Issuu on Google+

Координационный совет:

Скорее жив, чем мертв Многие ждали, что на заседании в субботу КС сам себя похоронит. Накануне некоторые СМИ писали, что совет прекращает работу чуть ли не в полном составе. Этого, однако, не произошло: в КС решено провести новые выборы

понедельник

среда

пятница

страницы 7—8

№ 106 (2101) 23.09.2013 г.

СКАН

ДАЛ

Империя маэстро РАСС

ЛЕДО

ВАНИ

Е

«Хозяин темы» «Кофейное дело»: бригадой правоохранителей, пустившей по миру литовского бизнесмена, фактически руководил старший лейтенант Владимир Орлов, сын бывшего сенатора, а ныне губернатора Владимирской области Светланы Орловой страницы 8—9

Бизнес-идеи Валерия Гергиева сотрясают Петербург уже не первое десятилетие. И каждый следующий его проект — масштабнее и затратнее предыдущего. На этот раз маэстро решил собрать под одной крышей Мариинский театр, Академию русского балета им. Вагановой, Петербургскую консерваторию и Российский институт истории искусств страницы 2—3

«Нам сказали, что будут брать ПРОЦ ЕСС Кремль» События на Болотной площади глазами сотрудников ОМОНа — ныне потерпевших страницы 16—17


2

«Новая газета» понедельник. №106 23. 09. 2013

ноты протеста

Империя маэстро

Ты помнишь, как все начиналось… Сейчас о первой авангардной и грандиозной затее Валерия Гергиева — предложить построить здание второй сцены Мариинского театра американскому архитектору Эрику Моссу — почти не вспоминают. А жаль: и дело не в том, что это был блестящий пиар-ход, который вызвал в обществе бурную полемику о современной архитектуре в историческом центре Петербурга и о том, как нужна новая оперная сцена. Обсуждение «мусорных мешков» Мосса, как с легкой руки архитектурных критиков стали называть это сооружение горожане, затмило тогда, в 1999 году, впервые озвученные Валерием Гергиевым свои творческие аппетиты: кроме нового театра маэстро мечтал получить в свое управление и одну из самых удивительных территорий Петербурга — остров Новая Голландия, находящийся буквально в пяти минутах от Мариинского театра. Эрик Мосс тогда, по просьбе Гергиева, предлагал свое архитектурное решение не только новой театральной сцены (которое на тот момент стоило 4,5 млрд рублей), но и всей Новой Голландии, где маэстро планировал создать театрально-концертный комплекс под крылом Мариинки. Проект моссовского здания театра обсуждался широко и привлек основное внимание градозащитников и общественности, а Новая Голландия и объединительные проекты Гергиева ушли в тень. Тем более что остров со всеми постройками оставался в ведении службы Балтийского флота. Только в конце 2004 года военные освободили остров, а все объекты передали городу. И почти сразу идея застройки Новой Голландии снова выплыла. Правда, Валерий Гергиев как будто бы не имел к этому прямого отношения, но в СМИ он охотно озвучивал свои мечты — большой отель, современная концертная площадка, на которой могли бы выступать и артисты Мариинки, и т.д. Был объявлен международный конкурс, в котором победил проект Нормана Фостера — с большой гостиницей, концертными залами и площадками. Но из-за проблем с финансированием он не был осуществлен. У Валерия Гергиева в это время развивался «бурный роман» с проектом Мариинки-2 французского архитектора Доминика Перро. Этот проект стал победителем международного конкурса. Маэстро был горячим сторонником золотого купола Перро и голосовал за проект, первоначальная стоимость которого оценивалась в 100 млн долларов. Окончание стройки планировалось в 2008 году. Но вместо строительства начался затяжной скандал с Домиником Перро: российские строители предъявили французскому архитектору обвинения в том, что в проекте отсутствуют необходимые коммуникации, что проект не соответствует строительным российским нормам. Перро отказался от авторства окончательного варианта, доделывали его канадские архитекторы, сама стройка затянулась до весны 2013 года, а стоимость проекта выросла в 7 раз. Когда архитекторы канадской мастерской Diamond & Schmitt Architects (приглашенные Валерием Гергиевым) представляли СМИ свое детище весной этого года, финальная сумма затрат оценивалась в 720 млн долларов. Теперь на содержание Мариинки-2 потребуется серьезное увеличение всей труппы — нужны новые танцоры, вокалисты, дирижеры, педагоги. Не говоря уже об обслуживающем персонале. По мнению Гергиева, театру необходимо еще не меньше тысячи человек, следовательно, расходы на содержание придется увеличить с 2,5 до 4 миллиардов рублей в год. Естественно, из бюджета страны. — Вообще, вся эта затея Гергиева — только бизнес-проект, и ничего больше, — считает Михаил Золотоносов, известный петербургский архитектурный критик. — Новая Голландия, которую в этом году

закрыли от посетителей, чтобы начать строительство гостинично-концертного комплекса, — рядом.

По взмаху золотой палочки Новая объединительная идея маэстро стала очередным «холодным душем» для Петербурга: на этот раз Гергиев решил собрать под одной крышей Мариинский театр, Академию русского балета им. Вагановой, Петербургскую консерваторию и Российский институт истории искусств. Причем Валерий Абисалович предложил не просто объединение — он сделал отличный пиар-ход: предложил президенту Владимиру Путину встать во главе «Национального центра академического театрального и хореографического искусства». О том, что дирижер Мариинки покушается на здание РИИИ (Зубовского института), Татьяна Клявина, его тогдашний ректор, говорила еще в прошлом году: осенью 2012 года в министерство пришло письмо за подписью Валерия Абисаловича, в котором он излагал идею объединения. Об этом Клявина неоднократно заявляла в СМИ, но Владимир Мединский, министр

«

Гергиев приходил несколько раз в этом году. Директор Вагановки видела «письмо с идеями» еще год назад, но Гергиев давно говорит об объединении балетной школы и Мариинки, к этим разговорам здесь привыкли и уже не обращали внимания. Тем более большая часть выпускников училища действительно танцует на этой прославленной сцене, почти все преподаватели — бывшие танцоры театра. Однако последние визиты маэстро потрясли преподавателей училища — они не могут забыть, как Гергиев, осматривая учебные залы, рассуждал, что ему «распеваться негде». «Распеваться» или еще для каких нужд потребовались маэстро роскошные дворцы в центре Петербурга — не так важно, понятно, что за всеми объединительными идеями стоит в первую очередь интерес к недвижимости: в Зубовском особняке произвели комплексную реставрацию, теперь старинный особняк выглядит инвестиционно привлекательно. Вагановское училище тоже отлично отреставрировали в подарок к 275-летию Академии русского балета, который она отметила этой весной. Не говоря уже о местоположении обоих зданий: Исаакиевская площадь

На этот раз Гергиев решил собрать под одной крышей Мариинский театр, Академию русского балета им. Вагановой, Петербургскую консерваторию и Российский институт истории искусств

культуры, называл эти предположения бредовыми. И только в минувшую пятницу, на совещании в министерстве, признался, что гергиевская идея объединения известна ведомству уже год. А осенью прошлого года РИИИ пережил несколько визитов чиновников министерства, которые тогда институту показались более чем странными. Сначала в Зубовский прибыл Никита Степанов, сейчас — советник министра культуры, в недавнем прошлом — глава «Фонда развития жилищного строительства», известный тем, что именно он подписал документы об изъятии земель у Всероссийского НИИ растениеводства им. Вавилова. Этот «отбиратель земель» очень внимательно осмотрел здание, оценил сделанный ремонт и молча уехал. Следом за ним в Зубовский приехали Гергиев и Мединский: они проинспектировали здание и, похоже, остались довольны результатами. Но снова ничего не рассказали о цели своего визита. А в это время письмо с предложением передать РИИИ под крыло Гергиева уже лежало у министра на столе. В Академию балета им. Вагановой, как рассказала ее директор Вера Дорофеева,

Бизнес-идеи Валерия Гергиева сотрясают Петербург уже не первое десятилетие. И каждый следующий его проект — масштабнее и затратнее предыдущего

«

и улица Зодчего Росси — золотые места Петербурга. Бизнес-планы Гергиева особенно впечатляют на фоне финансовых скандалов, в которых замешаны приближенные к Гергиеву люди. Недавно завершился суд над бывшим директором благотворительной организации «Фонд Валерия Гергиева» Игорем Зотовым и его знакомым Казбеком Лакути (близким родственником Гергиева). Тверской районный суд Москвы приговорил Игоря Зотова к 8 годам лишения свободы за похищение 245 млн рублей. Зотов не признал себя виновным, но весь ущерб фонду выплатил. Казбек Лакути отделался условным сроком. Сам маэстро был признан потерпевшим. На фоне сотен миллиардов долларов из российского бюджета, в которые обходится стране золотая дирижерская палочка самого маэстро, несколько сот миллионов рублей выглядят скромной статистической погрешностью.

Наталья ШКУРЕНОК Санкт-Петербург

Кроме нового театра маэстро мечтал получить в свое управление и одну из самых удивительных территорий Петербурга — остров Новая Голландия


«Новая газета» понедельник. №106 23. 09. 2013

3

МНЕНИЕ

«Разнообразие дает свободу, без которой невозможно настоящее искусство»

Михаил ГАНТВАРГ, ректор СанктПетербургской консерватории, профессор, народный артист РФ:

РИА Новости

— Идея Валерия Гергиева — абсолютно контрпродуктивна, в ней нет ни одного положительного параметра. К сожалению, сам Валерий Абисалович до конца не понимает разницу между обучением в консерватории и творческим процессом в театре. Как объяснял нам на совещании Владимир Мединский, министерство просто хочет небольшую надстройку под началом Гергиева, которая руководила бы культурой. Но культуре не нужны надстройки, ей не нужно постороннее руководство — ей не надо мешать! И я очень рад, что на совещании в министерстве, где собрались выдающие деятели культуры и Москвы, и Петербурга, чтобы обсудить вопрос объединения, все единодушно высказались против, ни один не выступил за. Потому что ничего, кроме гигантомании, за этой идеей Гергиева нет. Консерватория 150 лет существовала и еще столько же простоит. И надо беречь и улучшать то, что было создано до нас, сохранять традиции, а не разрушать.

Вера ДОРОФЕЕВА, директор училища им. Вагановой: — Причины появления этой идеи и активность Валерия Абисаловича, помоему, очевидны: года через полтора старая Мариинка пойдет на капитальный ремонт, в огромном здании нового театра сделан только один репетиционный зал для артистов балета, а у нас в училище их много, вот где раздолье! По-моему, эта идея продиктована лишь жаждой денег, власти, территории. А слова Валерия Абисаловича, что у нас стали плохо готовить артистов, — это его фантазии: у нас одни и те же педагоги — и в театре, и в училище. По-моему, есть другая серьезная проблема: всегда должности дирижера, директора, художественного руководителя в любом театре разделялись, потому что нельзя объять необъятное. А Гергиев — един во всех лицах. Притом что он почти не бывает в России, в Петербурге. Что же это за руководитель? Я в отпуск не могла уйти почти 5 лет, пока шла реконструкция нашего здания, а маэстро в городе не появляется. Как же он может судить о том, что происходит даже не в его театре, а в других институтах?

Татьяна КЛЯВИНА, бывший ректор Института истории искусств: — Я видела все документы, которые обосновывают идеи Гергиева: и письмо, в котором он говорит о нерегулярном

финансировании Вагановского училища, провале ведомственного образования, необходимости улучшения подготовки кадров и восстановления дирекции императорских театров. Знакома и с проектом президентского указа о грядущем слиянии, и с обоснованием идеи этого объединения, подписанной Гергиевым. Уверена, что не сам Валерий Абисалович готовил эти бумаги, что есть некие третьи силы, которые хотят объединения, но пока не выходят из тени. В этом объяснении меня больше всего тревожат два момента. Первый — в самом начале текста предполагается внести изменения в учредительные документы объединяемых структур. И все. Будут ли они потом закрыты, потеряют ли юридическое лицо или сохранят, будет ли у них какая-то автономия, казенные это будут учреждения или бюджетные — ничего не прописано. Фактически это не проект, а только идея, у которой нет ни экономического, ни содержательного, ни культурологического, ни политического, ни государственного обоснования. Экспертному сообществу здесь даже обсуждать нечего, содержания нет, есть голое желание. Второй момент, особенно значимый, — что создаваемый центр предлагается освободить от большинства процедур, связанных с проведением госзакупок. Да, все возмущаются 94-ФЗ, он сильно осложняет жизнь, но все же дает некую публичность. Я всегда могу узнать, сколько потратило, например, СПбГУ на охрану или мебель. А в обосновании объединения Мариинки, консерватории и Вагановского училища настойчиво говорится, что новый Национальный центр искусств будет от всего этого освобожден! Все закупки будут делаться в закрытом режиме. Фактически получается некая надгосударственная структура, в которой все финансовые потоки будут скрыты от глаз общественности. Сергей СЛОНИМСКИЙ, народный артист РФ, лауреат государственных премий, академик Российской академии образования, преподаватель консерватории: — Петербургская консерватория готовит кадры не только для Мариинки, наши выпускники работают во многих театрах и филармониях мира. Так что идеи Гергиева — это только претензия на самодержавие, желание подчинить все своему театру. Сам Валерий Абисалович учился у замечательного педагога Мусина, который воспитал не только его, но и Темирканова, и Бычкова, и Синайского. Гергиев считает, что сейчас учат хуже, — это неправда, я знаю большое число молодых музыкантов, наших выпускников, высокопрофессиональных, которые выступают на многих концертных площадках. А Гергиеву просто некогда слушать этих музыкантов, ему некогда

«

обсудить с ректором консерватории свой амбициозный проект, прежде чем подать его министру. Ему стоит больше заниматься своим театром, больше обращать внимание на своих музыкантов, артистов балета, которые чувствуют себя рабами в театре. Что касается композиторского отделения, то у нас сейчас процветают все направления в музыке. А если придет Гергиев, он точно приведет своего человека: он уже не один год рекомендует ректору консерватории взять некоего Смелкова, своего друга по интернату, чьи оперы он, единственный, и ставит. А для Смелкова любой диссонанс в музыке — это катастрофа, как для советских руководителей в 1948 году. И если он придет, у нас весь авангард музыкальный просто исчезнет. И что это за административный восторг, сколько можно в угоду отдельным самонадеянным людям, у которых нет времени заниматься повседневными делами театра, сколько можно им подчиняться? Эта система фаворитизма, назначенчества — абсолютно недемократическая, а какая-то архаичная, как из Средневековья. Именно такое поведение чиновников и приводит к протестному голосованию по всей стране на всех выборах. Если бы подчинили консерваторию Мариинке, я бы тоже вышел на все митинги протеста, голосовал бы против всех представителей власти на всех выборах. Так что власти нужно подумать — нужен ли ей этот административный восторг чиновников, которые не хотят сокращать свои шестизначные зарплаты, а хотят экономить на тех, кто работает и за чей счет эти чиновники живут.

Александр СОКУРОВ, режиссер: — Я не видел письма Валерия Абисаловича, в котором он излагает свои идеи, поэтому не возьмусь судить о них. Кстати, было бы разумно и грамотно, если бы Министерство культуры опубликовало это письмо, чтобы не плодить слухи и домыслы. Но при общем взгляде на идею такого глобального объединения хочу сказать, что это выглядит, как если бы «Ленфильм» предложил объединиться с «Мосфильмом» и всеми остальными киностудиями страны — это не пошло бы на пользу киноискусству, мы такие объединения уже переживали. В культуре очень важно, чтобы было всего много, чтобы было разнообразие — именно это дает свободу, без которой невозможно настоящее искусство. Вагановка и Мариинский театр — абсолютно разные структуры, хотя и работающие в одной сфере. И они должны оставаться такими.

Фактически получается некая надгосударственная структура, в которой все финансовые потоки будут скрыты от глаз общественности

«


4

«Новая газета» понедельник. №106 23. 09. 2013

Исполнение регионами предвыборных обещаний Путина невозможно в существующей системе межбюджетных отношений

Красноярск в шаге от банкротства Прошлогодние предвыборные обещания Владимира Путина, которые регионы теперь обязаны выполнять в рамках существующей в стране системы распределения налоговой базы — с максимальной ее централизацией в Москве, — подвели их к черте банкротства.

Н

аиболее отчетливо это видно, как водится, в регионах-донорах. Так, дефицитный бюджет Красноярского края текущего года выполнен не будет. Оценки недостающих сумм колеблются от 4 до 14 млрд рублей. Об этом сообщил председатель регионального Заксобрания Александр Усс. В причинах гигантского финансового разрыва Усс предложил разбираться депутатам, а от губернатора и краевого премьера он ждет отчета. В принципе, ничего неожиданного не произошло: еще в начале года об ожидающей край «финансовой трагедии» предупреждал глава краевого минфина Роман Одинцов. Он заявил, что реализация предвыборных обещаний президента, вылившихся в десяток указов, подписанных в мае прошлого года, грозит краю масштабным урезанием бюджетных расходов. Чтобы поднять жалованье бюджетникам до обещанного Путиным уровня, край должен где-то найти десятки миллиардов (по экспертным оценкам, на ближайшие три года дополнительно требуется не ме-

место нее 114 млрд). Это можно сделать, лишь порезав или ликвидировав другие расходные статьи и напрочь увязнув в долгах. Федеральных дотаций для региона-донора не предусмотрено. Дефицит образуется колоссальный, «если не критичный» — в терминах Одинцова. Сам он вскоре после этих своих заявлений подал в отставку, а руководители края попытались снять напряжение. Краевой п��емьер Виктор Томенко разъяснил, что выполнение задач, определенных пакетом майских указов президента, является безусловным приоритетом. А потому нужно еще раз тщательно рассмотреть все возможности, резервы и существующие планы. Не получилось. Даже при спланированном дефиците регионального бюджета в этом году в 21 млрд. По расчетам вице-спикера краевого Заксобрания Всеволода Севастьянова, к 2016 году при бюджете в 162 млрд рублей долг составит 88 млрд. Сейчас Заксобрание решило сокращать госаппарат. Но насколько это поможет урезать дефицит бюджета? Похожие проблемы и у многих других регионов. И в Сибири, и в европейской России. В особенности у доноров. У нас, конечно, не Америка. Красноярск, как Детройт, на банкротство не подаст, и антикризисного управляющего не пришлют, хотя, может, и следовало бы. Во всяком случае, пока не видно осмысленной политики по предотвращению финансового коллапса. Требовать от Путина изменения межбюджетных отношений некому. Нет таких региональных лидеров. Менять что-то в собственной политике краевые власти тоже не в состоянии: сначала они раздают налоговые льготы энергетикам, РУСАЛу, просят Кремль о налоговых послаблениях «Роснефти», а потом удивляются несбалансированности бюджета. Тот же Усс упомянул Ванкорское месторождение, осваиваемое «Роснефтью»: его «запускали, предполагая, что доходы края от новой нефтяной отрасли будут сопоставимы с платежами Норильского комбината. Но эти платежи последовательно сокращались, а теперь становятся минимальными». Алексей ТАРАСОВ, соб. корр. «Новой», Красноярск

Ульяновские власти вплоть до выборов скрывали от жителей новость о том, что на территории городского парка планируется построить отель

Молчали до победного В Ульяновске обостряется противостояние жителей города и застройщика, намеренного возвести отель на территории парка имени Ильи Ульянова. Люди установили палатку и ведут круглосуточное дежурство, чтобы не допустить начала строительства.

М

естная компания-застройщик «Нью Сити» обнесла место предполагаемой стройки забором и отказывается рассматривать другие варианты размещения отеля: по словам юриста фирмы Виталия Иванова, в проект уже вложено 70 млн рублей. Фирма обещает за свой счет пересадить около сотни деревьев — целую рощу. Авторитетные экологи утверждают, что перенос 30-летних деревьев, особенно хвойных пород, означает их верную гибель. Застройщик обещает благоустроить неухоженный парк, «в котором обитают лишь наркоманы и бомжи». Граждане возражают: в том, что парк заброшен, виновата местная власть, по этой логике можно загадить любой городской парк, а потом построить в нем отель. По генплану города, спорная площадка под отель «Мариотт» находит-

ся в зеленой зоне, где строительство запрещено. Но в 2009 году областное правительство издало постановление, которое относит этот участок к зоне регулируемой застройки, где можно возводить здания высотой до 12 этажей. В начале лета руководство города уверяло, что никакого разрешения на строительство в парке нет и не будет, но 19 июля разрешение было подписано без учета мнения жителей и вопреки рекомендациям градостроительного совета, экологической и общественной палат. Вплоть до региональных выборов 8 сентября это решение замалчивалось, и только после «триумфальной» победы партии власти застройщик начал работы. Люди сочли себя обманутыми. Глава города Марина Беспалова и губернатор области Сергей Морозов до сих пор хранят гробовое молчание. Законодательное собрание нового созыва, в котором 31 депутат из 36 представляет ЕР, отказалось создавать специальную комиссию для изучения ситуации. Сергей ГОГИН — специально для «Новой»,Ульяновск

Замечательный режиссер Борис Павлович покидает театр на Спасской и уезжает из Кирова

Борис Павлович

Я (не) уеду — Пока не даю комментариев, — говорит Павлович журналистам. — Решение уехать из Кирова принял этим летом. Встречусь с Никитой Белых и потом объясню свою позицию. И тут же отмечает: «Ни с кем конфликтов не имею». А ему пишут: «Борис, очень жаль, что Киров Вас потеряет».

П

авлович приехал в Вятку в 2006 году из Санкт-Петербурга. В Питере он был режиссером Государственного Пушкинского театра, а в Кирове — стал художественным руководителем ТЮЗа. С этого момента жизнь в городе изменилась: молодежь пошла на спектакли. В 2008 году Павлович ставит спектакль «Наивно. Супер» по роману норвежского писателя Эрленда Лу. История о молодом человеке, переживающем кризис, идет с аншлагом. В 2010 году Павлович ставит спектакль «Так-то да», посвященный быту современного Кирова. В этом спектакле перемешиваются и девочки-готы, которых можно часто встретить у ЦУМа, и печальный мужчина в Центре занятости, ищущий работу, и сотрудницы Музея им. Грина, и загрязняющий Вятку Биохимзавод. Павлович не только говорил со зрителем на его языке, но и заставлял зрителя участвовать в спектаклях. В 2011 году на сцене ТЮЗа был поставлен спектакль «Я (не) уеду из Кирова», в котором не было ни одного профессионального актера. Главными действующими лицами стали школьники 9—11-х классов, которые рассказывали, почему они хотят

или не хотят покинуть родной город. Спектакль играли до мая 2012 года. Потом большинство актеров получили аттестаты и уехали искать лучшей жизни в Москву, Петербург, Казань и Нижний Новгород. Его критиковали за неклассический подход, за несоблюдение канонов. Но там, где каноны соблюдались, — кресла пустели. А в ТЮЗе, в театре на Спасской улице, — стояли очереди за билетами. Павлович сделал театр настоящим социальным проектом. В музее «Галерея прогресса» он не раз ставил спектакли в поддержку Леонида Ковязина — кировчанина, «узника Болотной площади». Люди приходили смотреть спектакли, а заодно — жертвовали деньги в помощь Ковязину. Удавалось собирать до 20 000 рублей за спектакль. …Павлович уходит. Кирову будет его не хватать. Иван ЖИЛИН, соб. корр. «Новой», Киров P.S. Борис Павлович будет работать в театре на Спасской до ноября 2013 года. Город еще увидит спектакли «Под кукушкиным гнездом» по роману Кена Кизи и «Кукольный дом» по пьесе Генрика Ибсена.

