Page 1

Россия ввела визы для пилотов ЕС в ответ на отказ отменить визы для «служебных» паспортов наших чиновников

понедельник

среда

пятница

страница 5

№ 131 (1979) 19.11.2012 г.

Что вы могли услышать на суде в Лондоне, но не услышали Петр САРУХАНОВ — «Новая»

Как Олег Дерипаска был жертвой и как Михаил Черной принудил его стать миллиардером, а также о пользе записей на бумаге Расследование нашего корреспондента Алексея Тарасова

страницы 2—3

Первополосный Быков

«

На страну накатилась такая пора, что застряла — ни взад, ни вперед, и палач не умеет держать топора — помощь зала все время берет. Да и в зале уже начинают вздыхать, палача обзывая шутом: только нацики просят: «Пусти помахать!»… Но ведь их не оттащишь потом!

«

страница 24


2

«Новая газета» понедельник. №131 19. 11. 2012

главная тема

Что вы могли услышать на суде в Лондоне, но не услышали ходящей, а в отдельных местностях, о которых пойдет речь, уже ушедшей осенью ожидались слушания по иску Михаила Черного к Олегу Дерипаске в Высоком суде Лондона. Попкорном публика запаслась, но буффонады не случилось. Рассмотрение иска прекращено. Миллиардеры решили, что они всё же не клоуны, хватит с нас Березовского с Абрамовичем. Черной и Дерипаска заключили мир, детали которого тем же мировым соглашением договорились не афишировать. Многочисленные скелеты оставлены пылиться по шкафам. Как выразился представитель Дерипаски, «ни одна из сторон не будет давать какихлибо дополнительных комментариев по поводу данного судебного процесса или вопросов, рассматривавшихся в нем». Черной, напомню, требовал у Дерипаски окончательного расчета за проданную ему еще в начале нулевых долю в алюминиевом бизнесе. Дерипаска называл это вымогательством и утверждал, что тот никаким партнером ему никогда не был, а был бандитской крышей. Т.е. сам Дерипаска тогда был соответственно жертвой, работал с Черным вынужденно и миллиардером стал по принуждению. Лондонский процесс затянулся на годы и выглядел поучительной историей о том, что второе название жадности — глупость. Дерипаска вел себя как выживший из ума скупец на бракоразводном процессе: дабы не делиться, пытался доказать, что с женой никаких дел не имел, кто эта женщина — не в курсе, и эти детки — не от него. Черной тоже демонстрировал неадекватность: уж ему ли не знать Дерипаску. Конечно, в формальной логике Дерипаске не откажешь. Так тогда было принято: минимум бумаг и максимум фирм-однодневок, всяческих «помоек» и «прачек». Право на обладание чем-либо доказывалось тогда не бумагами с печатями, а силой и нахрапом. Для отвода же ментовских глаз предусматривалась столь запутанная даже не цепь — сеть — офшоров с ничего никому не говорящими именами владельцев, что не следаки — сам черт ногу сломит. В общем, брак официально не регистрировался. Однако это не означает, что его не было. И поскольку не все свидетели впали в маразм и слабоумие, было непонятно, ни на что рассчитывает Дерипаска, ни что в этой истории вообще можно обсуждать. Адвокатские приемы выдачи «черного» за «белого»? Потрясающую жадность Дерипаски, граничащую уже с безрассудством? А как еще назвать изображение им из себя жертвы рэкета? Ему предлагали, разумеется, уладить интимные дела без судов, без выноса на публичное обозрение исподнего. Нет, суд бы он, конечно, выиграл: Лондону как раз важны бумаги, а Черной всегда к ним испытывал аллергическое отторжение — это понятно, исходя из специфики его личности и деятельности. Если б, кстати, не израильская полиция, у него вообще мало что нашлось бы предъявить суду в качестве доказательств, что он не мелкий рэкетир, а старший партнер Дерипаски. Та

У

при обыске в начале нулевых изъяла часть деловой отчетности Дерипаски об их с Черным совместном бизнесе, удостоверила своими печатями с датой изъятия и, когда расследование закончилось, вернула. Прошло почти 10 лет, и адвокаты Черного не могли нарадоваться скрупулезности полиции Израиля. Однако после выигрыша Абрамовича у Березовского в аналогичном деле стало ясно, что Черному это вряд ли поможет и перспективы в Лондонском суде у него нерадостные. Тем не менее с Черным Дерипаска заключил мир. На моей памяти это если не первый, то один из очень немногих поступков Дерипаски — не совсем человека, — похожий на человеческий. Он мог бы победить, но откупился. Может, и Дерипаска, хоть он и не совсем человек, стареет? Впрочем, вряд ли; и в заключении мира, похоже, один голый расчет: ведь остатки его репутации размазывали бы не в России — в Лондоне, а он столько лет уже бьется над признанием в западных деловых кругах. Вот они бы послушали в лицах не ту героическую историю воздвижения РУСАЛа, какую предпочитает Дерипаска, а ту, что ближе к реальной, и что? Это не Россия. Дерипаска, конечно, рисковал потерять куда больше, чем он заплатил за мир с Черным. Детали спора опущу. В конце концов, это спор двух мужчин, тем более денежный, тем более они уже разобрались. Пусть их… Поделюсь лишь собственными впечатлениями от зафиксированного в начале 90-х. То, что видел сам, слышал сам. Ну и процитирую часть документов, сохранившихся у меня. Тем более так сложилось, что по неизвестным мне причинам в те времена больше никто из журналистов не интересовался становлением первых российских олигархов. Наверняка многое из этого мы бы услышали на процессе от свидетелей. Итак, что мы могли бы узнать, но не узнали.

Чья тумбочка? Чтобы прояснить, кто из двух мужчин прав, Лондонскому суду требовалось одно: выяснить, откуда взялись деньги, на которые альянс фирм, за которыми стояли Лев и Михаил Черные, их младший партнер Дерипаска, в 90-х скупил чуть не всю алюминиевую промышленность стран СНГ, более чем значительную долю прочих металлургических активов? Чтобы сделать рагу из кролика, нужна хотя бы кошка. Откуда деньги? Вот главный вопрос в этой истории. А не то, кто больше похож на бандита и кто с кем вынужденно дружил. Чьи это деньги, Черных или Дерипаски, из какой тумбочки, у чьих родственников заняты? Это ключ к пониманию всей истории. К тому, что это было за партнерство и чьи теперь в лесу шишки. В таких историях стоит плясать только от денег, а не от красноречия адвокатов. Вообще-то именно братья Черные стали, по факту, первыми российскими мультимиллиардерами, первыми олигархами. А не Дерипаска. Сейчас он утверждает, что был к 1994 году крупнейшим частным акционером Саянского алюминиевого завода

(СаАЗа). Если следовать логике бизнесмена и обращаться исключительно к документам, то единственный документ, который бы мог подтвердить это, — реестр акционеров СаАЗа того времени. Увы, он о лидерстве Дерипаски к 94-му отнюдь не свидетельствовал. Считалось, что он владел на тот момент компанией «Алюминпродукт», которой в какой-то момент действительно принадлежал крупнейший пакет акций СаАЗа. Однако прежде в списке крупнейших акционеров фигурировала другая компания с похожим названием — кипрский офшор Alpro Aluminium Products Ltd, зарегистрированный 2 октября 1992 года в Никосии для «оптовой торговли изделиями из алюминия». В руководстве — местные адвокаты, голосующий капитал распределен между кипрскими юридическими конторами (у меня сохранилась справка Dun & Bradstreet). Финансовую информацию директор этой фирмы Kypros Chrysostomides осенью 94-го дать отказался. Этот офшор вместе с ООО «Компания «Алюминпродукт», по некоторым данным, учредили АО «РосАлюминПродукт», которое, в свою очередь, учредило АО «Алинвест» (и вот оно тоже значилось среди владельцев крупного пакета акций СаАЗа). Вообще с конца 1991-го и на протяжении 1992-го рождается немало фирм с похожими названиями, в которых Дерипаска, по-видимому, присутствует в качестве учредителя/ соучредителя либо директора. С 1994 года в списке крупнейших акционеров СаАЗа нарастает число офшоров с пышными пустыми названиями, далее они меняются собственностью, перекрещиваются, занимаются почкованием. Но и там, в этих фирмах, документально подтвержденные следы Дерипаски отыскать не удалось. Хотя, конечно, он в них присутствовал. К чему были все эти сложности?

Ну да, нормальная деловая практика. Но как быть: тут доверять устным рассказам, а не документам, а после нулевых — наоборот? С СаАЗом, самым современным и продвинутым из комбинатов СССР, работало немало иностранных трейдеров. Я разговаривал в Москве с их представителями. Все знали одно: Дерипаска скупает акции по поручению Черных. Вероятно, они все заблуждались. Факт, что Дерипаска занялся алюминием еще до знакомства с Черными. Он явился как самостоятельная единица. И факт, что совсем скоро после этого явления его уже воспринимали не иначе как «человека Михаила Черного». Доказательства тому — десятки интервью, взятые мною у участников алюминиевой войны в 1993— 1995 годах. Однако, например, многие партнеры Льва Черного, да и Михаила, «своим» Дерипаску все же не считали, полагали «выскочкой». Факт, что зарплату Дерипаска у Черного не получал, так факт и то, что никто в этом консорциуме фирм и фирмочек с рук братьев не кормился, все было устроено иначе. Сейчас Дерипаска утверждает, что стал к 1994 году крупнейшим частным акционером СаАЗа на собственные деньги и средств на скупку акций Черной ему не предоставлял. Я прилетел в Саяногорск — наблюдать, как захватывают завод, — в июне 1994 года. На СаАЗе ходили слухи, что скоро начнут давать апрельскую зарплату. То были только слухи. Директорствовал тогда еще Геннадий Сиразутдинов. Он сказал мне, что не желает работать с Черными, и потому завод оказался на голодном пайке: «Чтобы заключить с нами контракт, инофирмы, скупив сырье, перекрывают нам кислород. А затем давят: либо вы останавливаетесь, либо мы дружим». Сиразутдинов буквально метался, не зная, что предпринять. А металлурги, дабы


«Новая газета» понедельник. №131 19. 11. 2012

2.10.92 на счет ассоциации «Гранд» в «Пресня-банке» по фальшивому авизо, якобы поступившему из банка «Енисей» от АО «Сибинвест», зачислено 780 640 000 руб. А за день до этого на бланке Trans-Commodities,Inc в «Гранд» уходит письмо, где в счет договора между фирмами Черной просит перевести 200 млн КрАЗу. Что «Гранд» и исполняет 5 октября прокормить семьи, вставали в длинные очереди в сберкассы: там на самом видном месте висели объявления: «Зарплаты СаАЗу нет» и там платили «живые» деньги за акции, полученные прежде за ваучеры. Металлургов ждали. Я познакомился с одним из тех, кто организовывал скупку. Его, москвича в окружении саяногорских работяг, как прыщ на носу, не заметить было нельзя. Алексей Бондарчук, заместитель директора «РосАлюминПродукта». Руководил этим АО Дерипаска. Оно учредило для скупки акций и работы с ними другое АО — «Алинвест». (В нем Бондарчук, согласно регданным, значился директором, а Дерипаска вошел в совет директоров.) У него вскоре и оказался основной пакет акций СаАЗа. Как только «Алинвест» приступил к скупке — у трудящихся на руках находился почти контрольный пакет, Бондарчук объявил через «КоммерсантЪ»: поскольку завод возглавляет «не ориентированная на рыночные реформы администрация», курс акций будет падать до 7 тысяч рублей уже в этом июне. А за предшествующий год их курс упал с 28 тысяч до 11 тысяч. Ход нехитрый — подогреть панику, дабы мотивировать народ побыстрее скинуть акции. Но вот что интересно: на тот момент «Алинвест» декларировал, что у него 10% акций СаАЗа. Причем уже давно: Дерипаска участвовал в чековых аукционах декабря 1992-го и мая 1993-го. И сто раз бы уже — раз такой спад — продал бы акции, раз ими и торговал. Но нет, он держал. Просто зачем-то держал, ничего не предпринимая. И вдруг начал скупку. Как по команде. «Алинвест» заключил договор с местным отделением Сбербанка, с некоторыми другими точками, куда и потянулся оставленный без зарплат местный люд. Скупали акции и прямо на улицах, с колес: трудящиеся вставали в очередь к реклам-

РИА Новости

Как Олег Дерипаска был жертвой и как Михаил Черной принудил его стать миллиардером, а также о пользе записей на бумаге ным машинам. Управляющая местным Сбербанком сказала мне, что за последнюю неделю акций СаАЗа купили на 80 млн рублей. Это было начало, основные деньги еще не потекли. 30 сентября 1994 года премьер Виктор Черномырдин дал поручение (ВЧ-П-30885) проверить факты, изложенные в моих публикациях, и установить источники финансирования юрлиц, позволяющие им так эффективно участвовать в приватизации алюминиевой индустрии. Поручение не выполнено, но некоторые интригующие факты зафиксированы. Так, например, Восточно-Сибирский региональный центр службы валютноэкспортного контроля установил, что «Алинвест» открыл в саяногорском отделении Сбербанка счет, на который «в период с 23.08.94 г. по сентябрь 1994 г. было переведено из головной фирмы 18,1 млрд руб., которые доставлялись нарочными». Много это или мало для Дерипаски — тогда вчерашнего студента, брокера на РТСБ К. Борового и соучредителя мутных фирм с похожими названиями? Документов, что Черные имели отношение к тем потокам денег, нет. Вместе с

«

и на множестве других предприятий). Сопоставив слова Лисина с выпиской из реестра акционеров СаАЗа, можно резюмировать, что акции, купленные структурами Дерипаски, Черные считали подконтрольными их альянсу. И Дерипаска тогда совсем не протестовал, когда его записывали в компанию к Черным. Хорошо, когда люди умеют договариваться. Только почему-то такого рода люди сходятся лишь в том случае, если сначала договариваются деньги в их мешках. Почему Дерипаска и М. Черной не могли найти компромисс с начала нулевых, а тогда, в 94-м, договорились? Не потому ли, что деньги были из одной тумбочки, а не из двух? И даже если не так, то что-то все же, согласитесь, неуловимо напоминает совместный бизнес. Причем не было бы Дерипаски — конгломерат партнерских фирм Черных взял бы СаАЗ, как взял он все прочие интересующие его заводы. А вот на что сподобился бы в Саяногорске Дерипаска, не будь за ним Черных, совершенно не ясно. Скорее всего, выловили бы труп в Енисее. Напомню один нюанс: в Саяногорске тогда действовало напрочь отмороженное бандформирование Владимира Татаренкова (Татарина), и он планировал последовать примеру своего патрона Анатолия Быкова и тоже войти в алюминиевый бизнес, взяв СаАЗ под контроль.

В одну дуду А Сиразутдинов тогда сломался — он поначалу, напомню, отказывался работать с Черными и Дерипаской, но уже на следующий день после нашей беседы о них попросил меня стереть все кассеты с записями наших разговоров и не рассказывать об их содержании. Потом уехал за границу. Наверняка на него повлияло то, что произошло с его близкими друзьями: гендиректора КрАЗа Ивана Турушева (он жил со мной в соседнем дворе) встретили

Хорошо, когда люди умеют договариваться. Только почему-то такого рода люди сходятся лишь в том случае, если сначала договариваются деньги в их мешках. Почему Дерипаска и М. Черной не могли найти компромисс в нулевых, а в 94-м, договорились?

«

тем понятно, что таких бумаг и не могло быть. Впрочем, даже если Дерипаска нашел клад, это была одна агрессивная кампания: блокада завода и скупка у сдающихся прав на завод. Блокировали завод структуры Черных. Скупали акции люди Дерипаски. Что это, как не «совместный бизнес»? Летом 94-го, когда осада Саяногорска шла к кульминации, Бондарчук мне подтвердил, что «Алинвест» и «Русский капитал» (эта фирма скупала акции непосредственно для братьев Черных) «ведут согласованную политику». То же происходило и в Красноярске, куда Дерипаска тогда еще не совался, хотя его люди появлялись и тоже покупали акции. От фирм Черных прилетали самолеты, набитые черным налом. Чуть позже полетели гонцы с чемоданами, набитыми приватизационными чеками, на которые и будет легко приобретен сам КрАЗ. А потом начнут приезжать киллеры. В 94-м Черные с партнерами контролировали уже две трети мощностей на алюминиевом рынке РФ и стран СНГ. В том числе и 68% акций СаАЗа. Осенью того года мне подтвердил этот факт вице-президент Trans-CIS Commodities Ltd (ТСС) Владимир Лисин (он тогда помимо того, что возглавлял совет директоров СаАЗа, отстаивал интересы партнеров и на КрАЗе,

у подъезда и изувечили железными прутьями, а бывшего секретаря Красноярского горкома КПСС и одного из самых на тот момент удачливых бизнесменов, имевших крупный пакет акций КрАЗа и не желавшего с ним расставаться, Виктора Цимика, застрелили у дверей его дома, тоже в самом центре Красноярска. Оба эти дела не раскрыты. Хотя собственное расследование (невозможное, кстати, без помощи рядовых оперативников, которым просто не давали доводить эти дела официально) показало, что к обоим этим происшествиям Черные и наиболее близкие к ним тогда люди причастны не были. Однако пользу получили. ТСС вынудила Турушева уйти с поста гендиректора и поставила своего — Юрия Колпакова. Он сразу передал ТСС эксклюзивные права на поставки КрАЗу сырья, т.е. отдал завод под контроль Черных и их партнеров. Весь толлинг Братского алюминиевого также был распределен между фирмами Черных и их партнеров. Недоброжелатели Дерипаски говорили мне, что он «скрысятничал» при скупке акций. Играл на разнице в курсе, прикупив на «сэкономленные» деньги Черных пакет для себя. Разумеется, это неправда. А если и было что-то подобное, то это недоказуемо, а значит, не стоит и упомина-

3

ния. Упоминаю эту сплетню лишь затем, чтобы зафиксировать три вещи: а) ни у кого и сомнения не было, что вчерашний московский студент оперирует деньгами Черных; б) ни у кого и сомнения не было, что Дерипаска покупал акции для Черных; в) возможно, это и было так, иначе их бы не хотели поссорить, придумывая вот такие истории о воровстве денег. 10—11 февраля 1995 года «Алинвест» завершил скупку акций СаАЗа, собрав последние уже в Москве. Незадолго до этого, 15 ноября 1994 года, Ельцин дал очередное поручение Черномырдину (Пр-1646) поторопиться с проверкой приватизации алюминиевых гигантов и исключить до завершения проверки смену собственников и директоров. В тот же день новые собственники СаАЗа назначили его гендиректором Дерипаску. Смог бы он им стать без поддержки Черных? И кем бы он был сейчас, если б тогда его, 26 лет от роду, не запустили на эту орбиту? На следующий день, 16-го, в центре Москвы в автоаварии погиб зампред Роскомметаллургии Юрий Колетников — человек, глубоко посвященный в алюминиевые тайны. А 17-го Черномырдин вновь предписал ускорить проверку алюминиевого комплекса (ВЧ-П6-36074). В тот же день с пометкой «Весьма срочно» из аппарата премьера ушло требование приостановить до завершения проверки принятие решений, связанных с изменением управления предприятиями алюминиевой отрасли (ВЧ-П6-36198). Не обращать внимания на президента и премьера Дерипаска тогда еще не мог себе позволить. До его статуса «зятя в квадрате» еще целых шесть лет (когда он возьмет в жены Полину Юмашеву, отец коей, Валентин, станет, в свою очередь, зятем Бориса Ельцина). Похерить бумаги из секретариатов Ельцина и Черномырдина могли только братья Черные, а точнее, именно Михаил Семенович с его обширными дружескими и деловыми связями в окружении Ельцина и среди членов правительства. Сохранил две выписки из реестра акционеров СаАЗа, от декабря 94-го и января 95-го, как наглядное свидетельство перетекания акций из одних фирм в другие — несмотря на все усилия Ельцина и Черномырдина это остановить. И еще как свидетельство согласованных действий Черных и Дерипаски: «Алинвест» (подконтрольный Дерипаске) и «Русский капитал» (подконтрольный Черным) просто исчезают из первой десятки совладельцев СаАЗа. Акции, контролировавшиеся ими, перераспределяются в офшоры; в справках о них, полученных мной от Dun & Bradstreet, ничего не говорящие фамилии юристов. Для чего они передавали акции во все новые, до того «не засвеченные» фирмы, понятно: осложнить начатую проверку. А для чего дробились пакеты акций и раскидывались по множеству фирм (но от имени которых на советах директоров голосовали одни и те же представители братьев Черных)? На запрос, давал ли Госкомитет по антимонопольной политике согласие на приобретение 35% и более акций или 50% голосующих акций сибирских алюминиевых и глиноземных комбинатов, зампредседателя ГКАП РФ В. Белов 20 декабря 1994 года ответил отрицательно (ВБ/6111). Так ни у одной из этих фирм и не было больше 20% акций! Такие вот взаимоотношения вымогателя и жертвы, на чем настаивал Дерипаска. По-моему, больше все же напоминающие совместное ведение хозяйства. Ну и снова к проклятому вопросу о деньгах. Кто их переводил «Алинвесту», можно предположить — тот, кому на эти деньги у пролетариата скупали акции. А откуда взялось сразу столько денег у Черных — чтобы взять весь рынок в считаные месяцы?

Алексей ТАРАСОВ, соб. корр. «Новой», Красноярск

(Окончание следует)


4

«Новая газета» понедельник. №131 19. 11. 2012

место Политика на тротуаре: охранник кировского завода, возглавляемого видным деятелем «Единой России», избил руководителя областного отделения «Яблока»

За крупнейшей стройкой Богучанской ГЭС последовали многочисленные уголовные дела

Освоение Ангары и бюджета Красноярские следователи одно за другим заводят уголовные дела по фактам реализации крупнейшего российского инвестпроекта — освоения Нижнего Приангарья, ядром которого служит недавно запущенная Богучанская ГЭС. Главу госучреждения «Дирекция по комплексному развитию Нижнего Приангарья» Дениса Стрельцова подозревают в превышении должностных полномочий. По той же статье возбуждено дело в отношении директора еще одного госучреждения «Дирекция по подготовке к затоплению ложа водохранилища Богучанской ГЭС» Рамиля Рахимова и его заместителя Василия Кузьмина.

С

Даже в тихом, спокойном Кирове политика вышла на улицу. Можно сказать, она уже на тротуаре. Именно на тротуаре, возле проходной Электромашиностроительного завода имени Лепсе, произошел инцидент, который многими горожанами трактуется как политический.

Х

отя на первый взгляд инцидент — хулиганский. Ну выскочил из проходной охранник завода и разбил в кровь нос и губу некоему гражданину. С кем не бывает? Но уже на второй взгляд — ситуация выглядит иначе. Ведь пострадавший — руководитель областного отделения партии «Яблоко» Евгений Кокоулин, а завод, который охраняет его обидчик, — форпост «Единой России». Генеральный директор предприятия Геннадий Мамаев — видный деятель партии власти, член президиума регионального политсовета. Да и конфликт у проходной произошел не на бытовой почве и даже не на коммерческой: одна из активисток «Яблока» раздавала листовки в рамках акции «Альтернатива Путину есть». На груди у активистки красовался плакатик: «Явлинский — мой президент». По словам очевидцев, подошедший охранник искренне возмутился: «Вы тут против Путина агитируе-

РИА Новости

трельцов подозревается в том, что дважды оплатил расширение подстанции «Камала-1». Сначала заключил гостконтракт с одной электромонтажной компанией на 766 млн рублей. Та выполнила работу на 97%, затянула со сроками сдачи, контракт расторгли. А затем под тот же объект Стрельцов заключил договор с еще одной компанией, уже на сумму 98 млн. При

Альтернативы кулаку нет

этом почти все работы к тому моменту были выполнены. Рахимов и Кузьмин проходят по обстоятельствам выполнения госконтракта на строительство открытого водозабора с магистральными сетями водоснабжения села Заледеево Кежемского района. Кузьмин и Рахимов подписали акты, по которым насосы уже стоят на месте, и из бюджета было перечислено 12 млн за них. При этом насосов не было год назад, когда подписывались бумаги, нет и теперь. Тем временем освоение не столько Приангарья, сколько бюджета, продолжается. На днях Заксобрание Красноярского края утвердило налоговые льготы еще не появившемуся Богучанскому алюминиевому заводу. Льготы даются на 7 лет вперед, объем 4,2 млрд рублей. Инвесторам, покоряющим Ангару, — это РУСАЛ и «РусГидро» — вливаний из нынешних госсредств мало, они взялись за бюджеты будущего. Алексей ТАРАСОВ, соб. корр. «Новой», Красноярск

Строительство Богучанской ГЭС

Юрий Мешков заявил о своей готовности присоединить Крым к Таможенному союзу — отдельно от Украины

Президент на четыре бакса «…С целью преодоления поразившего Крым за годы украинской независимости глубочайшего социально-экономического кризиса, предотвращения дальнейшего катастрофического падения уровня жизни народа Крыма я, Мешков Юрий Александрович, как единственный и легитимный действующий Президент Республики Крым, <…> готов вести переговоры о вступлении Республики Крым в Таможенный союз России, Беларуси и Казахстана». Такое заявление распространили крымские, а следом и киевские издания.

