Issuu on Google+

«Опрос на «Дожде» не задел. Оскорбила реакция сверху» О скандальном опросе канала «Дождь» и последующей реакции рассуждают ленинградцы, пережившие блокаду

понедельник

среда

пятница

страница 7

№ 11 (2152) 03.02.2014 г.

Ну и как у ВАЗа дела?

Виктор ЯНУКОВИЧ:

Всё в Семью

В Тольятти живут 750 тысяч человек. На автозаводе работают 66,5 тысячи человек. До конца года 7,5 тысячи из них будут уволены. Встревоженный город — в репортаже корреспондента «Новой газеты»

«Новая газета» и журналисты Международного центра по изучению коррупции и оргпреступности исследуют главную причину политического кризиса в Украине — бизнес фантастически разбогатевших родственников президента и его ближайшего окружения, который довел и восток, и запад страны до точки кипения

страница 16

ФИКЦИЯ

Назначить виновным! В Думе и СК предлагают урезать презумпцию невиновности страницы 14—15

ИТАР-ТАСС

страницы 2—3

А В ЭТО ВРЕМЯ

Киев ждет неприятностей Самое безопасное место в столице Украины сегодня — Майдан. На подступах к нему горят машины, бродят «титушки» Специальный репортаж корреспондентов «Новой» страницы 8—9


2

«Новая газета» понедельник. №11 3. 02. 2014

«В его детстве не было песочниц, сладкой ваты и ярких игрушек, а были боль и человеческое горе. После смерти матери его отец вступил в брак вторично, однако с мачехой у Януковича не сложилось, он жил с бабушкой «в малюсеньком флигеле» — так написало о Януковиче одно из украинских изданий в начале его политической карьеры. Теперь у президента Украины есть все. Вместо нищеты — роскошные владения. Вместо одиночества — большая Семья, контролирующая основные финансовые потоки страны.

Там, на шахте угольной… В 2005 году, после победы «оранжевой» революции, Янукович остался не у дел. Брошенный соратниками, он также лишился всякой финансовой поддержки: украинские олигархи, желая сохранить бизнес, пытались договориться с новым президентом Ющенко. Видимо, Янукович хорошо запомнил это предательство и, придя к власти в 2010 году, твердо решил в будущем не зависеть ни от кого. Поставленной цели он достиг за четыре года — имея власть, проще всего заработать миллиарды на государственных закупках. Угольная промышленность Украины каждый год получает бюджетные дотации почти на 14 миллиардов гривен (58,6 миллиарда рублей). За эти деньги государственные угольные предприятия покупают горно-шахтное оборудование, обогащают уголь, ремонтируют лавы. Выходец из шахтерского края, Янукович хорошо знал, как зарабатывать на угледобыче. На официальном сайте президента Украины до сих пор висит текст речи его предшественника Ющенко, который в 2005 году дал указание разобраться с коррупцией в угольной отрасли. По его данным, на государственных закупках в украинском углепроме воровали каждую вторую гривну. «Каждый год мы 5 миллиардов даем в песок. В песок, поскольку наши угольные комбайны, которые мы производим в Украине, по которым проходит безальтернативная закупка, стоят в два раза дороже, чем комбайн Siemens», — сетовал тогда президент Ющенко. Впрочем, при Ющенко злоупотреблений в углепроме не стало меньше. Но вот при Януковиче большая часть государственных закупок оказалась в руках двух персонажей. Один из них — Ринат Ахметов —

«

главная тема

Скромный стоматолог Александр Янукович стал выдающимся бизнесменом

Сергей Курченко купил харьковский футбольный клуб «Металлист»

Виктор Янукович:

Всё в Семью «Новая газета» и журналисты Международного центра по изучению коррупции и оргпреступности исследуют главную причину политического кризиса в Украине — бизнес фантастически разбогатевших родственников президента и его ближайшего окружения, который довел и восток, и запад страны до точки кипения редника был Анатолий Ольмезов. Долгое время он являлся членом правления обогатительной фабрики «Калининская». Она, как и еще четыре обогатительных фабрики — «Красная Звезда», «Комсомольская», «Узловская», «Украина» и «Россия», — контролируется структурами Александра Януковича. После того как к тендерному счастливчику стали проявлять интерес журналисты, «Востокуглемаш» ликвидировали. Но его место заняли другие структуры, нити от которых все так же ведут к старшему сыну украинского президента. Например, две донецкие фирмы, ООО «Консалтинг Капитал» и ООО «Укрвостокснабжение», получили государственных заказов от

Структуры сына президента Януковича только за два последних года получили от государства 62,5 млрд гривен (261,6 млрд рублей)

самый богатый человек Украины. Вторым королем украинских угольных тендеров стал Александр Янукович — старший сын президента. И за последний год Ахметова явно отодвинули на второй план. ООО «Востокуглемаш» — малоприметная донецкая фирма с уставным фондом 907 гривен (чуть более $100) — умудрилась получить государственных заказов на поставку горно-шахтного оборудования более чем на 2,5 миллиарда гривен (10,5 миллиарда рублей). Она снабжала шахты всем, начиная от проволоки и заканчивая подземными электровозами и проходческими комбайнами. Согласно данным украинского издания «Наши Деньги», учредителем фирмы-пос-

Игорь Филипенко — серый кардинал украинских тендеров. После сына президента, конечно

имеет отношения к скандальным победителям угольных тендеров. «Мало ли какой телефон можно указать при регистрации!» — такова суть отповеди менеджеров Януковича-младшего. Но вскоре официальные телефоны фирм-посредников ктото предусмотрительно изменил. «Знаешь, чем хороши шахтные тендеры? — спрашивал автора этого материала директор одной из донецких шахт. — Сколько денег туда под землю ни закопай — никто никогда не сможет проверить, сколько же их было реально потрачено». Километровая глубина, тяжелые условия добычи — в такой ситуации узнать, действительно ли шахтеры в забоях получают новое оборудование, почти невозможно. Особенно когда генеральную прокуратуру возглавляет Виктор Пшонка — давний приятель президента.

Сорвал банк

«

угольщиков более чем на 8 миллиардов гривен (33,5 миллиарда рублей). За эти деньги они должны были поставить топливо с государственных шахт на государственные теплоэлектростанции. Зачем в этой короткой цепочке посредник — вопрос неуместный в нынешней Украине. Обе фирмы, согласно данным «ForbesУкраина», при регистрации указали один и тот же телефон, который совпадает с телефоном офиса донецкой компании «Кэпитал Билдниг Корпорейшн». Последняя входит в структуру корпорации «МАКО» — ядра бизнес-империи Александра Януковича, и контролируется им лично. После публикации из офиса сына президента пришел ответ, что он не

Если получается зарабатывать миллиарды на тендерах в углепроме, то почему бы не попробовать те же схемы в других отраслях? По данным «Рейтинга тендерных чемпионов», созданного «Forbes-Украина», структуры Александра Януковича за два последних года получили от государства на конкурсных торгах 62,5 миллиарда гривен (261,6 миллиарда рублей). Здесь не только углепром, но и железные дороги, строительство, энергетика. Разбухающая от притока наличности корпорация сына президента вкладывает деньги в собственные банки (Всеукраинский Банк Развития, УкрБизнесБанк) и недвижимость. Янукович-младший застраивает родной Донецк угрюмыми бизнес-центрами в стиле гангстерской эпохи Чикаго. Его Всеукраинский Банк Развития растет сумасшедшими темпами: на начало прошлого года активы банка выросли на 750%; объемы кредитов для юрлиц увеличились в 6,5 раза. Остатки денежных средств юрлиц на счетах в банке выросли в 129 раз. Теперь

многие структуры хотят иметь дело с банком сына президента. А у многих просто нет выбора. Налоговые инспекторы, судьи и милиционеры Украины в принудительном порядке переведены на получение зарплат в банк Януковича-младшего. Вы все еще не верите, что бизнес-успехи скромного донецкого стоматолога не связаны с влиянием его отца? Янукович, сын Януковича, отвечает скептикам так: «Можно вспомнить сказку об Илье Муромце, который лежал долгие годы, а потом резко начал действовать. Но я не Илья Муромец, и то, чего мы добились, — это результат кропотливого труда, мозги и достижение команды».

«Вышка» для Януковича и Филипенко Но, похоже, мозги команды Януковича по-прежнему направлены на конструирование новых схем по выводу средств из бюджета. В 2011 году Украину потряс громкий коррупционный скандал. Газета «Зеркало недели» опубликовала сенсационный материал о том, что государственная компания «Черноморнефтегаз» купила у британской фирмы-посредника буровую платформу за 400 миллионов долларов. При этом такая же платформа на заводе производителя в Сингапуре свободно продавалась за 250 миллионов долларов. Продавцом выступила сомнительная британская компания — Highway Investment Processing LLP, конечными бенефициарами которой оказались два гражданина Латвии — Эрик Ванагельс и Стан Горин. Как удалось узнать журналистам, первый оказался рижским бездомным. А второй — обычным страховым агентом, утверждавшим, что его подпись на британских документах подделана. Сама же история получила название «Вышка Бойко», по фамилии министра энергетики Юрия Бойко, благословившего


«Новая газета» понедельник. №11 3. 02. 2014

Евгений ФЕЛЬДМАН — «Новая»

Протестующие говорят, что этот транспарант изготовили киевские бизнесмены, которые устали от произвола Семьи и силовиков

еще более темные сейшельские компании — Intrahold A.G. и Monohold A.G.

Первым делом, первым делом — вертолеты

Маленький флигель из детства Янукович сменил на роскошную резиденцию «Межигорье», приватизированную скандальным образом

скандальную сделку. Впрочем, дальнейшее расследование коррупции в украинских государственных закупках позволяет сделать вывод, что провернуть такого рода операцию Юрию Бойко вряд ли бы удалось без позволения и участия Виктора Януковича. Британскую фирму-прокладку Highway Investment Processing LLP, накрутившую 150 миллионов долларов на цене буровой платформы, учредили две офшорные компании: Ireland & Overseas Acquisitions Limited и Milltown Corporate Services Limited (Белиз). Вообще, эти фирмы создали тысячи компаний, которыми пользуются злоумышленники по всему миру: от мексиканских наркокартелей до азиатских «триад». Но в случае с Украиной виден почерк одного заказчика. Ireland & Overseas Acquisitions Limited и Milltown Corporate Services Limited также выступили владельцами другой британской компании, Bincroft LLP, которая стала учредителем украинского ООО «Газэнерголизинг». «Газэнерголизинг» знаменит тем, что получил от государства около трех миллиардов гривен на тендерах как раз в угольной отрасли. Это теперь истинные владельцы фирмы спрятаны за скандальными офшорами, а до тендерных разоблачений учредителем «Газэнерголизинга» была вполне приличная компания Oledo Associated S.A. (Британские Виргинские острова). Как следует из официальной информации Американской комиссии по ценным бумагам и биржам, Oledo Associated S.A. принадлежит донецкому бизнесмену Игорю Филипенко. СМИ называют его партнером и менеджером народного депутата Украины от правящей партии — Юрия Иванющенко. Последний больше известен как «Юра Енакиевский» и, по неофициальной информации, выступал бизнес-наставником Александра Януковича. За время президентства Януковича Иванющенко и Филипенко стали серыми кардиналами украинских государственных

закупок. Медицина, углепром, сельское хозяйство, железные дороги — одни только фирмы, связанные с Филипенко, как бульдозер, подгребли десятки тендеров в разных отраслях на сумму не менее 15 миллиардов гривен (62,8 миллиарда рублей). Беспардонность распиливания бюджета можно проиллюстрировать следующим примером. В тендере на поставку горношахтного оборудования для госпредприятия «Торезантрацит» участвовали две фирмы: уже названная «Газэнерголизинг» и связанная с ней «Укррослизинг». Скандальность закупки не только в фиктивности соперничества. Официальным представителем фирмы «Укррослизинг» в торгах на сумму 65 миллионов гривен (272 миллиона рублей) был не директор и не его заместитель, а… водитель — А. Марченко. Засветившиеся в скандале с буровой вышкой офшоры всплыли и в другой компании, связанной с Филипенко. Долгое время именно они были владельцами британской Darton Management LLP — учредителя зернотрейдера ООО «Хлеб ИнвестСтрой». Эта фирма-посредник была выведена на зерновой рынок аграрным министром Украины и по совместительству давним другом Виктора Януковича — Николаем Присяжнюком (вместе работали в 80-х в городе Енакиево на одном угольном предприятии). «Хлеб ИнвестСтрой», по решению властей, монополизировал всю торговлю украинской пшеницей и получил почти 5 миллиардов гривен (без малого 21 миллиард рублей) из бюджета на закупку зерна в государственный Аграрный фонд. Сомнительный зернотрейдер возглавлялся Игорем Филипенко лично. А британский учредитель этой украинской компании — Darton Management LLP — имел двух уже упомянутых белизских владельцев: Ireland & Overseas Acquisitions Limited и Milltown Corporate Services Limited. Но после отыгранной аферы на зерновом рынке оба эти скандальных офшора были отправлены на свалку. Их заменили

Примечательно, что две старые и две новые офшорные фирмы засветились и в другой структуре, близкой к Януковичу. Это — британская Fineroad Business LLP. Как установила «Украинская правда», именно этой компании принадлежит один из VIP-объектов в самом центре Киева — так называемая «вертолетная площадка Януковича». Если так можно назвать многоэтажный бизнес-центр с местом для посадки вертолетов на крыше. Земельный участок в центре города выдавался Киевсоветом именно под нужды президента Украины — дабы гарант Конституции пересел из автомобиля на вертолет и не заставлял тысячи киевлян стоять в пробках. Но, поговаривают, Янукович панически боится покушения и особенно — быть сбитым в воздухе. Поэтому вместо полетов на работу президент по-прежнему продолжает ездить по городу огромным кортежем. А построенный бизнес-центр с вертолетной площадкой отошел под контроль «семейных фирм» и оказался связан со скандальными офшорами, замешанными в многомилионной коррупции. Так, владельцем комплекса является украинское ООО «Амадеус Ко», которое, в свою очередь, имеет британского учредителя — Fineroad Business LLP. Эта британская фирма вначале была основана уже знакомыми нам белизскими владельцами: Ireland & Overseas Acquisitions Limited и Milltown Corporate Services Limited. Однако после того, как эти конторы привлекли внимание журналистов, их поменяли на сейшельские Intrahold A.G. и Monohold A.G — точь-в-точь, как в скандальном «Хлеб ИнвестСтрое»: все офшорные компании-участники и схема полностью совпадают.

Шел Сережа по шоссе. И купил шоссе… Янукович-старший по-прежнему не доверяет олигархам и крайне нуждается в новых людях для контроля над многочисленными финансовыми потоками. Где взять столько преданных и расторопных? «Найди того, кто умен, голоден и не имеет чувств. Нужен друг? Купи собаку!» — поучал Майкл Дуглас в роли финансиста Гордона Гекко в голливудском фильме «Уолл-Стрит». И он появился. Как черт из табакерки. Человек без прошлого, без имени, без статуса. Сергей Курченко, мелкий харьковский менеджер, внезапно стал одним из крупных игроков энергетического рынка Украины. Его группа «ГазУкраина 2009» — пестрый конгломерат юридических лиц, пасущихся в наиболее вкусных областях

3

энергетики, только за первый год работы получила из бюджета около двух миллиардов гривен. Слухи о том, что за спиной Курченко стоят члены Семьи Януковича, находят все больше подтверждений. Народный депутат Украины Юрий Сиротюк в своем официальном запросе на имя генерального прокурора сообщал, что структуры Курченко занимаются контрабандой нефтепродуктов, используя схему «оборванного транзита». Это когда топливо въезжает в страну для перевозки в другое государство (в этом случае налоги с него платить не нужно), но по пути к границе его разливают на мелкие партии и продают на заправках внутри Украины. По подсчетам депутата, бюджет потерял таким образом налоговых поступлений на 1,5 миллиарда гривен (6,3 миллиарда рублей). Также компании Курченко практически монополизировали рынок сжиженного газа. На специальных аукционах они покупали топливо по социальным ценам как баллонный газ для населения (2 тысячи гривен за тонну — чуть более 8 тысяч рублей). А продавали по 11 тысяч гривен за тонну (46 тысяч рублей) как топливо для заправки автомобилей, скупив, таким образом, 80% всех объемов сжиженного газа в стране. Первый вице-премьер Арбузов и министр доходов и сборов Клименко, считающиеся особо приближенными к президентскому сыну, могли быть не просто в курсе схем Курченко, но и активно способствовать им. Журналисты «Forbes-Украина» первыми начали поднимать тревогу. Их расследование о деятельности Курченко впечатлило многих, кто изучал украинскую коррупцию. И Курченко со своими покровителями решили деньгами гасить очаги независимой журналистики. «Украинский Медиа Холдинг», куда входил «Forbes-Украина», был куплен структурами Курченко официально за 365 миллионов долларов. Впрочем, источники утверждают, что реальная сумма сделки могла быть намного меньше — после теплого общения представителей налоговой службы с бывшим владельцем холдинга. Денежная масса распирает стенки холдинга Курченко изнутри. Теперь его конгломерат переименован в «ВЕТЭК» (Восточно-Европейская топливно-энергетическая компания). Одесский нефтеперерабатывающий завод, харьковский футбольный клуб «Металлист», Брокбизнесбанк — структуры Курченко скупают все, что представляет хоть какойто интерес. Первый вице-премьер Арбузов на вопрос о том, как Курченко умудряется в условиях кризиса демонстрировать фантастические прибыли, делает удивленное лицо: «Лучше у него, наверное, спросить. Может, у него есть какой-то секрет? Может, он вундеркинд и работает круглосуточно? Не могу ответить», — сказал Арбузов. «Поймите нас. Задолбало!» — большой транспарант с таким текстом висит на одной из центральных баррикад киевского Майдана. Протестующие говорят, что его изготовили и повесили киевские бизнесмены. Они и без журналистских расследований могут делать свои выводы. Вымогательство, рейдерство, произвол чиновников и правоохранителей — это все предпринимательский быт в Украине для тех, кто не входит в президентскую Семью и не обслуживает ее интересы. Впрочем, Виктор Янукович, наверное, так и не сможет понять, что люди выходят против него не потому, что им платят. А потому что у них воруют.

Дмитрий ГНАП, журналист, координатор отдела расследований Hromadske.TV (Киев, Украина), — специально для «Новой»

В ближайших номерах мы вернемся к исследованию этой темы


4

«Новая газета» понедельник. №11 3. 02. 2014

На этой неделе ФТС сообщила, что предложит правительству поднять порог беспошлинного ввоза товаров для личного пользования до 200 евро (вместо 100, о которых чиновники упоминали ранее). Кроме того, ведомство согласилось упростить требования к таможенному оформлению иностранных посылок, а компании экспресс-доставки DHL и DPD — возобновить работу с отправлениями, которые приходят в Россию из-за рубежа.

С

удя по всему, жесткая позиция экспресс-перевозчиков заставила таможню изменить позицию в отношении зарубежных покупок соотечественников. Напомним, сложности с иностранными отправлениями возникли в начале года, когда Федеральная таможенная служба потребовала строго соблюдать все требования Таможенного кодекса при оформлении посылок, несмотря на то, что раньше закрывала глаза на некоторые отступления от правил. Российские компании экспресс-доставки были готовы смириться с новыми требованиями. («Почта России» сообщила, что всегда оформляла полный пакет документов на каждую посылку, — теперь мы знаем секрет ее оперативности.) А тройка крупнейших зарубежных экспресс-перевозчиков просто взяла и приостановила доставку посылок в нашу страну, заявив, что если компании будут полностью следовать всем требованиям российского законодательства, то не смогут нормально работать. А именно: уложиться в заявленные клиентам сроки доставки. Такой демарш вынудил российских чиновников пойти на переговоры с бизнесом и отказаться, например, от требования оформлять отдельную декларацию на каждый экспресс-груз для личного пользования. Решили ограничиться реестром, в который можно было бы вносить все посылки. «Все вопросы, которые возникли с двух сторон, реше-

ны», — резюмировал руководитель ФТС Андрей Бельянинов. О возобновлении работы с зарубежными посылками уже объявили DHL и DPD. В справочной службе FedEx говорят о том, что пока с посылками физических лиц не работают и когда возобновят работу, «пока не ясно». Что же касается лимита беспошлинного ввоза, Бельянинов предложил снизить его с одной тысячи до 200 евро (а вес — с 31 до 10 килограммов). Это, конечно, лучше предыдущих предложений чиновников, называвших порог в 150 и даже в 100 евро. Как сообщают в пресс-службе ФТС, порог в 200 евро будет предложен для утверждения правительству. Радикально против попыток чиновников «навести порядок в интернет-торговле» выступило Общество защиты прав потребителей. Совместно с Пиратской партией России, «Яблоком» и Сообществом инновационной общественности RICN 8 февраля ОЗПП планирует провести митинг на Болотной площади, на котором потребует сохранить действующий лимит беспошлинного ввоза и отказаться от ограничения интернетплатежей. Столичная мэрия уже согласовала митинг на десять тысяч человек. «100, 150 или 200 евро — это не играет большой роли, — считает председатель ОЗПП Михаил Аншаков. — В Казахстане, кстати, который входит в Таможенный союз, действует лимит в 1500 евро! Ссылаться на беспошлинные лимиты, которые действуют в ЕС, глупо. Члены Евросоюза — товаропроизводящие страны, а Россия, кроме нефти и газа, ничего не производит. Если вы живете во Франции и покупаете что-нибудь, например, в Германии, то никаких пошлин точно платить не будете — все же происходит в рамках ЕС. Так что введение дополнительных ограничений у нас — это не поддержка отечественных производителей, а поддержка крупных офлайновых магазинов, которые имеют еще и онлайн-версии».

Зинаида БУРСКАЯ

Рыбаки считают траловый лов убийственным для Волги

А что на дне? Самарские рыбаки собрались на площади Славы, непосредственно перед зданием областной администрации. Место для пикета выбрали не случайно, поскольку основной их мессидж, как это теперь принято говорить порусски, был обращен к губернатору: «Губернатор, запрети тралы!»

Н

а митинге выступил главный рыбак — председатель региональной общественной организации «Рыболов Самарской области». Из его выступления можно было узнать, что: — Рыбаки считают траловый лов убийственным для Волги. По закону, траловый лов не может быть придонным и разрешен в водоемах глубже 6 метров, но у рыбаков есть уверенность, что эти правила игнорируются, тралится дно, гибнет придонная растительность и живность, необходимая для сохранения биологического равновесия. В настоящее время в Самарской области

функционирует три трала. И это ровно на три трала больше, чем нужно. Очень показательным примером является ловля раков. В регионе рачий промысел ведется с помощью снасти, запрещенной на территории РФ, — раколова китайского образца. Все это знают, но никто об этом не говорит. Зато в местах продаж можно увидеть рачьих детенышей размером не больше креветки, что недопустимо по всем понятиям цивилизованного общества. Рыбаки уверены, что если так дело дальше пойдет, то через 2—3 года ловить в Волге станет просто нечего. Рыбаки хотят, чтобы их мнение разделил губернатор Самарской области Николай Иванович Меркушкин. Сам губернатор к рыбакам не вышел, а вышел заместитель руководителя департамента охоты и рыболовства М.Ю. Шинкевич. Основная его идея состояла в том, что есть приказ, и он его выполняет. Будет другой приказ — он будет выполнять его. Идея не революционная для сердца чиновника. Рыбаки не удивились и продолжали стоять. Флаги развевались. Женщина в полицейской форме тщательно переписывала лозунги.

Наталья ФОМИНА, соб. корр. «Новой», Самара

Из-за непогоды в Ростовской области введен режим ЧС

Опустели магазины и кладбища Из-за сильных морозов в Ростове-наДону, Таганроге, Волгодонске были отменены занятия в школах и вузах, начались проблемы с продовольствием.

И

з-за снежных заносов магазины не смогли пополнить запасы скоропортящихся продуктов. По сообщениям пользователей соцсетей, с прилавков исчезли молоко и кефир, люди начали скупать крупы и консервы. Впервые с 60-х годов в Ростове и других городах появились очереди за хлебом. К середине дня хлеб заканчивался даже в ростовских супермаркетах. Магазины начали вводить забытое с советских времен ограничение — не более двух буханок в одни руки. Одновременно в социальных сетях появились сообщения о грузовичках и легковых автомобилях, забитых хлебными «кирпичиками» и батонами от хлебозавода «Юг Руси» (основной производитель хлеба в Ростове-на-Дону), которые все-таки добирались до спальных районов. Но цена буханки у этих продавцов доходила до 70—100 рублей.