В Самаре открылась Всероссийская научнопрактическая конференция психиатров

С ума сойти можно Мероприятие собрало более 500 научных сотрудников и врачей-психиатров, наркологов, неврологов, психотерапевтов из России, ближнего и дальнего зарубежья.

У

же на подступах к отелю «Холидей инн» стоят, сидят на лавках, прогуливаются, курят, паркуют автомобили и высаживаются из такси психиатры разных видов. Это солидные мужчины в костюмах, молодые мужчины с айпадами, дамы на каблуках и при кожаных портфельчиках. Непосредственно у дверей встречает транспарант «Трансляционная медицина — инновационный путь развития современной психиатрии». Холл густо заставлен постерами с рекламой лекарственных средств: «Уверенное купирование обострений шизофрении» — на картинке пара из седовласого мужчины и юной девушки уходит, по обыкновению, в закат и босиком. Организованная Минздравом конференция относится к «балльным» мероприятиям — участвующие врачи получат баллы, необходимые для аттестации, повышения разряда и прочих вещей, частично определяющих зарплату. И конечно, гораздо веселее пить кофе в вылизанном холле гостиницы «Холидей инн», чем привязывать психбольных к казенным койкам. Кофе варится, кок-

тейли смешиваются, в наличии виски и коньяк. Группа женщин в трикотажных «двойках» (кардиган и блуза одного тона) фотографируется в гостиничных интерьерах. Их лица максимально серьезны. Называют себя общественной организацией «Женщины за психическое здоровье». Запах кофе смешивается в неравных долях с парфюмом. Кровь, взбодренная кофеином, сахаром и алкоголем, весело совершает положенные круги кровообращения. Психиатры знают толк в насыщении крови разными веществами. Собирается медицинское начальство местного значения: руководитель управления организации социально значимой и специализированной медицинской помощи, заместитель ректора медицинского университета, а министр здравоохранения Вероника Скворцова не приедет, она в Хабаровске, борется с наводнением. В программе конференции — пленарные заседания, семинары, работа по секциям, круглые столы экспертов по наиболее значимым темам психиатрии. Может быть, кто-то послушает семинар-другой, да и разберется в сущности трансляционной медицины. Наталья ФОМИНА, соб. корр. «Новой», Самара


«Новая газета» понедельник. №106 23. 09. 2013

событий Полиция оштрафовала «патриотов» за несанкционированное шествие, проигнорировав откровенно фашистскую выходку

Елена Костюченко специальный корреспондент «Новой» Симонов говорит, что именем журналистки Юдиной, убитой в Калмыкии, улицу назвали через 15 лет, поэтому «жить надо долго»

«Белый вагон» Фрунзенский суд Саратова рассмотрел административное дело в отношении участников шествия, проведенного патриотически настроенными гражданами в центре города. Как полагает полиция, шествие было несанкционированным, ведомство обратилось в суд с просьбой оштрафовать взрослых участников и наказать родителей несовершеннолетних.

П

о рассказам саратовцев, размещенным в соцсетях, поводом для выступления стал конфликт с приезжими, случившийся незадолго до того. Во время празднования Дня трезвости на центральной площади Саратова активисты в майках с имперскими флагами сцепились с молодыми выходцами с Кавказа, которые якобы стали оскорблять любителей «пробежек». Спустя несколько часов враждующие повстречались на пересечении улиц Соколовая и Рогожина, один из патриотов оказался в больнице. По мнению соратников, он был ранен в голову из травматического пистолета. Областное ГУ МВД выступило с опровержением этой информации. Блюстители порядка пригласили представителей обеих сторон в отдел полиции Волжского района. Как сказано на сайте ГУ МВД, «состоялся открытый диалог, в ходе которого обе стороны признали, что драки в тот день не было, итогом встречи стало примирение». Неудивительно, что после подобного «примирения» скандал разгорелся с новой

силой. Около сорока молодых людей, закрывающих лица медицинскими масками, собрались на «сход граждан» возле памятника Чернышевскому и высказали свое мнение относительно межнациональной политики. Затем собравшиеся прошествовали по центральной улице Саратова — проспекту Кирова, скандируя: «Россия для русских! Саратов для славян!» Некоторые из них провели акцию «Белый вагон»: зашли в трамвай, направляющийся на рабочую окраину, встали в дверях и принялись сортировать пассажиров, не пуская внутрь представителей нетитульной нации. Спустя несколько дней стало известно, что полиция намерена привлечь участников шествия к административной ответственности за проведение несанкционированного массового мероприятия (сортировка пассажиров трамвая силовиков не заинтересовала). Главной фигуранткой дела стала 24-летняя Мария Давыденко, координатор группы «ВКонтакте» «Русская зачистка. Саратов». По словам Марии, полиция обвинила ее по части 5 статьи 20.2 Административного кодекса «Нарушение участником публичного мероприятия установленного порядка проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования». Фрунзенский районный суд назначил Марии минимальное наказание — 10 тысяч рублей штрафа. Надежда АНДРЕЕВА, соб. корр. «Новой», Саратов

За всю новейшую историю таких жертв у австрийской полиции особого назначения еще не было

Пуще неволи Четверо убитых, двое раненых — таков итог неудачного задержания заурядного обывателя в Нижнем Тироле. В Австрии объявлен общенациональный траур.

В

иновник кровавой драмы похоронил жену 18 лет назад. Именно с того времени 55-летний Хубер помешался на оружии (250 стволов на общую сумму около двухсот тысяч евро только в одном подвале) и на охотничьих трофеях. В большинстве своем — браконьерских. Хубер выезжал в Альпы и выбирал дичь вовсе не для мяса: туши бросал на месте незаконного отстрела. Его интересовали рога горных козлов и оленей. Когда его заподозрили в браконьерстве в одном горном регионе, переехал в еще более глухой. Ночью 17 сентября он выехал за своим девятым на новом месте оленем. Но к тому времени у природоохранных служб лопнуло терпение, и на всех подъездах к чащобам были поставлены посты, усиленные полицейским спецназом «Кобра». Теперь эксперты признают: силовики недооценили потенциальную опасность — ведь самый тяжкий случай

на несанкционированной охоте был здесь более 30 лет назад: один браконьер случайно попал в голову другому. Да и наказания за «дикую охоту» в Австрии не пугающие — три тысячи евро штрафа или до трех лет комфортабельной, по российским меркам, тюрьмы (в случае особо варварских методов истребления живности — взрывчатка, яд, электрический ток…). Однако действия Хубера уже не подчинялись никаким законам. При виде приближающихся полицейских он открыл огонь, смертельно ранив одного и тяжело — еще двоих. Пожилой санитар, выскочивший из «скорой», припаркованной на всякий случай поодаль, был убит на месте. Затем Хубер преодолел полтора километра до полицейской машины на перекрестке автобанов № 20 и № 28, где без промаха поразил картечью одного полицейского, взял в заложники другого и заставил ехать домой, где убил заложника, а сам приготовился к осаде. Когда спецназовцы пустили вперед бронированную технику, стрелок понял: даже дальнобойный крупнокалиберный штуцер, валивший слонов и носорогов, здесь бессилен. Тогда Хубер залег в тайнике, разжег костер и выстрелил себе в голову. Сергей ЗОЛОВКИН, соб. корр. «Новой», Австрия

Найдите на сайте www.novayagazeta.ru

Новая-ТВ: Гостиная Маслова Гость студии — Елена Милашина, редактор отдела спецпроектов «Новой».

5

Химки. Грустно Первый памятник Михаилу Бекетову

Д

ождь падает отвесно, сильный и холодный. В самом углу Новолужинского кладбища — тридцать человек. Пестрые зонты, толпа стоит плотно, съежившись. Сам памятник, установленный в крошку из красного мрамора, замотан белым чехлом. Стоят гранитные вазы, в вазах мокнут гвоздики. За памятником — бетонная стена с колючей проволокой поверху. Лучшего места для журналиста Михаила Бекетова, почти убитого в ноябре 2008-го и умершего в апреле 2013-го, химкинские власти не нашли, и за это место пришлось биться. Глиняные края могилы скользят. Константин Фетисов, химкинский активист, тоже переживший покушение три года назад, извиняюще улыбается всем: помнит лица, но не может вспомнить имен. «То есть я их помню внутри, но могу произнести, только если записать». Долго стоит у могилы: «Пытаюсь вспоминать хорошее». Делятся зонтами и новостями. Сталина Гуревич, адвокат Бекетова, объясняет, как дело в очередной раз передали в областной СК — как «неперспективное»: «Со следователем не могу связаться до сих пор, он просто к телефону не подходит». Редактор «Гражданского согласия» — последней независимой газеты в Химках — Марк Рудный рассказывает, как заместитель нового химкинского мэра Шелкунов (сейчас перевелся в пресссекретари) его вызывал и предлагал газету «продать или передать». «Я говорю: вам меня продать или газету? Вы что вообще имеете в виду?» Сейчас он передает пост главного редактора 25-летнему активисту движения «Марш против коррупции» Михаилу Муравьеву — «не справляюсь сам уже». «Пример отношения к журналистике, к своему долгу, к своей газете, к людям, которые читают, — говорит у могилы глава Союза журналистов Всеволод Богданов. — Он был влюбленный в жизнь». Памятник черный. Бекетов — уже после покушения — улыбается из-за воротника куртки. Даты. Заглавными выбито: «Главный редактор газеты «Химкинская правда». Все. Дождь усиливается. «Какой у нас город уродский все-таки», — выдыхает толстый парень. «По некоторым сведениям, люди, которые причастны к гибели Бекетова, возвращаются во власть сегодня в Химках», — к могиле вышел Алексей Симонов, глава Фонда защиты гласности. «Да вернулись уже, — откликаются химчанки. — Валов и будет главой, в замах долго не просидит». В толпе стоит глава химкинского Совета депутатов Людмила Тарасова, принесла гвоздики. «Я не смогла прийти

на его похороны — была в больнице. То, что он делал, — это уже часть истории». Здесь еще один представитель властей — заммэра по безопасности Владимир Щепотин в коричневой ко-

жаной куртке. Неопознанный, стоит за спинами, слушает. «Донесет про Тарасову-то, — волнуются старушки. — Про Валова говорили, а она молчала, не одернула». Вышел молодой священник с кадилом и зонтом, худенькая женщина из хора встала на стульчик в грязи. Спели: «Живыми и мертвыми обладая, воскреси из мертвых». Вспоминают раскопанную экскаватором могилу летчиков — Бекетов написал текст, Бекетову взорвали машину. Ненаписанная статья «Хроники пикирующего округа» — про бизнес родственников мэра Стрельченко. Как искалеченный Бекетов встречался с Путиным, и как Путин обещал «все» и «личный контроль». Что в Химки вместе с Валовым вернулось скоростное точечное строительство, хотя, казалось бы, негде уже, а значит, опять будут драки активистов и «гоп-охраны». Что буквально на днях директора местного телеканала «Химки-СМИ» Ревенкову Валов выгнал из офиса и отобрал ноутбук. Подруга Бекетова Люда Федотова говорит, что напишет в администрацию, чтобы имя Бекетова дали улице, Симонов говорит, что именем журналистки Юдиной, убитой в Калмыкии, улицу назвали через 15 лет, поэтому «жить надо долго». «Мы все постараемся», — отвечают из толпы.


6

«Новая газета» понедельник. №106 23. 09. 2013

громкое дело Дмитрий Гробов (слева), Дмитрий Лаврентьев (справа) и их адвокаты в Верховном суде

сентября Военная коллегия Верховного суда рассматривала апелляционную жалобу на оправдательный приговор по делу об аварии на подводной лодке «Нерпа». «Новая газета» много раз писала об этой трагедии. Напомним. 8 ноября 2008 года на АПЛ «Нерпа», вышедшей в море на заводские ходовые испытания, несанкционированно сработала система пожаротушения ЛОХ (лодочная объемная химическая). Во второй отсек автоматически стал поступать НЕКОНДИЦИОННЫЙ огнегаситель, состоящий на две трети из ядовитого тетрахлорэтилена (наивысший — первый класс опасности для водной среды и в замкнутом пространстве по классификации Минздрава). Огнегаситель на кораблях должен состоять из чистого хладона, относящегося к 4-му (наименьшему) классу опасности. По версии гособвинения, яд не привел к гибели людей. По версии обвинения, 20 человек умерли от нехватки кислорода. Куда подевался кислород в отсеке величиной с пятиэтажный дом? Как эта версия согласуется с законами физики и химии? Нет ответа… …По версии обвинения, авария произошла по вине матроса Гробова, который СЛУЧАЙНО ввел 13-значный код не известной ему команды на запуск системы пожаротушения. Ни отпечатков пальцев на мониторе, ни показаний свидетелей в подтверждение данной версии у следствия нет. Во время следственного эксперимента Гробов не смог ввести эту команду, так как ее не знал. Случайно ввести 13-значный код в принципе невозможно. Это, извините, математика. …Обвинение базируется на признательных показаниях самого матроса Гробова, которые были получены под давлением. Сотрудники ФСБ на протяжении месяца «работали» с Дмитрием Гробовым, добиваясь от него нужных показаний. Они незаконно удерживали его, перевозили с места на место, даже поместили в психиатрическую больницу. В уголовном деле, однако, нет никаких следов этой волюнтаристской оперативно-разыскной деятельности. Есть протокол допроса Гробова, подписанный следователем. Он начинается так: «Гражданин Гробов доб-

РИА Новости

19

Дважды С невиновны

Долгоруком» командование ВМФ узнало ПОСЛЕ трагедии на «Нерпе».

Командир «Нерпы» Дмитрий Лаврентьев и матрос Дмитрий Гробов окончательно оправданы

вечал завод-изготовитель ОАО «Амурский судостроительный завод». На испытания лодка вышла абсолютно не готовой. Она дважды ломалась и возвращалась в базу. Вместо того чтобы остановить испытания и провести проверку всех систем, было принято решение: несмотря ни на что, вывести лодку в море в третий раз.

представлены к госнаградам. Лаврентьев не получил орден Мужества, так как был привлечен к уголовной ответственности. Второй раз к государственной награде Лаврентьев был представлен после завершения работы государственной комиссии по приемке АПЛ «Нерпа» в состав ВМФ РФ и передачи ее в лизинг ВМС Индии. Все эти годы Лаврентьев, находясь под следствием и под судом, продолжал командовать экипажем «Нерпы» и выводить лодку на испытания. Вторая награда также не нашла своего героя… Командир Лаврентьев был обвинен в том, что вышел в море на испытания с

Фото из архива

В

ровольно явился в следственный отдел с явкой с повинной…» От «чистосердечных показаний» Гробов отказался, как только у него появился нормальный адвокат.

В

торой отсек является одновременно и командным отсеком на подводной лодке «Нерпа». В условиях аварии, подвергаясь прямому воздействию ядовитого огнегасителя, командир подводной лодки Дмитрий Лаврентьев и его экипаж проявили самообладание и сумели спасти лодку и сдаточную команду (на лодке находились 208 человек, в том числе во втором аварийном отсеке — 116 человек). 17 членов экипажа, включая Лаврентьева, были

неподготовленным и необученным экипажем. Этот довод не соответствует даже экспертизам в материалах уголовного дела (действия экипажа по борьбе за живучесть во время аварии были высоко оценены специалистами).

О

реальной причине аварии следствию стало известно уже на третий день после трагедии. Она — в технике. Вообще, на момент трагедии подводная лодка юридически являлась не кораблем ВМФ, а «заводским изделием». За безопасность всех систем, включая систему пожаротушения ЛОХ и качество огнегасителя, заправленного в резервуары, от-

период подготовки к испытаниям было зафиксировано 55 сбоев в опытной системе управления общекорабельными системами «Молибден-И», которая установлена на «Нерпе». Система «Молибден-И» в нарушение всех требований и ГОСТов не прошла межведомственных испытаний, потому что на них банально не было времени: сроки строительства «Нерпы» по контракту с Индией были и так уже безбожно просрочены. Гонка за сроками дошла до полного абсурда. Дело в том, что система, аналогичная «Молибден», установлена на отечественных лодках проекта «Борей». Разработчик этих систем — крупнейший научно-производственный центр в области корабельной автоматики — концерн НПО «Аврора». 3 февраля 2008 года в 20 часов 40 минут, 7 июля 2008 года в 17 часов 25 минут и 8 июля 2008 года в 10 часов 12 минут (cоответственно за 9 и 4 месяца до трагедии на «Нерпе») были зафиксированы факты несанкционированного срабатывания системы ЛОХ на АПЛ «Юрий Долгорукий». Бортовой компьютер без участия человека дал команду и самопроизвольно открыл клапаны подачи огнегасителя в отсеки лодки. Несчастья не произошло по чистому везению: резервуары системы пожаротушения на «Юрии Долгоруком» не были заправлены огнегасителем. Причины срабатывания системы ЛОХ специалистами НПО «Аврора» выявлены не были. После повторного срабатывания в июле 2008 года (за 4 месяца до трагедии на «Нерпе») специалисты НПО «Аврора» установили программные «ловушки» в бортовом компьютере. Несанкционированные срабатывания системы ЛОХ на «Юрии Долгоруком» прекратились. Однако специалисты НПО «Аврора» не проверили и не перепрограммировали бортовой компьютер «Нерпы». О нештатных ситуациях с ЛОХ на «Юрии

ледствие не дало никакой оценки этой информации, посчитав, что нештатные ситуации на «Юрии Долгоруком» и сбои в системе «Молибден» не имеют отношения к трагедии на «Нерпе». Одновременно следствие категорически отказалось исследовать принципиальный момент: КАК в резервуары системы пожаротушения атомной подводной лодки попал яд? Пять лет военное следствие и военная прокуратура потратили на попрание законов математики, химии и физики…

З

аседание военной коллегии проходило на минус четвертом этаже, в бункере, который защищает огромная бронированная дверь. — Глухо, как в подводной лодке! — печально заметил один из журналистов. Год назад в этом самом бункере уже рассматривали жалобу на первый оправдательный приговор по делу «Нерпы». Тогда приговор отменили, дело направили на новое рассмотрение. Но и второй суд присяжных единогласно оправдал Дмитрия Лаврентьева и матроса Дмитрия Гробова. Это — последний шанс на справедливость. Если приговор отменят сейчас, в суд присяжных дело «Нерпы» больше не попадет. А значит, попадет в статистику обвинительных приговоров, которые у нас штампуют обычные суды.

З

аседание военной коллегии и на этот раз было закрытым. Журналисты ждали за дверью. Наконец все стороны выступили, объявили перерыв, судьи ушли в совещательную комнату. Адвокаты Лаврентьева и Гробова — Сергей Иванович Бондарь и Дмитрий Павлович Прокопенко — вышли из зала в приподнятом настроении. — На этот раз судьи хотя бы прочитали судебный протокол! — шутит один из защитников. Командир Лаврентьев молча, четким шагом вымеряет диагональ бункера. Он одет в штатское, невысок, журналист «Эха Москвы» даже сначала принял его за гражданское лицо. На боевого офицера Лаврентьев почти не похож. И только отчетливый строевой шаг выдает военную косточку. В какой-то момент нервы не выдерживают. Дмитрий Борисович буквально бросается вон из бункера покурить. И тут нас всех запускают в зал заседания. Входят судьи, докладчик зачитывает резолютивную часть: «…Оправдательный приговор оставить без изменений, жалобу — без удовлетворения…» Я оглядываюсь. Дмитрий Лаврентьев успел вбежать в зал и услышать: случилось чудо. — Спасибо всем, кто меня поддержал! — скажет он, отправляя первое SMS. Адресат на экране телефона: «Жена».

Елена МИЛАШИНА


7

Петр САРУХАНОВ — «Новая»

ПОЛИТИЧЕСКИЙ РЫНОК

«Новая газета» понедельник. №106 23. 09. 2013

здесь!

Мария ЕПИФАНОВА корреспондент «Новой»

Многие ждали, что на заседании в субботу КС сам себя похоронит. Накануне некоторые СМИ писали, что совет прекращает работу чуть ли не в полном составе. Этого, однако, не произошло: новые выборы в КС решено провести. лючевой вопрос — будет ли это заседание последним — перенесли в самый конец повестки дня. Видимо, чтобы успеть обсудить то, что не имело бы смысла обсуждать, если бы КС решил самораспуститься, — итоги единого дня голосования 8 сентября и избирательные кампании в Москве, Подмосковье, Ярославле, итоги лета, выборы в принципе. Не обошлось без традиционных забрасываний друг друга камнями. Андрей Илларионов обвинил Навального и прочих в том, что они играют на руку власти и легитимизируют избирательную систему Чурова, участвуя в выборах. Сергей Пархоменко ответил, что бездельники, сидя на диване, не должны критиковать тех, кто работал на выборах. Ведущий Илья Яшин попросил не переходить на личности. Проголосовали, стоит ли благодарить Навального, Немцова и Гудкова за участие в выборах. Развернулась дискуссия — Илларионов оказался против. Общим голосованием решили побла-

К

Координационный совет:

Скорее жив, чем мертв годарить. Из важного: на заседании в субботу приняли проект постановления об амнистии политзаключенным, который Дмитрий Гудков внесет в Госдуму. Прежде всего речь идет о фигурантах «болотного дела» и дела о беспорядках на Манежной в 2010 году. — Координационный совет — это символ единого протестного движения, — заявил Илья Константинов, когда дошли то того, чего все ждали — ��бсуждения будущего КС. — Это достижение будет отмечено нашими потомками.

«

Единства в какой-то момент удалось достичь: за формулировку «сформировать рабочую группу, которой поручить организацию и проведение выборов в КС» проголосовал 21 человек, что было чудом — численность участников заседания, не считая нескольких человек в скайпе, варьировалась от 18 до 22 в разные моменты (напомним: изначально в КС вошли 45 человек, пятеро выбыли за этот год). Для принятия решения необходимо хотя бы 20 голосов. Кстати, за минуту до этого не прошло предложение, «чтобы КС организовал проведение новых выборов в КС».