Ю

рий Мешков, лидер крымских сепаратистов, был президентом Республики Крым с февраля 1994 по март 1995 года. Его карьера политика началась с выступления в Госдуме РФ, где бывший следователь областной прокуратуры сообщил, что видит своей целью вхождение Крыма в рублевую зону, предоставление крымчанам российского гражданства и заключение военно-политического союза между Симферополем и Москвой. Выборы Мешков выиграл с большим отрывом. Но 17 марта 1995 года Верховная рада приняла, а президент

Леонид Кучма подписал закон, превращющий без пяти минут самостоятельное государство в административно-территориальную единицу Украины. Мешков, как и положено свергнутому правителю, выразил возмущение и отправился в изгнание, в Москву. Что сейчас заставило «изгнанника»пенсионера встрепенуться: мол, процедура отмены Конституции Республики Крым от 6 мая 1992 года до сих пор не соблюдена и, значит, он, как президент, продолжает представлять полуостров? Официальный Киев в очередной раз уклонился от объятий Таможенного союза (переговоры Януковича и Путина 22 октября снова оказались непродуктивными). А следом, как бы без связи со встречей на высшем уровне, «Газпром» повысил цену на газ для Украины — до 430 долларов за тысячу кубов. Четыре доллара, накинутых сверху, выполняли скорее воспитательную роль: задумайтесь, Виктор Федорович, над своим поведением, если не хотите лишних проблем! В качестве одной из возможных проблем и был предложен Мешков. Дешевая штука. Даже на четыре бакса не тянет.

Ольга МУСАФИРОВА, соб. корр. «Новой» Киев

В правительстве обсудили, тратить ли деньги на медицину. Решили тратить

Миллион сто тысяч жизней Что будет дальше с отечественной медициной, а фактически — будет ли россиянам вообще доступно бесплатное здравоохранение, решалось на заседании правительства 15 ноября, где министр здравоохранения Вероника Скворцова докладывала программу развития здравоохранения до 2020 года. Она представила два возможных сценария. Один — бюджетный — основывается на долгосрочном прогнозе Минфина. В нем — постепенное и верное снижение расходов на медицину с 3,4% ВВП в 2014 году до 2,5% в 2020-м. Второй сценарий министр назвала инновационным, в нем доля здравоохранения к 2020 году должна вырасти до 4,7% ВВП.

С

обытия на заседании правительства развивались драматично. Решило исход схватки заявление Дмитрия Медведева: добиться инновационного развития и модернизации системы здравоохранения в тех параметрах, которые соответствуют бюджетным проектировкам, конечно, невозможно. А перед этим выводом премьера министр финансов Силуанов был резок. Он

те? Фашисты!» Он сорвал с груди активистки плакат и выхватил у нее пачку листовок. Ну а поспешившего к ней на помощь Кокоулина ударил в лицо… Как сообщили «Новой газете» в следственном управлении СК РФ по Кировской области, заявление о нанесенных Кокоулину побоях зарегистрировано и передано в прокуратуру для проверки. Не исключено, однако, что ждать придется долго. После этой неприглядной истории прошло уже 10 дней, а никаких мер реагирования со стороны правоохранительных органов что-то не видно. Примечательно, что завод, возле которого произошел инцидент, носит имя почти забытого большевика Ивана Лепсе, похороненного в Кремлевской стене на Красной площади. Попробуйте представить, что во время большевистского правления кто-то развернул бы агитацию у проходной под лозунгом: «Альтернатива Сталину есть». Пожалуй, разбитым носом дело бы не ограничилось. Так что многим покажется, что мы еще мирно живем и сравнительно культурно дискутируем.

Борис БРОНШТЕЙН, соб. корр. «Новой» Кировская область

удивился, что министерство расписывается в невозможности выполнения указов президента в рамках бюджетного сценария и дал рецепт: «Многое зависит не только от бюджетного финансирования», «Есть еще административные ресурсы, создание стимулирующих механизмов, создание механизмов «кнута и пряника». И резюмировал: «Безусловно, можно решить любые задачи как заливкой бюджетного финансирования, так и все-таки административным воздействием». Силуанов не одобрил и то, что в программе Минздрава запланировано повысить зарплату медработников до уровня средней зарплаты по экономике регионов не к 1 января 2018 года, а к 2017 году. На заседании правительства Скворцову поддержал первый вице-премьер Аркадий Дворкович. «Бюджетного сценария не хватит для достижения таких ориентиров, я в этом уверен полностью», — заявил он и добавил, что расходы на здравоохранение в процентах к ВВП снижать нельзя. За увеличение расходов на здравоохранение высказался и первый вице-премьер Игорь Шувалов, правда, он заявил, что «без бюджетного финансирования и без средств тех, кто пользуется услугами добровольного медицинского страхования, а также без частных средств нам современную медицину не увидеть». Вероника Скворцова сообщила, что реализация госпрограммы по модернизационному сценарию позволит сохранить к 2020 году 1 млн 100 тыс. жизней россиян.

Людмила РЫБИНА

работа над ошибками В материале «Нет рабства в Москве» (см. № 130 от 16.11.2012) мы допустили досадную ошибку: неверно указали статью, в соответствии с которой заявление наших корреспондентов о проверке фактов рабского труда в продуктовом магазине на Новосибирской улице в Москве было передано из ОВД «Гольяново» в

управление следственного комитета по ВАО. Исправляемся: это статьи 144 и 145 УПК (порядок рассмотрения сообщения о преступлении и решения, принимаемые по результатам его рассмотрения). Приносим извинения за ошибку и надеемся на продолжение расследования случаев использования рабского труда.


«Новая газета» понедельник. №131 19. 11. 2012

событий Суд опять не смог принять решение по имуществу Василия Алексаняна

Инфернальная программа прокуратуры Вопрос о снятии ареста с имущества фигуранта «дела ЮКОСа» Василия Алексаняна (этого добиваются родственники покойного ) по-прежнему никак не может решиться. Симоновский суд Москвы снимал арест уже дважды, но каждый раз решения отменяла вышестоящая инстанция. Мосгорсуд считает, что некие потерпевшие от действий Алексаняна «ненадлежащим образом» уведомляются о дате и времени заседания.

Р

ассматривая дело первый раз, райсуд, действительно, даже и не думал уведомлять никаких потерпевших. Исходя, очевидно, не только из норм закона, но и логики: когда уголовное дело прекращено (а прекратили его еще при жизни Алексаняна), никаких потерпевших, заявлявших свои требования и иски в рамках этого дела, быть не может. К тому же, прекратив дело в отношении Алексаняна, Симоновский суд отказал тогда потерпевшим во всем. Но когда в прошлом году родные Василия Алексаняна подняли вопрос о снятии ареста с имущества, о «потерпевших» вдруг вспомнила прокуратура, заявив: без их присутствия такие вопросы не решаются. Прокуроры привели еще много удивительных соображений. Например: арест на имущество должен сохраняться, так как «в настоящее время имеются иные уголовные дела, по которым к Алексаняну В.Г. (то есть к покойнику. —

Ред.) могут возникнуть исковые требования со стороны потерпевших, исполнение по которым как раз и можно гарантировать арестованным имуществом». С этой инфернальной программой прокуратура выступает и в Мосгорсуде, обжалуя решения Симоновского суда. Мосгорсуд соглашается, протесты прокуратуры удовлетворяет, и Симоновскому суду ничего не остается, как уведомлять потерпевших заказными письмами, факсами, телефонограммами… Но никакие потерпевшие от этого на заседаниях все равно не появляются. Некоторые из них только изредка сообщают, что уведомления до них доходят. Один — «профессиональный потерпевший» по всем юкосовским делам, бывший миноритарный акционер — прислал никем не заверенный факс, что он против снятия ареста. От большинства же — ни ответа ни привета. А Мосгорсуд настаивает: уведомлены должны быть все. К слову, потерпевшие ни разу не являлись и на заседание в Мосгорсуде, хотя тот тоже их уведомлял. Не оказалось потерпевших и на очередном заседании в Симоновском суде 15 ноября. «Все извещались, однако не имеется сведений об извещении некоторых лиц», — посетовал судья Алексей Назаренко. Прокурор Кузнецов опять был против рассмотрения дела в такой ситуации и настаивал на очередной порции повесток. Адвокат семьи Алексаняна Геворг Дангян оставил все на усмотрение судьи, но в какой раз заметил: мнение так называемых потерпевших в данном вопросе не может играть никакой роли. И в четвертый раз за последние два месяца заседание отложили, чтобы, как выразился судья, «не рисковать»: ведь если сейчас суд снова снимет арест с имущества, Мосгорсуд опять отменит это решение по тем же основаниям. Следующее заседание — 11 декабря в 10.30 утра.

Вера ЧЕЛИЩЕВА

К 40 городам, носящим почетное звание «Город воинской славы», возможно, прибавится еще один

Присвоить без боя Депутаты Сахалинской областной думы (при одном воздержавшемся) обратились к президенту РФ с ходатайством о присвоении Южно-Сахалинску звания «Город воинской славы».

А

налогичное ходатайство областная дума направила в адрес президента в августе прошлого года по поводу Северо-Курильска. В отличие от Южно-Сахалинска, в который наши войска вступили без боев, в Северо-Курильске в ходе Второй мировой войны действительно шли ожесточенные сражения, достаточно вспомнить, что за курильскую десантную операцию 9 человек, в том числе трое посмертно, были удостоены звания Героя Советского Союза. Но на это обращение администрация президента так и не ответила. Тем не менее летом этого года на встрече с Путиным руководитель одной из региональных военно-патриотических организаций Сахалинской области вновь обратил внимание президента России на тот факт, что в области нет города воинской славы и им мог бы

стать Южно-Сахалинск. Президент согласился. При этом никто ему, видимо, не сообщил, что местная власть хотела демонтировать мемориал на площади Победы в Южно-Сахалинске (потребовалось несколько митингов протеста, чтобы этого не произошло). И о том, что до сих пор в городском парке покоятся советские солдаты и офицеры, хотя точное место захоронений не установлено. Но депутаты уже приняли решение: «Вторая мировая война на территории нашей страны закончилась именно здесь. И дополнительное напоминание о памяти павшим воинам никому не помешает». В октябре Путин подписал указ о создании в президентской администрации управления, отвечающего «за развитие патриотического воспитания и укрепление духовно-нравственных основ общества». Многие тогда вспомнили Салтыкова-Щедрина: «На патриотизм напирают. Видимо, проворовались».

Ольга ВАСИЛЬЕВА — специально для «Новой» Южно-Сахалинск

ЧАСТНЫЕ ОБЪЯВЛЕНИЯ

Красота и здоровье Парикмахер высшей категории Ольга Васильева. Тел. 8 906 132-37-89 Хотите сэкономить время и деньги? Выезд парикмахера-универсала на дом. Все виды парикмахерских услуг любой сложности, для мужчин и женщин. Итальянская косметика. Лечение волос.

5

Зинаида БУРСКАЯ обозреватель «Новой» Евросоюз запретил российским чиновникам безвизовый въезд, а Россия в ответ — не пускает без виз гражданских пилотов!

Россия ввела визы для пилотов ЕС овая» уже неоднократно рассказывала о том, почему в октябре России и Евросоюзу так и не удалось договориться об очередном смягчении визового режима: российские власти поставили принятие пакета визовых облегчений для рядовых россиян и граждан ЕС в зависимость от отмены виз для чиновников (см. № 113 и 119). И, более того, даже во всеуслышание грозились ввести визы для иностранных пилотов, если Брюссель откажется согласовать послабления для госслужащих. И 1 ноября Россия действительно ввела визы для пилотов авиакомпаний из стран ЕС. Правда, публично об этом заявить постеснялась. Все было сделано настолько тихо, что никто, кроме отраслевых специалистов, этого даже не заметил. Напомним, конфликт между Россией и ЕС случился из-за синих — служебных — загранпаспортов. Всего в нашей стране таких «корочек» — около 15 тысяч. Счастливые обладатели этого документа — не только госслужащие (которые должны использовать паспорт строго для рабочих поездок), но также сотрудники госкорпораций и все, кого принято считать «государственными людьми». Полтора месяца назад российская сторона потребовала от ЕС отмены виз для обладателей служебных паспортов. ЕС отказал. Более того, Евросоюз не согласился на безвизовый режим для «синих» даже после «компромиссного» предложения российской стороны ограничиться обладателями биометрических служебных паспортов. Зачем России так нужен безвизовый режим в отношении чиновников, можно только предполагать — никаких внятных объяснений так и не было озвучено. Нам кажутся наиболее вероятными два варианта: 1) для нерабочих поездок за границу (потому что в случае с рабочей поездкой оформить визу не составит большого труда); 2) для обеспечения беспрепятственного въезда в ЕС тех, кто фигурирует в «списке Магнитского» и аналогичных списках. Почему ЕС не хочет беспрепятственно пускать к себе всех обладателей синих паспортов, в целом понятно. В России синих чиновничьих загранпаспортов в пересчете на душу населения в два с половиной раза больше, чем в Евросоюзе, и в Брюсселе сомневаются (и вероятно — небезосновательно), что в России служебные паспорта выдаются и используются в точном соответствии с правилами. Но, несмотря на совершенно однозначную позицию ЕС, российские переговорщики не сдались и заявили, что, если визы для чиновников не будут отменены, Москва не продлит мораторий на визы для членов экипажей, которые обслуживают коммерческие рейсы авиакомпаний из стран Евросоюза (и это притом что новым соглашением о либерализации визового режима предусматривалась окончательная отмена виз для пилотов). Брюссель был, мягко говоря, озадачен — какая связь между визами чиновников и

«Н

летчиков? Но заявил, что, им, видимо придется прибегнуть к симметричной мере в отношении экипажей из России. Всю вторую половину октября Москва продолжала нагнетать обстановку. «Российским законодательством не предусмотрено освобождение членов экипажей воздушных судов от визовых формальностей. Долгое время правоприменительная практика российских компетентных органов шла по упрощенному пути, и наличие виз членам экипажей иностранных воздушных судов, при условии, что они пребывают лишь в рамках аэропорта, не требовалось. В прошлом году было принято решение о строгом соблюдении имеющейся нормы», — заявил 26 октября официальный представитель российского МИДа Александр Лукашевич. И добавил, что до 31 октября нарушителей не будут привлекать к ответственности, но в дальнейшем мораторий продлевать не планируют. «Для осуществления рейсов в страны Европейского союза члены экипажей самолетов российских авиакомпаний должны будут получать визы», — заявил глава консульского департамента МИД РФ Андрей Карлов 30 октября. В тот же день Росавиация опубликовала информацию «о порядке подачи документов для оформления виз членам экипажей ВС иностранных авиакомпаний стран — членов ЕС». А 31 октября, за сутки до окончания действия моратория, произошло то, к чему российская сторона оказалась абсолютно не готова. Европейская комиссия отказалась вводить визы для членов экипажей российских самолетов в ответ на соответствующее решение российской стороны! «Еврокомиссия предпочитает решить эту проблему в конструктивном русле, а не путем введения ответных мер со стороны ЕС», — пояснил официальный представитель Еврокомиссии Микеле Черконе. Но российской стороне отступать было уже поздно. И с 1 ноября с экипажей из ЕС стали требовать визы. Правда, публично заявить об этом российские власти постеснялись. Всеми возможными способами пытаются уйти от обсуждения этой темы и сегодня. Так, официальный представитель Росавиации не смог напрямую ответить на вопрос о том, необходимы ли пилотам из ЕС визы: «Должны быть необходимы, как мне кажется. Обратитесь в МИД». Пресс-служба МИДа отказывалась ответить на этот вопрос на протяжении двух дней и ссылалась на официальное заявление представителя министерства Александра Лукашевича, которое приведено выше. Но все-таки нам удалось получить прямой ответ. «Да, мораторий больше не действует. Пилотам из Евросоюза необходимы визы — за исключением граждан тех стран, с кем заключены по этому вопросу отдельные соглашения», — признал заместитель официального представителя МИДа Юрий Материй.


6

«Новая газета» понедельник. №131 19. 11. 2012

место событий

ПРАВО НА ОТВЕТ

Сергей Митрохин отвечает Борису Немцову

«Наше общее поражение» После расследования Елены Милашиной, опубликованного «Новой газетой» к десятилетию теракта на мюзикле «Норд-Ост» (см. «Новую», № 120 от 22.10.2012), мы получили письмо председателя партии «Яблоко» Сергея Митрохина, в котором он ответил на одно из опубликованных в статье «Новой» интервью. 10-й годовщине трагедии «НордОста» «Новая газета» опубликовала ряд серьезных материалов. Считаем важным отметить еще несколько аспектов этой темы. ас из уроков «Норд-Оста» — О 1 Один важность переговоров об осв вобождении заложников. в В октябре 2002 года в российских спецслужбах не оказалось специалистов по переговорам с террористами. Переговоры в заминированном здании Театрального центра на Дубровке вели известные в стране гражданские лица. Это давало надежду на благополучное разрешение ситуации. Руководитель фракции «Яблоко» в Госдуме Григорий Явлинский в Театральном центре на Дубровке увидел перед собой до зубов вооруженных, прекрасно экипированных, самоуверенных, решительно настроенных молодых людей, которые отлично выучились играть в войну, но не умели сформулировать свои требования, кроме одного, невыполнимого, — «немедленно прекратить войну в Чечне». Тут и пригодился политический талант Явлинского. После жестких переговоров с террористами ночью 25 октября Явлинский принес в Кремль конкретные, реалистические требования, сформулированные террористами: прекратить с 25 октября артобстрелы, применение тяжелой техники, артиллерии на территории Чечни; прекратить зачистки на территории Чечни; организовать прямой телефонный разговор между Владимиром Путиным и Асланом Масхадовым (об этом, ссылаясь на материалы уголовного дела, через несколько лет на «Радио Свобода» рассказала Татьяна Карпова, мать погибшего заложника). В качестве подтверждения готовности к переговорам на выдвинутых ими условиях террористы 25 октября передали восемь детей от 6 до 12 лет представителям Красного Креста. Путин принял другое решение — о штурме, чем подтвердил, что человеческая жизнь в нашей стране стоит не больше, чем в худшие советские времена. Возможно, власть использовала переговоры, которые велись 24 и 25 октября, как ширму для подготовки штурма, и от переговорщиков нужна ей была только информация о настроении террористов, их вооружении и расположении внутри здания. По-видимому, то, что мы ставим Черномырдину в заслугу — спасение людей, в Кремле воспринималось как недопустимая для власти слабость — мол, да, людей спасли, но ведь террористы были отпущены (уничтожение в Беслане школы с захваченными детьми 3 сентября 2004 года ради уничтожения террористов подтверждает это).

К

Но и в этом случае усилия Явлинского и других переговорщиков не были напрасными — они сумели спасти часть заложников. Непрофессионализм тех, кто Н 2 ппланировал операцию по сспасению заложников, очевиден. Московских врачей не подготовили к спасательной операции, у них не было антидотов, они не знали, что входит в состав антидота и как выводить людей из комы. По-видимому, власть представляла себе масштабы разложения системы вообще и масштабы коррупции в правоохранительных органах в частности и опасалась утечки информации о подготовке штурма. Буквально на следующий день Б 3 после трагедии фракция п «Яблоко» в ГД предложила « создать парламентскую комиссию по изучению обстоятельств совершения террористического акта. Но пропутинское большинство отказалось это сделать. В интервью «Новой газете», опубликованном 22 октября, Борис Немцов ввел читателей в заблуждение: «Сразу после теракта наша фракция СПС поставила вопрос в Госдуме о проведении парламентского расследования обстоятельств трагедии. Нас не поддержало даже «Яблоко». Это меня тогда поразило». Немцов «забыл», что «Яблоко» с подобной инициативой выступило еще до СПС, который в своем более позднем предложении хотел свести работу парламентской комиссии только к выяснению меры ответственности московских правоохранительных органов и Комитета по здравоохранению города Москвы, с чем «Яблоко» было несогласно. «Наши коллеги считают, что операция по освобождению заложников была проведена блестяще, мы же считаем, что мы создаем комиссию для того, чтобы ответить на вопрос, как была проведена операция. И это принципиальная разница, которая не позволила сформировать общий проект», — пояснил с думской трибуны один из руководителей фракции «Яблоко» Сергей Иваненко, представляя «яблочный» проект. Фракция «Яблоко» еще 29 октября 2002 года заявила, что инициирует рассмотрение поправки в Конституцию, позволяющей создать закрепленный законом институт парламентского расследования. Но эта инициатива «Яблока» не была поддержана Думой. Федеральный закон о парламентском расследовании был принят только в декабре 2005 года в крайне урезанном виде. Закончу словами Григория Явлинского, сказанными на заседании руководства партии «Яблоко» 28 октября 2002 года: «В целом произошедшее 23—26 октября — наше общее поражение, наша общая трагедия. Ни один российский политик и даже ни один гражданин не могут снять с себя ответственность за случившееся». Сергей МИТРОХИН, председатель партии «Яблоко»

Подарок к годовщине смерти Конгресс США проголосовал за «список Магнитского» пятницу, 16 ноября, — третью годовщину со дня гибели юриста Сергея Магнитского — палата представителей Конгресса США подавляющим большинством голосов (365 — за, 43 — против) проголосовала за отмену поправки Джексона—Вэника, действовавшую в отношении России и Молдовы, и за принятие закона «Об ответственности и верховенстве закона» имени Магнитского. Обе меры связаны в одном законопроекте: предоставление РФ статуса «нормального торгового партнера» и введение визовых и финансовых санкций в отношении российских чиновников, нарушающих права человека. Это не только список из 60 российских официальных лиц, причастных к аресту, расследованию т.н. «дела Магнитского», неоказанию ему медицинской помощи и пыткам. В законопроект не включен список лиц, обвиняемых в нарушении прав человека, — этот перечень будет обнародован в течение 120 дней после вступления закона в силу. Им будет запрещен въезд в США, вся собственность и счета в американских банках будут заморожены. Если бы конгресс отменил одну поправку Джексона—Вэника — реликт времен холодной войны, — принятую в 70-е годы прошлого века и ограничив-

В

«

То, что для МИД РФ — «мнимая забота о правах человека», в США называют «ценностями демократического общества»

«

шую торговлю с СССР из-за нарушения права евреев на свободную эмиграцию, у Москвы был бы повод торжествовать. Статус «нормального торгового партнера» дает возможность американскому бизнесу воспользоваться преимуществами вступления России во Всемирную торговую организацию. Если Джексон— Вэник остается в силе, а РФ уже в ВТО, то самые выгодные позиции на российском рынке достанутся европейским и азиатским компаниям. Спрашивается, зачем Вашингтон так долго и упорно вел переговоры с Москвой, согласовывая детали вхождения России в ВТО? Среди американских бизнесменов желающих попасть на российский рынок недостатка нет. Бывший шеф юриста-аудитора Сергея Магнитского Билл Браудер, гендиректор Hermitage Capital, в период 1995—2007 гг. был крупнейшим иностранным «портфельным» инвестором в России. А сейчас активно лоббирует принятие «закона Магнитского». В России очень специфические правила ведения бизнеса, убедились многие западные предприниматели и финансисты, начиная с Джорджа Сороса, который в короткий срок в глазах российских СМИ превратился из «известного

мецената» в «известного биржевого спекулянта». Одно другому не мешает, но, согласитесь, разница налицо. В США хватало политиков, которые возражали против предоставления РФ статуса «нормального торгового партнера». Одни — из-за того, что власти грубо нарушают права человека (назовем это «гуманитарными» причинами). Других бесит постоянное противостояние Америке на международной арене, «иррациональная» поддержка сирийского президента Асада, некоторые аспекты сотрудничества Москвы с Тегераном, противодействие по ПРО — это «политические причины». И наконец, «торговые причины»: на такой же сессии конгресс предоставил статус «наибольшего торгового благоприятствования» Китаю. За прошедшее десятилетие долг США Поднебесной взлетел к небесам, а американские президенты — сначала Буш, потом Обама — замучились подавать иски Пекину в связи с торговыми спорами. Москва также не будет соблюдать обязательства по членству в ВТО, полагают противники предоставления РФ статуса PNTR, особо возмущенные пиратством в сфере авторских прав и экономическим шпионажем. Палата представителей конгресса, где большинство составляют члены Республиканской партии, просто не могла сделать Кремлю такой подарок — отменить Джексона—Вэника и не принимать «закон Магнитского». Российский МИД назвал принятие закона «вызывающе недружественным и провокационным выпадом». «Если кто-то в конгрессе полагает, что с Россией можно разговаривать языком санкций и ультиматумов, меняя устаревшую антисоветскую поправку Джексона—Вэника на ее новое издание под прикрытием мнимой «заботы» о правах человека, то такой расчет не имеет перспектив. Советуем американским законодателям присмотреться к неприглядной картине с соблюдением прав человека в самих США», — отмечается в сообщении МИД. Авторы таких заявлений наверняка имели возможность пожить за границей и лично сравнить, где и как защищают права человека: женщин и стариков, инвалидов и детей, национальных и прочих меньшинств. Мне было бы интересно спросить авторов подобных заявлений: о чем они думают, составляя подобные тексты? Впрочем, президент и верхняя палата конгресса еще не сделали законопроект имени Магнитского законом. Сенат рассмотрит его до рождественских каникул. А вот когда будет готовить общий текст согласительная комиссия обеих палат и, соответственно, подпишет этот документ, обещавший Москве «быть более гибким», Обама — вопрос пока открыт. Но то, что законодатели «уходящего состава» конгресса находят время для России в жестком графике последней сессии, называемой сессией «хромой утки», — очень примечательно. Здесь могут быть задействованы как интересы американских фермеров, стремящихся попасть на российские рынки, так и «мнимая забота о правах человека», по терминологии МИД РФ. Здесь это называют «ценностями демократического общества». Александр ПАНОВ — специально для «Новой» Вашингтон


7

Петр САРУХАНОВ — «Новая»

ПОЛИТИЧЕСКИЙ РЫНОК

«Новая газета» понедельник. №131 19. 11. 2012

Клан пугает своих Случай Сердюкова — это вовсе не отставка, а показательная, максимально унизительная порка здесь!