PhotoXPress

Таможню послали

РИА Новости

Федеральная таможенная служба идет на попятную в вопросах ограничения зарубежных покупок россиян

Администрация города попыталась сбить ажиотажный спрос. 31 января, по заверениям чиновников, вместо привычных 90 тысяч тонн хлеба, потребляемых ростовчанами ежесуточно, в магазины города было отгружено 130 тысяч тонн. К утру 1 февраля хлебный «кризис» закончился. Самой актуальной остается проблема расчистки магистралей. Как сказал заместитель губернатора области Сергей Горбань, на федеральной трассе М4 движение стабилизировалось, и только в двух местах транспорт движется со скоростью 10—12 километров в час. Трасса М23 на участке Ростов—Таганрог в субботу вечером оставалась закрытой для всех видов транспорта: через 40—50 минут после расчистки участки вновь заметает снег. На этом 100-километровом отрезке дороги работают 43 единицы снегоуборочной техники, на основных магистралях региона для пассажиров и водителей развернуты семь пунктов обогрева. Проблемы, спровоцированные снегопадом, испытывают 13 муниципалитетов области. Но самая сложная «снежная» ситуация — в Ростове и Таганроге. В Таганроге практически остановлена работа общественного транспорта, из-за заносов во многие магазины не подвозят продукты, некоторые хлебопекарни прекратили работу. В Ростове-на-Дону на уборке снега днем работают 133 единицы техники и 178 ночью. Но, по словам Горбаня, нужно втрое больше. Отменены похороны на Северном кладбище — самом большом в донской столице. Проблемы начались 29 января: несколько похоронных процессий подъехали к кладбищу, но из-за снежных заносов не смогли попасть на его территорию. Могилы были вырыты, но добраться до них и проводить усопших в последний путь ростовчане не смогли — все аллеи оказались засыпаны снегом, и невозможно было донести гробы до могил. Как объяснили в администрации Северного кладбища, снег на аллеях не был убран потому, что «Служба городских кладбищ» не прислала людей и технику. Виктория МАКАРЕНКО, соб. корр. «Новой», Ростов-на-Дону

а в это время На Кубани снег и мороз могут затруднить встречу олимпийского огня

Лед против пламени В Краснодарском крае продолжаются снегопады и метели. Это приводит к заторам на трассах: пассажиров приходится экстренно вывозить в безопасные места. Вновь отмечены веерные отключения электричества. Между тем встречать олимпийский огонь край должен уже 4 февраля.

О

стрее всего непогоду ощутили пассажиры междугородных автобусов. ��о и дело транспорт застревает в дороге, причем по всему краю. Людей вывозят силами полиции и МЧС, размещают в ближайших станицах. Краевой департамент

молодежной политики сообщил, что создан единый волонтерский центр, который будет помогать пострадавшим от стихии. Не прекращаются отключения электричества. В Краснодаре за сутки поступает около двух тысяч аварийных заявок. Из-за снежных заносов и метели трудно ехать по федеральным трассам М-4 «Дон» и «Кавказ», а также по дороге А-160 Майкоп—Усть-Лабинск. Между тем именно по ней 4 февраля в Краснодарский край должны доставить олимпийский огонь.

Евгений ТИТОВ, соб. корр. «Новой», Краснодар


«Новая газета» понедельник. №11 3. 02. 2014

место событий Полицейский, осужденный за убийство подростка, просил смягчить ему приговор. Городской суд Петербурга отказал

Сидеть! Жестокое убийство 15–летнего Никиты Леонтьева тремя полицейскими ужаснуло Северную столицу два года назад. «Новая» подробно рассказывала об этом громком деле. В гибели мальчика обвинили троих сотрудников 75-го отдела полиции Петербурга: участкового лейтенанта Дениса Иванова, заместителя начальника по службе майора Олега Прохоренкова и заместителя начальника по уголовному розыску майора Алексея Малых.

К

ак следует из обвинительного заключения, «Иванов, Малых и Прохоренков, руководствуясь ложно понятыми интересами службы, с целью создания впечатления эффективности своей работы, незаконно задержали Леонтьева». В опорном пункте полиции, где троица в ночь с 21 на 22 января 2012 года отмечала 25-летие Иванова, Никита получил травмы, несовместимые с жизнью. По заключению экспертов, ему нанесли более 80 ударов по голове и телу, проломили череп. Подросток скончался в ту же ночь. Сразу после трагедии в петербургском главке неоднократно повторяли, что «все виновные будут сурово наказаны». Однако всех троих соучастников преступления привлекли к ответственности по разным статьям. «Превышение служебных полномочий» (ст. 286 ч. 3 УК РФ) и «умышленное причинение тяжкого вреда

здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего» (ст. 111 ч. 4 УК РФ) вменили в вину только Денису Иванову. Олегу Прохоренкову инкриминировали лишь «превышение полномочий». Третий фигурант — Алексей Малых — скончался во время следствия. Дело в отношении Олега Прохоренкова слушается в суде до сих пор — сейчас назначено несколько экспертиз. А Дениса Иванова, оформившего явку с повинной и заключившего сделку со следствием, судили особым порядком. Не изучали доказательства, не допрашивали подсудимого и предоставили ему право на сокращение максимального срока наказания в два раза. В итоге 10 сентября 2013 года Невский районный суд Петербурга приговорил бывшего участкового к 6 годам 5 месяцам заключения в колонии строгого режима (два из них он уже отсидел в СИЗО). Петербуржцы, следившие за этим делом, сочли наказание чрезмерно мягким. Мать мальчика собиралась обжаловать приговор в вышестоящей инстанции. Иванов ее опередил. 31 января Апелляционная коллегия городского суда по жалобе экс-полицейского пересмотрела решение райсуда и оставила его в силе. По мнению судей, ввиду отягчающих обстоятельств, таких как совершение преступления в отношении беспомощного лица, особая жестокость, тяжкие последствия, срок лишения свободы Денису Иванову сокращать нельзя.

Нина ПЕТЛЯНОВА, соб. корр. «Новой», Санкт-Петербург

блиц-фельетон Сельские зимние спортивные игры на фоне Олимпийских

Фальстартовый капитал Одни навострили лыжи в Сочи, другие — в Балезино. В этом удмуртском поселке, который вы легко найдете на левом берегу реки Чепца, в марте пройдут 20-е Республиканские зимние сельские спортивные игры. Удмуртия — единственный регион России, где регулярно проводятся как летние, так и зимние игры для сельских спортсменов (первые зимние игры прошли в 1994 году в поселке Игра, предусмотрительно названном так еще в XVII веке).

А

дминистрации населенных пунктов, которым поочередно выпадает честь принимать по полторы тысячи гостей, летом стараются не ударить лицом в грязь, зимой — в снег. Ладно, Балезино не Сочи. Тут не тоннель в горе прорубать, не канатную дорогу тянуть — центральные улицы почистить бы да кривые заборы подправить. Ну и разместить приехавших как-то надо. Не туристический же слет проводится, когда можно вздремнуть в палатке на снегу, положив под голову гитару. В Балезине лишь одна маленькая гостиница примерно на сорок душ. Душ, кстати, в гостинице общий. Как и туалет, который общий некстати. Уже известно, что начальство из Ижевска и прочих высоких гостей поселят в местном санатории с хвойными ваннами, а спортсменов (они обойдутся хвойным воздухом) разместят в трех здешних школах. По такому случаю в школах среди учебного года меняют обветшавшую сантехнику, укладывают кафель и линолеум. Одним школьникам сократили уроки, других пересадили в районную библиотеку. «Родительская общественность поселка Балезино гу-

дит, как растревоженный улей, — пишет районная газета «Вперед». — Что такое, что за ремонт школ посреди зимы?» А что за улей, который гудит посреди зимы? Раньше надо было гудеть. Ясно, что летом денег не дали. Не было у Балезина стартового капитала для основательной подготовки к играм. Не хватило денег, к примеру, не только на отделку Дома культуры, где в рамках игр пройдут некоторые мероприятия, но даже на обеспечение в этом помещении противопожарной безопасности. Хорошо хоть огонь соревнований зажгут где-то на улице. Часть расходов по подготовке игр приняли на себя частные лица. Так, индивидуальный предприниматель Ильдар Касимов смело взялся построить в поселке хоккейную коробку. Трус не спонсирует хоккей. Но вот к концу января появилось сообщение: президиум правительства Удмуртии выделил Балезинскому району на зимние игры 2 миллиона 982 500 рублей. Много это или мало, сразу не поймешь, но все равно приятно. Мы-то с вами думали, что в государственных сейфах пусто и что страна все до копейки уже отправила по адресу: 354000, г. Сочи… Тут всякий может взять лыжную палку и на снегу разделить сочинские 50 миллиардов долларов на 1868 имеющихся в России районных центров. Цифры на сугробе покажут, что каждому райцентру досталось бы не 3 миллиона, как Балезину, а почти 27 миллионов. И не рублей, а долларов. Дома на калькуляторе получилось бы точнее, но большие деньги полезнее считать на свежем воздухе.

Борис БРОНШТЕЙН

5

Василий Головнин специально для «Новой» Казненный дядя имел очень тесные связи в Китае — его принимали там на высшем уровне. Это бесило молодого вождя, который хотел, чтобы все контакты замыкались на него

«Охота на китайских собак» Вождь Северной Кореи уничтожает врагов режима а границе Северной Кореи и Китая начали строить новые бетонные доты под пулеметы и орудия. Замечены танки. Поступают сообщения о полной расчистке береговой линии пограничных рек на глубину 30 метров: там сносят все постройки и жилые дома. Зачем это все нужно на фоне тесной дружбы Пекина и Пхеньяна? Информация из пограничных районов совпала с данными о том, что молодой вождь Северной Кореи Ким Чен Ын начал неожиданную для многих операцию: он наносит последовательные и беспощадные удары по так называемой прокитайской фракции в номенклатурном слое КНДР. В эту кампанию, полагают источники в Пекине, вполне укладываются и проведенные в ноябре-декабре чистки в высшем аппарате Трудовой партии Кореи, кульминацией которых стал беспрецедентный суд и немедленная казнь «человека номер два» в стране — Чан Сон Тхэка. Мужа родной тетки молодого вождя, его наставника и официального заместителя в главном органе власти — Госкомитете обороны КНДР. На прошлой неделе информационное агентство «Рёнхап» шокировало мир сообщением о полном беспощадном уничтожении всех кровных родственников казненного Чан Со Тхэка, включая подростков и детей. Среди его родни, вызванной из-за границы на казнь, были, как утверждается, послы КНДР на Кубе и в Малайзии. Кстати, именно агентство «Рёнхап», тесно связанное с правительством и спецслужбами Южной Кореи, в конце прошлого года первым сообщило о начале репрессий против дяди молодого вождя. Казненный дядя имел очень тесные связи в Китае — его принимали там на высшем уровне. Именно он, как считали наблюдатели, был главным каналом диалога Пхеньяна с Пекином. Это, бесспорно, бесило молодого вождя, который хотел, чтобы все контакты замыкались на него. Источники в КНР, в частности, получили информацию о том, что Ким Чен Ын дал личное указание карательным органам «провести беспощадную охоту на китайских собак». Таким уничижительным термином еще при его дедушке, основателе КНДР Ким Ир Сене, «метили» аппаратчиков, ориентировавшихся на Пекин. При Киме Втором, покойном отце нынешнего правителя, выпады против Китая прекратились. Его сын, Ким Третий, судя по всему, возрождает дедушкину традицию подозрительного отношения к Пекину. Он находится у власти уже больше двух лет и еще ни разу не посещал Китай.

Н

Вслед за кровавыми расправами над дядей и его окружением в Пхеньяне, как сообщается, ударные карательные спецгруппы в составе сотрудников военной контрразведки и полити��еской полиции были направлены в расположенные вдоль границы с Китаем города Хэсан, Мусан, а также в особую экономическую зону Расон на берегу Японского моря — главную лабораторию острожных хозяйственных преобразований. Там прошли аресты среди сотрудников внешнеторговых структур, связанных с КНР, среди персонала гостиниц и казино, ориентированных на китайцев. Одновременно, по этим данным, около трех тысяч человек, потенциальных изменников, были высланы на перевоспитание в неосвоенные горные районы. В Пхеньяне, возможно, могли обнаружить какие-то намеки на заговор. Но скорее просто хотят вычистить всех тех, кто может быть потенциальным орудием в руках китайцев. Чен Ын исходит из того, что ему это ничем особым не грозит: КНР не пойдет на существенные карательные меры против Северной Кореи. Тем не менее в Токио обратили внимание на тот факт, что в Шэньянском военном округе на северо-востоке КНР в январе прошли достаточно нестандартные учения вооруженных сил, к которым были привлечены почти 100 тысяч человек, несколько тысяч танков. Как утверждали источники в Пекине, маневры, по крайней мере частично, должны были прочистить мозги Ким Чен Ыну. КНДР, конечно, имеет неплохие вооруженные силы численностью 1,2 миллиона человек. Но 80 процентов из них развернуты на линии противостояния с Южной Кореей. Граница с Китаем практически оголена, а осуществить быстрые переброски войск туда будет непросто из-за нехватки транспорта и горючего. Впрочем, военный конфликт между двумя странами невозможен. Да и Ким Чен Ын, конечно, будет продолжать линию своего дедушки, который выкорчевывал в КНДР потенциальных сторонников Китая и СССР, но поддерживал с ними, как говорится, деловые отношения с периодической имитацией пылкой дружбы. При этом он постоянно шантажировал Пекин перспективой сближения с Москвой, а Москву пугал намеками на возможность своего полного ухода в лагерь пекинских гегемонистов. Ким Чен Ын такого богатого выбора не имеет — у нынешней России нет ни возможностей, ни, похоже, желания глубоко залезать в зазеркалье пхеньянской политики. Токио


6

«Новая газета» понедельник. №11 3. 02. 2014

Решение суда: застройки Охтинского мыса не будет

«Газпрому» не взять высоту В пятницу Санкт-Петербургский городской суд отменил распоряжение городского Комитета по охране и использованию памятников истории и культуры (КГИОП), разрешающее «Газпрому» застроить подавляющую часть территории Охтинского мыса.

З

десь газовая монополия пыталась построить 400-метровый небоскреб, но петербуржцы ей этого не позволили. Тогда «Газпром», чтобы получить право застройки участка, начал оспаривать наличие на нем уникальных археологических памятников, открытых экспедицией Петра Сорокина. И в этом ему стал активно помогать КГИОП, отказываясь включать памятники в государственный реестр объектов культурного наследия, подлежащих охране. 5 марта 2012 года комитет выпустил распоряжение о присвоении территории Охтинского мыса статуса «достопримечательного места», допускающего застройку. Обоснованием такого решения послужила заказанная «Газпромом» экспертиза, проведенная тремя специалистами, ни один из которых не был ни археологом, ни петербуржцем. В ней предлагалось сохранить на мысу только один памятник — Карлов бастион шведской крепости Ниеншанц. Все остальное — крепость Ландскрона, новгородское городище времен Александра Невского, стоянки эпохи неолита — не подлежало сохранению. 17 июня 2013 года по иску градозащитников Ольги Андроновой и Павла Шапчица «газпромовская экспертиза»

Место событий

была признана судом абсолютно недостоверной и отменена. И тогда последовала типично шулерская комбинация. Тем же 17 июня было датировано новое распоряжение председателя КГИОП Александра Макарова, которым отменялось оспариваемое в суде распоряжение от 5 марта 2012 года и утверждался режим использования «достопримечательного места», допускающий застройку Охтинского мыса. Но это еще не все чудеса: 26 июня губернатор Петербурга Георгий Полтавченко ответил на депутатский запрос, что распоряжение о режимах использования Охтинского мыса еще только готовится! А исполнителем этого письма был… Александр Макаров. По официальной версии, подписавший «готовящийся» документ девятью днями ранее. Градозащитники обратились в суд, настояли на встрече с губернатором и потребовали отменить фальшивое распоряжение и отстранить Макарова от должности за подлог. Полтавченко увольнять Макарова, в прошлом — генерал-лейтенанта ФСБ, отказался (генерал покинул свой пост «по собственному желанию» в январе этого года). Что же касается распоряжения, то губернатор предложил дождаться суда. Новая судебная эпопея заняла полгода. Но в итоге городской суд распоряжение от 17 июня тоже отменил, признав незаконным. «Газпромовская экспертиза» полностью дезавуирована. Зато признаны выводы экспертизы, которая в 2010 году проводилась под руководством археолога Олега Иоаннисяна и согласно которой на Охтинском мысу находится целое созвездие уникальных памятников. И если решение суда останется в силе, никакой застройки Охтинского мыса не будет, а памятники будут сохранены.

Борис ВИШНЕВСКИЙ, обозреватель «Новой»

В 2015 году прием на гуманитарные специальности уменьшится, а на инженерные — вырастет

Лирики в загоне После коллегии Минобрнауки, прошедшей 29 января, на новостных лентах появились бодрые сообщения: в 2015 году прием в магистратуру за счет бюджета увеличится в два раза. И это правда, но не вся: при увеличении приема вдвое бесплатно учиться в магистратуре будет лишь четверть бакалавров. Даже успешное окончание бакалавриата не гарантирует студентам поступления на учебу в магистратуру за счет бюджета.

У

величится в будущем году и число бюджетных мест в вузах для выпускников школ. По словам Александра Соболева, директора департамента государственной политики в сфере высшего образования Минобрнауки, количество выпускников в 2015 году сократится на 3,2% по отношению к 2014 году, а количество бюджетных мест в вузах увеличится на 1,5%. Соответственно, у вчерашних школьников будет больше возможностей для поступления. Правда, на одни специальности число мест возрастет, а на другие — уменьшится: как объясняют в министерстве, с прошлого года эти цифры формируются «с учетом потребностей экономики в квалифицированных кадрах», а вузы стали участвовать в конкурсе за право

получить бюджетное финансирование. На заседании коллегии было заявлено, что в 2015 году будет сокращен объем контрольных цифр приема на специальности, относящиеся к наукам об обществе, педагогическим, гуманитарным наукам, искусству и культуре, сельскохозяйственным наукам. Одновременно увеличится прием по инженерно-техническим специальностям на 21% относительно 2014 года. В общем, «Чтото физики в почете. Что-то лирики в загоне» (Борис Слуцкий). Только не совсем понятно, где будут работать эти технари — где та экономика, у которой есть в них потребность? Для аспирантов в 2015 году предусмотрено 17 952 бюджетных места именно в научных организациях. Установка Минобрнауки такова: реальная и серьезная подготовка в аспирантуре проводится именно на базе научных институтов, вузы же зачастую уступают по качеству подготовки кадров. «Мы сформируем бюджет, выделим государственные задания, продлим действия лицензий и аккредитаций, которые институты должны будут оформить в течение года, — все это для того, чтобы в 2015 году приступить к этой работе», — пояснила замминистра Людмила Огородова.

Людмила РЫБИНА

Алексей Тарасов собственный корреспондент«Новой» Социальная нестабильность всегда служила козырем в переговорах крупного бизнеса с правительством. В шантаже, если без экивоков

Похороны «валютных цехов» В Сибири закрываются грязные заводы. Дерипаска и Потанин считают, что за это стоит спросить с государства Сибири происходит нечто на первый взгляд странное: доллар растет, а сырьевые заводы, работающие на экспорт, т.е. доллары кующие, закрываются. Раньше эти индустриальные гиганты называли «валютными цехами» страны, теперь это активы «Норникеля» и РУСАЛа. Объявлено о похоронах — в ближайшей перспективе — никелевого завода в Норильске, алюминиевых комбинатов в Саяногорске и Новокузнецке. На самом деле и Потанин, и Дерипаска верны себе и ничего нового в своей бизнес-практике не придумали. Глава «Норникеля» под отпевание никелевого завода выбивает из правительства отмену в наступившем году экспортных пошлин на никель и медь, а менеджеры РУСАЛа, грозя закрыть два крупных завода, выпрашивают скидки на электроэнергию. Если в самом крупном городе Кузбасса металлурги — а их трудится на НкАЗе две тысячи человек — без работы не останутся, то в 50-тысячном Саяногорске высвобождение даже части из почти трехтысячного коллектива Саянского алюминиевого комбината станет серьезной проблемой. Пока заводы работают в обычном режиме, но обстановка в регионах «присутствия РУСАЛа» — нервозная. А социальная нестабильность всегда служила козырем в переговорах крупного бизнеса с правительством. В шантаже, если без экивоков. Начиная с 2011-го РУСАЛ уж�� приостановил электролиз на Волгоградском, Богословском, Уральском, Волховском, Надвоицком заводах, а также на первой площадке Новокузнецкого завода. На второй площадке НкАЗа, Иркутском, Саянском и Хакасском заводах выпуск алюминия сокращен. Дерипаска с успехом доказал, что частник куда эффективнее государства в базовой промышленности. На обновление изношенных донельзя фондов, модернизацию, выпуск продукции с высокой добавленной стоимостью нужны крупные вложения, а Дерипаска, как известно, давно погряз в долгах. Разумеется, нерентабельный бизнес надо прикрывать. Тем более столь грязный и допотопный. Такая деиндустриализация не тождественна «закрытию» Сибири, наоборот — это для нее благо. Никелевый завод, чадящий в Норильске, дал фронту первый металл зимой 1941—1942 годов, новокузнецкий алюминий пошел на штурмовики и ястребки в 43-м. Только Саянский алюминиевый, построенный в 1975—1985 годах, долгое время считался передовым в отрасли, но и это время прошло уже давно. Все эти технологии — устаревшие, экологические беды, порождаемые этими заводами, чудовищны. Однако если никелевый в Норильске, ко-

В

нечно, закроют, НкАЗ и Саянский — вряд ли тронут. Это блеф. Почему? Алюминий — это овеществленное электричество. И Дерипаска, завоевывая сибирскую цветную металлургию, всегда прибирал к рукам энергоцеха при алюминиевых комбинатах — гидростанции, дающие дешевый ток. Проблема для Дерипаски в том, что не только его плавильные печи питаются энергией ГЭС. И государство пока регулирует цены на нее. РУСАЛ давно добивается от правительства утверждения новых правил продажи мощности ГЭС в Сибири, предполагающих возможность скидок для него. Что о скидках на ток удастся договориться, Дерипаска надеется небезосновательно: почти все ГЭС в Восточной Сибири ему и принадлежат. Группа En+ Дерипаски, таким образом, убивает двух зайцев. Гидростанции, принадлежащие ей, смогут поднять цену на свой ток для посторонних и заработать, по разным оценкам, от 3 до 7 млрд рублей. Саянский и Новокузнецкий заводы, по оценкам отраслевых экспертов, вообще-то рентабельны. Понятно, что работа на грани безубыточности Дерипаску не интересует. И все же. Зачем ему потребовалось вдруг обратить внимание на свои проблемы? Это игра на угрозах социальных волнений перед Олимпиадой? Что до «Норникеля», он пытается сэкономить собственные средства и выполнить свои обязательства на деньги государства. Необходимость закрытия чрезвычайно грязного и неэффективного завода констатировал не так давно и сам Потанин. Это укладывается в принятую компанией стратегию о переносе производства никеля на Кольский полуостров и сосредоточении рафинировочных мощностей по меди, напротив, в Норильском промрайоне. Однако к чему тратиться на изменение конфигурации своего бизнеса из своего кармана, если под заботу об экологии можно выклянчить у государства? Отказ от экспортных пошлин на никель и медь (3,5%) запланирован в 2016 году. Но Потанин хочет обнуления пошлин прямо сейчас, обещая к 2016-му на эти «сэкономленные» деньги уже полностью закрыть никелевый завод. Такие изменения в стратегии «Норникеля» наверняка являются следствием требования максимальной выплаты дивидендов от крупнейших акционеров комбината, т.е. самого Потанина и все того же Дерипаски. Для них государство существует для того, чтобы помогать их бизнесу. Красноярск


«Новая газета» понедельник. №11 3. 02. 2014

осадки

«Опрос на телеканале не задел. Оскорбила реакция сверху»

Вера Рогова (1920 г.р.), блокадница (в блокаду — студентка ЛГУ), одна из создателей блокадного детского дома, педагог: — Мне «Дождь» очень нравится — хороший канал с доброй перспективой. И то, что его хотят закрыть, — безобразие. Слова чиновников про оскорбление блокадников — это нехорошая придумка, ужасная. Я считаю, изворачивать эту ситуацию так — нравственное преступление со стороны тех, кто это делает. Кроме того, «Дождь» сформулировал вопрос не так грубо. Спросил риторически: можно ли было спасти жителей, если бы город сдали? Мы и тогда задумывались, и тогда не могли понять: почему так происходит?