Легко понять, почему ушли некоторые члены совета, у которых нет возможности тратить по пять часов на «давайте проголосуем, стоит ли нам ставить этот вопрос на голосование»

«

Правда, пока никто не торопится войти в его новый состав

Каким будет состав нового созыва (теперь уже можно с уверенностью сказать, что какой-то состав будет) — пока неясно. Работу предыдущего года осторожно хвалили, с основной оговоркой: ожидания избирателей, да и самих оппозиционеров были завышенными, поэтому всех постигло разочарование. — Только ленивый не пинает КС, — считает Борис Немцов. — Все ждали чуда, чуда не случилось. Категоричней всех неожиданно высказался Илья Яшин. — Ключевая проблема в том, что он не состоялся как институт, — заявил он. — Получился некий дискуссионный клуб. Мы думали, что станем эффективной группой, которая координирует протестное движение. Не надо делать хорошую мину при плохой игре. Мы не вполне эффективно использовали тот кредит доверия, который мы получили на выборах. Нужно хотя бы взять паузу. Я не вижу смысла участвовать в выборах и проводить сейчас новые выборы. Остальные звучали куда менее категорично. Продолжение материала — страница 8


8

«Новая газета» понедельник. №106 23. 09. 2013

/

политрынок расследование

страница 7

«Хозяин Координационный совет:

Скорее жив, чем мертв уммировав выступления, основные плюсы выглядят так: удалось создать «место для дискуссий», где были услышаны голоса протестного сообщества; КС может от имени оппозиции выдвигать своих кандидатов и помогать им в предвыборных кампаниях; 16 февраля была принята программа объединенной оппозиции (по сути, задекларировали письменно основные требования Болотной — честные выборы, борьба с коррупцией, судебная реформа); состоялся первый опыт массовых выборов, альтернативных «чуровским»; КС организовал и провел серию политических акций весной. А вот озвученные минусы: не удалось создать механизм обратной связи с избирателями; не удалось привлечь всех активистов; КС только решает, а не исполняет. — Совет превратился в какой-то политический орган, на который должен работать исполком, — считает Алексей Навальный. — Но у нас нет своего правительства. У нас не существует волшебных гномиков, которые придут и организуют выборы. Нам нужно ядро. И все же совету решили дать второй шанс. Что еще и соответствует регламенту, в котором, как напомнил Андрей Илларионов, прописано: «КС — постоянно действующий орган». Правда, рассуждая о пользе КС, большинство обходило стороной вопрос своего личного участия в нем. Дмитрий Гудков, придя на заседание, объяснил журналистам, что верит в КС и благодарен ему, но участвовать в работе дальше не сможет. Оппозиционеры делиться своими планами не торопятся. А это, в принципе, ключевой вопрос. Превращать единый орган оппозиционного движения в платформу для раскрутки одного-двух политиков неправильно. Но, как заметил Сергей Давидис, «если в КС будут входить люди неавторитетные, то и сам орган не будет авторитетным». Из «медийных» членов совета четче всех обозначила свою позицию Евгения Чирикова. Накануне СМИ писали, что Чирикова собирается уйти — у нее и самой были такие мысли, призналась защитница Химкинского леса. Чирикова объяснила — ей неинтересно обсуждать «очередные лозунги». Но если Координационный совет возьмется за разработку новой экономической стратегии в качестве альтернативы путинской, Чирикова примет в этом участие. Она готова предложить помощь и в организации выборов: в скором времени экологи запустят свою социальную сеть,

С

над созданием которой трудились, по словам Чириковой, хорошие программисты. Эта проблема — одна из самых насущных: в команде Навального подтвердили, что Леонид Волков, который организовал всю техническую сторону первых выборов, не возьмется за это вновь. А это колоссальная работа: найти площадку (предыдущая, «Демократия. 2», не устраивает многих), придумать способ регистрации кандидатов, избирателей, продумать механизм голосования и верификации голосов — и быть готовыми к тому, что в день голосования, как это случилось в прошлом году, сайт будут нещадно атаковать хакеры. Пока что подготовка к выборам ограничивается созданием группы, отвечающей за организацию. В нее вошли Евгения Чирикова, Сергей Давидис, Андрей Илларионов, Владимир Тор, Илья Константинов, Аким Палчаев, Антон Долгих. На следующей неделе они договорились провести первую встречу, чтобы определиться, как работать дальше. Понятно, что о дате выборов пока говорить рано — видимо, над ней подумают на следующем заседании КС, которое пройдет 19 октября (и станет последним в этом созыве — пройдет ровно год с начала его работы). Так что КС пока выжил и продолжает существовать. Что, с одной стороны, хорошо — должно же оппозиционеров что-то объединять. Но очевидно (и об этом тоже говорили многие), что формат нужно менять. Легко понять, почему ушли некоторые члены совета, у которых нет возможности тратить по пять часов на «давайте проголосуем, стоит ли нам ставить этот вопрос на голосование». Координационному совету нужна документальная база. Есть регламент, есть программа, но на первых заседаниях в непонятных ситуациях обращались к Максиму Кацу (который, кажется, единственный, этот регламент знал). Потом Кац тоже ушел. В результате бюрократическая волокита (вроде очередности выступлений, выбора ведущего, обсуждения повестки) отнимает уйму времени. Возможно (это еще одна претензия, высказанная Яшиным), члены КС пересмотрят искусственный механизм голосования по куриям, когда для каждой курии (в прошлом году — либеральная, левая, правая и общегражданская) заранее забронировано определенное количество мест. Что позволило пройти в КС некоторым сомнительным личностям, например, националисту Николаю Бондарику, который «отметился» избиениями ЛГБТ-активистов на Марсовом поле и постоянными оскорблениями в адрес своих коллег по совету.

«Кофейное дело»: бригадой ДЭБа*, пустившей по миру литовского бизнесмена, фактически руководил старший лейтенант Владимир Орлов, сын бывшего сенатора, а ныне губернатора Владимирской области Светланы Орловой

Полковника МВД Вячеслава Денисова взяли 10 апреля в ресторане «Генацвале» на Старом Арбате. В тот момент, когда полковник передавал под столом толстую пачку пятитысячных купюр (общим счетом 835 тысяч рублей) своему собеседнику, СОБР ворвался в зал… Компания серьезных мужчин кавказской наружности привычно вскочила из-за соседнего стола с поднятыми руками, но бойцы, игнорируя их, положили лицом вниз своего высокопоставленного коллегу. Трагикомичности ситуации придавал тот факт, что полковник приехал в этот ресторан не брать взятку, а возвращать… Как пояснил в явке с повинной полковник Денисов, в 2007 году за решение деликатного вопроса он взял с предпринимателя Николая Куделко 760 тысяч рублей, но вопрос не решил. И вот, спустя шесть лет, возвращает их, пересчитав сумму с учетом изменившегося курса доллара. И это — правда! Николай Куделко, в прошлом крупнейший в России дистрибьютор растворимого кофе, литовский гражданин, из этих шести лет провел три года в следственных изоляторах, был осужден и в мае 2010го вышел на свободу. Все эти годы Куделко доказывает, что коллеги полковника Денисова де-факто ограбили его, конфисковали огромную партию кофе (30 еврофур), сфальсифицировали экспертизы и подвели его под уголовное дело. Кофе, проходивший в качестве вещдока, якобы был уничтожен на мусорной свалке, а в реальности — распродан. Что касается полковника Вячеслава Денисова, то это единственный офицер из всей «бригады», наезжавшей на предпринимателя, который признал свою вину — не перед законом, а перед Куделко лично, — и приехал в «Генацвале» вернуть материальную часть долга. Моральную компенсацию Куделко обеспечил себе сам, призвав на подмогу СКР с СОБРом и камерами под каждым столом. «кофейном деле Куделко» я писал в июне прошлого года. Это была публикация про технологию «полицейского бизнеса». Технология была не сложной, я бы даже сказал, примитивной: наезд с изъятием товара — угроза возбуждения уголовного дела — получение хороших «отступных» — возвращение товара и договоренность о ежемесячной «абонентской плате» за возможность спокойно работать. (См. «Новую», № 70 от 27 июня 2012 г.) Сколько раз эту схему применяли сотрудники Департамента экономической безопасности МВД, установить трудно. Большинство бизнесменов предпочитало откупаться. Все-таки наезжали на них не уголовники с битами и монтир��вками, а люди в погонах, вооруженные табельным оружием. Николай Куделко поначалу тоже хотел откупиться. И даже отдал за возвращение товара в общей сложности около 150 тыс. долларов. Но у служивых разыгрался аппетит, а объявленная сумма в 250 тысяч долларов показалась Куделко запредельной. Тогда в июле 2007 года он обратился в Департамент собственной безопасности МВД и все дальнейшие переговоры проводил под запись. Я прослушал большую часть этих записей, их надо изучать как свидетельства реальных трудовых будней полиции, чтобы знать, как добывают они хлеб на-

О

сущный, как нелегко им убеждать нас, непонятливых, расставаться с деньгами. Вот разговор (31.07.2007) следователя Валерия Яковлева, в производство которого ДЭБ передал материалы об изъятом у Куделко кофе. Яковлев убеждает бизнесмена, что товар будет возвращен и решение вопроса в его личной компетенции: Яковлев: Я сразу сказал по товару, дал понять, что они там вообще незаконно действовали <…>. Выражаясь человеческим языком, это грабеж, открытое хищение чужого имущества. А мне говорят: «Ну да, да, мы типа так всегда работаем». Говорю: «Вы неправильно работаете, вам еще повезло, что еще никто не жалуется» <…>. Там на какую сумму товар? Куделко: На миллионы. Яковлев: На миллионы?! Да?! Рублей или долларов? Куделко: Долларов. Ну 30 машин. Яковлев: 30?! Офигеть!!! <…> Яковлев: Ну как бы я 100% гарантии не даю. Сейчас я лично буду стремиться так, чтобы товар вернуть. Я думаю, завтра будет уже окончательное решение. И мы как раз завтра с тобой обговорим именно… ну… сам понимаешь. Просто дам понять, что я за рулем сижу, а не они. А они? Они пассажиры. Так и есть в принципе. А вот разговор (01.08.2007) Куделко с коммерсантом Андреем Набиуллиным,


«Новая газета» понедельник. №106 23. 09. 2013

темы»

которому дэбовцы передали на хранение вещдоки, т.е. 30 фур кофе. При разговоре присутствует следователь Яковлев, периодически поддакивающий Набиуллину. Объясняют, что до сего дня Куделко платил взятки не тем, кому надо бы. Набиуллин: Понимаешь, в чем ситуация, если проводить аналогию, вот приходишь ты в магазин покупать телевизор, стоит мужик за углом, ты ему отдаешь деньги, заходишь в этот магазин и говоришь — я там мужику отдал деньги, отдайте мне телевизор. То есть ситуация похожа. То есть ты отдал деньги просто людям, которые реально… они да, имеют отношение, но месяц назад весь отдел был выведен за штат. <…> Понимаешь, есть морально-этические какие-то нормы. Поверь, если бы ты отдал мне эти деньги, мы бы сейчас эту тему не обсуждали, ты бы сразу получил этот товар, ты понимаешь? Но ты отдал деньги не тем людям, понимаешь? И мы из этих денег ни копейки не видели, понимаешь? Вот ты сам прикинь, во-первых, расходная часть — она вообще константа, она должна обязательно гаситься, то есть это обязательно с одного общака гасится, и плюс там люди. Люди… ну Валерка (следователь ОВД «Видное» Яковлев, который находится рядом. — И. М.) сидит, тот же Орлов… Валера как бы вместе с нами. <…> Здесь

«

к кто может этот вопрос р решить, понимаешь? Тебя никто не пугае ет. Тебя предупреждаю Зачем тебя пугать, ют. т тебя просто предупредили и сказали — то есть если т ты прислушался к этому до доброму совету, то это хо хорошо, нет, тогда будет по по-плохому. Коль, ну чего т ты? Я тебе говорю — здесь не шутки шутят.

д й котоесть круг людей, рые работают, каждый делает свое дело. Ты же занимаешься своим делом, мы занимаемся своим делом. Поэтому здесь не надо рассматривать Валеру отдельно, я — отдельно. Здесь надо приходить к общему знаменателю <…>. Николай, здесь вопрос только в тебе. Здесь тебе надо прикинуть свои возможности. То есть у нас была четкая определенная сумма <…>. В прошлый четверг позвонили этим посредникам и сказали: «Человеку объявляйте — 200». Куделко: Но они же с тобой договаривались? Набиуллин: Кто со мной договаривался? Со мной договаривался Орлов… Я с ним как бы давно общаюсь и работаю. У нас дружеские отношения. Я поговорю. Вечером с Орловым встречаюсь. Но мы тебе не это… не бригада по выбиванию долгов. Ты сам представляешь, как мы можем, каким образом?! Я Орлову скажу. Пусть он занимается. Яковлев: Ну да, это его тема. Набиуллин: Его тема! Человек этой темой занимался больше года. Я думаю, сегодняшний день он еще ничего не решит, потому что сейчас Володька гоняет по Москве пока. Я с ним вечером, только часов в 8—9 к нему домой подъеду, с ним переговорю. Яковлев: Самое главное — не затягивать, быстрее надо все делать. Из разговора следует, что «хозяином темы» является некто «Володька Орлов». Это сотрудник 28-го отдела оперативноразыскного бюро № 6 ДЭБ МВД старший лейтенант Владимир Орлов. Фактически он руководил бригадой (притом что в группе были и майоры, и подполковники), изъявшей кофе Николая Куделко. Следующая аудиозапись — 07.08.2007 года. Разговор Куделко с Набиуллиным. Набиуллин: Ты еще отдавал деньги с тех пор с нашей встречи? Куделко: Больше не отдавал. Набиуллин: А сумма общая 160? Куделко: 160, да (тыс. долларов. — И. М.). Набиуллин: Ни копейки больше? Это 100 процентов? Люди говорят, что ты им отдал 130, то есть они тридцатку видят, как свои посреднические услуги, да. <…> Люди четко говорят, что ты должен перед передачей товара еще 120. То есть общая сумма — 250. Люди ждут еще 120. Ты им обещал. Я тебе говорю, Орлов не примет решение о возврате товара без этих 120 тысяч. Вот такая ситуация. Я общаюсь с Орловым. Да, Орлов реально решает этот вопрос. Он единственный,

Понимаешь, есть морально-этические какие-то нормы. Поверь, если бы ты отдал мне эти деньги, мы бы сейчас эту тему не обсуждали

«

В тот же день состоялся разговор с Яковлевым в ОВД «Видное». Сл Следователь сообщает Ни Николаю Куделко, что изза отказа платить бизнесмена ждет уголовное дело: Яковлев: В общем, ситуация такая, что хотят уголовное дело возбуждать. Я говорю — на этой статье не получится. Но тогда, говорят, тяжкую сделаем, типа 238**. Исследование, говорит у нас уже готово, официально, говорит, тебе направим, и ты будешь вынужден все равно возбуждать уголовное дело по 238-й. Это уже типа тяжкая прокурорская статья будет. И после этого ни одну банку кофе не возвращаем. В общем, такие у нас условия начались. Куделко: Так получается, товар не вернут, понимаешь, и еще возбудят дело, и еще за дело надо будет платить? Яковлев: Они хотят возбудить как бы, если я не возбуждаю. Они хотят возбудить 238-ю статью. Куделко: Они купят экспертизу? Подложат? Правильно? Яковлев: Они уже давно купили. Все там сделали… 11 сентября Куделко последний раз встретился с «хозяином темы» Владимиром Орловым. Орлов улетал в командировку, в Домодедово его вез Набиуллин (позже, во время допроса в СКР, Орлов будет утверждать, что в 2007 году с Наибуллиным был едва знаком. — И. М.). Встретились в придорожном кафе. Орлов дал понять, что знает про обращение Николая в органы, правда, не знал, куда конкретно обратился бизнесмен. Орлов: Коля, кто заяву в прокуратуру писал Генеральную? Куделко: Я вообще не писал. Орлов: Не п...и. Куделко: Я не п....л тебе. Орлов: Кто заяву писал? Куделко: Если я заяву писал, я п..…с? Орлов: Ты писал заяву? Куделко: Я не писал, я клянусь тебе, не писал. Орлов: Мне сказали, что на видновских ребят написали заяву. Куделко: Я не писал, можешь быть спокоен. На этом разговор о заявлении свернули, Куделко снова начал говорить о возвращении товара. Орлов: Коля, я через неделю приедут обратно в Москву, мы с тобой будем решать этот вопрос, хорошо?

9

Куделко: Давай. Орлов: Мне сегодня капитана дали. Скажи тост. Куделко: Поднимаю тост: чтобы наши капитаны никогда не останавливались на капитанских должностях, а шли до генеральских. Давай! Орлов: Давай до дна. Через два дня, 13 сентября, в отношении Николая Куделко было возбуждено уголовное дело. В нем появились экспертизы о фальшивом кофе, и литовский бизнесмен уже был обречен на арест. В СИЗО его отправили не сразу, сначала пытались договориться, чтобы он вернул записи переговоров о возврате товара. 4 октября 2007 года в банковской ячейке, где Куделко хранил диктофонные записи своих разговоров с вымогателями, провели обыск. А утром 8 октября его арестовали. Но Куделко заранее сделал еще несколько копий и переправил их в Литву. 16 октября 2009 года суд города Видное приговорил Куделко к шести годам лишения свободы. Мособлсуд снизил срок до трех лет, и в мае 2010 года бизнесмена освободили из-под стражи в зале суда. Вся эта история бизнесмена не сломала. Куделко пытается привлечь к ответственности вымогателей. Мужик непростой, подключил депутатов Госдумы, добился приема у председателя Следственного комитета России Александра Бастрыкина. И история сдвинулась с мертвой точки. Сейчас событиями шестилетней давности занимается 3-й отдела ГС Следственного комитета РФ по Москве в рамках масштабного расследования о коррупции среди бывших и действующих высокопоставленных сотрудников МВД РФ. В августе, к примеру, допросили начальника УВД на Московском метрополитене Игоря Божкова и заместителя начальника полиции 4-го управления МВД РФ Дмитрия Киричкова. В 2007-м и Божков, и Киричков служили в Департаменте экономической безопасности МВД России и, по утверждению Куделко, тоже принимали участие в вымогательстве денег за возвращение ��артии кофе. Эти офицеры — единственные, кто продолжает службу, остальные уволились. Собирая материалы для этой публикации, я попытался встретиться с фигурантами этого уголовного дела. Единственный, кто согласился на встречу, — полковник в отставке Вячеслав Денисов. Но он, как оказалось, согласился на встречу, надеясь убедить меня ничего не писать об этом деле… Полтора года я искал «хозяина темы» Владимира Орлова. После увольнения из МВД Орлов некоторое время работал в «Олимпстрое», но там его следы затерялись… И только 8 сентября этого года Орлов обнаружился во Владимире. Он пришел на избирательный участок вместе со своей мамой Светланой Орловой, был зафиксирован фото- и видеокамерами. Я его нашел!.. А Светлана Орлова, экс-вице-спикер Совета Федерации 8 сентября была избрана губернаторам Владимирской области. Местные СМИ, в частности, написали: «А любителям баек про ее сына она сказала: «Он посадил контрафактчиков, которые обманывали население, в 27 лет не сломался и довел дело до суда. Я горжусь своим сыном!» Но в суд на «клеветников» Светлана Орлова подавать не собирается». Я готов отложить все дела и приехать во Владимир. Ирек МУРТАЗИН

*ДЭБ — Департамент экономической безопасности МВД. ** Статья 238 УК РФ — «Производство, хранение, перевозка либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности». Санкция — до десяти лет лишения свободы. Владимир Орлов


10

мнения

«Новая газета» понедельник. №106 23. 09. 2013

Н

ынешний юбилейный (10-й) Валдайский форум дал план по валу: валу резонансных заявлений главы государства. Две новости считаются ключевыми, дающими надежду и пищу для спекуляций и тяжких раздумий. Новость о том, что по «болотному делу» возможна амнистия, микшируется другой частью той же самой фразы — о том, что сначала надо пройти все положенные юридические процедуры. Это означает, что приговоры «независимого» суда сделают амнистию «объективно» невозможной. А сообщение о том, что глава государства не исключает для себя возможности баллотироваться на тот же пост в 2018 году, можно считать уверенной декларацией о намерениях. Не для того «кровь проливали», когда под одного человека меняли Конституцию, обесценивая принцип ротации власти. Строго говоря, главе государства все равно, как воспримут его слова, — ему не жалко что-нибудь пообещать, в том числе амнистию и политическую конкуренцию. Это как в старом анекдоте, когда у умирающего ребе спрашивают: «А что такое жизнь?» — «Фонтан». — «А почему фонтан?» — «Ну хорошо — не фонтан!» Гораздо важнее другое: выступление президента на Валдайском форуме стало настоящим идеологическим манифестом, в котором видна серьезная работа спичрайтеров, освоивших слегка охлажденный от чрезмерной горячности стиль газеты «Завтра», или аналитиков из окружения православных чекистов, готовых начинать производспрезидент напитал твенные совещания с молебна. Как будс руки двуглавого орла то в текст вторгся Александр Дугин, кормом без калорий ей-богу!.. В речи главы государства живут уже не голые цифры экономического роста, а Бог и сатана. И сатана в ней правит пол — сексуальную ориентацию: «…Берлускони судят сейчас за то, что он живет с женщинами, а если бы он был гомосексуалистом, его пальцем бы никто не тронул. (Смех в зале.)» В мире идей главы государства живут не только Бог и сатана, но и «квазиколониальная часть элиты», и «так называемые либералы». Он считает, что «пора перестать замечать в истории только плохое». А «многие евроатлантические страны» отказались от своих христианских корней: «Проводится политика, ставящая на один уровень многодетную семью и однополое партнерство, веру в Бога или веру в сатану…Такому однополярному, унифицированному миру не нужны суверенные государства, ему нужны вассалы. В историческом смысле это отказ от своего лица,

,

Петр САРУХАНОВ — «Новая»

письмо из редакции

Сатана там правит пол

от данного Богом, природой многообразия мира». Сами мы живем не в нормальной стране, а в «государстве-цивилизации». Президент напитал с руки двуглавого орла кормом без калорий — ракушечником славянофильства и русского национализма, перемешанного с полуфабрикатом имперской идеи (про Евразийский союз в речи тоже есть пассаж — мы строим «геополитический материк»). Это набор устаревших идей: ну не получается ремейка проекта Екатерины, считавшей Россию наследницей Константинополя. Это подготовка к идеологической войне, которую с Россией уже никто не ведет. Собственно, лучше всех ответил коллеге бывший премьер Франции Франсуа Фийион. Лучше не скажешь: «…многие говорят, что Россия — особый мир. Это неправда. У нас есть общее прошлое. У нас есть географическая, культурная, геополитическая преемственность… И только путем построения общего пространства между Европейским союзом и Российской Федерацией мы сможем прийти к консолидации и укреплению наших общих ценностей».