Кирилл РОГОВ обозреватель «Новой» з всех версий причин отставки министра обороны Сердюкова по итогам показательной расправы, учиненной над ним (и, видимо, еще не оконченной), наиболее убедительной в результате выглядит самая на первый взгляд простая и примитивная — семейно-клановая. Как об этом свидетельствуют упрямые факты, стремительным превращением из владельца мебельной фирмы в министра г-н Сердюков был обязан женитьбе на дочери старинного члена клана Виктора Зубкова, заместителя Путина еще по международному отделу питерской мэрии и, так сказать, «крестного отца» кооператива «Озеро». В последнее время, как говорят, министр Сердюков отдалился от семьи и даже, возможно, намеревался завести новую. И вот — гром с неба, разверзлись хляби: клан дал тебе все, клан все и отнимет. Конфликты с военно-промышленным лобби, о которых чаще всего говорят в связи с отставкой, теоретически можно представить себе в качестве причины отставки. Хотя — даже и теоретически трудно: Сердюков, как и все прочие члены и родственники членов клана, совсем не политик с какими-то государственными амбициями, а солдат, который служил клану и его принципам. И потому не очень понятно, что могло помешать ему пойти на компромисс с военно-промышленным лобби, если такова была воля Путина. Ведь жесткость Сердюкова в отношениях с военно-промышленным лобби была не столько его собственной инициативой,

И

сколько санкцией и задачей, поставленной ему тем же самым президентом. И вся история с военными поставками разворачивалась в рамках излюбленной главой государства модели «управляемого конфликта», который ничуть не подрывает, а лишь укрепляет его, Путина, власть. Теоретически все же можно представить себе такой далеко зашедший конфликт ведомственно-бюрократических групп, который приводит к отставке министра. Однако это явно не случай Сердюкова. Случай Сердюкова — это вовсе не отставка, а показательная, максимально унизительная порка. Такое не бывает за ведомственные конфликты, такое бывает только за измену интересам клана. Особенно характерно, что преследованию подвергаются помимо самого бывшего министра члены его собственной семьи — сестра и ее муж, не говоря уже о сослуживице Васильевой. Самому же Сердюкову после показательного обмакивания в НТВ было предложено через государственное информагентство трудоустроиться на службу адъютантом к главному врагу. Красиво, черт! Что твой Фрэнсис (черт побери!) Форд (с позволения сказать) Коппола. Да, конечно, у этой истории есть ряд важных политических обертонов. Это прежде всего рейтинг, который необходимо было спасать. Несмотря на исключительные пиар-усилия сентября-октября, рейтинг Путина в последние недели вновь устремился вниз. 42% доверия, по версии ФОМ: ниже не бывало с 2000-го. Эту ситуацию, по-видимому, в Кремле расценили как критическую. Решено было предпринять что-то экстраординарное.

«

Второй очевидный обертон — взаимоотношения с военными. Дело в том, что утратившему тефлон Путину уже не с руки разговаривать с армией исключительно с позиции силы. А именно для этого и с этой задачей был направлен Путиным в Министерство обороны пять лет назад Сердюков. Слишком много в последнее время открылось для Путина всяких фронтов и ненадежных рубежей, чтобы продолжать ломать генеральскую мафию через колено. С вояками пора заключать перемирие (пока — на своих условиях). Точно так же еще в начале года была предложена формула компромисса милицейским: чекиста Нургалиева во главе МВД заменили на вроде бы верного, но все же милицейского Колокольцева. Точно так же было уступлено региональным элитам, которым разрешили по капле избирать из себя губернаторов. Да, эти обертоны, безусловно, важны в истории отставки и показательной порки Сердюкова. Кулистиков и Мамонтов теперь — чуть ли не главная путинская спецслужба. Но эти обертоны не объяснят нам все же ни изощренной издевки утреннего обыска в квартире сослуживицы, где Сердюков оказался под камерой оперативной съемки, ни преследований сестры поверженного перед алтарем рейтинга министра, ни издевательского предложения с почти генеральской должностью в клане перейти в дневальные к Чемезову — своеобразного приглашения «искупать вину». Все это скорее проходит по ведомству витиеватой мести, а не скучной политической целесообразности.

Сердюкову после показательного обмакивания в НТВ было предложено через государственное информагентство трудоустроиться на службу адъютантом к главному врагу. Красиво, черт!

«

Повод мести очевиден — измена клану. Но смысл мести, как известно, не столько в наказании виновного, сколько в назидании другим. Кому? И здесь стоит обратить внимание, что функции и роль правительства в нынешней конфигурации российской власти существенно изменились по сравнению с теми временами, когда Сердюков был министром обороны назначен. Сегодня правительство — это такой фронт-офис, место для младшего состава. По-настоящему близкие Путину люди – «члены клана» — находятся преимущественно не здесь, а на контроле тех «точек», где реально генерируются и концентрируются финансовые потоки. Члены же правительства вольны заниматься своими делами (в рамках выданного им мандата) или же разрабатывать разные реформы, если душа к тому лежит. Но при этом их деятельность должна обеспечивать бесперебойное и отлаженное движение финансовых потоков в географии тех самых реперных и хорошо им известных «точек». В случае Сердюкова все выглядело наоборот: в рамках некогда полученного мандата он, напротив, стремился максимально замкнуть контроль финансовых потоков на министерстве. Да к тому же еще — почти демонстративно при этом отдалялся от клана. Диссонанс. Иными словами, если для профанов показательное линчевание Сердюкова должно выглядеть как бескомпромиссная борьба с коррупцией, то для людей, более знакомых с принципами функционирования системы, для тех, кто способен различить расставленные по этой истории знаки мести, она должна стать грозным напоминанием об истинных иерархиях власти. Стать недвусмысленным предупреждением о безусловном приоритете, так сказать, ценностей семейных и впечатляющим предостережением от помыслов или намерений этим ценностям себя противопоставить. Клан ощетинился и пугает своих. Как-то так.


«Новая газета» понедельник. №131 19. 11. 2012

8

жизнь людей

Леонид НИКИТИНСКИЙ

Двойной портрет на фоне плоскогорья обозреватель «Новой»

В

Много Ройзманов

К

ак рассказал мне Женя, решение баллотироваться в Госдуму он принял летом 2003 года на полу камеры ИВС, куда их, избитых, бросили вместе с закоперщиком «Города без наркотиков», бывшим героинщиком Дюшей (Кабановым). Это была первая атака на фонд со стороны так называемых правоохранительных органов. Дюша ему якобы сказал: «Ну все, надо тебе в Думу. Или в тюрьму». Ройзман зарегистрировался по одномандатному округу и был избран в Думу 4-го созыва. Пожалуй, сцена выглядит слишком героической, возможно, правильнее ее видят те, кто говорит, что Ройзман и раньше собирался в Думу, а менты своим тупым, как обычно, наездом на фонд ему просто помогли. Женя не врет. Но он поэт, и этим все сказано. Зато через его приемные в Свердловской области за четыре года депутатства прошло 13 тысяч людей, и им всем он старался помочь чем мог. Это как раз можно проверить, отчеты есть. И следующая история тоже выглядит как документальная проза. Дума 4-го созыва сама себе ампутировала одномандатные округа, а будущий председатель «Справедливой России» Сергей Миронов обратился к Ройзману и барду Александру Новикову (тоже моему старому знакомому, я о нем писал в 1990 году в «Комсомолке», когда он еще сидел в тюрьме под тогдашний политический заказ) с предложением укрепить в Свердловской области позиции «Партии жизни». Они и укрепили: до 23 процентов рейтинга по опросам, ведь популярность обоих зашкаливала. В Москве схватились за голову: договоренность-то была процентов на семь, ну на девять. Ройзмана вызвал на Старую площадь сотрудник администрации президента, тоже родом с Урала, и предложил перейти в «Единою Россию», где Женя имел бы возможность заниматься своей борьбой с наркотиками сколько влезет. Но Ройзман сказал, что связан словом, которое дал Миронову. Земляк спросил: «Ты что, дурак? Он же тебя сольет». Женя якобы ответил, что тогда это будет на со-

Евгений Ройзман и Аксана Панова заняли постоянное место в информационной картине ежедневности, хотя, на взгляд из Москвы и из «Ёбурга» (так сокращенно и между собой называют город некоторые его обитатели), картина эта сильно различается. Евгений Ройзман

Главная причина преследований Ройзмана и Пановой состоит в том, что они слишком возвышаются над уровнем Урала, поскольку его закатывают в асфальт

РИА Новости

ал сообщений о том, что в фонде «Город без наркотиков» прошли обыски, а правоохранительные органы уже влезли в больницу, чтобы проверить сведения о беременности Аксаны (а может, вам еще экспертизу — от кого, господа офицеры?), целостного видения не создает. Калейдоскоп из сообщений «информагентств» лжив абсолютно: здесь уже нельзя различить, где правда, а где ложь, и получается, что все — ложь. И мы возвращаемся к дедовской интуиции, к детской игре в «веришь — не веришь», где надо в первую голову попытаться понять (с усилием), кто эти люди «по жизни». Если тут и можно что-то считать документом, так это не протоколы обысков (в ходе которых можно кому угодно подложить что угодно), а опубликованные стихи Евгения Ройзмана, написанные им «задолго до», в конце восьмидесятых, например: «Коршун чертит круги над моей страной / Вьюга злая поет я не верю в победу/ Жду беды и беда не обойдет стороной/ Итак из этой страны я никуда не еду».

вести Миронова, а не его. Тут по форме опять слишком поэтично, но по сути-то верно, потому что Миронов их действительно «слил», вычеркнув из списков «Справедливой» перед самыми выборами 2007 года. Полуофициальная версия для прессы гласила, что они же оба судимые (в 80-х годах прошлого века). На личной встрече (как утверждают мои источники) Миронов объяснил, что не смог их отстоять, выкрутили руки. Понятно, кто выкрутил. Для Понятно Кого эта версия о судимости как-то не очень канала. На Урале несудимого еще поди поищи, а в Совете Федерации и в Думе вообще много было таких, кого когда-то судили или кого еще надо будет судить. Поэтому для Понятно Кого была создана версия «уральского сепаратиста» Евгения Ройзмана, от которой того аж корчит. А вот стихи, которые Понятно Кому вряд ли прочитали, но они, по правде, суть документальное подтверждение версии «уральского сепаратизма»: «Империя не встанет на дыбы. / Империя скорее встанет раком. / Все видится отчетливо. Однако / Рабы все чешут скошенные лбы» (1988 год). Так они друг друга и переплетают, эти версии: 1) Ройзмана — сепаратиста, 2) Ройзмана, имеющего в самом деле судимость в возрасте 17 лет, 3) Ройзмана, избивающего наркоманов, 4) эксплуатирующего рабский труд в реабилитационных центрах, 5) члена ОПГ «Уралмаш», 6) торгующего иконами, 7) то же самое, но героином, 8) «мачо», бабника и др. Самое интересное в том, что под каждой из этих версией есть какая-то (нетвердая) почва, что не означает, однако, что это и есть правда о Жене Ройзмане как об особом явлении Урала. Женя вообще многолик, но не в смысле двуличности, а в смысле разнообразия: он и сам, по-моему, не в каждый момент понимает, кто он в данный момент такой. Их просто многовато. Каждый по отдельности более или менее понятен, а цельный Ройзман, собранный из клонов, понимается с тру-

дом. Так ведь человека вообще осмыслить трудно. А если удобней не понимать, тогда (и так) как раз и получается миф общего пользования «элит города Ёбурга».

«Разбег»

И

з дома Женя сбежал из-за конфликта с отцом, который решил определить его в какой-то техникум, но он играл в волейбол, поступил в другой техникум, где-то бродяжничал, жил в общаге, и там случилось воровство, к которому он был каким-то образом причастен. Об этой истории он говорит мутно — но не потому, я думаю, что всплыл приговор (он всегда был доступен, а сейчас выложен и в интернет), а потому что его рассказ мог бы причинить ущерб чьей-то репутации: ведь приговор всегда лишь вершина айсберга, и там, конечно, было что-то еще. В пользу такого понимания говорит и то, что в те годы приговор юным Ройзманом не обжаловался. Первые стихи Женя начал писать в колонии, но это были еще слабые, а не те, которые чуть позже напечатали московские литературные журналы (читавшиеся в те годы «перестройки» десятками тысяч людей): «Я хотел бы жить. И не только. В другой стране / А не в той, которой сегодня (Вот так) живу я / Где бы я мог погибнуть не в драке, но на войне / Где в понятие мужчина не только наличье …» (конец 80-х). Подлинность этих стихов определяется еще и пророчествами, сбывшимися лет через двадцать как в отношении страны в целом, так и в отношении самого Жени. А в то время, откинувшись с кичи, он занимался золотишком, называл мне имена и тех сомнительных евреев, которые научили его этому в Ёбурге, но нам они тут не нужны. В 92-м они зарегистрировали ювелирный цех, где делались подарочные часы «Полет»

в золотом корпусе и «голды» — характерные толстые цепи из золота, которые обязан был носить на шее всякий преуспевающий бизнесмен или бандит из «лихих 90-х». Теперь там производится качественная ювелирка. На эти доходы Ройзман живет, иногда покрывает расходы фонда, собирает коллекцию наивной невьянской иконы, но также и современной наивной живописи, которая поражает полетом чувства, не обузданного изощренной техникой. Фонд «Город без наркотиков» создавался в 1998 году не Ройзманом, а другим человеком, с которым они потом разошлись во взглядах. Наиболее яркие случаи насилия, которые до сих пор кочуют из одной компрометирующей заметки о нем в другую, случились еще при старом руководстве фонда. Хотя, конечно, и методы заточения наркоманов, и методы выявления с их помощью наркоторговцев очень сомнительны. Но за них голосуют тысячи мам наркоманов, да и сами бывшие наркоманы, которых я видел в фонде в здравом уме и в большом количестве. И, разумеется, он никого не бьет. Другое дело, что ни один частный человек не может контролировать насилие, необходимое в борьбе со страшной эпидемией наркомании именно в таких масштабах: в таких масштабах это способно делать только государство. Но государство здесь отсутствует, что доказывается массой дел, возбужденных по наводкам фонда против ментов, крышующих наркопритоны или напрямую торгующих наркотиками. После очередной смены руководства и приезда в качестве начальника ГУВД по Свердловской области Михаила Бородина сотрудничество с фондом «Город без наркотиков» на официальном уровне было полностью свернуто (хотя редеющие «правильные менты» продолжают его поддерживать), и на следующий год ГУВД отчиталось о том, что без Ройзмана изъято наркотиков вдвое больше. Это можно представить как доказательство передела рынка фондом: при последних обысках


РИА Новости

«Новая газета» понедельник. №131 19. 11. 2012

Он же и Аксана Панова

было заранее анонсировано, что вот сейчас менты пошли искать в офисах героин. Но не нашли. Поэтому я даже не буду пересказывать, как Ройзман объясняет игру показателями в ГУВД, а лишь задам вопрос: кто адресат этой лукавой статистики? Общество, МВД, Понятно Кто? Один местный журналист (последовательный враг Ройзмана) познакомил меня в этот же приезд с бывшей сотрудницей штаба ГУВД, подполковником милиции Татьяной Домрачевой. Несколько лет назад Домрачева, проработавшая в милиции лет двадцать, начинавшая с сержанта, позволила себе возмутиться фальсификацией статистики раскрываемости преступлений и доказала (и продолжает доказывать во все больших масштабах) это математически. Липа была признана прокуратурой, но выводы последовали только в отношении самой Домрачевой: подполковник была незаконно уволена за прогул и лишена пенсии. Ройзман про Домрачеву даже и не слышал, но с двух сторон они нарисовали цельную картину: липовая статистика ГУВД прикрывает настоящие преступления, за невнимание к которым взимается рента. Но надо еще и расправляться с теми, кто эти фокусы пытается показать обществу, а главное — московскому начальству. Тут Ройзман и Домрачева — как бы брат и сестра по несчастью. В схеме пока не хватает усилителя, транслирующего их голоса дальше и громче. И вот он, такой усилитель: сайт URA.ru, хотя с Аксаной Пановой тоже все непросто.

Аксана (через «А»)

Р

ассказывая о Жене, я сокращаю то, о чем можно прочесть в книжках или в ЖЖ Ройзмана, которые остаются, наверное, все же самыми достоверными источниками сведений о нем. Увы, о

Пановой по сообщениям URA.ru безоговорочные выводы я бы делать не стал. Мне показалось, что сама с собой Аксана старается быть честной, и ее смятение, или, сказать по-ученому, «когнитивный диссонанс», создает тот эффект притягательности, который испытали на себе многие в элитах Ёбурга. Аксане, которую от заключения под стражу спасает сейчас, видимо, только ее беременность, предъявляется два обвинения: в мошенничестве и в вымогательстве.

«

губернатора, в частности, опубликовав несколько интервью Ройзмана, в которых тот разносил не только начальника ГУВД Бородина, но и губернатора Куйвашева как гастролеров из Москвы и Тюмени, понаехавших насаждать тут свои порядки, ничего не смысля в здешней жизни. Новые владельцы контрольного пакета URA.ru решили вмешаться, но выяснилось, что Аксана продала им только акции, мало чего стоящие без ее личного участия, а доменное имя оказалось зарегистрированным на компанию с тем же названием, но в Москве. Покупали, собственно, ее саму, а она, словно колобок, и от дедушки, и от бабушки улизнула. Аксана говорит, во-первых, что ей выламывали руки угрозами и продажа была вынужденной, во-вторых, что «австрийская компания» сама проводила аудит, и если Биков-и-Бобров проглядели отсутствие доменного имени в приобретаемом комплекте, то это их проблема. Но вряд ли два корифея могучей уральской школы бизнес-разборок могли столь элементарную хитрость просто «проглядеть». Скорее это ловушка, которая теперь захлопнется в суде, ну а 5 млн долларов по гражданскому иску они себе вернут. Кто из них тут больше мошенник — это, может быть, вопрос для дискуссии в «элитах Ёбурга», но не в суде. Второе обвинение: в вымогательстве URA.ru денег под угрозой публикации негативных материалов — обсуждается «элитами» с воодушевлением и как-то даже сладострастно. Местные журналисты рассказывают наперебой, что уже есть якобы несколько персонажей, готовых дать об этом показания, да и что там доказывать, когда «блоки на негатив» были прямо прописаны в так называемых «договорах об информационном обслуживании», подписанных с разными властными и коммерческими структурами на десятки миллионов рублей. Но если речь о расплате неучтенным налом, то в суде это доказать будет сложно, а письменные договоры об «информационном обслуживании» — не криминал (как и проституция сама по себе). Это «преступление» против профессии, его прощать нельзя, и гнев коллег был бы вполне оправданным — если бы не одно «но». Они все тут, «в Ёбурге», повально этим занимаются и на это преимущественно и живут. Они ли сами в этом виноваты — вопрос уже следующий, дискуссионный. А почему Аксана через «А», я у нее не успел спросить. Мы встречались в кегель-

О, император, Я дни провожу свои в страхе Но этого страха Тебе никогда не прощу…

Коллеги по журналистскому, так сказать, цеху Урала с большим энтузиазмом и с откровенностью это обсуждают, охотно посвящая в детали и меня. В конце прошлого года Аксана продала 51 процент акций URA.ru за 5 млн долларов некоей австрийской компании, за которой (во всяком случае, по этой сделке) стояли Биков-и-Бобров, известные всему Уралу как опытные участники такого рода операций. Сайт URA.ru до сих пор является самым посещаемым и авторитетным на фоне других существующих на Урале агентств, то есть он того стоил. До лета 2012 года Панова откровенно поддерживала сначала полпреда президента в федеральном округе, а с мая губернатора Свердловской области Евгения Куйвашева, придумывая и организуя в том числе его публичные выходы в народ и встречи с прессой «без галстука». В конце лета URA.ru изменил свою информационную политику в отношении

«

бане, куда в промежутке между допросами она привела своего десятилетнего сына с двумя приятелями. И еще один ребенок в животе. Кегли стучали так, что мы могли говорить без опаски, но разговор все равно вышел какой-то кривой. Я сразу сказал, что не принимаю «журналистку», которая торгует говорением правды или, хуже того, ее сокрытием. В ответ, издерганная допросами и обысками, она на меня зашипела: «Что вы понимаете, московские снобы, да я здесь больше журналистка, чем все остальные, вместе взятые!..» И я осекся и попросил прощения за то, что ее обидел. Что делать: умирает журналистика в Ёбурге. Все «информагентства», кормящие отравленной кашей всю региональную прессу и телевидение, это на самом деле пиар-агентства, торгующие информацией за деньги. На этом фоне Аксана, самая талантливая из них, стараясь накормить и сохранить команду, все же пыталась вывернуться так, чтобы

9

иногда сказать правду вопреки своей выгоде. Да, заходила за флажки, давала в азарте утечки из ближнего круга, в который была допущена, играла с огнем. Но коллеги потирают руки только в предвкушении заказов, которые, после того как URA.ru будет разрушен, достанутся им.

«Полет»

П

ришел художник Брусиловский, иллюстрировавший книжку стихов Жени, и мы пошли к Жене домой есть блины, которые испекла его жена Юля и которые у нее подгорели. Юля стала выговаривать Ройзману за то, что он не предупредил ее о только что закончившейся передаче на «Эхе Москвы», в которой он в кои-то веки предстал как нормальный знаток иконописи, а не как борец с наркоманией, черт бы ее взял вместе с этим «Городом без наркотиков». Я спросил, давно ли изменилось ее отношение к фонду, и Юля ответила, что оно не менялось, она была против все тринадцать лет, с тех пор как Женя согласился на предложение Варова и Дюши и ввязался в «спасение этих уродов». Потому что это убило в нем поэта и искусствоведа, которых Юля (так, во всяком случае, в данный момент ей кажется) любила в нем больше всех остальных Ройзманов. «…Полет летит. Разглядывает небо. / Полет уверен, что разбегом не был. / Разбег у кромки поля, чуть дыша, / Остановился. Глаз не поднимает / И горько плачет. И не понимает, / Чем это он полету помешал» (1989). Однако начиная с девяностых Женя стихов больше не публиковал (не думаю, что не писал, — значит, они ему самому не нравятся). Когда я спросил его о причине, он связал это с двумя войнами с национальными группировками, которые он затеял на Урале в девяностых и в которых сам получил серьезные увечья. Но мне видится, что Юля, за тридцать без малого лет изучившая Ройзмана лучше, чем он знает себя сам, понимает причину точнее. Куда-то поглубже затолкали остальные Ройзманы этого мальчика — поэта, единственного из них, который сам себе никогда не врал. Вот это мука, и на этом фоне Жене все время предъявляется какая-то галиматья, и от этого он бесится и сыплет ничего не объясняющими штампованными матюгами. Пока я с ним не познакомился ближе, мне чего-то недоставало для объяснения того, зачем ему, собственно, понадобилось бороться с наркотиками. Я даже думал, может, он сам в юности ими увлекался, но это не так. Он просто неистово любит жизнь и не может видеть умирания, в том числе и в этих пацанах и девчонках, которых, в отличие от ментов, приковывая их наручниками к батарее, он все же совсем не презирает. А все его войны, порой нелепые и избыточные («…Где бы я мог погибнуть не в драке, но на войне…») — это присущая борьба существа за свою самобытность. Он широк, он включает в свою идентичность многое и в таком, мне думается, порядке: Вселенная, Россия, Урал, «Уралмаш». Так они тут и стоят, спина к спине, все время как бы в осаде, против тех, кому удобнее эту их самобытность истребить, потому что она противоречит примитивной идее «вертикали власти». А если кто и сделает в конце концов из них «сепаратистов» — так это будет не их вина. Понятно, что ребята они там не простые. Так ведь Бог ничего простого (для нашего ума) не сделал. Упростить все пытаются начальники, наместники, они делают это от страха. Но это путь в тупик цивилизации, против чего и воюет Женя Ройзман: «О, император, / Я дни провожу свои в страхе / Но этого страха / Тебе никогда не прощу»… Екатеринбург — Москва


10

«Новая газета» понедельник. №131 19. 11. 2012

персональная политика

Законодательный спецназ Это команда молодых, активных, не брезгливых депутатов, готовых грудью лезть на амбразуру, чтобы доказать верность главнокомандующему Бойцам специального назначения 6-го созыва чуть больше 30. Они — контрактники, которые работают за мандат. Боевую подготовку спецназовцы прошли в «Молодой гвардии», движении «Наши» и «Школе кремлевских блогеров». Их средства обороны и нападе-

ния — законодательные инициативы, депутатские запросы и социальные сети. Их задача — нейтрализация оппозиции. В каждом думском созыве найдутся те, кто на фоне умеренных и благоразумных представителей политической элиты готов работать на фронте пропаганды и

Владимир БУРМАТОВ, депутат Госдумы VI созыва (от Челябинской области), первый заместитель председателя Комитета ГД по образованию

В

ладимир Бурматов сделал карьеру в битве за онлайн-доминирование. В 2010 году «Единая Россия» поставила перед собой задачу поднять активность партии в интернете перед выборами. Бурматов попал в нерв: на встрече с тогда еще президентом Дмитрием Медведевым он обратился к нему с вопросом «как блогер к блогеру», отрекомендовав себя как продвинутого пользователя Сети — 6 тыс. фолловеров в «Твиттере» (для сравнения — у Навального 300 тыс. подписчиков). После чистосердечного признания слава и бюджеты не заставили себя долго ждать. Уже через месяц «Единая Россия» создала общественный совет «Блогосфера», который возглавил сенатор Руслан Гаттаров, а замещать его на этом посту стал Бурматов. Впрочем, дружба двух активных пользователей Сети берет начало еще в середине нулевых. Гаттаров и Бурматов работали вместе в рядах челябинского отделения «Молодой гвардии Единой России». В 2008 году Гаттаров пошел на повышение в столицу и, возглавив политсовет МГЕР, взял Бурматова с собой в Москву на должность заместителя начальника центрального штаба. Правда, уже через месяц после запуска проекта челябинцы оказались в центре интернет-скандала: они выложили в Сети постановочную фотографию, на которой героически тушили деревья во время лесных пожаров под Рязанью. В результате

затейникам пришлось покинуть МГЕР, а сам совет закрылся. Провал был настолько обиден, что Бурматов попытался отвлечь внимание общественности и обвинил музыканта Юрия Шевчука в мародерстве на поле боя чеченской войны (Шевчуку однополчане погибшего офицера отдали на память звездочку с его погона), однако очень скоро был уличен во лжи. Вместе с депутатским мандатом Бурматов в декабре 2011 года получил должность первого заместителя Комитета по образованию. Сегодня 31-летний кандидат педагогических наук заведует кафедрой политологии и социологии Российского экономического университета им. Плеханова. Впрочем, основная деятельность новоиспеченного депутата развернулась не вокруг образования, а на поле битвы с оппозиционерами. Молодой депутат клеймит как «внесистемную», так и парламентскую оппозицию. Больше всего достается «Справедливой России», на лидера которой Бурматов неоднократно нападал в СМИ. В отношении Ильи Пономарева он уже направил два депутатских запроса. Совсем недавно Бурматов обратился в Следственный комитет с просьбой оценить степень участия Пономарева в организации массовых беспорядков 6 мая. Среди других скандальных выпадов Бурматова — создание сайта, с помощью которого все члены партии «Единая Россия» смогут подать иски к Навальному за оскорбление, которое он нанес им, обозвав их жуликами и ворами, и комментарий для «Анатомии протеста» в качестве «независимого» экспертаполитолога. После выхода «Анатомии протеста-2» он пригрозил Дмитрию Гудкову заявлением в полицию, в случае если тот раскроет имена авторов фильма. По сути, Бурматов за время своей работы не внес ни одного «авторского» законопроекта в Думу. Его фамилия значится среди четырех «массовых» законопроектов, которые подписали как минимум несколько десятков единороссов.

