Page 1

Говорит Москва! понедельник

среда

пятница

№ 139 (1842) 12.12.2011 г.

Евгений ФЕЛЬДМАН — «Новая»

Doc! Передано «Новой» Владимиром Рыжковым


2

«Новая газета» понедельник. №139 12. 12. 2011

главная тема

Алексей ПОЛИКОВСКИЙ обозреватель «Новой» на московских улицах и площадях

а митинг я приехал заранее, потому что хотел найти одну девушку, которая собиралась купить на пять тысяч рублей белых гвоздик и раздавать их окружающим. Но в этом обилии людей найти было уже никого нельзя. Девушка с гвоздиками мне не попадалась, зато попались несколько девушек, раздающих людям белые шелковые ленточки. Я вышел на набережную через Лаврушинский переулок и очутился в густой толпе, которая медленно просачивалась через две рамки и кордон полиции. Когда общее движение медленно подтащило меня к рамкам, я увидел, что столы около них покрыты рассыпанными монетами. Люди вытряхивали монеты из карманов и, увлекаемые потоком, не брали их назад. Лужков мост был плотно заполнен людьми. На чугунных перилах моста висел лозунг с аршинными буквами, выведенными краской от руки: «Жулики и воры, верните выборы!» Во всю длину канала, от начала Болотной площади до Балчуга, стояла огромная толпа. Над черной массой людей поднимались флаги. В начале, у сцены, покачивались многочисленные оранжевые знамена «Солидарности», в среду которых затесался простой и суровый флаг «Левого фронта»; затем оранжевый переходил в красный цвет КПРФ, а дальше и во все стороны начиналось живое веющее многоцветье: белые с зеленым полотнища «Яблока», желтые флаги «Справедливой России», черные «Пиратской партии», красно-бело-красные «Гражданского Союза», белые с красивым палевым орлом «Либертарианской партии», триколоры «Партии дела» с трудолюбивой черно-желтой пчелой. Вытянутым клином стояли в темнеющем воздухе декабрьского дня большие бело-желто-черные полотнища националистов с надписями по каждому цвету: «Родись на Руси», «Живи на Руси», «Умри за Русь». Над людьми и флагами кружил вертолет и бегал по небу беспилотник с камерами наблюдения. Беспилотник был похож на паука и то замирал в одной точке небосвода, то быстрым рывком передвигался по небу в точку активности, туда, откуда ему были особенно хорошо видны громко кричащие или размахивающие флагами люди. Ораторы сменяли друг друга, их было множество. Все они принадлежали раз-

Н

«

Я странствовал по всей протяженной Болотной площади через тесные ряды людей, легко присоединялся к разговорам и везде ощущал одно и то же: презрение к тем, кто мухлевал на выборах, и веселую уверенность в свободе и победе

ным партиям и движениям — Гудков из СР, Митрохин из «Яблока», Рыжков из ПАРНАСа, Чирикова из «Экообороны» и далее, и далее через весь спектр русской политики. Я не буду пересказывать их речи, да и не могу этого сделать: все это на самом деле была одна огромная, страстная, растянувшаяся на четыре часа речь о том, что чувствуют люди, у которых на выборах в Государственную думу своровали голоса. Это было удивительное ощущение, когда ни в одном слове не было фальши, и слова политиков, как им и положено, наконец-то выражали то, что чувствуют и думают люди. И в потоке этих горячих, часто произносимых на крике, возбужденных и гневных слов все время повторялось что-то очень простое, что я даже не знаю, как выразить. Не потому, что это сложно, а наоборот, потому, что это так просто, как никогда еще не было за последние годы. Микрофоны на этом огромном митинге шалили, слабые динамики не пробивали сырой воздух над толпой. Я совсем не слышал того, что говорила Оксана Дмитриева, у которой я перед выборами брал интервью. Тихий голос этой маленькой женщины просто таял в начавшемся снеге. И другие люди вокруг меня тоже не слышали. Началось скандирование: «Громче! Громче!», и это мощное скандирование совсем заглушило ее тихий голос. Оксана, но я все равно знаю, что вы хотели сказать, в этой политической заварухе я вообще ставлю на вас и желаю вам удачи. Настю Удальцову я слышал лучше. С ее мужем, Сергеем Удальцовым,

Впервые у нас с советских времен было несколько сотен политзаключенных, и тысячи людей были этим возмущены и выражали свое возмущение криком, скандированием и свистом специально купленных красных свистков

«

Анна АРТЕМЬЕВА — «Новая»

Говорит Москва!

«

Я не хочу, чтобы всех этих людей, которых я видел в эту субботу на Болотной площади, обманули те, кто говорил им со сцены такие сильные слова. Я не хочу, чтобы эти люди снова вовлекли нас в идиотскую игру своих собственных амбиций, занимающую годы и опустошающую десятилетия. Оппозиции нужен один кандидат с новым лицом

«

лидером «Левого фронта», я несколько месяцев назад долго говорил в шуме и суете московского «Кофе Хауза», и я знаю, что этот человек будет идти до конца. Вчера его, измученного беспрерывного арестами и сухими голодовками, насильно поместили в реанимацию Боткинской больницы, а сегодня он ушел оттуда на Болотную площадь и ровно через пять минут после выхода из реанимации был задержан оперативниками и в очередной раз исчез*. Это было первое имя политзаключенного, произнесенное на митинге: Сергей Удальцов! Настя вместо него организовывала этот митинг, и я, стоя в толпе, чувствовал тянущее ощущение в районе сердца, когда представлял, каково ей знать, что ее муж в очередной раз исчез, и представлять, что с ним могут сделать похитившие его люди, и все-таки делать то, что они с Сергеем всю жизнь делают вдвоем. А затем шли другие имена людей, которых в последние дни хватали на Чистых прудах и на Триумфальной: Навальный, Яшин… Впервые у нас с советских времен было несколько сотен политзаключенных, и тысячи людей были этим возмущены и выражали свое возмущение криком, скандированием и свистом специально купленных красных * Уже в ночь с субботы на воскресенье я узнал, что Удальцов снова за решеткой — получил очередные 15 суток.

свистков. Один парень рядом со мной гудел в старинный рог. Я спросил его, что за штука, и он гордо показал мне выбитый на роге год — «1874» и сообщил, что этот рог гудел еще на революции 1917 года. Митинг — это не способ времяпрепровождения, это форма сознания. На Болотной, в сыром воздухе декабря, в тающем под ногами и на лицах снеге, людей вдруг связывало какое-то давно позабытое человеческое чувство. Теплое ощущение солидарности? Братство? Я привык считать, что живу в довольно-таки мрачном и не очень дружелюбном городе, но тут дружелюбие читалось на всех лицах. А тут были очень разные лица, и все они впечатались в мою память. Я запомнил лицо глубокого старика с белоснежной бородой, который, опираясь на трость, перебирался через бордюры, и люди подставляли ему руки и расступались перед ним, хотя, казалось, такая плотная толпа не может расступиться. Я запомнил лицо молоденький девочки в круглой шер-стяной шапке ямайского растамана, которая лезла на вентиляционную тумбу, чтобы лучше видеть сцену, и дала мне руку, чтобы я ей помог. В декабрьском сумраке светилась эта маленькая рука ребенка с короткими круглыми ногтями и тоненьким металлическим колечком на пальце. И я уверен, что не только я запомнил эту девочку, но и она на всю жизнь запомнит декабрьский день в центре Москвы, когда она вместе с ты-


сячами людей кричала: «Мы не рабы!» и «Свободу политзаключенным!» Тысячи рук поднимались вверх, и в густеющем воздухе вечера живыми окошками светились дисплеи тысяч камер. По этим камерам я понимал кое-что о людях вокруг себя. О, какое тут было собрание самой современной, самой прекрасной техники! Эппловские IPad’ы, поднятые над головой, тут же показывали окружающим картины митинга. Galaxy Tab’ы мягко светились и восхитительно передавали краски московского вечера. На животах молодых людей в лыжных шапочках, проталкивавшихся мимо меня к сцене, висели «Кэноны» и «Никоны» с могучими объективами. На скамейке сидел парень с раскрытым на коленях ноутбуком — мой опытный глаз старого компьютерщика сразу зацепил логотип Sony Vayo — и громко ругался с редактором, который где-то там — может, в Москве, может, в Омске, а может, и в Париже, — резал его фотографии. Снег с дождем усилились, и рядом с парнем теперь стояла девушка и держала над ним большую, метр на метр, фанерку. Это была импровизированная крыша мобильного корпункта. Я подошел и заглянул на фанерку. Она была черная, и сверху на ней было написано: «Нам нужны честные выборы!» Сотни и тысячи самодельных плакатов и рукописных лозунгов покачивались над морем голов, уходящим вдаль. Мысль о том, что все эти люди делали плакаты и выдумывали лозунги по указке вождей или по телеграмме Хиллари Клинтон, могла прийти в голову только очень оторванному от жизни человеку. «Спасибо, что ты пришел! Теперь я не один!» «Пацаны! Пора подвинуться!» (под распечатанным на цветном принтере фото Путина и Медведева). «Оппозиция! Нужен единый кандидат!» (под картинкой малыша, которого держит за две ручки мама). «Чуров! Это тебе не Хогвартс!» (c фотографией Чурова и картинкой замка, где учился Гарри Поттер). «Сегодня сто тысяч, завтра миллион!» Все это было свободное политическое творчество городского люда,

оснащенного отличными хайтековскими штучками, живущего в реале и в виртуале и очень хорошо понимающего, что такое ложь и что есть свобода. Рядом со мной очень приличный господин в длинном черном пальто просил свою жену еще посидеть в «Гурмэ», пока он побудет тут, на митинге. Я странствовал по всей протяженной Болотной площади через тесные ряды людей, легко присоединялся к разговорам и везде ощущал одно и то же: презрение к тем, кто мухлевал на выборах, и веселую уверенность в свободе и победе. Эти люди знали, что их много, и знали, чего хотят. Это не были суровые радикалы, знающие, что они обреченное

«

постным событием страдания и борьбы, а превращали его в праздник жизни. Тут вдруг в густой толпе открылась полянка, и мне под ноги по грязной траве выкатился белый шарик с нарисованными на нем черными глазками и длинным ртом. Шарик сам собой катался по зимней траве и смеялся. И люди вокруг тоже смеялись и говорили, кивая на шарик: «Медвепут!» Все это я уже когда-то видел. Я уже видел когда-то, в конце восьмидесятых и в начале девяностых, вот таких счастливых людей, которые на глазах обретали свободу. Я видел тогда митинги, на которые приходили миллион человек, и я испытывал это чувство абсолютного

Митинг — это не способ времяпрепровождения, это форма сознания. Я привык считать, что живу в довольно-таки мрачном и не очень дружелюбном городе, но тут дружелюбие читалось на всех лицах

«

меньшинство, это была плоть великого города, его живая вода, которая проснулась в декабре 2011 года и пошла в наступление. Подмосковные города сигнализировали о своем присутствии табличками: «Красногорск против фальсификаций», «Истра против фальсификаций». Девушки с плакатами, на которых стояло, что они были свидетельницами мухлежа, без сомнений позировали моей старенькой немудреной камерке. В них не было и тени страха, они не боялись позировать с плакатами и открытыми лицами. Красивых девушек на митинге было много. Но их вообще в Москве всегда много. И это присутствие красивых девушек, их смех, и распущенные волосы, и румяные щеки, и громкие голоса не давали политическому митингу стать