Андрей КОЛЕСНИКОВ, ведущий раздела «Мнения & Комментарии» Kolesnikov@novayagazeta.ru

,

культура повседневности

Прощай, немытая Европа! Культ красоты: почему в России обязательно надо выглядеть «как следует»

О

дин мой знакомый как-то сдал в сервис машину и впервые за несколько лет спустился в метро. Его поразили не теснота, духота и шум, а обилие красивых женщин. Вернее, не просто красивых, а каких-то потусторонних, уместных на развороте глянцевого журнала. Приблизительно то же самое говорят иностранцы, для которых вся Россия — как это метро. Нельзя сказать, что выставочная сексуальность вызывает у них восхищение. Как всякая форма упреждающей агрессии, она дискомфортна и тревожна. Ведь это не что иное, как отчаянная компенсация неравенства, демонстративное превосходство над миром, который на самом деле нельзя победить. В свою очередь, когда россияне впервые приезжают в какой-нибудь Париж или, чего доброго, Амстердам, у них тоже наблюдается растущее удивление. Непонятно, почему все страшные такие. Первая мысль: что просто не повезло, бывает. Наготове слегка лежалый миф о том, что «их» мужики к нам за женами ездят. Но столь масштабное бедствие, когда у всех сплошь туфли не подобраны к сумочке, да и самих этих атрибутов нет, а вместо них в любом возрасте кеды и рюкзак, нельзя объяснить одним невезением. * Автор — профессор отделения культурологии НИУ-ВШЭ

Первое важное свойство европейской толпы — демократичность. Люди одеты хорошо, но просто. Выставленные напоказ возможности — признак дурного тона. Так же, как слишком дорогая машина, слишком дорогие часы и далее по списку. Нельзя сказать, что там этого нет. Наоборот, все без исключения атрибуты сладкой жизни — отнюдь не российского производства, и тем более происхождения. Но они, подобно их потребителям, гнездятся в своем секторе, не оказывая заметного влияния на повседневность среднего обывателя. Второе, не менее важное, отличие, нервирующее соотечественников за границей, состоит в разнообразии. Имиджей очень много, каждый самовыражается, как хочет. Гламурные журналы и телепередачи о моде выполняют роль ненавязчивых комментаторов, которым не стоит следовать слишком буквально. Выражение «Делай, что хочешь!» до недавнего времени имело в русском языке резко негативный оттенок. Так говорили родители и учителя, исчерпав аргументы в пользу своей «правильной» позиции. Теперь мы вроде как усвоили, что гармония желаний и действий — лучше,

,

несоответствие стандартам страшнее, чем потеря работы

,

Ян ЛЕВЧЕНКО*

чем ее отсутствие. Тем не менее потребность в указаниях остается. Отсюда такое широкое и бесспорное влияние глянцевых образов на жизнь обычного человека. Даже если вы не читаете эту прессу и не смотрите чудесную передачу «Модный приговор», вы все равно включены в процесс их культурного производства. Они вырабатывают правила, которые неожиданно легко согласуются с жесткими системами контроля над внешностью, характерными для советской повседневности. Обязательные каблуки — красота и стать через усталость и боль. Обязательная прическа — любой ценой, не дай бог попасть под дождь. И так далее. Царящий в нашем обществе сексизм выставляет на витрину преимущественно женщин, однако в больших городах мужчины уже давно включены в гонку демонстрационного потребления в строгом соответствии с самыми высокими стандартами, какие только можно представить. Иначе слова «элитный», «премиум» и «люкс» не звучали бы в применении к носкам, шариковым ручкам и лечебным наколенникам. Несоответствие стандартам страшнее, чем потеря работы: ведь и работаешь ты только для того, чтобы все это у тебя было. То, что в 90-е выглядело как травма столкновения несвободного человека с миром неограниченных возможностей, за 2000-е стабилизировалось до стереотипной нормы буржуазного благополучия. Реальное достижение этой нормы — вопрос не столько сложный, сколько несущественный. Важно выглядеть, как следует. Когда-то Белинский писал в европейских корреспонденциях, что парижане — «народ внешности, он живет для внешности, для показу». Великому демократическому критику, изнывавшему под гнетом русского абсолютизма, была в новинку буржуазност�� французской столицы. Прошло почти 200 лет, и демонстративная безупречность, поддержанная экспертами, цокает каблуками по дорогой плитке, которой мостят пешеходные улицы российских городов. А Европа сдает, сдает…


& комментарии

«Новая газета» понедельник. №106 23. 09. 2013

11

вид сбоку

в фокусе

Утром в бюджете, вечером в куплете

Дмитрий КОСЫРЕВ*

Ху из мистер националист

С

момента издания указов Путина от 7 мая 2012 года экономисты, придерживающиеся самых разных взглядов, говорили, что выполнение содержащихся в них поручений, прежде всего в социальной части, непосильно для отечественных экономики и бюджета. Это было очевидно даже до замедления экономического роста, не говоря уж о нынешнем моменте, когда оно перешло как минимум в стагнацию и бюджет затрещал по швам. Казалось бы, вот он, удачный момент пересмотреть залихватские посулы, тем более что все профессиональное сообщество будет этому только аплодировать. Но, столкнувшись с резким спадом налоговых поступлений в ненефтяном секторе экономики и доходов от приватизации, правительство Дмитрия Медведева привычно приняло продиктованное не экономической, а политической логикой решение: указы любой ценой исполнять, а все остальное вторично. Не менее знаковым оказался и другой выбор правительства. В бюджетной политике есть универсальное правило: временные проблемы можно профинансировать за счет займов, но к постоянным изменениям внешней среды нужно приспосабливаться. Тот факт, что наращивание долговой нагрузки было отвергнуто в пользу такого приспособления, свидетельствует, что правительство и само не очень-то верит в лучшее будущее экономики. Тут может возникнуть вполне закономерный вопрос: а что плохого в том, что государство четко следует своим ранее данным обязательствам — предвыборным обещаниям и принципу бюджетной сбалансированности? Да, это действительно заслуживало бы похвалы, если бы попутно не оказались нарушены другие обязательства и принципы. Так, самый значимый фактор бюджетной экономии — ревизия лишь недавно утвержденной пенсионной стратегии правительства: «молчуны», то есть граждане, не выбравшие себе управляющую компанию для инвестирования пенсионных накоплений, останутся вообще без таковых. Между тем выгода накопительного компонента пенсий заключается не в том, что он заведомо доходнее распределительного (это как раз не так), а в диверсификации: все яйца не складываются в одну корзину. Теперь значительная часть будущих пенсионеров, которым никто не потрудился доходчиво разъяснить эту выгоду, такой возможности будет лишена. А кроме того, это не первый за последнее время пересмотр пенсионного законодательства, которое по сути своей должно оставаться стабильным, — и, судя по всему, далеко не последний. Если уж даже специалисты не в силах понять, в чем теперь заключается правительственный подход к пенсионной стратегии и предсказать траекторию его изменения, что уж говорить о простых людях, которым нужно как-то принимать решение о своей будущей пенсии. Отказ от обещанной индексации в 2014 году зарплат бюджетников тоже выглядел бы вполне рационально, если бы не только что осуществленное резкое повышение денежного содержания ряда чиновников, в част-

ности аппаратов президента и правительства (http://www.novayagazeta.ru/economy/57224. html). Таким образом, не только подрывается принцип единства государственной службы и усугубляются диспропорции между доходами различных категорий служащих, но и страдает моральный климат внутри госсектора. Даже экономия в результате секвестра всех незащищенных трат бюджета на 5% и снижения дотаций для автономных бюджетных учреждений на 2% может обернуться экономическими потерями, поскольку эти меры неизбежно приведут к урезанию в первую очередь расходов, обращенных в будущее, — в частности на инвестиции и научно-исследовательские работы (НИР). После стольких лет режима максимального благоприятствования крайне непри-

,

решения принимаются «с колес», и бюджетные корректировки продолжаются

,

Олег БУКЛЕМИШЕВ*

ятным сюрпризом стала для естественных монополий заморозка тарифов — тем более что правительство не потрудилось как-то дифференцировать подход к разным монополиям с учетом явных различий в потребностях их инвестиционных программ, а постригло их всех под одну гребенку. А в самый последний момент неожиданно для многих, включая председателя Центрального банка, выяснилось, что тарифы для физических лиц все-таки будут частично проиндексированы: этот странный с экономической точки зрения ход (хотя и вполне естественный для непредвыборного периода, когда население не в приоритете) продемонстрировал, что даже такие важные и масштабные решения принимаются «с колес» и что бюджетные корректировки на самом деле продолжаются. Неустойчивость нового бюджетного консенсуса — еще один фактор обеспокоенности: с высокой вероятностью вновь принятые решения вскоре придется пересматривать. И дело тут даже не в переменчивой экономической погоде. Сами чиновники не скрывают, что сопротивление вызовет повышение нормы выплаты госкомпаниями дивидендов в бюджет до 35% от прибыли, не говоря уже о «экспроприации» «Роснефтегаза» (обращение в допдоходы бюджета дивидендов «Роснефтегаза» от продажи пакета акций «Роснефти»). Не решены вопросы о способе вынужденной докапитализации ВЭБа для закрытия дыр олимпийского кредитования и компенсаций региональным бюджетам, на которые ложится основное бремя выполнения президентских социальных указов. В свою очередь, перенос ряда намеченных крупных ассигнований в оборонке и инфраструктуре за горизонт бюджетного планирования (2016 год) — это опять же не окончательно принятое решение, а скорее его откладывание на будущее.

«Н

ационалист, ультраправый, убийца» — примерно так называли британцы и американцы в последние лет 10 того, кто в следующем году станет, вероятно, премьер-министром Индии. В итоге человек, о котором речь, еще до своего назначения на пост главного кандидата от индийской оппозиции на выборах был приглашен выступить в британском парламенте. Вся история — урок «широким политическим кругам» в США или Европе: сначала разберитесь, потом обзывайтесь. Итак, речь о Нарендре Моди, 63 лет, для индийской политической сцены — сущий младенец. Ведь до его назначения две ключевые партии страны выглядели вот как: премьер-министр (от правящего Индийского национального конгресса — ИНК) Манмохан Сингх — 81 год; лидер оппозиционной «Бхаратия джаната парти» (БДП) Лал Кришна Адвани — 86. Почему Моди может победить? Отличный оратор и человек, за 10 лет на посту главного министра штата Гуджарат превративший его в экономическое чудо. Это в то время, как за 10 лет правления ИНК в целом по стране индийцы впали в пессимизм: коррупция, изнасилования, упадок, замедление экономики и падение рупии, «с этой страной что-то не то», «все новости — плохие». Чем Моди плох? А была такая история в 2002 году, когда в его штате группа мусульман напала на индусов (это слово означает только одно — приверженца индуистской религии, а вовсе не индийца вообще). И поубивала человек этак 60. Индусы ответили, и жертв было то ли тысяча, то ли две. Главного министра, Моди, обвиняли в том, что он как минимум не послал полицию на защиту мусульман. Пятно как на покойном Эдварде Кеннеди: вел машину, она упала в реку, утонула секретарша, не спас — испугался? Правда, недавно расследование — а оно шло годами — сняло с Моди все обвинения. Но осадочек остался. И как рассчитывать теперь на голоса мусульман? А их в Индии вообще-то 165 миллионов, или 13,6% населения. Но ИНК просто некого выставить против Моди. Соня Ганди — нездорова. Четвертое поколение правящей семьи Неру—Ганди в лице Рахула Ганди? Он умен и вообще хорош; его сестра Приянка даже лучше, но против Моди… А теперь насчет националистов. В большинстве стран так называют партии, ставящие целью развитие нации, — начиная обычно с экономики. В этом смысле националисты правят Китаем, Россией, Индией (да, тот самый ИНК), и еще этак полутора сотнями стран. А то, что в России уверенно спутали националистов Моди для и нацистов, — так это наши особенности. индийской В Индии обе главные партии — националистические. политики — Однако у оппозиционной БДП (она правила с 1998 по младенец, 2004 год, это при ней Индия стала ядерной державой и была окончательно признана 63 года как один из будущих мировых лидеров) репутация «партии для индусов», а вовсе не для мусульман. Это «правая» партия? Ну на фоне ИНК, с ее социалистическим прошлым и программами помощи бедным, — да. Есть соблазн сказать, что БДП — это индийские республиканцы, а ИНК — демократы, и нынешние проблемы ИНК те же, что у демократов в США: как бы недостаточно национальная партия. Там много людей с американскими дипломами, всяких космополитов, это элита, улетевшая в стратосферу с индийской почвы… Опросы показывают: средний класс сегодня скорее за БДП, да и вообще с появлением Моди картина для ИНК мрачная. Индийцы с выбором разберутся, но как быть британцам и американцам, которые запретили ему въезд в свои страны в связи с погромами 2002 года? Это ведь Индия. И даже ��сли она не станет второй (после Китая) экономикой мира лет через 20, то первая пятерка ей гарантирована… Помогли индийские студенты из США. Сделали за местную «общественность» ее, общественности, работу: покопались в фактах. Рост экономики Гуджарата — 10% в год при Моди, это первое для иностранного капитала место в Индии. Национализм? Но Моди в речах, оказалось, не говорит о религии вообще. И еще есть такие цифры. На выборах 2009 года за БДП голосовали только 4% мусульман. Но в Гуджарате — 31%. «Широкая общественность» задумалась. А узкая… В Англии упомянутое приглашение Моди в британский парламент подписали две группы депутатов, от консерваторов и лейбористов.

,

,

Правительство не может прийти к бюджетному консенсусу с самим собой

Автор — экономист Автор — востоковед, политический обозреватель «РИА Новости»


12

«Новая газета» понедельник. №106 23. 09. 2013

по выборным местам

Борис ВИШНЕВСКИЙ

«Голосуй или проиграешь» 2.0 обозреватель «Новой»

Б

Московские выборы как очередной пример «бинарной» избирательной кампании

Так ли это? Далеко не факт. Напомним, что именно власть обеспечила Навальному участие в выборах. Потом организовала его «стартовый рывок» в виде стремительного освобождения (чего ни с кем из оппозиционеров в путинскую эпоху не случалось). А потом не чинила никаких препятствий в ходе кампании ни ему, ни поддерживающим его СМИ и бизнесменам. С у ч е т о м с к а з а н н о г о , ус п е х Навального, конечно, может быть «сбоем» при реализации кремлевского плана — если он предусматривал образцовопоказательную победу Сергея Собянина над известным оппозиционером. Но может быть и составной частью этого плана — если он предусматривал нечто совсем другое. Например, конструирование новой «системной оппозиции», должной заменить нынешнюю думскую. В первом случае действительно имеет место поражение власти. Во втором случае говорить об этом не приходится. Впрочем, о будущем — чуть ниже. Сперва поговорим о недавнем прошлом и настоящем — о том, что проявилось в московской кампании и по своему значению далеко выходит за пределы вопроса о том, кто будет управлять Москвой. Для начала: кампания по выборам мэра Москвы — человека, который должен отвечать за ежедневную жизнь 10-миллионного города, — была намеренно «отодвинута» от собственно московских проблем. Причем отодвинута не властью, а частью оппозиции — где чрезвычайно популярны были рассуждения: «Это не выборы, а референдум о недоверии Путину», «кампания по слому режима», «нечего болтать о хозяйственных вопросах, парковках и «точечных застройках» (последнее презрительно именовалось «малыми делами»). Конечно, кампания по выборам мэра столицы не могла не быть политической. Но когда ее полностью перевели в плоскость альтернативы «угодить Путину — досадить Путину», многолетняя работа для горожан оказалась не имеющей на выборах никакого значения. Что же касается разговоров о «референдуме», то трудно не вспомнить, что ровно такой же отвлекающий прием использовала в 2007 году «Единая Россия», объявившая выборы Госдумы «референдумом о доверии Путину», чтобы улучшить свой результат. И это не единственный пример «заимствования» оппозицией технологий власти. Есть и куда более впечатляющий — президентские выборы 1996 года. Тогда, если помнит читатель, избирательная кампания была усилиями Кремля переведена в «бинарную», якобы

«Политическая целесообразность важнее этических принципов и мировоззренческой позиции»; «Да, это сукин сын, но это наш сукин сын!» — констатирует Андрей Илларионов. Не могу с ним не согласиться — но и это произошло отнюдь не впервые. Весной 1990 года многие из тех, кто продвигал Бориса Ельцина на пост председателя Верховного Совета, признавались журналистам: конечно, никакой он не демократ, но он нужен как «таран», который поможет опрокинуть коммунистический режим и победить Горбачева, а потом мы все «отрихтуем». Правда, они «забыли» честно объяснить это гражданам, которых уверили,

проголосует за Навального, поможет Собянину». Все прочие кандидаты изображались (причем как провластными, так и частью оппозиционных СМИ) статистами, «спойлерами» и так далее. Любая попытка объяснить, что выборы проходят в два тура и голосование за любого из оппозиционных кандидатов уменьшает шансы Собянина победить уже в первом, — немедленно заглушалась дружным хором сторонников «единого и безальтернативного кандидата от оппозиции», которые имели подавляющее информационное преимущество в независимых СМИ. «Участникам общегражданского движения небезуспешно были навязаны такие аморальные принципы поведения, как: «Цель оправдывает средства»; «Кто не с нами, тот против нас»;

что Борис Николаевич — истинно демократический лидер. И каждый, кто впоследствии критиковал Ельцина, попадал в список «противников демократии». В июле-августе 1991 года, при выборах преемника Ельцина на посту председателя Верховного Совета, примерно эти же люди уверяли: «Кто не за Хасбулатова — тот за красно-коричневых!» Осенью 1993-го «красно-коричневыми» у них же были те, кто за Хасбулатова (а заодно и те, кто напоминал им, что они говорили два года назад). В 1992—1993 годах в «противники реформ» и в «пособники коммунистов» — в рамках той же логики «Кто не с нами, тот против нас» — зачислялся любой, кто не соглашался поддерживать президента Ельцина и одобрять концентрацию власти в его руках.

Петр САРУХАНОВ — «Новая»

ольшинство комментаторов расценивает московские выборы как удар по репутации (несмотря на формальный выигрыш) власти и победу (по крайней мере моральную) оппозиции в лице Алексея Навального.

сводящуюся к противостоянию только двух кандидатов — Бориса Ельцина и Геннадия Зюганова. При этом первый тур выборов, в котором кроме упомянутых участвовали Михаил Горбачев, Григорий Явлинский, Александр Лебедь, Святослав Федоров, Владимир Жириновский и другие, «подавался» как второй — под нескончаемое исполнение лозунга «Каждый голос, отданный не за Ельцина, работает на Зюганова». Именно это привело к невероятному взлету рейтинга действующего президента и помогло ему выйти во второй тур, а потом победить. Сейчас все было разыграно практически по тем же лекалам «Голосуй или проиграешь» — «Каждый, кто не

В упомянутом 1996-м цель (недопущение коммунистов к власти) настолько оправдала средства, что «гражданской позицией» множества СМИ, в том числе федеральных телеканалов, стала открытая агитация за Ельцина. А видные представители демократической общественности ни разу не возмутились использованием президентом «административного ресурса» и широко закрытыми глазами смотрели на нарушения закона в его пользу. В 1999 году каждый, кто осмеливался выступить против войны в Чечне, тут же объявлялся «предателем» и «пособником террористов», не желающим, чтобы в Чечне «возрождалась российская армия». Наконец, на протяжении большей части путинского правления его противники были уже, без всяких условностей, объявлены «врагами России», «предателями», «платными агентами Запада», «пятой колонной» и «экстремистами». Конечно, когда вождь отождествляется со светлым будущим, все его критики автоматически превращаются во врагов всего хорошего и сторонников всего плохого. Что же мы видели сейчас на выборах мэра Москвы? Почти полную кальку этой модели. Граждан (при помощи серьезных информационных ресурсов и устами известных персонажей) уверяли, что перемены в городе и стране могут быть связаны с именем только одного кандидата, а любой, кто против него, — тот и против перемен, и против «узников Болотной», и против Ходорковского и Лебедева, и против свободы и демократии. И вообще, «если ты не за Навального, то ты за Кремль» — после чего в перечень «кремлевских агентов» (в соответствии с печально известным списком «врагов Навального») попали Григорий Явлинский, Владимир Рыжков, Андрей Пионтковский, Андрей Илларионов, Евгения Чирикова, заподозрить которых в «работе на Кремль» могут только ненормальные. Сказанное было бы смешно, если бы не было так грустно: во время московских выборов как в эфире, так и в интернете была развязана «холодная гражданская война». «Ожесточенность споров, характер оскорблений, масштабы нападок, беспрецедентность травли в рамках оппозиционного движения, составление проскрипционных списков на бывших союзников намного превзошли соответствующие параметры критических замечаний в адрес режима», — замечает Андрей Илларионов. Действительно, поток оскорблений в адрес тех, кто сомневался в необходимости поддержки Навального или критиковал его, оказался беспрецедентным. «Враги», «дураки», «провокаторы», «тролли», «шавки» — эти эпитеты в дискуссии употребляли не только анонимы, но и реальные (и ранее уважаемые) люди. Перед голосованием этот поток достиг таких масштабов, что стало понятно: выстраивается секта. Движение, члены которого объединены не идеями и принципами, а исключительно верой в безусловную правоту своего непогрешимого вождя. Все это уже было — и не только у нас. По таким же политическим лекалам был начертан путь, которым шли к власти Звиад Гамсахурдиа и Александр Лукашенко, ��го Чавес и Бенито Муссолини. И, кстати, у всех у них на знаменах были начертаны лозунги перемен и борьбы с коррупцией. Сегодня, когда Алексей Навальный заявляет, что «наконец-то в России родилась оппозиция» (в предыдущие 20 лет ее, оказывается, не было), и предлагает выстраиваться за ним в колонну, — стоит помнить о своей и чужой истории. Правда, история, как известно, никого и ничему не учит. Она только жестоко наказывает за невыученные уроки.


«Новая газета» понедельник. №106 23. 09. 2013

военная угроза

13

Александр ПАНОВ специально для «Новой»

оссийский мирный план действительно позволил американскому президенту избежать очередного унизительного поражения в конгрессе и необходимости делать ужасный выбор между военным ударом по сирийскому режиму и перспективой «потерять лицо». Между тем российское предложение очень трудно реализовать — об этом в Вашингтоне говорили с первого дня, как о нем стало известно. И еще здесь подчеркивали: если бы не реальная угроза американских бомбовых ударов, плана передачи сирийского химоружия не возникло бы вообще. Есть и другая версия: «ветеран дипломатии, любитель сигар и виски» (так о Лаврове отзываются обозреватели «Нью-Йорк таймс») переиграл американского визави. Едва госсекретарь Керри выдал экспромт о том, как сирийское правительство могло бы избежать удара США, ему позвонил Сергей Лавров. «Лавров ухватился за то, что помощники Керри пытались вернуть назад», — пишут журналисты. По данным газеты, Лавров заявил Керри, что немедленно обнародует предложение по демонтажу сирийского химического арсенала, сформулированное по инициативе России. Керри ответил резко: «Мы не станем играть в игры». Разговор длился 14 минут. На последующих переговорах в Женеве Керри и Лавров согласовали порядок вывоза химоружия из Сирии и его уничтожения к середине 2014 года. На сессии с участием специального представителя ООН и Лиги арабских государств Брахими стороны договорились вернуться к международной конференции по Сирии — «Женеве-2» и обсудить этот вопрос на своей встрече в ходе новой сессии Генассамблеи в Нью-Йорке в конце этого месяца.

Р

И

вновь мировая пресса не скупилась на комплименты: «победа здравого смысла» и даже «перезагрузка 1.5». Женевские договоренности Лаврова и Керри приветствовали лидеры Евросоюза, руководство НАТО, Япония, Китай и даже Турция. Их приветствовал и Обама, отметив большой личный вклад Путина. Идиллия закончилась очень быстро — сразу после публикации доклада экспертов ООН, расследовавших события 21 августа в пригородах Дамаска. Целью экспертов было только установить факт применения отравляющих веществ. В подробном докладе — с таблицами, чертежами, диаграммами и фотографиями — применение зарина полностью доказано. Постпред РФ в ООН Виталий Чуркин назвал отчет серьезным и изобилующим техническими подробностями, но высказал мнение, что «железобетонных выводов и данных», которые позволяли

Предложенный Москвой план ликвидации химических арсеналов режима Асада не приблизил развязку сирийской трагедии

Reuters

Россия и Запад вновь разошлись. Когда российская сторона предложила план, в соответствии с которым режим Асада должен передать свое химическое оружие в руки международного сообщества для его последующего уничтожения, и президент Обама не отверг этот план, в Москве не скрывали торжества. Восторг российской прессы («Путин спасает Обаму от позора», «Путин опять переиграл Запад») здесь, в США, не разделяют ни СМИ, ни политики.

Химия и жизнь бы с определенностью говорить о вине правительства Сирии или оппозиции, в документе нет. Доклад «доказывает», что оружие применили люди Башара Асада — убеждены не только в Вашингтоне, но также в Лондоне и Париже. Недавно назначенная послом США при ООН Саманта Пауэр заявила, что «изложенные в докладе технические подробности ясно указывают на то, что только режим был в состоянии осуществить химическую атаку такого масштаба». Она также отметила, что упомянутые в докладе ракеты калибра 122 мм имеются в арсенале правительственных войск. «Если внимательно посмотреть на содержащуюся в докладе информацию — количество токсичного газа, сложность смесей, траекторию носителей — то не останется никакого сомнения относительно того, кто это осуществил», — считает глава МИД Франции Лоран Фабиус.