пиара и продвигать скандальные запретительные законопроекты. Молодые парламентарии, о которых мы расскажем сегодня, сделали выбор в пользу служения правящему режиму страны в обмен на карьерный рост и благополучие членов своих семей.

Илья Костунов, депутат Госдумы VI созыва (от Воронежской области), член Комитета ГД по безопасности и противодействию коррупции

О

пыт продвижения по карьерной лестнице Ильи Костунова показателен для активистов прокремлевских молодежных движений: пять лет в движении «Наши», гордое звание комиссара, «Селигер», которым Костунов руководил три года, антикоррупционный проект «Белые фартуки» с бюджетом 200 млн рублей и, наконец, должность советника главы Росмолодежи Василия Якеменко. В Думе Костунов больше говорит, чем делает. Точнее, пишет. Лучше всего Костунову удается писать депутатские запросы. Он даже закон специальный придумал, чтобы поднять эффективность депутатских запросов. Правда, оригинальностью законодательных идей Костунов не блещет. До настоящего момента он успел принять участие в разработке шести законопроектов, пять из которых мало кому известны, шестой — закон об НКО (единственно принятый, кстати) подписали все партийцы без исключения. Но Костунов не унывает. Его тайное оружие — креативные идеи, направленные на борьбу с оппозицией. Одни только заглавия постов в ЖЖ чего стоят: «Самый детальный анализ «Марша миллионов», «Заграница нам поможет, или Откуда берутся деньги?», «Чьи деньги легализовал Навальный через «Яндекс.Деньги»?». О работе парламента экс-нашист пишет с меньшей увлеченностью. Свой первый запрос в конце января Костунов направил Сергею Лаврову с просьбой дать оценку встречи Майкла Макфола с представителями оппозиции. А спустя два месяца после митинга на Чистых прудах 5 декабря 2011 г. он потребовал от прокуратуры проверить на экстремизм выступление Навального. Ответа не последовало. Депутат не отчаивался. Уже в мае он сравнил Навального с Мавроди и попросил Росфинмониторинг, за-

Александр СИДЯКИН, депутат Госдумы VI созыва (от Республики Татарстан), заместитель председателя Комитета ГД по жилищной политике и жилищнокоммунальному хозяйству, член Большого правительства

П

осле скандальной акции Pussy Riot в главном храме страны православный мир, казалось, обзавелся защитником среди законодателей. Депутат Сидякин предложил внести поправки в Кодекс об административных нарушениях — усилить санкции за оскорбление религиозных чувств. Однако уже в сентябре закон был снят с рассмотрения Госдумы «в связи с отзывом субъектом права законодательной инициативы». Свято место, как говорится, пусто не бывает: представители

всех фракций и сенатор Совета Федерации внесли альтернативный законопроект, который предусматривает тюремное заключение за оскорбление религиозных чувств верующих и осквернение святынь. Правда, в списке инициаторов 35-летнего Сидякина на этот раз не было. Впрочем, среди «спецназовцев» он наиболее плодовит на законодательные инициативы. Кандидат юридических наук принимал участие в разработке 14 законопроектов, некоторые из которых (закон

Подготовила Диана ХАЧАТРЯН

тем ФСБ, МВД и Генпрокуратуру проверить переводы на «Яндекс. Кошелек» антикоррупционного проекта Навального «Роспил» на предмет отмывания денег. После трехкратной атаки на Навального Костунов взялся за справедливороссов. Сначала он попробовал вывести на «чистую воду» Геннадия Гудкова. 32-летний депутат направил запрос в Генпрокуратуру с просьбой дать оценку действиям Гудкова в связи с его вмешательством в деятельность правоохранительных органов в момент, когда они проводили проверку его охранного предприятия. Затем обнародовал в своем ЖЖ выписку из ЕГРЮЛ, согласно которому лидер эсеров Сергей Миронов являлся генеральным директором 30 компаний. Миронов в ответ на это заявил, что речь идет либо об однофамильце, либо о фальшивке, а пресс-служба партии назвала действия Костунова «черным пиаром». Впрочем, некоторые выходки Костунова не находят поддержки даже среди однопартийцев. Буквально неделю назад интернет взорвала фраза, которую Костунов сказал в интервью Public Post: «Самый тупой депутат умнее среднестатистического гражданина». Депутата вызвали на думскую комиссию по этике и отругали. об НКО, поправки к закону о митингах) ассоциируются именно с его именем. Любопытно, что депутат, который в укор справедливороссам растоптал белую ленту на трибуне Госдумы, не так давно сам принадлежал к стану оппозиции и активно критиковал «Единую Россию». В Башкирии Сидякин возглавлял региональные отделения Российской партии пенсионеров и «Справедливой России», первым номером от которой он в 2007 году безуспешно баллотировался в Госдуму. В республике перебежчик получил известность за критику Муртазы Рахимова, занимавшего тогда пост президента, и скандальные пиар-акции против уличной проституции. Кроме того, по некоторым данным, Сидякин начинал свою карьеру в лимоновской НБП.


«Новая газета» понедельник.

та незамысловатая на первый взгляд полемика ведется исключительно из прагматических соображений. Удальцов уверен, что суббота сподручнее для тех, кто едет на акцию из регионов, а Сергей Пархоменко напоминает, что студентам удобнее выйти на улицу в воскресенье. КС, который сейчас вынужденно увяз в написании внятного регламента своей работы, обсудит акцию в ближайшую субботу. Удальцов же настаивал на решении этого вопроса еще на первом заседании 27 октября. Перебивший его Максим Кац — мол, вопрос второстепенный — даже получил в свой адрес несколько крепких слов. Импульсивность Удальцова понятна: Сергей лично заинтересован в том, чтобы акция прошла мощно и с акцентом на поддержку политзаключенных, потому что его близкие друзья Лебедев и Развозжаев — в СИЗО, да и сам он одной ногой уже там. — Сейчас не самый пик протеста, экстраординарных событий не происходит, и люди немножко утомились. Год назад они вышли как на стометровку. А оказывается, что надо бежать марафон. Поэтому, чтобы собрать сейчас мощную акцию, можно было это решение принять еще месяц назад и планомерно готовиться, включать все ресурсы: чтобы Дзядко в эфире «Дождя» говорил каждый день об этом, Пархоменко на «Эхе Москвы» говорил, Навальный писал в блогах, и за мной бы не заржавело, — объяснил мне Удальцов. — Обсуждать формат и содержание можно хоть до последнего дня. Но кто мешал оп-

Э

И месяца не прошло, как собрался Координационный совет оппозиции (КС), а внутри него уже разлад. Сергей Удальцов считает, что коллеги безответственно затянули вопрос о дате, формате и содержании юбилейной акции протеста. 10 декабря, напомню, — годовщина первого митинга «За честные выбо-

№131 19. 11. 2012 ры» на Болотной площади. Поэтому Сергей 11 взял да сам и объявил, что акция пройдет 8 декабря. В ответ коллеги обвинили Удальцова, фигуранта дела о подготовке массовых беспорядков в России, еще и в организации беспорядка в работе КС. Они-то планируют провести акцию 9 декабря!

Марш без миллионов речей Оппозиция дискутирует о дате и содержании юбилейной акции ределить дату, мне непонятно. Да я тысячу лет бы никакой самодеятельности не проявлял, если бы акция не была под угрозой. Поэтому на свой страх и риск мы начали подготовку чуть раньше. Может быть, благодаря этому все и зашевелились. Заметнее других «зашевелился» Сергей Пархоменко, объяснивший, почему активную работу совета не видно со стороны: у КС пока нет сайта, и упреки в молчании как раз выявили необходимость его создания. Он же рассказал, что подробный план декабрьской акции пока предложила только «Группа граждан» — во фракцию с таким названием объединились Пархоменко и еще восемь членов КС. Они предлагают провести акцию «Юрьев день» 9 декабря в виде шествия и сбора подписей в поддержку нескольких требований с общим смыслом — сменяемость власти. Это сокращение сроков полномочий пре-

зидента и парламента, возвращение права на референдум по политически значимым вопросам и другие. Предполагается, что каждый участник шествия должен прийти с заранее распечатанным бланком, подписать его и в конце акции отдать сборщикам. «Группа граждан» предлагает конкретизировать требования и регулярно проводить акции на разные темы: сейчас — сменяемость власти, затем, скажем, — справедливый суд. Аналогию с Юрьевым днем, в который крестьяне могли перейти от одного помещика к другому, Удальцов считает странной («Мы от Медведева к Путину перейдем или от Путина к Медведеву?»). А отказ от сформулированных еще весной требований — предательством тех, кто выходил с ультиматумом «Не пустим самозванца в Кремль!» на акцию 6 мая, а теперь сидят в СИЗО. Эти невыполненные требования —

коренная политическая реформа, досрочные выборы парламента и президента, замораживание тарифов ЖКХ, приоритет социальным сферам в бюджете, гарантия прав профсоюзов на забастовку. Пока же на сайте «Демократия2» члены совета голосуют за дату и формат акции. Подавляющее большинство высказавшихся членов КС (18 из 21) — за марш без митинга. А по другому голосованию сторонники проведения марша 8 декабря дышат в спину тем, кто за девятое — восемь человек против одиннадцати. Еще четыре человека предлагают провести акцию 15 декабря. Всего же в совете 45 человек. Окончательное решение КС примет очным голосованием.

Никита ГИРИН

ГРОМКОЕ ДЕЛО

Тьма в конце процесса алина Старовойтова была убита 20 ноября 1998 года в своем подъезде на набережной канала Грибоедова. 30 июня 2005 года городской суд Санкт-Петербурга приговорил к длительным срокам заключения Юрия Колчина (как организатора), Виталия Акишина (непосредственного исполнителя), Игоря Лелявина, Алексея Воронина, Игоря Краснова и Юрия Ионова (технические пособники преступления). Еще один активный участник убийства, Олег Федосов, до сих пор не разыскан, и, по всей вероятности, его уже нет в живых. Зато живет и здравствует человек, имя которого в связи с делом Старовойтовой зазвучало практически сразу. Искать его не приходится – он пребывает в петербургском следственном изоляторе. Это Михаил Глущенко (известный в 1990-х как «тамбовский авторитет» Миша Хохол), бывший депутат Госдумы от фракции ЛДПР. Руслан Линьков, доверенный помощник Галины Старовойтовой, раненный вместе с ней в тот злополучный день, не раз говорил, будто люди из окружения Глущенко по его личному указанию вели незаконную прослушку телефона Галины Васильевны. Осужденный Игорь Лелявин утверждал, что за убийством стоит Глущенко, и эти слова учтены в обвинительном заключении касательно самого Лелявина. Известен текст предсмертной записки депутата Госдумы Вячеслава Шевченко, погибшего на Кипре в марте 2004 года: Глущенко упомянут в контексте убийства Старовойтовой. Уже отбывая срок, Колчин прямо назвал Глущенко организатором преступления. Правоохранители не приняли эти показания во внимание. Официальная версия — они не подкреплены фактами. Но если присмотреться к ситуации с минимальной пристальностью, этот довод — очевидная отговорка. Сам Колчин связан с Глущенко давно и тесно, даже брал на себя вину Миши Хохла и отсиживал за него. Занявшись, по моде девяностых, «криминальной политикой», оба сблизились с крайними националистами (характерно, что алиби для Колчина пытался создать на суде известный черносотенный идеолог, главный редактор газеты «Русь православная» Константин Душенов). Эта сила являлась самым яростным

Г

врагом Старовойтовой как политика. И хотя Михаил Глущенко мало интересовался идеологическими вопросами (депутатство его только обеспечивало неприкосновенность), партия ЛДПР в целом регулярно нападала на Старовойтову с пронацистских позиций. В накале эта полемика всегда была на грани фола. К тому же Старовойтова, по некоторым данным, располагала серьезным компроматом, связанным с финансово-политическими манипуляциями Владимира Жириновского. Глущенко же имел в партии заслуженную репутацию человека, способного исполнить любое окончательное решение. Вышеизложенное — лишь верхушка информационного айсберга. Весь массив данных органы ФСБ и прокуратуры имеют в своем распоряжении. Четко прослеживается оперативная связь осужденных киллеров с Михаилом Глущенко, который реально руководил бригадой. Сейчас Глущенко предстал перед судом по иному делу — о вымогательстве 10 миллионов долларов у предпринимателей братьев Шевченко (убийство старшего из них, Вячеслава, также инкриминируется Мише Хохлу, но этот процесс впереди). Кстати, 7 августа 2012 года городской суд Петербурга отменил вынесенный Глущенко обвинительный приговор. В связи с чем также возникают вопросы. Конечно, появились они не сегодня. Почему практически сразу после ареста Колчина-«организатора» Глущенко бежал из России? Почему семь лет спустя он в Россию вдруг вернулся и был арестован при банальном получении нового паспорта? Под какие гарантии и с какими целями Глущенко приезжал, кто гарантии нарушил? Почему расследование уголовного дела об убийстве Старовойтовой, возобновленное летом 2009 года (после обращения Ольги Старовойтовой к президенту Медведеву), было вновь приостановлено в марте 2012-го (заметим — при другом президенте)? Прямо говоря: что за сила не очень последовательно, но весьма эффективно покровительствует Михаилу Глущенко, выводя его из-под жесткого обвинения фактически в политическом терроре? И — для чего это делается? Но, может быть, нет никакой организованной силы, целенаправленно покровительствующей Михаилу

ИТАР-ТАСС

Через год истекает срок давности по расследованию одного из самых громких преступлений «лихих девяностых» — убийству Галины Старовойтовой. За минувшие 14 лет найдены и осуждены несколько исполнителей. Однако следствие, несмотря на очевидные усилия, так и не вышло ни на заказчика, ни даже на организатора. Притом что кандидаты на эти роли постоянно находятся в поле зрения правоохранителей.

Организатор убийства Юрий Колчин и соучастник Виталий Акишин на суде

Глущенко? В таком случае есть элементарное нежелание следствия возобновлять непростое и потенциально взрывоопасное дело. Однако оттягивать неминуемое возобновление становится все труднее. Утверждения о причастности Глущенко к ноябрьскому убийству 1998 года звучат уже публично и практически официально. На петербургском процессе о вымогательстве 10 миллионов долларов у братьев Шевченко с таким заявлением выступил Александр Баскаков — весьма осведомленный свидетель, в свое время близкий к Мише Хохлу по руководству «тамбовской бизнес-группы» и аппарату ЛДПР. Появилась информация, что об организующей роли Глущенко в убийстве Галины Старовойтовой поведал правоохранителям и Юрий Колчин. Пока эти показания еще не обрели процессуального статуса. Но критическая масса нарастает. Вплоть до того, что, по информации наших источников, на определенном этапе следствия признательные показания дал сам Михаил Глущенко. Вероятно, вскоре пожалев об этом, поскольку ситуация для него регулярно меняется. Признание якобы документировано и положено в сейф. В ожидании чего? Петр КРАСИЛЬНИКОВ


12

«Новая газета» понедельник. №131 19. 11. 2012

ваши документы!

В пятницу редакция вместе с Александром Лебедевым обсуждала планы на следующий год. Об уголовном деле, которое грозит Лебедеву реальным сроком, естественно, тоже разговаривали. Нам показалась наиболее интересной экспертиза профессора Комкова, анализ которой мы предлагаем читателям.

Проф. Непригодность Нерушимый блок неравнодушных коммунистов и беспартийных организовал «научную экспертизу» действий Александра Лебедева. Это первое в истории уголовное дело, раскрученное по культурологическим основаниям. сли кибернетика считалась продажной девкой империализма, то культурология в новые времена превратилась в булыжник правосудия. В основу обвинения банкира Александра Лебедева, ударившего по голове предпринимателя Сергея Полонского, легла в том числе «культурологическая экспертиза», заказанная почему-то депутатом Госдумы Тамарой Плетневой и осуществленная профессором всех наук Сергеем Комковым. Прежде чем разобраться в некоторых пикантных нюансах «экспертизы», особенностях мироощущения ее автора и заказчицы, следует для ясности процитировать одно место из электронной переписки Ольги Лебедевой, директора «Новой газеты», и профессора Комкова С.К. Неподкупный и принципиальный эксперт пишет следующее: «…сразу после того, как мне поступило поручение по поводу проведения экспертизы, я пытался встретиться с А.Е. Лебедевым, чтобы предложить варианты разруливания данной ситуации. Но это оказалось никому не нужным. Можно найти выход из положения и сегодня. Причем совершенно законный и надежный. Но для этого нужна добрая воля в первую очередь самого обвиняемого. Только в этом случае я смог бы чем-то помочь. Но это решать не мне, а вам. Скажу только одно: само по себе в таких случаях никогда и ничто не рассасывалось». То есть профессор всех наук и член всех академий мира, включая загадочные структуры в Бельгии и Сан-Марино, выходит с плодотворной дебютной идеей договориться о чем-то с обвиняемым и «разрулить» ситуацию. Значит, содержание экспертизы и ее выводы могли быть изменены в пользу Александра Лебедева. Вот какой влиятельный профессор. Но с ним надо уметь договариваться, потому что он действительно очень влиятельный и умеет изготавливать «экспертизы», как сказано в самом этом документе, «на стыке культурологии и права». Только чтобы «стык» был в пользу обвиняемого, нужно правильно измерить, очевидно, в каком-то эталонном всеобщем эквиваленте, «добрую волю» А.Е. Лебедева. И все будет хорошо. Собственно, на этом можно было бы закончить разговор о референтности и качестве произведенной г-ном Комковым «экспертизы». Если бы не необходимость другого разговора: о феерической способности отечественной правоохранительной системы всерьез относиться к странным «экспертизам» и «экспертам» с очень и очень специфическими представлениями об устройстве жизни и науки. История «экспертизы» такова. Почемуто адвокат Шило Г.М. обратился именно в Государственную думу и именно к депутату Плетневой Т.В. с просьбой провести «культурологическую экспертизу телевизионной

Е

Эксперт по делу Александра Лебедева был немного профессор, немного академик, немного доктор — а теперь и немного шантажист? программы «НТВшники» от 18 сентября 2011 года». Где г-жа Плетнева, а где — НТВ с гг. Лебедевым и Полонским? Тамара Плетнева — давний депутат от КПРФ, вероятно, знакомая с Комковым С.К. по совместной работе на ниве образования (они были учителями и директорами школ). Что думает о жизни депутат от КПРФ, примерно понятно. (В 2010 году коммунисты Тамбова, обком которого она возглавляет, установили в городе бюст Сталина.) Эксперт Комков, как любит говорить друг нашей редакции художник Борис Иосифович Жутовский, «тоже не из колодца вылез». Он академик и профессор, член всех писательских союзов, президент Всероссийского фонда образования, борец с ЕГЭ, обнаруживший — сейчас в обморок упаду! — прямо в Высшей школе экономики экспертов Всемирного банка, и человек, написавший несколько книг. Среди которых такие произведения, как: «Тень Большого брата над Москвой», «Год Сурка», «Кремлюди», «Стерва», «Ваххабит». То есть понятно, да? Это те самые взгляды, которые в «Пнине» описывал Владимир Набоков, те самые люди, «для которых идеальная Россия состояла из Красной Армии, помазанника Божия, колхозов, антропософии, Православной Церкви и гидроэлектростанций». Те самые персонажи, которые всегда участвуют в круглых столах, где есть, например, профессора Наталья Нарочницкая и Сергей Глазьев. Человек, написавший эти пронзительные книги, считается нашими правоохранительными органами экспертом по культурологии. Правда, экспертом довольно сговорчивым, всегда готовым к диалогу с представителями другого идейно-политического лагеря, к которому относится Александр Евгеньевич Лебедев. Интересно, что мужчина, называющий себя среди прочего профессором права, в ходе «культурологической экспертизы» (вид, кстати, редкий в практике соответствующих органов и судов, если не уникальный) по уголовному делу о хулиганстве и побоях использует методические рекомендации «Об использовании специальных познаний по делам и материалам о возбуждении национальной, расовой или религиозной вражды», работы по психолингвистике (точнее, учебники!) и почему-то книгу «Ответственность за разжигание вражды и ненависти». Может быть, кто-то перепутал статьи УК, оказавшись в непростой ментальной ситуации «на стыке культурологии и права»? С точки зрения культурологии эксперт внимательно наблюдает за своим клиентом.

«Иконостас» Сергея Комкова: президент Всероссийского фонда образования; эксперт Государственной думы РФ; доктор педагогических и философских наук; доктор права, профессор; член-корр. РАЕН, академик Международной академии духовного единства народов мира (МАДЕНМ); академик Международной академии наук педагогического образования (МАНПО); член Международной академии наук Сан-Марино; академик Европейской академии информатизации (ЕАИ; Бельгия); член Союзов писателей Москвы и России. Пишет, что А.Е. Лебедев «замкнут в себе… словно что-то про себя в уме прикидывает и обдумывает». Это поведение во время телепередачи кажется Комкову С.К. подозрительным. То ли дело Полонский, во время выступления Германа Стерлигова подошедший к нему и попытавшийся «по-дружески сделать массаж». То есть модель поведения Лебедева — ненормальная. Модель поведения Полонского — свидетельствует в пользу предположения о его ментальном здоровье: все люди всегда во время телепередач подходят к участникам и делают им массаж… А Лебедев тем временем «что-то упорно обдумывает». И действительно, кто ж в наше время думает? Интересно, кстати, какое отношение все эти «заметки фенолога» имеют к культурологии? «На 42-й минуте в ходе своего выступления Александр Лебедев начинает активно разминать пальцы рук». В дальнейшем это культурологическое наблюдение послужит основой для вывода о давно зревшем умысле, направленном на провокацию. В праве, в котором Комков С.К. — профессор, есть понятие причинно-следственной связи. Редко можно увидеть столь вольное обращение с этой категорией. Профессор знает, что Лебедев «в совершенстве» владеет практикой восточных единоборств, но не осведомлен о гораздо более публичных характеристиках деятельности предпринимателя — его участии в бизнесе, связанном с авиацией. Поэтому профессор делает вывод о том, что Полонский, выражая по ходу дискуссии желание «дать в морду» всяким там «летчикам» и «курятникам» (то есть Сергею Лисовскому, тоже участнику конфликтной программы), — никого конкретно не имел в виду. Ну и уж совершенно точно к области культурологии относится вывод Комкова С.К. о том, что историческое падение Полонского со стула могло закончиться чем угодно, «вплоть до смертельного исхода». Это, правда, скорее социальная антропология (как раз по поводу смертельного исхода недавно вышла книга в Сambridge University Press: Allan Kellehear. A Social History of Dying). Но чего уже теперь — социально-антропологическую экспертизу назначать?

Но это все мелочи. Главное — выводы! Хук (или как это называется?) в прямом эфире оказал «негативное влияние на формирование общественного сознания граждан Российской Федерации». А «усугубляет действия» (так в тексте) Александра Лебедева то обстоятельство, что «столь важная для Российской Федерации программа (это «НТВшники»-то? Что вы, профессор, — программа «Пусть говорят!» гораздо более важная и оказывающая еще более позитивное влияние на формирование общественного сознания. — А. К.) превратилась фактически во второсортное шоу с мордобоем». У меня есть важная культурологическая поправка: российское телевидение как раз и является второсортным шоу, где мордобой — самая невинная человеческая мелкая вибрация. Ну и еще два спорных вывода. Действия Лебедева способствовали «формированию отрицательного имиджа российских предпринимателей». Считаю, что формированию отрицательного имиджа российских предпринимателей в стране и мире способствовали действия различных ветвей власти в деле Михаила Ходорковского, Платона Лебедева, Алексея Козлова и в других бесчисленных схожих делах путем вынесения обвинительных приговоров. А.Е. Лебедев — депутат Заксобрания Слободского района Кировской области. Это, по мнению Комкова С.К., «усугубляет» (да что ж у него все «усугубляется» — жаль, доктор Фрейд умер, можно было бы у него спросить, к чему бы это) вину предпринимателя. Ибо: «…создает видимость вседозволенности для представителей законодательной власти». Снова не согласен: совсем даже не видимость, а реальность этой самой вседозволенности «создает» поведение в быту и на работе многочисленных депутатов Государственной думы, которые к тому же считают себя в умственном отношении выше всех остальных россиян (см. высказывания депутата Костунова).

Андрей КОЛЕСНИКОВ, обозреватель «Новой» Полностью текст «экпертизы» — на сайте «Новой»

P.S. Мы тут с товарищами посоветовались и решили провести общественную экспертизу с одним вопросом: имеет ли отношение к культурологии «культурологическая экспертиза» профессора Комкова? И спросили об этом не кого-нибудь, а одного из ведущих российских культурологов и философов, тоже профессора, заведующего отделением культурологи НИУ ВШЭ Виталия Куренного. И вот что он нам ответил: «Главная проблема экспертной записки — непонятно, при чем здесь культурология? Это просто психология с элементами сомнительной лингвистики. Основная претензия — сочинение экспертом мотивов поступков акторов (вплоть до какой-то восточной философии единоборств). Если и делать экспертизу — то психологам».