счастья от того, что мы вместе и свобода теперь наша. Но с тех пор я уже давно не хожу ни на какие митинги, потому что знаю, как легко обманывают этот всесильный и беззащитный народ и как легко обращают в дрянь великую мирную революцию. Людей обманывают их вожди, продавая нас всех гуртом и поодиночке, как это случилось в девяностые. Революцию обманывают демократические трибуны с хорошо подвешенным языком, которые пускают красивый туман нам в глаза, так, что мы слепнем на годы и теряем ориентацию в социуме. Нас нагло дурачили неизвестно из какой дыры выскочившие приватизаторы, которые во имя общего блага — а как же иначе? — делили всенародное имущество так, что всем не осталось ничего, кроме

3

Евгений ФЕЛЬДМАН — «Новая»

«Новая газета» понедельник. №139 12. 12. 2011

/

cупер рубрика

нищеты, а они отчего-то все как один сделались миллионерами, и владельцами акций, и хозяевами уютных домиков в очень хороших местах. Я не хочу, чтобы всех этих людей, которых я видел в эту субботу на Болотной площади, обманули те, кто говорил им со сцены такие сильные слова. Я не хочу, чтобы эти люди снова вовлекли нас в идиотскую игру своих собственных амбиций, занимающую годы и опустошающую десятилетия. Оппозиции нужен один кандидат с новым лицом. Я шел по периметру площади, рассматривая многочисленную технику, пригнанную сюда, чтобы в случае чего блокировать и разгонять нас. Рядами стояли трехосные грузовики с решетками на окнах закрытых кузовов, бронированные машины с бойницами для ведения огня и автобусы. В одном из них, за черными стеклами, горел огонек сигареты. Мрачными рядами, неподвижно и молча, стояли омоновцы в боевом снаряжении, похожие то ли на инопланетных пришельцев, то ли на рыцарей Мордора. У них были дубинки в руках, черные латы на ногах, черные ботинки, черные перчатки, круглые шлемы. Некоторые опустили на шлемы черные непрозрачные забрала и превратились в мрачные фигуры из возможного тяжелого будущего. Некоторые стояли с поднятыми забралами и молча смотрели на веселых своей свободой людей. А у некоторых были совсем молодые, мальчишеские, очень хорошие лица. С ними я разговаривал. Навстречу мне шли две девушки. Обе веселые, и обе смеялись от души, не над чем-то или кем-то, а от полноты жизни. На ладони у одной была плитка шоколада в раскрытой фольге. «Хотите шоколад? Берите! Берите шоколад!» — уже совсем стемнело, и они шли через тьму московского вечера и волны людей, расходившихся с митинга, и всех угощали этим своим очень сладким, очень вкусным шоколадом. Я взял один квадратик под их одобрительные возгласы.


4

«Новая газета» понедельник. №139 12. 12. 2011

главная тема: ГОВОРИТ МОСКВА

«Что намедни станет с телевидением?»

о-первых, про итоги выборов. Я ровно половину жизни прожил в Вологодской области. Ровно половину живу в Москве. И, как мне кажется, вполне представляю настроения жителей этих регионов. В Вологодской области «Единая Россия» получила 33% голосов. Притом что это стабильно-консервативный, спокойный регион. Вологодский конвой шуметь не любит, и так далее… Меня эта цифра не удивила. Я так и представлял себе настроения своих земляков. И вчера после встречи с Сурковым вологодский губернатор Позгалев простодушно сказал: «А что делать? У нас были честные выборы».

В

«

надписью: «Есть такая профессия — лгать каждый вечер». Но это внутрисетевые радости. Если, даже по данным ЦИК, 50% голосов подано за оппонентов партии власти, это шанс. На самом деле. Да, это было, в том числе вынужденное голосование. Да, «принципиальность» нашей системной оппозиции небезупречна: и что они делали до сих пор в этой Госдуме, и какая это Госдума — тот еще парламент. Это все понятно. Но будем исходить из данности: 50% голосов у оппонентов нынешней власти. Если вам дороги ваши голоса и вас действительно не устраивает телевидение, требуйте от своих депутатов: пусть

До какой степени нужно не чувствовать настроения людей, не понимать, что это их давно раздражает, чтобы продолжать всю эту похабень с комбайнами, бадминтонами и амфорами?!

Но вот в 50% в Москве поверить трудно. В кои-то веки Вологодская область оказалась либеральнее Москвы. Это неправдоподобно, это смехотворно просто. Я, пожалуй, на следующие, президентские, выборы возьму открепительный и поеду голосовать к маме. Там меня по крайней мере посчитают… Во-вторых, я хочу обратиться к тем, кто телевизор называет «зомбоящиком». Таких здесь большинство? (Крики демонстрантов: «Да!») Но изменить телевизор можете только вы. Можно посылать друг другу ролики: «Вы сурковская пропаганда!» — и портреты телеведущих трафаретные с

«

они добиваются точно такого же, 50 на 50, присутствия в эфире мнения власти и мнения оппозиции. 50% — власть, 50% — оппозиция. И пусть они выводят, наконец, тележурналистику из разряда пропаганды и агитации. Почему, даже не скрывая, информационной политикой телевизионных каналов руководит администрация президента Российской Федерации? Кто этих чинов выбирал? Мандатом чьего доверия они обличены? Почему они за наши деньги учат нас Родину любить? Да за каких овощей надо держать своих сограждан, втюхивая им эти северокорейские отчеты со

Виктория ИВЛЕВА

съездов «Единой России»? Или выпуски как бы «новостей» под девизом «И это все о нем». До какой степени нужно не чувствовать настроения людей, не понимать, что это их давно раздражает, чтобы продолжать всю эту похабень с комбайнами, бадминтонами и амфорами?! Почему они 12 лет воспевают одного героя, ну полтора? Это как у Жванецкого: «Если у меня в комнате одно окно, то какой у него рейтинг?» Вот из этих телерейтингов и складывается политический рейтинг, ни из чего другого! Но если выборы показали запрос на перемены, на изменение, на движение вперед, особенно после того, как нам предложено прожить заново в десятых нулевые годы с тем же героем… Значит, должен быть, наконец, общественный диалог, которого не было все эти 12 лет, — одного монолога, одного человека. Разговоры и споры о том — а чего мы хотим? — это не проартикулировано. И какие наши национальные идеалы, куда мы хотим двигаться и где мы хотим видеть Россию? Тогда появятся и политическая конкуренция, и новые лидеры, и новые идеи. И стихнет, может быть, спустя какое-то время этот убогий детский плач: «Путину нет альтернативы». В 89-м году Горбачев постановил транслировать I Съезд народных депутатов. Появились и новые лидеры, и новые идеи. И в том числе Анатолий Собчак. Где была бы вся сегодняшняя власть, если бы не тогдашний момент политической конкуренции и тогдашнее обновление политической элиты? Да до сих пор бы не было альтернативы Николаю Рыжкову и Егору Лигачеву, дай бог им здоровья! (Крики: «Браво!») И последнее, лозунг «Не забудем, не простим!» — очень хороший, конечно. Но если покричать его от 5 декабря до 10 декабря — грош цена! Потом настроение улетучится. Будет Новый год с длинными каникулами. 10 января проснемся, не вспомним, что месяц назад было. Это не подвиг проголосовать 4 декабря так, как хотели проголосовать. Нужно каждый день требовать от себя и своих депутатов, если вы так серьезно отнеслись к этим думским выборам, отстаивать свои интересы. Двигаться вперед. 12 лет общество пятилось назад. По шагу придется возвращать свои пяди и крохи. И ничего другого нет. И нужно создавать объединения избирателей, а ничего такого не было до сих пор! И нужно знать, как требовать со своих депутатов работы каждодневной. Этой политтехнологии в стране тоже нет. И если сегодня вечером (вон там вся набережная в телевизионных автобусах) в новостях нам опять расскажут, что мы здесь собрались потому, что нам Хиллари Клинтон sms-голосование разнесла, что «это все придумал Черчилль в 18-м году», чтобы всю Россию растащить на куски, вот тогда и стоит лишний раз повторить: «Не забудем, не простим!» (Демонстранты несколько раз скандируют: «Не забудем, не простим!»)

Михаил ЕФРЕМОВ — «Новой»: Я, к сожалению, был на съемках, не мог выйти со всеми на площадь, но к тому, что происходило на Болотной, отношусь прекрасно! Правда, опыт «Гражданина поэта» меня к этому подготовил: я никак не думал, что так много людей будут нас слушать, смотреть и поддерживать. И вообще,

я с каждым днем все лучше отношусь к гражданам моей страны.

РИА Новости

РИА Новости

Леонид Парфенов отвечает на этот вопрос 10 декабря 2011 г. на Болотной площади


«Новая газета» понедельник. №139 12. 12. 2011

Топ-5 идиотизмов от властей накануне митинга

Тина Болотная

обозреватель «Новой»

Я

точно знаю, кто вывел людей на площадь. Это не Путин с Медведевым и даже не Чуров, которым хорошо малых детей пугать. Это руководители трех федеральных каналов — Эрнст, Добродеев, Кулистиков. Да, разумеется, их вдохновляли могучие фигуры Путина с Сурковым, но слишком рьяно они хотели быть первыми учениками — из тех, что святее папы римского. Десять лет тотальной лжи в «ящике» уперлись в точку невозврата. По иронии судьбы она совпала с годовщиной интервью, данного Медведевым вышеупомянутым господам, в котором президент возмущался колоссальным разрывом между интернетом и ТВ. Разрыв обернулся взрывом, когда каналы даже не упомянули о тысячах протестующих в центре Москвы. Уже прошли митинги на Чистых прудах и Триумфальной, уже было понятно, что страна проснулась, а цельнометаллическая Екатерина Андреева привычно вещала о том, как «нашисты» на площадях столицы празднуют триумф правящей партии. И вот та же Андреева несколько дней спустя тем же голосом без интонаций, который дается особо отличившимся на ниве многолетнего вранья, рассказывает пастве о «проявлении демократии» в Москве и других городах… В день великого стояния на Болотной перед ТВ, впавшим в кому, нарисовалась грандиозная задача — найти ракурс в освещении нового сопротивления. Ракурс, который устроил бы Путина с Сурковым и одновременно не очень разозлил бы тех, кто вышел на площадь. Столь разновекторные задачи решились довольно

одержал. Вот уже и Тина Канделаки отметилась на баррикадах. Сегодня она ведет колонну бунтарей и общается с Алексеем Венедиктовым. Вчера она присутствовала на мозговом штурме у Суркова в числе лучших умов великой державы типа Кургиняна с Шевченко и Минаева с Якеменко. Завтра «икона стиля» (самоназвание) материализуется на встрече поклонников Медведева. «Я всегда на стороне креативного класса!» — объясняет Канделаки неразумному интервьюеру кардинальную жизненную позицию. Умница Тина. Она знает, где именно в любой точке пространства и времени находится креативный класс. Всем бы так! Тогда, быть может, радость победы не отравляла бы неотступная мысль: а что потом?

1. Городская контрольная по русскому языку в школах. Время написания — с 13.00 до 18.00, после чего старшеклассники «будут иметь возможность еще дополнительно позаниматься с предметниками». Департамент образования столицы — агентству «РИА Новости»: «Заранее работа не афишировалась, чтобы не было случаев «натаскивания» учащихся в ущерб текущим учебным занятиям. С целью исключить влияние отвлекающих факторов проведение работы намечено на вторую половину дня, когда основные занятия в школах уже закончатся и учащиеся других классов не будут мешать и отвлекать старшеклассников от написания работы. Проведение работы во второй половине дня позволит учащимся выспаться и сосредоточиться на написании контрольной».

