Page 1

проект «Новой газеты» и сайта postnauka.ru

Eugene YUREVICH

Спасибо старику Канту Александр МАРЕЙ, кандидат юридических наук, ведущий научный сотрудник Центра фундаментальной социологии ИГИТИ ВШЭ, доцент кафедры практической философии факультета философии ВШЭ

Десятый титул 47-й книги Дигест Юстиниана открывается отрывком из сочинения римского юриста III века н.э., знаменитого Домиция Ульпиана, в котором тот определяет понятие iniuria: «Противоправным называют все, что делается не по праву, ведь все, что делается против права, называется правонарушением. Это в общем. В частности же iniuria мы называем оскорбление». Таким образом, Ульпиан приводит знаменитую формулу одного из самых распространенных и самых известных римских деликтов — личной обиды, обиды, нанесенной человеку словом или действием.

В

первые этот деликт появился в одном из древнейших памятников римского права, в «Законах Двенадцати таблиц», где за его совершение был установлен фиксированный штраф в 25 ассов (медных монет). При этом состав iniuria не раскрывался и не уточнялся. Сложившаяся ситуация представляется в меру странной: законы устанавливали штраф в общем-то за непонятный деликт. Однако римлян это некоторое время не волновало. Со временем ситуация стала меняться. Это было связано с экономическими причинами. В V веке до н.э., когда создаются «Двенадцать таблиц», 25 ассов были большими деньгами, но уже после Второй Пунической войны, когда в Рим потоком хлынули золото, рабы, пряности, экзотические животные, штраф в 25 ассов, обозначенный в древних законах, — окончательно потерял всякий смысл. Автор II века н.э. Авл Геллий рассказывает прекрасную историю: некий богатый римский вельможа бродил по улицам вместе с рабом, носившим полную корзину медных ассов. Вельможа подходил к каждому встречному, отвешивал тому пощечину, следом подходил раб, отсчитывал 25 монет, и вельможа шел дальше удовлетворенный. Римские преторы, занимавшиеся правотворчеством, очень быстро отреагировали на эту акцию. Было введено новое правило, вводившее оценочный ущерб для данного деликта, то есть каждый человек должен был решить, насколько именно его обидели. Так рождаются штраф за

Почем сегодня человеческое достоинство? История формирования в обществе понимания личности моральный ущерб и оценка морального ущерба. В этом виде iniuria продолжает существовать дальше. В позднем Риме ситуация опять несколько меняется: Республика сменяется Империей, а Империя становится предельно бюрократизированным обществом — все равно еще не государством современного типа, но уже гораздо ближе к нему, чем к Римской республике. Там iniuria как покушение на правовой статус конкретного человека теряет в известной степени свой смысл. Люди из граждан становятся подданными, а у подданных личных прав меньше. Iniuria в основном начинает относиться к оскорблению должностных лиц и чиновников разного ранга. Простого подданного уже и оскорбить нельзя: как его оскорбишь, если у него прав нет? В Средние века возрождающаяся iniuria начинает переводиться на народные языки, на кастильский в частности, как deshonra — «бесчестие», т.е. меняется корень. Это указывает на очень важную вещь: человек мыслится уже не как носитель некоего объективного правового статуса, который можно нарушить, за что придется заплатить, но как носитель субъективной характеристики — личной чести. Опять-таки приходится выяснять, у кого эта личная честь есть, а у кого ее нет и быть не может. Только с того момента, как начинают различать хотя бы личную честь, а еще лучше — личное право, мы можем говорить о формировании в обществе понимания личности, потому что до этого

момента у нас даже нет общества. А вот когда появляется носитель своего права, которое можно нарушить и заплатить оценочную стоимость, — это свидетельство того, что в обществе зарождается понимание личности, а это первый шаг к пониманию человека не просто как подданного, а как гражданина. Если мы продолжим линию Средних веков, то увидим, что новое «старое» понимание iniuria как чего-то противоправного возвращается достаточно поздно, где-то на рубеже XVI и XVII веков. А еще сильнее в эпоху Просвещения и современных правовых сводов, когда человек снова начинает мыслиться как гражданин и как личность, обладающая правами и обязанностями, а не просто характеризоваться верностью по отношению к своему феодальному сеньору. Если апеллировать к современным событиям, что некий крупный градоначальник снят со своего поста по причине «утраты доверия», то перед нами общество, по крайней мере верхний слой которого построен не на правовом статусе, а на связях личной верности. В этой ситуации и в ситуации постоянно продолжающихся дебатов вокруг гражданского общества мы возвращаемся к необходимости исследования правовых институтов древности, чтобы прийти к осмыслению личности в современности.

postnauka.ru/video/7542

Достоинство как правовая категория

Николай ПЛОТНИКОВ, PhD, научный сотрудник Исследовательского центра «Русская философия и интеллектуальная история» Рурского университета (Германия)

Понятие человеческого достоинства испытывает в XX веке одну очень существенную трансформацию по сравнению со всей предыдущей историей философии. «Достоинство» становится правовым понятием.