Кто прекратил трансляцию «Дождя», официально уведомив телеканал:

«Акадо» «Билайн-ТВ» Кто прекратил вещание, не объясняя причин:

«Дом.ру» «НТВ плюс» «Ростелеком» «Орион Экспресс»

О скандальном опросе канала «Дождь» и последующей реакции властей на него рассуждают ленинградцы, пережившие блокаду. Именно они и никто другой имеют право судить тех, кто прикоснулся к блокадной истории Вера СОМИНА (1938 г.р.), блокадница, дочь первого экскурсовода Музея блокады и обороны Ленинграда, научный сотрудник Российского института истории искусств: — Меня смутила подготовленная реакция власти. Я уж, во всяком случае, должна чувствовать то, что чувствуют блокадники. Когда в 70-х годах об этом говорил писатель Виктор Астафьев — он ставил вопрос очень жестко: необходимо было сдать город. Я не была согласна с ним. Но сейчас мне уже не кажется ужасным обсуждать этот вопрос. На «Дожде» работают умные мальчики и девочки, с искренним интересом ко всему. Они поднимают те вопросы, от которых мы шарахались в молодости, и дают возможность хотя бы сейчас над ними подумать. Никакого отторжения у меня опрос не вызвал. А вот реакция властей на него очень даже вызвала. Когда смотрела выступления по этому поводу в петербургском Законодательном собрании, я испытала ужас. Это был поток сумасшедшей брани, дикого крика, каких-то глупостей. Смотришь на них и вроде жалко их, того же Милонова. Но с другой стороны — почему такие агрессивные сумасшедшие портят нормальным людям жизнь?

7

Сколько процентов покрытия аудитории потеряли:

Около 35 процентов Кто продолжает вещание:

Петр САРУХАНОВ — «Новая»

«Триколор ТВ».

Уже после войны нас знакомили с документами. С телеграммой руководителей Ленинграда — Жданова и Попкова — от 21 апреля 1941 года о том, что город находится на рельсовом положении, нет военного запаса продовольствия. И это подтвердилось, когда горели Бадаевские склады — полупустые, мы сами увидели, что в Ленинграде почти нет запаса продуктов. Одна из причин лютого голода — в том, что власти не подготовили город к блокаде. И об этом говорить они не хотели ни тогда, ни сейчас.

Людмила Эльяшова (1922 г.р.), блокадница, писатель, кандидат экономических наук: — Люди должны думать и высказывать свои соображения. Поэтому то, что сделал «Дождь», он сделал не напрасно. И то, что его за это так клюют, — грубая ошибка! И ошибка, увы, очень соответствующая тому, что делается у нас в стране. Все то, что творилось в нашем городе во время войны, было для нас очень горько и неожиданно. Мы были воспитаны на том, что наша страна ни одной пяди своей земли не отдаст, и т.д. А в конце сентября 1941 года у нас в университете было партийнокомсомольское собрание с названием «об обороне нашего участка». Говорили о том, как вести баррикадные бои, если немцы войдут в город. И мы с ужасом слышали о том, что будем сражаться бутылками с горючей жидкостью. Мы могли бы стрелять, но у нас не было винтовок. Только — бутылки. Это все вызывало недоумение: как же так? Почему нас обманывали? После этого партсобрания я купила пять бутылочек уксусной эссенции (по числу девочек в комнате) и сказала им: «Мы, конечно, будем сражаться и на баррикадах, и как придется. Если мы проиграем сражение — уйдем вместе с армией. Но если нам не удастся уйти…» И я молча поставила перед девочками эти пять бутылочек. И все девочки со мной согласились. Сейчас уже можно и нужно об этом думать и говорить. И то, что люди мо-

Также осталось много мелких кабельных операторов, транслирующих «Дождь» в регионах: о них зрители могут узнать в службе поддержки «Дождя» по телефону 8 495 744-01-77. «Дождь» можно смотреть через сайт: tvrain.ru «Об отключениях мы узнаём от зрителей, они жалуются в социальных сетях, что не могут нас смотреть. Сами операторы не выходят на связь. Но мы надеемся, что все будет хорошо», — говорит Дарья Симоненко, бренд-менеджер телеканала. Некоторые операторы в последние дни то отключали, то снова включали трансляцию «Дождя».

гут вслух размышлять, — замечательно. Нельзя им затыкать рты.

Борис Шур (1941 г.р.), блокадник, заместитель председателя правления первого общества «Жители блокадного Ленинграда», капитан II ранга в отставке: — Реакция власти понятна и очевидна: оппозиционное СМИ нужно любым способом стукнуть по башке. Но до тех пор, пока не будут открыты ВСЕ архивы, можно устраивать любые манипуляции. Когда началась история с «Дождем», я полез в архивы, поднял документы Политбюро и Ленинградского обкома. Было несколько вариантов развития событий. Совершенно официально: город готовился и к сдаче, и к уличным боям. К взрыву отдельных зданий и мостов. Никакая эвакуация тогда была уже невозможна… Меня как ребенка блокадного Ленинграда, проведшего здесь с рождения все 900 дней, опрос «Дождя» никак не задел, не оскорбил. Меня больше оскорбила реакция сверху. А объясняю я ее именно тем, что знания скудные. Разговаривать можно тогда, когда есть правдивая информация. Сам вопрос «Дождя» — совершенно нормальный. Но я бы его так прямо в лоб не задавал: это вопрос не для соцопроса, а для большой серьезной дискуссии. Но заявления «за экстремизм телеканал — в прокуратуру, в суд» — это чушь собачья. «Дождь» извинился — этого вполне достаточно. Андрей Крюков (1928 г.р.), блокадник, историк: — Я, как и многие мои ровесники, отнесся к этому вопросу равнодушно. Поскольку блокадой я как историк занимаюсь уже много лет, то знаю документы и из немецких источников. Город должны были предать гибели. Гитлер отдал такое распоряжение. И о том, что жителей — даже если они постараются уйти, — не выпускать. На фоне того, что я знаю о такой

намеченной судьбе, мне рассуждать на эту тему кажется бессмысленным. Но не все же, к сожалению, это знают. Надо раскрывать эту тему. Хотя так ставить вопрос о сдаче города — достаточно примитивно. Но руководство «Дождя», видимо, просто хотело привлечь внимание к теме и представить не могло, что последует за опросом. Мне кажется, власти к этому следовало отнестись спокойнее.

Николай Гольм (1939 г.р.), блокадник, музыкант, сын Александра Гольма — музыканта блокадного оркестра под управлением К.И. Элиасберга: — Спрашивать об этом с экрана не стоило. Что значит — сдать Ленинград? Все равно те же люди бы погибли. А так — хоть есть чем гордиться. Ни в коем случае нельзя было сдавать Ленинград. Но я согласен с тем, что историю надо знать, помнить и воспитывать детей правильно. Я часто сталкиваюсь с тем, что молодое поколение уже историей не владеет. И владение ею, конечно, будет зависеть от того, как им преподнесут ее. Вот это и страшно. Тем и плохо молчание. Потому что долгие годы все шло к тому, чтобы дискредитировать и блокадный подвиг, и ленинградцев. Говорить нужно обязательно, вопрос только в том, в какой форме, в каком тоне. Зинаида Кузнецова (1928 г.р.), блокадница, автор воспоминаний, вошедших в книгу «Ленинградцы»: — Сдавать город было нельзя. И рассуждать об этом сейчас не надо. Это — в прошлом, и это — вопрос давно решенный. Если бы у меня показывал телеканал «Дождь», я бы не стала об этом слушать. Но я и другого не понимаю: ну совершили журналисты глупость, исправьте. Но зачем такие крайние меры? Нина ПЕТЛЯНОВА


8

«Новая газета» понедельник. №11 3. 02. 2014

Киеве началась партизанская война. Вот только ведут ее не за Майдан, а против него. Сначала по всему городу начали жечь автомобили. Выбивают стекло, внутрь забрасывают «коктейль Молотова»… Сначала поджигали только автомобили с номерами западных регионов, затем — любые. После проверки, правда, оказывалось, что владельцы машин успели поучаствовать в акциях «Автомайдана» или парковались рядом с улицей Грушевского. По данным киевского ГУ МВД, только в ночь на 30 января сгорело 13 машин. В субботнюю ночь на горячую линию «Евромайдан-SOS» позвонила женщина, ее разбудил звонок милиционера: «Спускайтесь, ваша машина горит». Как в милиции оказался номер ее мобильного, женщина не знает, зато помнит, что ее останавливала ГАИ, когда она участвовала в акции «Автомайдана». Парадоксально, но самое безопасное место Киева сейчас — это Майдан. Там нет полиции, все проходы контролирует охрана, и чтобы попасть к штабам оппозиционных партий, нужно показать пропуск раз пять. Риск оказаться задержанным возникает только вне Майдана. Автомобильные шины, бензин в канистрах, портативные генераторы, дрова — все это постоянно требуется на Майдане, но, найденное в машине на подъезде к нему, изымается обычно со ссылкой на противопожарную безопасность. При этом у водителя оказываются хорошие шансы загреметь в ОВД, где ему будут угрожать делом об участии в массовых беспорядках. По подсчетам «Евромайдан-SOS», сейчас в день «за дрова» задерживают человек по пять. В разгар боев их было 15—20. Почти всех, впрочем, отпускают, но вот номера машин записывают. А машины в городе горят. Опасным стал запах дыма: им пропитывается одежда каждого, кто проводит на Майдане хотя бы пару часов, и активисты уверены, что у милиции на оппозиционеров теперь нюх. Журналиста Ефима Дышканта, музыканта и копирайтера Дмитрия Москальца и экономиста Артура Ковальчука задержали ночью 20 января далеко от Майдана. Трое друзей возвращались домой, когда к ним пристала группа «титушек» (провокаторов), и когда Артур Ковальчук закричал «Милиция!», сломали ему нос. Вслед за «титушками» появилась вовсе не милиция, а «Беркут». Отряд спецназа в полной боевой готовности высыпал из микроавтобуса, скрутил трех молодых гуманитариев

В

специальный репортаж

и отвез в ОВД, где им инкриминировали статью о массовых беспорядках (от 5 до 15 лет) и отправили на два месяца в СИЗО, несмотря на то, что молодые люди вообще не были в этот день на Майдане. …Апелляция по мере пресечения Дышканта и Москальца была назначена на пятницу. Защита просила освободить активистов под личное обязательство, предоставив исчерпывающие доказательства того, что они вообще не были в эту ночь на Майдане. Прокурор согласился только на домашний арест. «Подсудимый, вы пишете книгу?» — поинтересовалась судья у Дышканта, видно, сочла творчество отягчающим обстоятельством и отправила его под домашний арест по месту прописки, в Тернопольскую область. Москалец остался под домашним

работают круглосуточно. Звонков пока нет, SMS с проклятиями — единственная новость часа, и правозащитники весело лезут в «Гугл» — узнать, что такое «рагули». «Евромайдан-SOS» появился в Киеве в декабре на базе Центра гражданских свобод и работал, примерно как российский «ОВД-инфо». Здесь искали людей по отделениям милиции и больницам, находили адвокатов (сейчас в базе организации их 110), координировали тех, кто хочет привезти на Майдан дрова и одежду. Теперь здесь в основном помогают задержанным (их уже почти 300) и ищут пропавших. В изначальном списке их было 110, теперь осталась четверть, и это только те, чьи друзья и родные уверены, что человек не в запое, не сбежал от семьи, не уехал по делам, а действительно попал

списках нет. Только порядковые номера и характер травм.

Клиника «Борис» Мы сидим в машине на проспекте Бажана. Позади меня на сиденье с трудом помещаются трое мужчин: налокотники и наколенники занимают много места, каски класть некуда. В джипе за нами — вторая группа охраны. Впереди в машине с выключенными фарами — двое мужчин, вызывающих беспокойство: вдруг менты? Метрах в двухстах от нас — вход в клинику «Борис», где лежит один из лидеров «Автомайдана» Дмитрий Булатов, ради которого мы здесь. — Пацаны, выходим, — раздается по рации: просто кто-то из вышедших на

Киев ждет неприятностей Самое безопасное место в столице Украины сегодня — Майдан. На подступах к нему горят машины, бродят «титушки» арестом в Киеве, Ковальчук — под домашним арестом, но в больнице. В тот же день суд отправил под домашний арест (вместо содержания под стражей) еще шесть человек. На Майдане это восприняли однозначно: на время, когда амнистия уже предложена, но еще не подписана, политических заключенных освобождать не спешат, но показывают, что готовы быть снисходительными. Правда, повезло не всем. Есть 32 человека, которые просто пропали.

Пропавшие «Пусть умрет весь ваш род, все ваши дети и матери, дешевые рагули». Два часа ночи, но в офисе правозащитной организации «Евромайдан-SOS»

в беду. Предчувствия у правозащитников самые мрачные. После гибели активиста «Автомайдана» Юрия Вербицкого, избиения и пыток Игоря Луценко и Дмитрия Булатова в Киеве не верят, что люди могут пропасть просто так. В лучшем случае они обнаружатся в СИЗО или в закрытых больницах — тоже как задержанные. Известный киевский врач и активист Ольга Богомолец, координирующая работу всей медицинской службы Майдана, запросила у МВД списки задержанных, находящихся в больницах при СИЗО. Держу в руках 50 с лишним листов, где перечисляются травмы (в основном переломы, ушибы, выбитые глаза и ожоги) и больницы, в которых находятся пострадавшие. Не сразу понимаю, в чем странность списка. Потом замечаю, что фамилий в

разведку охранников увидел, что у входа в больницу вдруг образовалась толпа. Люди высыпают из машин, разминая ноги и натягивая на лицо маски. Мимо по дороге проходит под руку пара пенсионеров. Пожилая женщина поднимает глаза, видит мужчин с закрытыми лицами и дубинками, но не пугается, а негромко произносит: «Ребята, а вы знаете, что там, позади больницы, еще один выход есть?» Тревога оказывается ложной: толпа у входа оказалась состоящей из журналистов, зевак и жителей соседних домов, которые принесли для охранников больницы вареники, сало и борщ. …Дмитрий Булатов нашелся вечером в четверг. Лидер движения «Автомайдан» пропал 22 января, в ночь, когда «Беркут» напал на колонну участников «Автомайдана». Тогда много людей, в том числе оператор Lenta.ru, были избиты, а Булатов просто исчез. Следующие восемь дней его искали всем Киевом, пока в четверг он не позвонил из села Вишенки Бориспольского района. Уже в Киеве рассказал, что его держали в подвале и пытали: били, отрезали часть уха, порезали скулу, распинали, пробив ладони и ступни… По его словам, люди, «говорившие с русским акцентом», пытались узнать, кто финансирует «Автомайдан». Через восемь дней его выбросили из машины в лесу, он пешком добрался до села Вишенки и долго стучался в дома, прежде чем его пустили позвонить. Булатова отправили в клинику «Борис». А вечером в пятницу туда ворвалась милиция. Как рассказал мне присутствовавший при этом депутат от партии «Батькiвщина» Николай Княжицкий, около шести вечера вокруг клиники появилась большая группа милиционеров. Несколько сотрудников МВД, прокуратуры и СБУ прошли внутрь, чтобы, как они объяснили, «провести следственные действия» прямо в реанимации. Ордер они не предъявляли, хотя позже МВД Украины объявило, что Булатов и еще несколько лидеров «Автомайдана» объявлены в розыск. Пока врачи писали письменный отказ выдать Булатова следственным органам, к входу в клинику съезжался народ. Вскоре там собралась небольшая толпа из активистов Майдана, журналистов, приехавших на помощь оппозиционных депутатов


«Новая газета» понедельник. №11 3. 02. 2014

украинской Рады и больше десятка молодых людей в касках, с закрытыми лицами и деревянными дубинками. Стоящие на Майдане «сотни» отправили их к больнице как дополнительную гарантию, что Булатова не арестуют. Сменяясь, охрана дежурит у больницы всю ночь.

«Русский акцент» Самое время для слухов. В них есть переполненные морги, крематорий на Банковой, где день и ночь жгут трупы, и холмы вокруг Киева, где «еще неизвестно сколько трупов по весне найдут». И среди этих слухов все чаще начинает звучать слово «Россия». Еще 26 января депутат от «Батькiвщины» Андрей Парубий заявил, что в Украину прибывает тысяча российских спецназовцев, которых должны «бросить на Майдан», и пресс-служба партии попросила журналистов взять под контроль аэропорты «Жуляны» и «Гостомель», куда он якобы должен прилететь. В Доме профсоюзов меня отвел в сторону немолодой мужчина и очень настойчиво и страстно рассказывал про гостиницу, где якобы поселился российский ОМОН. Кто-то говорил, что стиль «Беркута» стал похож на стиль чеченского спецназа, другие рассказывали про русскую ФСБ, якобы помогающую украинской. Фраза Дмитрия Булатова про людей «с русским акцентом», как спусковой крючок, запустила эту тему. И вот уже связанные с Россией страхи проговаривают вслух все чаще, и начинает вырисовываться образ врага. В пылу сражений было не до того. …Вспоминается, как в 2004 году Юлия Тимошенко распространяла слухи о вооруженном российском спецназе, охраняющем резиденцию президента Кучмы.

Улица Грушевского — Во-он туда посвети. Да левее, левее, тебе говорят! Тонкий зеленый луч лазера врезается в башенку на крыше Национальной академии наук на улице Грушевского, скачет по ней несколько секунд и упирается в большое окно. — Ну видишь? Да твою-то мать, гляди, слева!

Отряд из нескольких мужчин в касках и полном обмундировании срывается с места, словно дети, играющие в зарницу. — Снайпера запалили, — спокойно поясняет мне Саша из города Коломыя и поправляет бревно в костре. Полночь, на пятачке между двумя баррикадами на улице Грушевского горят костры, пахнет дымом и супом, где-то за предыдущей баррикадой нежный женский голос выводит украинскую мелодию, а за следующей мерзнет «Беркут». Подъем на баррикады отполировали тысячи ног, и не важно, что последнюю неделю это делают в основном фотографирующиеся туристы или читающие свои стихи поэты: охрана у баррикад стоит круглосуточно, вход — только по пропускам, и пока мы сидим у костра, люди в шлемах и масках обыскивают очередных посетителей. При виде костров, армейских палаток, часовых в шинелях и валенках вспоминаются фильмы о Гражданской войне. Вероятно, многие обитатели Майдана подсознательно копируют исторические образы, и сейчас, когда не надо воевать, ведут себя и говорят, как киноперсонажи, обобщенные абстрактные революционеры на баррикадах. При этом все они уверены, что перемирие ненадолго, Майдан могут начать штурмовать в любой момент, и никто отсюда не уйдет. — Наступила не то чтобы усталость, но отрешенность и готовность к неприятностям, — говорит волонтер «Евромайдан-SOS» Виталий Селюк. — Как у сотрудника морга: вон еще один труп привезли… При этом все понимают, что, если мы уйдем сейчас, наше место займут и мы не вернемся. Украинцы поднимаются раз в 10 лет, и сейчас все понимают, что нужно стоять до конца. Мы все сейчас — как тот мужчина, который жил на Майдане, простудился, отказался уходить с баррикад — и умер в больнице от воспаления легких.

Елена РАЧЕВА, спец. корр. «Новой» Фото Евгения ФЕЛЬДМАНА Киев

9


«Новая газета» понедельник. №11 3. 02. 2014

10

К сожалению, связь прервалась…

удивительно, сколь стремительно срабатывает генетическая память

в случае с «Дождем», вопрос затронут главный нерв начальства. Удивительно другое: насколько быстро люди и компании перестраиваются с учетом новых политических условий, сколь стремительно срабатывает предохранитель генетической памяти. Следовать канонам профессиональной этики в этой ситуации — значит проявить нелояльность власти и — что хуже — лично верхов-

Петр САРУХАНОВ — «Новая»

,

,

письмо из редакции

О

тряда операторов связи, чутких на флюиды, исходящие со Старой площади и из Кремля, прибыло: «Билайн», старейшая компания на этом рынке, отключила телеканал «Дождь». Права потребителей, естественно, нарушены. Но сейчас речь не об этом. В сталинские годы от зачумленного и оболганного человека знакомые и коллеги шарахались и переходили на другую сторону улицы. Точно так же ведут себя сегодня операторы связи, шарахаясь в диком, сталинской природы, страхе от опального канала. Сравнительно недавно, когда отмечался юбилей отмены крепостного права, ни одно московское рекламное агентство не решилось принять заказ на перетяжки и билборды с фразой царя-Освободителя: «Крепостное право надо отменить сверху, не дожидаясь, пока оно само отменится снизу». Заказчику, который долго рассказывал о том, что это не какой-нибудь оппозиционер сказал, а помазанник божий, его приятель-рекламщик пояснил: «Не … мне мозг, ты сам понимаешь, о чем идет речь». И ведь действительно: все всё прекрасно понимают. Понимают, где проходит граница разрешенного и запретного. Не всегда только понятно, какие именно действие, слово или, как

Из каждого рубля, инвестированного государством, лишь 10—15 копеек реально способствуют развитию экономики

*Автор — экономический обозреватель

составили 99,3 процента от уровня аналогичного показателя предыдущего года. Между тем, по расчетам Минэкономразвития, для того, чтобы экономика росла хотя бы на 2,5—3 процента в год, требуется, чтобы инвестиции прирастали на 5—7 процентов ежегодно. Но в российских экономических реалиях взяться этим 5—7 процентам просто неоткуда. Посмотрим, к примеру, на динамику иностранных инвестиций. За январь—сентябрь 2013-го в экономику России поступило 132,4 миллиарда долларов иностранных инвестиций, что почти на 16 процентов больше, чем было в январе—сентябре 2012 года. Триумф? Как бы не так: за тот же период из страны вывезли инвестиций на 163,3 миллиарда долларов, что, в свою очередь, почти на 50 процентов больше, чем за год до этого. Итого: 30-миллиардный отток иностранных инвестиций за 9 месяцев.

,

для того чтобы экономика росла на 2,5—3 процента в год, требуется 5—7-процентный рост инвестиций

,

П

о итогам 2013 года рост ВВП спикировал до самого низкого уровня за все время правления Владимира Путина и его преемника — 1,3 процента. Что же касается промышленного роста, то он и вовсе упал до нуля. Откуда взяться этому росту теперь? Чисто теоретически есть три варианта: уповать на увеличение экспорта, рассчитывать на потребительский бум и надеяться на взлет инвестиций. На практике же экспорту, который исправно кормил нас в нулевые, расти больше некуда: мировой спрос в нынешние посткризисные времена сильно ограничен, а цены, скажем, на газ наша страна упорно продолжает держать на предельно высоком уровне. Частное потребление тоже достигло потолка — доходы населения не растут, а степень его закредитованности побила все рекорды. Значит, рассчитывать можно только на приток инвестиций. Только вот есть очень большие сомнения в том, что и эта единственная, оставшаяся на руках у правительства ставка сыграет. Инвестиционная статистика 2013 года, мягко говоря, безрадостна: скорее всего, официальные цифры, когда они будут окончательно подведены, в лучшем случае покажут минимальный прирост инвестиций — в районе 0,2—0,3 процента по сравнению с 2012-м. А может быть, даже зафиксируют спад: по крайней мере по итогам 11 месяцев инвестиции в основной капитал

ному главнокомандующему. А это уже означает, что бизнес оказывается под угрозой, — у него точно будут проблемы. И цепочка этой цензуры со стороны «Билайна» по отношению к «Дождю» и самоцензуры компании по отношению к самой себе проста: наверху пирамиды — Михаил Фридман, Альфа-Групп, ниже — совет директоров с заслуженными иностранцами из Vimpelсom Ltd., еще ниже — работа компании в России, где легко могут убрать все ее конкурентные преимущества. В «Альфе» работают бизнесмены такого масштаба, что они категорически не могут ссориться с Путиным. Они «слишком большие, чтобы провалиться» — too big to fail. К тому же, как говорил поэт, «оставлена вакансия поэта, она опасна, если не пуста» — «позиция» Михаила Ходорковского как раз недавно освободилась. Что же до иностранцев, работающих в России, то они тем более не готовы нарушать негласные правила игры, зная, что в стране невидимую руку рынка замещает видимая рука президента. Но все равно история с «Билайном» огорчительна. Потому что компания — действительно один из первых, сделанных с нуля, высокотехнологичных, настоящих рыночных бизнесов. Потому что сооснователь компании — Дмитрий Борисович Зимин, один из самых активных и благородных деятелей гражданского общества в стране, человек с безукоризненной репутацией. Эта история свидетельствует о том, что вертикаль проникает все ниже. От нее зависят не только представители прогнувшейся элиты, но и почти все политики. Не только висящие на чекистском крюке поучительного примера Ходорковского крупные бизнесмены, но и в принципе любые представители предпринимательского класса. Что же тогда удивляться масштабам доносительства и приспособленчества в сталинскую эру. История повторяется.