«Новая газета» понедельник. №131 19. 11. 2012

13

Перед нами не исследование, а публицистический трактат в стиле различных литературно-публицистических произведений члена Союза писателей России и члена Союза писателей Москвы С.К. Комкова. Может ли этот трактат быть отнесен к экспертному исследованию? Любой эксперт, если только он принадлежит к гильдии профессиональных экспертов, даст на это отрицательный ответ.

Это — игра в доктора Лайтмана Кандидат психологических наук, специалист в области психолингвистики и психосемантики Марина НОВИКОВА:

Экспертиза «экспертизы» В так называемом «деле банкира Лебедева», которого обвиняют «в избиении гражданина Полонского», очень скоро может появиться еще один документ — экспертиза. Ее по поручению депутата Государственной думы РФ Плетневой создал Сергей Комков. Он подписывается в этом документе как «Президент Всероссийского Фонда Образования, Эксперт Государственной Думы РФ, доктор педагогических и философских наук, доктор права, профессор, член-кор РАЕН, академик МАДЕНМ, академик ЕАИ (Бельгия), академик МАНПО, член Союза писателей России и Москвы». А документ квалифицирует как «культурологическую экспертизу». Я спросила сразу двух известных культурологов — Кирилла Рогова и Кирилла Разлогова, — слышали ли они, чтобы по поводу судебного дела когда-либо проводились именно культурологические экспертизы. Они не слышали.

Это — памфлет «злодей и жертва» Заведующий кафедрой психологии личности факультета психологии МГУ, доктор психологических наук, профессор, академик Российской академии образования Александр АСМОЛОВ: — Экспертная записка С.К. Комкова представляет собой документ, квалифицированный автором как «культурологическая экспертиза». По мнению признанных специалистов в этой области Рудаковой и Никифоровой: «Культурологическая экспертиза не является сегодня институализированной формой деятельности, однако можно говорить о некоторых общественных ожиданиях от культурологической экспертизы». При анализе этого вида экспертизы подчеркивается, что научное сообщество еще не выработало ее системного описания, не установило ее границ. В связи с этим вызывает сомнение использование этого вида экспертной деятельности в судебной практике. Это сомнение подтверждается при знакомстве с перечнем используемых в экспертном заключении материалов и методик исследования. В качестве материалов фигурируют работы по социолингвистике и психолингвистике. В

Записка профессора Комкова о телепередаче «НТВшники» поразила ведущих ученых страны

Сказали, что культурологические экспертизы скорее делают по поводу памятников культуры… Что оставалось делать? Я обратилась к психологам. Вместе с текстом экспертизы профессора многих наук господина Комкова переслала им и переписку с ним сестры обвиняемого Александра Лебедева, Ольги. Вот, в частности, что он ей пишет: «…сразу после того, как мне поступило поручение по поводу проведения экспертизы, я пытался встретиться с А.Е. Лебедевым, чтобы предложить варианты разруливания данной ситуации. Но это оказалось никому не нужным. Можно найти выход из положения и сегодня….» «Похоже на попытку торга», — заметили психологи. Как эксперт «разрулил» экспертизу? Экспертное сообщество такой «экспертизы» не признает. Что про нее говорят?

качестве используемых методов для по- Все это свидетельствует, что, разминая лучения доказательств дается ссылка на пальцы, Александр Лебедев «…начал контент-анализ, дискурс-анализ, анализ подготовку к дальнейшему развитию семантической структуры слова и т.п. Ни событий». Напротив, возбужденно-смиренный один из этих методов, а также ни одна из работ по лингвистике, социолингвис- Сергей Полонский, по мнению эксперта, тике и психолингвистике в экспертной роняет нейтральную фразу: «Просто хозаписке профессора С.К. Комкова не чется дать в морду!» При этом, как доказыиспользуются. Это делает ему честь, так вает эксперт, «никого лично из присутствукак ни в одной из этих областей он не ющих в зале Полонский не имел в виду. По обладает соответствующими специаль- своей сути это обезличенная фраза…». Уже в этих отрывках текста экспертной ными знаниями. Внимательное знакомство с текстом записки прослеживается недюжинная экспертной записки позволяет заключить, художественная воля автора-эксперта, что единственным приемом, используе- подменившего экспертизу публицистичесмым им, является просмотр записи те- ким памфлетом, в котором фигурируют лепрограммы. Опираясь на собственное заранее установленные злодей и жертхудожественное воображение, эксперт ва. В частности, характеризуя «злодея», проявляет в художественной типоло- профессор С.К. Комков любые действия гии героев свой статус публициста. С Лебедева подводит под сценарий заранее самого начала сюжета он дает образ подготовленного замысла «коварного наАлександра Лебедева как слегка над- падения» на жертву. Действия же «жертвы» менного человека с элементами эпата- «…только внешне могут приниматься за жа, другого участника телепрограммы, провокацию». Перечень подобных субъАртема Тарасова, — грустно-задумчиво- ективных заключений, из которых заранее го и т.п. Герой, а точнее, антигерой его явствует, кто злодей, а кто жертва, можно романа Александр Лебедев «…заметно было бы и продолжить. Ни за одним из этих заключений не внутренне про себя усмехается», имеет «вид пренебрежительно-насторожен- стоит ни один из методов лингвистиный», задолго до инцидента «разминает ческого, социолингвистического и псипальцы рук». По мнению эксперта, «обыч- холингвистического анализа, которые но таким образом делают разминку паль- упомянуты профессором С.К. Комковым цев профессиональные бойцы карате…». в разделе «Методика исследования». Подготовила Галина МУРСАЛИЕВА, обозреватель «Новой»

— Могу только задать свои вопросы «на понимание» с позиции не очень подготовленного читателя. Их два. Первый: как связан список использованной литературы, который приводит эксперт, непосредственно с предметом исследования? К примеру, прекрасный учебник по социолингвистике Беликова и Крысиной с примерами из гавайского и маори. Как использовались сведения о «женском» языке, о койнэ и пиджин-языках при разборе эпизода с банкиром Лебедевым? Или пособие по экспертизе текста Михаила Кроза и др. Там речь идет об анализе текстовых структур. Структуры какого текста анализирует эксперт? Вообще, перечисленные методы и методики связаны с анализом текста. Как они соотносятся с вопросами, поставленными в экспертизе? Я не поняла. Например, в экспертизе говорится, что она проводилась с использованием контент- и интент-анализов. Контентанализ — это, грубо говоря, подсчет количества некоторых слов, а интенционный (то есть выявляющий цели и намерения автора) анализ — это подсчет слов и синтаксических конструкций в тексте. И я снова не понимаю. Какой текст анализируется и с каким результатом? Может быть, жесты рассматриваются как текст? Тогда я бы тоже хотела научиться этому. Ну и второй вопрос: каким образом эксперт-культуролог читает мысли? Психологи не умеют. По невербальным признакам можно делать лишь предположения. Это имеет смысл только как фундамент для построения гипотез, которые надо проверять. По этой теме написано очень много, есть интересные результаты, но пока интерпретация жестов, сделанная даже самыми высококвалифицированными специалистами, не может служить доказательным аргументом. Был такой эксперимент: психологи и «люди с улицы» вместе должны были наблюдать за жестами человека и угадывать его мысли, чувства, намерения. И выяснилось, что и психологи, и неподготовленные люди угадывают одинаково редко. Кстати, в «Обмани меня» гениальная наблюдательность героя доктора Лайтмана не используется в качестве доказательства. А эксперт-культуролог уверенно использует наблюдения за жестами как доказательство намерения. Лебедев разминает пальцы рук — доказывает ли это, что он собирается напасть? Может быть, да, а может быть, испытывает стресс, или обдумывает реплику, или у него артрит. Каким образом из множества значений этого жеста выбирается одно? Интуитивно? Но это не имеет доказательного статуса. Видимо, в культурологии существуют проверенные методики для однозначного чтения мыслей. Хотелось бы с ними ознакомиться, ведь в психологии все догадки такого рода носят вероятностный характер и требуют объективной проверки.

Полностью текст экспертизы, а также комментарий академика Владимира СОБКИНА — на сайте «Новой».


14

«Новая газета» понедельник. №131 19. 11. 2012

В

компьютерной презентации руководителя одной из крупнейших мировых социологических служб — Ipsos MORI Бена Пейджа, которую он подготовил для доклада на лондонском семинаре Московской школы политических исследований, есть замечательная картинка. Английских респондентов спрашивают: «Кто самый честный партийный лидер начиная с 1979 года?» И зритель видит портрет экс-премьер-министра Великобритании Джона Мейджора. «А кто самый непопулярный партийный лидер начиная с 1979 года?». И зритель снова видит портрет Джона Мейджора. Следующий слайд. «Кто самый бесчестный партийный лидер начиная с 1979 года?» Мы видим портрет Тони Блэра. «А самый популярный партийный лидер начиная с 1979 года?» Тоже Тони Блэр! Все народы одинаковы. И эта на первый взгляд парадоксальная картинка очень многое объясняет в феномене популярности российских политиков, и честный лидер в том числе Владимира Путина. Честность полив глазах электората — тика менее значима, чем его эффективность (пусть и видимая) во времена необязательно кризисов, делает вывод Бен Пейдж. Честный лиэффективный дер в глазах электората — необязательно эффективный, а эффективный необязательно должен считаться честным. Мы думаем, что только у нас политики в принципе теряют доверие населения. Но, судя по исследованию Ipsos MORI, падение доверия, последовательное, из года в год, — это общемировой тренд. 62% опрошенных в 24 странах считают, что их правительства проводят неправильную политику и лишь 38% оценивают ее как правильную. Критицизм сильнее в Европе и США: в Америке — на уровне Польши и Франции (75% считают политику неправильной), в Венгрии — вообще кошмар (86% считают политику неадекватной), наибольшая гармония народа и власти — в Швеции, но она уступает по этим показателям Китаю и Бразилии, лидерам БРИКС. И странным образом шведские показатели (52% — правильная политика, 48% — неправильная) близки к российским. У нас, по данным Ipsos MORI, 50% на 50%. То есть в России оценка действий правительства позитивнее, чем в большинстве развитых западных стран, хотя и негативнее, чем у некоторых наших коллег по БРИКС, если не считать Индии. Получается, что демократия способствует непопулярности правительств. В Великобритании политикам и журналистам доверяют в очень низкой степени. В «топах» доверия — врачи и учителя, ближе к середине — обыч-

,

Петр САРУХАНОВ — «Новая»

письмо из редакции

Россия уходит по-английски

мнения

ные люди на улицах, еще ниже — гражданские служащие. Но и им доверяют больше, чем политикам. (Самое курьезное, что, в отличие от журналистов, дикторам телевидения доверяют.) Не доверяют политическим партиям. В1980-е приверженцами той или иной партийной структуры считали себя более 50% англичан, сегодня — менее 40%. 55% респондентов полагают, что члены британского парламента (не нашего«взбесившегося принтера»!) работают только на себя, любимых. И лишь 4% уверены, что парламентарии работают в интересах страны (в интересах своей партии — 34%). «Почему вы не доверяете политикам?» 34% — потому, что они не говорят правду. 22% — не выполняют своих обещаний. Но, как мы уже установили, нечестность граждане готовы прощать в обмен на спасение от кризисов. Так что при всем том, что умом Россию не понять, — нет ничего оригинального в русской ментальности. Мы — часть Запада. Мы — в тренде: уходим из политики по-английски.

Андрей КОЛЕСНИКОВ, ведущий раздела «Мнения & Комментарии» Kolesnikov@novayagazeta.ru Благодарность Бену Пейджу за предоставленные материалы

,

цифровой пир

Греческий орешек Грань, что отделяет мир от нового финансового кризиса, до сих пор не перейдена. Спасибо Греции за это ефолт Греции, «назначенный» на 16 ноября, не состоялся: облигации на сумму 5 млрд евро были погашены в срок. А если учесть, что незадолго до этого правительство страны пошло на очередное жесткое урезание бюджетных расходов на 13,5 млрд, теперь ничто не должно помешать Греции получить очередной транш кредита от Евросоюза и МВФ размером 31,5 млрд евро. Между тем обвинительный приговор Греции многочисленные аналитики давно вынесли. Вопрос только один: когда же она наконец объявит ожидаемый всеми с нетерпением дефолт? А дефолта все нет: не объявляет его Греция, и все тут! И одна только эта упертость, которая многим кажется ничем не обоснованной, достойна определенного уважения, а не только уничижительной критики. Конечно, многие эксперты готовы на пальцах объяснить, что фактически Греция — давно уже в дефолте: самостоятельно выполнять свои обязательства по обслуживанию внешнего долга она не в состоянии, все сводится к тому, что финансовые институты Европы подкинут ей очередной кредитный транш, а частные кредиторы не будут возражать против новой реструктуризации долгов. Все так. Только вот все равно есть большая разница между дефолтом де-факто и дефолтом де-юре. И последний по своим последствиям всегда страшнее пер-

Д

*Автор — экономический обозреватель

вого. Вспомним наш собственный российский опыт 1998 года. Болезненные финансовые проблемы тогда преследовали Россию весь год — по крайней мере с начала весны. Но настоящим ударом для всех — и для населения, и для банков, и для бизнеса — стал день 17 августа, когда дефолт был официально провозглашен властями. На следующий день рубль сразу упал по отношению к доллару в три с лишним раза, у дверей банков и окошек обменников собирались дикие толпы, а предприниматели разорялись пачками. Последствия греческого дефолта окажутся гораздо масштабнее. Просто потому, что коснутся они не только греков. Удар придется по единой валюте еврозоны, а значит, по всем странам, где имеет хождение евро, — независимо от состояния их экономик. Сразу после официального объявления греческого дефолта повалятся все рынки — и фондовые, и валютные, а череда дефолтов охватит сразу несколько европейских государств. Португалию и Ирландию — наверняка, Испанию и Италию — с высокой степенью вероятности. Ну а дальше начнется сплошной «эффект домино».

,

греки демонстрируют поразительные образцы человеческой солидарности

,

Дмитрий ДОКУЧАЕВ*

Да, в ближайшие дни европейские денежные власти выдадут Греции очередной транш. Да, всего на поддержание греческой экономики потребуется выделить пару-тройку сотен миллиардов евро. Но все понимают: это сущие копейки по сравнению с теми потерями, которые понесет мир, ввергнутый в полноценную вторую волну кризиса. Что касается обычных греков, то о них мир судит в последние годы в основном по телекартинке со всевозможными акциями протеста. Но греки отнюдь не только бастуют и возмущаются. В тяжелейших экономических условиях они демонстрируют поразительные образцы человеческой солидарности и самоорганизации. Много ли мы знаем о греческих врачах, которые добровольно работают по нескольку часов в день бесплатно, за счет личного времени, чтобы обслужить тех, кто не может заплатить за страховку? Или о театральных актерах, которые, получая зарплату от государства, играют спектакли «за еду»: зрители платят за представление продовольствием, и все оно передается для распределения среди бедных? Или об учителях, готовых бесплатно заниматься репетиторством со школьниками, чьи родители не могут заплатить за подготовку ребенка в вуз? А ведь это все реальные примеры из жизни сегодняшней Греции. Народ, пусть протестуя и возмущаясь, все-таки затягивает пояса, а представители власти — жертвуют своими рейтингами и политическими карьерами, принимая болезненные, непопулярные, но так необходимые решения. Необходимые — не для них самих, а, строго говоря, для всей Европы и для мира: чтобы не допустить такой ценой нового кризиса. Это ведь не просто: сократить каждого пятого бюджетника, снизить на 20 процентов зарплаты, ввести новый тяжелый налог на недвижимость. Тем не менее на все это греческие власти идут, но дефолт не объявляют. Хотя, наверное, могли бы, точно так же, как могли бы, к примеру, объявить о выходе из еврозоны и о возврате к драхме. Стойкий греческий орешек трещит, но не раскалывается. А значит, та узенькая грань, что отделяет мир от нового финансового кризиса, до сих пор не перейдена. Спасибо Греции за это.


«Новая газета» понедельник. №131 19. 11. 2012

& комментарии

15

вид сбоку

в фокусе

Правые и левые радикалы становятся все более популярными в Восточной Европе

Е

ще пару лет назад «Всепольская молодежь» была кучкой правых радикалов, на митинги и шествия которой приходили лишь десятки, в лучшем случае — пара сотен парней, «повернутых» на идее национальной гордости, ненависти к космополитичному Евросоюзу и разным чужакам, в первую очередь евреям, вечно плетущим заговоры, чтобы навредить Великой Польше… Сегодня «всеполяки» вместе с другими группами того же толка, прежде всего Национально-радикальным лагерем (ONR), выступают в роли организаторов «Марша независимости», второй год подряд собирающего десятки тысяч сторонников правой оппозиции. Среди них много молодых лиц. Нет, польская молодежь далека от повальной фашизации, но — что-то изменилось, что-то сдвинулось в ее отношении к политике, утверждают политологи и социологи. И не только в Польше. Радикализм, правый и левый, всегда был скорее уделом молодых: с возрастом обычно если и не умнеют, то по меньшей мере начинают понимать, что на сложные вопросы, в том числе общественно-политические, не существует простых ответов. Но если еще в середине минувшего десятилетия преобладающим настроением среди молодых людей в Восточной Европе была аполитичность, стремление жить прежде всего частной жизнью, учиться, развлекаться, делать карьеру, то сейчас, по наблюдениям социологов, ситуация меняется. Молодежь больше интересуется политикой — и склонна предпочитать радикальные политические силы. Вот несколько фактов. По итогам парламентских выборов 2010 года в Венгрии самый молодой электорат оказался у крайне правой партии «Йоббик», набравшей почти 17% голосов. (Кстати, лидеру «Йоббика» Габору Воне всего 34 года.) Недавние выборы в Верховную раду Украины подтвердили эту тенденцию: наряду с УДАРом Виталия Кличко больше всего голосов молодых избирателей получила праворадикальная «Свобода». Польские социологи говорят о «новой волне» сторонников самой крупной национал-консервативной партии — «Право и справедливость» (ПиС), чей электорат заметно молодеет. Если накануне выборов 2005 года по блогам молодых поляков, не симпатизирующих ПиС, кочевала шутка: «Спаси родину — спрячь бабушкин паспорт» (за партию братьев Качиньских были склонны голосовать пожилые люди), — то сейчас она уже неактуальна. В Чехии, чей политический спектр традиционно несколько смещен влево, в похожей ситуации оказались коммунисты. На выборах национального и регионального уровня они регулярно набирают от 12 до 18% голосов. Лет 10—12 назад некоторые политологи утверждали, что компартия вскоре сойдет с политической сцены по естественным причинам: ее пожилой электорат, называя вещи своими именами, попросту вымрет. Ничуть не бывало: встали новые бойцы, и клуб любителей черешни (эта мирная ягода красуется на эмб*Автор — журналист

леме чешской компартии вместе с красной звездой) расширился за счет протестных голосов, в том числе 25—30-летних граждан. К примеру, молодой человек, который сымитировал в конце сентября покушение на президента Вацлава Клауса (он выстрелил в него из пневматического пистолета, заряженного пластиковыми шариками), был членом коммунистической партии. Та, правда, его поступок осудила и исключила остроумного хулигана из своих рядов. Что это? Последствия экономического кризиса? И да, и нет. Да — потому что найти приличную работу, особенно в депрессивных регионах, сложно; правительства, избавляясь от бюджетного дефицита, урезают социальные пособия; бизнес нынче не на подъеме… А общество, поставившее потребление во главу угла, заставляет молодого че-

,

демократия коварна: она гарантирует свободу, но не гарантирует ее сохранения

,

Ярослав ШИМОВ*

ловека, не способного купить себе машину, новый компьютер, а то и просто приличную одежду, чувствовать себя последним лузером. Злиться. И искать выход — которым может быть голосование за «честных ребят, которые наведут наконец порядок». Но дело не только в кризисе. Из-за него одного 72% румын не отозвались бы, участвуя в недавнем соцопросе, позитивно об эпохе Чаушеску. А четверть чехов не заявила бы, что для них приемлем и авторитарный режим (при этом еще четверти все равно, при каком строе жить — демократии или авторитаризме). Доля респондентов до 30 лет, толком не помнящих ни «гения Карпат» Чаушеску, ни дорогого товарища Густава Гусака, в обоих случаях была высока. Судя по всему, речь идет о провале исторической памяти, одна из причин которого — недостатки системы образования, в первую очередь изучения новейшей истории. В Чехии, например, сами учителя признают, что нынешний средний школьник осведомлен о том, кем был Карл IV (король, который жил в XIV веке и способствовал расцвету Чехии) лучше, чем о том, как выглядели коммунистические лагеря и кто с кем воевал во Второй мировой. Демократия по-своему коварна: она гарантирует свободу, но не гарантирует ее сохранения — в случае если большинству захочется попробовать чего-то другого. В сегодняшней Восточной Европе вероятность того, что во главе подобного большинства пойдут рассерженные молодые люди, пока еще не столь велика. Но она растет. Как написал мне на днях родственник из Варшавы, насмотревшись на столкновения правых радикалов с полицией в День независимости: «Глупо призывать к революции, пока нет революционной ситуации. У нас ее еще нет. Но это не значит, что и не будет». Прага

Денис ДРАГУНСКИЙ*

В ожидании народа (Памяти Константина Кавафиса, автора бессмертного стихотворения «В ожидании варваров»)

Т

ерпение лопнуло. Свое слово должен сказать народ. Об этом уже полгода пишут во всех газетах. Все знают, что это случится сегодня. Сегодня народ наконец-то выйдет на площадь. Народ — это страшно. Народ — обвинитель, судья и палач в одном лице. Народ беспощаден. Но народ справедлив. Как захочет народ, так и будет. С утра на площади ждут его разные люди. Чиновники и журналисты, учителя и политики, рабочие и крестьяне, торговцы, врачи, бедняки, богачи, художники, домохозяйки. Полиция, армия, инженеры и даже бездомные нищие, как это ни смешно. Бездомные думают: если народ наконец возьмет власть в свои руки, у них будет крыша над головой. Домохозяйки уверены, что народ, взяв власть в свои руки, снизит цены. Учителя считают, что народная власть прикажет рассказать школьникам всю правду о сложной и многострадальной истории народа. Врачи — что им разрешат выписывать рецепты без печати. Бедняки ждут повышения зарплат и пенсий. Богачи — снижения налогов. Политики выучили и повторяют слова, которые они скажут народу. Они надеются ему понравиться. Крупные бизнесмены убеждены, что сумеют объможет, народ — яснить народу про рабочие места и валовой внутренний это выдумка продукт. Хотя, конечно, они слегка волнуются. Мелкие бизнесмены ничежурналистов? го не боятся. Потому что они продают народу еду и одежду на рынках. Народ их поймет. Чиновники хотят рассказать народу, что даже в дни революции надо собирать налоги, подметать улицы, обеспечивать горячую воду и электричество. В общем-то чиновники готовы ему служить. Рабочие стоят хмурыми плотными группами и толкуют о том, что долготерпение народа не безгранично. Посланцы крестьян им вторят, они говорят: деревня ждет, что же скажет народ наконец. Журналисты готовы вести репортажи. Художники — воссоздавать ситуацию в образах. Философы — ее осмыслять. Ученые — делать открытия ради народного блага. На площадь подтянулась полиция. Вслед за нею — спецназ. Полицейские говорят, что если народ выйдет из рамок закона о митингах, то придется применить силу. Но в толпе видны люди в армейских фуражках. Армия, разумеется, вне политики. Но она защищает народ. Офицеры и солдаты говорят полицейским, что в трудный час надо быть на стороне народа. Загудели сирены. В своем бронированном лимузине приехал президент. Он смело вышел на площадь. Он не боится народа, он готов к нему обратиться. Напрямую, без министров и пресс-секретарей. Более того — он готов вести диалог с вожаками народа. Наступил вечер. Площадь заполнена до отказа. Соседние улицы тоже. Люди стоят на балконах, торчат из окон. Цепляются за деревья и водосточные трубы. Солнце садится. Народ так и не появился. Стало прохладно. Люди расходятся по домам и говорят друг другу: — Но неужели народ согласен терпеть еще и еще?! Доколе же? Как это странно, однако! А может, народа на самом деле вовсе нет? Может, народ — это выдумка журналистов?

,

*Автор — писатель

,

Время рассерженных


16

«Новая газета» понедельник. №131 19. 11. 2012

Прикладная социология

Госзависимые Юлия ЛАТЫНИНА обозреватель «Новой»

Больше половины избирателей России сидят на государственной игле нищих пособий, зарплат и дотаций и не готовы сменить эту систему ни на что другое. Любой избранный ими президент станет очередным Путиным. И ситуацию в стране невозможно исправить с помощью большинства. арл Маркс подарил нам замечательное словечко «люмпен-пролетариат». Классический, по Марксу, люмпен-пролетариат — это люди, не желающие и не умеющие работать. Не имеющие ни собственности, ни этических норм, не умеющие планировать даже свою судьбу, они являются крайне безответственными избирателями и голосуют за столь же безответственных политиков. После того как в XX веке различные государства стали платить люмпенам пособия, статус люмпенов изменился. Люмпен остался столь же безответствен, инфантилен и нищ, однако у него появился источник дохода — это его собственное нежелание работать, спонсируемое государством. Они преобразовались в новый социальный слой, который я назвала бы слоем госзависимых, по аналогии с наркозависимыми: слой гослюмпенов. Зададимся вопросом — сколько в современной России таких людей?

