской семьи. Открытые интерьеры, аккуратно выбранные участки и богатые сады – таким идеальным казался калифорнийский стиль жизни. Чарльз Имз (Charles Eames) прославился в основном как мебельный дизайнер – особенно известны его стулья. На самом деле, он увлекался и архитектурной деятельностью. Дом, который он со своей женой Рэй построил в 1949 году в ЛосАнджелесе, состоит из двух сборных блоков со стальным каркасом. Он радикально отличается от европейских модернистских зданий своим цветом. Каркас был выкрашен в черный цвет и заполнен мозаикой из непрозрачных материалов разного цвета: ярко-желтого, красного и синего. После Второй Мировой войны архитекторы начали постепенно перерабатывать позиции довоенного модернизма, чтобы соответствовать новому обществу потребления, науке и технологиям. В 1950-е годы на первое место вышел скандинавский дизайн, который отличался более мягким подходом к форме и материалам. Великий финский архитектор и дизайнер Алвар Аалто (Alvar Aalto) придерживался принципов европейского модернизма, но при этом не забывал традиционные технологии строительства родной страны и еще в 1930-е годы начал использовать финские строительные материалы. К концу Второй Мировой войны Аалто выработал свой собственный стиль, отличительными чертами которого были волнообразные стены и односкатные крыши, а также использование древесины и кирпича, – что как нельзя лучше соответствовало международной тенденции создавать более экспрессивный дизайн. Постоянное стремление Аалто отвечать социальным и психологическим критериям выгодно отличало его от большинства архитекторов-функционалистов 1920-х годов. Его задачей было создавать пространство, в котором человек будет чувствовать себя комфортно, в котором ему будет легко работать. Поэтому интерьеры Аалто были мягкими и теплыми. Помимо архитектуры, Алвар Аалто увлекался предметным дизайном. Классикой стала его мебель из гнутой фанеры и знаменитые стулья, которые складываются один на другой, – архитектор спроектировал их в 1930-е годы. Эти предметы отражают стремление Аалто к практичности, его любовь к линейной тонкости и

16


Ярко окрашенная резиденция Gilardi. Архитектор – Луис Барраган (Luis Barragan). Мехико, 1975–77 год. Здание построено вокруг дерева, которое не стали убирать с участка.

Арне Якобсен в одном из своих кресел Egg, которое он спроектировал в 1958 году. На первом плане – форма для кресла.

органической форме. В 1946–47 годах профессор читал лекции по архитектуре в Массачусетском Технологическом институте, что еще более упрочило его славу модерниста. Еще один известный скандинавский дизайнер, датчанин Арне Якобсен (Arne Jacobsen), тоже вплетал народные архитектурные традиции в модернистские проекты. Якобсена, как и многих его соотечественников, волновали все аспекты строительства, от структуры до внутренней отделки. Дизайн серебра, текстиля и мебели Якобсен обычно разрабатывал для конкретных проектов, но готовые предметы так нравились покупателям, что их потом производили отдельно, большинство из них стало классикой. Пожалуй, самым известным творением дизайнера считается стул Ant, спроектированный в 1952 г. для мебельной фабрики Fritz Hansen. Сделанный из клееной фанеры, он опирается на стальной трубчатый каркас. Эта модель – оригинальная, свежая и сексуальная – отражает стиль 1950-х годов. Стул Ant Якобсена и сегодня остается одной из самых копируемых моделей эпохи модернизма. Влияние Ле Корбюзье чувствовалось и в Мексике. Великий архитектор Луис ‘ ) использовал яркие краски и местные материалы в строБарраган (Luis Barragan ительстве зданий, по форме напоминающих работы великого швейцарца. Величайшим представителем модернизма в Италии был Джо Понти (Gio Po nti). Это был настоящий человек Ренессанса: преподаватель, писатель, художник, архитектор и промышленный дизайнер, он прославился тем, что соединял керамику, мебель и графику с архитектурой. До 1928 года Понти учился в Миланском Политехническом институте, а затем основал влиятельный журнал Domus, где поначалу отражал взгляды архитектурной группы «Novecento», созданной им же в 1926 году.