Д

о XX века это понятие было преимущественно социальноэтическим или этико-религиозным. Понятие dignitas в Риме, как известно, было довольно основательно разработано Цицероном, но означало социальный статус или ранг человека. В соответствии с этим рангом и определялась мера человеческого достоинства. Поэтому и свойством достоинства жители Римской империи обладали в зависимости от своего социального положения. С христианством это понятие распространяется на всех людей вне зависимости от их социального ранга. Но тем не менее оно продолжает оставаться зависимым от определенного объективного морального порядка, поскольку считается, что человек может утратить достоинство, выпав из этого порядка. Только у Канта в его определении человеческого достоинства как безусловного свойства свободного субъекта это понятие становится безотносительным к какому-либо социальному порядку и распространяется на всех разумных существ. Это понятие абсолютного человеческого достоинства формулируется им в противоположность прежним представлениям. Кант имеет в виду прежде всего Томаса Гоббса — теоретика такого относительного понятия. Кант противопоставляет понятие достоинства понятию цены. Он говорит, что всякий предмет в мире может иметь цену. Но человеческое существо цены не имеет, оно обладает достоинством. Это значит, что оно не может использоваться как средство для каких-то других целей, но является целью само по себе. страница 12

@


12

Гасан ГУСЕЙНОВ, доктор филологических наук, факультет филологии НИУ ВШЭ

Риторическая рука Секреты убедительной речи

Когда говорят о риторике, имеют в виду две вещи. Одна — что это пустое говорение, пустые слова. Другое представление — что это некое умение, которое было нужно людям, не знавшим письменности, чтобы убедить собеседника в чем-то. Но дело не только в убеждении. Риторика, возникшая в предписьменную эпоху, всегда была нужна, чтобы правильно строить мысль, а не просто говорить. Мыслить так, чтобы твоя мысль была ясна и тебе самому, и твоему собеседнику.

?страница

ИТАР-ТАСС

Г

оворят: это просто как свои пять пальцев. Да, это наша риторическая рука. Мы смотрим на нее и сразу понимаем, как построить речь. Первый палец риторической руки, или универсального мануала, — это нахождение темы (inventio — по-латыни; или по-гречески — «эвресис», откуда и знаменитое «Эврика!» — «Я нашел!»). Мы должны увидеть предмет будущей речи в его полноте и целостности, для того чтобы о нем дальше начать рассуждать в деталях. Второй палец отвечает за порядок речи, taxis. Мы знаем слово «тактика» — боевой порядок, или диспозиция, dispositio, расположение. Прежде чем начать говорить, мы должны знать, чем мы кончим, и расположение частей должно быть взвешено заранее — из соображений представления о целом. Третий палец — это подбор слов, или элокуция. Здесь есть вот какой логикофилософский квадрат: четыре точки. Первую греки называли «правильностью», «хорошим греческим»; римляне — «хорошей латынью»; для нас — это грамотный русский язык. Вторая точка — это ясность. Иногда для ясности нужно нарушить правило. Третья точка — это уместность. Есть вещи, для описания которых неуместна, например, возвышенная лексика. И, наконец, четвертая

точка — украшенность речи. Она бывает и «отрицательной», когда нужна, скажем, предельно сухая речь, но и она тоже будет, в действительности, украшенной, только особым образом. И вот у нас получаются четыре точки: потянул за одну — обеднил другие. Но вернемся к риторической руке.

Четвертый палец называется память, или memoria. Задача в том, чтобы запомнить эти первые три шага. Хорошему оратору не совсем прилично говорить свою речь наизусть. Взял бы артистически одаренного человека, дал ему текст, он бы и произнес. Нет, оратор должен говорить, сообразуясь с теми, к кому он