2. В Москве свирепствует грипп Глава Роспотребнадзора Геннадий Онищенко настоятельно рекомендовал россиянам отказаться от участия в массовых митингах и акциях, чтобы не увеличивать заболеваемость гриппом и ОРВИ.

3. Мост рядом с Болотной может обрушиться «под весом тысячи людей» ГУВД по Москве — «РИА Новости»: «По оценкам экспертов, Лужков мост рядом с Болотной набережной перегружен большим количеством людей, собравшихся на общественнополитические мероприятия. Более того, эксперты не исключают возможности его обрушения». Мост так и не обрушился.

4. «Погода не будет способствовать массовому мероприятию» Гидрометеобюро Москвы и Московской области — агентству «Интерфакс»: «В ночь на субботу при морозной погоде ожидается лишь небольшой снег, днем же его интенсивность возрастет. В субботу днем ожидается облачная погода, температура воздуха будет держаться около нуля. 10 декабря в Москве будет дуть ветер южных направлений со скоростью 5—10 метров в секунду, при порывах до 12—17 метров в секунду. Создаются условия для гололедицы».

Евгений ФЕЛЬДМАН — «Новая»

Слава ТАРОЩИНА,

Петр САРУХАНОВ — «Новая»

Московское стояние 10 декабря быстро обрастет своей мифологией. Но победа «по ящику», как всегда, будет приватизирована не теми, кто ее одержал на площади нехитрым способом. Первым делом кати андреевы на всех каналах заговорили о митинге оппозиции как о торжестве «демократии в действии» (подобные сюжеты изящно намекали на основополагающее — демократию в наших широтах, как и всё прочее, раздает известно кто). Вторым пунктом новостных выпусков шли гимны в честь безукоризненной работы полиции и ГИБДД (тут с телевизионщиками трудно спорить). Третьим пунктом под названием «Разное» давались такие картинки и сюжеты с митингов, чтобы люди, далекие от интернета, то есть главная аудитория ТВ, толком не смогли понять — о чем, собственно, звук? Важно было только одно — упаси боже, не пустить в эфир слоган «Россия без Путина». Корреспондент канала «Россия» явил чудеса изобретательности, заменив слоган пространным эвфемизмом: собравшиеся требовали «перемен в гражданских институтах страны». Особая песня — количество митингующих. От плюрализма зашкаливало сознание — звучали цифры от 20 до 80 тысяч. Мудрый Первый канал сообщил о 20 тысячах, среди которых одна тысяча — журналисты. Апофеоз журналистского мастерства случился на молодом канале «Москва 24». Тут вещал веселый корреспондент с веселой фамилией Кобелюк. Недоуменно оглядываясь на памятник Карлу Марксу, данный Кобелюк спрашивал как бы сам себя: «А что здесь происходит?» — и тут же бодро отвечал: «А ничего особенного не происходит». Митинг открыл дверь в некую новую реальность, которой еще нет названия. Болотная быстро обрастет своей мифологией. На авансцену выдвинутся новые герои. Победа, как всегда, будет приватизирована не теми, кто ее

5

5. На Болотной вырубили интернет и телефоны Правда, ни ГУВД, ни метеобюро, ни Онищенко об этом не предупреждали. Просто в какой-то момент в районе Болотной у митингующих на время перестал работать доступ к интернету с помощью мобильников, не прозванивали и сами мобильники. Вера ЧЕЛИЩЕВА


6

«Новая газета» понедельник. №139 12. 12. 2011

/

главная тема говорит москва

Не стыдно Ольга БОБРОВА:

«В этот момент я сообразила, что вижу первого человека в форме» — Уважаемые граждане, мероприятие состоится на Болотной площади! — информировал рупор, установленный на милицейской «Газели». — Проходите к месту проведения митинга через Лубянскую площадь и Китайгородский проезд! — Друзья! Проходим все на митинг, который уже собрал больше тридцати тысяч человек! — бодро призывал в громкоговоритель правозащитник Лев Пономарев. С появлением националистов площадь заметно оживилась. Они прошли сквозь рамки организованной группой человек в сто. Некоторые держали в руках большие охапки белых кустовых гвоздик. Дождавшись, пока через оцепление просочатся последние участники группы, они развернули черно-желто-белые флаги и начали скандировать: «Россия без Путина», «Честные выборы», «Один за всех и все за одного». Митинг, альтернативный тому, что шел на Болотной площади, занял ровно половину парапета, окружающего памятник Марксу. Всего — около двадцати квадратных метров. Подъехали уже Лимонов и Прилепин, но людей становилось все меньше. — Путин — вор! Путин — вор! — вяло заявляли о себе митингующие. С нетерпением ждали ответа со стороны полиции: — У «Метрополя» «космонавтов» строят. — Думаешь, будет движуха какаянибудь? — Да будет, наверное. Зачем-то же строят. У подножия Карла Маркса журналисты поймали Виктора Бирюкова, руководителя отдела по взаимодействию с гражданским обществом ГУ МВД по Москве. Виктор Александрович в этот момент как раз отражал критический наезд со стороны гражданского общества. — Зачем вы заклеили номера грузовиков?! — кричал на Бирюкова какой-то мужчина. — Вы не хотите, чтобы люди знали, что в город введены войска? Вы нас разгонять хотите, а мы чтобы не дергались? Бирюков обернулся в сторону грузовиков, на борта которых действительно были приклеены белые листы формата

ОПРОВЕРЖЕНИЕ ризнать сведения «Стало очевидным, что глава Федерального агентства молодежи Василий Якеменко, бывший лидер движения «Наши» состоит в прямом контакте с организаторами операции. В своем заявлении прессе он проговорился о ранее не известных обстоятельствах операции в случае с Орешкиным (тот, по словам

«П

А4, потом вновь повернулся к мужчине, широко улыбнулся и сказал: — Да кто вас разгоняет-то? Пожалуйста, митингуйте. И пошел в сторону Болотной площади. В этот момент я сообразила, что Бирюков — первый человек в форме, которого я увидела непосредственно на площади.

Елена КОСТЮЧЕНКО:

«Этот человек почему-то решил, что Путин — это Николай Второй, и все будут жалеть, что его расстреляли» Парень в спортивной куртке подходит по очереди к каждому журналисту: «Возьмите у меня интервью»: — Я из Якутии с утра приехал, а вечером снова уеду, 10 часов у меня. Турист. А тут беспорядки происходят. Спрашиваю, где он видит беспорядки. — Нет, этот ваш митинг предпосылка к чему? Ведь история ровно через сто лет повторяется. Вот вы бы хотели в 1905 год? В 1917-й? Путин — это Николай Второй. Сейчас Николай канонизирован, и все сейчас жалеют, что его расстреляли. Проговорив весь текст, отходит к телевизионщикам. Начинает заново. На площади появляется Лимонов и сразу исчезает в кольце высоких фотографов и операторов. Начинает говорить в мегафон: — Сегодня великий день! И это только один из великих дней, которые нам предстоят. Мы не можем позволить этим людям сидеть у нас на шее. Нам нужны новые выборы. — Про сексуальную ориентацию расскажи! Про свою ориентацию расскажи! — начинает орать в толпе парень в спортивной куртке, впрочем, уже другой. Кидает зажженную сигарету в Лимонова через головы фотографов, затем пытается сбить очки у одного из участников митинга. Ни возмущения, ни драки, к его разочарованию, не получается. Провокатора быстро и аккуратно вытесняют из толпы — и он начинает подпрыгивать, чтобы увидеть, попала сигарета в Лимонова или нет. Недалеко от памятника кучкуется десяток парней в черных шапках-хулиганках, закрывающих лица. Представляются патриотическим движением «МосОбл»,

косятся на Венедиктова, разговаривающего с Бирюковым, отшучиваются, чувствуют себя неуверенно. Спрашиваю, почему они здесь. «Россия должна быть для русских», — говорит один. Товарищи хлопают его по спине. «Не надо так, не пишите, — говорит второй. — Мы здесь, потому что хотим честных выборов. И чтобы они состоялись, мы готовы сотрудничать даже с либералами». Переход на Болотную воодушевил бывалых демонстрантов. Мне показалось, что эта дорога оказалась для них важнее цели. Нереальность происходящего — три тысячи человек идут по центру Москвы, скандируя: «Банду Путина под суд!» — и бесконечные ряды полицейского оцепления не срываются со своих мест, не выдергивают никого. В голове колонны шли анархисты, социалисты и «Пиратская партия» — с растяжкой «Власть миллионам, а не миллионерам». В середине — «Смена», «Яблоко», «Солидарность». Несколько флагов КПРФ. Дальше шли имперские флаги. И когда в начале колонны начинали скандировать: «Государство — главный враг», из хвоста доносилось: «Слава России!» Вместе скандировали только «Путин — вор» и «Один за всех, и все за одного». Этот же девиз был напечатан на многих имперках. И никакой агрессии.

ЕЛЕНА МИЛАШИНА:

«Так вместе и шли. Он кричал: «Россия, вперед!», я: «Кавказ, вперед!» Ничего. Не подрались». Идем по десять человек в ряду. Поем «Интернационал» (колонну возглавляет «Ротфронт» с алыми стягами). Слова сами собой всплывают из октябрятского детства. Приходится себя одергивать. Из помпезного ТЦ «Наутилус», украшенного новогодними огоньками, несется рождественская песенка «Джингл белс». «Капиталисты!» — презрительно плюется молодой коммунист. Бодрым маршем колонна проходит до Лубянки, поворачивает и спускается вниз, мимо администрации президента идем к метро «Китай-город». Нам любезно выделили тротуар и часть проезжей части, которую огородили металлическими загончиками. За ними каждые десять метров стоят полицейские. Как почетный караул, только не салютуют. Останавливаюсь рядом с одним из полицейских. Он явно замерз.

Обозреватели и специальные корреспонденты «Новой» получили задание: каждому пройти свой путь на Болотную площадь — Пойдемте с нами, согреетесь! — предлагаю. — Извините, на службе. — Кому служите-то? — спрашиваю. Мнется, но не сердится. — Уж точно не народу, — говорит тихо, но внятно. У метро «Китай-город» попался черный «мерс» с мигалкой. Он, бедный, уткнулся носом в металлические загончики, которые менты не спешат ему открывать. Застрял прямо поперек колонны. Освистали и пнули по бамперу все кому не лень. Я тоже пнула. «Мерс» не пикнул. На Китайгородском проезде то ли влились в колонну, то ли нагнали с площади Революции — нацики из ДПНИ. Сразу стало шумно. Молодой человек с мегафоном начинал типовые речовки: «Россия — для русских», «Россия, вперед». Ребятки в черных масках по самые глаза дружно подхватывали. — Кавказ — вместе с Россией! Кавказ, вперед! — я, если честно, не ожидала от своего голоса такой звонкости. Мальчик с мегафоном развернулся, посмотрел на меня и рассмеялся: «Ну ты даешь, красная шапочка…» Так вместе и шли. Он кричал: «Россия, вперед!», я — «Кавказ, вперед!» Ничего. Не подрались. Знакомый фотограф прислал эсэмэску: «Херня, а не митинг протеста. Даже сортиры завезли, блин! Осталось тока горячее питание завезти!» Тетки, обслуживающие биотуалеты, радуются, как дети. У них очередь минут на десять. Анархисты зажгли файеры слева, нацисты — справа. Люди хором скандируют: «Гаси! Гаси!» Я все еще пытаюсь протиснуться к сцене. Ни одной отдавленной ноги, хотя тысячи грязных ботинок вплотную прижаты друг к другу! Гуманизм этой толпы поражает больше, чем ее размеры. Автоматически возвращаются грузинские навыки, мягко надавливая (с обязательными извинениями и улыбкой) на соседей, нужно прокладывать дорогу в нужном

Извлечения из резолютивной части решения Басманного районного суда г. Москвы от 18.07.2011 г. Якеменко, представился «сотрудникам ГИБДД невинной овечкой из географического института», опубликованные в печатном издании статье «Бредень, газеты «Новая газета», а также Интернет сайте «Новая газета» и в опровержении, опубликованном в газете «Новая газета»: «что о ранее неизвестных обстоятельствах

операции Д. Орешкину проговорился глава Федерального агентства по делам молодежи Василий Якеменко, что не соответствует действительности. Этим человеком на самом деле был его брат — Борис Якеменко, руководитель православного корпуса движения «Наши» несоответствующими действительности».