Андрей КОЛЕСНИКОВ, шеф-редактор «Новой газеты» Kolesnikov@novayagazeta.ru

цифровой пир

Не в лошадь корм Дмитрий ДОКУЧАЕВ*

мнения

Не спасают дело и государственные инвестиции. Они растут: с 1,6 триллиона рублей в 2010 году до 2,2 триллиона в 2013-м — но вот парадокс: экономика при этом лишь замедляется. Корм оказывается явно не в коня, ну или, точнее, не в лошадь, учитывая знак этого года по восточному календарю. И понятно почему: большая часть этих денег ухлопана на имиджевые мегапроекты российской власти: саммит АТЭС во Владивостоке, согласно официальным оценкам, потребовал 690 миллиардов рублей; Универсиада в Казани — примерно 150 миллиардов; Олимпиада в Сочи — свыше 1,5 триллиона рублей. Но даже те инфраструктурные объекты, в полезности которых вроде бы и сомнений быть не должно, — не работают на экономический рост. Причина тому хорошо известна: распилы и откаты, которые в наших реалиях сопровождают любую «стройку века». В том, что они имеют место, никто из серьезных экспертов не сомневается, обсуждают разве что конкретные цифры коррупционной составляющей. Директор Института стратегического анализа ФБК Игорь Николаев предлагает ориентироваться на 20 процентов, некогда названных Дмитрием Медведевым в пору его президентства. Владислав Иноземцев, директор Центра исследований постиндустриального общества, полагает, что доля откатов — в пределах 40—60 процентов. Если к этому добавить, что зарплата на «стройках века» в основном уходит приезжим рабочим, а используемые материалы на 30—40 процентов — импортные, получается, что из каждого рубля, инвестированного государством, лишь 10—15 копеек реально способствуют развитию нашей экономики. Стоящие сейчас на повестке дня мегапроекты тоже на роль экономических локомотивов не годятся. Будущие стадионы чемпионата мира по футболу 2018 года, по опыту казанских арен, принесут нам убытки, а не прибыль: уже сейчас ясно, что заполняться на регулярной основе они не смогут. Намеченная реконструкция Транссиба за 1 триллион рублей не окупится и за полвека; возведение космодрома «Восточный» экономически абсолютно бессмысленно — дешевле и дальше арендовать Байконур.


& комментарии

«Новая газета» понедельник. №11 3. 02. 2014

11

вид сбоку

проклятые вопросы

Почему Россия не Франция

Семен НОВОПРУДСКИЙ*

Минус 34

В

олею пославшей меня редакции последние три недели я провел в Париже. Я оказался там не только в самый разгар скандалов (касающихся частной жизни общественного лица), но и в разгар споров о будущем Франции. Последних споров. Таких споров, за которыми следует принятие последних решений. Мне стало страшно за Францию. И радостно за Россию. Мы даже во сне не сможем вообразить себе глубину их падения. Они всерьез говорят о кризисе доверия, который поразил французское общество. Недоверие разъело все механизмы взаимодействия между политическими актерами (не будем про актрис), почти уничтожило надежду на общественный договор ради спасения страны. Осмелюсь догадаться: именно поэтому предложение непопулярного президента (рейтинг в районе 25—30%, уровень доверия — еще ниже) с патетическим названием «Пакт ответственности» — все серьезные политические силы приняли нормально. У французов теперь нет выхода: они зашли слишком далеко. Они даже народного артиста Депардье не смогли удержать. Дальше — или общественное спасение, или крах. Хитрые, они решили спасаться. Осмелюсь предположить: решили еще и потому, что Олланд говорит не только о спасении страны, но и обещает выгоду каждому французу. Все просто: сильная Франция — сильный француз. Сильные предприятия — сильная Франция. Поэтому Олланд предложил боссам предприятий налоговые послабления в обмен на создание новых рабочих мест и перевод производств на Родину. «Пакт не подразумевает обязательное согласие всех, и я это понимаю, но он призывает всех к участию… Мы имеем разные интересы и темпераменты, но у нас одна страсть — успех нашей страны», — сказал непопулярный французский президент, в очередной раз показав свою слабость. Лидеры сильные — наделенные поддержкой широких трудовых масс и стабилизационным фондом, освоившие байк, а не мотороллер, — никогда не пытаются объединить в одно общество то, что нельзя объединить: например, людей с нормальной сексуальной и политической ориентацией и разного рода геев… Помимо прочего французы боятся потерять свое положение в мире. «Я хочу открыть широкие дебаты о том, какой будет Франция через 10 лет. Потому что это всех нас касается», — сказал Олланд. Понятно, почему французы боятся потерять положение: они называют свою страну «пятой державой в мире». Пятое место — это даже не в призерах, еще немножко, и можно вылететь из числа вершителей мирового порядка. Нам в России об этом можно не беспокоиться. Особенно накануне Олимпиады. Еще французы боятся, что бюрократическая система в стране чересчур запутанная и дороговато обходится. Французы *Автор — собственный корреспондент «Новой газеты» в Париже

не понимают, что, сократив госрасходы, можно только проиграть деньги. Сократив чиновников, можно только увеличить безработицу. А запутанность процедур — основа национальной безопасности. Французы ужасно боятся потерять свою притягательность для всего остального мира. «Мы должны оставаться привлекательными… Мы должны привлекать инвестиции отовсюду…» — говорит Олланд. Великая Россия никогда не сможет потерять свою привлекательность в глазах всего остального мира. Хотя бы потому, что он нам слишком многим обязан.

,

судя по нулевой реакции на слова Олланда, основная масса французов — Жаны, не помнящие родства

,

Юрий САФРОНОВ*

Французы также опасаются, что их предприятия, которые пустили корни по всему миру, в ближайшие 10 лет проиграют конкурентную борьбу. «Величие страны — это величие наших предприятий», — считает их идеологически недальновидный президент, который за два года не протолкнул ни одного предложения о проведении в стране мирового спортивного форума и даже не построил мост к саммиту государств Средиземноморского бассейна. И, наконец, о самом главном. К сожалению, судя по нулевой реакции на слова Олланда, основная масса французов — Жаны, не помнящие родства. Хотя есть и другие. Но именно им и отказывает президент в их желании идти вперед, глядя в обратную сторону, вдохновляясь примерами предков. «Ностальгия… «Франция была хорошей до…» Но до чего? — спрашивает Олланд, не знающий, видимо, что в нормальных державах бывают комиссии по фальсификации истории. И продолжает: — До кризиса? Но какого кризиса? До войны? Но до какой войны? …Не бывает золотого века. Есть только новый век, который мы должны подготовить». «А смысл?» — спросим мы Олланда. Пока некоторые прекраснодушные французы переживают о том, что во Франции не все еще достаточно свободны в своем выборе и равны по своим возможностям, власть в стране — как верно отмечают носители традиционных галльских ценностей — захватила кучка, состоящая из ЛГБТ, франко-масонов, сионистов, убийц в белых халатах и детоубийц. Мы в ответ можем лишь удивиться и перекреститься. И еще раз убедиться в правильности принятого свыше решения — построить в Париже Российский духовнокультурный православный центр http://www. novayagazeta.ru/society/61838.html.

М

,

*Автор — журналист

,

А Путин — не Олланд. Или наоборот

ежду летней Олимпиадой-1980 в Москве и зимней Олимпиадой в Сочи-2014 — 34 года истории. Перестройка и попытка госпереворота. Гибель одной страны и учреждение другой. Крах плановой экономики и попытки создать рыночную. Еще одна попытка госпереворота. Две кавказские войны внутри России и одна за ее пределами. Первый в истории страны добровольный уход главы государства со своего поста. Но когда сравниваешь, чем жила страна накануне московской Олимпиады и чем живет накануне сочинской, начинает казаться: этих трех с половиной десятилетий просто не было. Одним из хедлайнеров сочинской Олимпиады российская власть сделала тему секса, точнее, гей-пропаганды. Известный закон привел к тому, что теперь практически любой российский чиновник вплоть до Путина практически в каждом интервью западным СМИ занимается гей-пропагандой, пытаясь утолить возбуждение мирового сообщества. А креативный священник и православный актер сериалов Иван Охлобыстин вслед за некоторыми креативными депутатами прямо призывает вернуть Россию к состоянию Олимпиады-80, когда в стране действовала уголовная статья за мужеложество. Тема коррупции на Олимпиаде в Москве по понятным причинам не обсуждалась. Тогда коррупционеров и даже просто воров с точки зрения власти не существовало. Были несуны и расхитители социалистической собственности. Впрочем, у нас президент и сейчас утверждает, что при олимпийском строительстве ничего не украдено. Но эти и те Игры роднят гигантские расходы на понты двух хронически слабеющих экономик. Причем фундаментальные причины слабости советской экономики 1980 года — и российской 2014-го предательски похожи: государство, подавляющее всякую несанкционированную свыше экономическую инициативу, и критическая зависимость казны от цен на энергоносители. Россия как была нефтегазовой державой 34 года назад, так и осталась. Никакого принципиально нового производства и новых источников валютных доходов за это время завести не удалось. Олимпиада-80 омрачилась бойкотом со стороны ведущих западных держав и их союзников в знак протеста против ввода советских войск в Афганистан. С точки зрения спортивных результатов, которые были частью идеологии (победы спортсменов беззастенчиво присваивались государством, объявлялись победами партии и правительства, а также самого передового социального строя на планете), властям это даже было на руку. Советский Союз выиграл ту Олимпиаду в неофициальном медальном зачете с гигантским преимуществом. Наши спортсмены завоевали 80 золотых, 69 серебряных и 46 бронзовых медалей, всего — рекордных 195 штук. И на втором месте оказались не «враги»-американцы, игры бойкотировавшие, а братья по социалистическому лагерю — сборэти и те Игры ная ГДР, у которой было 126 медалей (47 золороднят гигантские тых, 37 серебряных и 42 бронзовых). Бойкота Игр расходы на понты в Сочи удалось избежать (хотя не все желанные для Кремля мировые лидеры туда приедут), но тема всплывала неоднократно — благодаря активности российских властей, напринимавших массу вполне брежневских по духу законов. Кстати, если бы не Олимпиада, как знать, не оказались бы сейчас российские солдаты в Киеве. В судьбе СССР Олимпиада-80 была последним карнавалом империи. Смерть погрузившего страну в политический анабиоз Брежнева, а затем двух других беспомощных кремлевских старцев — Андропова и Черненко, привела к горбачевской перестройке. Но экономический базис смертельно больного развитым социализмом государства спасти не удалось. Олимпиада-2014 в судьбе путинской России кажется если не лебединой песней, то уж точно не первым криком здорового и бодрого младенца. Экономический потенциал нынешней власти близок к исчерпанию: все поделено, капиталы из страны бегут вприпрыжку, экономика, напротив, стоит как вкопанная, рубль выходит из-под контроля. Политический и интеллектуальный потенциал, судя по характеру законов и пропаганды, уже исчерпан. У Игр в Москве и Сочи есть и общий талисман: тогда это был почти Винни-Пух, а сейчас Белый Мишка. Так что петь «До свиданья, наш ласковый Миша, возвращайся в свой сказочный лес» можно. Как тогда. Сказки кончаются быстро. СССР распался через 11 лет после Московской Олимпиады. До встречи в 2025-м?..


12

«Новая газета» понедельник. №11 3. 02. 2014

громкое дело

Замоскворецкий суд. Час пик Новости «болотного дела»:  прения не закончены, потому что судья Никишина хочет услышать арестованного Мохнаткина;  в зал не пускают журналистов;  Константин Лебедев, пошедший на сделку со следствием, надеется на УДО

Прения сторон по «делу Болотной» должны были завершиться на прошлой неделе, и юридический их результат уже очевиден. Обвинение просит от пяти до шести лет колонии, защита настаивает на полном оправдании всех подсудимых. Это важно — именно на оправдании, а не на смягчении наказания, не оставляя люфта в виде условного наказания или срока, равного времени, уже проведенному под арестом. четверг без двадцати девять вечера судья Никишина неожиданно прервала заседания, сославшись на то, что в прениях должны выступить все защитники подсудимых, включая адвоката Дениса Луцкевича — Дмитрия Динзе и общественного защитника Сергея Кривова — Сергея Мохнаткина. О как! Желание услышать Мохнаткина вызывает оторопь — ведь всем хорошо известно, что он находится в СИЗО и расследование уголовного дела о применении им насилия в отношении к полицейскому уже закончено (во время акции на Триумфальной площади 31 декабря 2013 года — «Новая» подробно рассказывала об этой истории в № 2).

В

Однако сам Мохнаткин вполне солидарен с судьей Никишиной. Вот какое заявление он просил передать (через адвокатов) участникам «болотного процесса» и читателям «Новой». «Я, Мохнаткин С.Е., горю желанием защищать Кривова С.В. и прошу 5 февраля доставить меня в Замоскворецкий суд для выступления в прениях». Если этого все же не случится, вы можете прочитать текст выступления на сайте «Новой», где будут опубликованы речи в прениях всех защитников «узников Болотной».

Верьте глазам Это, пожалуй, все, что можно сказать о формальной составляющей процесса

на данный момент. И хотя даже она носит оттенок абсурда, это — далеко не все, что требует вынесения в публичное пространство. Я, как и многие журналисты, родственники «болотников» (в том числе — амнистированных), просто неравнодушные зрители, считаю, что сейчас в процессе беспардонно нарушаются принципы гласности судебного разбирательства. А также не прописанные буквами в законе, но явно предполагаемые его духом принципы гуманизма. Если уж вы устроили большой политический процесс, так будьте добры — дайте людям возможность его увидеть. В Замоскворецком суде сделать это невозможно. Точнее говоря, возможность попасть в зал заседания, посмотреть на судью и прокуроров и послушать аргументы сторон становится искусственно созданной привилегией. Фойе первого этажа напоминает станцию метро в час пик. Все, кто пришел, конечно, хотели бы попасть в зал. Но по некоему (кстати, какому и было ли оно вообще?) распоряжению судьи Никишиной там всего 12 «зрительских мест». А только

прямых родственников, которые на заседания приходят регулярно, — 19 человек. Отец подсудимого Артема Савелова взял на себя тяжелую роль: определять, кто сегодня попадет в зал. Он знает всех родственников в лицо и каждое утро ведет с каждым из них долгие и трудные переговоры. Очень больно смотреть на то, как мамы, папы, бабушки, дедушки, жены, мужья, девушки и сестры подсудимых решают, кого из них смогут увидеть ребята. А есть еще и журналисты, ради которых некоторые родственники добровольно отказываются от посещения зала суда, чтобы о том, что происходит в его стенах, узнала вся страна. А еще ведь приходят Алексей и Юлия Навальные, Сергей Митрохин, Владимир Рыжков, Борис Немцов. Навальному, например, повезло больше, чем его супруге накануне, — он попал на суд, а Митрохину повезло больше, чем Рыжкову. Рыжков остался за дверью и вынужден был спуститься на первый этаж, где установлен экран. На одно из заседаний приставы почему-то отказались впустить в зал журналиста The New Times Зою Светову — может быть, конечно, потому, что именно она звонила в

«Злость мешает власти увидеть разницу «Узники Болотной» Александра ДУХАНИНА и Андрей БАРАБАНОВ отвечают на вопросы «Новой газеты»

1. Вы невольно стали подсудимыми в политическом процессе. А были ли у вас прежде политические взгляды? Изменились ли они за время заключения? 2. Почему, на ваш взгляд, процесс в самой важной его части запрятали в Замоскворецкий суд и ограничивают доступ людей в зал? 3. На ваш взгляд, связано ли то, что прокуратура просит большие реальные сроки, с событиями на Майдане? 4. Многие политузники вышли на свободу, но политические судебные процессы продолжаются. Это «фактор Олимпиады» — или что? 5. Что бы вы хотели сказать тем, кто идет во «второй волне» по «делу Болотной»? Интервью с Денисом ЛУЦКЕВИЧЕМ читайте в № 5, Алексеем ПОЛИХОВИЧЕМ и Степаном ЗИМИНЫМ — в № 7 «Новой газеты». Сегодня — очередь студентки Александры ДУХАНИНОЙ, которой прокуратура потребовала 6 лет колонии общего режима, и студента Андрея БАРАБАНОВА, который может лишиться свободы на 5 с половиной лет.

«Людям прежде всего нужна революция в них самих»

Александр БАРОШИН

В ожидании приговора по «делу Болотной», который может прийтись чуть ли не на день открытия Олимпиады, «Новая» продолжает публиковать переданные через адвокатов ответы подсудимых на наши вопросы, которые мы разослали всем «узникам 6 мая».

Александра ДУХАНИНА:

1. С самого детства для меня всегда была очень важна тема справедливости. Я всегда со всеми вступала в споры, дискуссии и часто встречала непонимание и безразличие ко всему, что происходит вокруг, нежелание пробовать новое и боязнь чего-то необычного. Я всегда чувствовала внутренний протест против всего этого. Когда я начала знакомиться с различными идеологиями, искать себя, я познакомилась с анархистами, с их жизнью, с их взглядами на те или иные вещ��… Это было именно то, что мне подходит… Это мое… Тот период в жизни был для меня неким исцелением, открытием нового мира, познанием того, что все совсем не так, как нас с детства учат, против чего предостерегают. Когда ты сидишь один на один с собой, есть возможность заглянуть в себя и разложить по полочкам все-всевсе. И сейчас, на самом деле, у меня нет желания загонять свои взгляды в какие-то определенные рамки, давать им

названия. Просто есть некоторые вещи, которые меня устраивают, и при этом они могут жить в рамках разных идеологий. А за время ареста, думаю, мало что изменилось, скорее мои взгляды укрепились и усовершенствовались. Хотя тюремная обстановка и сам процесс волейневолей делают из тебя другого человека. Процесс помог мне сформулировать еще одну проблему — проблему безразличия большинства людей абсолютно ко всему. У нас в тюрьмах погибают от болезней и пыток — так они же преступники! У нас инфляция каждый месяц — надо лучше работать, это я дебил, а не экономика наша, нищий сам виноват в своей нищете! У нас ребята в детских домах превращаются в девиантных детей и малолетних преступников, потому что у россиян стереотипов больше, чем волос на голове. Про законы я вообще молчу… И знаете, я все больше и больше понимаю, что людям нужна революция прежде всего в них самих. Человека больше другого убивает безразличие и пассивность, абсолютная инертность — и это факт. 2. Часть фигурантов была амнистирована, а вместе с ними ушли их адвокаты и защитники, так что это минус одна лавка точно — экономия места в зале суда и в «аквариуме». Очередной переезд… Видимо, решили перенести суд в более домашнюю для судьи атмосферу. И теперь, грубо говоря, для нас это — решающая битва на поле соперника. Я вот наблюдаю за тем, как приставы относятся к приходящим людям — никого же вообще не пускают; сама судья сказала, что в зале должно быть не более 12 человек. Очевидно, что ей эти люди дискомфорт доставляют как минимум. 3. Я в этом не уверена, но я подозревала такой расклад событий. Есть и такой момент: Лузянину, который все признал, заключил сделку со следствием и пошел в суд в особом порядке, прокуроры просили так же, как и


«Новая газета» понедельник. №11 3. 02. 2014

пресс-службу суда и требовала пропустить пишущую прессу. За день же до этого инцидента пресс-секретарь Замоскворецкого суда распорядилась запустить пять журналистов вместо пяти родственников. Те, кто находится в фойе, пишут жалобы на имя председателя Замоскворецкого суда (как раз председательствующей в процессе Никишиной) о том, что они лишены возможности присутствовать на процессе. В фойе один плазменный телевизор без звукоусилителей, душно, люди висят друг у друга на головах — сорок стульев в холле занимают те, кто пришел пораньше. В конце недели стали приходить ответы, они все одинаковые. «Замоскворецкий районный суд г. Москвы в ответ на ваше обращение сообщает, что предусмотренный ст. 214 Уголовнопроцессуального кодекса РФ принцип гласности, при котором разбирательство дел в суде проходит открыто, неверно вами истолкован как обязанность суда обеспечить личное присутствие каждого в зале судебного заседания. В зале судебного заседания по делу № 1-3/2014 размещены многочисленные участники процесса, родственники подсу-

димых и другие граждане. Однако в связи с недостаточностью мест, так как площадь зала судебного заседания районного суда не позволяет непосредственно вместить всех желающих, на первом этаже здания ведется прямая трансляция хода судебного разбирательства. Более того, отмечаю, что, согласно информации, поступившей от судебных приставов, обеспечивающих порядок в здании суда, на первом этаже постоянно присутствуют от 5 до15 человек, и все остальные подготовленные для желающих места остаются свободными». В общем, снаружи происходит то же самое, что и в самом процессе. Людей пытаются убедить, что надо верить не собственным глазам, а бумажкам.

Иногда лучше и несвобода? По мнению следствия, все, кто находится в клетке, — не случайные жертвы обстоятельств. Их якобы связал преступный умысел, были даже установлены организаторы массовых беспорядков:

13

я января. К этому моменту у него п появилось право просить суд об усл ловно-досрочном освобождении. Э Это можно сделать тремя путями. П Первый путь — если я, адвокат, обр ращаюсь в суд, второй путь — если о он напрямую обращается в суд, но я ему рекомендовал третий путь. С Скорее всего, по нему он и пошел, но точной уверенности у меня нет. Я ему советовал обратиться в админи нистрацию СИЗО «Лефортово», где он сейчас находится, чтобы тюрьма са сама вышла с ходатайством в суд об усл условно-досрочном освобождении. Ко Константин не нарушал никаких вн внутренних правил, дисциплина Ответ из Замоск на предмет того, по ворецкого суда ун него на нормальном уровне начему все эти люди не могут попасть в ход ходится, и тюрьма в этом случае зал мо может сама ходатайствовать об осв освобождении». И.о. И о зампредседателя Такой вот государственный Замоскворецкого суда утверждает, спецсервис. Лебедев сделал свой выбор, в что в этом фойе находятся от 5 до 15 результате чего — мы не знаем. А вот обмачеловек и есть свободные места нули его или нет, мы узнаем в ближайшее время, когда либо увидим, либо не увидим Константин Лебедев, Сергей Удальцов и Константина Лебедева на свободе. Леонид Развозжаев. Еще после демонсВ принципе, его путем могли пойти трации в эфире НТВ фильма «Анатомия и «узники Болотной». Как нам известно, протеста-2» Константин Лебедев сказал большинству из них поступали подкупасвоему адвокату Виолетте Волковой: ющие предложения. Вот что, например, «Зачем отрицать очевидное». Потом сказал об этом в прениях Денис Луцкевич: было его задержание и признательные «Когда я находился в ИВС на Петровке, 38, показания. Лебедев поведал следствию, оперативные сотрудники подвергали меня что он и два его товарища действительно психологическому давлению с целью полуорганизовали беспорядки 6 мая 2012 г. Как чения признательных показаний. А также полагает большинство наблюдателей, его требовали дать показания на неизвестных «сделка со следствием» стала сделкой со мне лиц. Психологическое давление заклюсвоей совестью, хотя сам он и не считает чалось в том, что сотрудники прямым себя клеветником и предателем. текстом говорили мне, что они имеют 25 апреля 2013 года Мосгорсуд приго- влияние на зоне и могут улучшить или ухудворил Лебедева к 2 годам и 6 месяцам ко- шить мое положение». лонии. Он полностью признал свою вину Но никто из подсудимых по «делу и поспешил сообщить о новых эпизодах, двенадцати» на это не пошел, хотя на ранее неизвестных следствию, а также — скамье подсудимых собрались случайные дал показания на других фигурантов дела. и прежде не знакомые друг с другом люди. Кстати, в колонию Лебедев так и не уехал, Отказ от любых сделок с совестью окаотбыв оставшуюся часть наказания в зался их общим и главным политическим СИЗО «Лефортово». убеждением. Несколько дней назад стало известно, Юлия ПОЛУХИНА что Константин Лебедев вскоре вообще Фото автора может выйти на свободу. Адвокат Валерий Лавров рассказал Новой», что «половину срока мой подзащитный отбыл в середине

между Майданом и Болотной площадью»

«

Мне кажется, что этот акт милосердия (амнистия) был спектаклем для Европы перед Олимпийскими играми. Это — событие века, слишком значимое для властей, чтобы омрачать его торжественность

«

Андрей БАРАБАНОВ:

«На Болотной был детский утренник в сравнении с Киевом»

Евгений ФЕЛЬДМАН — «Новая»

мне, 6 лет общего режима. Прокуроры, скорее всего, исходя из каких-то правил или практик, не могли нам всем просить меньше этого срока, ведь у нас нет ничего из того, что есть у Лузянина, — ни признаний, ни сделок. 4. Не знаю, какой тут фактор, но мне кажется, что этот акт милосердия (амнистия) был спектаклем для Европы перед Олимпийскими играми. Это — событие века, слишком значимое для властей, чтобы омрачать его торжественность какими-то там людьми и их правами. 5. Хочу пожелать стойкости и терпения, потому что мы на себе уже испытали и ощутили всю эту тягомотину и рутину. Пускай будут готовы к тому, что процесс будет долгим и в каком-то смысле очень душным. Это очень выматывает и выводит из тонуса… Но самое важное: ребята, постарайтесь быть единым целым, научитесь слушать друг друга и уважать, — вас несколько человек в одном процессе, и от неверного слова одного зависит судьба всех остальных, сидящих с вами на одной скамье. Ничего не бойтесь и удивляйте всех на своем пути.