К

10 млн не желающих работать Согласно экспертам, работавшим над программой «Стратегия-2020», только среди мужчин их было 6,3 млн в 2009 году, причем за 9 лет это число возросло на 400 тыс. (при падении общего числа населения). «Началось воспроизводство бедных с одновременным формированием у них особой субкультуры бедности», — отмечает «Стратегия-2020». Практически все эти люди существуют на копеечные, но государственные пособия. Положим число люмпенов женского пола вдвое меньшее, чем среди мужчин (среди российской бедноты женщины деятельней), и получим около 10 млн человек трудоспособного возраста, которые просто не хотят работать. Это столько же, сколько в России сейчас трудовых мигрантов. Это почти 14% от общего числа трудоспособного населения России в 75,5 млн человек. Мы наблюдаем парадокс. В современной России физическая работа неплохо оплачивается. Таксист или домработница в Москве, вкалывая, заработают до 2 тыс. долл. в месяц. Вместе с тем в городках и поселках огромное количество людей живет на пособия 3—4 тыс. руб., не пытаясь изменить судьбу. Гастарбайтеры в России получают больше люмпенов. Что такое люмпен с электоральной точки зрения? Это избиратель, голос которого покупается. За счет чего? За счет других избирателей. В демократическом обществе люмпены голосуют за того по-

литика, который пообещает им как можно больше. В авторитарном обществе люмпены голосуют за правящего альфа-самца.

700 тыс. охранников Количество мужчин, не желающих работать, не исчерпывается насчитанными «Стратегией-2020» явными люмпенами. Приведу пример: на Сколковском шоссе, там, где в конце его строят наукоград, перекрыли движение. Сначала его перекрыли бетонными блоками и поставили рядом с блоками будку с охранниками. Каждый день там стояли два охранника — здоровые мужики трудоспособного возраста — и ничего не делали. Потом, в дополнение к бетонным блокам, перекрыли еще два отрезка шоссе и тоже поставили на них по будке. Охранников стало уже четыре. Потом бетонные блоки заменили шлагбаумом и тоже поставили возле шлагбаума одного охранника. Учитывая, что охранники у нас дежурят сутки через трое, получается пятью четыре — итого двадцать здоровых мужчин трудоспособного возраста, которые ничего не делают. Согласно официальным данным, в России 24 700 охранных фирм объединяют 678 600 лицензированных специалистов — или почти 1% трудоспособного населения России. Все эти 700 тыс. охранников заняты на очень специфическом сегменте рынка труда. С одной стороны, они физически часами ничего не делают (в Сколкове несколько раз в день они поднимают шлагбаум, чтобы пропустить важное авто). С другой стороны, они маленькие, но начальники. Важной составной частью их работы является чувство превосходства над простыми гражданами, тем большее, чем меньше на самом деле они отличаются от этих граждан по уровню зарплаты. Конечно, не все эти 700 тыс. — люмпены. Однако в большинстве случаев сомнительно, чтобы человек, работа которого состоит в том, чтобы не пущать и охранять, в какой-то момент начал работать. Важным также является то, что работа этих людей не увеличивает ВВП страны. Очень часто она ВВП уменьшает: в частности, работа охранников в Сколкове заключается в том, чтобы не позволять налогоплательщику пользоваться построенной за счет налогоплательщика дорогой.

Люмпен в погонах 1% трудоспособного населения, который работает частными охранниками, свидетельствует о неспособности государства поддерживать общественный порядок. При этом количество правоохранителей в России перевалило за все мыслимые пределы. В СССР с его 300 млн населения в 1990 году в МВД работало 628 тыс. человек, в России с ее 140-миллионным населением количество работников МВД в 2012 году составило 1,1 млн человек. В СССР 1 милиционер приходился на 467 человек. В России 1 полицейский приходится на 129 человек. За 20 лет количество полицейских в пересчете на душу населения даже формально возросло в 3,6 раза. На деле цифра еще выше, потому что из МВД выделились Федеральная миграционная служба, Федеральная служба по контролю за наркотиками и пр. Кроме этого, в ФСО, СВР и ФСБ работает около 140 тыс. человек (без учета погранслужбы). Это в два с лишним раза больше, чем в Министерстве госбезопасности в 1953 г.

Общая численность людей, формально занятых обеспечением правопорядка (МВД, ФМС, ФСИН, ФСКН, ФСО, ФСБ и пр.), в России подбирается к 2 млн и составляет почти 3% от трудоспособного населения. Рост числа правоохранителей, однако, никак не соотносится с улучшением безопасности граждан. Ровно наоборот: уровень преступности по сравнению с СССР резко вырос. Реальный уровень убийств в России, видимо, составляет около 40 чел. на 100 тыс. населения, что в 40 раз выше, чем в современной Западной Европе и сравнимо с количеством убийств в Англии XVIII в. где полиции не было вовсе. Такой резкий рост численности правоохранителей при таком резком падении уровня безопасности свидетельствует о том, что как класс правоохранители переродились в раковую ткань, занимающуюся не охраной общества, а паразитированием на нем: то есть в люмпенов. При этом, в отличие от классического деклассированного люмпена, они не просто не увеличивают ВВП, они его активно уменьшают. Чтобы заработать тысячу долларов, они наносят экономике ущерб на миллионы. К примеру, можно посчитать, что в результате бессмысленной и унизительной процедуры обмена внутреннего паспорта в 20 и 45 лет государство теряет около 2,4 млрд долл. в год. Общий объем взяток, который при этом получают сотрудники паспортной службы, разумеется, на порядок меньше. Система обладает своеобразным демультипликатором: чтобы получить 1 долл. прибыли, она должна нанести экономике на 20 долл. ущерба. То же — наезды на бизнес: если шайка люмпенов в погонах отрэкетировала бизнесмена на миллион долларов, это не значит, что миллион долларов поменял хозяина. Это значит, что экономика стра-

«

они из инструмента обеспечения функци-

Государство намеренно поддерживает социальное иждивенчество скудными подачками, потому что знает: нищета люмпенов парадоксальным образом заставляет их быть еще более преданными власти

онирования государства превратились в паразитический слой, который уменьшает благосостояние общества для увеличения собственного благосостояния — в еще одну разновидность гослюмпена. Возьмем, к примеру, такую организацию, как Ростехнадзор. Вот несколько типичных ситуаций. Металлургический комбинат строит трубу высотой 70 м, труба заполнена инертным газом. Приходит Ростехнадзор и говорит: «Ваша труба — выше 50 м, на ней должен быть пожарный лифт». Понятно, что пожарный лифт удваивает стоимость строительства. Но не понятно, на хрена пожарный лифт трубе с инертным газом. Или: завод реконструирует электролизный цех. Закупает в Германии новейшее оборудование. Над ваннами в цехе ходит козловой кран. Приходит Ростехнадзор, говорит: «Мы не можем принять цех к эксплуатации, потому что

Россию можно сравнить с наркологической клиникой, врачи которой вместо лечения занимаются тем, что продают героин пациентам. Врачи в такой клинике — преступники, но это не значит, что если пересажать всех врачей, то пациенты сразу перестанут быть наркоманами

«

ны (не считая поломанных человеческих судеб) понесла совокупный ущерб на порядок больший. Еще раз: люмпен в погонах не охраняет общество. Он извлекает выгоду за счет причинения обществу ущерба, причем выгода эта обладает своеобразным демультипликатором: чтобы получить рубль взятки, нужно причинить на порядок больше ущерба. Понятно, что каждый такой гослюмпен будет всегда голосовать за того, кто обеспечивает ему паразитическую форму существования. А это как минимум два миллиона голосов плюс члены семей. Вошь всегда будет голосовать за того, кто дает ей возможность сосать кровь.

Люмпен с корочкой Все то, что можно сказать о люмпенах в погонах, можно сказать и о российских чиновниках. Каждый в отдельности может быть приличным человеком. Как сословие

в кране нет люка». Попытки объяснить, что в кране нет люка потому, что в нем нет машиниста, ни к чему не приводят. Вырезать люк тоже нельзя, если вырежешь, немцы прекратят гарантийное обслуживание. Чем занимается де-факто Ростехнадзор? Его существование — достаточное условие тотальной неконкурентоспособности российской экономики. Его чиновники умудряются держать всю промышленность на уровне 1960-х годов в обмен на ничтожное количество взяток и некоторое количество садистского удовольствия. А ведь речь идет о сравнительно маломощной и малоизвестной структуре: это не Минфин и не Минтранс. Как и российские правоохранители, российские чиновники как сословие превратились в слой, паразитирующий на экономике. В России — 1,6 млн чиновников. Их много меньше, чем 10 млн


Петр САРУХАНОВ — «Новая»

«Новая газета» понедельник. №131 19. 11. 2012

люмпенов. Однако в отличие от люмпенов они не просто являются инертной массой в экономике. Они существуют не на пособия. Они существуют на то, что приносят экономике ущерб. Объем рынка коррупционных услуг в России составляет до 25% ВВП. Однако это не значит, что люмпены с корочкой вынимают у страны четверть денег, которые она заработала. Благодаря им каждый человек, который работает, зарабатывает в 5—10 раз меньше, чем он зарабатывал бы при отсутствии люмпенов с корочкой. Чем беднее Россия — тем богаче чиновник.

Люмпен с дипломом Вузы России превратились из социальных лифтов в инструмент люмпенизации населения. В СССР высшее образование получало 25% населения. Система высшего образования была селективна, в своей естественнонаучной части она была лучшей в мире и играла роль социального лифта. В современной России высшее образование получает 75% населения. Количество людей, ежегодно получающих диплом, в полтора раза превышает количество выпускников школ (многие получают два-три диплома). Другой вопрос — реальная ценность этих дипломов. Зачастую она равна нулю. Кого на самом деле массово производят российские институты? Ответ: они выпускают людей, которые разучились работать и амбиции которых не соответствуют их уровню образования — то есть люмпенов. Куда идут эти люди? Наиболее удачливые становятся чиновниками, то есть люмпенами с корочкой, наименее удачливые пополняют сословие бюджетных работников, то есть врачей и учителей. С «врачами и учителями» в России происходит удивительная вещь. «Врачей и учителей» у нас описывает два непересекающихся вида дискурса. Один вид дискурса — «врачам и учителям» платят мало, это подвижники, которые самоотверженно лечат больных и учат детей за 7 тыс. руб. в месяц. С другой стороны, в блогах и СМИ постоянно рассказывают другие истории. Про конкретных врачей и учителей. Про пятигорский роддом, в котором умер новорожденный, потому что роженице несколько дней искусственно тормозили роды, потому что врачи, систематически

получающие взятки, не могли договориться между собой, кто будет принимать роды бесплатно. Про краснодарскую больницу, в которой хирург неделю прогонял домой мать, у сына которой начался абсцесс после прививки. А после операции мать с грудничком стояла в коридоре, пока ребенок не истек кровью и не умер у нее на руках. Нетрудно заметить, что это какие-то разные «врачи и учителя». Есть абстрактные «врачи и учителя», которые по непонятной, но, несомненно, возвышенной причине работают за нищенские зарплаты. А есть реальные врачи и учителя, значительная часть которых играет роль метастазов, поразивших российских общественный организм и разносящих по лимфатическим узлам рак далее. «Достойному учителю достойную зарплату» — часто можно услышать лозунг. Но многие ли из учителей — достойные? Еще раз: я говорю не о конкретных людях. Я говорю о сословии. В России есть честные менты, прекрасные учителя и врачи-подвижники. Но статистика неумолима. Наша страна занимает пятое место в мире по количеству врачей на душу населения и 130-е место в мире по эффективности медицинской системы. Это значит, что, как это ни цинично с точки зрения устройства общества, главная функция врача в России — это не оказание медицинских услуг. Это создание атмосферы госзависимости (как и учителя, впрочем). Врачи и учителя госзависимы сами и своим существованием препятствуют созданию рынка медицинских и образовательных услуг, формируя взамен госзависимость населения в том, что касается медицины и образования. Зайдите в любую избирательную комиссию, насчитавшую Путину почти 70% на президентских выборах, и вы увидите там врачей и учителей. Госзависимых, опору режима. Общее количество школьных учителей в России — 1,36 млн человек, профессоров — 341 тыс. человек. Общее количество врачей в России составляет 690 тыс. человек.

Пенсионеры Количество пенсионеров в России составляет 40 млн человек. (12 млн из них продолжают работать). Это около 40% голосов избира телей. В стране с рыночной экономикой и накопительной системой пенсий пенси-

онер является одной из самых свободных и состоятельных категорий населения. Да, его доход меньше, чем когда он работал, но и его расходы меньше в разы. У него собственный дом, за который выплачен долг; его дети давно выросли, он не тратится на их образование; фонды, в которые он вложил деньги, дают стабильный доход. Кто путешествует в океанических круизах? Пенсионеры. Кто покупает себе недвижимость на Карибах или Кипре? Пенсионеры. Не то в России: всю свою жизнь пенсионер работал, отдавая государству все, а под конец жизни он зависит от государства, которое дает ему гроши, и больше денег ему взять неоткуда. Считаные единицы российских пенсионеров являются свободными и состоятельными людьми. Как для социального слоя для них характерен стокгольмский синдром. Пенсионер и помнит, что это государство его обокрало, но он — госзависим. Он знает, что единственный, кто может ему дать денег, — это государство, и в силу своих социальных интересов (как слой) он всегда будет голосовать за того, кто обещает дать, раздать и поделить — потому что никаких других способов в 70 лет заработать денег у пенсионера нет.

Цапки вместо фермеров, «долбины» вместо бизнесменов Правящее сословие России — чиновники и силовики, которые богатеют за счет того, что страна беднеет, — реально насчитывает около 5—6 млн человек. Вместе с членами их семей это уже около 10% избирателей. По сути говоря, это есть российский средний класс. Именно эти люди покупают машины и квартиры, сидят в ресторанах и посещают бутики. Если в XIX в. под средним классом понималась самостоятельная буржуазия, то в России средний класс — это менты и чиновники. Одновременно опорой власти является куда более широкие слои людей, лишенные под благовидным предлогом самостоятельных источников дохода и поставленные на государственное довольствие. Это 40 млн пенсионеров, 10 млн настоящих люмпенов, существующих на то или другое пособие; это 2,5 млн врачей и учителей. Фермеры, рабочие и бизнесмены в России составляют меньше половины избирателей. Но даже они во многом госзависимы. Самостоятельные земледельцы в России по возможности заменены цапками, которые забирают землю насилием, а хозяйствуют, получая ссуды от государства. Значительная часть рабочих трудится в госкомпаниях и предприятиях типа «Уралвагонзавода», которые неспособны существовать без поддержки государства. Что же касается бизнеса — то в России классических буржуа меньше, чем «долбинов» (должностных лиц с бизнес-интересами, по удачному выражению главы НРК Александра Лебедева). Российский бизнес как класс, очевидно, выиграет от уничтожения путинского государства. Но многие конкретные бизнесмены — от хозяина РУСАЛа Олега Дерипаски до «самого крупного землевладельца Европы» губернатора Ткачева — проиграют. Механизм гослюмпенизации страны для своего правильного функционирования требует еще одного сословия: рабов-гастарбайтеров. Гастарбайтеры делают работу слишком дешевой, чтобы для человека с пособием 100—150 долл. имело смысл (с учетом расходов на жилье и транспорт) переезжать из поселка в крупный город, и позволяют чиновникам присваивать деньги с тех физических работ, которые иначе служили бы очень неплохим подспорьем студентам или пенсионерам.

17

В сущности, идеал путинского государства таков. Наверху — госпаразиты (с корочками и погонами), внизу — госзависимые (врач, учитель, безработный) и совсем внизу — гастарбайтеры-рабы. Власть стремится к тому, чтобы максимальное число избирателей было госзависимыми и чтобы минимальное их число было свободным. «Национальная смерть русского народа — это тот курс, по которому ведет страну нынешняя российская власть», — пишет Михаил Дмитриев в последнем докладе ЦСР.

Вырождение нации «Владимир Путин управляет страной не сам по себе и даже не от имени пресловутых силовиков, а политически представляет неимоверно расплодившееся паразитическое сословие, которое благодаря ему конституировалось как господствующий класс», — пишет Владимир Пастухов в своей статье «Государство диктатуры люмпен-пролетариата». На самом деле такая структура населения характерна для многих современных обществ. В Европе и США хронически растет количество госслужащих, госкомпаний и бюджетников. И те, кто зависит от государства — в первую очередь учителя и политики, — становятся проводниками философии nanny state. Поощрение социального иждивенчества характерно и для закрытых мафиозных и авторитарных структур. Социальное иждивенчество поощряет ХАМАС — в секторе Газа намеренно поддерживается такой уровень насилия и нестабильности, при котором других источников денег, кроме ХАМАСа, нет. Примерно так же был устроен город Медельин при Пабло Эскобаре. Жители города были обязаны своей нищетой наркобаронам, но при этом боготворили Пабло Эскобара, потому что он был единственным благотворителем и источником денег. Одна из очевидных разниц между демократической и мафиозной системами иждивенчества заключается в том, что демократия обеспечивает высокий доход иждивенцев. Наоборот, мафиозная система обеспечивает иждивенцам крайне низкий доход, но парадоксальным образом, при этом преданность люмпена альфа-самцу не уменьшается, а возрастает. Нищий сицилиец предан своему дону куда больше, чем американский безработный президенту Обаме. Россию можно сравнить с наркологической клиникой, врачи которой вместо лечения занимаются тем, что продают героин пациентам. Врачи в такой клинике — преступники, но это не значит, что если пересажать всех врачей, то пациенты сразу перестанут быть наркоманами. Каждый отдельный пациент такой клиники может хотеть завязать с наркотиками. Но если предоставить пациентам право голоса, то большинство их проголосует за обязательное всеобщее и бесплатное обеспечение граждан наркотиками. Госзависимыми в России являются больше половины избирателей. В таких условиях мало сменить главу клиники. Без радикального сокращения ментов и чиновников и пересмотра их полномочий, без радикального пересмотра налоговых моделей, без перестройки образования, медицинского и пенсионного обеспечения любой новый глава клиники станет вторым Путиным. В России необходимо уничтожить систему гослюмпенизации, порождающую как тех, кто паразитирует на государстве сверху, так и тех, кто зависит от него снизу. В стране, где большинство составляют гослюмпены, это невозможно сделать с помощью большинства. Но речь идет о выживании нации.


18

«Новая газета» понедельник. №131 19. 11. 2012

оронежская область бунтует уже почти год, а митинги проходят чуть ли не каждую неделю: то в Воронеже, то в Новохоперске — это уже ближе к Еланскому и Елкинскому месторождениям, где Уральская горнометаллургическая компания планирует добывать никель, то в селе Елань-Колено — оно вообще в двух километрах от будущей шахты. Советская площадь в центре Воронежа регулярно окрашивается в зеленый цвет: здесь часто собираются экоактивисты. Их лидеров любят обвинять в политиканстве и каких-то тайных связях с московской оппозицией (благо пища есть: координатор движения «В защиту Хопра» Константин Рубахин — помощник депутата-«белоленточника» Ильи Пономарева). Кстати, на местных властей только имя Пономарева действует как красная тряпка — остальным депутатам проход свободный. Недавно в Новохоперск приезжал член думской фракции ЛДПР Максим Шингаркин — говорит, «разобраться в ситуации». Активисты тут же насторожились: в экологическом сообществе Шингаркин широко известен умением «идти на компромисс» — по сути, лоббированием интересов крупных компаний. На одном из последних митингов я была — хотела посмотреть, что же это за ярые революционеры и злостные нарушители порядка. Увидела, правда, другую картину. Протест многолик: это люди разных возрастов, профессий, социальных слоев. В другое время в другом месте они никогда не встретились бы. И, видимо, именно поэтому власти так старательно и жестоко давят на них: эти люди слишком едины и слишком уверены в своей правоте. И какие-то рассказы о координаторах, которые якобы дергают за ниточки из Москвы, тут ни при чем. Воронежские жители хотят не революции — а всего лишь возможности жить, не боясь за себя и своих детей. Две старушки лет 70: в аккуратных цветных платочках, с антиникелевыми плакатами в руках. Вряд ли они так уж хотят на баррикады. Рядом — молодая женщина с четырехлетней дочкой. Слабо верится, что они пришли устраивать переворот. Вспоминаются аргументы УГМК и властей: ведь обещают же они и новые рабочие места, и деньги, и «никелевый рай». Может, зря все эти митинги? — Да вы не понимаете, это же будет, как в Норильске: начнется добыча никеля — закончится чистая вода, — рассуждают Елена и Оксана (их семилетние дочки уверенно сжимают в руках флажки с антиникелевой символикой). — Спасибо, мы так не хотим. На митинги съезжаются со всей области: приезжают даже из села Елань-Колено, от которого до Воронежа 200 километров. Число противников никеля постоянно растет — регулярно появляются новые лица. Но костяк остается неизменным. Например, Любовь Вавилова — одна из самых непримиримых антиникелевых активисток. Несмотря на преклонный возраст, семью и работу, она, кажется, не пропускает ни одного митинга — чем вызывает раздражение у местных властей. Мы познакомились с ней летом: я приезжала тогда в село Елань-Колено посмотреть, из-за чего так протестуют жители. После мы несколько раз созванивались: я просила информацию, а она звала в гости, говорила: «У вас в Москве речки такой нет и природы тоже». И у них, возможно, скоро не будет. Любовь Константиновна еще тогда рассказывала, что ее пытаются выгнать с работы. Она с 1990 года возглавляет местный Дом культуры — по сути, ее детище. Кроме того, Любовь Константинова создала художественный ансамбль «Дарья». До большой эстрады им, может, и далеко — зато не раз брали первые призы на областных конкурсах. Любовь Константиновна показывает фотографии выступлений любовно, но осторожно — чтобы не помять снимки.

специальный репортаж

savekhoper.ru

В

Один из последних антиникелевых митингов в Воронеже собрал более 2 тысяч человек

Ni-Ni

Заводостроители обещают жителям «никелевый рай», а казаки уже точат вилы. Вместо того чтобы погасить конфликт, чиновники нарушили обещание и заключили соглашение об освоении недр

Уволить Вавилову решили по вполне формальной причине — сокращение штата. Сокращение очень удачно совпало с началом антиникелевой кампании. Трижды Вавилова пыталась оспорить решение через суд — трижды получала отказ. Уходить Любовь Константиновна не хочет — и не только потому, что на одну пенсию не проживешь: — Они там без меня все перестроят, переделают, — возмущается женщина. И тут же спрашивает: — Вы же из Москвы, может, вы адвокатов хороших знаете? — Да какие тут адвокаты! — перебивает подругу Луиза Хамдымова, еще одна активистка и соратница Вавиловой. — Вы же понимаете, от Любавы все равно не отстанут. Ей глава управы на суде прямым текстом сказала, что это за участие в митингах. Ансамбль «Дарья» тоже пострадал. Приходится выбирать: или творчест-

«

Если никель нужен, то почему люди против — им не объяснили? А если люди против — почему к ним даже не пытаются прислушаться?

«

во — или гражданская позиция. Галина Щекинкина (на фотографиях — в кокошнике и с бубном в руках, на митингах — с неизменной антиникелевой наклейкой на спине) рассказывает: — Власти преследуют нас за то, что мы выходим на митинги. Как только начали участвовать в антиникелевой кампании, у нас отобрали аппаратуру и костюмы. Методы борьбы с экоактивистами — вроде апробации всевозможных мер давления на несогласных в отдельно взятой области. Вот только они, в отличие от московских оппозиционеров, не рассчитывают ни на «Твиттер», ни на «Фейсбук». Валентину Каснер оштрафовали за то, что она живет в паре километров от места прописки. А не участвуй она в митингах — полицейскому и в голову бы не пришло проверять прописку пожилой женщины. Суд оценил нарушение в 4500 рублей. Муж Валентины — инвалид первой группы, пенсия 7 тысяч рублей. Пенсия самой Валентины — 5300. Кроме того, нужно помогать сыну-студенту, который пока не работает. — Я не знаю, откуда взять деньги, — говорит Валентина. Если разработка месторождений начнется, Валентине придется жить в опасной близости от горно-обогатительного комбината. Обо всех этих маленьких историях местные СМИ не пишут. Зато активно копаются в биографии активистов. Их «любимый» герой — Константин Рубахин. СМИ соревнуются в красноречии: назовут его то «политиком-мажо-

СПРАВКА «НОВОЙ Протесты в Воронежской области длятся с тех пор, как 26 декабря 2011 года Владимир Путин подписал распоряжение № 2360-р Правительства РФ о проведении конкурса на право пользования Еланским и Елкинским месторождениями. Конкурс состоялся 22 мая. Победил «Медногорский медно-серный комбинат» — «дочка» УГМК. 26 июля лицензии на освоение были выданы УГМК и зарегистрированы Роснедрами. Как сообщили «Новой газете» в пресс-службе УГМК, добыча руды начнется не раньше 2022 года и только после того, как будут утверждены запасы месторождений.