Г

оссекретарь Джон Керри в специальном заявлении для прессы привел аргументы американской стороны: «В течение многих недель мы слышали от России и других стран: дождемся доклада ООН, это объективные эксперты, это независимый золотой стандарт. Выводы доклада группы Селлстрома (Оке Селлстром — глава экспертной группы ООН. — А. П.) в равной мере категоричны и убедительны. Каждый отдельный пункт — тип боеприпасов и ракет, которые были использованы, траектория их полета, тип отравляющего вещества — все это подтверждает то, о чем мы уже знали и о чем Америка предупреждала других. Они (инспекторы) вернулись, имея на руках несколько ключевых деталей, которые подтвердили виновность режима Асада в осуществлении этой атаки, хотя это не являлось задачей доклада ООН». Керри утверждает, что у сирийской оппозиции нет ни химоружия, ни средств

ПОД ТЕКСТ Вывод об ответственности режима Асада за применение химического оружия сделал не только политически мотивированный Джон Керри, но и журналисты газет The New York Times и The Wall Street Journal. Совместно с аналитиками из Human Rights Watch корреспонденты NYT на прошлой неделе проложили траектории

его доставки. Еще одна цитата: «Итак, зарин был использован. Зарин убил людей. Мир может рассудить, кто виновен: режим, который уже ранее использовал химическое оружие, у которого есть для этого ракеты и боеголовки, или это оппозиция тайно проникла на территорию, которую не контролировала, запустила ракеты, которых она не имеет в своем арсенале, с отравляющим зарином, которого у нее тоже нет, с целью убить своих же сторонников. И потом так же незаметно оппозиция разбирает установки, погружает их и вывозит из центра Дамаска, контролируемого Асадом. Я вас умоляю».

К

ак заявил в тот же день, но несколькими часами ранее, В. Путин: «У России есть все основания полагать, что применение химического оружия в Сирии было провокацией. Ловкая, конечно, умная, но в то же время и по технике исполнения примитивная: взяли старинный снаряд советского производства, снятый с вооружения в сирийской армии уже давно. Главное, чтоб там было написано, что сделано в СССР». Почему-то Путин не прокомментировал тот факт, что Сирия, еще две недели тому назад официально отрицавшая наличие у нее химического оружия, в этом месяце присоединилась к конвенции о его запрете. Мирный выход из сирийского кризиса вновь под угрозой. США, Великобритания и Франция добиваются принятия жесткой резолюции Совета Безопасности ООН. Пресс-секретарь американского президента Джей Карни и официальный представитель Госдепартамента Мари Харф на брифингах заявили, что проект резолюции должен содержать ссылку на седьмую главу Устава ООН, которая позволяет одобрить меры принуждения против Сирии в случае ее отказа осуществить «химическое разоружение». При этом 7-я глава не предус-

двух из пяти ракет от точек их падения назад — и оказалось, что траектории снарядов пересекаются ровно над правительственной военной базой. WSJ приводит сведения о кириллических надписях на фрагментах ракет (в них распознают советские М-14) и утверждает, что использованными снарядами и необходимыми для них ракетоносителями располагает только сирийская армия.

матривает автоматического использования силы, это должен отдельно решать Совбез, отметил Дж. Карни. Представители американской администрации подтвердили, что Обама не снимает угрозу использования военной силы в случае срыва соглашения. В тот же день Лавров отметил, что российско-американская договоренность об уничтожении химоружия в Сирии не содержит упоминания о седьмой главе Устава ООН. Лавров назвал заявление западных стран о необходимости принятия жесткого документа по Сирии «искаженной реальностью». Таким образом, Москва дает понять Западу, что жесткая резолюция по Сирии обречена, ее ждет в Совбезе очередное вето.

М

ожно сколь угодно рассуждать о том, что действия в обход Совета Безопасности ООН — это подрыв существующего мирового порядка, о том, что «перед Богом все равны», но что делать Западу, натыкающемуся на «дежурные вето» Москвы и Пекина? Свыше 100 тысяч погибших, миллионы беженцев… Не пора ли вмешаться международному сообществу как единой силе? И в чем состоят цели российской политики в Сирии? — вновь задают вопрос в Вашингтоне. Сохранить режим Асада — традиционного союзника с советских времен даже ценой испортившихся отношений с остальным арабским миром? Или просто досадить Америке любой ценой, самоутверждаясь на мировой арене? Или способствовать сохранению нынешней взрывоопасной ситуации в ближневосточном регионе с одной сугубо прагматичной целью — поддержать высокие мировые цены на нефть? Чем дольше длится в Сирии гражданская, межрелигиозная война, тем больше шансов, что после свержения Асада к власти придут не умеренные оппозиционеры, а экстремисты, близкие «АльКаиде». И тогда проиграют все, в том числе и Москва. В свою очередь, Вашингтон рассматривает мирную передачу власти умеренной оппозиции как единственную возможность остановить бойню и не допустить попадания химического оружия в руки исламских экстремистов.

Вашингтон


14

«Новая газета» понедельник. №106 23. 09. 2013

расследование

Один из «мозговых центров» группировки — адвокат Виталий Береговский

Оружие, изъятое у бандитов

Под одной крышей В Приморье связь бандитов с правоохранительной системой никого не удивляет В Приморском краевом суде коллегия присяжных вынесла вердикт о признании виновными группы граждан, обвиняемых в рейдерских захватах предприятий и собственности, сопряженных с подделкой документов, подкупом и запугиванием должностных лиц и бизнесменов. Рейдеры не останавливались перед разбойными нападениями и убийствами, на их счету три человеческие жизни. Никого уже особо не удивило, что бандиты тесно связаны с правоохранительной системой Приморья… озговым центром банды считались Артур Щедрин и Виталий Береговский. Первый был женат на сотруднице прокуратуры. Второй, адвокат, — возглавлял антикоррупционную коалицию края, при этом свое адвокатское бюро держал в одном здании с прокуратурой Ленинского района города Владивостока. А возглавлял банду Сергей Санжаров, который доводится родным сыном бывшему судье — зампредседателя краевого суда Виктору Санжарову, и родным племянником — адвокату, выходцу из органов прокуратуры. Главарь банды, к слову, единственный, кому странным образом удалось избежать ареста и скрыться от следствия. Переквалификация силовиков и правоохранителей в бандитов — дело привычное в Приморье. «Новая газета» уже рассказывала (см. № 70 от 14 сентября 2006 года. — «Банда превращала людей в недвижимость») о другом громком процессе. На счету банды «милицейских и прокурорских работников» 8 убийств, 15 случаев мошенничества с недвижимостью, кражи, разбои, подделка документов. На скамье подсудимых во всей красе были представлены все силовые структуры: подполковник ФСБ, бывший оперативник СОБРа, старший оперуполномоченный милиции, старший следователь по расследованию особо важных дел краевой прокуратуры. Причем последний подставил под банду убийц-«черных риелторов» своего коллегу, а потом умело покрывал сообщников, подменяя протоколы. У здания Ленинской прокуратуры, где сидел адвокат-рейдер Виталий Береговский, вообще страшная история. Несколько лет назад ее бывший сотрудник Антон Власов, явившись с двумя пистолетами, хладнокровно расстрелял здесь троих своих сослуживцев. Основная причина кровавой расправы — молодой

М

прокурорский работник настолько погряз в криминальных связях, что коллеги отказались его «отмазывать». В этот раз преступники тоже не жалели «своих»: жертвами разбойных нападений санжаровской банды стали женщинаадвокат, судья краевого арбитражного суда, военный прокурор. Их избивали и калечили. А со следователем МВД и его отцом бандиты расправились крайне жестоко — убили сначала отца, затем сына. В судебном сообществе это дело комментируют неохотно. «Отец за сына не отвечает» — так коротко можно выразить мнение служителей Фемиды о близких связях бандитов с судьями и прокурорами. Но в этой формулировке известная доля лукавства. Например, одному из подсудимых рейдеров, Артуру Щедрину, его брак с сотрудницей прокуратуры нисколько не мешал, а скорее помогал вести дела с неким Владимиром Петраковым — известным в Приморье авторитетом, недавно вышедшим на свободу после отбытия шестилетнего срока. Его экс-супруге криминальные

Главарю банды Сергею Санжарову удалось скрыться от следствия

связи мужа тоже ничуть не мешали делать карьеру: из прокуратуры — в администрацию Приморского края, представителем губернатора в Законодательном собрании, оттуда — в краевое управление юстиции. Впечатление, что это какой-то свой замкнутый круг, внутри которого рождаются, вырастают, женятся… Каста. Собственно, во многом так и есть. Родственно-следственными связями в Приморье пронизана вся система. У того же председателя краевого суда Александра Хижинского сын Алексей — арбитражный судья, накопивший опыт в прокуратуре. У первого заместителя председателя крайсуда Николая Титова сын Антон — районный прокурор в крае, видимо, нарабатывающий опыт для будущей судейской карьеры. И многие отпрыски юридических династий совместно служат и дружат: бывший зампрокурора города Сергей Ольховский — судья районного суда Владивостока, а его родной брат — следователь СКР. А сколько судей-прокуроров-следователей вместе учились, трудились, отдыхали за одним столом? Все смешалось в доме правосудия. И вопрос: можно ли ждать в этой системе объективности и законности, конечно, риторический. — Главной причиной расцвета рейдерства в Приморском крае является коррупция. До 50% рейдерских захватов происходит с помощью незаконных судебных решений, в остальных случаях

Майор милиции Дмитрий Ваев, который вел дело о рейдерском захвате одного из предприятий, — был убит вслед за своим отцом

содействие оказывают коррумпированные сотрудники прокуратуры, полиции, и даже нотариусы, — такую оценку дает директор Центра по изучению организованной преступности профессор Виталий Номоконов. — Пока не начнут убивать — никто ничего не видит! Вот что страшно: в крае сложилась система закольцованной поруки. К нам в массовом количестве поступают жалобы и заявления с приложением документов о явной фальсификации уголовных дел. Но эти прокуроры, судьи и адвокаты никогда ни в чем не виноваты! — Эмоционально выражает свое мнение руководитель краевого общественного движения по противодействию коррупции Петр Довганюк. — Считаем, все неправосудные решения судов края приняты при соучастии представителей прокуратуры, а в большинстве случаев прокуроры являются соучастниками фальсификации уголовных дел. Сегодня судебная система Приморского края работает на подрыв доверия и уважения к президенту страны как к лицу, лично ответственному за работу судей. И мне хотелось бы спросить: уважаемый господин президент, нужна ли России и лично вам такая судебная и правоохранительная система? — У нас во многих делах главное — не доказательная база, главное — точно знать: кто чьих будет. Вот здесь важно не ошибиться, — объясняет тонкости следствия знакомый адвокат. Потому что это змея, пожирающая свой хвост. Вот типичная схема, изложенная в показаниях беглого от следствия бывшего сотрудника милиции: узнал их начальник, что некий коммерсант где-то спер много лома цветного металла и намерен его продать. Пошли «кошмарить», провели проверку, заготовили уголовное дело. Но тот коммерсант, не будь дураком, пошел на поклон к представителям другого клана в системе. И вот уже под уголовным делом ходят сами менты: они имели наглость арестовать тот металлолом как вещдок и под шумок его продать. В «теме» фигурируют прокурорские имена: экс-начальника следственного отдела Советского района Игоря Овсянникова и экс-прокурора Ленинского района Дмитрия Романченко, позже ставшего прокурором Владивостока, а теперь подавшегося в провинциальные депутаты. — Работа Дмитрия Романченко как прокурора Владивостока приостанавливается на время его избрания депутатом муниципальной думы, — прокомментировали «Новой газете» ситуацию в избиркоме Ольгинского района. Резкий уход прокурора Владивостока с больничного в депутаты отдаленного сельского района стал неожиданным только для общественности. Источники же в правоохранительных органах объясняют это борьбой «юридических кланов» в Приморье и резюмируют: накопилось. Одной из внешних причин называют ситуацию в дикой застройке Владивостока, когда прокуроры в упор не замечают незаконно растущих у них под окнами монстров. О том, как уродуется исторический центр столицы Приморья, «Новая» уже рассказывала (см. № 45 от 24 апреля 2013 года. — «Пусть кричат «уродина!»). Сейчас во Владивостоке новый скандал. В центре города на улице Тигровой вырос очередной дом-призрак, дольщики которого оказались откровенно «кинуты». А квартиры технично уплыли к «добросовестным покупателям». Среди которых: дочь депутата Госдумы Виктора Пинского и его бывший подчиненный, депутат Думы Владивостока Владимир Исаков и его жена, жена «авторитетного бизнесмена» Виктора Алексеенко, супруги Абавины, известные «партнерством» с экс-мэром Владивостока Владимиром Николаевым, и тому подобная публика. Как удачно собрались все они под одной крышей… Андрей КОЗЫРЕВ


«Новая газета» понедельник. №106 23. 09. 2013

опыт частного сопротивления

Новые злые дети Скоротечный конфликт в Молжанинове. Кто и зачем присылал приставов в школу?

«У

Спустя несколько часов после того, как учителя, дети и родители взяли здание молжаниновской управы, один за другим в район примчались префект САО Базанчук, глава департамента образования Калина, полицейское начальство. Вице-мэр Леонид Печатников прилетел в карете «скорой помощи». Выбор транспорта вице-мэр объяснил мне экстренным характером вызова. И хотя ��иновники называли происходящее встречей с населением, по сути, это были настоящие переговоры. В среду утром ученики и родители захватили здание местной управы в ответ на закрытие единственной в районе школы № 740 (в ней учатся 115 детей). Школа эта состоит из двух корпусов — один из них, для старшеклассников, закрыли в конце августа. Но учеба — теперь в две смены — продолжилась во втором корпусе, для начальных классов. И вот закрыли и его. С плакатами «Верните нашу школу!» и «Спасите от рейдеров!» взрослые и дети заняли четырехэтажное здание и объявили, что теперь будут учиться здесь. Напуганный врио главы управы Александр Никитин даже не стал спорить. Учителя в протесте вроде бы не участвовали, — но шли за родителями и детьми. Днем ранее школу опечатали судебные приставы, выгнав детей и учителей во двор. «Явились прямо во время урока, — говорит директор школы Галина Великанова. — Напугали младшеклассников до слез». На руках у приставов было решение Головинского суда, по которому здания школы признавались непригодными для эксплуатации. Руководствовался суд заключением Роспотребнадзора, выявившим 60-процентный износ стен, коммуникаций и крыши. Впрочем, непригодность небольшой двухэтажной школы (постройки начала ХХ века) Роспотребнадзор выявил еще в 2012 году. Но закрывать ее тогда не стали — Москва обязалась отремонтировать здание, а Исаак Калина утверждает, что подписал даже соответствующее гарантийное письмо. Вскоре здание и правда отремонтировали. На работы, как говорит председатель родительского комитета Александр Кудрявцев, было выделено 12 миллионов рублей — ремонтировали оба корпуса. Но в конце августа начальник управления образования САО Ольга Сусакова сообщила родителям, что школу решено немедленно закрыть, а всех детей возить на учебу в Зеленоград — крыша здания может обрушиться в любой момент. При этом Сусакова ссылалась на экспертизу все того же Роспотребнадзора. Стало быть, не помог ремонт? Тут нужно отметить, что, несмотря на объявленную критичность положения, выборы мэра власти провели все же в «аварийной школе» и даже заасфальтировали сюда подъезд. «Ситуация выглядит абсурдной. На ремонт были выделены 12 миллионов рублей, — говорится в открытом письме родительского комитета на имя Исаака Калины. — Для чего тогда были вложены и освоены такие большие деньги?» — Нам говорят, что прогнили балки, несущие крышу, — рассказывала родитель-

Наталья ПОЛОВИНКО — «Новая»

чительский протест», «новые злые дети» или еще: «революция с самого низу» — громкую историю в Молжанинове оппозиционеры уже втиснули в нынешний контекст. Не на шутку перепугались чиновники.

ница-активистка Валентина Полищук. — Но почему их не отремонтировали? Кто лукавит — эксперты Роспотребнадзора или мэрия? Надо сказать, родители хотели выяснить это на месте еще до приезда больших начальников. И попытались пробиться в опечатанные помещения школы. Но путь им преграждали вооруженные приставы. «Нормально все с крышей, мы там лазали!» — говорили дети, еще больше раззадоривая взрослых. Приехавшего Леонида Печатникова родители, кажется, могли бы съесть живьем. — Сейчас же откройте нам школу! — встречали граждане вице-мэра. — Послушайте, мы же с вами хотим жить в правовом государстве, — пытался успокоить людей Печатников, — так давайте следовать решениям суда! Школа временно закрыта. Мы не можем… — При Лужкове такого не было! — рубанул из толпы мужик. — Куда дели 12 миллионов? — А выделялись деньги? — спросил Печатников у префекта Базанчука. — Давайте мы проверим, мы проведем еще одну экспертизу и будем сражаться за школу… Многие вообще не слушали и сидели с детьми в конференц-зале, рядовые чиновники управы угощали их чаем. Все вместе обсуждали, кто же, в конце концов, «заказал школу». Вот самая популярная в 3-тысячном Молжанинове версия: за атакой на

школу могут стоять близкие к городским властям девелоперы. По плану развития в ближайшие годы Молжаниново, эту наименее заселенную территориию города, ждет неимоверный строительный бум. Например, мэрия анонсирует 60 тысяч новых рабочих мест и 5 миллионов кв. м недвижимости. Среди прочего предлагается строить промзону на 100 гектаров и 1 миллион кв. м жилья. Гигантский продуктовый рынок по типу парижского Rungis, который занимает 232 гектара, предложил возводить заммэра Марат Хуснуллин. А в непосредственной близости от «непригодной школы» может появиться «многофункциональный общественный центр» вместе с транспортно-пересадочным узлом. Вся территория вдоль Ленинградского шоссе принадлежит городу — в том числе под неприметными коттеджами молжаниновцев. Ничего более примечательного во всей округе, кроме той самой школы и продуктового магазина по соседству, нет. Подвинуть их — и можно начинать стройку… Как заявил Печатников, что бы ни решила новая экспертиза, к следующему учебному году город построит для молжаниновцев современную школу — в 2 км севернее по Ленинградке. Но что конкретно вырастет на месте старой, которую признали непригодной? — Утвержденного плана пока нет, концепция еще разрабатывается, — сообщил родителям префект Базанчук.

ДОСЛОВНО Леонид ПЕЧАТНИКОВ, вице-мэр Москвы: — Уже с пятницы в двухэтажном корпусе школы работает новая экспертиза. Ведь жители посчитали, что первое заключение было ангажировано. Если же новая экспертиза признает школу неопасной, мы тут же подадим кассационную жалобу в суд, и, надеюсь, школа будет открыта. До этого времени мы предлагаем ученикам и родителям на выбор — школу в Зеленограде либо химкинскую школу. Химкинская школа № 19 находится в шаговой доступности. Я там был, изумительная школа. Мы уже арендуем их зда-

15

— У меня к вам просьба, уважаемый префект, — перебил Базанчука Печатников. — Объявите, что никакого захвата этой земли частником нет. — Да, нет таких планов, — повторил Базанчук. — Разрабатывается концепция развития. — Два месяца, пока будет идти новая экспертиза, мы будем возить детей в Зеленоград и обратно на автобусе в сопровождении машины ГИБДД. Дорога займет не более получаса. — Полчаса? Да вы сами проехались бы! — крикнула Печатникову женщина с ребенком. — Тут же вечно пробки! Я спросил префекта Владислава Базанчука, что он думает про действия приставов. — Я не могу комментировать их действия, — ушел от ответа префект. — Я могу прокомментировать, — отреагировал вице-мэр Печатников на вопрос. — Это безумие. Я чисто по-человечески считаю так. Как в поговорке: заставь дурака богу молиться. И вот вчера была именно такая ситуация. Меж тем в конференц-зале на четвертом этаже Исаак Калина заканчивал педсовет с учителями. После него здесь же должны были начаться совместные переговоры с участием родительского комитета. Родители ждали снаружи. Один за другим к ним из зала выходили уставшие учителя. Одна из них была в слезах. «Если мы не согласимся на Зеленоград, нас уволят», — сказала она Кудрявцеву. — Никто никуда не поедет! Мы с детьми остаемся здесь! Что вы себе позволяете? — закричал на Калину Кудрявцев. — Давайте успокоимся, — на секунду растерялся Калина. — Вы давили на учителей! Они боятся увольнений! — Это кто вам сказал? Галина Матвеевна, — Калина перевел взгляд на директора школы, — я давил? Что-нибудь говорил про увольнения? — Н у… — т е р я л а с ь д и р е к т о р Великанова. — Так давил или нет? — Люди устали и уже неправильно воспринимают! Все на эмоциях! — сказала Великанова. — Все хотят, чтобы было, как прежде. — Тогда какие проблемы? — осадил Калина Кудрявцева. — Женщинам я могу простить эмоции. Но вы-то мужчина! Должны понимать! Это же женщины! Деловая часть встречи с трудом пробивалась сквозь нервы. Родительский комитет предложил договориться об аренде помещений у 19-й химкинский школы. До нее можно дойти пешком, в отличие от удаленной на 15 км школы в Зеленограде. Рассматривался также вариант арендовать большой коттедж и даже гостиницу. Но в итоге сошлись на Химках. А протестанты согласились оставить управу в покое. Когда Великанова ненадолго вышла из зала, Исаак Калина зачем-то поинтересовался у оставшихся учителей, как у директора вообще складываются отношения с госвластью, управой, профсоюзом. Учителя по-партизански молчали. — А я, к своему удивлению, почувствовал, что есть какое-то недоверие к властям, — обеспокоился Калина. — А ведь это директор целой школы, учитель!

Павел КАНЫГИН

ние на вторую смену. С понедельника дети могут начать там обучение. Впрочем, с точки зрения качества образования зеленоградская школа представляется мне более привлекательной. Не просто так мы предлагали именно этот вариант. Зеленоградская школа, куда мы планировали возить детей на автобусе, входит в топ-25 лучших школ России. А химкинская школа, и тем более 740-я, в топ не входят. Однако выбор остается за родителями. Что насчет первоклассников, то они будут учиться на первом этаже управы Молжаниновского района. Мы нашли там подходящий зал. Опять же все это — на время экспертизы. Но если школа будет признана аварийной, то учиться таким образом дети будут до конца учебного года. А к следующему 1 сентября мы построим новую школу.