1. Я придерживаюсь социалистических взглядов, поддерживаю принципы антифашизма, мне близки взгляды анархистов, в особенности анархо-синдикалистов. Выступаю за равновесие человека и окружающей природы. Я за свободное объединение людей, без подчинения лицам, имеющим власть. За общество, где каждый сможет влиять на важные решения, где можно будет взаимодействовать, свободно проявляя солидарность. Общество без принуждения, культа насилия и войны, где люди не ограничены органами подавления, контроля, слежки и наказания. Уверен, что создание гармоничного, свободного общества, где каждый сможет дост��йно трудиться, мыслить, творить, жить, а не проживать, — возможно. Каждый сможет действовать вне системного подавления и создания ложных иллюзий. Горизонтальное объединение, основанное на принципах взаимопомощи, без лидеров и сословных предрассудков.

Тот бандитский «капитализм», который есть сегодня, крайне губителен для нормального развития и существования человека. 2. В Никулинский суд мы переехали, потому что слишком много было внимания к процессу, который выглядел чересчур нелепо из-за некомпетентности обвинения, а постоянное нахождение большого количества зрителей и прессы мешало спокойствию в столь важном Московском городском суде. В Замоскворецкий суд переехали потому, что стали помещаться в клетку, да и значительно удобнее добираться. 3. Отчасти, конечно, события на Майдане повлияли на решение прокуратуры. Финал нашего процесса пришелся на очень неудачный момент. Власть всегда боялась массового противостояния себе, это ее фобия, а теперь они имеют наглядный пример в близкой стране. Злость мешает увидеть колоссальную разницу между Майданом и Болотной площадью. На Болотной был просто детский утренник в сравнении с Киевом, не больше. 4. Учитывая предыдущие крупные политические процессы с участием этого же прокурора, можно увидеть, что там был похожий сценарий: запрашивались большие реальные сроки, приговор же не всегда был суровым. В любом случае на принятие решения влияют события в Киеве. Силовая логика, боюсь, довлеет над здравым смыслом. Предыдущий всплеск активности на Майдане пришелся как раз на декабрьскую амнистию, а мы видели, как тогда поступили. 5. Хочу передать, чтобы вы готовы были к жесткому приговору. Держитесь, крепитесь духом, правда — за нами. Любое решение — это их слабость. Вам предстоит увидеть судебную клоунаду, но всегда может быть положительный итог: у нас непредсказуемая страна. No pasaran!


«Новая газета» понедельник. №11 3. 02. 2014

Имя депутата Александра Ремезкова, только что внесшего в Госдуму проект поправок к УПК, направленных на «поиск объективной истины по делу», в юридической науке до сих пор не было широко известно. Напротив, сама проблема известна хорошо и давно. опросу установления истины в уголовном деле посвящена не одна сотня докторских диссертаций на разных языках мира и начиная со Средних веков. Теория «истины по делу» тесно связана с мыслью о «царице доказательств», то есть с признанием обвиняемого, которое создает полноту картины. Эта проблема может обсуждаться в самом широком диапазоне: от философского и религиозного вопроса о том, «что есть истина» (Иоанн, 18:38), а также познаваема ли она и какими именно человеческими «органами», — вплоть до швабры в «обезьяннике», с помощью втыкания которой в задний проход (что дано нам знать в ощущениях) ищут «истину по делу» отдельные дознаватели. С точки зрения православия, в приверженности которому клянется большинство как депутатов ГД, так и следователей СК, претензии на нахождение «объективной» истины — это ересь. Однако доктор юридических наук Александр Бастрыкин (а пояснительная записка от депутата Ремезкова целиком совпадает с опубликованной ранее на сайте Следственного комитета РФ) мог почерпнуть это понятие из марксистсколенинской правовой науки, за пределами которой (несмотря на отсылки в записке к опыту ФРГ) оно также неизвестно. Согласно «Каролине» — «УПК» императора Священной Римской империи Карла V от 1533 года — пытки применялись после того, как против подозреваемого давали показания два «добрых свидетеля». То есть уже с точки зрения эпохи Возрождения пытки были не средством поиска истины, а методом подтверждения ее чистосердечным признанием. В этом отношении в смысле правовых гарантий проект Ремезкова— Бастрыкина возвращает РФ на уровень ниже «Каролины»: ведь вышеупомянутые дознаватели используют швабру сразу же, да и после «явки с повинной» поиском иных улик они особо не заморачиваются.

В

И

скать истину никто никому запретить не может: это и призвание, и бремя Человека. Вопрос в том, до какой степени способен к ней приблизиться по конкретному уголовному делу конкретный человек в мантии судьи. Преступления бывают как очевидные, так и не очевидные, но и за «очевидностью» тоже могут скрываться фальсификации. Чаще всего это дань «палочной отчетности», а в более тяжких случаях — коррупционный заказ. Вменение судье в обязанность найти истину в последней инстанции (то есть «объективную») лишает суд всякой легитимности, поскольку все понимают, что это невозможно. Проект к тому же предлагает «искать объективную истину» уже на ранних стадиях следствия и дознания. Лет двести пятьдесят назад европейская правовая наука (иной и не существует: право и Европа в этом смысле синонимы) нащупала выход в переходе от инквизиционной модели правосудия к состязательной: с претензией лишь на фактическую достоверность, а не на знание истины. Но состязательность-то более всего и раздражает Ремезкова— Бастрыкина, которые прямо клеймят ее как «чуждую». Вытекающее же из этого предложение сводится к тому, чтобы (цитата из пояснительной записки) «закреп-

фикция

Объективная истина. В вине

ленная в статье 14 УПК РФ юридическая фикция презумпции невиновности… (применялась бы) лишь в случае невозможности достижения по делу объективной истины». Здесь вопросы вызывает сразу многое. Презумпция невиновности закреплена не только в УПК, но и в статье 49 Конституции России, тогда уж поправки пришлось бы вносить сначала в нее. Без всяких поправок и нововведений эта презумпция и так применяется там, где отсутствует полная уверенность. В теории права презумпцию иллюстрируют образом весов, чашечки которых заранее чуть наклонены в одну сторону, то есть это как бы фора для слабейшей стороны. В теории презумпция невиновности хоть как-то уравновешивает шансы отдельного гражданина, против которого направлена вся мощь государственной машины, а она ведь может быть и недобросовестна, и мотивирована политическими соображениями. Но и этого малого шанса Ремезков—Бастрыкин всякого гражданина тоже задумали лишить.

Следственный комитет занялся поисками «объективной истины»

Н

аконец, если под словом «фикция» подразумевается, что презумпция невиновности стала фикцией в российском уголовном суде, — так это и без поправок давно так, чего же тогда добивается Бастрыкин-то? Большинство профессоров считает, что Следственный комитет хочет загнать судей еще глубже в стойло. Но пусть тогда свой голос против проекта поднимут судьи — что же они молчат? Мне же кажется, что Бастрыкину не дают покоя лавры Вышинского, который за упразднение презумпции невиновности по политическим делам при Сталине получил еще и звание академика. А Бастрыкин чем хуже? («Объективно» пока еще не хуже.)

Леонид НИКИТИНСКИЙ, обозреватель «Новой»

Петр САРУХАНОВ — «Новая»

14

КОММЕНТАРИЙ

Сергей ПАШИН, федеральный судья в отставке: — Этот законопроект лежал уже давно, а сейчас начало года, депутатские портфели пусты — самое время выступить с инициативой. Если поправка будет принята, то это откат к социалистическому правосудию времен брежневской эпохи. Конечно, выгоднее всего эта поправка для Следственного комитета, так что это даже не столько политика, сколько защита ведомственных интересов. Качество следствия очень низкое — так почему бы не переложить ответственность на судью? Но когда именно судья отвечает за поиск истины, стороны могут не работать. Следователь может не собирать доказательства. Зачем? Все равно истину ищет судья, а если судье понадобится помощь следствия, он просто отправит дело на доследование. Теперь представьте, в какой ситуации оказывается подсудимый. Сторона защиты представила свои доказательства. После этого дело отправляют на доследование — свидетелей запугивают, заставляют менять показания. Кому уже нужны будут доказательства защиты?

Когда ответственность перекладывается целиком и полностью на судью, следствие начинает работать хуже. В советское время судья часто именовал себя шахтером, потому что должен был раскапывать все обстоятельства дела. Прокурор только сидел в зале суда и зевал — а на половине процессов представителей прокуратуры вообще не было. Для судьи это означает фактическую невозможность вынести оправдательный приговор: его тут же обвинят в том, что он не все сделал для установления истины. Некоторые формулировки из пояснительной записки («закрепленная в статье 14 УПК РФ юридическая фикция презумпции невиновности, предполагающая толкование неустранимых сомнений в пользу обвиняемого, может быть применена лишь в случае невозможности достижения по делу объективной истины и только после принятия исчерпывающих мер к ее отысканию». — Ред.) сужают понятие презумпции невиновности до неразличимых пределов. Предполагается, что есть кто-то, кто может установить эти «исчерпывающие меры»? А если завтра появится новый свидетель, которого не привлекла ни одна из сторон? Или потерпевший откажется от своих показаний? Все это нельзя предусмотреть заранее. Конечно, состязательность сторон — не способ установления «объективной исти��ы». А какова процедура установления истинности исторического факта? В суде мы говорим не об истинности, а о доказанности. «Истина» — это термин из работ Ленина. Но не надо записывать в законах философские определения.


«Новая газета» понедельник. №11 3. 02. 2014

ТРЕБУЕТСЯ ПОМОЩЬ

АВТОРА!

Лиза хочет, но не может гулять

РИА Новости

Р одился Александр Александрович Ремезков в 1962 году в Узбекистане. Когда пришло время выбрать профессию, поступил в Волгоградский инженерностроительный институт. Его ждала карьера советского строителя, но после распада СССР пришлось заняться бизнесом. Торговал по мелочи, а в 1994-м стал финансовым директором производственного объединения «Эксим». В 1998 году успешный бизнесмен Ремезков стал успешным депутатом Законодательного собрания Краснодарского края, сразу возглавив комитет по финансам, бюджету, банкам, налогам, инвестиционной деятельности и внешнеэкономическим связям. А в январе 2001-го Ремезков стал вицегубернатором края по финансам, бюджету и контролю, экономике и прогнозированию. Так начался его звездный период.

Высоколоббий Д

Портрет депутата, предложившего урезать презумпцию невиновности

ела, которые вершились из ремезковского кабинета, всплывали на поверхность в виде слухов. Но точно известна история с кропоткинским маслоэкстракционным заводом. До прихода Ремезкова на должность вице-губернатора предприятие отлично зарабатывало. Но затем на кропоткинском МЭЗе появился Павел Свирский — бывший гендиректор Федерального агентства по регулированию продовольственного рынка. К тому времени Свирский уже засветился в нескольких рейдерских захватах и успел посидеть в ставропольском СИЗО по подозрению в подделке документов. Но все это не смутило вице-губернатора Ремезкова. Директор кропоткинского МЭЗа Виктор Жарко в письме на имя тогдашнего полпреда президента указывал: Ремезковым якобы «было направлено указание на имя главного судебного пристава М. Рысинова, в котором высказана прямая поддержка организаторов незаконной схемы по переделу собственности». Кропоткинский завод подвергся вооруженному захвату, после чего перешел под контроль москвичей. Такая же судьба постигла и лабинский МЭЗ. Зато никаких неприятностей не было у «Черноморской финансовой компании», которую Александр Александрович контролировал до 2010 года. Фирма занимается многоэтажным и частным строительством и еще продает землю, имея аккредитацию при администрации Краснодарского края. Большинство ее проектов связаны с Черноморским побережьем. Самый громкий из них — когда близ поселка Дивноморского компания стала продавать четыре гектара, покрытые «краснокнижными» пицундскими соснами. Сейчас продажу остановили экологи. Что будет дальше, никто не знает. Засветился господин Ремезков и в руководстве «Галереи Краснодар». Это крупнейший торговый центр Кубани, который контролируют бывшие владельцы Новороссийского морского торгового порта Александр Пономаренко и Александр Скоробогатько вместе с другом Путина Аркадием Ротенбергом. Вице-губернатор Ремезков держал 48% ООО «Интеркомплекс» — одного из учредителей «Галереи Краснодар». Потом Александр Александрович передал свои акции Жанне Арефьевой — совладелице

15

компании «Эксим», в которой он когдато работал. Не менее ярко управленческие таланты Ремезкова проявились по месту его жительства — в Краснодаре на улице Головатова. Там был шикарный особняк, где Александр Александрович жил с 1998 года. Потом рядом начали строить детский реабилитационный центр, но вместо него соорудили закрытый бассейн, тренажерный зал, крытый теннисный корт и кинозал. Счастью мешали только жители соседних дворов. В 2007 году краснодарский мэр Евланов издал незаконное постановление, по которому сразу 18 помещений вокруг ремезковских покоев признавались аварийными, а их жильцам предписывалось снести дома и стать бомжами. Умерить чиновничий аппетит удалось только через публикации «Новой газеты». Зато схема по выселению сработала в Голубой Бухте близ черноморского поселка Бжид. Там тоже начинали строить профилакторий для детей, который затем превратился в громадный курортный корпус. В этом элитном здании периодически появлялся вице-губернатор Ремезков. А местных жителей за несколько лет планомерно выдавили через Туапсинский районный суд, и теперь там закрытая территория. Под кубанским губернатором Ткачевым кресло качалось не раз, и Ремезкова то и дело прочили в преемники. В 2007-м стало ясно, что в Сочи будет Олимпиада, и Александра Александровича назначили ее краевым куратором. Но тут Москва почесала затылок, потому что подмочить имидж Игр не хотелось никому, — слишком много компромата скопилось на вицегубернатора в СМИ. Слухи про уголовное дело на Ремезкова не нашли документального подтверждения, но в июне 2008-го Александр Александрович неожиданно подал в отставку. Вскоре он всплыл в Крайинвестбанке в должности председателя совета директоров. Основной учредитель банка — администрация Краснодарского края. Бывший чиновник приходил в себя три года, параллельно собирая деньги на, так сказать, новые проекты. Как выяснила «Новая газета», в марте 2011-го Ремезков получил в дар земельный участок площадью 30 гектаров, расположенный в Краснодаре на улице Пригородной. Уже через месяц этот участок, как следует из договора куплипродажи, был продан Ремезковым фирме

«Инвестстрой-Н» за 475 миллионов рублей. Но вот что интересно: в декларации о доходах за 2011 год господин Ремезков указал в качестве дохода лишь скромные 4 миллиона 300 тысяч рублей. В декабре 2011-го Александр Александрович избрался в Государственную думу от «Единой России». Сейчас Ремезков — зампред думского Комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству. В Госдуме Ремезков до сих пор особой активности не проявлял. Был в числе лоббистов «антисиротского закона» и «закона об иностранных агентах». Активно выступал за законопроект об оскорблении чувств верующих, поскольку по опыту работы на Кубани знает, «насколько опасны любые посягательства на традиционные и религиозные нормы». Разумеется, преуспел Александр Александрович и на научном поприще. В 2005 году он защитил кандидатскую, а в 2006-м докторскую диссертацию по экономике. Столь короткий промежуток между защитами никого не смутил. Сейчас Ремезков — профессор учетно-финансового факультета Кубанского государственного аграрного университета. Своих детей г-н Ремезков хорошо устроил за границей. Его старший сын Степан учился в частных элитных школах Англии — Malvern College, Fettes College и CATS Canterbury College. В 2009-м он переехал в США и поступил в военный колледж Valley Forge, где преподают американские офицеры. Затем поступил в престижную американскую Школу бизнеса имени Фрэнка Дж. Зарба университета Хофстра. Учась в бизнес-школе, Степан Ремезков работал в «Черноморской финансовой компании» — специалистом, а затем помощником финансового директора. Не отстал от Степана и его младший брат Николай. Он тоже учился в английском Malvern College, где 3 месяца обучения, к слову сказать, стоят 10 тысяч фунтов стерлингов. Но более всех семью прославляет младшая дочь депутата Ремезкова, Мария. Она живет в Вене и занимается художественной гимнастикой. В прошлом мае Маша Ремезкова на соревнованиях в Любляне представляла австрийский клуб.

Евгений ТИТОВ, соб. корр. «Новой» Краснодарский край

осквичке Лизе Быковской 9 лет, она часто улыбается и очень любит жизнь. К сожалению, за жизнь девочке приходится бороться с самого своего рождения. В первый же месяц Лизе поставили диагнозы: менингит и эпилепсия. За первый год жизни Лиза 8 месяцев провела в различных клиниках и вернулась домой с длинным списком обязательных лекарств. Дома Лизу с мамой ждала только бабушка: папа, как это иногда бывает в таких ситуациях, семью покинул. А две женщины самоотверженно посвятили себя реабилитации девочки. Им приходилось очень нелегко: иногда Лиза делала успехи, а иногда ей становилось так плохо, что она попадала в реанимацию. Особенно тяжело стало в 2008 году, когда у Лизы случилось несколько спонтанных переломов ног, она не могла стоять, плакала от боли… После обследования выяснилось, что причина переломов — острый лимфобластный лейкоз (в костях здоровые клетки были вытеснены бластами). Лиза сейчас лечится в детской Морозовской больнице. В перерывах между лечениями девочку отпускают домой. К сожалению, передвигаться она может только на инвалидном кресле, которое маме и бабушке очень тяжело спускать и поднимать по лестнице их пятиэтажки. Любой выход на улицу для прогулки или еженедельных поездок в больницу превращается в огромную проблему. Решить ее может специальное устройство — ступенькоход с электроприводом и складной платформой для крепления инвалидной коляски. Стоит такой подъемник 360 000 рублей, у Лизиной семьи нет таких денег, поэтому мы очень просим им помочь.

М

КАК ПОМОЧЬ? Вы можете связаться с сотрудником фонда «Подари жизнь» Аллой Харютиной по тел. 8 926 907-05-14 или перечислить деньги на банковский счет мамы Лизы. Московский банк ОАО СБ РФ Дополнительный офис № 01744 БИК 044525225 ИН�� 7707083893 Р/с 30301810938006003811 К/с 30101810400000000225 в ОПЕРУ Московского ГТУ Банка России Л/с 4230 7810 1400 0026 9677 Карта № 4276 8383 0480 2871 Получатель: Иванова Марина Александровна


16

«Новая газета» понедельник. №11 3. 02. 2014

/

люди работа

Ну и как у ВАЗа дела? В Тольятти живут 750 тысяч человек. На автозаводе работают 66,5 тысячи человек. До конца года 7,5 тысячи из них будут уволены. Встревоженный город — в репортаже корреспондента «Новой газеты»

З

О

станавливается маршрутное такси, в белом воздухе белые выхлопы. От холода не срабатывает замок, сутулая девушка раз за разом швыряет дверь маршрутки, результата нет. Ее раздраженно отстраняет мужчина в шапкеушанке: «Чего расхлопалась, Титова изображаешь?!» (Широко известен случай, когда на официальной презентации первой «НивыШевроле» тогдашний губернатор Самарской области Константин Титов не смог закрыть заднюю дверцу автомобиля.)

ПРЯМАЯ РЕЧЬ Президент АвтоВАЗа Бу АНДЕРССОН — о сокращении численности персонала: — Это очень болезненное, но необходимое решение, так как в 2013 году АвтоВАЗ понес большие убытки, — сказал руководитель предприятия в интервью программе ВАЗ ТВ «Обозреватель». — Что касается руководства — нам необходима облегченная и более оперативная

Плотно замотанная в цветастый платок дама передает за проезд и уточняет у своего спутника, что же это такое — увольнение по согласованию сторон? Зятю предложили. Зять сомневается. Спутник удовлетворенно пыхтит. Популярно рассказывает о «золотом парашюте» — компенсациях по принципу «раньше ушел — больше получил». Предусмотрены следующие выплаты: уволившиеся в феврале получат 5 средних месячных заработков; в марте — 4; в апреле — 3. В мае — ноль. Средняя зарплата по предприятию составляет 20 000 рублей. «Зять-то кем работает?» — «На покрасочной линии». — «Это где немецкая технология?» — «Нет, на старой». В комфортабельном лифте торгового центра пожилые дамы судачат о судьбе

ное высказывание тольяттинского мэра. Мэр сказал, что считает 7% работников завода совершенно бесполезными, поэтому избавиться от них — хорошее и правильное решение. «Невыход рабочих на работу составляет около 7%. Это значит, что существует серьезная возможность по оптимизации численности. Если без 7% сотрудников все работает и производится, то для чего держат такую численность, без которой справляются?» — вот так сказал тольяттинский мэр Сергей Андреев. «Давай посмотрим на завод», — плаксиво говорю я первому однокурснику. Он морщится. Не хочет смотреть на завод, куда ездит каждый рабочий день последние 15 лет. Раньше место работы однокурсника называлось НТЦ (научно-

Первый однокурсник прощается. Его ждет паб «Чердак». «Там вообще нет зоны для некурящих!» — с восторгом характеризует заведение первый однокурсник. Второй однокурсник появляется с женой и двумя детьми. Жена дует на замерзшие пальцы и говорит: «Это все мы в 2009-м уже проходили, все их мирные предложения по увольнению. В результате стойкие останутся на заводе, а слабонервные — уйдут. Я осталась тогда, останусь и теперь». Жена второго однокурсника работает мастером на сборочно-кузовном производстве. Она рассказывает, что в цехе висят транспаранты: «Выполнил работу — проверь качество», «Твой труд вливается в труд твоего завода» и «Улучшая производство — улучшаешь себя». Еще она рассказывает, что лишиться службы боятся все ее рабочие, и все бригадиры тоже боятся. У всех ипотеки, долги за коммуналку и счета за газ. Мы сидим в кафетерии большого торгового центра. Местная пиццерия называется «Папа Пекарь», и здесь можно съесть пиццу с четырьмя вкусами — «паквартет». Этажом ниже, в магазине бытовой техники, тольяттинцы в преддверии массовых увольнений скупают телевизоры с большой диагональю и посудомоечные автоматы в кредит — очень удобно: первый платеж ноль рублей. Однокурсник № 2 говорит: «Если до начала весны нужное количество не уйдет, польстившись выходным пособием, и не переведется в «дочки», то людей начнут увольнять за дисциплинарные просчеты. Курил в неположенном месте — до свидания; опоздал с обеденного перерыва — туда же. На одномоментное увольнение единым списком даже Бу Андерссон (президент АвтоВАЗа. — Н. Ф.) не решится. Это же будет бунт!» Страшно представить себе бунт в суровом рабочем Тольятти.

В Один из сборочных цехов ВАЗа. Общая протяженность конвейерных линий завода — 300 километров

вазовских пенсионеров: 1,5 тысячи человек отправляют на пенсию, начисления мизерные, как-то так ловко считают, что остаешься без штанов. В обувном отделе вспоминают историю вазовских сокращений за последние 10 лет. В секции дамского платья — обсуждают актуаль-

структура управления. Поэтому сокращаем 2500 менеджеров и специалистов. Что касается рабочих — нам необходимо повысить производительность труда. Нужно понизить нашу точку безубыточности, и поэтому мы изменим численность рабочих за счет естественного движения персонала. Итак, комбинация имеет три действия: облегченная структура управления, меньше рабочих за счет повышения производительности труда и значительный рост производства.

технический центр), а теперь называется СВПТР (служба вице-президента по техническому развитию). Однокурсник не разделяет упаднических настроений земляков: «В прошлом году так и так с завода уволилось 8 тысяч человек. Рыба ищет, где глубже, а человек — где лучше». Его положение на заводе достаточно прочное, чтобы не страшиться сокращений, и не слишком высокое — чтобы больно падать. Прошлогоднее снижение продаж его не волнует. «АвтоВАЗ нужен государству, — с хитринкой улыбается однокурсник. — Не дадут умереть». Однокурсник вообще настроен веселиться: «На конвейере сборщики имеют рядом всегда крепкий молоток — если болт не закручивается, то его забивают! Рабочая столовка — большой аквариум, человек на 700, к обеду столы уже накрыты, и, если опаздываешь, останешься голодным».