ром, живущим на деньги отца, который долгое время возглавлял Лебединский ГОК», то подробно описывают его бурную молодость в московской арт-тусовке, подводя ее под определение «секс, наркотики и рок-н-ролл». Я читала эти статьи и думала: какое отношение личная жизнь координатора протеста имеет к планам добычи никеля? Константин рассказывает, как позвонил в одну из редакций. Трубку сняла редактор и покаялась: она ни при чем, статья прошла через коммерческий отдел, а без пометки «На правах рекламы» — расценки выше. На одних статьях решили не останавливаться: теперь Константина пытаются подвести под уголовное дело. Всплыла история с якобы липовым больничным… трехлетней давности. Теперь следователь обещает две статьи: использование поддельных документов и мошенничество и угрожает, что по второй-то уж точно срок дадут — хотя бы условный. Дело еще не возбудили, зато сообщили: пока с учета не снимут, будут поступать бумажки о всех передвижениях Константина. А попробует уехать из Москвы — снимут с поезда и заставят дать показания. Люди протестуют, против них шьются дела, выписываются штрафы, их увольняют с работы… Если никель нужен, то почему люди против — им не объясняли? А если люди против — почему к ним даже не пытаются прислушиваться? Главное, что смущает активистов, — экологичность проекта. Рядом с местом будущих разработок течет Хопер, расположен Хоперский заповедник с краснокнижными


19

Фото автора

«Новая газета» понедельник. №131 19. 11. 2012

На митинги выходят целыми семьями: многие берут с собой детей

начнется». А уже октябре мы получаем ответ из Минприроды. Там черным по белому значится: «В настоящее время ООО «Медногорский медно-серный комбинат» и Администрация Воронежской области заключили соглашение, предусматривающее выполнение ООО «Медногорский медно-серный комбинат» при освоении участков недр федерального значения Еланское и Елкинское комплекса мер, в том числе экологического характера». Информации об этом не было нигде. Получается, губернатор нарушил данное слово: никакого опроса ведь не проводилось. В Минприроды говорят: «Мы переслали информацию, которую получили в администрации». Звоню в пресс-службу. Там мне объясняют: — У нас все документы проходят через правовое управление, туда такой документ не поступал. Интересная ситуация: министерству администрация говорит, что соглашение есть, журналистам — что его нет. Может, недопоняли друг друга? Изначально в условиях конкурса речь шла о строительстве горно-обогатительного комбината. То есть руда добывается, обогащается, получается никелевый концентрат. В лицензиях, выданных УГМК 26 июля, неожиданно начинает фигурировать «металлургический завод», который должен быть построен к 2022 году. Это уже несколько другая история: предполагается, что на территории области будет осуществляться выплавка металла. Со шлаками, шламами, выбросами сероводорода в атмосферу и прочими побочными эффектами. В Министерстве природных ресурсов считают иначе: «Наиболее опасная с точки зрения воздействия на окружающую среду металлургическая переработка концентратов цветных металлов в Воронежской области не планируется». Активисты не сдаются: им даже удалось передать свою резолюцию против добычи никеля Владимиру Путину. Тот пообещал разобраться. Правда, лучше бы он разобрался заранее — до того, как в декабре 2011 года поставил свою подпись на постановлении Правительства РФ, разрешившем разработки.

Мария ЕПИФАНОВА, спец. корр., Воронеж

P.S. 18 сентября мы обратились с официальным запросом к губернатору Воронежской области Гордееву А.В. Не получив ответа, мы готовились подавать в суд. Однако во время составления нами искового заявления, ответ, подготовленный Управлением региональной политики по поручению Гордеева А.В., в редакцию поступил. Согласно этому письму, уровень экологичности проекта, а также риски для речной системы региона и почв можно будет оценить только экспериментальным путем и после проведения экспертизы. То есть, наиболее важные для жителей Воронежской области вопросы остаются открытыми. Полный текст ответа читайте на сайте www.novayagazeta.ru. «Новая газета» продолжает следить за ситуацией.

Извещение о продлении срока подачи заявок и проведения Аукциона, открытого по составу участников и форме подачи предложений по цене продажи недвижимого имущества ОАО «Научно-исследовательский институт телевидения» 1. Собственник имущества: ОАО «Научно-исследовательский институт телевидения» 194021, г. Санкт-Петербург, ул. Политехническая, д. 22 ОГРН 1117847610297, ИНН 7802774001, КПП 780201001 Р/счет 40702810180000005511 Филиал ОПЕРУ ОАО Банк ВТБ г. СанктПетербург К/счет 30101810200000000704 БИК 044030704 2. Организатор аукциона: ОАО «РТ — Строительные технологии» 119435, Москва, Б. Саввинский пер., д. 2-4-6, стр. 16 ОГРН 1097746324400, ИНН 7704727853, КПП 770401001 Р/счет 40702810300020000371 ОАО Банк ВТБ г. Москва К/счет 30101810700000000187 БИК 044525187 Т. 8(495) 580-53-90, 8(985)767-40-94 3. Предмет аукциона — недвижимое имущество ОАО «Научноисследовательский институт телевидения»: ЛОТ № 1: Нежилое помещение, назначение: нежилое, общая площадь: 1 025,1 кв. м., этаж подвал-1-й-2-й, адрес объекта: г. Санкт-Петербург, проспект Энгельса д. 63, лит. А, пом. 1Н,2Н,3Н. Кадастровый (или условный) номер: 78:5356А:2006:45:2. На правах рекламы

птицами и животными. Представлять, как по этим полям будут ездить экскаваторы, раскапывать шахту, как в речку будут сбрасывать отходы, — не хочется. Хотя говорят, у страха глаза велики. Может, не так все страшно на самом деле и экоактивисты сильно преувеличивают? Но Елкинское и Еланское месторождения малоизучены, а найти геолога, который знал бы о них больше, чем написано в интернете, — проблема. Все ученые, с которыми я пытаюсь поговорить, в один голос отсылают в Воронежский государственный университет — к Николаю Чернышеву. Судя по всему, действительно никто не знает об этих месторождениях больше, чем Чернышев: он член-корреспондент РАН, сам живет в Воронежской области и изучению месторождений посвятил не один год. Чернышев говорит сначала неохотно, а потом, как настоящий ученый, все с большим азартом — еле успеваю записывать. При этом все время повторяет, что сам он не против добычи никеля, «но решать, в конце концов, должен народ». Планы УГМК ученого настораживают. Самая главная проблема — что делать с отходами? В пресс-службе компании «Новой газете» рассказали: 60% отходов («хвостов») будут закладывать обратно, 40% — складывать в специальные хвостохранилища. При этом дно разработки «застилается специальной толстой полиэтиленовой пленкой», вокруг возводится дамба. Отходы обогащения смешиваются с водой и «укладываются в это ложе при помощи технологии пастового сгущения». Зачитываю этот фрагмент Чернышеву. Он тут же возражает: — Хвосты не должны идти в отвалы. Ведь что такое эта трехслойная пленка, на которой УГМК собирается складировать отходы? Все равно когда-нибудь что-нибудь прорвется. В результате часть элементов уйдет в воду, часть — в почву. Чернышев считает неправильным начинать добычу руды сверху: могут прорваться водоносные горизонты, а один горизонт обеспечивает около пяти районов. Обмелеют озера, высохнут колодцы. Факты, которые приводит ученый, вызывают опасение. Впрочем, позиция УГМК в этой ситуации мне тоже ясна вполне: крупная компания думает о прибыли. Мы же не в сказке живем, чтобы требовать от бизнесменов заботы о какихто водоносных горизонтах. Компания смотрит на другие «горизонты». Митинги в Воронеже проходят пока мирно: люди еще надеются, что власти к ним прислушаются. А вот в селе Елань-Колено протест радикализировался. Летом мне довелось пообщаться с местными казаками. Они обещают дежурить с вилами и оказывать работникам УГМК «самый радушный прием». Если разработки начнутся, без стычек и потасовок не обойтись. И ответить за это придется не УГМК — а властям, которые разрешили разработки, а теперь ухом не ведут. В августе губернатор Воронежской области Алексей Гордеев написал в своем блоге: «Моя позиция — незыблема: если жители района выскажутся против, разработка месторождений никеля не

4. Основные характеристики: Начальная цена Лота №1 составляет 41 182 000 (сорок один миллион сто восемьдесят две тысячи) рублей, с учетом НДС. Величина повышения начальной цены («шаг аукциона»): 1 000 000 (один миллион) рублей. 5. По решению Аукционной комиссии (протокол заседания аукционной комиссии от 19.11.12 г. № 1А) внесены изменения в Аукционную документацию: Срок внесения задатка продлен до 23.11.12 г. (п.1.1. Аукционной документации). Срок представления заявок на участие в аукционе продлен и истекает 23.11.12 г. в 13.00 часов по местному времени (п.1.2. Аукционной документации). Дата и время окончания рассмотрения заявок Аукционной комиссией — 27.11.12 г. в 12.30 часов по местному времени (п.1.2. Аукционной документации). Время начала регистрации участников аукциона — 27.11.12 г. в 13.30 часов (по местному времени). Дата, время и место проведения аукциона — 27.11.12 г. в 14.00 часов (по местному времени) по адресу: г. СанктПетербург, ул. Политехническая, д. 22, лит. А, 1-й этаж, технический кабинет.

Извещение о проведении Аукциона было опубликовано в газете «Санкт-Петербургские ведомости», выпуск № 197 от 15.10.12 г. Перечень документов, необходимых для участия в аукционе, представлен в аукционной документации и на сайте ОАО «РТ — Строительные технологии» — www.stroytech-rt.ru.


20

«Новая газета» понедельник. №131 19. 11. 2012

расследование

«А куда же эти растяпы из ФСО смотрели?» Подробности жизни и ареста феерического мошенника — «пасынка» богатого еврейского коммерсанта, «генерала СВР» и «доверенного лица вица-премьера Зубкова» Россияне на свои налоги содержат многочисленную армию сотрудников спецслужб, которым постоянно повышают зарплаты, обеспечивают современной аппаратурой, транспортом и предоставляют дополнительные льготы. Казалось бы, уже нет того электронного ящика, куда бы они ни проникли, а уж любой персонаж, имеющий доступ к первым лицам, просвечивается насквозь в режиме реального времени. Но каким-то непостижимым образом остаются незамеченными мошенники, работающие под прикрытием поддельных корочек ФСБ и МВД и выстраивающие коррупционные схемы на многие миллионы.

А спецслужбы либо не ведают, что у них творится под носом, либо действуют совместно с проходимцами, возбуждая дела только под угрозой гигантских скандалов. Вот и на прошлой неделе сотрудники Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции (ГУЭБиПК) МВД задержали широко известного в столичных кругах мошенника Михаила Давидовича (Джумалиева), представлявшегося советником экс-вицепремьера Виктора Зубкова. «Новая газета» выяснила подробности задержания мошенника, а также неизвестные страницы его биографии.

Пасынок «Советника» Зубкова задержали в его офисе на ул. Знаменка, в момент передачи 550 тыс. рублей за помощь в прекращении уголовного дела. Джумалиев-Давидович даже не догадывался, что просительница — полицейский агент, а в ее сумочке — скрытая видеокамера. Эркин Медетбекович Джумалиев родился 16 мая 1966 года в Ленинграде в семье киргизского спортсмена. Свою «трудовую» деятельность начал в середине 80-х годов в Новосибирске, где получил первую судимость за кражу. Потом будто бы состоял в банде рэкетиров и выбивал деньги с коммерсантов, попутно облапошил лидеров курдской и азербайджанской общины на 100 тыс. долларов. Мошенника объявили в федеральный розыск (разыскное дело № 54/29). И вскоре он заработал второй тюремный срок. Через некоторое время следы Джумалиева обнаружились в Нижнем Новгороде: он представлялся внебрачным сыном богатого израильского бизнесмена, а в кармане у него находились документы уроженца Риги на имя Михаила Абрамовича Давидовича. Однако в Нижнем «пасынку» особо разгуляться не удалось: успел обобрать всего трех бизнесвумен. А вот четвертая оказалась коллегой-мошенницей, работающей под крышей местного ГУВД.

Столица Джумалиев-Давидович перебрался в столицу и поселился в двухуровневой квартире в элитном жилом комплексе «Золотые ключи». По столице передвигался исключительно на лимузине «Мерседес» с мигалкой и госномерами серии ООО. Обзавелся нужными связями, справил удостоверение на имя сотрудника аппарата советника президента РФ по экономическим вопросам Михаила Абрамова (с поддельной подписью Ельцина). Офисы «кидалы» располагались в разных районах Москвы, в том числе в здании Московской государственной академии приборостроения и информатики (МГАПИ) на Мичуринском проспекте. Ректору МГАПИ Джумалиев-Давидович представился другом директора ФСБ (задолжал за аренду 20 тыс. долл.). Первой крупной жертвой стала москвичка Ольга Д. «Советник советника Абрамова» как бы невзначай показал удостоверение и поведал, что «у его друга в Сибири имеется семь нефтяных вышек, и он готов их продать по дешевке». Вхождение в нефтяной бизнес обошлось Ольге в 170 тыс. долларов,

Арест Джумалиева-Давидовича

и потом ей пришлось за долги продать коллекцию картин и дачу. Потом в сети Джумалиева-Давидовича занесло топ-менеджера из Интербизнесбанка Сергея Б. Господину Б. мошенник продал удостоверение советника аппарата Совбеза РФ, а также пообещал надежную крышу и прекращение любых проверок по линии ФСБ и МВД. «Услуга» обошлась банку в 100 тыс. долларов плюс наручные часы «Франк Мюллер». В течение последующих двух месяцев своих денег лишились: гендиректор компьютерной фирмы из Химок Игорь Е., торговец мебелью Владимир К., бизнесмен из Крылатского Александр Д. и подполковник милиции из Зеленограда Игорь Е. Первому потерпевшему ДжумалиевДавидович пообещал выгодный контракт с «Башнефтью» (взял задаток 18 тыс. долл.), второму — решить проблемы на Шереметьевской таможне (25 тыс.), третьему — устроить дочь в МГУ (6 тыс.), а зеленоградскому милиционеру — пост заместителя начальника УВД САО Москвы (9 тыс.). В качестве моральной, очевидно, компенсации все потерпевшие стали обладателями новеньких корочек сотрудников ФСБ, с поддельной подписью тогдашнего директора ФСБ Владимира Путина. Погорел он в 1999 году из-за пристрастия к казино: проиграл долю своего подельника — якобы сотрудника УСБ ФСБ, живущего в шикарной квартире на Красной Пресне. Судя по всему, когда чекисту надоело бегать за ДжумалиевымДавидовичем, он навел на след беглеца сотрудников 5-го отдела МУРа.

Задержание проходило в обстановке строжайшей секретности, к спецоперации привлекли не только оперативников, но и «топтунов» из Оперативнопоискового управления МВД и сотрудников ФСО. Правда, официальная версия задержания звучит иначе: мол, бдительный прапорщик из Федеральной службы охраны заинтересовался подозрительным удостоверением гражданина Украины, пытавшегося пройти в администрацию президента. Во время беседы посетитель признался, что купил корочку у Джумалиева-Давидовича — тут якобы и началась масштабная проверка. Во время обыска на квартире подруги мошенника оперативники изъяли копировальное и полиграфическое оборудование, спецталоны «Без права проверки», поддельные удостоверения Совбеза РФ, ФСБ, ФСО, МВД и боливийский паспорт. Кроме того, в записной книжке Джумалиева-Давидовича оказались телефонные номера кремлевских чиновников и их родственников.

После отсидки В какой зоне последний раз сидел Джумалиев-Давидович и когда освободился (и сидел ли вообще), выяснить не удалось. В 2011 году он снова объявился в столице по соседству с Генштабом, на ул. Знаменка, арендовал уютный офис и при встречах представлялся генералом Службы внешней разведки или советником вице-премьера Виктора Зубкова.

— При встречах он говорил, что занимается тайными финансовыми операциями семьи Зубкова и возит его внука тренироваться в хоккей. Причем показывал фото, на котором они вместе с Зубковым пьют пиво, — рассказал «Новой» один из потерпевших (лишился 50 тыс. долл., но писать заявление в МВД отказался). — А нам с супругой он представлялся куратором по линии ФСБ депутата Николая Валуева, — сообщил другой потерпевший, из Воронежа (минус 30 тыс. долл.). Но вот что любопытно: ДжумалиевДавидович в ранге «советника» Дмитрия Медведева оказался в числе почетных гостей на Всероссийском форуме саморегулируемых организаций, а также недавно в Сочи в генеральской форме со сцены напутствовал присутствующих членов организации «Центр здоровой молодежи» (президент фонда — Никита Лушников, помощник депутата-единоросса Николая Валуева). Мы связались с господином Лушниковым, и он сообщил следующее: «Давидович приехал на «Мерседесе» с госномером АМР, мигалкой и предъявил какую-то корочку. Начал предлагать какие-то сумасшедшие проекты и часовую аудиенцию у Путина. У меня просто опыт есть небольшой, я подстраховался и подключил Колю. Мы встретились пару раз, и Давидович как-то отошел. Наверное, понял, что с нас взять особо нечего» Кто конкретно познакомил последних из пострадавших — китайских бизнесменов — с «советником» Зубкова, сейчас выясняют следователи. По одной из версий — все тот же, теперь уже бывший, чекист с Красной Пресни. Китайцам Джумалиев-Давидович пообещал выгодный нефтяной контракт и неофициальную встречу с президентом Путиным, за все про все запросил три миллиона долларов (получил задаток 600 тыс.). Через три месяца, почуяв неладное, китайцы обратились к своему послу в РФ, а тот вышел на руководство МВД. При обыске были найдены чистые бланки паспортов, всевозможные печати и куча удостоверений силовых структур. Особый интерес вызвали многочисленные фото с первыми лицами государства. Как в сердцах заявил один из оперативников: «А куда же эти растяпы из ФСО смотрели?» Впрочем, вопрос не представляется риторическим: в нынешнее время «решал» реальные посредники из числа силовиков при коррупционных сделках и мошенники перепутались до степени смешения. И те и другие могут свести бизнесменов с нужными людьми, а могут и кинуть. Так что не факт, что в активе Давидовича только обманутые граждане: его фотосессии с чиновниками высшего звена, скорее всего, свидетельствуют о том, что в каких-то сделках он все же играл роль настоящего посредника, живущего на процент от отката. Правда, в то, что его об этом, а также о том, под чьим прикрытием он работал, расспросят следователи, уверенности нет никакой.

Сергей КАНЕВ, криминальный репортер sbult@mail.ru


/

люди скандалы

21

Наследство, от которого стоит отказаться Шойгу

Матч «Динамо» и «Зенита» остановлен из-за попадания петарды во вратаря московской команды

Защитники культурного наследия Москвы просят нового министра обороны вернуть гражданским доступ к памятникам архитектуры

Попали! С

зрителей. Решение на очередном заседании примет КДК. Гендиректор «Зенита» Максим Митрофанов заявил, что, если наказание будет слишком строгим, клуб может сняться с турнира. Отметим, что разговоры о необходимости принятия «Закона о болельщиках» идут уже больше года, против его концепции активно выступает фанатское сообщество. Ожидается, что законопроект определит правила поведения на стадионах, а также введет персональную ответственность за нарушение порядка с помощью поправок в КоАП и УК. Сейчас за большинство инцидентов на трибунах расплачиваются клубы, штрафуемые Российским футбольным союзом. Кроме того, закон позволит клубам лишать права посещать стадион фанатов, уличенных в серьезных нарушениях.

Дом Сергея Щукина. Вход по пропускам

мотреть на памятник архитектуры, шедевр классицизма с расстояния 500 метров, через забор, под пристальным взглядом часового — это туризм в столице демократического государства, — иронически отмечает координатор общественного движения «Архнадзор» и член Общественной палаты Константин Михайлов. Он показывает изображения двух особняков XVIII века — дома Сергея Щукина недалеко от Кропоткинской и здания бывших Фанагорийских казарм на Бауманке. Увидеть их рядовому гражданину без бинокля не представляется возможным. Во всяком случае на сегодняшний день. Исторические памятники отданы под нужды Министерства обороны, являются режимными объектами и обнесены забором. Изменить ситуацию может новый министр Сергей Шойгу, к которому и обратились члены координационного совета «Архнадзора» с открытым письмом. «Уважаемый Сергей Кужугетович, мы считаем, что Министерство обороны — одно из важнейших в структуре государства — должно быть примером в деле исполнения законов и сбережения культурного наследия России, но никак не подавать примеры обратного свойства», — пишут они. — Гармония городской жизни нарушается, когда ведомство чувствует себя государством в государстве и начинает устанавливать свои законы, как это делает Минобороны. Последний раз в истории Москвы целый переулок перекрыли для прохода граждан в 60-е, когда на Китайгороде построили новое здание ЦК КПСС, — говорит Михайлов. История повторяется. Об особняке Щукина в Знаменском переулке, на который теперь можно смотреть только с расстояния полукилометра, «Новая» уже рассказывала в № 117. Сейчас мы вместе с Михайловым решили посмотреть, изменилось ли что-то с уходом Сердюкова. Оказалось, нет: тот же забор с двуглавыми орлами, тот же КПП. — Здравия желаем, ваш пропуск, — встречают совсем юные солдаты-срочники в светло-болотной форме. Не разрешают даже пройти сфотографировать — «шестнадцать камер снимают, мы обязаны позвонить, люди с автоматами прибегут…» Но «разговорчики в строю» себе позволить могут. — Раньше здесь Сердюков каждый день бывал, а Сергей Кужугетович пока не заехал. Внутри нет ничего интерес-

—C

Евгений ФЕЛЬДМАН («Новая») Фото автора

Реклама

убботний матч футбольного чемпионата России между московским «Динамо» и гостями, петербургским «Зенитом», остановлен на 37-й минуте после попадания петарды во вратаря московской команды Антона Шунина. Он был госпитализирован с ожогом роговицы глаза. Футболист испытывает проблемы со зрением и слухом. Петарда, скорее всего, была запущена из выездного сектора фанатов сине-бело-голубых. По словам Шунина, взрыв произошел после попадания пиротехники ему в ногу. Регламент чемпионата возлагает на полицию и организаторов матча ответственность за обеспечение общественного порядка, но при этом за поведение своих фанатов каждый клуб отвечает самостоятельно. Таким образом, «Динамо» может быть наказано матчем без зрителей, а «Зенит» — техническим поражением, штрафом, проведением матча на нейтральном поле или пятью матчами без

«Новая газета» понедельник. №131 19. 11. 2012

ного, кроме пары-тройки кроватей — ну вы понимаете, почему Сердюкова сняли. На балкон девушки выходили покурить, по ночам свет горел иногда. На улице — фонтан со статуей, но уже холодно, его куполом накрыли. Недельки через три откроют сквозной проезд — можно будет пройти сфотографировать. Второй объект нашей экскурсии — здание бывших Фанагорийских казарм — еще неприступнее. Если идти от «Бауманской» в сторону Следственного комитета, слева будет тянуться длинный забор все с теми же орлами. За забором — здание 1750-х годов постройки, переобустроенное из дома придворного медика императрицы Елизаветы Петровны в Правительствующий Сенат, позже — в учебное заведение, где был расквартирован Фанагорийский гренадерский полк, сформированный полководцем Суворовым. Раньше в этом здании, по информации «Архнадзора», находилась Ракетная академия, но летом она съехала, и о реставрации отчитываться перестали. «Военная часть начала реконструкцию самостоятельно — было видно с улицы, что ломают изнутри, растесывают проемы. А памятники архитектуры нельзя реставрировать наобум и на глаз, не согласовывая с органами культурного наследия, не проводя историко-культурную экспертизу», — объясняет Константин Михайлов. Приехавших на место сотрудников департамента культурного наследия Москвы и Объединения административно-технических инспекций просто не пустили на территорию — мол, здесь территория Минобороны, и ваши гражданские законы никого не интересуют. «Арханадзору» уже однажды удалось отстоять конституционное право на доступ к культурным ценностям — когда Старую площадь обнесли забором. Активисты также писали десятки обращений, проводили экскурсии по переулкам, которые могли быть в скором времени перекрыты. Все было «чинно и корректно», как выразились сами представители «Архнадзора». Администрация президента забор оставила, но доступ ограничивать не стала. Минобороны на жалобы и письменные запросы до этих пор ни разу не ответило, даже не потрудилось сообщить об их получении.

Екатерина ФОМИНА Фото автора

P.S. «Новая» совместно с «Архнадзором» будет добиваться открытия доступа к архитектурным памятникам Москвы. Зданиями, оккупированными Министерством обороны, не ограничимся.


22

«Новая газета» понедельник. №131 19. 11. 2012

ачнем, пожалуй, с Юры Петрова (Кокованя, Кощей, Баба-яга), которого многие в труппе называет учителем и которого в прошлом году из театра попросили. Раньше Петров жил за речкой. Он и сейчас живет за речкой. Но тогда моста через реку не было — вот как было раньше. Зато через реку, а звалась она Волга, осуществлял перевозку граждан катер «Буй». В народе катер прозвали «Люся Кособокая», поскольку тот имел сильный крен (к противоположному борту подвязывали бревно). Петров плавал на работу в театр кукол. Пришел туда после школы. Актер вспомсостава. 55 рублей. В дверях театра всякий раз дежурила Антонина Григорьевна Скрипниченко, главный режиссер. Она проверяла настроение, с которым приходили актеры на репетицию. Настроение должно было быть приподнятым. Если его не было, актера отправляли еще погулять. Григорьевну все звали Мамочка. «Она была как «квочка» над нами», — вспоминают «старики». Но вернемся к Петрову. Во время ледостава катер «Люся» уже не ходил. А по льду еще невозможно было перейти. Петров брал с собой одежду, зубную щетку и деньги на питание и две недели жил в театре, спал за кулисами. Просыпался и работал с куклой. И до репетиции, и после спектакля работал — пока не гасили свет. Временно он ушел в армию, где стал разведчиком второго класса, совершив 25 прыжков при свете дня и еще 6 — под покровом ночи. В выходные он поставил в клубе кукольный спектакль. За это разведчику Петрову вручили грамоту, где крупно было пропечатано: «Искусство принадлежит народу», а помельче: заслуги Петрова и подпись полковника Макаркина. Его оставляли там завклубом, в Лагодехи, но Петров вернулся в Кострому — работать в театре артистом и еще монтировщиком сцены. Другие монтировщики очень уважали Петрова. Он облегчал им жизнь, успевая поставить полдекорации, пока они втроем искали и несли один какой-нибудь штатив. Потому что Петров любил работу, и она получалась у него хорошо. Я спрашиваю, что он советует молодым. Петров улыбается как-то внутрь себя, потом говорит: «Труд». Теперь ему 64 года. Год назад Петрову позвонили из отдела кадров и сказали, что закончился контракт, чтобы он приехал и забрал документы. Петров ни с кем не стал спорить — ни с директоршей, ни с новым главным, ни с отделом кадров. Приехал в театр — уже на маршрутке, по мосту — и забрал трудовую книжку. Пошел работать в Дом культуры. Ставит там с подростками пьесы Бредиса, друга своего покойного. Петрова навещает разве что Кулейкин, молодой актер*. Петров нагружает Кулейкина картошкой и всем прочим с огорода.