Так как мы уважаем закон и наших читателей, разъясняем, что суд имел в виду статью «Бредень», опубликованную в № 30 «Новой газеты» от 24.03.2010г., и текст, опубликованный под заголовком «Опровержение» в № 32 «Новой газеты» от 29.03.2010 г.


«Новая газета» понедельник. №139 12. 12. 2011

/

7

Анна АРТЕМЬЕВА — «Новая»

cупер рубрика

направлении. С 2003-го по 2009-й отпахала почти все грузинские митинги. Единственное отличие — сегодня мне не надо просить, чтобы перевели. Этот митинг — на моем родном языке. Эти люди — граждане моей страны. Это — Москва, 10 декабря. День, за который не стыдно.

ПАВЕЛ КАНЫГИН:

Уже к половине третьего на Болотной не протолкнуться. Фотокоры и операторы взбирались на деревья, чтобы охватить панораму. Митингующие заняли все газоны, сквер у памятника Репину и Лужков мост. В какой-то момент полиция даже решает, что мост этот может обвалиться, — и перегораживает к нему проход. Голоса выступающих со сцены из-за сильного ветра доносятся (чтобы можно было что-то разобрать) лишь в радиусе 100—150 метров. Но люди, кажется, и не особо слушают. Группа молодежи рядом со мной фантазирует о перспективах Владимира Путина. Звучит идея предоставить ему беспрепятственный выезд в Венесуэлу. Но есть возражения: — Зачем Венесуэла? В Сочи! Посреди сквера парень с девушкой раздают белые ленточки двух типов — с надписью: «Я ставлю Х на воровской власти» и — просто белые. С надписью, говорят, больше берут молодые и пенсионеры, а без — люди среднего возраста. Но среднего возраста — не так много. Большинству 20—30 лет. Кто-то с детьми, а кто-то — с гитарой. Слышал, как играли Цоя и даже Led Zeppelin. Люди мерзнут и уходят. Но на митинг все прибывают и прибывают новые участники. Чем ближе к сцене — тем плотнее стоим. Чей-то мужской голос сзади: — Черт подери! Как приятно оказаться среди толпы приличных людей! Оборачиваюсь. А это Генрих Падва.

Анна АРТЕМЬЕВА — «Новая»

«Черт подери! Как приятно оказаться среди толпы приличных людей!»

А В ЭТО ВРЕМЯ

10 минут протеста. Зато каждый час Политические активисты, арестованные ранее, по-своему отметили этот день в спецприемнике В 10 утра осужденные на сутки, находящиеся в спецприемнике на Симферопольском бульваре, отказались встать на перекличку. Прилегающие к спецприемнику тротуары закрыты металлическими ограждениями. Вокруг дежурят около десяти сотрудников правоохранительных органов, невдалеке стоит бронированный автобус с ОМОНом. Стоящие рядом полицейские положили свои каски и дубинки на снег. Из спецприемника

доносились громкий металлический стук и крики: «Путина — на нары!», «Путин! Лыжи! Магадан!». Ближайшее к зданию дерево украшено белыми лентами «Снежной революции» — массового протеста против фальсификаций на выборах в Государственную думу. «Каждый час 10 минут мы долбим по кроватям, по решеткам, скандируем: «Свобода!», «Россия без «ЕдРа!», «Нет полицейскому государству!» Участвует весь спецприемник — сейчас политзаключенные находятся в каждой камере, — рассказывает активист арт-группы «Война» Петр Верзилов. — Охранники растерянно реагируют. Они же знают, что происходит сегодня в городе. Говорят: ну ладно, не хотите вставать на перекличку — передачи передавать не будем. Кажется, они должны посоветоваться с начальством». Из простыни, зубной пасты и шариковых ручек осужденные сделали баннер: «Свободу». Сокамерник Навального Андрей Орел начал голодовку — в поддержку митинга на Болотной площади. Акция протеста продолжалась в течение всего дня.

Елена КОСТЮЧЕНКО


8

«Новая газета» понедельник. №139 12. 12. 2011

Красноярск

Пробовали купить колбасой и беляшами — не получилось На акции протеста 10 декабря вышло более 3 тысяч красноярцев. Основные лозунги, которые скандировали горожане: «Мы за честные выборы», «Россия без Путина», «Это наш город», «Закон — для всех», «Свобода!». Красноярск продемонстрировал солидарность с митингующей Москвой — о ней было больше всего речей и разговоров, в частности, выступавшие требовали освободить Алексея Навального. Прозвучали призывы собраться без промедления вновь, если в столице режим пойдет на кровопролитие. Власти не решились на разгоны и массовые задержания (хотя единичные все же были — полиция следила, чтобы люди не разворачивали плакаты), однако превентивные меры приняла: Театральную площадь мэрия с утра субботы заполнила переносными торговыми рядами с мясом, салом, клюквой и медом, а площадь Революции перекрыли для неведомых ремонтных работ, и по ней в назначенный для протестов час закружила техника, которой срочно понадобилось чистить этот пятачок от снега. О проведении на Театральной новогоднего базара мэрия сообщила сразу после того, как стало известно, где и во сколько решили собраться протестующие горожане. Народу пообещали «концертно-развлекательные программы с выступлением творческих коллективов, конкурсами, розыгрышами, народными забавами, театрализованными презентациями», а также угощение пирогами, булками, шашлыками и блинами. Несколько торговцев заявили «Новой», что их буквально обязали участвовать в этой экстренной ярмарке, вызвали на площадь с товарами в приказном тоне. Однако заткнуть митинг колбасой, беляшами и эстрадой 60–70-х годов не вышло. Полиция предприняла лишь одну попытку прекратить массовую акцию протеста — с этим предложением выступил замначальника полиции по охране общественного порядка МУ МВД РФ «Красноярское» С. Суворов. На корректную просьбу он получил корректный отказ. Полковнику сказали, что люди собрались здесь на «елочный базар». На этом вмешательство полиции закончилось, спецтехника и автобусы с ОМОНом, стоявшие в двух кварталах от площади, задействованы не были. Лояльность полиции поражала: например, меня во время митинга прижали к колонне с каменным Аполлоном наверху и сатирами по ее низу, я успешно взобрался по постаменту чуть выше, а молодежь в шерстяных масках с прорезями — еще выше. Когда полиция попросила их спус-

титься, никто не прореагировал. И внизу никто не уступил полицейским места на постаменте. Подождав, стражи порядка просто ушли. На Театральной площади собралось более 2,5 тыс. человек, затем часть из них отправилась на площадь Революции, к резиденции краевых властей, где изначально и планировался митинг. Там у памятника Ленину собралось около 500 человек, они скандировали те же лозунги: «Москва, мы с тобой!», «Россия без Путина!». Велась прямая интернет-трансляция, за которой следило более тысячи человек.

Алексей ТАРАСОВ, соб. корр. «Новой»

Уфа

Митинг собрал более тысячи граждан «Такого массового митинга в Уфе не было с 2005 года, с момента выступлений против монетизации льгот!» — делились впечатлениями горожане, собравшиеся сегодня на площади перед зданием городского совета. Митинг собрался стихийно — ни одна политическая либо общественная сила в Уфе не выступила его организатором и не подавала заявку на его проведение. Люди откликнулись на многочисленные призывы в Сети прийти 10 декабря на площадь перед горсоветом и поддержать всероссийскую акцию протеста против нечестных выборов. Тем не менее все прошло организованно. Собравшиеся скандировали: «Перевыборы!», «Чурова — в отставку!», «Фальсификаторов — под суд!», «Путинизм не пройдет!». На митинге было очень много молодых людей, в первый раз принимавших участие в общественном мероприятии.

Артур АСАФЬЕВ — специально для «Новой»

ИТАР-ТАСС

Говорит страна! Еще в пятницу вечером в прессу просочилась информация о том, что в ГУВД Петербурга и Ленобласти спущена установка из Смольного: «Не свирепствовать, а всячески содействовать митингующим». Тем не менее многим до конца митинга не верилось, что несколько десятков автозаков уедут пустыми. Не потребовалось и присутствие на акции военных. Недалеко от Пионерской площади (на Бородинской улице у дома № 10) в резерве стояли десять грузовиков с солдатами внутренних войск (в каждом — по 15—20 бойцов). Пришедшие на акцию скандировали: «Верните власть народу!», «Верните наши голоса!», «Путин — вор!», «Россия будет свободной!»… На митинге «За честные выборы» дали слово представителям всех партий («Яблоко», «Справедливая Россия», КПРФ). На сцену вышли также представители ОГФ, «Солидарности» и даже незарегистрированной НБП. Наравне с политиками выступали писательница Нина Катерли, адвокат Юрий Шмидт, правозащитники Юлий Рыбаков и Наталья Евдокимова. — Поднимите, пожалуйста, руки те, кто пришел сюда по призыву Хиллари Клинтон. — Шутку, которой начал свою речь Юрий Шмидт, собравшиеся тут же перенаправили в нужный огород. 9 декабря губернатор Петербурга Георгий Полтавченко заявил, что «несанкционированные акции у Гостиного двора — это зарубежные провокации». Около 18 часов митинг завершился, люди начали спокойно расходиться. Так же спокойно площадь покинули силовики. Нина ПЕТЛЯНОВА, соб. корр. «Новой»

Санкт-Петербург

Сахалин

На 10 тысяч митингующих — 10 задержанных

Молчание — знак несогласия

На митинг на Пионерской площади, по оценкам независимых политологов, правозащитников и оппозиционеров, вышло до 10 тысяч человек — в три раза больше, чем ожидалось. Это абсолютный рекорд как минимум за последние десять лет. Согласно официальной сводке, в центре Северной столицы в субботу митинговали примерно 7 тысяч горожан. На этом фоне поражает число задержанных: всего 10 человек.