обращается. Но и включая свою память тоже. Ведь память — это сложная мысль о прошлом, возникающая только тогда, когда самого прошлого больше нет. А твои слушатели — вот они. Слово для последнего пальца, который завершает представление древних о риторической руке, всем нам прекрасно известно. Все, кто смотрит кино, знают такой термин — экшн, action, действие. Главное в речи то, где и когда мы ее произнесем. Многие скажут: «Сегодня есть столько специалистов по речи. Спичрайтеры, имиджмейкеры — все эти люди могут сделать из любого человека умника». Но в действительности смысл риторики в том, что каждый из нас набивает собственную риторическую руку. Я могу быть более слабым оратором, чем кто-то другой, но я говорю именно то, что сам продумал, именно то, что, собрав в разных местах, смог переработать в своей голове, перелить в речь и адресовать ее другому человеку, чтобы взять его за руку и повести туда, куда я хочу его повести. Риторическая рука нужна, стало быть, и для схватывания мысли, и для руководства собеседником. Конечно, если слишком заметно, что человек выстроил речь по всем этим правилам, то ее удачной признать нельзя. Смысл убедительной речи в том, что она выглядит спонтанной. Это слушатель приходит к нужному оратору выводу. Убедительный вывод должен всем присутствующим, с одной стороны, показаться логически вытекающим из ранее сказанного, а с другой стороны — явиться экспромтом. Неожиданный эффект достигается подготовкой. Есть две знаменитые речи президентов США в Берлине. Одну речь произнес 26 июня 1963 года Дж.Ф. Кеннеди, когда он сказал по-немецки о себе «я берлинец», чего никто от него не ожидал, а сейчас все вспоминают. Другую речь произнес 12 июня 1987 года Рональд Рейган, уже после нескольких встреч с Михаилом Горбачевым, когда президент США призвал последнего лидера Советского Союза снести Берлинскую стену. «Господин Горбачев, снесите эту стену!» К этому времени, конечно, президент США уже знал о том, что СССР не будет препятствовать сносу Стены. Но риторически ему удалось сформулировать следующий шаг в политической игре как собственную инициативу. Одна фраза осталась в памяти людей импульсом великих исторических перемен.

postnauka.ru/video/12290

11

Спасибо старику Канту Как раз именно в этой формулировке понятие «достоинство» после Второй мировой войны становится основанием многих европейских конституций и документов международного права. В частности, во Всеобщей декларации прав человека говорится о достоинстве, присущем человеку от рождения. В Основном законе ФРГ первый параграф гласит сходным образом: «Достоинство человека неприкосновенно». Включение данного понятия в текст конституций как раз и означает превращение его в правовое понятие. Но что значит достоинство как правовое понятие? Является ли достоинство некоторым аналогом основных прав человека? Что в данном случае является «неприкосновенным»? В случае юридического определения мы должны иметь возможность в рамках судебных

решений констатировать: здесь человеческое достоинство нарушено, а в этих случаях — нет. На сегодняшний день вопрос, какой статус следует придавать понятию достоинства и каким содержанием оно должно быть наделено, является предметом ярких дискуссий в европейской философии права. С одной стороны, понятие достоинства и принцип неприкосновенности достоинства рассматриваются как сугубо негативные понятия, означающие запрет. Например, запрет на пытки, запрет на унижение человека. Уже Кант, говоря о достоинстве, имеет в виду запрет рассматривать человека как средство достижения каких-либо целей. Этот запрет является абсолютным. И ему следует практика конституционных судов европейских стран, которые определяют, является ли данное дейс-

твие нарушением принципа неприкосновенности достоинства. Например, даже добровольная продажа себя в рабство является, согласно определениям германского конституционного суда, именно нарушением такого рода. И, соответственно, подлежит запрету как несовместимое с понятием человеческого достоинства, хотя, казалось бы, человек добровольно, на основании свободного решения превращает себя в средство. Но, с другой стороны, на основании практики судебных решений и истолкования конституции сформировалась и новая семантика понятия человеческого достоинства, имеющая не только отрицательный, но и положительный смысл. Понятое в этом смысле, достоинство включает в себя определенные требования, характеризующие положение человека в об-

ществе. Например, его экономическое положение. В российской Конституции также существует понятие «достойная жизнь», которое означает, что ниже какого-то определенного экономического уровня достоинство человека находится под угрозой. Гарантия государства должна заключаться в том, чтобы обеспечить тот необходимый минимум, который позволяет человеку реализовывать свои права и свободы, т.е. вести достойное существование. И это не акт милосердия или благотворительности со стороны государства, но гарантированное конституцией право человека, вытекающее из принципа его достоинства. Вопрос о том, как далеко может и должен идти закон в определении достоинства и связанного с ним объема конституционных обязательств, — это проблема, которая все еще остается открытой в этической и философскоправовой дискуссиях.

postnauka.ru/ video/12371


13

Павел УМРЮХИН,

Основоположником учения о стрессе был канадец Ганс Селье, который установил, что при действии самых разных раздражителей на организм возникает универсальный ответ, который приводит к увеличению способности организма эффективно реагировать в условиях, которые требуют возрастания ресурсов, чтобы справиться с обстоятельствами. Назовем некоторые из этих универсальных механизмов: активация симпатоадреналовых механизмов, выброс гормонов надпочечников (гормона стресса адреналина), реакция со стороны иммунной системы, изменение метаболизма. Данные универсальные реакции улучшают способность организма реагировать в условиях неблагоприятных воздействий.