17

Журнал Domus, основанный в 1928 году. Номер за 1948 год. Джо Понти, главный редактор и основатель журнала, в течение 50 лет излагал свою дизайнерскую позицию на его страницах.


Кровать Cabriolet. Дизайнер – Джо Коломбо (Joe Colombo), 1969 год. Коломбо создавал компактные предметы по доступной цене. Это спальное место он спроектировал для себя, но оно попало в массовое производство. В изголовье кровати есть радио, будильник, зажигалка и пепельница, а также полка для хранения вещей.

С начала 1930-х годов Понти начал сотрудничать с одной из наиболее уважаемых мебельных фабрик Cassina. Их совместная работа возобновилась после войны, когда в 1955 году Джо Понти, вдохновленный легкими деревянными стульями итальянских рыбаков, спроектировал стул Superleggera, ставший классикой на все времена. Понти стал одним из самых уважаемых людей Италии: во-первых, он был главным редактором журнала Domus, во-вторых, преподавал в Миланском Политехе, где воспитал целое поколение известных промышленных дизайнеров. Итальянские архитекторы и дизайнеры отличались тем, что четко следовали традициям, при этом привнося в них юмор и свежий взгляд. Символами послевоенного дизайна в Италии стали два предмета: скутер Vespa и знаменитая хромированная кофеварка, которую Джо Понти спроектировал для La Pavoni в 1947 году. Влияние итальянского дизайна оставалось актуальным в 1960-е годы. Джо Коломбо (Joe Colombo), миланский дизайнер и архитектор, который умер, когда ему было всего 40, стал легендарной фигурой, пожалуй, самым необычным и изобретательным дизайнером своего поколения. Очень разносторонний человек, он рано начал использовать синтетические материалы, которые позволяли ему создавать мебель необычных форм. Спроектированные им предметы напоминали абстрактные скульптуры, а мебель, с взаимозаменяемыми деталями, ознаменовала новый подход к дизайну интерьера. Действительно, в 1960-е годы новые материалы сильно изменили мебельный дизайн и представление людей об интерьере. Датчанин Вернер Пантон (Verner Panton) был одним из тех, кто экспериментировал с ярко раскрашенным пластиком и сюрреалистическим освещением. Он и другие дизайнеры 1960–70-х годов использовали разнообразные синтетические материалы: стекловолокно, пластик, стекло, плексиглас и полиуретан, чтобы создавать футуристическую мебель совершенно неожиданных форм. Вернер Пантон был приверженцем очень ярких цветов: красных, синих, желтых и фиолетовых. Окрашивая свою мебель в анилиновые цвета, он избавлялся от бесцветности функционализма и натуралистических условностей скандинавского модернизма. Американский архитектор Джон Лаутнер (John Lautner), вслед за Пантоном, также любил вносить элемент неожиданности в свой дизайн. Он учился у Фрэнка Ллойда Райта и прославился тем, что создавал геометрически выверенные объекты, и прекрасно «вписывал» здания в окружающую среду. Необычные, даже театральные проекты Лаутнера выдают его незаурядный инженерный талант. Так, например, в доме семьи Карлинг (The Carling Residence) гостиная могла поворачиваться так, что превращалась в патио, а знаменитое здание Chemosphere в Лос-Анджелесе похоже на летающую тарелку, которая опирается на железобетонную колонну.

18


Chemosphere. Архитектор – Джон Лаутнер (John Lautner). Лос-Анджелес, США. 1960 год. Лаутнер прославился своим умением с блеском решать технические проблемы. Здесь, в Голливуде, в месте, где сложно построить обычное здание, он создал дом на деревянной платформе, которая, в свою очередь, закреплена на бетонном столбе высотой девять метров. Добраться до дома можно на фуникулере.