В Южно-Сахалинске, на площади им. Ленина, прошла акция в поддержку движения «За честные выборы». Полиция сразу предупредила организаторов: поскольку митинг не санкционирован — никаких речей, раздачи материалов и т.д. «Все, на что вы имеете право, — молча постоять». Полсотни человек с белыми ленточками на груди (в основном молодежь) в окружении полиции полтора часа стояли под снегопадом. Информация о готовящейся акции передавалась только из уст в уста. На са-

халинском интернет-форуме удалялось любое сообщение о месте и времени несанкционированного митинга. Более того, троллями впускалась деза о месте сбора на другой площади. На площади появилась и съемочная группа местного телевидения. Но журналисты откровенно признались, что снимают для архива — выпустить сюжет в эфир им не дадут. Санкционированный митинг против фальсификации выборов состоится 18 декабря. Ольга ВАСИЛЬЕВА — специально для «Новой»

Омск

За новые выборы и освобождение политзэков Так как согласовать с властями проведение акции «Не признаем итоги выборов!» организаторам не удалось, проходила она в формате «мирного собрания граждан», что не требует ни разрешения, ни даже уведомления. Такой выход из положения предложил активистам социальной сети «ВКонтакте» один из лидеров Омской гражданской коалиции Виктор Корб, когда им не удалось договориться с властями. Он и вел мероприятие, которое вышло далеко за пределы «дозволенного». Такое количество молодежи на Театральной площади в центре Омска раньше можно было увидеть только в дни города. На призыв «контактеров» откликнулось около двух тысяч человек, а приняло участие, по оценкам независимых наблюдателей, не менее трех. На первых порах площадь скандировала: «Честные выборы!», «Верните голос народу!», затем хором поддержала призывы «Россия — без Путина» и «В отставку Полежаева!».

Георгий БОРОДЯНСКИЙ, соб. корр. «Новой»

Ангарск

Три события для Ленина На площади Ленина 10 декабря случилось сразу три события: несанкциони-


«Новая газета» понедельник. №139 12. 12. 2011

/

cупер рубрика

рованные одиночные пикеты местных коммунистов и смотр гарнизонного взвода ангарской полиции. И где-то рядом шло бойкое строительство ледового городка. Полсотни горожан вышли на одиночные пикеты в знак протеста против фальсификаций результатов выборов. Они выразили солидарность с десятками других городов России, где 10 декабря проходили протестные мероприятия. Напомним: в городе нефтехимиков КПРФ одержала убедительную победу над «Единой Россией». Для проведения одиночных пикетов разрешения властей не требуется, однако без столкновений с силовиками не обошлось. Совершенно неожиданно ангарское управление МВД России затеяло на главной площади развод подразделений органов внутренних дел города. Обычно такие мероприятия проходят близ стадиона «Ангара». В полдень здесь было выстроено порядка полутора сотен экипированных по полной программе сотрудников полиции и ГИБДД. Напротив здания администрации прошли строевой смотр и показательные занятия по задержанию правонарушителей. Роль последних полицейские играли сами. Скоро силовики потребовали от граждан очистить площадь для проведения своего мероприятия. В результате был задержан первый секретарь Ангарского горкома КПРФ, депутат Думы Ангарского муниципального образования Сергей Бренюк. Его доставили в полицию. Эта акция коммунистов пока первая в целой череде. 14 декабря они проведут общегородское собрание, а 18-го — санкционированный митинг на площади Ленина. На него планируют вывести до трех тысяч человек.

Андрей ЛАХОВСКИЙ — специально для «Новой»

Казань

На площади Свободы задержано около 100 человек Главная площадь Казани не зря называется площадью Свободы. Каждый может свободно прийти сюда, свободно постоять и походить возле трибуны. И никто не придерется, не скажет, что вот, мол, натоптали тут, наследили…

В субботу, 10 декабря, когда тут собралось несколько сотен недовольных фальсификациями при выборах в Госдуму, полковник полиции так и объяснил условия нахождения на площади: стоять и ходить можно. А вот разворачивать плакаты и выкрикивать что-либо нельзя. Как оказалось, особенно нельзя выкрикивать: «Верните наши голоса!», «Даешь честные выборы!» и «Позорпозор!» Хуже этого только выкрики: «Полиция с народом!» Ну нельзя же так, в самом деле, вслух про полицию. Заявку на митинг городские власти сочли неправильно оформленной и разрешения на проведение мероприятия не дали. — Если люди вопреки предупреждениям выйдут на улицу, мы еще раз объясним, что митинг был не согласован, и дадим 15 минут на то, чтобы они разошлись по своим домам. Затем будем действовать, отталкиваясь от ситуации, — заявил на пресс-конференции в пятницу начальник УВД Казани Рустем Кадыров. Оттолкнулись. После двух часов противостояния с разнообразными выкриками с одной стороны и монотонными предупреждениями — с другой около 100 человек из тех, кто не пожелал разойтись, усадили в крупногабаритные машины и увезли. В основном это молодые люди 20—25 лет. Признание акции протеста незаконной вызывает недоумение, так как заявка была подана общественной организацией «Против преступности и беззакония», которую возглавляет очень опытный в подобных делах правозащитник Дмитрий Бердников. В апрельской публикации «Аренда площадей» «Новая газета» рассказывала о необычной стратегии, которую Бердников избрал во взаимоотношениях с мэрией города: «Начиная с 2006 года возглавляемое им движение подало в мэрию Казани свыше 4 тысяч уведомлений об акциях протеста. По три заявки в день — на три главные казанские площади. Это не означает, что каждый раз митинги и пикеты проводились. Важно застолбить место: вдруг пригодится». На этот раз заявка на 10 декабря была подана еще 25 ноября, как и допускает закон, за 15 дней до даты проведения уличного мероприятия. В день подачи, разумеется, не было известно, что именно на 10 декабря в стране будут назначены акции протеста, связанные с фальсификацией выборов в Думу. Однако тема ми-

тинга в заявке сформулирована так, что она вполне созвучна сегодняшним протестным мотивам: «Против преступности и беззакония». Бердников и его соратники резонно считают фальсификацию выборов преступлением и беззаконием. Власть, однако, считает, что заявка оформлена не по форме, хотя все эти годы форма уведомления была стандартной и не раз признавалась правильной. А сам Бердников был перехвачен людьми в штатском еще при выходе из дома. Как рассказала «Новой газете» его сестра Ольга, Дмитрия попытались усадить в машину, но уронили во дворе на металлическое ограждение. Он получил травму. Вызванная «скорая помощь», которой Бердников дожидался, сидя на снегу, доставила его в больницу. Вызванной полиции люди в штатском показали какие-то удостоверения. Ну, наверное, не какие-то. В отличие от заявки на митинг их документы были вполне убедительными.

Борис БРОНШТЕЙН, соб. корр. «Новой»

Краснодар

Люди несколько раз прорывали полицейское оцепление На митинг против фальсифицированных выборов в центре Краснодара собралось как минимум полторы тысячи человек. По оценкам КПРФ, участников было около семи тысяч. Городская администрация объявила акцию незаконной и устроила на площадях и улицах многочисленные развлекательные мероприятия. Но КПРФ, выступившая организатором акции, придумала выход. Когда полицейские шеренги стали выдавливать собравшихся, депутат Госдумы Сергей Обухов заявил, что проведет не митинг, а встречу с избирателями. Все это происходило на центральной улице Краснодара, Красной. Чтобы на акцию не пришли новые участники, полиция перекрыла ее в нескольких местах. Однако в ходе столкновений со стражами порядка краснодарцы прорывали шеренги несколько раз.

9

В конце акции бойцы ОМОНа силой усадили в автобус нескольких журналистов. У обозревателя федерального информационного агентства Андрея Кошика омоновцы удалили из фотоаппарата все снимки. Кроме того, в отношении Кошика был применен силовой прием, журналист потерял сознание. Впрочем, уехать автобусу с задержанными не позволили участники акции. ОМОН пытался выставить оцепление, но люди под руководством все того же депутата Обухова прорвали оцепление, завязалась драка. Центр Краснодара был буквально заполонен полицией.

Евгений ТИТОВ, соб. корр. «Новой»

Сыктывкар

Задержанного активиста отправили в армию 22-летний Павел Сафронов был задержан сотрудниками уголовного розыска по дороге на митинг. Полицейские повезли его не в отделение — прямо в военкомат. Буквально за пару часов Павла успела освидетельствовать медкомиссия, отправить в опорный пункт в поселке Емва, а в воскресенье он был распределен в военную часть. «Паша не состоял ни в одной партии, но неоднократно являлся координатором и организатором митингов «Стратегии-31» в Сыктывкаре. Его не раз задерживала милиция и здесь, и в Москве. Накануне он писал в «Твиттере», что какие-то незнакомые люди ночью стоят под его окнами, — говорит его друг Костя. — Видимо, полиция просто «отработала» перед акцией всех взятых на карандаш людей. Моего знакомого Павла Андреева тоже задержали прямо перед митингом – у него была неуплата сторублевого штрафа». На митинг против фальсификации выборов на Театральной площади в центре Сыктывкара собралось более 500 человек. Митинг не был санкционирован городскими властями, и ОМОН жестко разогнал акцию. Было задержано около 30 человек. Большая часть из них уже отпущена из ОВД, остальные провели в отделениях ночь — до суда. Елена КОСТЮЧЕНКО


10

«Новая газета» понедельник. №139 12. 12. 2011

главная тема

«Говно ведь сроду ни во что не верит, как только в то, что все кругом говно»

П

роблема не в диктате, не в засилье коррупции — мне по фигу она, — а только в том, ребята, что в России ужасно много сделалось говна. Вина «ЕдРа» не в том, что там воруют, — богаче мы не станем все равно, — не в том, что там мухлюют и жируют; вина в другом — они плодят говно. Мы сами им становимся отчасти, оно ползет проказой по стране, и каждый час, когда они у власти, не может не сказаться на говне. Мы видим бесконечные примеры, особенно старается премьер. Вот Галич, помню, пел про говномеры — но тут утонет всякий говномер. У нас и революция бывала, суровая, кровавая страда, — но человеческого матерьяла такого не бывало никогда: сейчас, боюсь, процентов сорок девять в такое состоянье введено — не только революции не сделать, но даже путча. Чистое говно. Иной юнец, позыв почуя рвотный, мне возразит: какая, право, грязь! Какие лица были на Болотной, какая там Россия собралась, какое поколенье молодое стояло мирно вдоль Москвыреки… Да, собралась. Но сколько было воя: раскачивают лодку, хомяки! Продажные! Им платят из Америк! Все сговорились! Им разрешено! Говно ведь сроду ни во что не верит, как только в то, что все кругом говно. Воистину, режим употребил нас. Иные признаются без затей: дороже всякой истины стабильность, всех принципов важней судьба детей… Все тот же дух, зловонный и бесплотный, проник в слова, в природу языка — я говорю уже не о Болотной, страна у нас покуда велика. Приличий нет. Дискуссии съезжают в мушиный зуд — какой тут к черту бунт? Сейчас, когда кого-нибудь сажают, — кричат: «Пускай еще и отъе…ут!» Никто не допускает бескорыстья, никто не отвечает за слова, у каждого давно оглядка крысья, — не обижайтесь, правда такова. Говно — универсальная основа, как в сырости осенней — дух грибной. Амбрэ любого блока новостного ужасней, чем от ямы выгребной,

поскольку вместе с запахом угрюмым привычных страхов, хамства и вранья от этого еще несет парфюмом; за что нам это, Родина моя?! Иль ты осуждена ходить в растяпах, чтоб тихо вырождалось большинство? И главное — я знаю этот запах, но трудно вслух определить его. Так пахнет от блатного лексикона, от наглой, но трусливой сволоты, от главного тюремного закона: «Я сдохну завтра, а сегодня ты»; от сальной кухни, затхлого лабаза, скрипучего чекистского пальто, румяных щек и голубого глаза: «Да, мы такие сволочи. И что?!» Лесной пожар так пахнет, догорая. Так пахнет пот трусливого скота. Так пахнет газ, так пахнет нефть сырая. Так пахнет злоба, злоба, — но не та, великая, и может быть, святая, с какой врагов гоняем лет семьсот, а та, с какой, скуля и причитая, строчит донос ублюдочный сексот. Где форточка, ребята, где фрамуга, где дивное спасенье, как в кино? Но в том, как все мы смотрим друг на друга, — я узнаю опять-таки говно. Мы догниваем, как сырые листья, мы завистью пропитаны насквозь, — и если это все чуть-чуть продлится, не верю, чтобы что-нибудь спаслось. Друзья мои! Никто не жаждет мести. Подсчеты — чушь, и кризис — не беда. Такого, как сейчас, забвенья чести Россия не знавала никогда. Иной из нас, от радости икая, благословит засилие говна — мол, жидкая субстанция такая и для фашизма даже не годна; но этой золотой, простите, роте отвечу я, как злейшему врагу, — не важно, как вы это назовете. Я знаю: я так больше не могу. Я несколько устал от карнавала, от этих плясок в маске и плаще, я не хочу, чтоб тут перегнивало все, что чего-то стоит вообще. Я не хочу, чтоб это все истлело, изгадилось, покрылось сволочьем. Мне кажется, что только в этом дело. А больше, я так думаю, ни в чем.