РИА Новости

аиндевелый и подсвеченный высоким солнцем антициклона Тольятти кажется нарядным, слегка апокалиптичным, будто после энергетической катастрофы или войны миров. Редкие деревья в инее, частые кирпичные стены и столбы… Город состоит из трех районов: Центральный — где остатки старого города, Автозаводской — там мастерят автомобили, а Комсомольский называется «комса». Улицы пустынны, общественный транспорт ходит вяло: за 20 минут — ничего. Успеваю хорошо рассмотреть рекламный щит с напоминанием о том, что у каждой девушки есть мать, отец, брат и Родина. Щит советует девушкам вести себя прилично. У светофора — неожиданный в 30-градусный мороз уличный музыкант. Перчатки с обрезанными пальцами, не опознанный мною духовой инструмент — флейта, гобой? Исполняет блюз Гари Мура, бесконечное грустное соло. Заранее договорилась о встрече с бывшими однокурсниками, в настоящее время работающими на автомобильном заводе, но уже по пути к назначенному месту понимаю, что могла бы этого и не делать: про АвтоВАЗ говорят все. Еще про мороз, коммунальные катастрофы, треснувшую стену ледового дворца «Лада-Арена», новенького, с иголочки, только прошлым летом сданного в эксплуатацию. Но больше все-таки — про автозавод. Ничего удивительного: в Тольятти каждого намотало на колеса отечественного автопрома, в Тольятти все так или иначе крутится вокруг автозавода. Завод огромен, занимает более 600 гектаров; площадь производственных помещений — 4 миллиона квадратных метров, протяженность конвейерных линий — 300 километров. Считается, что свои именины предприятие отмечает 20 июля — в этот день в 1966 году советское правительство подписало постановление о строительстве. Завод воздвигли стремительно, абсолютно в духе рекордов пятилеток — уже через 4 года с главного конвейера сошел автомобиль ВАЗ 2101, легендарная «копейка». Вазовские авто — герои анекдотов, объект прочувственных проклятий, и все-таки — «на всех дорогах России».

торой бывший однокурсник все-таки везет меня «посмотреть завод». Однокурсник патриотично эксплуатирует «Ладу-Калину» алого цвета. Жена и двое детей с известным трудом размещаются сзади. Мне, как гостье города, дают проехать на переднем сиденье. Зимние дороги в Тольятти ничуть не отличаются по качеству полотна от самарских, а очищены даже хуже. Машин мало, и людей вокруг — мало, но это неудивительно для самого холодного дня зимы. Башня заводоуправления видна издалека — высочайшее здание в городе, 96 метров плюс вращающаяся гигантская эмблема на крыше. Сидим в автомобиле и молча смотрим вверх. Для обращения истории в кольцо по радио должны бы транслировать Гари Мура — бесконечное гитарное соло, но сейчас Михаил Круг жарко поет про «Владимирский централ, ветер северный». Тольяттинский автозавод — status in statu, государство в государстве — своего рода Ватикан, Монако и Сан-Марино в одном флаконе. Только без Лигурийского моря и собора Св. Петра. Зато с бесплатными автобусами через заводские просторы — от цеха к цеху, от конвейера к конвейеру. К концу года эти автобусы будут перевозить на 7 с половиной тысяч человек меньше.

Наталья ФОМИНА, соб. корр. «Новой», Тольятти


«Новая газета» понедельник. №11 3. 02. 2014

17

РИА Новости

Как из громкого дела сделать шумное

«Мой банк» — моя партия Как и зачем Глеб Фетисов превратил крупный бизнес в политический стартап? тзыв лицензии у «Моего банка» (он так назывался, у меня банка не было и нет. — А. П.) наделал на рынке шума, хотя подобное действие уже и вошло у ЦБ в привычку (в тот же день лицензий лишились еще три кредитные организации). Оно, кстати, не было таким уж неожиданным, потому что «Мой банк» испытывал очевидные проблемы как минимум с декабря, и его судьбе было посвящено несколько специальных заседаний на Неглинной. Наблюдатели связывают такое внимание к «Моему банку» с тем, что среди его вкладчиков было немало людей, обладающих определенным статусом и связями. По данным «Ведомостей», в их число входят режиссер Никита Михалков и советник президента РФ Сергей Глазьев (после отзыва лицензии Глазьев эту информацию опроверг. — А. П.). Михалков молчит, и тут есть два варианта. Либо его административный ресурс оказался менее котируемым, чем кредит доверия, выданный Эльвире Набиуллиной (что обидно), либо его проблема была в индивидуальном порядке. Источники «Новой» склоняются ко второму варианту, а верить им заставляет сам ход развития событий. Почему вообще многие богатые люди держали деньги в «Моем банке»? Потому что он принадлежал Глебу Фетисову, экссенатору и постоянному участнику списка «Форбс», куда он попадал главным образом благодаря владению пакетом акций Altimo (это телекоммуникационное подразделение Альфа-Групп, объединяющее активы в России, Турции и других странах). То есть все знали, что у него есть ценное имущество, и Фетисов долгое время завлекал людей в «Мой банк» тем, что давал личное поручение этим самым ценным имуществом по всем обязательствам банка. То есть был для своих клиентов Агентством по страхованию вкладов, только без лимита по выплатам. Позже он перевел это поручительство на свою головную офшорную компанию, что не меняло сути дела. Этот маркетинговый ход загнал господина Фетисова в некую ловушку. Он, например, не мог взять и продать свой пакет в Altimo и вывести деньги в тихое безопасное место, потому что поручительство в таком случае превратилось бы в фикцию и крупные вкладчики немедленно потребовали бы свои деньги назад, что сразу убило бы банк. А желание выйти в кэш у Фетисова возникло. Официально оно связано с его намерением полностью сосредоточиться не на инвестиционных, а на политических проектах. Еще летом 2012 года он возглавил карликовую партию «Альянс зеленых» и даже намеревался баллотироваться в мэры Москвы и в губернаторы Подмосковья, но не прошел муниципальный фильтр.

О

Тогда Фетисов решил сначала продать «Мой банк», что и сделал осенью прошлого года. Покупателем выступила группа физических лиц, часть из которых была прежде далека от банковского бизнеса, а другая, напротив, даже слишком близка к кредитным организациям, имевшим неоднозначную репутацию. Этой же команде Фетисов продал и региональный «Мой банк. Ипотека». Много ли он заработал на сделке, неизвестно, главное было скинуть поручительство, о чем он с радостью и сообщил в ноябре. Вскоре по рынку поползли слухи, что клиенты банка испытывают проблемы при получении вкладов и снятии денег со счета, а также при проведении операций для юридических лиц. В декабре объем депозитов сократился более чем на полтора миллиарда рублей, выросла просрочка по выданным кредитам, «Мой банк» допустил нарушение ключевых нормативов ЦБ. Несмотря на очевидно бедственное положение, лицензия не была отозвана ни в декабре, ни сразу после праздников. Более того, в середине января «Мой банк» направил в ЦБ план санации, то есть финансового оздоровления, который впоследствии был отвергнут. Возможно, тут и сыграла свою роль активность Михалкова. Накануне отзыва лицензии прошла странная сделка: «Мой банк» продал «Моему банку. Ипотека» портфель ипотечных кредитов на 600 миллионов рублей и блок-пакет его же акций. А некоторое время спустя по требованию регулятора выкупил их обратно. Но не факт, что по той же цене. Зато весьма вероятно, что деньги, образовавшиеся на счете «Моего банка», вполне могли быть использованы для удовлетворения индивидуальных потребностей ряда вкладчиков. Зато всем остальным ждать нечего. По оценкам ЦБ и АСВ, из банка выведено 90% активов, а дыра в капитале превышает 10 миллиардов рублей. Было ли это сделано руками новых собственников или досталось им в наследство, предстоит выяснить органам, и не факт, что только надзорным. Фетисов тем временем продал пакет Altimo и другие свои активы, вывел деньги в семейный траст и пообещал вложить около 700 миллионов рублей в партийный проект «Альянс зеленых и социал-демократов», фронтменами которого выступают Олег Митволь, Геннадий Гудков и Илья Пономарев. Непосвященным такой кульбит понять трудно, но прежде инвестиционное чутье Фетисова не обманывало, а значит, вложения в оппозиционные политические проекты сейчас в восходящем тренде. К чему бы это? Алексей ПОЛУХИН

В третий раз начался процесс по делу об убийстве Анны Политковской: 5 присяжных ушли в первый же день, адвокатов прибавилось, скандалы не утихают Мосгорсуде вновь началось рассмотрение уголовного дела об убийстве Анны Политковской. В прошлом году процесс был сорван из-за самороспуска коллегии присяжных. Новое жюри отобрали быстро, однако первый же день заседания — 27 января — принес дурные вести: не явились сразу 5 основных присяжных. Об этом судья Павел Милехин сообщил как-то мимоходом, даже не уточнив, по какой именно причине они не пришли, — просто, мол, известили суд, что не могут принимать участие в деле. Причину попросил узнать адвокат Мурад Мусаев, но в своем порыве поддержан не был. Во всяком случае, так и осталось непонятно, будет ли выяснять суд данное обстоятельство или нет. Выбывших присяжных заменили запасными, которых теперь в итоге осталось всего 7. А в остальном — все повторилось: прокурорам Борису Локтионову и Марии Семененко для новой коллегии вновь пришлось оглашать уже ранее оглашенную фабулу обвинительного заключения. Из слов гособвинителей следовало, что Анну Политковскую убили 7 октября 2006 года в подъезде дома на Лесной улице из-за ее профессиональной деятельности; что сидящий на скамье подсудимых Рустам Махмудов был киллером; два его брата, Джабраил и Ибрагим, вели за «объектом» слежку; их дядя Лом-Али Гайтукаев и бывший сотрудник РУБОПа Сергей Хаджикурбанов — организаторы убийства. Упоминался как еще один организатор и уже осужденный бывший начальник отделения 4-го отдела оперативно-поискового управления ГУВД Москвы подполковник Павлюченков. «Аквариум» традиционно вину не признавал; адвокаты, в первую очередь Мурад Мусаев (представляет интересы Джабраила Махмудова), в своих вступительных речах говорили о том, что «дело сложное, здесь переплетены правда и ложь»; что в течение 7 лет следствие так и не смогло «распутать клубок»; что Политковская была «отслежена и убита» «профессионалами высокого класса в ходе оперативной комбинации», а никак не сидящими на скамье подсудимыми. Адвокаты, число которых стремительно растет, скорее всего, имели в виду так называемых «топтунов» — сотрудников милиции, подчиненных Павлюченкова, которые тоже следили за журналисткой, но на скамье подсудимых действительно почему-то не оказались. Одним словом, вся вина за убийство с обитателей «аквариума» перекладывалась на неустановленных «третьих лиц». Правда, при этом не объяснялось, как так получилось, что, согласно биллингам, Джабраил и Ибрагим Махмудовы околачивались на Лесной в течение нескольких дней перед и в день убийства 7 октября — как раз в те часы, когда к своему дому подъезжала Анна Политковская. Прокуроры же то и дело выражали негодование поведением адвокатов, «вводящих присяжных в заблуждение»; судья то и дело делал адвокатам замечание, те спорили, волну негодования молниеносно подхватывал «аквариум» и… суд опять превращался в балаган, как и на предыдущем процессе. — Почему меня называют убийцей?! — кричал Рустам Махмудов. — Сядьте на место, — как всегда, словно извиняясь, тихо требовал судья.

В

— Как вы со мной разговариваете? — отвечал ему подсудимый, словно он и был судьей. — Я вам что, отец родной?! И судья опять просил присяжных покинуть зал на время разборок. Это было именно то, чего опасались потерпевшие и их адвокаты: в очередной раз судебное следствие дробилось на маленькие невразумительные кусочки, и нить событий теряли и присяжные, и пресса. В последующие два дня прокуроры допросили дочь Анны Веру, которая в третий раз за эти годы рассказала, что незадолго до убийства ее мама замечала в подъезде незнакомых людей, а за неделю стало происходить что-то странное с домофоном: «Он переставал работать», «Дверь открывалась сама по себе». Адвокаты подсудимых подробно расспрашивали про маршрут передвижения Политковской: в частности, про поездки в магазин «Рамстор», что на Фрунзенской набережной. Защита выражала сомнение в том, что в день убийства Анна Политковская там была, очевидно, пытаясь доказать, что 7 октября она могла передвигаться совсем не тем маршрутом, по которому за ней, согласно обвинению, следили братья М��хмудовы. Вера на это отвечала, что обнаруженные в маминой машине пакеты с продуктами были именно из «Рамстора».

«

Адвокаты подсудимых не могут объяснить, что делали их клиенты за несколько дней до убийства и в момент преступления на Лесной улице

«

Новая коллегия присяжных смогла увидеть и переделанный под огнестрел газовый пистолет, из которого застрелили Политковскую, пули, а также гильзы, найденные на месте преступления. Впервые за эти годы прокуратура продемонстрировала присяжным простреленную насквозь одежду Анны и пробитую пулями дамскую сумку. — Вам показывать? — вдруг обратился прокурор Локтионов к «аквариуму». Те как-то замешкались... И, наконец, был оглашен протокол следственного эксперимента. Вывод: убийство обозревателя «Новой газеты» было совершено в течение 26 секунд — именно столько времени прошло с того момента, когда Политковская вошла в подъезд своего дома, и до того, как киллер (согласно записям с камер видеонаблюдения) вышел из него. Все, что успела за эти 26 секунд Анна, — войти в лифт, развернуться лицом к дверям, поднять левую руку вверх, чтобы нажать на кнопку этажа. А убийца за это время произвел 5 выстрелов, в том числе контрольный в голову, когда Анна Политковская уже лежала на полу лифтовой кабины…

Вера ЧЕЛИЩЕВА


18

«Новая газета» понедельник. №11 3. 02. 2014

процесс

Поддержка честного суда актуальнее, чем обличение нечестного: ведь исключением сегодня является скорее первый, чем второй. Именно поэтому, опасаясь давления на суд, мы решили освещать процесс «Трех дорог» и «Ночных волков» в режиме репортажей осударственный обвинитель Андрей Громов необычен уж тем, что выходит курить во двор. Вероятно, в шестиэтажном здании районного суда Зеленограда нашлось бы, где ему посмолить в форточку, но прокурор в синем мундире вместе со всеми бегает на мороз, и за это ему «респект», выражаясь интернет-языком той части зала, которая приезжает из Москвы поддержать обвиняемого Юрия Некрасова в стеклянной клетке. Здесь вкратце напомним, что Некрасов обвиняется в смерти «ночного волка» Валерия Родителева (Белого), которая наступила от потери крови после выстрела из охотничьего ружья, сделанного Некрасовым в ночь на 20 октября 2012 года в одном из гаражей города Зеленограда (см. «Новую газету», № 121 от 24 октября 2012 года). Средних размеров зал судебного заседания полон, а в ключевые дни и переполнен. На просьбу закрыть заседание для публики, высказанную адвокатами потерпевших, прокурор ответил доводом, что безопасность участников не от этого главным образом зависит (хотя прокурор и представители потерпевших сидят за одним столом как «сторона обвинения»). Судья Олег Гривко отклонил ходатайство об удалении публики, разрешает вести полную видеозапись, в результате подробные отчеты вывешены на новостном сайте Зеленограда. Гривко до сих пор не давал приставу команду закрыть дверь (как большинство его коллег, скорее всего, поступило бы просто для удобства), поэтому даже не попавшие в зал могут, по крайней мере заглядывать туда через головы тех, кто ближе.

Г

З

а час до открытия «Ночные волки» в тяжелых кожаных безрукавках с нашивками и «фри (free)-байкеры» в цивильном выстраиваются в две шеренги у дверей, чтобы устроить — ну не драку, но силовую толкотню, примерно как хоккеисты при вбрасывании, и занять места. Получается, что в зале их примерно пополам, но линия раздела («волки» тоже не все в жилетках) не всегда очевидна. В среднем «фри-байкеры» помоложе, и среди них лучше представлен слабый пол, а «волки» поувесистее в смысле физическом. Но если по правде, то никого «среднего» нет, каждый личность. Так ли и всегда ли?.. Стоп! Не будем раньше времени прыгать к обобщениям, которыми, несомненно, будет богат этот процесс. На четвертом заседании по предложению прокурора суд отсмотрел (вместе со всеми) видеозапись, сделанную видеокамерами у въезда в ГСК, где в одном из гаражей (не более 100 метров от шлагбаума) в ночь на 20 октября 2012 года произошло преступление. После просмотра гособвинитель стал задавать свидетелям

обвинения вопросы, основанные на этой записи, и весьма неудобные. Стало понятно, что все «волки» почему-то рассказывают о событиях у ворот гаража начиная (в этом смысле как раз важна запись) примерно с десятой минуты, если считать от момента их выгрузки из 15 машин, на которых, согласно их же показаниям, они «заехали пригласить мотоклуб «Три дороги» на завтрашний праздник» (закрытие мотосезона).

ДОСЬЕ «НОВОЙ» «Ночные волки» — старейший мотоклуб России, прошедший долгий путь от «неформалов» в конце 80-х до близости с властью и официальным православием в последние годы. Основатель и лидер клуба Александр Залдостанов (Хирург) был доверенным лицом Владимира Путина на выборах, награжден орденом Почета. «Ночные волки» известны патриотическими байкшоу, которые проводятся как в городах России, так и в Севастополе; прошлой осенью на празднике в Волгограде Залдостанов публично высказался в поддержку Иосифа Сталина. «Три дороги» — так называемый гаражный, то есть маленький и не зарегистрированный мотоклуб, к которому, однако, примкнул Юрий Некрасов — молодой байкер, ставший известным в этой среде ко времени описываемых событий благодаря волонтерскому проекту «Motocityzen (помощь на дороге)». Раз уж мы взялись освещать процесс в режиме репортажа, а не одним общим очерком, оставим детальный анализ доказательств суду, хотя судья Гривко и интернет, в общем, и всем желающим оставляют такую (любительскую) возможность. Пока важно одно: хотя на записи плохо видны лица (к тому же специально закрываемые капюшонами), общий смысл движения не оставит сомнений у всякого, кто захочет ее посмотреть в YouTube по ссылке на любом из байкерских сайтов.

В

сякий мужчина старше 15 лет, да и половина женщин, я думаю, понимают, что такое кодла. Мы это знаем по опыту собственного участия в ней; по памяти сладкого ощущения могущества, которое дает состояние «в кодле»; по той памяти стыда, которая потом всю жизнь жжет за это всякого человека, сумевшего стать свободным. Пока не замахиваясь на социальные и общефилософские выводы, которые так и прут из этой истории, вот что все же понятно по видеозаписи (хотя уложить эти признаки в слова трудно): тут именно кодла из 30—40 примерно муж-

netall.ru

Судья и байкеры: «три дороги» Исследование доказательств: судья Олег Гривко и прокурот Андрей Громов

чин. Все ли они понимают, к кому идут, идут ли они кого-то бить или убивать, или просто над кем-то покуражиться — это пока вопрос открытый и для суда, и мы тоже не будем предугадывать ответ. Но это очень уж своеобразное «приглашение на праздник». Разумеется, перед судом лукавят не только «волки» (тут оговорка, что я не решился бы обвинять их в даче заведомо ложных показаний, но пока лишь в лукавстве). Например, на прошлой неделе уже свидетель защиты, экс-президент более не существующего клуба «Три дороги», рассказывал суду, что охотничье ружье, из которого был сделан выстрел, стоивший жизни Родителеву, Некрасов привез в тот вечер в гараж, «чтобы сделать сейф». В это трудно поверить: хотя ружье оставалось в чехле разобранным, привезены были еще и патроны к нему. Участники «Трех дорог» запаслись и баллончиками с перечным газом, они ждали нападения, хотя скорее на следующую ночь, «после праздника «волков» (кстати, несмотря на гибель Белого, он состоялся в Зеленограде). Это, впрочем, не столь существенно для вопроса о необходимой обороне, наличие или отсутствие признаков которой и будет главным для приговора. А начать допрос свидетелей защиты, не закончив допрос свидетелей обвинения, как предполагалось сначала, попросил опять же государственный обвинитель. Он обосновал это тем, что пока все «Ночные волки» говорят как под копирку одно и то же, все «шли в середине», и от них суд вряд ли услышит что-то новенькое, если сами эти свидетели тоже не послушают других. Судья удовлетворил ходатайство, хотя оно нестандартно, и все тут не похоже на обычные уголовные процессы, в ходе которых судьи послушно «жуют» тома сшитых следствием, хотя часто бессмысленных с точки зрения сути, «доказательств».

Н

а самом деле судья и прокурор, больше походящие на судей и прокуроров из позднесоветского (сильно послесталинского) кино, похоже, действительно стараются понять, что там было на самом деле. То, что мы видим пока в Зеленограде, и называется судебным следствием, которое чаще

ПОД ТЕКСТ В момент сочинения автором этого первого репортажа по «делу «Ночных волков» стало известно, что депутат Александр Ремезков внес в Госдуму проект поправок в УПК о возложении на суд обязанности «устанавливать объективную истину по делу» (на чем

всего в суде подменяется, увы, лишь калькой предварительного следствия. Внеочередной допрос свидетелей защиты, например, становится здесь, по сути, восстановлением очных ставок: следствие их не проводило, хотя при таких противоречиях в показаниях обязано было провести. Ну так: Следственный комитет (конкретно следователь Ваганов из ГСУ по г. Москве, подписавший обвинительное заключение), как уже ясно, много чего там сделал «не так». Вопрос, почему: ведь дело, что называется, «резонансное». Такое же «почему» и даже «не потому ли?» — можно задать и в отношении позиции помощника прокурора Громова. Но я бы не исключал и простейшего ответа: «Потому, что он и вправду хочет разобраться». Судья Олег Гривко ведет процесс уверенно, вникает в экзотические обыкновения замкнутого мира байкеров: ну а что тут можно понять без них? Прежде чем на прошлой неделе удалить из зала за ухмылки одного из публики, всего в нашивках, судья сказал так: «Которые ездят на Кавказ (имеется в виду еще один мотоциклист в зале), тут замечания не делают, это можно только мне. Тут свой «Секстон»!..» (ночной клуб, часто мелькающий в показаниях свидетелей, создан лидером «Ночных волков» Александром Залдостановым, с которым мне хотелось бы об этом поговорить, по образцу одноименного клуба в Берлине, где в конце 80-х набирался байкерского опыта будущий Хирург). Нам бы очень не хотелось, чтобы кто-то другой, а не только публика в зале, помешал судье Гривко заниматься своим делом. То, что он находится под давлением (но это вовсе не утверждение о том, что ему кто-то звонит), — несомненно. Личное знакомство Хирурга с президентом и патриархом — ни для кого не секрет. Самого этого факта достаточно для давления если не на судью Гривко, то уж на вышестоящие инстанции, во всяком случае. И именно по этой причине наши репортажи из суда будут продолжены.

Леонид НИКИТИНСКИЙ, обозреватель «Новой», кандидат юридических наук

ранее неоднократно настаивал глава СК Александр Бастрыкин). Процесс в Зеленограде служит прекрасной иллюстрацией к давнему спору правоведов о том, что есть «истина» в суде, и тем больше у нас оснований и дальше подробно рассказывать о нем (читайте также комментарий об инициативе депутата Ремезкова на с. 14).