«Новая газета» п��недельник. №106 23. 09. 2013

События на Болотной площади глазами сотрудников ОМОНа — ныне потерпевших Маршрут и прорыв Герман Литвинов, командир отделения ОМОНа: «Мы стояли на площади (Болотной. — Ю. П.), в 16.00 заработали машины громкой связи (здесь и далее выделено мною. — Ю. П.). Цепочка (из сотрудников полиции и внутренних войск. — Ю. П.) с Малого Каменного моста до угла сквера стала двигаться, толпа напирала. Произошел прорыв, человек 200 вырвалось, поступил приказ задерживать агрессивных». Это — очень важное свидетельство. Получается, что в четыре часа дня, еще перед началом сидячей забастовки, устроенной манифестантами, и до прорыва полиция с использованием спецсредств (машины громкой связи) попыталась каким-то образом изменить сценарий проведения согласованного (маршрут и время) мероприятия и направить шествие по внезапно измененному маршруту. То есть — сквер имени Репина в согласованном маршруте был, но оказался перекрыт, и демонстрантов стали загонять в узкое горлышко на Болотной набережной. Именно эти «громкие» команды отразились и на поведении цепочки сотрудников ВВ и МВД, упершись в которую, люди в конце концов начали садиться на асфальт. Александр Гоголев, полицейский 3-й роты 3-го взвода 2-го оперполка: «6 мая прибыли на Болотную около трех часов. Мы были в группе задержания, старшим был прапорщик Виноградов. Приступили к задержаниям в начале шестого после прорыва оцепления. Толпа двинулась в сторону Большого Каменного моста, прорвалось человек 100—150, была команда задерживать активных, которые выкрикивали антиправительственные лозунги: «Это наш город!», «Долой полицейское государство!», «Путин—лыжи—Магадан!» Боец ОМОНа Иван Круглов. «6 мая был на службе. На Болотной площади сначала находились в автомобиле — до команды командира выдвигаться, потом нас построили, был еще один инструктаж, по соблюдению охраны порядка. Нам сказали вежливо обращаться с гражданами, не поддаваться на провокации. Потом пришла команда разделиться по пять человек и задерживать агрессивных лиц». Таким образом, выясняется, что у всех сотрудников полиции, допрошенных в суде, было по два инструктажа. Один — пе-

«

болотное дело

«Нам сказали, что «болотном процессе» за четыре месяца было допрошено 8 потерпевших и свидетелей обвинения. Это — сотрудники московского ОМОНа, 2-го оперативного полка ГУ МВД Москвы, а также полковник Дмитрий Дейниченко, который 6 мая 2012 года, будучи замруководителя управления охраны общественного порядка московского главка, фактически руководил действиями сотрудников полиции. А в процессе над еще одним «узником Болотной» — Михаилом Косенко, дело которого выделено в отдельное производство, было допрошено четыре сотрудника полиции. Один из них — потерпевший, омоновец Казьмин, который в ходе допроса не узнал в Косенко своего обидчика. Что в принципе смущает в этих допросах… Казалось бы, свидетели и особенно потерпевшие должны хорошо помнить этот тяжелый для них день. Но большинство предпочитает ссылаться на плохую память, поясняя, что они регулярно работают на таких мероприятиях, часто задерживают граждан, — и потому все как-то в голове перепуталось. Тогда возникает вопрос: если это было рядовое мероприятие, ничем, по мнению полицейских, не выделявшееся из ряда себе подобных, если задержанные на Болотной площади в их памяти сливаются с чередой других участников разнообразных митингов, то почему именно в этом случае омоновцы оказались особо потерпевшими, испытавшими глубокий шок от синяков, ссадин и порезов на пальце? Их допросы в суде проходят по стандартной схеме. Потерпевшие и свидетели, воспоминания которых обогащены просмотром видеозаписей событий 6 мая на следственных действиях и их пересказом следователями, рассказывают одну и ту же историю — практически шаблонную. Приехали тогда-то, стояли там-то, потом поступил приказ задерживать. А потом — смеркалось, и все закончилось. Но как только вопросы начинают задавать адвокаты, они начинают проговариваться — по фрагментам, деталями. Из этих отдельно брошенных фраз мы и попытались воссоздать картину происшедшего 6 мая глазами потерпевших и свидетелей обвинения.

В

штурма Кремля, но организаторы акции и ее участники об этом просто не знали.

Почему все сели Практически никто из допрошенных на сегодняшний день потерпевших и свидетелей не помнит, где была сидячая забастовка и почему она началась. На вопрос, почему цепь из сотрудников полиции, перегораживающая проход к скверу имени Репина и к месту проведения митинга, была расположена именно у кинотеатра «Ударник», где и произошли основные события, не может ответить даже полковник Дейниченко, хотя он-то был обязан это знать. По свидетельству всех омоновцев, именно после того, как шествие уперлось в эту цепочку, и про-

Ни один сотрудник полиции не может точно сказать, где же должно было проводиться разрешенное мероприятие, ни один омоновец не может пояснить, где заканчиваются границы Болотной площади

«

ред заступлением на службу, второй — уже на Болотной площади, а также у кинотеатра «Ударник» (по свидетельству бойца ОМОНа Моисеева). До них была доведена информация о том, что проход в сквер имени Репина на Болотной площади закрыт или ограничен. Хотя в согласованном маршруте об этом не говорилось. На вопрос адвоката Макарова, не слышал ли от своих руководителей боец Моисеев, что сквер был закрыт с целью недопущения развертывания палаточного городка, тот ответил утвердительно. То есть маршрут продвижения был изменен потому, что кто-то опасался мифического

изошла сидячая забастовка, а уж затем провокация с участием «людей в масках», давка и так называемый «прорыв». При этом ни один сотрудник полиции не может точно сказать, где же должно было проводиться разрешенное мероприятие, ни один омоновец не может пояснить, где заканчиваются границы Болотной площади, — им этого на инструктаже не объясняли. «Я думаю, что это все было искусственно создано, чтобы люди не проходили на митинг и произошел прорыв. Но это мое личное мнение», — сказал на суде омоновец Литвинов.

Маски «Маски проносятся замечательно, в любой части тела, в любых карманах, сумках, особенно в нижнем белье и в носках тоже, это на всякий случай. Если сотрудник полиции будет уличен в попустительстве и в ходе служебной проверки этот факт будет доказан, то он будет привлечен к ответственности», — уверенно говорил на суде Дейниченко. Но никто из сотрудников полиции, включая руководителей, до сих пор не привлечен к ответственности, хотя маски, и, более того, газовые баллончики, и даже как минимум одна бутылка с зажигательной смесью на площади были. Кто те люди, что их пронесли? Людей в масках видел и боец Моисеев: «Видел людей в темных одеждах, и у некоторых были маски разных расцветок». Омоновец Кувшинников рассказал суду, что они все-таки целенаправленно задерживали людей в масках. Но если эти провокаторы, согласно установке полицейского руководства, представляли особую общественную опасность, то почему их сегодня нет на скамье подсудимых? В ходе процесса над Косенко Роман Пузиков — сотрудник ОМОН ЦСН ГУ МВД по Москве, сказал: «Поступила команда от полковника Белова разбиться на пятерки и задерживать лиц, которые буйно настроенные, с флагами, в масках и в медицинских повязках». Омоновец Игорь Тарасов: «В момент ближе к четырем часам вечера я обратил внимание, что по сотрудникам ОМОНа, которые находились спиной ко мне, волна пошла, они взялись за руки, стали сдавать назад. Потом, вижу, прорвали цепочку, люди побежали, поступила команда приступить к задержанию. До этого Панов сказал нам задерживать только активных людей. Я задерживал гражданина в маске. На нас набежали граждане, мешали проводить задержание, больше всех бабушка одна мешала, цеплялась за бронежилет. И исчез он, потом его сотрудники вытащили уже. Подхожу к цепочке, чтобы самых активных задерживать, обратил

Омоновцы вступили в битву за барьеры интуитивно, без приказа

РИА Новости

16

внимание, что гражданин другой уже по телосложению, в черной маске с газовым баллончиком, подходит и в лицо солдату брызгает, солдат падает, я подбегаю, начинаю вытаскивать его с этой цепочки, потащили с еще одним сотрудником до «скорой». Задерживали людей в масках, я считаю, ты пришел на мирное шествие — и незачем скрывать лицо». Но в итоге к административной ответственности были привлечены совсем другие лица — не те, кто в масках и с файерами, да и к уголовной, судя по всему, привлекают совсем других людей.

Поход на Кремль Как рассказал боец Троерин, задерживали и за нецензурную брань. А вот почему задерживали тех, кто вследствие давки вывалился за оцепление, пояснил сотрудник полиции Александр Гоголев: «Они двигались в сторону Кремля, это за Большим Каменным мостом». На вопрос адвоката Клювганта, была ли у них теоретическая возможность до Кремля дойти, Гоголев твердо ответил — нет: «Там была цепь из сотрудников и стояла техника». И все свидетели и пострадавшие как мантру повторяют одно и то же: люди собирались идти на Кремль. То есть именно к этому их готовили и именно так инструктировали? При этом вовсе не инструктировали на предмет того, что считать противоправными лозунгами. Крики: «Мы здесь власть!», «Это наш город», — воспринимались как экстремистские. А, например, сотрудник ОМОНа Гоголев воспринял как оскорбление фразу «Путин—лыжи—Магадан». Логика понятна — омоновец Емельянов: «Скандирование призывов к свержению, оскорбления, конечно, противозаконны. И вообще, командир решает, за что задерживать».

Откуда что взялось Важны и показания о битве за металлические барьеры, развернувшиеся меж-


«Новая газета» понедельник. №106 23. 09. 2013

17

будут брать Кремль» КОММЕНТАРИИ

В режиме исключения Как трактовать слова президента о возможности амнистии по «болотному делу» а Валдайском форуме, отвечая на вопрос одного из лидеров РПР-ПАРНАС Владимира Рыжкова о том, возможна ли амнистия для фигурантов «болотного дела», президент Владимир Путин сказал: — Можно ли посмотреть на то, чтобы в данном случае использовать право амнистии? Я этого не исключаю. Но отношение к делу должно быть самым серьезным. Я не исключаю, но надо дать возможность просто довести все необходимые процедуры до логического юридического завершения. Политически такое высказывание президента можно оценивать по-разному, но вот с юридической стороны оно, увы, несодержательно. Во-первых, президент обладает правом помилования, амнистию же объявляет Государственная дума — так что формально мнение Владимира Путина здесь никакой роли не играет. Во-вторых, из слов президента можно сделать вывод о том, что «болотных узников» нельзя амнистировать, пока не завершатся «необходимые процедуры» — то есть суд и следствие. Но это не так. Применение амнистии никак не связано с вопросом о виновности или невиновности человека, это просто акт гуманизма со стороны государства. Соответственно, амнистировать, то есть прекратить уголовное преследование, можно и осужденного, и подсудимого, и обвиняемого. И если, например, фигуранты «болотного процесса» попадут под амнистию в честь 20-летия Конституции, которое будет отмечаться в декабре этого года, то их могут освободить и из колонии, и в зале суда, и из-под домашнего ареста. Но тогда придется прекратить и «болотное дело», а такого сценария, видимо, никто и не собирается предусматривать. То есть, скорее всего, президент говорил об амнистии для «узников Болотной» в умозрительном, общеполитическом ключе в рамках панельных дискуссий, не затрагивая механику реального их освобождения уже в декабре. Тем не менее любое высказывание президента — это сигнал. Мы попросили экспертов его расшифровать.

Н

ду митингующими и полицией. Никто в суде не может объяснить, откуда эти барьеры вообще взялись, но эту драгоценность отбивали с помощью дубинок. Омоновец Литвинов: «Мы стояли в цепочке. Граждане состыковали барьеры и стали двигаться на нас, чтобы нас вытеснить. Задерживать агрессивных было невозможно. Мы решили вырвать у них барьеры. Молодой человек в медицинской маске разбил бутылку о барьер, осколок повредил мне палец (у Литвинова порез пальца 1,5 см. — Ю. П.). Я обратился в «Скорую помощь». На простой вопрос адвоката Макарова: «А чего вам эти барьеры дались?» — Литивинов объяснил: «Барьеры были травмоопасны. Приказа не было отбирать барьеры, но они могли нанести травмы нам и себе. Был момент, когда девушка попала между барьерами, еле успела выпрыгнуть». «Использовали ПР-73 (палки резиновые. — Ю. П.) при попытке отогнать граждан от барьеров. Били сверху вниз по касательной, скорее по рукам», — показал в суде Литвинов. Омоновцы часто говорили о том, что в толпе был распылен газ, хотя практически никто из них не видел, кто его распылял. Когда адвокат Макаров раз за разом спрашивал про баллончики со слезоточивым газом, то этот вопрос либо под разными формулировками снимался судьей, либо омоновцы отвечали: «Не было при нас такого». Однако сотрудник 2-го ОПП Гоголев рассказал, что баллончики со слезоточивым газом им выдавали в числе прочих спецсредств.

Предварительные выводы В общем, на Болотной была каша. Два инструктажа, которые провели для сотрудников полиции, так и не прояснили им ни границы согласованного мероприятия, ни каковы поводы для задержания. В итоге омоновцы действовали интуитивно, опираясь на собственные представления о законности. Кто из руководителей отдавал приказы и отдавал ли их вообще, не знает ни один

из свидетелей — по крайней мере суду о том не говорит. И уж совсем сложно понять, что из этих показаний может извлечь обвинение с точки зрения квалификации 212-й статьи УК «Массовые беспорядки». Никто из свидетелей не говорит ни о погромах, ни о поджогах, ни об уничтожении имущества, ни о вооруженном сопротивлении. Зато — честно рассказывают, что их готовили к тому, чтобы задерживать активных участников согласованного мероприятия за «неправильные» лозунги и плакаты. Какие правильные — никто не объяснил. Также очевидно, что маршрут был изменен: об этом знали сотрудники полиции, однако не знали манифестанты. И главное: где задержанные провокаторы в масках, о которых говорили бойцы ОМОНа, но которыми не интересуется следствие? Пора запустить машину времени и вспомнить то, о чем рассказывала «Новая газета». Во время инструктажа сотрудников ОМОНа ориентировали пресекать попытки митингующих «пойти на Кремль» (см. № 40 «Новой» за 2013 год). Об этом же многие омоновцы говорили на предварительном следствии. Но почти никто из них тогда не слышал непосредственных призывов штурмовать Красную площадь. На суде произошло чудесное восстановление памяти. Еще раньше (см. № 67 «Новой» за 2012 год), реконструируя события по видеозаписям, мы задавали вопрос: «Почему полиция опустила решетки металлического заграждения и начала штурм, превратившийся в побоище?» В судебном заседании мы получили ответ: это была спонтанная реакция омоновцев, растерявшихся и не получивших четкого приказа. Получается, что черновик обвинительного заключения был написан еще до того, как люди вышли на площадь. И омоновские статисты в суде пока не могут нас в этом разубедить.

Юлия ПОЛУХИНА

Николай СВАНИДЗЕ, член Совета по правам человека при президенте РФ: — Путин сказал, что амнистия не исключена, как, например, и его очередное президентство. Не исключено, что и мы с вами пойдем в президенты, теоретически, правда? Это абсолютно корректный и формальный ответ, который не значит вообще ничего. Юридически амнистия возможна? Да, возможна. Ну вот и все. Пока это значит для меня одно: в ходе встречи Путина с членами СПЧ ни Сергею Пашину, ни Лизе Глинке, ни мне президент на прямой вопрос об амнистии не ответил. Более того, он вообще ничего не сказал на эту тему. Я думаю, что он будет ждать приговора. Его настрой очень жесткий. И если для нас это повод подумать, то для суда — прямое указание. А потом уже президент будет смотреть и думать, что делать уже с осужденными. То, что я сказал на встрече с президентом: что массовых беспорядков не было, а была давка и агрессивная работа полиции, — я могу повторить и на суде. Вячеслав ТЕТЕКИН, депутат Госдумы, фракция КПРФ, соавтор законопроекта об амнистии: — Мне кажется, что у президента нет никакого желания рассматривать вопрос об амнистии. Его вынуждали ответить, но желания он не проявлял. В ситуации с Фарбером, например, он выразился четко: «Вопиющий случай». Речь должна идти даже не об амнистии, а о восстановлении справедливости. Ведь, говоря об амнистии, президент подразумевает, что люди виновны. И это — некий сигнал судьям, мол, президент не возражает против обвинительного приговора. В Госдуме могут обсуждать что угодно, но такие решения принимаются в администрации президента. Так что вопрос в том, готова ли администрация сойти с репрессивного пути? Виолетта ВОЛКОВА, адвокат Сергея Удальцова: — Не надо забывать, например, Сергея Удальцова обвиняют не только по «делу 6 мая», но и в подготовке каких-то беспо-

рядков осенью 2012 года. И, например, ему амнистия не сможет гарантировать свободу, как и Леониду Развожаеву. А про девушек из «Пусси Райот» могут и вовсе забыть, это ведь, формально, не политическое дело, как и дело Навального. Их амнистия их может и не коснуться. Значит, их нужно прописывать отдельно. А тогда как же Даниил Константинов, Таисия Осипова? И многие другие? Вадим КЛЮВГАНТ, адвокат Николая Кавказского: — С юридической точки зрения, нет ни технических, ни содержательных проблем в том, чтобы амнистировать фигурантов «болотного дела». Но только если есть реальная воля. Вспомним недавнюю «экономическую» амнистию. Разговоров тогда тоже много было, но все закончилось, по сути, ничем. Как способ наиболее быстрого освобождения амнистия годится вполне. Сейчас первоочередная задача: чтобы люди не были в тюрьме, где они сидят второй год. А дальше уже по существу все равно предстоит разбираться и ставить все точки над i: кто на самом деле виноват и в чем? Кто провокатор, а кто жертва провокации? Мария БАРОНОВА, обвиняемая в «призывах к массовым беспорядкам»: — Я приветствую идею амнистии, спасибо большое тем депутатам, которые уже в апреле подали этот законопроект. Очень жалко, что эта мысль не посещала Координационный совет оппозиции до сегодняшнего ��ня. Я не верю в последнее время ни во что, и поэтому не могу сказать, будет амнистия или нет, но, с моей точки зрения, амнистия — это единственный путь для всех выйти из этой истории с минимально приличным лицом. Мы оказались разменной картой для Кремля, чтобы наказать случайных людей, а потом показать, что если случайные люди сядут, то лидеры оппозиции, за которыми пошли случайные люди, им не помогут. Ю. П.


18

«Новая газета» понедельник. №106 23. 09. 2013

психология общества

Александр АСМОЛОВ:

«Идею толерантности не убить»

В

— Наслушался в машине, как дружно горожане поддерживали «антипробковую» идею заммэра по вопросам транспорта Ликсутова — убрать с улиц 500 тысяч машин. Требуют оградить от иногородних. Ваше мнение? — В истории культуры бывают войны объявленные и необъявленные. Одна из необъявленных связана именно с реакцией на «иное». Она не прекращается никогда, ведь ксенофобия направлена на укрепление авторитарности, на уменьшение разнообразия. А противостоит ей толерантность — искусство симбиоза, жизни с другими людьми. За ксенофобией всегда стоит следующая триада: идеология фундаментализма, психология фанатизма и технология терроризма. Поэтому за, казалось бы, простым вопросом о том, сколько «чужих» машин на улицах, — есть вещи, которые простого решения не имеют. И если Москва объявит лозунг «Посторонним вход воспрещен!» — то город окажется закрыт для развития. Ни один мегаполис на планете Земля не вывешивает подобного. — Говоря о сегодняшней России, вы не скрываете, что жестокость и ксенофобия здесь становятся привычной социальной нормой. Вообще, есть ли свет в конце тоннеля? — А что вы скажете, если даже политкорректность — маска, за которой прячется ксенофобия. Так, многие преподаватели США дико нервничают от необходимости вести экзамен, не закрывая дверей, при общении с представителями других рас и этнических культур. Если через призму толерантности проанализировать учебники, по которым учатся наши дети, а также игры дошкольников, то мы увидим, что все так или иначе строится на конфликте. Вся история мира, включая Россию, подается как история конфликтов. А обученные Дарвином, мы считаем, что только через борьбу одного вида с другим человечество может идти к выживанию. Но так же, как профессор Преображенский на вопрос Швондера: «Вы что, не любите пролетариата?» — ответил: «Нет», так и я отвечаю: «Нет, я не люблю борьбу с мигрантами, с чужими машинами, а предпочитаю стратегию взаимоадаптации». Обратите внимание: я не говорю «адаптации мигрантов под жителей» или «адаптации жителей под мигрантов». Ситуация намного сложнее. Фраза «Понаехали тут» очень точно передает эмоции конфликта. Но я хочу сказать:

Фото из архива

опрос о «чужих», об «инородцах» не только стал общим для всех кандидатов «во власть», но обозначился показательными рейдами силовиков, прокатившись по стране гулом: «Мигранты, домой!» Академик РАН, завкафедрой психологии личности МГУ, директор Федерального института развития образования Александр АСМОЛОВ – о воспитании толерантности, взаимоадаптации, националистических распрях и революции обманутых надежд.

«Не надо плевать против ветра. Мы — в ситуации гипермиграции, в ситуации уникального общечеловеческого перемешивания миров, в ситуации, когда глобализм не за дверями, он — здесь!» — Согласен, но, принимая это, мы уже не играем по собственным правилам. И если у российских детей стали нарождаться новые социальные нормы — донос на родителей, то как к этому относиться? — Почти ни на одно социальное явление нельзя поставить знак «однозначно черное» или «однозначно белое». Это относится и к явлению, которое вызывает ожесточенные споры в нашей стране, — к ювенальной юстиции. Для меня сейчас вопрос не в том, нужна она или нет, а как ввести культуру защиты прав детей в сознание взрослых и детей. Я всегда говорил и продолжаю говорить: «Нужна социально-правовая адвокатура детства. Не прокурор, не судья, а адвокат». И у нас появился институт защиты детства. Но опять же: «Дьявол прячется в мелочах». Как только я начинаю объяснять ребенку: «Твой родитель не прав», я невольно воспитываю Павлика Морозова. Вспоминаю старую ленту «Волшебный голос Джельсомино»: «И верит наш король в одно-с — в донос, в донос, в донос». Это был детский фильм! И если мы воспитаем доносительство, или, говоря языком Стругацких, «неусыпное внимание каждого за каждым», то наша страна станет фанатичной страной. У меня нет решения, как действовать в этой ситуации. — А в ситуации конструирования для молодежи образа врага: если есть «Наши», значит, есть и «Чужие»? — Когда профессионалы в области политтехнологий прибегают к избитым,

манипулятивным технологиям, построенным по формуле «Свои—чужие», то это — бумеранг, который бьет по ним самим. Рано или поздно сформированные «наши» начнут ненавидеть тех, кто их формировал, так или иначе рваться в лидеры. В замечательной книге Фейхтвангера «Лже-Нерон» каждый, кто изготавливает марионетку

«

«по фигу» становится нормой поведения. Я считаю, что мы сами приводим к подобному поведению наших детей. И если с самого начала — в семье, в дошкольных образовательных мирах, в школе — не будет вестись титаническая работа по выращиванию культуры толерантности, по искусству жизни с «иными» людьми, то мы проиграем и нашу культуру, и самих себя. — Создается впечатление, что кажущаяся стихийность в национальных распрях является некоей спланированной акцией, когда в «мутной воде» проще руководить массой и проще ловить ту самую рыбу. — Ваш вопрос столь хорош, что его не хочется портить ответом. В этой ситуации мы должны отчетливо понимать, что есть манипулятивные инструменты, когда целый ряд политических лидеров, управленческих лидеров используют превращение людей в толпу как в управляемую массу, разыгрывая при этом этническую карту. Это — банальный ход, с которым мы сталкиваемся в разных регионах России. В ряде ситуаций добились того, что этнические конфликты начинают казаться стихийными. Но это псевдоэтнические конфликты. На самом деле здесь — четко конструируемые социальные конфликты как средство достижения устойчивости, нахождения врага и духовных подмен, ценностных подмен нашей культуры. — Не с этим ли связано и желание свести понятие толерантности к позиции сторонников однополых браков, к «греху»? Чем занимаются сейчас не только «ветви власти», но и религиозные лидеры? — В течение десятилетий работают мощные ксенофобские механизмы, нацеленные на дискредитацию идеологии толерантности — милосердия, поддержки другого. Цель — царствование идеологии ксенофобии, фанатизма, экстремизма. И, как мы знаем по истории прошлых веков и 11 сентября уже этого века, — эта история не кончается. Поэтому для меня банальны и предсказуемы попытки дискредитации идеологии толерантности через ее сведение к однополым бракам. Раньше никогда не удавалось убить идею толерантности: всегда были и Ганди, и Мартин Лютер Кинг, и Сахаров. Они были, есть и будут. Люди, которые готовы на все, чтобы в человечестве царствовала не просто толерантность, а царствовала любовь. Буквально на днях появилось интервью одного из сакральных писателей России — Гранина, где он говорит о том, что он, как человек, выживший на войне, имеет счастье этой жизни. И, цитируя Мандельштама, повторяет, что любовь является высшим двигателем на планете Земля.