Дмитрий БЫКОВ


Дарья ИЛЬШЕНКО, наблюдатель на УИК № 1703: — После 16 часов нам объявили официальные данные о явке. 980 человек. По нашим подсчетам — немногим больше 600. Поняли: будет вброс. Со своего места я увидела, как «голосующий», попытавшись закрыть спиной урну от наблюдателя-коммуниста, вбросил в нее пачку бюллетеней. Стоявшая рядом девушка-полицейский спросила у коллеги голосом блондинки: «Сейчас парень кинул пачку в урну, я что, должна была его задержать?» Последний вброс произошел примерно в 19.45. Участок закрыли. Урну, в которую было вброшено три пачки бюллетеней, попытались отнести на второй этаж для подсчета голосов и… у нее отвалилось дно. Однако бюллетени понесли наверх, там свалили на стол. По официальным данным, на участке проголосовало 1613 человек (64%). Но нашим, пусть и не совсем точным, подсчетам — около 1100 (43%). «Единая Россия» на участке № 1703 набрала 51%. По нашим подсчетам — примерно 29%, то есть чуть меньше, чем КПРФ (30%)».

Петр САРУХАНОВ — «Новая»

ПОЛИТИЧЕСКИЙ РЫНОК

БАЙКИ НАБЛЮДАТЕЛЕЙ

здесь!

«Такого ужаса мы не ожидали!» Ассоциация «ГОЛОС» и ее наблюдатели — о нарушениях на прошедших выборах день выборов ассоциации «ГОЛОС», которую накануне оболгали на НТВ и присудили к штрафу в суде, пришлось несладко. Из-за DDoS-атаки не работал ее сайт, «Карта нарушений» была недоступна, ЖЖ тоже упал. На горячую линию для сообщений о нарушениях «доброжелателями» был организован массовый автодозвон, а потом и вовсе начали перехватывать звонки и давать неправильный номер. Это не помешало, однако, экспертам «ГОЛОСа» подготовить рейтинг самых «популярных» нарушений. Две тысячи наблюдателей должны были присутствовать в день выборов в 40 регионах почти на 6 тысячах участков. На 10% из них наблюдатели не были допущены с самого начала голосования, еще 5% удалили до подсчета голосов. Однако «покрытие» участков все-таки было достаточным, чтобы судить о масштабах и характере нарушений. Практически на половине участков, где присутствовали наблюдатели от «ГОЛОСа», не было информации о доходах и имуществе кандидатов в депутаты (47%), не оглашались данные подсчета по книгам избирателей (48%), и не состоялось итоговое заседание

В

УИК (41%). Не объявляли количество заявлений о голосовании вне помещения перед вскрытием переносных ящиков (23%). На 14% участков урны для голосования стояли вне зоны видимости наблюдателей. Не обошлось без «каруселей»: на 6% участков были зафиксированы подвозы «избирателей». В Екатеринбурге активисты «ГОЛОСа» сумели остановить один из автобусов, курсирующих по избирательным участкам. После того как его остановил сотрудник ДПС, двери отворились, и «карусельщики» с невозмутимым видом направились восвояси. Одна пожилая женщина представилась соцработником, которая голосует за своего «клиента» — ветерана войны, но не выдержала дальнейших расспросов и заявила: «Я ездила смотреть унитаз, всё?!» На 36% избирательных участков комиссия несвоевременно вносила данные о погашенных бланках и о подсчетах по списку пришедших избирателей. Многим наблюдателям не дали присутствовать при подсчете голосов — их выгоняли с участков, во многих случаях вообще без объяснения причин. Но те, кто остался, рассказали, что нарушалась стадийность подсчета голосов (26%): по закону сначала нужно погасить неиспользованные бюлле-

тени, закончить работу со списком избирателей и лишь после вскрывать урны. Нарушение процедуры сортировки бюллетеней было зафиксировано на 27% участков. На 21% участков наблюдателям не показывали отметки в бюллетенях, предлагая верить на слово. В 13% случаев на участках присутствовали представители администрации. На половине участков результаты голосования пересчитывались. В 32% случаев данные о голосах, поданных за партии, заносились в протокол с большим опозданием или вообще в другом помещении. На 27% участков комиссия не изготавливала копии протоколов. В 12% случаев протокол составлялся даже не в стенах участка, а уже подвозился готовый, в 17% — проводились консультации с вышестоящей комиссией или администрацией. Не раз организаторы акции «Гражданин наблюдатель» и ассоциация «ГОЛОС», готовившие наблюдателей, рассказывали, что наблюдателями зачастую приходят аполитичные молодые люди, многие из которых вообще впервые участвуют в выборах. Но практически каждый из них начинает свой рассказ со слов: «Нас готовили к самым страшным фальсификациям, но такого ужаса мы не ожидали увидеть!»

Нелли БИКЧЕНТАЕВА, наблюдатель на УИК № 1986 (Чертаново Центральное): — Веселье началось в 12.30, когда член комиссии из Совета ветеранов заметил, как странный мужчина, минуя комиссию и кабинку для голосования, что-то сунул в урны и быстро удалился. Через несколько минут появился еще один такой же, я услышала гулкий звук при вбросе: явно на дно урны упал не один бланк. Один из наблюдателей пошел за ним, но мужчина быстро побежал. После шести вечера секретарь «неожиданно» обнаружила еще один реестр тех, кто хочет проголосовать на дому (до этого уже выезжали с двумя списками). Вернулись они ровно в 23.45, то есть подсчет голосов был задержан на 4 часа. И самое удивительное: проголосовали все 50 человек, кто был в списке! 48 — за «Единую Россию», даже галочки одинаковые стоят. Ирина ЧЕВТАЕВА, наблюдатель на УИК № 1342 (Лефортово): — На нашем участке наблюдателя от КПРФ, спокойно сидевшего в стороне, попросили удалиться, сказали: «Мешаете проведению избирательного процесса». Начали считать голоса, с первого раза у «Единой России» было 680, пересчитали — 640, оказывается, и бланки других партий положили в стопку. Был один бюллетень с надписью: «Против партии жуликов и воров!», но галочка стояла за «Единую Россию». По закону такие бланки недействительны, но у нас отмахнулись: «Это же волеизъявление граждан!». Каролина ГЛАДКОВА, наблюдатель на УИК № 1621: — Позже остальных на участке появилась наблюдатель от правящей партии. Она решила тут же проголосовать, но мы заметили в ее руках несколько бюллетеней. Мы составили жалобу. После этого еще дважды фиксировали вбросы. На вопросы о количестве выданных бюллетеней мне не отвечали. Члены комиссии пригрозили мне удалением: сказали, что я вношу нервозную обстановку, слишком громко ищу что-то в сумке и вообще мажу руки кремом! Подсчет голосов начался в полдесятого, а не в восемь. При вскрытии второго ящика, самого дальнего, было очевидно, что бюллетени сложены аккуратной стопкой, всего примерно 300 штук, и все с галочкой в номере шесть, причем галочки идентичны по размеру и сделаны ручкой одного цвета. Папки были видны лишь нам, членам комиссии от оппозиционных партий, другие единодушно сошлись на том, что сотни бюллетеней с голосами за одну партию сложились вместе совершенно случайно. Екатерина ФОМИНА


12

«Новая газета» понедельник. №139 12. 12. 2011

В тени выборов в Государственную думу прошли выборы и в региональные парламенты: Алтайского, Камчатского, Красноярского, Ставропольского, Пермского и Приморского краев, Амурской, Астраханской, Вологодской, Ленинградской, Липецкой, Московской, Мурманской, Новгородской, Омской, Орловской, Псковской, Самарской, Свердловской, Томской и Тюменской областей, республик Ингушетия, Карелия, Мордовия и Чувашия, Еврейской автономной области и Санкт-Петербурга. Такое количество субъектов страны (27) — рекордное для единого дня голосования. Зачем действующая власть добивалась такой масштабной географии региональных выборов и удалось ли ей достичь на местах желаемого результата, «Новой» объяснил Александр КЫНЕВ, руководитель региональных программ Фонда развития информационной политики. огда власть совмещала выборы в региональные парламенты с выборами депутатов Государственной думы, она, конечно, стремилась подложить местные выборы под «каток» федеральных. Думаю, что по итогам единого дня голосования многие пожалели о том, что сделали. «Единая Россия» рассчитывала, что избиратель, получив бюллетень с похожим на федеральный перечнем партий, будет голосовать одинаково. В общем-то так и получилось (только не в пользу «Единой России»): разница в количестве голосов, отданных за партии на местном и федеральном уровнях — минимальная, в некоторых регионах она составляет десятые доли процента. Функционеры «Единой России» не учли, что общий тренд для партии власти оказался понижающим, ее предвыборная кампания была крайне неудачной. Протест стал еще активнее, его не затмили даже резко усилившийся административный накат и подключение всех федеральных информационных каналов к агитации. Из 27 субъектов Федерации, где 4 декабря проходили выборы в региональные парламенты, в 16-ти они были перенесенными. Летом власть как могла корректировала законы. Вновь стали возвращаться к ведению в жесткой форме при распределении мандатов метода делителей «Империали» (дающего дополнительные мандаты партии, набравшей наибольшее количество голосов. — Ред.) — вместо его смягченной формы, доминировавшей последнюю пару лет. «Единая Россия» пыталась по возможности «разводить» списки кандидатов в федеральный и региональные парламенты. Возглавлять оба списка формально разрешалось только главам национальных республик (хотя губернатор Московской области Борис Громов был и там и сям). Получилось, что в ряде регионов стала возникать внутренняя конкуренция. Разные лидеры, разные штабы создавали диссонанс, и в регионах даже пытались проводить дискурс: если список с губернатором выступит хуже, чем список без губернатора, — губернатора, дескать, уволят. Такой дискурс был,

/

политика выборы

«Единая Россия» столкнулась с «бумерангом» системы, которую выстроила Во многих регионах результат «Единой России» едва превышает 30%

УТОЧНЕНИЕ В материале «Новой газеты», № 67, — «Полковник полиции, лидер местного УВД», допущена неточность. Фотография полковника Сирицына не была разме-

РИА Новости

К

например, в Пермском крае, где список в местный парламент возглавлял губернатор Чиркунов, а список в Госдуму — министр природных ресурсов Трутнев. Похожая ситуация была в Приморском крае, где один список возглавлял вицепремьер Шувалов, а другой — губернатор Дарькин. Надо понимать, что конкуренция внутри вертикали автоматически ее во многом деморализует. Вертикаль потому и вертикаль, что внутри нее конкуренции нет. Любые попытки сообщить ей какое-либо внутреннее конкурентное содержание ведут к тому, что сама природа вертикали начинает разрушаться, ведь внутренняя конкуренция стимулирует не только позитивные технологии, но и негативные: важно и самому отработать хорошо, и оппонентам насолить. То же с попытками стимулировать внутреннюю конкуренцию через разделение списков

щена на сайте «Одноклассники.ру», как указано в публикации. Ее автором является Эдуард Егоров, заместитель главного редактора газеты «Уездный город «А». Приносим извинения Эдуарду Егорову и нашим читателям.