«Новая газета» понедельник. №11 3. 02. 2014

полемика с переходом на личности

Не поминай имя Азраила! Продолжение дискуссии, начатой режиссером Марком Захаровым

РИА Новости

24 января в № 7 «Новая» опубликовала статью Марка Захарова «Влечение к цензуре». Знаменитый режиссер и общественный деятель обобщает скандалы последних месяцев: выходки «казачества» и анонимных моралистов против театра Льва Додина и спектаклей Зимнего фестиваля в Санкт-Петербурге, эксцесс неудержимо православного Дмитрия Энтео на спектакле МХТ «Идеальный муж», запрет на показ документального фильма о Pussy Riot в Гоголь-центре. Во всем этом Марк Захаров видит новые, уже почти системные, тревожные изменения общественного климата. В статье Марк Захаров обратился к председателю Союза театральных деятелей РФ А.А. Калягину с предложением «организовать хотя бы круглый стол для обсуждения новой ситуации в сфере российского репертуарного театра». Сегодня свой взгляд на проблему в «Новой газете» высказывает Александр КАЛЯГИН:

19

—У

важаемый Марк Анатольевич, «ваши взоры, обращенные к вождю», я, естественно, заметил — ценю и люблю ваш фирменный ироничный стиль. А теперь вполне серьезно обращаюсь к Вам как мэтру отечественного театра, учителю, умнейшему человеку, чьи высказывания не могут остаться незамеченными. Я понимаю Ваши опасения и разделяю их. Инцидент с угрозами в адрес Додина и эта выходка со свиными головами отвратительны, и я убежден, что мы должны добиться того, чтобы виновные были наказаны. Совершенно согласен с Вами, что меры необходимо принимать «незамедлительно, иначе будет поздно». Но я уверен, что роль «верховного цензора» этим бандитам никто не поручал, они сами присвоили себе такое право, и, судя по всему, они еще и трусы, которые, теперь испугавшись, отказываются от того, что совершали эти акты вандализма. Если «влечение к цензуре» Вы наблюдаете только у этих «отморозков», то я думаю, что бороться с ними можно и нужно силами правоохранительных органов. Пусть их судят за хулиганство, нельзя эти действия вниманием прессы и общества «оформлять» в протестную акцию. Не дай бог, и они почувствуют себя праведными борцами за некие, только им понятные идеалы. Ну а если говорить о цензуре всерьез, то я уверен, что сегодня цензуры в прямом смысле, как государственного рычага управления культурой, в России нет. Цензура была и до революции, справедливости ради надо отметить, что не только печально памятный нам Бенкендорф был цензором, но цензорами были Гончаров и Тютчев. Цензура существовала при советской власти, и мы все были и свидетелями, и жертвами ее издевательств. Но сегодня Конституция запрещает цензуру в стране. Письмо С.А. Капкова Кириллу Серебренникову, запрещающее показать фильм о Pussy Riot, даже при всем моем страхе перед действительно цензурой я не могу

назвать шагом, возвращающим нас в прошлое. В то прошлое, которое хорошо знакомо мне и тем более знакомо Вам, и не просто знакомо, а прожито, прочувствовано, пережито. Может быть, Вы правы, запрещать не следовало, но, с другой стороны, это не частный театр Серебренникова, а театр, существующий на государственные деньги, на деньги налогоплательщиков. Среди которых есть и такие, которые категорически осудили действия этих, как Вы говорите, «на первый взгляд милых девушек». Кстати, если Вы видели и другие сюжеты, сыгранные этими «милыми девушками», то, думаю, даже при всей ироничности тона, назвать их «милыми» трудно. Вы верно говорите, что теперь у них «обнаружится обязательный сдвиг в мозгах, и они ощутят позывы

«

выразили свой протест против скандального протестного спектакля Богомолова, который, заметьте, никто не запретил. А скандальность этого сценического произведения была запрограммирована и разрекламирована самим режиссером, и выходка этих людей только подогрела к нему интерес. Признаюсь, что злые языки на этот счет шутили, что лучшей пиаракции придумать было бы трудно. Точно также все побежали смотреть «Братьев Карамазовых», когда появилась информация о том, что спектакль могут закрыть. Но, слава богу, он идет, и мы еще успеем его посмотреть. Кстати, должен Вам сказать, что после каждой церемонии вручения премии «Гвоздь сезона», которую делает Богомолов, начинаются разговоры о том,

Не надо провоцировать, ведь может возникнуть ситуация, когда не власть, а общество потребует возрождения цензуры

к героическому существованию», — так зачем же демонстрацией фильма и дальше поощрять «сдвиг в мозгах» не только у этих «узниц совести», но и у всех вокруг. И я опять же согласен с Вами, что, не оказавшись они в исправительной колонии, такого шума бы вокруг не возникло. Хочу сказать, что, как и Вы, я к Кириллу Серебренникову отношусь с симпатией, считаю его человеком способным, имеющим свою позицию в искусстве. Простите, но проявлением цензуры я не могу назвать и появление на сцене неких людей во время спектакля «Идеальный муж» Константина Богомолова. Я думаю, что они как раз из группы людей с неуравновешенной психикой, из тех 12—13 процентов, о которых рассказывал Ваш знакомый опытный медик. Они неадекватно

«

что это в последний раз, что Союз театральных деятелей больше его к церемонии не допустит. Но уже в течение нескольких лет мы приглашаем именно его, он сам сочиняет и ведет церемонию, потому что делает это он лихо, талантливо, смешно и, если быть честным, еще и зло — достается всем. Но это же капустник, и он должен быть таким. В марте у нас состоится очередная церемония вручения премии «Гвоздь сезона», уверен, будет весело, приходите. Надеюсь, что казаки к нам не пожалуют. Когда я снимался в Баку, помню, как местные жители часто повторяли: «Не поминай имя Азраила, он появится». Азраил — это кто-то вроде посланника смерти. Давайте не поминать цензуру, она может появиться. Не надо провоци-

ровать, ведь может возникнуть ситуация, когда не власть, а общество потребует возрождения цензуры. И она появится, причем в самом своем жутком проявлении: в виде той самой карательной цензуры, от которой мы все страдали в советские времена. И последнее, что мне хотелось Вам сказать. Не считаете ли Вы, что нам самим тоже неплохо бы подумать о некоем внутритеатральном кодексе этики, морали, нравственности, хотя можно назвать и по-другому этот свод негласных правил, которым мы обязались бы следовать. Собственно говоря, речь идет о том, чтобы мы сами для себя провели черту, которая бы отделила территорию искусства от дилетантизма, любительщины, пошлости. Мне кажется, что художники стали жить по логике игроков, как политики и бизнесмены, а значит, главная цель — переиграть всех остальных. Чтобы выиграть, все средства хороши. И незаметно мы начинаем приносить в жертву самое важное — свой талант, свой замысел, свою идею. Быть в тренде, стать брендом — вот главная задача. Чтобы заметили, узнали, запомнили, а какой ценой, уже не важно. «Как провести границу между прекрасным и отвратительным» — задавался этим вопросом К.С. Станиславский, а ведь кто может провести эту границу, кроме нас самих: цензоров вроде Тютчева или Гончарова у нас нет, но могут возникнуть совсем другие. Дорогой Марк Анатольевич! Встретиться с Вами за круглым столом я всегда рад, буду счастлив видеть и своего любимого Льва Абрамовича Додина, и многих других, и людей молодого поколения, тех же Серебренникова и Богомолова… Давайте встречаться! С огромным уважением Александр Калягин ��� Ваш ученик заочного отделения, а еще друг и коллега, но никак не вождь — вождя я играл только на сцене.


«Новая газета» понедельник. №11 3. 02. 2014

Д

а сама многолетняя мучительная история создания фильма напоминает гоголевский сюжет. Концепции, режиссеры, сценарии, размеры фильма претерпевали трансформации почище превращений нежной Панночки в загробную темную силу, а ведьмы — в утопленницу. От первоначального замысла в амбициозном триллере Олега Степченко стоимостью $28 миллионов название только и осталось. А небольшая повесть о бурсаке Хоме Бруте и его непростых отношениях с ведьмой и иной нечистью, налетевшей в храм божий, разрослась в фэнтези-блокбастер, который Гоголю — седьмая вода на киселе. «А почему бы и нет?» — скажут сторонники технологических прочтений и компьютерных преобразований классики. Все дело в даровании преобразователей. А то от иного «прочтения» нетленный гоголевский текст, точно нос майора Ковалева, — соскочит с экрана да и уберется восвояси. Хрестоматийный сюжет о философе Хоме нежданно-негаданно сшит на живую нитку с историей путешествия английского картографа Джонатана Грина в Малороссию. Стая волков, подобных собакам Баскервилей, загоняет карету заморского гостя в мистическую глухомань. Здесь в казацком поселении нечисть не просто прилепилась к ежедневной жизни хуторян, но просочилась в их естество, порой вырываясь наружу. И девушки в языческий праздник Ивана Купалы того и гляди оборотятся ведьмами-нимфоманками. И за чаркой доброй горилки лица уважающих друг друга собутыльников неумолимо превращаются в свиные, собачьи, козлиные, дрофиные рыла. А само веселое застолье, к ужасу ученого иноземца, — в буйный и страшный шабаш нетопырей под предводительством Зеленого Змия. Места, подобные казацкому хутору, спрятанному в непроходимых лесах и скалах, на картах обозначают белыми пятнами. Ученый-материалист Грин, продираясь сквозь бурьян к заросшей паутиной церквушке, пытается разгадать не только таинственную историю исчезновения бурсака Хомы, но прежде всего загадочные отношения местных жителей с ведьмами, монстрами в овечьих шкурах и прочей разнородной нечистью. Авторы вольного переложения «Вия» для 3D c оркестром спецэффектов идут по проложенному литературой и экраном пути противопоставления просвещения — вечному средневековью; прагматичного европейского разума — темному, полному угрюмых и веселых суеверий малороссийскому мракобесию. Тема, скажем, актуальная что в начале ХVIII, что в начале ХХI века. К мытарствам Хомы присовокупили две лав-стори: между парубком Петросем и онемевшей от страха Настусей и между Грином и мисс Дадли. Плюс козни сельского дьячка отца Паисия — злобного смертоубивца и гестаповца (в доме у него настоящая «пыточная») и его приспешников. А еще противостояние Сотника и отца Паисия… И дабы разорвать запутавшийся сюжетный узел, придется деревянному распятию упасть на голову злодею. В общем, возьмите Панночка — Ольга Зайцева, Хома Брут — Алексей Петрухин

/

культурный слой премьера

деревню из «Сонной лощины», прибавьте к ней мотивы из «Сибирского цирюльника», «Индианы Джойса…» или «Сокровища нации» и окропите тварями из «Черной лагуны», поместите все в блендер компьютера… Блюдо украшается фирменным орнаментом хрестоматийной гоголевской истории. На зрителя несется гроб с дочкой Сотника Ведьмой. Роскошный в своей омерзительной склизкости гигантский кальмар Вий, тысячерукое чудище воет: «Поднимите мне веки!» Защититься от нечисти нечем: мелового круга в кинозале не нарисуешь. Временами страшновато, эффектно, временами смешно и нелепо. Шикарные декорации: казацкий хутор на два десятка домов с майданом, церковью, таверной,

Опустите мне веки! На экранах «Вий»-3D, в котором гоголевская повесть подобна черту из «Ночи перед Рождеством»: «спереди — совершенный немец», а «сзади — губернский стряпчий в мундире»

СПРАВКА «НОВОЙ «Вий», вышедший в России на максимальном количестве экранов — 2100+, за первый день проката заработал более 91,9 млн рублей (без учета Украины), показав лучший результат по сборам стартового дня среди фильмов российского производства за всю современную историю кинопроката. сторожевыми вышками. Монстры-вепри всех сортов: летающие, водоплавающие, выпивающие. Спецэффекты — местами высококлассные, местами мультяшные. Селяне на майдане — чисто дети, готовы верой и правдой служить то Сотнику, то черту в обличье священника. Зрителю, которому захочется более острых ощущений (несмотря на сюжетное нагромождение, периодически фильм «зависает»), следует прямым ходом идти в кинотеатры с форматом D-Box. Технология синхронизирует движение на экране с вибрирующим креслом. Прокатчики обещают «укачать» вас по полной, погрузив в фэнтези-хоррор, нашпигованный сверх меры разного рода страстями и превращениями. Даже монтаж напоминает слалом по пересеченной местности. Все вместе складывается в многостраничный стереографический кинокомикс, у которого, конечно же, найдется свой зритель. Тем более что есть в картине колоритные актерские работы. Джейсон Флеминг (картограф Грин), Юрий Цурило (Сотник), Андрей Смоляков (Паисий). Валерий Золотухин сыграл свою последнюю роль, старого казака Явтуха, который священника-шамана не слушает, к толпе, вопящей «Ату ведьм!», не присоединяется, живет своим умом. …Все случившееся в спрятанном от цивилизованного глаза селении Джонатан Грин может счесть похмельным синдромом, на что авторы намекают. Только вот галушка-монстрик неотступно вьется над головой ученого, улепетывающего из этой страшно-странной Малороссии в страну с многовековым газоном. Лариса МАЛЮКОВА, обозреватель «Новой»

ндрей, хочу вас поздравить с «Вием». Помоему, отличное кино. — По-моему, тоже. Я же фильм посмотрел уже перед самой премьерой и до последнего побаивался. Не того, что о нем напишут, а себя боялся. Что мне не понравится. Пока мы снимали, я чувствовал, что получается хорошо. Но всегда же такие мысли: а что, если это нам только так казалось? Но в результате я очень доволен. — У вас там очень колоритный персонаж. — Во всякой деревне должен быть такой истово верующий человек. — Жуткий тип. Вот из всех там вылезают черти, когда они напиваются, но оказывается, что главное зло — непьющий поп. Он страшнее всех чертей. Кстати, непонятно: это казаки допиваются до того, что становятся чертями, или герой приходит в такое состояние, что начинает их так видеть? — Так есть же выражение «допиться до чертиков». А тут оно проявлено. В каждом из нас есть что-то такое, свой собственный мистер Хайд. Алкоголь — это наша микстура, которая его выпускает наружу. Но это и та эссенция, выпив которую, начинаешь видеть все в другом свете — видеть то, что обычно скрыто. — Почему так долго снимали кино — 7 лет? — Главным образом из-за проблем с финансированием. Сначала в Европе был кризис, потом у нас… Производство просто останавливалось. И, кстати, в эти периоды я себя чувствовал ужасно: мне не хватало этого. Я всякий раз летел на съемки как на праздник — такая была работа в удовольствие. Очень здорово работать с Олегом Степченко — это тот случай, когда режиссера на площадке не видно, но его присутствие ощущается во всем. Он может не вмешиваться в работу подолгу — подолгу для съемок это минут 15—20. А потом вдруг тихо появляется и направляет. Очень хорошая черта для режиссера. — Как думаете, окупится кино? Если сейчас вообще что-нибудь окупается… — Ну как же, «Сталинград», «Высоцкий»… — Оба, кстати, с вами. Вы прямо гарант окупаемости! — (Смеется.) Ну, не знаю! Я думаю, что на этот фильм тоже пойдут. Пойдут и молодые, и постарше: первые — на новый 3D-аттракцион, а вторые — на Гоголя. Ну а кто-то, конечно, на то, «как испоганили Гоголя», таких тоже достаточно. Причем такого рода отзывы в интернете появились еще до выхода фильма. Это нормально, я к

Андрей СМОЛЯКОВ:

—А

РИА Новости

20

этому был готов. Хотя мы его совершенно не «испоганили», по-моему.

Наша нечисть перестала быть страшной — Вы как-то ориентировались на нашего «Вия» 1967 года? — Не скажу, что ориентировались… Но когда есть такой гениальный образец, надо либо стараться взять планку еще выше, либо пойти в другую сторону. Вот мы скорее пошли в другую сторону. — А мне вообще хочется увидеть русский хоррор на русском материале. У нас же столько нечисти в фольклоре, но она почему-то не котируется. Был только «Вий», и теперь еще один «Вий»… — Мы какое-то время назад вошли в стадию дикой нелюбви ко всему русскому. Или наоборот: некоторые особо активные начинают любить так истово, что у нормальных людей возникает стойкое отторжение. Надо это преодолевать. Ведь у нас одна из богатейших культур в мире… У нас есть откуда черпать. Вон как прекрасно получились у студии «Мельница» мультфильмы про богатырей! — Ну там много завязок с современностью, узнаваемых реалий. У них это сработало, но нельзя этим злоупотреблять. — Между прочим, в нашем «Вие» нет никакого осовременивания — это я для тех говорю, кто заранее ругает картину за осовременивание. — Потом, богатыри — это сказки. А хочется хоррора! — Кстати, может быть, вся русская нечисть так прочно занял�� нишу сказочных существ, что перестала быть страшной? И замечательные советские фильмы-сказки


«Новая газета» понедельник. №11 3. 02. 2014

кренне испытывать те чувства, которых от меня добивается режиссер. Плакать, смеяться, пугаться. — Как та американка на «Призраке оперы»? — Ну не до такой степени…

Смени тещу!

«Алкоголь — наша микстура для изгнания Хайда» немало поспособствовали этому. Разве может быть страшной Баба-яга в исполнении Георгия Милляра? — Действительно. Хотя, скажем, Кощей Бессмертный — вполне. Ведь вы с Милляром вместе работали? — Да, это был 1981 год, фильм «Андрей и злой чародей». Я там был Андрей-всехдобрей, а Милляр, естественно, злой чародей. — Конечно, «Вий» — не совсем хоррор. Сначала он превращается в детектив, а под конец — в веселую сказку. Но все-таки может ли он стать первым шагом в этом направлении: русский хоррор на своем материале? — Хотелось бы надеяться. Правда, у нас ведь и литературы такой не слишком много. Гоголь — да. У Пушкина есть очень страшные стихи, но именно стихи, которые не перенесешь на экран. А вот «Сказка о мертвой царевне» — это же абсолютно готическая история. «В той норе, во тьме печальной, гроб качается хрустальный»… Если чуть под другим ракурсом снять — так это такой хоррор получится! А так… «Пиковая дама», например, вещь абсолютно европейская, и страх в ней европейский.

«Я — благодарный зритель» — В чем разница между русским и европейским страхом? Даже, скажем так, восточным и западным. — По-моему, они наивнее в этом плане. С одной стороны, они не боятся многого, чего бояться стоит. От чего восточный человек убежит со всех ног, а западный спросит: «А ты чё так перепугал-

ся-то?» И тот, убегая, только успеет крикнуть: «Да ты дурак, беги!» Это есть и у нас в картине. А с другой стороны — я как-то на Бродвее пошел на мюзикл «Призрак оперы». Рядом со мной сидела негритянка, до спектакля у нас состоялась короткая беседа, и она совершенно нормальное впечатление на меня произвела. И вот начался спектакль. Наступает момент, когда один из персонажей скидывает капюшон, а под ним оказывается… лицо Призрака. Что было с моей соседкой… Если бы эта сцена продлилась еще несколько секунд, я вообще не знаю, выжила бы она или нет. Я до сих пор не могу понять: то ли она действительно была так напугана, то ли за свои 60 долларов просто обязана была себя накрутить до такого состояния? Но и мы тоже в чем-то наивны. Нам кажется, что можно очертить мелом круг и отгородиться от страха. Но главный-то страх — он внутри. И он остается в кругу вместе с тобой. — Как зритель ужастики любите? — Очень люблю. Из-за этого, кстати, у нас дома постоянные битвы: ну надо же посмотреть какого-нибудь Альмадовара, что-нибудь умное… Но мне после съемочного дня иногда хочется просто… как это сейчас говорится… затупить. Посмотреть что-то незамороченное. И я или дома включаю, или в кинотеатр иду. — И вы можете смотреть как зритель? Нет у вас профдеформации: когда смотришь, как снято, как актер играет, угадываешь сюжетные ходы? — С угадыванием ходов это я обычно над женой прикалываюсь. «А вот сейчас вот так будет» — и так и происходит. Она страшно ругается. Но вообще-то я благодарный зритель, могу совершенно ис-

— А вот интересно: что в нашем кино со страшными фильмами как-то не очень? У нас фактически нет ни мистических, ни психологических триллеров. Только детективы процветают. — Триллер — самый трудный жанр. Надо очень четко соблюдать равновесие, иначе можно скатиться либо в пошлость, либо в пародию. Наши продюсеры просто не хотят рисковать: они считают, что публика не пойдет на триллер. — Откуда это мнение о публике как о примитивном стаде? — А не знаю. Тут замкнутый круг какой-то. У меня была история на одних съемках: подходит продюсер и говорит: «Слушай, ты не так серьезно играй. Попроще давай. Чтоб моей теще понятно было!» И так он ко мне несколько раз подходил с замечаниями, и всякий раз требовал, «чтоб теще понятно». На пятый раз я не выдержал и отвечаю: «Слушай, тещу смени». — Ну вот. Не из тещ же публика состоит. И неужели у нас нет режиссеров, которые могли бы снять качественный триллер? — Есть. В конце года я посмотрел сериал «Нюхач» — детективная история, где герой при помощи сверхъестественного обоняния раскрывает преступления. Я поразился, насколько здорово он сделан, — все четко, выдержанно, интрига до последнего держит в напряжении… Человек, который это сделал, мог бы снять прекрасный триллер. Кстати, и Олег Степченко, режиссер «Вия», тоже мог бы, по-моему. Режиссеры есть, но запроса на такое кино нет. Или считается, что нет. Кроме того, это довольно дорогое удовольствие. — Да мало ли прекрасных камерных историй, снятых на медные деньги? — А кто сейчас будет смотреть камерную историю? — Значит, продюсеры в чем-то правы? — В чем-то, да… То есть зрителей надо аккуратно приучать к этому, тогда он пойдет с радостью. Но зачем приучать, если можно идти проторенной дорожкой? Это мы с женой так шутим: когда долго не видимся, разговариваем по скайпу, и потом при встрече я говорю: «Стоп. Ты какая-то не такая. Почему ты не в рамочке, почему ты не плоская? Не, я тебя не знаю». Вот примерно так и наш зритель: он боится экспериментов и не очень-то готов к чему-то другому. У него сформирован определенный вкус, и воспитывать его надо долго и осторожно. Основная аудитория кинотеатров — люди от 14 до 18. Для них кино — аттракцион. Прийти, купить попкорна… А у меня такая мечта: чтобы зрители заходили в зал с ведром попкорна — и выходили с ведром попкорна. Чтобы они не то что про попкорн — чтобы почесаться забывали! — Но ведь страх — это и есть аттракцион. — Аттракцион — это когда скелет изза угла выпрыгивает. Такого кино сколько угодно. А настоящий, тонкий триллер — это ж надо напрягаться. Не только режиссеру и артистам, но и зрителю. Будет ли эта молодежь напрягаться? — Мне кажется, что сейчас растет такая молодежь, которая уже хочет напрягаться и смотреть серьезное кино. — Наверное, да. По крайней мере я смотрю на своих племянников — одному 14, другому за 20, — и вижу, что они лучше. В них уже нет той отвратительной черты предыдущего поколения, которое хорошо научилось говорить фразу: «Я за это деньги заплатил», не вполне понимая, что это означает. Эти уже понимают многое, они чувствуют ложь. Хотя все-таки это поколение еще надо направлять. А как их заманить на серьезное кино?

21

— Актерами? — Здесь проблема. Существует мнение, что никто не ходит сейчас на имя. Во всяком случае, таких имен — единицы. — На чудовищную комедию «Друзья друзей» с участием всех тээнтэшных звезд все побежали… из-за этих самых звезд. — Ой, да кто все? Откуда мы берем этих «всех»? Из отзывов на «Фейсбуке»? Мне вот тоже часто говорят: весь «Фейсбук» кипит, «Фейсбук» возмущен или, наоборот, — «Фейсбук» в восторге… Я говорю: кто это такой? Познакомьте меня с этим товарищем Фейсбуком. Ну познакомили меня. Смотрю: там отзывы 28 человек. Допустим, все они у тебя в ленте, вот тебе и кажется, что «Фейсбук» кипит». Но на самом-то деле это ничтожный процент. А в кино на каждый фильм сейчас приходится меньше зрителей, чем раньше. Помню, в 1979 году я снялся в фильме «Отец и сын». Прошло полгода, как фильм вышел, я уже забыл про него. Вдруг звонят с «Мосфильма»: приходите за премией. «За какой еще премией?» — «Фильм «Отец и сын» посмотрели 17 миллионов зрителей». 17 миллионов! И дали мне тогда 160 рублей — большие были деньги!

«Не знаю, почему меня не приглашают в комедии» — Вы — один из самых активно снимающихся актеров. А от многого приходится отказываться? — Бывает. Да не так я много и снимаюсь. Обычно в год у меня 2 фильма, в том числе телевизионных, и 2 театральных проекта. Больше просто не выдержать. И, как правило, кино и театр не пересекаются по времени, слава богу. Все-таки это совершенно разные вещи. Просто многие проекты выходят одновременно. Вот и в 2014-м должно выйти несколько фильмов, которые уже давно сняты. Выйдет второй фильм из проекта Дениса Евстигнеева о майоре Иване Черкасове: первый был «Мосгаз», а этот называется «Палач». — Очень, кстати, достойный был сериал. А про что «Палач»? — Это история Тоньки-пулеметчицы, которая во время войны расстреливала русских партизан: страшная женщина, настоящий палач. После войны ее долго не могли найти. Действие фильма происходит в 1965 году, и Черкасов занимается этим делом. Потом должен выйти «Инквизитор» — тоже детективный… — Опять детективный! А в комедии мы вас не увидим? — В комедии… Кстати, я не знаю, почему меня не приглашают в комедии. — Может, потому, что с комедией у нас еще хуже, чем с триллером? — Комедия — еще более сложный жанр, чем триллер. Ровно та же история: чуть сфальшивишь, и получится дешевка. Хотя я тут снялся в «Курьере из рая». Помоему, это совсем не плохо: он драйвовый такой, динамичный. — Вы всегда говорили, что режиссерских амбиций у вас нет. Это не изменилось? — Нет. Это же совершенно другая профессия. Скажем, когда я работал с Карбаускисом, я поражался: человек на 15 лет моложе меня, но насколько умнее! Насколько он больше понимает! Я однажды не выдержал, когда он на репетиции сказал: «А вот здесь надо сделать так», — я спросил: «Почему?» Он отвечает: «Так во�� здесь написано», и протягивает текст пьесы. Я прочитал раз. Прочитал другой. Спрашиваю: «Где это написано?» — «Да вот здесь же», — и пальцем показывает, а я там все равно ничего не вижу. Но при этом понимаю, что он прав, что тут именно так и надо! Я его и до того уважал, но тогда зауважал окончательно. Некоторые говорят, что с Карбаускисом работать трудно, но у меня было ощущение чистого восторга.