Счастье и любовь — это не гениально, но это мудро и правильно

в виде Нерона, должен понять, что ЛжеНерон выйдет из-под контроля и захочет быть Нероном. Так и каждый «наш» будет относиться к папе Карло, не как Буратино, а скажет: «Папа Карло, а не пошел бы ты…» Но это — еще лучший вариант. Конечно, эти движения — убогие попытки, но — тяжелейшая бомбардировка развития российской культуры. — Но культуру взламывают не только эти проекты. Есть данные о том, что практически треть наших детей безразлична к национализму. Итог — отдельный атом-эгоист за железной дверью. — Блестящая формула, которую все чаще произносят представители растущих поколений: «Нас никому не сбить с пути, нам по фигу куда идти!» И исследования, которые были проведены в последнее десятилетие по толерантности в подростковых субкультурах, действительно показывают тяжелую картину, при которой формула

«

Счастье и любовь — это не гениально, но я первый раз за нашу беседу хочу сказать, что это мудро и правильно. — Если бы у вас появились сказочные возможности — подойти и вытянуть. За какое бы звено взялись: образование, толерантность, воспитание любви или все-таки культура? — Для меня культура и образование реально повенчаны друг с другом. Поэтому прежде всего нужно тащить культуру и образование как нечто единое, что принимает семья, как ведущую ценность. Когда в семье культура и образование станут ведущими ценностями, когда эти ценности станут приоритетами развития, тогда есть надежда, а не революция обманутых надежд.

Беседовал Анатолий ЧУГРЕЛЬ


«Новая газета» понедельник. №106 23. 09. 2013

живут же люди

19

Репродукция картины Гвидо Рени «Юность Девы Марии»

изнь порой подсовывает вам в непосредственной временной близости странные эпизоды на незаданную тему, а вы потом разбираетесь, что этим хотело сказать мироздание. А может, оно ничего и не хотело, просто сначала в долгой электричке напротив размещается женщина и достает пухлое вязанье из дорожной сумки: части свитера, рукава, ворот, мотки пряжи. Сноровисто начинает вязать, вслух отсчитывая петли: лицевая, изнаночная, накид. И вдруг перестает бормотать про накид и говорит, не поднимая головы: «Если что меня спасло, так это спицы. В таком раздрае была: просыпалась утром — два часа не могла себя с кровати поднять; потом кое-как день, сижу на этой кассе: «Пакет нужен? Большой или маленький? Семьсот пятнадцать пятьдесят… Пятнадцать пятьдесят не посмотрите? Спасибо, приходите к нам еще». И вот как-то одна баба, противная, из тех, что качают права и вечно: «Почему у вас на масле стоит одна цена, а вы мне пробили другую?!» Так вот, обозвала меня сонной курицей, я швырнула ей в лицо как раз горсть мелочи, и ей попало в глаз, и немного его повредило. Написала она заявление в полицию, возбудили уголовное дело, и был суд. Все это время я не виделась с ребенком, потому что бывший муж сразу его забрал, выкрикивая: «Как можно оставлять с такой матерью, вы же понимаете, какая это мать?!» Женщина наконец останавливает свой взгляд на вас и повторяет: «Спицы спасли. И крючок. Роскошный пэчворк связала на двуспальную кровать, закачаешься».

И

буквально через пару дней вы оказываетесь в открытом год назад большом магазине для творчества — «Леонардо». «Леонардо» твердо пришел в Самару», — заученно говорит девушка-продавец в форменном переднике. Зачем вы потащились в этот «Леонардо», не совсем понятно, так как с творчеством вас связывает портрет овцы, выклеенный из пестрых фасолин, вместо ножек — спички. Овцу принудила смастерить дочь, а сыну вы уже ничего не мастерили: выдохлись. И вот теперь этот «Леонардо»! Сумасшедший магазин. Начинается эфирными маслами и ароматическими палочками. Продолжается пяльцами, мулине и наборами для вышивок. О, это мулине! Особенно вас привлекло сатиновое, оно так блестит, что хочется немедленно вышить петушка болгарским крестом. Десять тысяч петушков, как у Карлсона, и каждый — болгарским крестом. Всякие штуки для украшений и фенечек: бисер, бусины, шнурки, замочки, черт-те что! Деревянные браслеты разной толщины, их следует разрисовывать или обшивать. Ингредиенты для скрапбукинга, штампы, красивая бумага, макеты открыток. Карандаши!

РИА Новости

Ж

Быть неумелой некрасиво Отдельным и обособленным миром существует планета дамского рукоделия. Не стоит относиться снисходительно. Возможности швейных игл и вязальных спиц далеко превосходят техники вуду примеру, приобрели вы лично для себя крутые модные сапоги. И что? Давеча в них гуляла дочь и зачем-то унесла после всего в свою комнату, будто бы спрятала, словно утаила. Положила у дивана, и сапоги скучали, уронив голенища из любовно выделанных шкур козы. Вы злобной птицей схватили сапоги и теперь держите под сердцем, а тут карандаши.

В

ы неравнодушны к простым карандашам. Хороший простой карандаш пахнет лесом и лежит в руке доверчиво и хрупко, как птенец. Про птенца вы украли фразу преподавателя по классу скрипки, он так говорил о скрипке. Вы не учились скрипке, но роялю. Карандаши! Вы опустились на корточки и нюхали каждый, а там было много. Хотели купить сыну, да передумали: ну что школьник понимает в хороших карандашах? Могли бы, конечно, приобрести лично для себя, но это невозможно в семье: вот, к

Н

аборы для литья свечей и просто свечи, готовые — витые и простые. Вы бы хотели иметь свечу, от которой бы в случае чего работал ноутбук. А то намедни отключили подачу электроэнергии, так вы с детьми сгрудились у газовой плиты и мгновенно разругались. На кухне синим цветком горел газ.

«

Репродукция картины «Кружевница». В. А. Тропинин

Хороший простой карандаш пахнет лесом и лежит в руке доверчиво и хрупко, как птенец. Карандаши! Вы опустились на корточки и нюхали каждый, а там было много. Хотели купить сыну, да передумали: ну что школьник понимает в хороших карандашах?

РИА Новости

«

«Хочу смастерить свечи для романтической вечеринки, — сказала продавцу-консультанту красивая девушка в пальто цвета утренней зари. — Но мне стратегически важно, чтобы ароматические составляющие не вызвали отека Квинке у хронического аллергика». Продавец-консультант задумчиво и бесцельно перебирала коробки с воском и стразами, глаза ее призрачно сверкали под линзами квадратных очков; судя по все-

му, она сомневалась в уместности участия хронического аллергика на романтической вечеринке.

О

собое внимание посетителей привлекает прилавок с частями кукол. Там можно при желании купить отдельно ногу, руку, нос звериный малый и разное. У хорошей плотной девочки с внешностью записной отличницы в проволочной корзинке лежит штук десять кукольных голов, и она присматривает себе головы еще. Возможно, для ожерелья. «И тогда я пригласила его родителей, — тараторит полная блондинка в кожаном плаще до пят. — Пригласила его родителей и подала на обед борщ с карасями, а все тарелки у меня расписаны вручную, ты же знаешь, а на чашке для его матери я выписала готическим шрифтом: «Мамулечка», и протянула ей, и вот тогда она встала и говорит: «Добро пожаловать в семью!»

В

принципе вы могли бы закупить эфирных масел, причем там есть что-то с названием «Жирное масло», и им рекомендуют делать всякие штуки с лицом: умывать, сдабривать, питать, регенерировать, отмачивать. Вы откладываете на время возможность омоложения, ходите и выбираете подарки на грядущий Новый год, для родных и близких, уличенных в рукоделии. Долго бродите меж богатых витрин… и понимаете, что обнаружили другую планету, населенную совсем не вами, а хорошими женщинами, вооруженными для жизненной борьбы сверкающими спицами, острыми иглами, формочками для литья свечей и бисеронанизывателем последней модели. И не нужна им никакая дорога из желтого кирпича, чтобы попасть в волшебную страну чудес, а лишь ловкость пальцев и точность стежка. И тогда любые невзгоды и даже уголовные преследования можно отодвинуть на задворки сознания, и равномерно отсчитывать петли, заговаривая судьбу и с каждым вывязанным рядком приближаясь к счастью.

Наталья ФОМИНА, соб. корр. «Новой», Самара


20

«Новая газета» понедельник. №106 23. 09. 2013

В бизнесе редактор — ключевая фигура Олег НОВИКОВ:

Сегодняшний наш собеседник — вице-президент Российского книжного союза, основатель и генеральный директор издательства «Эксмо» Олег НОВИКОВ. Обычно в общении со СМИ он охотно говорит о бизнесе, на этот раз впервые рассказывает о своих личных литературных вкусах и пристрастиях. акие первые книги всплывают у вас в памяти? — Если говорить о том, с какими книгами мы работаем, которые актуальны… — Нет, не мы, а вы! Ведь именно ваш издательский холдинг создает книжную моду. Поэтому интересно и важно понять, что на вас повлияло. — Все началось с Джека Лондона. Я его всего прочитал, когда было лет, наверное, 10—12. — Из всего что больше ваше? — «Время не ждет» произвел наиболее сильное впечатление. — Что в нем было «такого»? — Ну что — романтика, героизм… Хотя нет, «героизм» не совсем правильное слово. У Джека Лондона есть цель. Их задача, их страстное желание — куда-то дойти. Очень явно это любовь к жизни, вопреки любым трудностям и препятствиям. Все его книги — про готовность радоваться жизни, умение достигать цели. Идея всегда простая — выжить, найти золото, в конечном счете — преуспеть. — Помните какие-то совсем детские книжки? — Кроме «Маугли», Маршака, «Дяди Степы», ничего, пожалуй, назвать не могу. Все «мои книги» — из более позднего времени. Весь Дюма. Начиная с «Трех мушкетеров». Пожалуй, «Граф Монте-Кристо» более сильный интерес вызвал. — Что именно? — Последовательность в достижении цели. В «Графе Монте-Кристо» для меня важно, что человек решил — и сделал! — Оригинальный взгляд. Хотя месть — грех… — Грех — да, проявление слабости, но тем не менее… Безусловно, дальше, по степени воздействия, — «Война и мир». Это уже когда был постарше, лет в 13 прочел. Очень впечатляет масштаб труда, объем и количество вопросов… — А что больше: масштаб произведения, масштаб времени, литературные достоинства? — Масштаб времени. Роман глобальный, он охватывает практически все вопросы человеческого бытия… — Кто был вашим героем в «Войне и мире»? — Роман так написан, что явного главного героя нет. Там нет никого идеального: люди показаны такими, как есть, со слабостями, со сложностями. Никто из них не был героем, и автор никого из них не делает героем. Кто мне ближе?.. Наполеон. Мальчикам в этом возрасте личность по-

—К

бедителя, полководца всегда симпатична… Ближе скорее Волконский. Хотя его жизненная позиция тоже вызывала определенное чувство протеста. — Недостаточный «достигатор»? — Он не был готов бороться за свое счастье, за свою любовь. Лет в 14 увлекся «Финансистом» Драйзера. Какая-то новая система ценностей. И то, что человек пытается зарабатывать много денег, вызывало большой интерес. И что такое кризис, и как можно играть на бирже, на каких-то акциях потерять всё. И плюс большо�� количество терминов. — Вас уже тогда увлекало то, что происходит с деньгами? — Да. Плюс психология такого человека, плюс история создания финансовой империи. А потом, в 16—17 лет, я случайно начал читать Карнеги. Он на меня тогда сильно подействовал: такой подход казался совсем неожиданным. В советские времена не было литературы про психологию отношений. — Вы чувствовали себя технарем? — Гуманитарием. Интересовали исто-

«

— В семье были военные? — Нет. Но я по-другому даже не мыслил себя. Но это желание как-то рассосалось незаметно. Стало неинтересно смотреть военные парады. Наверное, изменилось что-то в мировоззрении, в том числе благодаря книгам, появились другие жизненные ценности. Но то, что я буду заниматься каким-то своим делом? Сомневаюсь. Желание стать руководителем и делать что-то большое, важное — это да. Но там не было четкого слова «книги». — Кем себя видели? — Генералом. Помню, читал и перечитывал «Воспоминания. Размышления» Георгия Жукова. Надо отдать должное автору, написана она так ярко и сильно, что на ее фоне мемуары других военачальников блекнут. Я много читал лет до 17. Всего Пикуля, например, другие исторические романы. С точки зрения формирования взглядов, личности там ничего не было, просто интересно. Тогда, в конце 80-х, уже появилось много недоступных раньше книг — вся остросюжетная проза, зарубежная и российская. Я жалею, что многое прошло мимо. — Когда книги стали профессией? — Это был, по-моему, 3-й курс. 91-й год. Книги — дефицит. Мой родственник создал в Харькове предприятие, которое занималось книжной торговлей в Украине, в основном в Харькове. Им нужен был

Лет до 14 вообще был уверен, что стану офицером, что все мужчины должны идти в армию

рия, философия, география больше, чем технические предметы, хотя я учился в МАИ. Забыл еще одну важную для меня книгу — «Петр I» Алексея Толстого. — Еще одна масштабная эпопея с ярким лидером. — Каждая книга порождала какие-то внутренние ассоциации… — Может, в кого-то из литературных героев играли? — Наверное, нет. Книги в большей степени читаешь для себя, добавляешь их в свой личный внутренний мир. Книги обсуждают значительно реже, чем, скажем, кино. Это часть личного пространства, которое ты пытаешься сохранить для себя, держать в себе. — Вы здорово сказали о том, что книги строят нас изнутри. Вы тогда думали, что будете ими заниматься профессионально? — Никак не думал. Лет до 14 вообще был уверен, что стану офицером, что все мужчины должны идти в армию.

«

представитель в Москве. Вскоре стало понятно, что это не просто техническая работа, а малый бизнес — большая оптовая торговля книгами. Постепенно начали работать с государственными издательствами, а потом начали сами выпускать книги. — Первую помните? — «Хмель», «Конь рыжий», «Черный тополь» Алексея Черкасова. — Чем хороши? — Ничем не хороши. Исторические романы о жизни в Сибири. Продавались хорошо. Занимаясь продажами, мы лучше знали, что выпускать. Приходили с этим в государственные издательства. Те: «Нет, подождите, темплан, фонды, постараемся, но месяца через три, полгода…» Почему нельзя здесь и сейчас?! Мы начали сами договариваться с типографиями. Тогда труднее было не придумать книгу, а договориться с типографией. Один раз состоялся разговор: будь у нас типография,

сколько книг в месяц можно напечатать? Полмиллиона смогли бы? А миллион? Ну миллион, наверное. Тиражи тогда были по 200—300 тысяч и продавались за неделю-две. — Что тогда продавалось? — Всё. Если не делать грубых ошибок, продавалось всё. Но в основном переиздания. Чейз, Хэйли, исторические романы. Уже пришло понимание, что заниматься только переизданием книг — конечный путь. Надо развиваться. Издавая братьев Вайнеров, спросили: «Ну а что-то новое есть?» Они ответили: «Пишем». — «Через месяц будет?» У них уже лет 10 ничего нового не было, а тут вопрос: через месяц будет? Мы-то жили в таких сроках. — Кто стал первым своим автором? — Данил Корецкий пришел к нам с новой рукописью. Знаете, какая главная тогда была проблема? Старые авторы уже не писали, а новые еще не писали. Лакуна заполнялась зарубежными изданиями. Тогда браться за издание неизвестного российского автора было по меньшей мере странно. — Риск? — Ну риск небольшой, пусть даже он не очень продавался поначалу. Но следующий его роман — «Антикиллер» стал национальным бестселлером. Он издавался потом не только у нас. Места на рынке всем хватало. — Попадала рукопись, после которой сказали: «Ах!»? — Наверное, «Антикиллер». — Не как для бизнесмена, но для читателя? — В чем была логика построения и развития издательства: вначале — маленькое, и можно руководствоваться своими вкусами, ассоциируя себя с неким читателем. И сегодня считаю, что в бизнесе редактор — ключевая фигура. Он отбирает, он формирует редакционную идеологию. И дает те книги, которые близки ему и тем читателям, которые разделяют его ценности. Редактор — ключевой человек не только в издательском процессе, но и в бизнеспроцессе. На нем делается бизнес. — Вообще-то изначально его профессия — работа с текстом. — Я считаю, современный подход в другом. Издательство — мост, соединяющий автора с читателем. Важно, чтобы движение по этому мосту было правильно организовано. Нам удалось создать структуру, где редактор отвечает за всё: отбирает рукописи, работает с текстом, думает об объеме продаж… Потом уже я выяснил, что это и называется маркетингом. Что маркетинг — это не там, где продают, а в первую очередь формирование идеологии, ценностей, бренда, позиционирование книги. И все, что происходит в издательстве, — ориентировано на редактора и под него сделано. — Редактор — во всем «крайний»? — Надоело слышать: «Книги выпускаем хорошие, их плохо продают». Я коллегам говорю: «Сегодня интернет, с


«Новая газета» понедельник. №106 23. 09. 2013

21

Падший ангел пролетел

«

Многие дети моих друзей начинали читать с Донцовой. Потом приходили к Толстому, Достоевскому

«

одной стороны, для нас угроза; с другой — создает необыкновенные возможности: доступность книги повышается. Поэтому аргумент, что кто-то там хорошую книгу плохо продает, не проходит! Можете сами работать с читателем через интернет: вы на расстоянии одного клика от своего читателя. — Давайте снова про ваши книжечки. — Давайте. Мне про бизнес интереснее, как вы заметили. — Мы остановились на Жукове. Потом добавили «Антикиллера»? — Ну как есть. Не надо пытаться быть не тем, кем являешься. Если говорить о сегодняшних книгах, очень здорово, что удалось сохранить традиции русской литературы. Есть произведения современных писателей, многие из которых через какоето время будут считаться классиками. — Ваш прогноз? — Тут, наверное, не скажу чего-то сверх-сверх-сверхоригинального. Считаю романы Улицкой — это сегодняшняя классика, и ее невозможно не любить. — Какую книгу больше всего любите? — «Даниил Штайн» — эпохальная вещь, глобальная, жизненная, проникновенная, философская… какая угодно. Большая литература. Наверное, лучшее, что было написано за последнее десятилетие. — Кто в вашем личном рейтинге с нею рядом? — Пелевин. Скажете, банально. Его считается модным последнее время ругать и говорить, что вот «Generation Пи», «Чапаев и пустота» — это да, а сегодня — не то. Да, есть книги слабее и сильнее, но это уровень. А главное — у него по-прежнему возникают новые идеи. Например, «SNUFF». Сейчас спросите, что самое любимое? Сильно задумался и понимаю, что, наверное, нет главного предпочтения. — Кто еще? — Наверное, Сорокин. «День опричника» считаю прекрасной, очень сильной книгой. И с точки зрения литературы, и с точки зрения социального подтекста. Вот полностью соответствует традициям литературы российской, русской. Думаю, ее уже в полной мере можно отнести к

современной классике. Неожиданное впечатление на меня произвел последний роман Дмитрия Быкова. Я к нему вообще спокойно отношусь как к писателю, но считаю, что история Шолохова, которую он придумал, хорошо написана, интересно. Дина Рубина. «Белая голубка Кордовы» — очень чистая, проникновенная, красивая вещь. Говорят, ее новый роман будет необыкновенным. — Наверняка есть значимые для вас книги по бизнесу? — Их читаю очень много... Из последнего: Айзексон про Джобса — это идеал бизнесовой книги. Там правильно совмещено и показано, что бизнес — это отношения между людьми, это человеческая личность, ее изменения, и это является основой бизнеса. — Чтением своих детей занимаетесь? — К счастью, они читают. Маленьким детям в основном читает мама или я. — Что читаете? — Учитывая, что им 7 и 4 года, это детские книги. Средняя дочь больше всего любит «Маугли». А младшая дочь еще не определилась. Старшей — 16 лет, учитывая, что она учится в Англии, читает на английском. Хотелось бы, чтобы она читала больше русской классики. Пока не получается. Того же Льва Толстого она, по-моему, так и не прочла. И даже «Анну Каренину». Хорошо, что вообще читает. «Голодные игры» или вампирская сага — через это тоже надо пройти. Многие дети моих друзей начинали читать с Донцовой. Потом приходили к Толстому, Достоевскому. — Как вам кажется, надо что-то придумывать, чтобы классика оставалась актуаль��а? — С появлением электронных книг наши возможности создания интерактивных приложений увеличились. Не знаю, или у нас появится iBooks в России, или надо будет свой аналог сделать… App Store хороша для игр, но в ней тяжело работать именно с книгами. Производить программу для App Store достаточно затратно, и сколько мы ни пробовали — не получается поставить это на поток и превратить в стабильный бизнес. Тратишь больше, чем зарабатываешь. А специализированное приложение именно для книг с картинками, и приложение, где мультимедиакниги легко читать. iBooks поможет российским издателям и читателям разнообразить предложения, особенно это касается детских книг. — Даже в книгах выбираете «достигаторов». — Нет, сегодня все-таки скорее книги-размышления, книги-осознания ближе. В книгах ищу скорее не пример, а возможность диалога и обсуждения. Интересны герои, которые живут в сомнении и поиске.