Самый известный дизайн-проект Вернера Пантона – «Фантастический ландшафт» – был представлен на выставке Visiona 11 в Кельне в 1970 году. Обтекаемые формы и психоделические цвета создают галлюцинаторный эффект.

В 1970-х годах в Соединенных Штатах наметился возврат к истокам модернизма. В 1972 году группа архитекторов под руководством Ричарда Мейера, так называемые «Белые» (все их постройки были белого цвета), издали книгу «Пять архитекторов», в которой объявили о своем стремлении вернуться к основным принципам, изложенным в ранних работах Ле Корбюзье. Новые материалы, появившиеся в конце 20 века, позволили Ричарду Мейеру переработать кубистскую эстетику швейцарского архитектора. Создавая свои проекты, отличительными чертами которых были огромные высокие окна и структурные колонны цилиндрической формы, Мейер опирался на классические идеи раннего модернизма, черпая вдохновение в работах Ле Корбюзье: его вилле Савойя и вилле Штейна. И все же архитектура Мейера имеет свою индивидуальность. Действительно, современные технологии и новые материалы давали архитектору возможности, о которых Ле Корбюзье и не мечтал. Ранние работы Ле Корбюзье продолжают вдохновлять архитекторов. В Японии западная архитектура стала популярной после того, как Фрэнк Ллойд Райт приехал в Токио в 1916 году, чтобы построить там отель Imperial. А влияние Ле

19


Жилой дом семьи Смит (the Smith Residence). Архитектор – Ричард Мейер. Дариен, Коннектикут, США. 1965 год. Мейер и его современники, последователи «белого стиля», считали, что Ле Корбюзье открыл вселенную чистой формы. Придерживаясь пяти основных принципов великого архитектора, они создают чистую, белую, формальную архитектуру. В этом проекте Мейер добился удивительного контраста чистой геометрии дома и вечной красоты ландшафта.

Справа: дом семьи Кидосаки (Kidosaki Residence). Дизайнер – Тадао Андо. Токио, Япония. 1982–86 годы. Один из величайших японских архитекторов нашего времени, Тадао Андо считает, что модернизм слишком груб, чтобы отвечать стилю отдельно взятой культуры. Тем не менее, его необыкновенно красивые интерьеры, в которых чувствуется влияние Ле Корбюзье, прекрасно объединяют японскую гармонию с природой и чистые линии европейского модернизма. В этом доме хозяева могут наслаждаться прекрасным видом из окна.

Корбюзье широко распространилось после Второй Мировой войны, когда целое поколение японских архитекторов работало под его началом, а затем вернулось на родину, чтобы строить здания из бетона. В 1980-е годы японец Тадао Андо (Tadao Ando) сумел приспособить западный модернизм к японскому стилю жизни. Отталкиваясь от «пяти точек» Ле Корбюзье, он создавал интерьеры, которые напоминали тихую гавань, где можно отдохнуть от стресса современной жизни. Модернистская традиция все еще актуальна. Желание создавать идеальные объекты, которые вносят порядок в жизненный хаос, неистребимо. И по-прежнему существуют талантливые архитекторы, которые претворяют эту идею в жизнь.

20


МОДЕРНИЗМ персоналии


Фрэнк Ллойд Райт Frank Lloyd Wright особенности проектов: дома прерий: террасы, низкие крыши с выступами, расположенные в ряд окна / более поздние проекты: более открытые пространства, близость к природе материалы: камень, разные вида кирпича, металлическая облицовка, разнообразное использование дерева / дома прерий: витражное стекло / блочные дома: сборный бетон более поздние проекты: использование стекла цвет: приглушенные тона, более яркие оттенки для выделения объектов мебель: деревянная, встроенная и сделанная на заказ под конкретные проекты освещение: создается под конкретные проекты

Резиденция Robie, Чикаго, Иллинойс, США. 1908–09 год. Архитектор – Фрэнк Ллойд Райт. Для многих домов Райт специально проектировал мебель. Прямые линии, натуральные материалы (дерево и камень, металлические вставки) – такая мебель прекрасно подходила к архитектурному стилю Райта. Обратите внимание на подлокотники простого деревянного дивана, спроектированного для домов прерий, – они удлиняются и превращаются в столики по обе стороны.