Н

Б

редис был актером, а потом и главным режиссером театра. Три года как Бредис умер. C Л. Шаровой, новым директором, он не сработался, ощущал себя ненужным. Макарова, заслуженная, вспоминает, что Бредис был высок и слегка сутул — поскольку артист-кукольник не должен быть виден из-за ширмы. А похож он был, говорит Макарова, на Шона Коннери. Кученков же, актер и циник, уходивший из театра вслед за Бредисом, — тот говорит, что Бредис был «премудрый пескарь», который уклонялся от борьбы, вот его и «съели». Может быть, всё это верно. Однажды Бредис головой открыл дверь вагона (почтово-багажного). Это еще когда главрежем была Мамочка. Театр кукол был областной. То есть катались со спектаклями по всей области. Иногда ездили на своем автобусе. Тряслись все в пыли, повязав платками лица. А в тот раз поехали поез*В прошлом году был в числе актеров, кто взял за кукольного «Медведя» (по А.П. Чехову) «Золотую маску». Водил марионетку Слуги.

1001-й км

Кукольные трагедии История областного театра и его труппы, рассказанная его актерами, в которой трижды встречается нехорошее слово «сука», и всякий раз — не со зла дом. Село Брантовка, полустанок, зима, темно. Актеры сошли, надо еще успеть из багажного вагона забрать декорации и кукол. Стали стучать, а те, кто внутри, не отвечают, потому что спят. Все поняли, что долго это не будет продолжаться, а ровно одну минуту, а потом машинист уведет состав в сторону Шарьи, согласно расписанию. Бредис тогда разбежался и ударил в дверь головой. Он это сделал не расчетливо, а потому что очень переживал. От удара его головы те, кто были за дверью, проснулись, открыли дверь и выдали ящик с декорациями. В труппе его звали Бренди. Ну это по фамилии. Пил он, действительно, коньяк или всякие, условно говоря, бренди. Водки Бредис не любил. Актерам он давал свободу полную, а потом говорил, что из роли выкинут. Сам мог поймать в сельском клубе кошку, и пристроить на плечи кукле (а играл он Тита), и бросить ей вслед реплику: «Дела… Воротник убежал». В труппе Бредиса до сих пор любят (в этом заметно отношение к новому главрежу) и пересказывают, как они с Казаковой играли в «Кожемяке». Как Собачка, в исполнении Казаковой, пукала Змею под нос, а Змей морщился и смахивал ее лапой. «Вот мы ночуем в гостинице в поселке, семь человек нас в номере, — вспоминает Петров. — Бредису ночью понадобилось выйти в коридор. А в коридоре стоял сундук, и на нем спала какая-то старушка. Бредис дверь открывает, из темноты голос той старушки: «По голове не е...ни, сука!» Мы все смеемся, а Бредис дверь захлопнул и стоит, не знает, что ему делать. Очень деликатный был человек». Актерская. Реплики. (Искусство, главреж, директор, оплата труда…) «Вот у них в драме — там каждый играет свою роль. А мы иногда играем заднюю ногу слона. От этого у нас взаимовыручка». «Из драмы к нам пришла актриса. Месяц поработала. Не смогла. «Как вы выдерживаете?!» Говорить-то нам надо вверх, да с поднятыми руками. Да еще мы кукол водим на левой руке. Представляете, это какая нагрузка на сердце». «Играли мы спектакль «Тигренок Петрик». Там на Совете тигров с него снимают полоски. И вот он, расстроенный, сидит на ширме, ножки свесил. (А я была Тигренком.) Тут в зале встает мальчик лет четырех и говорит: «Тигрик, не плачь. Мы отдадим тебе все конфеты, все печенье, которое есть в детском саду». И я всякий раз теперь плачу, когда это вспоминаю». «Я ей (директору) говорю: «Не сравнивайте нас с бухгалтерией, мы же все-таки душу отдаем. А она: «Вот и отдавайте». «Тогда он (главреж) ввел в худсовет свою жену. Во-первых, это не мудро. Вовторых, это неправильно».

Толя Дорн доучивает роль на репетиции

Кученков пришел монтировщиком без всякого желания влезать в искусство, но влез. Скрипниченко его взяла. Бредис и Гена Развалов (также уже покойный) выучили работать с куклой. Кученков играл трактирщика Хина Меннерса как никто. Он и похож теперь на трактирщика, если изъясняться в образах Грина. А если говорить просто, то Кученков похож на барыгу с авторынка. «Дети глупы, потому что они маленькие, — цедит Кученков. — Но почему взрослые глупы, как дети?» При этом Кученков — нарушитель трудовой дисциплины и срыватель спектаклей. Этого не отнять. Но при Бредисе актеру прощалось. «Я запивал сильно. Ширмы падали. Во всяком случае, барная стойка у Хина Меннерса, было дело, — упала. Бредис любил меня подставлять. Все время нужно было играть не репетируя… Играю я, например, Кощея. (А Юра Петров держит Кощею руки.) У них там какой-то диалог с Василисой, а я текста не помню, плету что-то свое. И ведь, как обычно, я подшофе. Увлекся импровизацией, говорю Василисе: «Сука!» В зале тишина. И за кулисами тоже. Потом ничего, доиграли.

«

Так ведь и назывался спектакль «Любовь, деньги, фантазия». Мы сидим в столовой «Лимпопо». В театр кукол Кученкова больше не пускают, и он работает в Никольском, в Доме культуры. Это с тех пор, как он ушел вслед за Бредисом в знак солидарности, а потом Бредис вернулся, а Кученкова обратно не взяли. Даже он с Шаровой судился, но куда там. С главрежем Логиновым они на дух друг друга не переносят. Правда, сейчас Логинов ставит «Сказание об Иване Сусанине». Там голосом Кученкова (в записи) говорит Пожарский. Другого пока нет. «Как лиса медведя обманывала» — я до сих пор не знаю текста этой пьесы! Вся «вахта», все службы приходили слушать, что я на этот раз выдам. Бредис все говорил: «Тебе надо авторство дать». А когда я Визиря играл, когда я своровал эту Лампу и стал вокруг нее танцевать, весь зал стал хлопать мне, отрицательному персонажу. Это был последний мой спектакль. Лебединая песня моя!» Ёрова все в труппе называют «домовым». Он здесь уже 20 лет монтиров-

Однажды Бредис, бывший главреж, головой открыл дверь вагона (почтовобагажного). Разбежался и ударил в дверь головой. Он это сделал не расчетливо, а потому что переживал за зрителей

«


«Новая газета» понедельник. №131 19. 11. 2012

23

С

Светлана Алфеева в роли утенка Тима

Монтировщик Ёров

щиком. Работает очень неспешно, а больше — сидит на ящике, задумавшись. Внешность у него самая актерская. Сирано де Бержерак или вроде того. Из благородных. Вот он и сидит на ящике с видом Сирано де Бержерака, которого занесло в Костромской театр кукол. Ёров никогда не платил за жилплощадь в бараке на окраине Костромы. Жилтоварищи его выселять решили. Макарова тогда, во-первых, ездила на окраину — переубеждать жилтоварищей. Во-вторых, регулярно стала платить за Ёрова (из его же зарплаты, конечно) и за пару лет погасила долг. Приходят актеры утром на репетицию, а Ёров уже тут, завтракает чаем и бутербродами.

Т

оля Дорн — это один из актеров. Похож на Кота в Сапогах. Без него театр был бы неполный. Непонятно почему. Вот вам монолог Толи Дорна. «27 лет я работаю. Всю живность, всех зверей переиграл. Медведь, и Еж, и Заяц, и Филин, и Дрозд, и Кот. Кроме Лисички — всех. И Кощея играл, и Змея играл, и Артура Грея играл, и Принца из «Золушки». У нас театр чем отличается? Вот мы ездим на гастроли — там у всех нормальные гримерки. А у нас — обезьянник какой-то. У всех «двадцатка в регионе», а у нас 8—10 тысяч. Подрабатываем, конечно. Потому что у человека, который занимается искусством, запросы больше, чем просто покушать. Псевдоним у меня: «Клоун Бом». Допустим, муж, бизнесмен, поссорился с женой. Заказывается лимузинчик с водителем, цветы и клоун — ждем ее после работы. Я выхожу, клоун Бом, и говорю: «Это вам сюрприз. От одного человека, которому до вас не

все равно». А что это муж, я не говорю. И вот мы катаемся по городу, я ее развлекаю шутками, прошу ее нарисовать идеал мужчины. А сам беру этот идеал, беру образ ее реального мужа, и начинаю их сближать. Приезжаем в планетарий, а там уже все готово, стол накрыт. Я говорю: «Сейчас вы скажете магическое слово, и появится этот идеальный человек». И входит ее муж, соответственно. Все, моя миссия выполнена. А еще я в синагоге занимаюсь лекторием. В Костроме деревянная синагога, таких мало осталось. Вот в прошлый раз читал лекцию о русском национальном характере. Как писал Бердяев, помните: «Россия пала жертвой собственных пространств». Я там работаю один час в неделю. В понедельник, с двух до трех. Мне платят 1 тысячу рублей в час. И меня это устраивает. Из того, что есть в Костроме, это одна из самых высокооплачиваемых работ. Я ведь кроме театрального еще философскую аспирантуру окончил в Сельскохозяйственной академии. Научный руководитель — Шульц Леонид Борисович. Статья выходила — в местном научном издании. Там я впервые за две с половиной тысячи лет дал определение эстетики, которого ни у Канта, ни у Гегеля, ни в «Википедии» — нигде нет. «Эстетическое — эмоционально дистанцированное временем, пространством или материалом. Всё».

В

театр пришли агитировать за «Единую Россию». Год назад было, перед выборами. Актеров всех собрали, директор тоже пришла. Дама из департамента культуры говорит: «Вы посмотрите, как у нас область развивается замечательно. Оперу «Хованщина»

Юра Петров

вот поставили на Сусанинской площади. А скоро в регионе будет налажено производство мраморной говядины, которую можно есть без ножа, одной вилкой!» Кулейкин, парень простой, в театр пришел с завода «Мотордеталь», он сказал, что все подумали: «А нашей, — говорит, — зарплаты на нее хватит?» Дорн тоже подпел, голосам Кота в Сапогах: «Один кусочек хотя бы попробовать». Тогда директор обвела всех строгим взглядом. И в зале снова порядок наступил.

Ю

лия Филатова (35 лет) — зам по маркетингу. Шесть лет в театре. Кабинет оклеен афишами. (Также плакат с БГ.) Все в театре готовились к фестивалю. Юля была в эпицентре: «Геннадий Алексеевич, я к вам в ноги бросаюсь, ну дайте хоть четыре стола… Спасибо, огромное… Мы к вам тоже неровно дышим…» Из разговора про столы и сколько секунд он занял, стало понятно, что Юля может отказать, но Юле никто не откажет. «Я сторонница преобразований в театре. У меня в Театре Образцова работают друзья, они там тоже все сейчас меняют. Большинство спектаклей у нас, они старые уже. По ним же видно, что это ткань 70-х годов. Я считаю, что старое, мохнатых годов, оно, как старое пальто, — послужило и должно уйти. — Вас в труппе, наверное, ненавидят… — Ненавидят. — А есть сейчас спектакли, которые вам нравятся? — Есть три спектакля. Не скажу, какие. Это мое личное дело. Это уже кухонный разговор…»

вета Алфеева, которая теперь заслуженная РФ, приехала из Фурманова. В гримерке сидела Казакова, маленькая, играла все время на котурнах, в войну пришла в театр уборщицей, потом стала ведущая актриса, и вот Казакова сказала ей покровительственно: «Ну что, сучка, пора начинать репетицию — пошли». «Раньше клубы были в церквях. Их зимой не протопишь. Лед на стенах. А ты — играй. А встречают нас еще за околицей — трактор с тележкой. Автобус по деревне не пройдет, вот мы перегружаем ящики в тракторную тележку — и с песнями до клуба. Где только не ночевали. Белье, говорит, я вам, девчонки, менять не буду. Медички спали, не заразитесь. Смех один. А играть я всегда любила с Юрой Петровым. С ним играешь, и любовь, и добро от нас идет. А с другим играешь, и не идет тепло от него». Замуж вышла за Леню — из монтировщиков. Сначала его не замечала. Пришла к ним в цех, говорит: надо гардину повесить. «Я повешу», — говорит. «И мы с ним жили-жили, жили-жили, Алешка у нас родился. Опомнились, когда Алешка в школу пошел. Леня мне предложил: пойдем распишемся, чтобы у парня было все как положено. А до этого нам и в голову не приходило… так мы любили». Девяностые. «На работу ехать — мы зайдем в автобус, голодные, билета нет, нас выгонят. Мы выйдем с позором, сядем на другой автобус, так доедем спектакль играть. В бухгалтерию после спектакля придем, хоть сколько-то денег получить, там колбасой пахнет. Они полчаса эти 10 рублей считают, и почему так долго считают… Ты идешь и думаешь, какого хлеба купить, белого или черного. Я вот думаю, ты, Юль, этого не пережила. Она ведь не приболела к театру. Все старое их раздражает. И мы-то их раздражаем. Такого можно наворочить. Потом иди-ка собери». С Леней они ставили моноспектакль по Уайльду. «Ласточка». По школам работали. Леня шил костюмы, свет ставил и музыку подбирал. А Света была и за Ласточку, и за всех. Даже пришлось ей зарегистрироваться в виде индивидуального предпринимателя. «Все время какие-то письма из налоговой с угрозами, мол, вы то-то не сдали, то-то не отправили. Я им звоню, ну как же — мы же все вам отправили. Они: «Ах да, мы не посмотрели». А мне корвалол пить». Леня умер в прошлом году. Сын уже взрослый, работает где-то в Москве. Зарплата в театре 10 600 рублей. Проводит детские дни рождения. Есть костюм Бабы-яги, («Смешная такая Яга, современная»), а есть Ворона Клёпа с сумочкой и перчатками. Слова у Вороны: «Клёвая Клёпа, Клёпочка-Клёпа, клёвая Клёпа». Из-за кулис это видится так: театр построен для актеров. Ну и для монтировщиков. Они в нем живут практически. А без театра — что они будут делать? Да ничего! Потом (выбравшись на свет, на воздух) начинаешь думать, как все прохожие. Мол, Областной театр кукол предназначен для детей — прививка культуры. Начинаешь вспоминать свое детство и как тебя водили в Театр Образцова. Витрина театрального музея — помню. «Фанта» в бумажных стаканчиках. Пирожное «колесо». Одна сцена в памяти. И одна реплика. Два зайчика. (Или всё-таки медвежонка? Спектакль-то назывался «Веселые медвежата».) В общем, два ушастых персонажа. Слышат в небе звук. Поднимают голову. Один радостно говорит: «Ту-2!» На этом воспоминания о театре кончаются.

Игорь МАСЛОВ, спец. корр. «Новой» Фото автора


Календарное

Рекомендательное письмо

Отдам в хорошие руки

На дворе намечается тридцать седьмой, но двухсотое в нем мартобря

Мой друг и зам Георгий Розинский нашел четверых выброшенных щенков. А мог бы не заметить с высоты своего роста (2 м 4 см). Он и меня (1 м 86 см) не всегда учитывает. Одного щенка мы почти пристроили через «Фейсбук» (я бы «Фейсбуком» псину и назвал). Еще для троих ищем хозяев. Одна может откликаться на кличку «Новая», другому подойдет «Рост», третьему обозреватель Троицкий готов пожертвовать имя «Тема»… (Правообладатели имен согласны.) Очень ждем!

Дмитрий БЫКОВ в подпитье вчера завалился домой, бил посуду и пел в неглиже: он сказал, что сегодня не тридцать седьмой! Слава Богу. Казалось, уже. А сегодня проснулся и думаю: ой. Вместе с хмелем исчез и покой. Он, конечно, сказал, что не тридцать седьмой, это добрая весть, — но какой? Я возрос на фантастике, юный урод с оптимизмом в советском мозгу, — и что это две тыщи двенадцатый год, я поверить никак не могу. Я не думал, что яблони будут цвести по бокам марсианских дорог, но молельные комнаты — Боже, прости, — в средней школе представить не мог. Да, не тридцать седьмой, но глаза растопырь на окраску судейских чернил! (Правда, Сталин, хоть был совершенный упырь, за границей бабла не хранил.) Называя сатрапов врагами труда, наша русская Муза права, но Лубянка работала даже тогда не настолько спустя рукава. Хоть заплечная логика вечно крива, но кривеет с течением лет: доходило до планов по взрыву Кремля. До еврейского чучела — нет. Я не знаю, виновна ли в этом спина или, может, случился прострел… Мне Анжелу не жалко — и кто мне она? — но вчера я ее пожалел. Мы еще не являем расстрельную прыть, хоть вернули понятие «враг», — но ведь мы сверхдержава, итить-колотить! Мы не можем позориться так! Даже «Шпигель» при свисте верховной пращи рассмеялся, бояться устав. Посадить тебе мало — валяй, клевещи, но придумай какой-то состав! На страну накатилась такая пора, что застряла — ни взад, ни вперед, и палач не умеет держать топора — помощь зала все время берет. Да и в зале уже начинают вздыхать, палача обзывая шутом: только нацики просят: «Пусти помахать!»… Но ведь их не оттащишь потом! Присмотрись, моя Родина, зренье промой: не застой на дворе, но отстой. У одних получается тридцать седьмой, у других — девяносто шестой. Одному

Я

8 916 981-96-93 (тел. собак) Петр САРУХАНОВ — «Новая»

Главный редактор Дмитрий МУРАТОВ

открывается щедрый просвет, а к другому ползет крокодил. К Сердюкову претензий у следствия нет: на Болотную он не ходил. Я не враг Сердюкову, я сам не монах и терпеть не могу недотрог — мне претит пребывание в двух временах, а с учетом нацлидера — в трех. У нацлидера — время расправ и щедрот, расточаемых щедрой рукой. Я не знаю, в какой он эпохе живет. Я не видел эпохи такой. Он засел на каком-то таком рубеже, где теряется взгляд чужака: то ли там, где истории нету УЖЕ, то ли где не настала ПОКА. Мой рассудок убогий до боли в мозгу повторяет себе: понимай! Никаких аналогий найти не могу — разве поздний уже Николай, консерваторов идол и фрейлин герой, обладатель чугунной

спины… Восемьсот пятьдесят, полагаю, второй, за три года до Крымской войны; революций боится, все время следит, чтоб Ла-Тампль не внедрили ему… Достоевский сидит, и Тургенев сидит, и на съезжей кропает «Муму»… Это было всеобщее горе уму и частичный отказ от ума; над страной уже внятно звучало «Муму» — но страна оставалась нема… А потом нас подставил изменчивый Марс, и Отчизна проснулась с трудом. Это было уже, повторилось как фарс, а вернулось уже как дурдом. И в дурдоме не рай, а особо зимой. И поэтому, вслух говоря, на дворе намечается тридцать седьмой, но двухсотое в нем мартобря.

www.novayagazeta.ru

Редакторы номера: Д. Муратов, Н. Прусенкова

Наш адрес в интернете:

NovayaGazeta.Ru РЕДАКЦИЯ Дмитрий МУРАТОВ (главный редактор) Редакционная коллегия: Ольга БОБРОВА (обозреватель), Сергей КОЖЕУРОВ (первый зам главного редактора), Андрей КОЛЕСНИКОВ (обозреватель), Андрей ЛИПСКИЙ (зам главного редактора, редактор отдела политики), Нугзар МИКЕЛАДЗЕ (зам главного редактора, редактор службы информации), Алексей ПОЛУХИН (редактор отдела экономики), Георгий РОЗИНСКИЙ (зам главного редактора), Юрий РОСТ (обозреватель), Петр САРУХАНОВ (главный художник), Юрий САФРОНОВ (редактор пятничного выпуска), Сергей СОКОЛОВ (зам главного редактора, расследования — «отдел Юрия Щекочихина»), Ольга ТИМОФЕЕВА (редактор отдела культуры), Олег ХЛЕБНИКОВ (зам главного редактора), Виталий ЯРОШЕВСКИЙ (зам главного редактора, редактор отдела «Общество»)

К каждому псу прилагается бесплатная подписка на «Новую» ☺

Обозреватели и специальные корреспонденты: Роман АНИН, Юрий БАТУРИН, Ольга БОБРОВА, Борис ВИШНЕВСКИЙ, Эльвира ГОРЮХИНА, Елена ДЬЯКОВА, Зоя ЕРОШОК, Вячеслав ИЗМАЙЛОВ, Сергей КАНЕВ, Павел КАНЫГИН, Елена КОСТЮЧЕНКО, Юлия ЛАТЫНИНА, Владимир МОЗГОВОЙ, Галина МУРСАЛИЕВА, Леонид НИКИТИНСКИЙ, Ирина ПЕТРОВСКАЯ, Алексей ПОЛИКОВСКИЙ, Юлия ПОЛУХИНА, Елена РАЧЕВА, Людмила РЫБИНА, Слава ТАРОЩИНА, Марина ТОКАРЕВА, Павел ФЕЛЬГЕНГАУЭР, Вера ЧЕЛИЩЕВА, Наталья ЧЕРНОВА Ведущие рубрик: Евгений БУНИМОВИЧ, Дмитрий БЫКОВ, Юрий ГЕЙКО, Александр ГЕНИС, Павел ГУТИОНТОВ, Андрей КОЛЕСНИКОВ (Мнения & Комментарии), Александр ЛЕБЕДЕВ, Александр ПОКРОВСКИЙ, Юрий РЕВИЧ, Кирилл РОГОВ, Дина РУБИНА, Владимир РЫЖКОВ, Ким СМИРНОВ, Артемий ТРОИЦКИЙ, Сергей ЮРСКИЙ Руководители направлений: Руслан ДУБОВ (спорт), Лариса МАЛЮКОВА (кино), Елена МИЛАШИНА (спецпроекты — «отдел Игоря Домникова»), Надежда ПРУСЕНКОВА (пресс-служба) Группа выпуска: Анна АРТЕМЬЕВА (фотокорреспондент), Анна ЖАВОРОНКОВА, Алексей КОМАРОВ, Татьяна ПЛОТНИКОВА (бильдредакторы), Оксана МИСИРОВА, Надежда ХРАПОВА, Вероника ЦОЦКО (технические редакторы, дизайн, макет)

Собственные корреспонденты: Надежда АНДРЕЕВА (Саратов), Георгий БОРОДЯНСКИЙ (Омск), Борис БРОНШТЕЙН (Казань), Сергей ЗОЛОВКИН (Гамбург), Сергей КУРТ-АДЖИЕВ (Самара), Александр МИНЕЕВ (Брюссель), Ольга МУСАФИРОВА (Украина), Нина ПЕТЛЯНОВА (Санкт-Петербург), Алексей ТАРАСОВ (Красноярск), Евгений ТИТОВ (Краснодар), Ирина ХАЛИП (Минск) WEB-редакция: Константин ПОЛЕСКОВ (редактор), Сергей ЛИПСКИЙ, Евгений ШИРЯЕВ

АДРЕС РЕДАКЦИИ: Потаповский пер., д. 3, Москва, 101990. Пресс-служба: 8 495 926-20-01 Отдел рекламы: 8 495 648-35-01, 621-57-76, 623-17-66 Отдел распространения: 8 495 648-35-02, 623-54-75 Факс: 8 495 623-68-88. Электронная почта: 2012@novayagazeta.ru Подписка на электронную версию газеты: distrib@novayagazeta.ru Подписные индексы: 32120 (для частных лиц) 40923 (для организаций) Подписка на газеты и журналы по Москве через интернет: www.gazety.ru

дирекция Ольга ЛЕБЕДЕВА (директор АНО «РИД «Новая газета») Светлана ПРОКОПЕНКО (заместитель директора по развитию), Валерий ШИРЯЕВ (заместитель директора), Ярослав КОЖЕУРОВ (юридическая служба), Светлана БОЧКАЛОВА (распространение), Владимир ВАНЯЙКИН (управление делами), Вера ИЛЬЕНКО (реклама), Наталья ЗЫКОВА (персонал)

Газета печатается вo Владивостоке, Екатеринбурге, Краснодаре, Москве, Нижнем Новгороде, Новосибирске, Ростове-на-Дону, Рязани, Самаре, Санкт-Петербурге. Зарубежные выпуски: Германия, Израиль, Казахстан

Общий тираж — 273 450 экз. Тираж сертифицирован Novayagazeta.Ru — 8 778 839 просмотров за октябрь 2012 г. Материалы, отмеченные знаком ® , печатаются на правах рекламы.

«Новая газета» зарегистрирована в Федеральной службе по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия. Свидетельство ПИ № ФС 77-24833 от 04 июля 2006 г. Учредитель: ЗАО «Издательский дом «Новая газета». Редакция и издатель: АНО «Редакционно-издательский дом «Новая газета». Адрес: Потаповский пер., д. 3, Москва, 101990.

© АНО «РИД «Новая газета», 2012 г. Любое использование материалов, в том числе путем перепечатки, допускается только по согласованию с редакцией. Ответственность за содержание рекламных материалов несет рекламодатель. Рукописи и письма, направленные в Редакцию, не рецензируются и не возвращаются. Направление письма в Редакцию является согласием на обработку (в том числе публикацию в газете) персональных данных автора письма, содержащихся в этом письме, если в письме не указано иное

Срок подписания в печать по графику: 23.30, 17.11.2012 г. Номер подписан: 23.30, 17.11.2012 г. Отпечатано в ЗАО «Прайм Принт Москва». Адрес: 141700, МО, г. Долгопрудный, Лихачевский проезд, д.5В. Заказ № 4348. Тираж — 58000 экз. Общий тираж — суммарный тираж московских и региональных выпусков за неделю. Цена свободная.

«Новая газета» №131 (понедельник) от 19.11.2012  

Выпуск «Новой газеты» от 19 ноября

Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you