на территориальные группы — это явная попытка хоть как-то заместить резко снизившийся фактор межпартийной конкуренции. Львиная доля проблем, с которыми столкнулась «Единая Россия», — это «бумеранг» той системы, которую она выстроила. У каждого решения существуют разновекторные последствия. В этом есть какая-то ирония истории. Особенно яркий пример — утрата личного авторитета губернаторов, после того как избранных народом политиков стали заменять серые клерки. Вроде все под контролем, а реальная поддержка стала исчезать. В тех регионах, где сильны демократические традиции, и там, где были произведены самые неудачные кадровые назначения, пошло самое сильное обрушение поддержки единороссов. Во многих регионах результат «Единой России» едва превышает 30% голосов. 34% в Приморском крае — это, на мой взгляд, почти электоральная катастрофа. Оппозиция стала гораздо чаще выигрывать даже в мажоритарных округах, где еще пару лет назад почти повсеместно господствовала «Единая Россия», выдвигавшая заведомо проходных кандидатов — крупных предпринимателей и

директоров. Я бы относился к результатам региональных выборов достаточно позитивно: в целом ситуация довольно конкурентная. В Амурской области и Санкт-Петербурге у «Единой России» нет большинства. Причем в Петербурге у единороссов не будет большинства, даже если они создадут коалицию, например, с ЛДПР. В три местных парламента впервые за много лет прошло «Яблоко» — в том же Питере, Карелии и Псковской области. Да и во многих других регионах ситуация неустойчивая, потому что «Единая Россия» на местах — это слоеный пирог. Есть разные элитные группировки, они объединены формальной вывеской, но по многим позициям являются конкурентами: кто-то из команды мэра, кто-то из команды губернатора, кто-то из местной финансово-промышленной группы. На региональных выборах «Единая Россия» во многом перехитрила сама себя. Как в экономике не бывает постоянного экономического подъема, так и в политике рано или поздно начинается спад. Нужно учиться побеждать в честной борьбе, иначе рано или поздно сам станешь жертвой собственных манипуляций.


«Новая газета» понедельник. №139 12. 12. 2011

Георгий САТАРОВ: хочу начать с главного. Мы уже живем в другой России. Рубежом стали прошедшие выборы. Власть хочет жить в старой, она считает, что еще живет в старой, а потому неадекватна. Это опасно. Во вторник на Триумфальной площади явно зафиксированы провокаторы от власти, пытавшиеся обострять противостояние. Их задача — ввести чрезвычайное положение в Москве, и это надо учитывать. Митинг на Чистопрудном бульваре с очевидностью показал: люди проснулись и негодуют. Их число будет расти. Надо максимально использовать новую ситуацию, наращивая численность разрешенных акций и не давая повода властям закрыть эту возможность. Нельзя также подводить людей, которые хотят легально отстаивать свои права. После 50 тысяч на митинге ОМОН рассосется как чирей, останутся лояльные полицейские. А после 100 тысяч — в стране начнет меняться политический режим, они просто побегут как крысы. А теперь вернусь к своей объяснительной записке. Судьба мне иногда благоволит. Вот пример. Незадолго до выборов я обсуждал с Андреем Липским необходимость текста, который призван объяснить идею создания «Круглого стола 12 декабря». Для этого нынешним 12 декабрем, в день нашей Конституции, собирается несколько десятков человек, чтобы обсудить идею и дать ей жизнь. Сначала предполагалось выпустить текст перед выборами, а потом решили перенести на пятницу после выборов, перед нашим собранием. Я представляю себе тот первый вариант, который я долго вынашивал, подготовленный еще в той России. Я представляю, насколько он был бы неуместен в понедельник 12 декабря, в другой России. Я собирался писать не о власти, а о нас самих. О том, что нельзя изменить или заменить власть в стране, пока мы не изменимся сами. О том, что в стране дефицит ответственной интеллектуальной элиты, работающей с обществом и на общество. О том, что крах режима неизбежен, а мы к этому не готовы. Всё это верно и сейчас, но ситуация изменилась стремительно и кардинально. Жизни надоело ждать нашей вменяемости, и она начала меняться сама. А нам опять приходится догонять. Если быть более точным, то мы, конечно, еще не в другой России. Мы пока на мосту. Позади тот берег, заболоченный и смрадный. А впереди — туман, неопределенность. Мы не сами вскарабкались на этот мост. Это просто часть берега ушла под воду, и мы обнаружили себя на мосту. Это приятно, что смрада поменьше, и доски скрипят, а не чавкающая жижа под ногами. Но как же это так, вдруг? И что дальше? О том, что путинский режим обречен, многие писали и говорили давно. Разногласия касались времени, отпущенного режиму. Но, ясное дело, самым популярным был прогноз метеорологического свойства: самая вероятная погода завтра — это та же, что и сегодня. Пытаясь понять происшедшее, надо смириться с тем, что классическое представление о том, что у всего есть своя причина (читай: объяснение), не совсем верно. Не у всего. Курт Левин, прародитель социальной психологии, ввел в научный оборот понятие «напряженные системы». Такая система может находиться в относительно стабильном состоянии, в то время как возрастают внутренние напряжения. И в некий момент, неожиданный и непредсказуемый, она дестабилизируется под воздействием неожиданного и непредсказуемого события, внутреннего или внешнего. Более того, нестабильность может стремительно нарастать, и даже разрушить систему. Такое впечатление, что классик предвидел путинскую Россию. Оглянитесь назад. Одиннадцать лет в России росла коррупция, а значит — неэффективность управления. Деградировали конституционные институты, растворялось государс-

13

ОБЪЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА НОВОЙ» ЧИТАТЕЛЯМ «

Главная проблема – бескровная смена власти

Алексей КОМАРОВ — «Новая»

Я

тво, наглела бесконтрольная бюрократия. Медленно, но неуклонно, на фоне относительного углеводородного благополучия, наша страна выходила в мировые лидеры по самоубийствам, потреблению героина и алкоголя, бездомных детей, туберкулезу, росту заболеваемости СПИДом, числу жертв дорожных аварий… Я не закончил этот перечень. Власть шаг за шагом утверждала себя в роли главной угрозы для безопасности граждан и страны. Началось бегство не только капиталов, но и людей, предприимчивых, талантливых, молодых. Всё перечисленное мной выше, как и не перечисленное, происходило медленно, день за днем. У нас по крохам отбирали свободу и страну. Потом стали отнимать целыми кусками. Оглянитесь назад и задумайтесь: это могло продолжаться бесконечно? Точнее: это могло продолжаться долго? Россия стала напряженной системой, которая ждала только легкого щелчка, чтобы начался лавинообразный распад. Ждали, что таким «щелчком» может оказаться падение цен на энергоносители. Какая банальщина! Запалом оказалось оскорбленное чувство собственного достоинства, когда уже казалось, что его уже ни у кого не осталось. Знаете, что это значит? Что у страны еще есть шанс. Этот процесс монотонной деградации, сопровождавшийся неброским, но неуклонным ростом внутреннего напряжения, не только демобилизовывал общество, но и обольщал власть иллюзией дурной бесконечности, бесконечности бесконтрольного властвования. Монотонность и предсказуемость комфортного бытия развращала и порождала неадекватность восприятия, оценок, речений и действий. А параллельно рос страх, достигший пика перед голосованием, когда они узнали реальные цифры поддержки. Они не знали, за что хвататься. Звонят губернаторам с требованием дать хотя бы 50 процентов; с наклеенными улыбками молят по телевизору избирателей голосовать за «правильную партию»; впадают в уголовный беспредел, раскрадывая чужие голоса. А потом еще страшнее: оказывается, ничего не

помогает. И тогда начинается паника. Я хочу, чтобы вы это поняли: они в панике, они неадекватны, они как загнанный зверь, который не видит, куда прыгнуть и на кого броситься. Это опасно. Поймите: раньше они боялись «оранжевой» революции, а теперь у них перед глазами североафриканские сценарии.

В

ласть, как и мы, на мосту между путинской и постпутинской Россией. Только у нас и у них разные временные горизонты. Единственное, на что влияет теперь власть, — это степень драматичности ухода со сцены путинского режима. Ясно, что тем самым они влияют и на свою личную судьбу. Для режима закрыта возможность остановить лавину мешками денег. Их еще хватает, но природа протеста изменилась. Он не социально-экономический. Он из забытых категорий морали, нравственности, достоинства. Это им не по зубам. Нас уже обольщают «новым Путиным». Сказки. Как вы думаете, нужен ли Путину и его клике независимый и беспристрастный суд? Где они будут при таком суде? А нам он нужен? Нужны ли еще комментарии? Свершилось то, что раньше казалось невозможным: рейтинг Путина тает на глазах. Он уже преодолел барьер, при котором его победа в первом туре президентских выборов становится малореальной даже при весьма серьезных подтасовках. А ведь его рейтингу падать еще три месяца. А ведь во втором туре Путин неизбежно столкнется с огромной протестной мобилизацией, кто бы ни стал его соперником. Это значит, что они будут защищаться, вплоть до отмены выборов. Но не надо обольщаться: вряд ли Путин боится людей на улицах. Главный источник его опасений — собственная клика, которой он нужен, только пока сохраняется его рейтинг. Но Путин как PR-проект, каковым он был всегда, разваливается. Поэтому возможно ожидать, что клика предложит нам не нового Путина, а новый PR-проект, с виду даже вполне привлекательный. Но им надо действовать быстро, поэтому тут могут возникнуть технологические сложности.

Где окажется Россия, выбравшись на тот берег, зависит теперь только от нас. Мы проспали десятилетие и снова оказались не подготовленными к происшедшему. Если бы только спали — обольщались, лаялись, продавались, предавали или просто прятались. Я про элиту. Мы оказались в ситуации, когда общество опередило свою элиту. Оно вправе требовать от нас новых лидеров, новых идей. Оно задает вопрос: что нам делать? И не получает внятного ответа, кроме лозунгов на следующий митинг. А этого уже мало, поскольку люди вправе требовать смены политического режима, который должен начаться победой на предстоящих президентских выборах. Когда мы еще летом задумывали наш «Круглый стол», мы рассчитывали на инерционный сценарий и долгую кропотливую работу. Сейчас всё иначе, и мы встали перед необходимостью менять концепцию. Но есть одно общее: нужна группа людей, обладающих моральным авторитетом. Это должны быть люди, которые не собираются идти во власть, а потому свободные от конфликта интересов. От их имени и при их участии мы попытались бы решить наваливающиеся проблемы, уйти от трагических сценариев. Самая главная из проблем — бескровная смена власти. Это архитрудно, но мы обязаны искать и найти решение, взаимодействуя в силу необходимости с нынешней властью. Мы обязаны объяснять обществу происходящее, помогать людям осознавать себя и свои интересы, показывать их возможности. Мы обязаны помочь консолидироваться оппозиции, без чего она не сможет ответить на ожидания и надежды граждан. Мы вынуждены спешно собрать и систематизировать многочисленные разработки — проекты реформ, законопроекты, новые конституционные проекты, — которые должны лечь в основу той кропотливой работы, которая предстоит будущей власти. Нам предстоит менять общественную атмосферу. Пора проветривать помещение.