22


Мис ван дер Роэ Mies van der Rohe oсобенности проектов: прямые линии, плоские панели делят помещение на зоны, огромные стеклянные окна, плоские крыши материалы: листовое стекло, мраморные полы и стены, колонны из стали, обшитые деревом стены цвета: натуральные мебель: собственного дизайна, встроенная, сгруппирована так, чтобы делить пространство на зоны

Стул Barcelona, 1929 год. Дизайнер – Мис ван дер Роэ, Этот стул был спроектирован специально для Павильона Барселоны. Похожий на само здание, он выглядит величаво и элегантно. Качество материалов (стальные ножки в форме буквы Х и две кожаные подушки), простота и легкость стали олицетворять суть модернизма. Стул выпускается с 1948 года.

23


Ле Корбюзье Le Corbusier особенности проектов: жилые пространства плавно переходят одно в другое, внутренние дворики и террасы на крышах, огромные стеклянные окна

Вид из гостиной на внутренний дворик виллы Savoye, 1931 год. Архитектор – Ле Корбюзье. Побеленные бетонные стены, окна во всю длину стены, покрытые каменной плиткой полы – все это типично для ранних работ Ле Корбюзье. Шезлонг из кожи (1929), который мастер спроектировал вместе с Шарлоттой Перриан, прекрасно вписывается в интерьер.

материалы: ранние работы: бетон, отштукатуренный кирпич, алюминий / поздние работы: кирпич-сырец, бетонная смесь, дерево цвет: ранние работы: в интерьере преобладает белый цвет, пастельные оттенки делают помещение светлее / поздние работы: более яркие цвета оттеняют текстуру мебель: тонетовские кресла из гнутой древесины, кожаные стулья с хромированными ножками из стали, ковры из шкур животных, встроенная мебель освещение: в основном, дневной свет, верхнее освещение

24


Марсель Брейер Marcel Breuer особенности проектов: квадратные и прямоугольные комнаты, переходящие одна в другую, разные уровни, большие раздвижные окна и двери, террасы; в основном, плоские крыши материалы: ранние работы: покрашенный или отштукатуренный бетон или кирпич / поздние работы: окрашенный кирпич или камень с деревянными вставками, обитые деревом потолки, каменные или выложенные плиткой полы цвет: в основном, натуральный; кирпич внутри и снаружи, окрашенный в белый цвет или с легким оттенком. мебель: встроенная, прикрепленная к стене / ранние работы: мебель из гнутого алюминия или гнутых хромированных труб / поздние работы: гнутая фанера

Стул Long, который Брейер спроектировал в 1935 году для британской компании Isokon, выпускают по сей день. Дизайнер впервые применил гнутую фанеру. Брейер оценил потенциал этого материала, когда возглавлял плотницкую мастерскую в «Баухаузе».

25


Алвар Аалто Alvar Aalto особенности проектов: открытые пространства на разных уровнях, асимметричные или органические формы, обычно неправильные, большие камины

Вилла Mairea, Турку, Финляндия. 1938 год. Архитектор – Алвар Аалто. Деревянный потолок, такой типичный для работ Аалто, создает теплый контраст каменной плитке на полу. Отдельно стоящие колонны структурно делят пространство. Камин в углу – еще один символ работ Алвара Аалто.