Беседовала Валерия ЖАРОВА


22

«Новая газета» понедельник. №11 3. 02. 2014

Артур СМОЛЬЯНИНОВ, актер театра и кино:

аралимпийцы — такие же спортсмены, которые так же сражаются за награды. Мне кажется, самую главную поддержку в жизни они уже получили. От самих себя. Ведь они побороли свои слабости, втянулись в спорт и в итоге пробились на Паралимпийские игры. Это большой человеческий подвиг. Подвиг духа. Поэтому призываю всех смотреть, болеть, поддерживать спортсменов на Паралимпиаде! И дело не в национальной принадлежности или физических особенностях. Дело — в людях с невероятно сильным характером, которые уже на самом деле давно победили. Они уже выиг-

П

рали свои собственные, сокровенные, тяжелые, кровавые игры. Возможно, в буквальной поддержке как таковой сами паралимпийцы и не нуждаются вовсе. То есть по большому счету будем мы кричать «Россия!» или нет — для них не вещь первоочередного значения. Но знать, что есть кто-то, кто кричит: «Ура! Давай, Леша!» или «Давай, Оля!» — это очень важно! Важно чувствовать, что рядом с тобой есть люди, которые за тебя, и понимать, что ты не один. Подготовила Дарья КОБЫЛКИНА

СМОТРИТЕ, КТО ! Наши паралимпийцы — основные фавориты Сочи-2014. Практически не осталось видов спорта, где россияне не претендуют на медали. Итоги выступления, конечно же, нужно будет подводить после 16 марта, именно в этот день состоится церемония закрытия Паралимпиады. Но вот о результатах подготовки к главным Играм четырехлетия для людей с ограниченными возможностями можно говорить уже сейчас. После заседания исполкома Паралимпийского комитета России министр спорта Виталий МУТКО и президент ПКР Владимир ЛУКИН рассказали о проделанной работе и планах на Сочи-2014.

На прошлой неделе определился состав паралимпийской сборной. На Игры поедет 67 спортсменов Виталий МУТКО: — Наша страна проделала большую работу совместно с Паралимпийским комитетом России и Оргкомитетом Сочи-2014. Было проведено 91 мероприятие в рамках зимних паралимпийских видов спорта. Были выделены

субсидии на подготовку национальной команды, на обеспечение материальнотехнической базы, и в будущем финансовая поддержка паралимпийскому спорту останется на должном уровне. Сочи готов принять более 600 спортсменов-паралимпийцев из 47 стран мира, среди которых будет и 67 наших представителей. Это, кстати, самая крупная наша делегация на международных соревнованиях. Из 67 сборников — 50 впервые примут участие в Паралимпийских играх. У нас молодая, обновленная команда, с большими перспективами и в последующих олимпийских циклах. Добиться этого удалось благодаря воссозданию системы подготовки спортивного резерва, который касается и спортсменов с ограничениями по здоровью. Паралимпийская команда была обеспечена всем необходимым — экипировка, тренеры, специалисты, календарь, лучшие базы. Мы смогли просмотреть огромный

Анна ЖАВОРОНКОВА — «Новая»

«Болейте за паралимпийцев. Очень важно знать, что рядом есть люди, которые за тебя!»

«Мы собрали людей, сильных духом» резерв молодых спортсменов. И я уверен, наша паралимпийская сборная вправе рассчитывать на успешное выступление.

Владимир ЛУКИН: — Мы окончательно утвердили состав паралимпийской команды и выделили ряд решений по развитию паралимпийского движения в нашей стране. За годы проведенной работы из благородной общественной инициативы, подкрепленной государственной поддержкой, наше движение превратилось в достойную часть общественной жизни, небезуспешную, во всяком случае. При формировании нашей команды мы руководствовались единственным

проверенным принципом — спортивным. Надеюсь, что наше единогласие по составу национальной сборной не подведет нас и на этот раз. Мы собрали людей, сильных духом, энергичных, прекрасно подготовленных в спортивном плане. Надеюсь, что им удастся выступить на пределе своих возможностей, учитывая, что у них будет двойная задача. Помимо, естественно, завоевания спортивных наград и здоровой борьбы на лыжных трассах или льду наши спортсмены должны показать себя радушными, гостеприимными, достойными хозяевами Паралимпийских игр. В целом, анализируя состав нашей команды, учитывая высокий уровень конкурентов, призываю ограничиться горячей поддержкой без ненужной эйфории и благодушия. Д. К.


«Новая газета» понедельник. №11 3. 02. 2014

олимпийские иглы

Б

«

Под колпачком Наших биатлонисток ловили на допинге, как настоящих шпионов. Сели им на «хвост» давно, «вели» — долго, в итоге поймали…

П

рименительно к спорту не люблю писать о политике, деньгах и допинге. Все это давным-давно неотделимо от некогда самой чистой забавы, придуманной человечеством, но если думать только о том, что вся пища вредна, то недолго и с голоду помереть. Самое здоровое в спорте — его изначально естественное, любительское начало, не требующее и не зависящее от вышеперечисленных «добавок», а дальше, с каждой новой ступенькой, они начинают влиять больше и больше. В эпоху планетарных

Спортивная карьера 26-летней Ирины Старых — под угрозой

спортивных форумов неизбежны периоды, когда политика лезет из всех щелей, медали обретают запах денег, а негласный лозунг «для победы все средства хороши» перечеркивает все благороднейшие положения Олимпийской хартии. И по части «передозировки» (идеологической, финансовой, «химической») мы, увы, порой оказываемся впереди многих. Можно считать это наследием советских времен, но хватает и благоприобретенных призна-

Возможно, кому-то надоело довольствоваться ролью второго плана — век спортсмена короток, труд и терпение не все перетрут, а кратчайшие способы усилить ресурсы организма давно известны и соблазнительны

быстро, обнаруживается трудно, но если уж обнаруживается… Теперь все заинтересованные лица либо хранят молчание, либо разводят руками и чего-то ждут. Кроме вскрытия пробы «В» ждут понятно чего: олимпийская лавина вот-вот накроет с головой, некогда будет вспоминать о неприятном, да и стоит ли в преддверии праздника заниматься самоедством и лить воду на мельницу внутренних недоброжелателей и внешних врагов? Но если не будем разбираться — значит, так дальше и будем жить. От скандала до скандала, от позора до позора — с небольшими перерывами на праздничные торжества.

Но крупных допинговых скандалов СБР, надо отдать ему должное, сумел избежать — борьба с употреблением запрещенных препаратов велась не декларативная, а вполне реальная. Злые языки утверждали, что и результаты ухудшились именно из-за того, что слишком «очистились», а побеждать честно — разучились. Испорченная репутация — вещь инерционная, ее за один олимпийский цикл не изменишь. Проваленные три подряд чемпионата мира взывали к все новым и новым кадровым изменениям, которые, впрочем,

ской биатлонной команды), оставалось два с небольшим месяца.

Э

ИТАР-ТАСС

очку меда еще только обещают, а ложку дегтя накануне старта домашней Олимпиады ко рту уже поднесли. Все благодаря допинговому скандалу, в эпицентре которого вновь оказались российские спортсменки, в том числе член славной олимпийской дружины. Еще до того, как на официальном сайте Союза биатлонистов России (СБР) появилось покаянное письмо основной фигурантки, у меня практически не было сомнений, что это Ирина Старых. Звездочка из Тюмени, буквально ворвавшаяся в биатлонную элиту в ноябре, занимающая шестое место в общем зачете Кубка мира, ставшая едва ли не главной надеждой женской биатлонной команды на Играх в Сочи. Почему первой пришла на ум именно фамилия подопечной знаменитого тренера Леонида Гурьева, так сразу и не объяснить. Но попробую. То, что второй проштрафившейся, по неофициальным сведениям, является Екатерина Юрьева, удивляет меньше, но вряд ли меньше огорчает — Катя вернулась в биатлон после двухлетней дисквалификации, в какой-то момент показалось, что возвращение может быть успешным, но все сломал допинг-тест, взятый во время рождественско-новогоднего перерыва. Юрьеву в олимпийский состав не включили даже в качестве запасной (это место заняла выступающая на чемпионате Европы Галина Нечкасова), может, не в последнюю очередь из-за того, что некие подозрения у руководства имелись. Спортсменок жалко. Ирине Старых грозит двухлетняя дисквалификация, Екатерине Юрьевой — пожизненная. Надежда на то, что проба «В» запрещенных препаратов не выявит, минимальна, разного рода смягчающие обстоятельства Всемирным антидопинговым агентством (WADA), как правило, в расчет не берутся, а как реагирует на апелляции Международный суд в Лозанне, та же Юрьева знает даже слишком хорошо. Известие, всколыхнувшее весь спортивный мир и уже нанесшее мощнейший удар по престижу хозяев Олимпиады, пришло аккурат накануне печального пятилетнего юбилея самого ��ромкого допингового скандала в российском биатлоне: в феврале 2009-го из-за доказанного применения рекомбинантного эритропоэтина «черную метку» получили сразу трое — Альбина Ахатова, Екатерина Юрьева и Дмитрий Ярошенко. По некоторым сведениям, Старых и Юрьева нынче попались на том же одиозном запрещенном препарате, который просто так не съешь — он вводится в организм только с помощью инъекций. Эффект оказывает сильный, выводится

23

«

ков. А попадаемся чаще не только потому, что за нами как-то особенно пристально следят — заинтересованных конкурентов хватает, но лучше и честнее на себя оборотиться. Новая команда Союза биатлонистов России (СБР) под руководством миллиардера и будущего политика Михаила Прохорова весьма решительно приступала к очищению любимого россиянами вида спорта. Дисквалификация трех ведущих биатлонистов досталась кризисным менеджерам в наследство, а процесс переформатирования имел и побочные явления. Российские биатлонисты стали побеждать реже, а в последнее время — значительно реже.

помогали мало. Как мало помогали и радикальные изменения в инфраструктуре, сфере управления, финансовом, техническом и медицинском обеспечении биатлонной элиты и вида спорта в целом. А побеждать — хотелось. Возможно, комуто надоело ждать и довольствоваться ролью второго плана — век спортсмена короток, труд и терпение не все перетрут, а кратчайшие способы усилить ресурсы организма давно известны и соблазнительны. Немецкого специалиста Вольфганга Пихлера, с некоторых пор возглавившего женскую команду, не полюбили заранее еще и за то, что после одного из громких допинговых скандалов именно он призывал Международный союз биатлонистов (IBU) отозвать лицензию у россиян. Ругая его на чем свет стоит, не стоило, однако, забывать, что бедолага и неудачник Вольфганг в своей российской карьере следил за чистотой процесса не менее пристально, чем вадовские церберы. Его девочки заваливались функционально, утратили лидирующие позиции и не добивались больших побед, но на употреблении запрещенных препаратов не попались ни разу. Весной прошлого года Пихлера понизили в должности, разделив женскую команду на две группы и доверив общее руководство многоопытному Валерию Польховскому. Группа приглашенного известного белорусского специалиста Владимира Королькевича начинала олимпийский сезон куда сильнее, чем команда Вольфганга Пихлера. На первом плане с первого этапа Кубка мира были Ирина Старых и Екатерина Юрьева. До «объяснительной», поставившей крест на олимпийских претензиях новой звездочки (а возможно, и всей жен-

то очень тяжелое чтение. «Я попала в сложную ситуацию и считаю необходимым проинформировать о своем решении покинуть расположение команды на неопределенный срок. Я получила уведомление от IBU, в котором говорится, что одна из моих проб дала положительный результат. Эта новость стала для меня большой неожиданностью. Поверьте, я искренне сожалею о том, что эта история связана с моим именем…» Старых с ходу стала пятой в спринте в шведском Эстерсунде, третьей в спринте в австрийском Хохфильцене, второй в пасьюте во французском Анси и первой в составе эстафетной команды в Рупольдинге. Так мощно в последние годы в нашей женской биатлонной элите никто не дебютировал. Но червячок сомнения (с чего бы такая прыть?) все же нет-нет да и напоминал о себе. Мы слишком привыкли к неудачам, чтобы так сразу возрадоваться явлению нового лидера. Похоже, «на хвост» Старых и Юрьевой, которая тоже с начала сезона заявила о своих олимпийских претензиях, агенты WADA сели с первых успехов. Глава IBU Андерс Бессеберг подтвердил, что фигурантов (в числе пойманных на допинге оказался и литовский биатлонист) соответствующие службы «вели» давно. То есть ловили целенаправленно и методично. Впрочем, «обложена» была вся биатлонная сборная, так что чрезмерное внимание к двум конкретным спортсменкам, возможно, в глаза не бросалось. Некоторые тестовые методы, применяемые WADA, заслуживают всяческого осуждения, но… Не хочешь попадаться — не надо подставляться. И точка. Кем было инициировано возможное применение запрещенного средства, мы узнаем не скоро, если узнаем вообще. Если все так и было, то уму непостижимо, как можно, находясь «под колпаком», накануне домашней Олимпиады рисковать добрым именем спортсменки, биатлонной команды, да и всей российской сборной? Впрочем, это вопрос риторический. Когда министр спорта Виталий Мутко, еще не зная подробностей, воскликнул «не верю!», его было искренне жаль. Мутко гордился тем, что благодаря собственным беспрецедентным антидопинговым мерам сборная России выходит на «зимние, жаркие, свои» с гордо поднятой головой и во всех отношениях чистой. Увы и ах. У нас не все, но многие поспешили обозначить скандал как «происки конкурентов» с попыткой ответа на вопрос «кому выгодно?», но даже если доля истины здесь имеется — никто нас не сможет дискредитировать больше, чем мы сами. Что же касается циничного, но имеющего под собой реальные основания мнения «употребляют все, а попадаются глупые», то становиться «умными», конечно же, надо — но помнить при этом, что умные и продвинутые попадаются тоже. Нещадно губя при этом свое здоровье и подавая чудовищный пример всем, кто стремится на пьедестал. Спорт закончится тогда, когда ценность золотой олимпийской медали мы признаем выше таких понятий, как честь и достоинство. Они еще важнее. Пока важнее. Владимир МОЗГОВОЙ, обозреватель «Новой»


?

?

страницы 12—13

?

страница 20

страница 23

Юлия ПОЛУХИНА, спец. корр. «Новой»:

Лариса МАЛЮКОВА, обозреватель «Новой»:

Владимир МОЗГОВОЙ, обозреватель «Новой»:

Возможность попасть в зал, где слушается «болотное дело», посмотреть на судью, послушать аргументы сторон становится искусственно созданной привилегией

На экранах «Вий»-3D, где гоголевская повесть подобна черту из «Ночи перед Рождеством»: м»:: «спереди — совершенный немец», а «сзади — губернский стряпчий в мундире»

Наших биатлонисток ловили на допинге, как настоящих шпионов. Сели им на «хвост» давно, «вели» — долго, в итоге поймали перед самой Олимпиадой

Операторское Зачем губить свободную печать? Творцов у нас давно не опускали — да и к чему? Транслятор отключать — куда надежней, чем душить носками Дмитрий БЫКОВ ласть — это царь, считалось искони, иль президент с бескрайним аппаратом… А я хочу сказать, что в наши дни главнее всех мобильный оператор. Он может защитить от благ и скверн, от подвига, а равно от подвоха: эпохой созиданья был модерн, а постмодерн — посредничья эпоха. Тогда был меч, а нынче важен щит. Мы можем вякать сколь угодно громко — но если оператор отключит, то хрен нас кто услышит, за щитом-то. Мы можем повторять, что власть слепа, — но в ней ли дело? К счастью ли, к несчастью, — мобильных операторов толпа стоит меж нами и любою властью. Тут важно быть посредником, мостом. Всевластен не хозяин скотобазы, а тот, кто положил ему на стол старательно настриженные фразы. Трансляторы, верховные чины! Обогащенье ваше не случайно: мы где-то есть, но мы отключены решением верховного билайна. Я не к тому, что лидер сверхумен и сверхгуманен: нет, ни в коем разе; решает — он, но думает — не он, а некое подобье сверхминсвязи. Зачем губить свободную печать? Творцов у нас давно не опускали — да и к чему? Транслятор отключать — куда надежней, чем душить носками. Посредник незаметен, мелковат, конкретно никому не интересен — и главное, ни в чем не виноват. «Тут чисто бизнес», — вам ответит Лесин и будет прав, хоть бей об стену лбом, хоть с телебашни пылко дербалызнись… В любом конфликте, в случае любом идей давно не видно. Чисто бизнес. Обрежешь в нужный час любую нить — и баста. Соловья не кормят басней. В сегодняшней России надо быть транслятором. Оно и безопасней. Но тут я прерываюсь: Боже мой! Завешен смогом, в облаке упрятан, — меж Господом и нашею страной какой-то есть мобильный оператор. Посредников незримый легион там поглощает звуковые волны, молитв российских не доносит он,

Петр САРУХАНОВ — «Новая»

В

а только рапортует: всем довольны! Зачем решать земные их дела? Подкатывает сладостная леность. «А как там Русь? Пока не померла?» — «Похрюкивает, вашество, заелась!» Который год они не слышат нас — у их глушилок мощности хватает; но горестней всего, что Божий глас опятьтаки до нас не долетает. Бывалоча, еще в СССР, где тоже было муторно и вязко, — доносится сюда из высших сфер то музыка, то рифма, то подсказка… Господь нередко с нами говорил, и каждый мог рассчитывать на сверку, — а нынче только патриарх Кирилл, и непонятно, есть ли

что-то сверху. Закатный блеск подернулся золой, звезда мерцает тускло и убого. Нет, не война меж небом и землей, а пелена сплошная, вроде смога, и сам Господь как будто ни при чем. Обрезаны связующие нити. — О, Господи! — Ваш номер отключен. Хотите — оператора смените. За что? Мы не платили по счетам? Не слушались тебя? Надежда тает. Сменили бы — но кажется, и там таких же операторов хватает. «Нет сил моих. Мне видеть невтерпеж, как белизну забрасывают гря-

NovayaGazeta.Ru РЕДАКЦИЯ Дмитрий МУРАТОВ (главный редактор) Редакционная коллегия: Ольга БОБРОВА (обозре��атель), Сергей КОЖЕУРОВ (первый зам главного редактора), Андрей КОЛЕСНИКОВ (шеф-редактор), Андрей ЛИПСКИЙ (зам главного редактора, редактор отдела политики), Нугзар МИКЕЛАДЗЕ (зам главного редактора, редактор службы информации), Алексей ПОЛУХИН (редактор отдела экономики), Георгий РОЗИНСКИЙ (зам главного редактора), Юрий РОСТ (обозреватель), Петр САРУХАНОВ (главный художник), Юрий САФРОНОВ, Сергей СОКОЛОВ (зам главного редактора, расследования — «отдел Юрия Щекочихина»), Ольга ТИМОФЕЕВА (редактор отдела культуры), Олег ХЛЕБНИКОВ (зам главного редактора), Виталий ЯРОШЕВСКИЙ (зам главного редактора, омбудсмен редакции)

*Шекспир.

www.novayagazeta.ru

Редакторы номера: Р. Дубов, Г. Розинский

Наш адрес в интернете:

зью»…* Похоже, оставался только дождь меж небом и землей последней связью; он тоже применялся к временам — по капельке, отнюдь не из брандспойта, — но кое-как просачивался к нам и приносил с собой озон какой-то. Когда под ним по улице идешь — то как-то вспоминаешь смысл и цену… Но оператор отключил и дождь. О, Господи! Убей его об стену.

Обозреватели и специальные корреспонденты: Роман АНИН, Юрий БАТУРИН, Борис БРОНШТЕЙН, Борис ВИШНЕВСКИЙ, Ирина ГОРДИЕНКО, Эльвира ГОРЮХИНА, Елена ДЬЯКОВА, Зоя ЕРОШОК, Вячеслав ИЗМАЙЛОВ, Сергей КАНЕВ, Павел КАНЫГИН, Елена КОСТЮЧЕНКО, Юлия ЛАТЫНИНА, Елена МАСЮК, Владимир МОЗГОВОЙ, Ирек МУРТАЗИН, Галина МУРСАЛИЕВА, Леонид НИКИТИНСКИЙ, Ирина ПЕТРОВСКАЯ, Алексей ПОЛИКОВСКИЙ, Юлия ПОЛУХИНА, Елена РАЧЕВА, Людмила РЫБИНА, Слава ТАРОЩИНА, Марина ТОКАРЕВА, Павел ФЕЛЬГЕНГАУЭР, Диана ХАЧАТРЯН, Вера ЧЕЛИЩЕВА, Наталья ЧЕРНОВА Ведущие рубрик: Евгений БУНИМОВИЧ, Дмитрий БЫКОВ, Александр ГЕНИС, Павел ГУТИОНТОВ, Александр ЛЕБЕДЕВ, Юрий РЕВИЧ, Кирилл РОГОВ, Дина РУБИНА, Владимир РЫЖКОВ, Ким СМИРНОВ, Артемий ТРОИЦКИЙ, Сергей ЮРСКИЙ Руководители направлений: Руслан ДУБОВ (спорт), Лариса МАЛЮКОВА (кино), Елена МИЛАШИНА (спецпроекты — «отдел Игоря Домникова»), Надежда ПРУСЕНКОВА (пресс-служба) Собственные корреспонденты: Надежда АНДРЕЕВА (Саратов), Георгий БОРОДЯНСКИЙ (Омск), Иван ЖИЛИН (Киров), Сергей ЗОЛОВКИН (Гамбург), Сергей КУРТ-АДЖИЕВ, Наталья ФОМИНА (Самара), Виктория МАКАРЕНКО (Ростов-на-Дону),

Александр МИНЕЕВ (Брюссель), Ольга МУСАФИРОВА (Киев), Нина ПЕТЛЯНОВА (Санкт-Петербург), Алексей ТАРАСОВ (Красноярск), Евгений ТИТОВ (Краснодар), Ирина ХАЛИП (Минск) Группа выпуска: Станислав АРТЕМОВ (помощник шеф-редактора), Юрий КОЗЫРЕВ (директор фотослужбы), Анна АРТЕМЬЕВА, Евгений ФЕЛЬДМАН (фотокорреспонденты), Анна ЖАВОРОНКОВА, Алексей КОМАРОВ, Татьяна ПЛОТНИКОВА (бильдредакторы), Оксана МИСИРОВА, Надежда ХРАПОВА, Вероника ЦОЦКО (технические редакторы, дизайн, макет) WEB-редакция: Константин ПОЛЕСКОВ (редактор), Зинаида БУРСКАЯ, Мария ЕПИФАНОВА, Сергей ЛИПСКИЙ, Наталья ПОЛОВИНКО, Ольга ПРОСВИРОВА, Евгений ШИРЯЕВ

дирекция Ольга ЛЕБЕДЕВА (директор АНО «РИД «Новая газета»), Светлана ПРОКОПЕНКО (заместитель директора), Валерий ШИРЯЕВ (заместитель директора), Ярослав КОЖЕУРОВ (юридическая служба), Светлана БОЧКАЛОВА (распространение), Владимир ВАНЯЙКИН (управление делами), Вера ИЛЬЕНКО (реклама), Наталья ЗЫКОВА (персонал) Сталина УСПЕНСКАЯ (директор по уюту)

АДРЕС РЕДАКЦИИ: Потаповский пер., д. 3, Москва, 101000. Пресс-служба: 8 495 926-20-01 Отдел рекламы: 8 495 648-35-01, 621-57-76, 623-17-66, reklama@novayagazeta.ru Отдел распространения: 8 495 648-35-02, 623-54-75 Факс: 8 495 623-68-88. Электронная почта: 2014@novayagazeta.ru Подписка на электронную версию газеты: distrib@novayagazeta.ru Подписные индексы: 32120 (для частных лиц) 40923 (для организаций) Подписка на газеты и журналы по Москве через интернет: www.gazety.ru Газета печатается вo Владивостоке, Екатеринбурге, Краснодаре, Москве, Нижнем Новгороде, Новосибирске, Ростове-на-Дону, Рязани, Самаре, Санкт-Петербурге. Зарубежные выпуски: Германия, Израиль, Казахстан

Общий тираж — 248 550 экз. Тираж сертифицирован Novayagazeta.Ru — 9 974 018 просмотров за январь 2014 г. Материалы, отмеченные знаком ® , печатаются на правах рекламы.

«Новая газета» зарегистрирована в Федеральной службе по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия. Свидетельство ПИ № ФС 77-24833 от 04 июля 2006 г. Учредитель: ЗАО «Издательский дом «Новая газета». Редакция и издатель: АНО «Редакционно-издательский дом «Новая газета». Адрес: Потаповский пер., д. 3, Москва, 101000.

© АНО «РИД «Новая газета», 2014 г. Любое использование материалов, в том числе путем перепечатки, допускается только по согласованию с редакцией. Ответственность за содержание рекламных материалов несет рекламодатель. Рукописи и письма, направленные в Редакцию, не рецензируются и не возвращаются. Направление письма в Редакцию является согласием на обработку (в том числе публикацию в газете) персональных данных автора письма, содержащихся в этом письме, если в письме не указано иное

Срок подписания в печать по графику: 23.30, 01.02.2014 г. Номер подписан: 23.30, 01.02.2014 г. Отпечатано в ЗАО «Прайм Принт Москва». Адрес: 141700, МО, г. Долгопрудный, Лихачевский проезд, д.5В. Заказ № 504. Тираж — 49300 экз. Общий тираж — суммарный тираж московских и региональных выпусков за неделю. Цена свободная.


«Новая газета» №11 (понедельник) от 03.02.2014