Беседовала Клариса ПУЛЬСОН

лово «утопия» имеет множество противоречивых толкований и встраивается, на мой взгляд, в ряд претенциозных атрибутов галантерейно-интеллектуальной стилистики речи. Харизматик, креативный класс и что-нибудь еще в том же роде. Понять трудно, но звучит весомо. Но это все, конечно, мелкие придирки. Гораздо сложнее понять, что такое «реальность». Здесь не помогут никакие словари. Просто неизвестно, что это такое, — реальность. В контексте экспозиции наиболее реален, по-моему, падший ангел — гигантская пластмассовая туша, прикрытая тряпкой, из-под которой выпростались сломанные крылья. Это сооружение встречает публику практически на пороге. Оно символизирует, по-видимому, крушение каких-то иллюзий, за которые, по версии кураторов выставки — директора Московского музея Ольги Свибловой и директора Музея Ван Аббе в голландском городе Эйндховене Чарльза Эше, — отвечает классик русского авангарда Эль Лисицкий. За ангела отвечает классик современный — Илья Кабаков. А раз есть классик, при нем обязательно должен быть свой Эккерман. В роли летописца выступает Юрий Рост с отдельной выставкой «Две прогулки с Кабаковым». Она состоит из фотографий, сделанных в разные эпохи: в 1987 году — в Москве на Чистых прудах, и в 2000-х — на Лонг-Айленде. Юрий Рост, разумеется, не может довольствоваться ролью летописца. Художник Рост очень изобретательно, но ненавязчиво конструирует образ великого человека. Который совсем такой, как мы, но только всегда как-то отделен от мирской суеты, как-то немного приподнят над бытом, но в то же время чуть-чуть угловат, немножко комичен. Эта серия относится к лучшим образцам фирменной стилистики Роста, удерживаясь на неуловимой границе между «Жизнью замечательных людей» и домашним альбомом. Ангел Кабакова остается самым ярким пластическим впечатлением зрителя выставки. Поскольку все остальное, что занимает семь этажей музея, скорее антизрелищно. И особенно это касается показанных здесь вещей Эля Лисицкого. Вообще говоря, искусство русского авангарда (за редкими исключениями) экспонировать очень сложно. Всякий раз сталкиваешься

С

РИА Новости

ИТАР-ТАСС

В Московском мультимедиа-арт-музее открылась выставка «Утопия и реальность? Эль Лисицкий, Илья и Эмилия Кабаковы» с недоумением: как это такие невзрачные в общем-то вещицы производили такой фурор?! Рискну предположить, что сама нынешняя выставка и родилась из духа этих сомнений. Идет Год Голландии в России, а в Музее Ван Аббе хранится большая коллекция русского авангардиста, ее можно показать. Но Лисицкого, с точки зрения опытного куратора, одного мало. Его надо чем-то подпереть. Иначе эти геометрические композиции и полуслепые фотографии не убеждают. Их революционный характер совершенно не считывается, «пафос не звучит», как говорил герой Платонова. И вот выставка построена по схеме отрицания отрицания. Лисицкий — якобы — провозглашал и утверждал, гордо стоя на руинах; Кабаков — якобы — надо всем эти иронизирует. Лисицкий обещал, что скоро взамен старого построится новый мир, и предлагал строителям свои дизайнерские услуги; Кабаков, так сказать, констатировал, что у них у всех ничего не получилось и утопла их утопия в сортире. В таком виде (а мне кажется, что изложение точно соответствует предмету — т.е. экспозиции) этот диалог художников и идеологов напоминает интермедию с участием рыжего и белого клоунов. Что, честно говоря, довольно далеко от того социального и эстетического конфликта, к которому кураторы выставки пытаются подступиться. А чтобы его исследовать, боюсь, нужно придать скорейшему забвению все спекуляции насчет утопий, построения «нового мира», воспитания нового человека и рождения нового искусства. Современники т.н. «русского авангарда» могли себе позволить увлечься какими-нибудь эффектными лозунгами; наша задача все же состоит в трезвом осмыслении этого феномена. И тогда может получиться, что Лисицкий — это вовсе даже никакая не утопия, а автор множества крайне плодотворных пространственных идей, одним из воплощений которых (вероятно, не лучшим) является, например, здание Мультимедиаарт-музея. А Кабаков — если и имеет отношение к «реальности», то к той самой, которую воспевал и утверждал основатель Объединения реального искусства Даниил Хармс. Юрий АРПИШКИН


22

«Новая газета» понедельник. №106 23. 09. 2013

/

спорт за бортиком

Пан или попал илош Ржига, уволенный в начале прошлого сезона из питерского СКА, очень хотел вернуться в Континентальную хоккейную лигу. Он этого и не скрывал даже тогда, когда никто не проявлял заинтересованности в неистовом чехе. И вот теперь время Ржиги пришло — в кратчайший срок он принял предложение омского «Авангарда», накануне уволившего за неудовлетворительные результаты финского специалиста Петри Матикайнена. Ржига, прекрасно знакомый с российскими реалиями, должен знать, куда и на что он идет. Но вряд ли он осведомлен в полной мере, что ждет его в клубе, который с главными тренерами не церемонится: неудивительно, что именно «Авангард» первым в сезоне нашел виновника своих неудач. Через несколько часов примеру омичей последовало руководство подмосковного «Атланта», предложившего покинуть клуб Сергею Светлову — человеку, который на финише регулярной части прошлого чемпионата героически вытащил Мытищи из турнирной ямы и попал-таки в плей-офф. А через сутки пришел черед американского наставника ярославского «Локомотива» Тома Роу. Таким образом в КХЛ был установлен своеобразный рекорд «скорострельности» — никогда еще в России после пяти стартовых туров не увольняли сразу трех тренеров. А вот то, что менеджмент, принимавший наставников на работу и несущий равную с ними ответственность, как всегда, оказался в белых перчатках, давно никого не удивляет. Милошу Ржиге это должно быть хорошо известно.

М

Р

жигу полюбили за то, что он возродил в «Спартаке» знаменитый спартаковский дух, после повторив маленький подвиг с подмосковным «Атлантом». Игровая и веселая, но «плюшевая» команда из Мытищ при Ржиге обрела агрессивную хватку и достигла небывалых высот, добравшись до финала. Тут Милоша Ржигу и «подхватил» питерский СКА, посчитавший, что именно яростный чешский мотиватор даст такого пинка армейских звездам, который вознесет их на вожделенную вершину. Но пинка на второй год работы дали как раз Ржиге. В СКА он обрел респектабельный облик, соответствующий газпромовскому дресс-коду, перестал неистовствовать

ТРЕБУЕТСЯ ПОМОЩЬ

на скамейке и одновременно с этим растерял то, что сделало ему имя в «Спартаке» и «Атланте» — свою самобытность. С другой стороны, не кидаться же ему было планшеткой в солидной компании — звезды СКА, возможно, действительно требовали иного подхода, чем средние игроки и «сбитые летчики», составлявшие основу прежних клубов Ржиги. За год с небольшим в Питере из рыжего он стал седым, при известии об отставке едва не расплакался и уехал в родной Пардубице непонятым и обиженным. Все время, пока Ржига на родине зализывал раны, российская хоккейная общественность о нем не забывала, то и дело сватая чешского затворника то в один, то в другой клуб КХЛ. Чех же ждал серьезного предложения от серьезной команды.

И

тут привалило. Мало того — в результате двух отставок Ржига мог рассчитывать на интерес сразу двух клубов. Логичнее всего было предположить, что он снова возглавит «Атлант», где он занимался бы привычным духоподъемным делом — поднимать команду из низов турнирной таблицы. Но похожий фокус с «Атлантом» уже проделал в прошлом сезоне Сергей Светлов, а генеральному менеджеру клуба Алексею Жамнову разовых подвигов, похоже, мало. В Мытищах, расстроенных провальным стартом, предпочли оставить у руля помощника экс-главного тренера, недавно завершившего карьеру Алексея Кудашова, тем более что Ржига был уже без пяти минут тренером «Авангарда». Руководство «Авангарда» само не знает, чего хочет. Когда балом правил экспансивный и скорый на руку Анатолий Бардин, по крайней мере были понятны истоки скандальных отставок и назначений с непредсказуемым исходом. Когда Бардина мягко отодвинули от дела, была надежда, что теперь красу и гордость сибирского хоккея будет меньше лихорадить. Но не тут-��о было — оказалось, что новые люди не меньше, чем знаковый персонаж, склонны к продолжению линии на экстравагантность. Финский специалист Раймо Сумманен, добившийся наивысшего с «Авангардом» успеха за последние годы и едва не выигравший финал плей-офф-2012, своей основанной на жесткой прессовке манерой работы с командой пришелся ко двору, однако вздорность Раймо несколько превысила норму. Бразды правления доверили менее известному, но более спокойному Петри Матикайнену, с которым команда неплохо

ИТАР-ТАСС

Один из самых харизматичных тренеров Милош РЖИГА возглавил омский «Авангард»

прошла регулярную часть, но блистательно провалила весенний четвертьфинал челябинскому «Трактору». С учетом «оптимизации расходов» и связанной с этим головной болью глубоко задумываться над решением тренерской проблемы в «Авангарде» не захотели. Однако жизнь заставила, да и амбиции покоя не давали. Не знаю, кто кинул клич «даешь Ржигу!», но очевидно, что чеха позвали не от безысходности, а с умыслом. Омскому клубу вновь остро понадобился жесткий мотиватор, но более покладистый, чем Сумманен, и в то же время умеющий работать системно. То, что с приходом Милоша Ржиги «Авангард» вновь окажется в центре внимания, несомненно, насчет всего остального — полная неясность. Во всяком случае, много времени на исправление ситуации чешскому специалисту вряд ли дадут. Может, Ржига еще пожалеет, что не предложил свои услуги знакомому и более предсказуемому «Атланту». Но пока пан Милош улыбается и всем доволен — даже весьма средним контрактом, за который он не торговался.

М

ало кто обратил внимание, что при всей разности обстоятельств, которые привели к трем случившимся практически одновременно отставкам, есть и один схожий момент. События

Чешский мотиватор, возможно, еще пожалеет о своем выборе

произошли не в стане заведомых аутсайдеров, что было бы хоть как-то объяснимо, а в клубах, которые могли претендовать и на роль фаворитов. Причем два клуба уже в новом столетии были чемпионами, а один — финалистом Кубка Гагарина. Конечно, происходящее с ярославским «Локомотивом» — история особая, выходящая за обычные рамки. Сменившему Тома Роу и всегда готовому прийти на помощь ветерану российского тренерского цеха Петру Воробьеву, лучшие тренерские годы которого связаны именно с Ярославлем, доверено продолжить работу по созданию новой чемпионской команды. А два других фигуранта в лице руководства «Авангарда» и «Атланта» — явные жертвы завышенных амбиций и отсутствия такой простой вроде бы вещи, как ответственность за собственные поступки. Впрочем, примеров бережного отношения к тренерам в нашем хоккее за последние годы не очень много. За последние лет десять пальцев одной руки хватит, чтобы посчитать. Может меняться название руководящей и направляющей силы, а все остальное — как всегда. С возвращением, пан Милош.

Владимир МОЗГОВОЙ, обозреватель «Новой»

Поможем Владику вылечиться! П ятилетний Владик Цанцук — очень талантливый мальчик: прекрасно рисует, изучает правила дорожного движения, потому что мечтает стать инспектором ГИБДД, и что самое удивительное: прекрасно плавает под водой и может обходиться без воздуха почти минуту. Мама уже было собралась отдать Владика в секцию подводного плавания, но тут в их жизнь ворвалась тяжелая болезнь. Заболел Влад сразу после праздника 8 Марта. Стал жаловаться, что играть не будет, потому что голова болит, есть не хочется, потому что тошнит, а гулять не пойдет, потому что устал… Сначала мама решила, что сын капризничает, — у него волевой характер, и он вполне способен радикально отстаивать свои убеждения. Но время шло, положение ухудшалось,

и мама повезла Влада в поликлинику. По анализам и обследованиям семья кочевала почти месяц. 16 апреля мальчика отправили на МРТ. Оказалось, дело нешуточное: врачи обнаружили медуллобластому — злокачественную опухоль мозга. Так Владик стал пациентом Онкоцентра им. Блохина. Всю жизнь Владик живет под Москвой, где работают его родители, но при этом мальчик — гражданин Украины, и лечение здесь для него платное, и стоит очень дорого. Родителям мальчика выставили огромный счет на сумму 1 713 000 рублей, которая, конечно же, не по средствам его родителям. Деньги на лечение Владика собирает фонд «Подари жизнь» и часть необходимой суммы очень надеется собрать с вашей помощью.

Чем помочь?

Вы можете связаться с сотрудником фонда «Подари жизнь» Татьяной Белановской по тел. 8 495 517-15-85 или перечислить деньги на счет фонда. Фонд «Подари жизнь» Р/с 40703810000020105994 Сбербанк России ОАО, г. Москва К/с 30101810400000000225 КПП 771401001 БИК 044525225 ИНН 7714320009 Назначение платежа: «Благотворительное пожертвование на лечение граждан из иностранных государств».


/

cупер рубрика

«Новая газета» понедельник. №106 23. 09. 2013

23


?

?

страница 15

?

страница 10

страница 22

Павел КАНЫГИН, спец. корр. «Новой»:

Андрей КОЛЕСНИКОВ, обозреватель «Новой»:

Владимир МОЗГОВОЙ, обозреватель «Новой»:

«Новые злые дети», или «революция с самого низа» — громкую историю в Молжанинове уже втиснули в политический контекст

Манифест президента — это набор устаревших идей, подготовка к идеологической войне, которую с Россией уже никто не ведет

Не знаю, кто кинул клич «даешь Ржигу!», но очевидно, что чеха позвали не от безысходности, а с умыслом

Олимпийская сборная человечества

На лыжах за луной Легендарный Сикстен Ернберг начал свою карьеру в 25 лет. Но поздний старт не помешал ему стать символом лыжного спорта

Алексей ПОЛИКОВСКИЙ обозреватель «Новой» орошо быть шведским лесорубом в конце 40-х! Маленькое зеркальце на дощатой стене, хриплое радио на тумбочке, свежий морозец. Хорошо встать на рассвете в доме с заиндевевшим окошком в ладонь величиной, плеснуть себе в лицо льдинки из ведра, взять топор и, проваливаясь по колено в сугробы, мрачно погрести ногами к деревьям, предназначенным на повал. А потом, через восемь часов работы в снегу, устав не на шутку, для отдыха пробежать на лыжах по темному лесу километров 20. Или 40. Хорошо быть лесорубом в коротком отпуске в начале 50-х! Тогда можно встать на рассвете, взять тяжелые — каждая 5 кило — негнущиеся лыжи, забросить за спину винтовку и интенсивным ходом уйти в леса километров за 60. Лыжни в этих сугробах отроду не бывало, потому что люди там не ходят, а ходят иногда лоси. Хорошо подстрелить лося, взвалить

Х

тушу на спину и оттащить на лыжах за все те же 60 километров в родную избушку. А потом, однажды вечером, сидя у печки, хорошо узнать от товарища-лесоруба про молодых парней, которые надевают на грудь номера и на легоньких лыжах бегают взапуски по накатанным трассам и получают за это медали, цветы и любовь народа. И начать тренироваться всерьез. Тренер ему не нужен, ни сейчас, ни потом, никогда. Тренеры любят говорить, а лесоруб привык все делать молча. Всегда один, он до работы выходит на лыжах в темный лес, чтобы пробежать в охотку легкие 30 километров. Это так, он размялся. Труднее после работы, когда руки болят и ноет спина, — опять встать на лыжи и побегать до полуночи, пробегая Швецию вдоль, поперек и наискосок. В 25 лет, в 1954 году, хорошо стать лыжником сборной Швеции и впервые в

«

жизни приехать на сборы. Там ему дадут номер на грудь, белый лыжный костюм, коричневые гетры и легкие, красивые лыжи. И обнаружить, что то, что для других тут адский труд, — для тебя курорт. Это другие ездят на отдых после трудного сезона, а он после 10 месяцев самоистязаний ездит на отдых на сборы в национальную команду Швеции. Но у этого человека мотор в груди и воля как сталь, и он не может провести день без того, чтобы не истязать себя! Поэтому лесоруб оставляет свою машину в 100 километрах от базы, едет на базу на автобусе, там надевает лыжи и на лыжах бежит забирать машину. Или бежит не за машиной, а за медленно возникающей в сером небе желтой луной, бежит с луной наперегонки, доводя себя до изнеможения, вытягивая жилы из своего коренастого мощного тела, бежит, за-

Лесоруб оставляет свою машину в 100 километрах от базы, едет на базу на автобусе, там надевает лыжи и на лыжах бежит забирать машину. Или бежит не за машиной, а за медленно возникающей в сером небе желтой луной, бежит с луной наперегонки

«

NovayaGazeta.Ru РЕДАКЦИЯ Дмитрий МУРАТОВ (главный редактор) Редакционная коллегия: Ольга БОБРОВА (обозреватель), Сергей КОЖЕУРОВ (первый зам главного редактора), Андрей КОЛЕСНИКОВ (обозреватель), Андрей ЛИПСКИЙ (зам главного редактора, редактор отдела политики), Нугзар МИКЕЛАДЗЕ (зам главного редактора, редактор службы информации), Алексей ПОЛУХИН (редактор отдела экономики), Георгий РОЗИНСКИЙ (зам главного редактора), Юрий РОСТ (обозреватель), Петр САРУХАНОВ (главный художник), Юрий САФРОНОВ (редактор пятничного выпуска), Сергей СОКОЛОВ (зам главного редактора, расследования — «отдел Юрия Щекочихина»), Ольга ТИМОФЕЕВА (редактор отдела культуры), Олег ХЛЕБНИКОВ (зам главного редактора), Виталий ЯРОШЕВСКИЙ (зам главного редактора, редактор отдела «Общество»)

Следующий в галерее знаменитых спортсменов — Илья Ковальчук

www.novayagazeta.ru

Редакторы номера: Н. Прусенкова, Г. Розинский

Наш адрес в интернете:

ставляя мотор в груди работать на полной мощности, часами бежит, весь мокрый от пота, со слипшимися волосами на лбу и с болью в однообразно работающих руках и ногах. Ничто не может остановить его бег: ни простуда с кашлем на старте, ни кровь в слюне, которую он схаркивает на 25-м километре спортивной лыжни, ни пульс за гранью нормального на финише. Этот северный лыжник-самурай истязает себя без пощады. Так создается уникальная, простая и всем доступная методика тренировок: тело дано для того, чтобы мучить его, мучить нужно до треска в суставах и нельзя снимать лыжи после первых 100 километров дневного пробега, даже если очень хочется. Так возникает то в одном, то в другом районе заснеженной Швеции всегда одинокий, коренастый, небритый, суровый лесоруб на лыжах, бегущий из Шелефтео в Стокгольм, или из Стокгольма в Гетеборг, или из одних бескрайних белых полей в другие, точно такие же. Темнеет; звезда встает на небе; небо синеет; узкая полоска света появляется над горизонтом; а четырехкратный олимпийский чемпион в лыжных гонках Сикстен Ернберг все бежит и бежит.

Обозреватели и специальные корреспонденты: Роман АНИН, Юрий БАТУРИН, Ольга БОБРОВА, Борис ВИШНЕВСКИЙ, Эльвира ГОРЮХИНА, Елена ДЬЯКОВА, Зоя ЕРОШОК, Вячеслав ИЗМАЙЛОВ, Сергей КАНЕВ, Павел КАНЫГИН, Елена КОСТЮЧЕНКО, Юлия ЛАТЫНИНА, Елена МАСЮК, Владимир МОЗГОВОЙ, Галина МУРСАЛИЕВА, Леонид НИКИТИНСКИЙ, Ирина ПЕТРОВСКАЯ, Алексей ПОЛИКОВСКИЙ, Юлия ПОЛУХИНА, Елена РАЧЕВА, Людмила РЫБИНА, Слава ТАРОЩИНА, Марина ТОКАРЕВА, Павел ФЕЛЬГЕНГАУЭР, Вера ЧЕЛИЩЕВА, Наталья ЧЕРНОВА

Надежда ХРАПОВА, Вероника ЦОЦКО (технические редакторы, дизайн, макет)

Ведущие рубрик: Евгений БУНИМОВИЧ, Дмитрий БЫКОВ, Юрий ГЕЙКО, Александр ГЕНИС, Павел ГУТИОНТОВ, Андрей КОЛЕСНИКОВ (Мнения & Комментарии), Александр ЛЕБЕДЕВ, Александр ПОКРОВСКИЙ, Юрий РЕВИЧ, Кирилл РОГОВ, Дина РУБИНА, Владимир РЫЖКОВ, Ким СМИРНОВ, Артемий ТРОИЦКИЙ, Сергей ЮРСКИЙ

WEB-редакция: Константин ПОЛЕСКОВ (редактор), Сергей ЛИПСКИЙ, Евгений ШИРЯЕВ

Руководители направлений: Руслан ДУБОВ (спорт), Лариса МАЛЮКОВА (кино), Елена МИЛАШИНА (спецпроекты — «отдел Игоря Домникова»), Надежда ПРУСЕНКОВА (пресс-служба) Группа выпуска: Анна АРТЕМЬЕВА (фотокорреспондент), Анна ЖАВОРОНКОВА, Алексей КОМАРОВ, Татьяна ПЛОТНИКОВА (бильдредакторы), Оксана МИСИРОВА,

Собственные корреспонденты: Надежда АНДРЕЕВА (Саратов), Георгий БОРОДЯНСКИЙ (Омск), Борис БРОНШТЕЙН (Казань), Иван ЖИЛИН (Киров), Сергей ЗОЛОВКИН (Гамбург), Сергей КУРТАДЖИЕВ, Наталья ФОМИНА (Самара), Виктория МАКАРЕНКО (Ростов-на-Дону), Александр МИНЕЕВ (Брюссель), Ольга МУСАФИРОВА (Украина), Нина ПЕТЛЯНОВА (Санкт-Петербург), Алексей ТАРАСОВ (Красноярск), Евгений ТИТОВ (Краснодар), Ирина ХАЛИП (Минск)

дирекция Ольга ЛЕБЕДЕВА (директор АНО «РИД «Новая газета»), Светлана ПРОКОПЕНКО (заместитель директора), Валерий ШИРЯЕВ (заместитель директора), Ярослав КОЖЕУРОВ (юридическая служба), Светлана БОЧКАЛОВА (распространение), Владимир ВАНЯЙКИН (управление делами), Вера ИЛЬЕНКО (реклама), Наталья ЗЫКОВА (персонал)

АДРЕС РЕДАКЦИИ: Потаповский пер., д. 3, Москва, 101000. Пресс-служба: 8 495 926-20-01 Отдел рекламы: 8 495 648-35-01, 621-57-76, 623-17-66, reklama@novayagazeta.ru Отдел распространения: 8 495 648-35-02, 623-54-75 Факс: 8 495 623-68-88. Электронная почта: 2013@novayagazeta.ru Подписка на электронную версию газеты: distrib@novayagazeta.ru Подписные индексы: 32120 (для частных лиц) 40923 (для организаций) Подписка на газеты и журналы по Москве через интернет: www.gazety.ru Газета печатается вo Владивостоке, Екатеринбурге, Краснодаре, Москве, Нижнем Новгороде, Новосибирске, Ростове-на-Дону, Рязани, Самаре, Санкт-Петербурге. Зарубежные выпуски: Германия, Израиль, Казахстан

Общий тираж — 256 350 экз. Тираж сертифицирован Novayagazeta.Ru — 9 401 773 просмотра за август 2013 г. Материалы, отмеченные знаком ® , печатаются на правах рекламы.

«Новая газета» зарегистрирована в Федеральной службе по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия. Свидетельство ПИ № ФС 77-24833 от 04 июля 2006 г. Учредитель: ЗАО «Издательский дом «Новая газета». Редакция и издатель: АНО «Редакционно-издательский дом «Новая газета». Адрес: Потаповский пер., д. 3, Москва, 101000.

© АНО «РИД «Новая газета», 2013 г. Любое использование материалов, в том числе путем перепечатки, допускается только по согласованию с редакцией. Ответственность за содержание рекламных материалов несет рекламодатель. Рукописи и письма, направленные в Редакцию, не рецензируются и не возвращаются. Направление письма в Редакцию является согласием на обработку (в том числе публикацию в газете) персональных данных автора письма, содержащихся в этом письме, если в письме не указано иное

Срок подписания в печать по графику: 23.30, 21.09.2013 г. Номер подписан: 23.30, 21.09.2013 г. Отпечатано в ЗАО «Прайм Принт Москва». Адрес: 141700, МО, г. Долгопрудный, Лихачевский проезд, д.5В. Заказ № 3971. Тираж — 52050 экз. Общий тираж — суммарный тираж московских и региональных выпусков за неделю. Цена свободная.


«Новая газета» №106 (понедельник) от 23.09.2013