О

течественные физиологи первыми указали на то, что в концепции Ганса Селье недостаточно выявлена очень важная деталь, которая вскрывает многие аспекты эмоционального стресса. Эта деталь — реакция нервной системы, которая, по сути дела, дирижирует остальными системами организма. Другими словами, была доказана главенствующая роль нервной системы в организации стрессорной реакции. Ганс Селье говорил о стрессе как о неспецифическом адаптационном синдроме в ответ на самые разные воздействия организма. Это может быть воздействие высокой и низкой температурой, токсинами и так далее. Мы на сегодняшний день вынуждены в большей степени говорить об эмоциональном стрессе. Здесь ведущей причиной стресса является эмоциональная причина, связанная с длительным неудовлетворением каких-то жизненно важных потребностей. Стресс возникает на основе отношения субъекта к той среде, которая его окружает. Некоторые люди ассоциируют слово «стресс» с чем-то негативным. Это неправильно. Дело в том, что стресс в первой своей фазе — стадии тревоги — обостряет чувствительность организма. Во второй стадии — стадии напряжения — приводит к выраженному увеличению ресурсов организма. Организм при этом так модифицирует свою жизнедеятельность, что способен достичь гораздо больших результатов, чем до того. К примеру, был случай, когда на альпиниста наваливался валун, и альпинист, спасаясь от гибели, мог сдвинуть его. В валуне — несколько тонн, альпинист никогда бы не мог сделать это в обычном состоянии. Третья стадия стресса, по Гансу Селье, — это стадия истощения. Если человек не управляет своим эмоциональным состоянием, он может« «скатиться» в эту фазу. И в конечном итоге организм, как и любой механизм, изнашивается, если его вовремя не смазать, не починить, не подкрутить гаечки. Возникают те заболевания, которые связывают со стрессом. То есть стресс — это не однозначно позитивная и не однозначно негативная реакция. Следующий вопрос состоит в том, как управлять стрессом. И какие существуют возможности для того, чтобы жить в адаптивной фазе (эустрессе). На сегодняшний день, находясь в состоянии

EPA

доктор медицинских наук, профессор Первого московского государственного медицинского университета, старший научный сотрудник лаборатории системных механизмов эмоционального стресса НИИ нормальной физиологии им. П.К. Анохина РАМН

Физиология стресса Выводим «формулу» здоровой и счастливой жизни технически и информационно нагруженного пространства, мы просто не имеем других возможностей, если не уехать в тайгу или в деревню. Как быть в этой ситуации? А управлять нужно, потому что у каждого человека есть свои функции организма, звенья регуляции, которые являются наиболее чувствительными и которые ломаются в первую очередь при таких эмоциональных перегрузках. Каждому человеку полезно знать, в каких системах у него слабые места. У кого-то это может быть система регуляции кровяного давления, у кого-то — желудок, кишечник. Есть устойчивые люди, у которых долго не возникает никаких нарушений. Но все равно, если отрицательные эмоции постоянны, функции в конечном итоге могут сломаться. Как определить «слабые места организма»? И анамнез, и история жизни, и состояние здоровья родственников могут подсказать, как будет функционировать организм. Сейчас можно сделать скрининг генетических данных пациента и получить расшифровку в виде вероятностной предрасположенности к самым разным заболеваниям. Как человек может жить в условиях стресса, управлять этим стрессом, получать даже удовольствие иногда от этого стресса — и вообще, достигать большего? Стоит затронуть такое важное физиологическое понятие, как динамический стереотип, по академику и нобелевскому лауреату Ивану Петровичу Павлову. Павлов определил динамический стереотип как последовательность условных рефлексов, которые развиваются в ответ на какой-то действующий стимул. При этом эти условные рефлексы разыгрываются автоматически, без активного участия нашего сознания. Простой при-