материалы: побеленный кирпич; потолки волнообразной формы, покрытые деревом; отделанные ротангом колонны; деревянные ширмы; покрытые тканью стены; выложенные каменной плиткой полы; ткани с принтами; расцветки, напоминающие шкуру животных – например, полоска зебры цвет: белый или естественных оттенков в комбинациях с черным мебель: гнутая фанера, обитые диваны, натуральные материалы, встроенные системы для хранения освещение: осветительные приборы собственного дизайна, отдельно стоящие или настенные светильники

26


Чарльз и Рэй Имз Charles & Ray Eames особенности проектов: прямолинейные здания, комнаты плавно переходят одна в другую, высокие потолки (в два этажа высотой) с галереями материалы: стальные рамы для окон, керамическая плитка, перегородки из стекловолокна, паркетные полы, деревянная отделка стен цвет: основные цвета мебель: собственного дизайна из фанеры, кожи, стекловолокна, алюминия, винила/ встроенные системы для хранения освещение: приглушенное, немного светильников, отдельно стоящие лампы

Стул для отдыха и оттоманка (1955–56) – один из самых популярных предметов 20 века. Дизайнер – Чарльз Имз. Стул сделан из трех отдельных кожаных подушек. Ножки из алюминия.

27


Ричард Нойтра Richard Neutra особенности проектов: обычно одноэтажные здания, открытые пространства, ширмы используются для деления на зоны, внутреннее пространство гармонирует с внешним, большинство комнат выходят на террасы или во внутренние дворики, раздвижные окна и двери. материалы: металлические или деревянные рамы, алюминиевые или деревянные покрытия, отделанные деревом стены, бетонные или каменные полы, вырезанные из камня камины. цвет: нейтральные цвета, более яркие тона для встроенной мебели мебель: встроенная, покрытая лаком или расписанная, стулья и столы собственного дизайна освещение: приглушенное низкое освещение, отдельно стоящие светильники

Угловое окно выходит на озеро рядом с резиденцией Inadomi. Архитектор – Ричард Нойтра. Контрастный цвет встроенной мебели подчеркивает сдержанную элегантность интерьера.

28


Джо Понти Gio Ponti особенности проектов: комнаты плавно переходят одна в другую, асимметричные и геометрические пространства, внутренние дворики, террасы на более высоком уровне; создается впечатление, что стены, потолки, лестницы и крыши парят в воздухе материалы: мраморные полы, керамическая плитка с геометрическим узором, расписанные деревянные ставни и ширмы цвет: естественные цвета в комбинации с белым мебель: встроенная деревянная мебель, детали из меди, асимметричные столешницы Суперлегкий стул, 1955. Дизайнер – Джо Понти. Фабрика-производитель мебели Cassina хотела, чтобы стул получил��я современным и подходил для небольших квартир 1950-х годов. Понти создал классический стул, похожий на деревянные стулья местных рыбаков.

29


Арне Якобсен Arne Jacobsen особенности проектов: здания разных форм, в том числе и круглые, свободная планировка, высокие потолки, стеклянные стены, застекленные двери материалы: разнообразные, в зависимости от применения; дерево цвет: приглушенный мебель: от формованной фанеры до обитого тканью стекловолокна / мебель органических форм на стальной основе освещение: разнообразные светильники и лампы собственного дизайна

Слева: стул Egg, 1958 год. Дизайнер – Арне Якобсен. Продается в двух вариантах: вращающийся и статичный.

Стул Egg, также как и лампа Visor и краны Vola, являются классикой модернизма и производятся до сих пор. Дизайнер – Арне Якобсен.

30


Вернер Пантон Verner Panton особенности проектов: экстравагантные, похожие на лоно интерьеры материалы: формованный пластик, листовой металл, ткань в стиле оп-арт, ковры собственного дизайна, для украшения поверхностей используются облегченные панели или ткань цвет: насыщенные, психоделические (красный и пурпурный, черный и белый) цвета мебель: каркасные или плетеные сиденья; геометрические или изогнутые формы; сделанная по последней технологии

Дом Вернера Пантона в Базеле, Швейцария. Архитектор – Вернер Пантон. Около 1973 года.Слева так называемая жилая башня Ливинг Тауэр., 1968 год. Эти скульптурные башни, в которых можно сидеть, дизайнер придумал для того, чтобы научить людей подходить ко всему с фантазией, создавать более интересные и необычные интерьеры. Справа зеркальная скульптура Вернера Пантона.

31



istokiModerna