мер. Вы идете на работу и думаете в этот момент, как хорошо будете проводить выходные, как вы попили кофе вчера вечером со своим другом. В то же время вы точно повторяете траекторию своего пути, как делаете каждый день, поворачиваете направо, налево, подъезд… И тут, как в известном фильме: дом оказался не тот, он просто похож на нужный нам. Динамический стереотип в этот момент приходит к своему не совсем, может быть, оптимальному завершению. У нас существует огромное количество динамических стереотипов, которые касаются привычек эмоционального реагирования. Не всегда динамические стереотипы оптимальны. Во всяком случае, очень полезно пронаблюдать за ними и очень полезно оценить их целесообразность. Как другие реагируют на то, как мы себя ведем? Порой нам кажется, что мы поступаем правильно, всё верно говорим, а окружающие — дураки и обижаются на нас, не правда ли? Такие динамические стереотипы могут подвергаться контролю нашего сознания. Кора больших полушарий, которая, согласно концепции американского исследователя Пола МакЛина, является самым последним приобретением современных млекопитающих, дает существенные возможности для осознанного управления «слепой силой подкорки» (как писал И.П. Павлов) и позволяет достичь высоких результатов для изменения стереотипов эмоционального поведения. К сожалению, лишь немногие люди планомерно думают об этом, а большинство рационально не меняет свои динамические стереотипы. Наш организм представляет собой совершенную в своем роде систему, которая приспособлена к жизни в любых практически условиях и адаптируется

очень хорошо. Почему же тогда возникают такие срывы этой адаптации? Для примера возьмем регуляцию кровяного давления. Дело в том, что существует функциональная система, которая обеспечивает поддержание кровяного давления на оптимальном для жизнедеятельности уровне: 120 и 70, 120 и 80 — в крупных сосудах. Но очень многие люди страдают сбоями в работе этой системы. Это приводит к гипертонии, инфарктам, инсультам. И нелишним будет напомнить, что главная причина смертности во всем мире — заболевания сердечно-сосудистой системы. Дело в том, что система отлично работает в сбалансированной природной среде — и почему-то отказывается работать в современном обществе. Главная причина — то же эмоциональное перенапряжение. В организме существуют многочисленные сенсоры, которые определяют значение жизненно важных параметров. Например, существуют барорецепторы, определяющие величину кровяного давления. Их функцией является информирование центров головного мозга о величине кровяного давления в данный момент. Возможно ли повышение кровяного давления в природной среде? Конечно. Физическая нагрузка, близость хищника и так далее. Но эти подъемы кровяного давления эпизодические. Они носят кратковременный характер. Тут же включаются депрессорные механизмы, которые снижают кровяное давление. Что же происходит, если организм длительное время находится в состоянии эмоционального перенапряжения? Логично, что давление повышается надолго, и при этом возникает адаптация барорецепторов. Те самые сенсоры, которые находятся в наших сосудах, привыкают к высокому значению величины кровяного давления. Так же, как ваши терморецепторы привыкнут, если вы попадаете под горячий душ, — сначала будет казаться горячо, а потом привыкнете. И проблема в том, что если у человека было длительно повышено кровяное давление и барорецепторы адаптируются, то потом человек может сколько угодно долго отдыхать, но барорецепторы не восстановят свою функцию, они так и останутся невосприимчивы к высокому кровяному давлению. Мы можем давать пациенту прекрасные таблетки и снизим давление, но пройдет время действия лекарства, и давление повысится. Сейчас есть изящные медицинские методы, которые позволяют восстановить коронарное кровообращение, но количество сердечно-сосудистых заболеваний все равно неуклонно увеличивается. Что противодействует стрессорным воздействиям? Позитивные эмоции — это самое лучшее лекарство против всех стрессов. Надо обязательно достигать положительных эмоций в жизни, находить их. Кстати, считается, что положительных центров в мозге больше, чем отрицательных. В заключение попытаемся вывести «формулу» здоровой и счастливой жизни. Для этого полезно учитывать три момента. Первое — это удовлетворение основных физиологических потребностей. Это еда, сон, комфортная температура, физическая активность, метаболические потребности. Второе — это наличие удовлетворенности в семейной жизни. Очень важный фактор — наличие любимого человека, и его утрата переживается очень тяжело. И третье — это дозированный успех в тех сферах жизни, которые человек считает для себя значимыми. Не так уж обязательно достигать каких-то сверхзначительных успехов, да это не всегда и возможно. Поэтому надо ценить все свои достижения: успех крайне необходим человеку, на его основе формируется здоровье.

postnauka.ru/video/11361

ПостНаука в «Новой газете» №19 (№61 за 2013)  

Вкладка «ПостНаука» в «Новой газете». Выпуск #19

Advertisement