14

«Новая газета» понедельник. №139 12. 12. 2011

Выход для власти:

П

редседатель Совета министров ПНР Мечислав Раковский говорил, что полякам нужен не круглый стол как место для переговоров власти и оппозиции, а стол, полный еды. Но и он понимал, что это связанные вещи. Власть сама пошла навстречу оппозиции, и решение об учреждении круглого стола было принято в январе 1989 года на X пленуме ПОРП. Круглый стол властей и профсоюза «Солидарность» начался 6 февраля 1989-го и закончился 4 апреля. Потом были первые относительно свободные выборы с оглушительным успехом оппозиции, формирование правительства Тадеуша Мазовецкого и реформы Лешека Бальцеровича. Поляки явили миру удивительный пример технологии национального примирения. Понятно, что официальные власти боялись быть сметенными волной народного гнева, и переговоры были в их интересах. Но и Войцех Ярузельский, и Мечислав Раковский действительно руководствовались прежде всего интересами страны, которой нужно было выходить из системного кризиса. Более того, они, по сути, передали власть оппозиции мирным путем, признав свою неспособность удержать обвал режима. Это образец политической культуры, который позволил целой стране с непростой историей и тяжелыми национальными комплексами выйти из тупика. Когда в 2009 году, в дни 20-летия круглого стола, об этом опыте напомнили лицам, ответственным за внутреннюю политику в России, последовал ответ: садиться за круглый стол не с кем, а в годы стабильности и незачем. И вот теперь нет стабильности, зато есть сторона переговоров — разгневанные люди из разных социальных слоев, требующие справедливости, признания и исправления властями ошибок. Снова можно возразить: в 1989-м было понятно, кто представляет интересы общества, был лидер — Лех Валенса. В России такой ясности нет. Да, собственно, и не могло быть — польским властям тоже понадобилось 9 лет, чтобы признать «Солидарность». Только вот «Солидарность» в результате уже не нуждалась пора перезаключать в том, чтобы ее признавали, она сама диктовала усобщественный ловия. Только добрая воля усадила «Солидарность» за круглый стол — она могдоговор — ла бы смести власть без всяких «столов»… по польскому Наши начальники хотят именно такого развития образцу

,

Петр САРУХАНОВ — «Новая»

письмо из редакции

круглый стол с оппозицией

событий? Не лучше ли сразу признать свою бесчестность, остановить звереющий ОМОН, удалить с улиц «мирового финансового центра» бронеавтомобили «Каратель» и в интересах страны сесть за стол переговоров с обманутыми системными партиями, с незарегистрированными несистемными партиями, с организациями гражданского общества, с представителями тех, кто выходит на площади и улицы. С народом — источником власти, по Конституции. Это единственный шанс для начальства начать решать проблемы страны, а не растягивать стагнацию и не откладывать революцию к 100-летнему юбилею Октябрьского переворота. Страна уже не будет такой, какой она была до 4 декабря. Ее уже не обманешь имитацией демократии, ложными замахами и прочими «маленькими футбольными хитростями». Прежний общественный договор, когда одни делали вид, что согласны на всё, лишь бы им перепадали крохи от нефтяного пирога, а другие притворялись управленцами, но при этом только и делали, что пилили этот пирог, — расторгнут. Пора его перезаключать — садиться за круглый стол по польскому образцу. Пока еще есть возможность.

Андрей КОЛЕСНИКОВ, ведущий раздела «Мнения & Комментарии» Kolesnikov@ novayagazeta.ru

,

социум

Молодежные баррикады Зачем Света из Иванова и Максим из Тулы едут в Москву к «Нашим»

В

России происходит фундаментальный цивилизационный сдвиг. Его можно обозначить просто — это формирование массового правового сознания. Если бы правовед и философ Богдан Кистяковский мог наблюдать за происходящими после 4 декабря событиями, то он имел бы все основания считать, что Россия избавляется от хронического недуга, который он когда-то диагностировал как правовой нигилизм. Побуждаемая моральным возмущением волна протеста не была бы чем-то новым для России. Но молодые люди массовым образом выходят на улицу для того, чтобы принудить систему соблюсти закон и исполнять Конституцию. Такого здесь еще не бывало. Мы наблюдаем события, имеющие кардинальное значение для будущего страны. Но есть проблема, которая ушла далеко на второй план на фоне этих ажиотажных событий. Речь идет о том пороке, который новое правовое сознание наблюдает «по ту сторону баррикад» (именно так написал мне один из молодых корреспондентов в «Фейсбуке»). Это те подростки, которых свезли в Москву из небольших окрестных российских городов. Снабдив барабанами, их выставили на посмешище столичной молодежи, а затем отправили ночевать на полу в павильоны ВВЦ. Интернет уже который * Автор — профессор, заведующий отделением культурологии НИУВШЭ, научный редактор журнала «Логос»

день потешается над Светой из Иванова и Максимом из Тулы, косноязычно пытающимися перечислить подвиги и свершения ЕР. Со смесью иронии и высокомерной неприязни смотрим мы на эту «быдловатую» толпу с наспех промытыми пропагандой мозгами. Велик соблазн рассматривать их просто как наивных жертв кремлевских кукловодов. Мол, исчезнут кукловоды, исчезнет и это явление. Но здесь мы имеем дело с проблемой, которая даже глубже и драматичнее ситуации с выборами. Проблемой, на которой интуитивно-умело паразитирует ее искаженное политическое обличье в виде «Наших» и прочих им подобных организаций. Что заставляет молодых людей из небольших российских городов массовым образом вписываться в эти объединения? Едва ли щемящее чувство патриотизма и осознанный политический выбор. Свои отчеты о политических мотивах они выдают так же, как плохо выученный урок по обществознанию — запинаясь в чуждых словах, путаясь и придумывая на ходу. И все же вписываются, зубрят пропагандистские формулы и готовы ехать куда угодно. Почему? Происходящее — явление распознанное. Имею в виду не напрашивающийся в нашем горизонте культурных штампов пример хунвейбинов. В частности, американ-

,

ради путешествия они готовы на клоунаду с барабанами

,

Виталий КУРЕННОЙ*

мнения

ские социологи (тот же Роберт Мертон) описали это явление на примере американского общества середины ХХ века, определяя его одну из локальных функций партийной машины. Эта функция заключается, выражаясь техническим языком, в предоставлении альтернативных источников социальной мобильности для групп, которым закрыты другие законные пути личного продвижения. Российская культура уже сформировала образцы личного успеха, связанного с преуспеванием и мобильностью. Но на социальном и экономическом уровне существует огромный безгласный анклав активных молодых людей, для которых на деле закрыты любые прямые возможности для реализации этих образцов. Кремлевские молодежные организации представляют собой клапан, направляющий это в общем-то нормальное стремление в русло собственных политических игр. Это не единственный возможный способ доступных этой молодежи альтернативных способов мобильности. Есть и другие, сполна испробованные в России — рэкет, преступные группировки и проституция. Закручивая гайки по этим направлениям, система стравливает накапливающееся давление в виде молодежных партийных организаций. За 200 километров от Москвы живет масса молодых людей, которые никогда не были даже в самой столице. Речь уже не о социальной мобильности, а о мобильности как таковой. И эти Светы и Максимы будут набиваться в автобусы, отправляющиеся в столицу, под любым предлогом, хотя бы так реализуя свое право на путешествия, о которых могут только мечтать, сидя перед своими телевизорами. Ради этого они готовы на клоунаду с барабанами и на ночевки в бараках-павильонах. И до тех пор, пока у этих молодых людей не будет понятных и доступных механизмов реализации их представлений о преуспевании и достойной жизни, система сможет направлять созданный ею самой порок против попыток улучшить ту же самую правовую ситуацию. Баррикада между двумя мирами молодежи должна быть ликвидирована, иначе мы будем иметь дело с насквозь ложной, но от этого не менее ожесточенной, пока еще латентной, гражданской войной.


«Новая газета» понедельник. №139 12. 12. 2011

& комментарии

вид сбоку

Что с нами будет? Президент мог бы стать отцом новой, подлинной российской димакратии

«М»:

Д. Медведев понимает: если что, сольют всех, и его в том числе. Начинает консультации, но не с оппозицией, а со свидетелями, с обычными гражданами, имеющими данные о махинациях на выборах. Отсматривает ролики, потрясшие страну (а не те, где «не видно»). Под гарантии защиты опрашивает экспертов, видит нелепые пики результатов и пропавшие экзит-поллы (ЕР — 23,6%), разрывы данных при участии «Гражданина наблюдателя» и без. Награждает Орешкина и «ГОЛОС». Мощный эффект дает обращение к членам ЕР, готовым рассказать о машине манипуляций. Просит Патриарха призвать всех воцерковленных и богобоязненных членов ЕР под угрозой высшей кары покаяться в грехах 4 декабря. Амнистирует участников фальсификаций, указавших на источники давления сверху. Раскалываются перепуганные председатели и члены комиссий, рисовавшие результаты выкрученными руками. В режиме следственного эксперимента на отдельных участках проводится переголосование (электоральная эксгумация). За процессом следят моральные авторитеты (Ахеджакова, Шевчук, Рошаль, Божена). ДАМ (Дмитрий Анатольевич Медведев) «прозревает» и возвращается в лоно Закона и Права, Правды и Свободы. Объясняет незрячим иностранцам, что они не в то время не на то смотрели и ни черта не видели, объясняет, как надо, и получает Нобелевскую премию мира. На правах друга предлагает ВВП (Владимиру Владимировичу Путину) сразу эволюционировать в версию 3.0 (02 уже грохочет барабанами и амуницией) и не пристраивать Суркова. Правит законы, гарантируя защиту от фальсификаций (указом). К марту создает систему тотального гражданского контроля с учетом «дыр» и выявленных технологий фальши. На место повязанных сажает виновных в насилии и штамповании приговоров. С помощью инсайдеров раскрывает механику своза детей и сгона взрослых на митинги за ЕР, на которые так вообще никто бы не пришел. Освобождает ТВ. А далее либо обнимается с опомнившимся ВВП 3.0, либо наотмашь порывает с ВВП 02, снимает его с должности и кидает ЕР, ради позорного результата которой власть окончательно потеряла репутацию и легитимность, поставив страну перед фактом открытого гражданского конфликта. В марте выступает гарантом честных президентских выборов. И либо благородно самоустраняется, либо побеждает как сразивший всех герой, либо становится одним из символов оппозиции, которая потом и так победит. Это был бы взрыв всемирно-исторического масштаба, способный потрясти воображение уже всего повидавших россиян, прогрессивного человечества в целом. За это ему простили бы многое, если не всё. Он вошел бы в биографию страны и планеты воистину Великим Человеком, каких мало. Он создал бы прецедент, по личностному калибру уникальный, каких * Автор — руководитель Центра исследований идеологических процессов Института философии РАН

«Ж»: С нелегкой руки Белковского и по здравому размышлению всех в президенты выдвигается Оксана Дмитриева. На высшей политической орбите России наконец-то появляется новое лицо — прекрасное, умное, интеллигентное, вызывающее безоговорочное доверие. И — женское! Этот образ становится не просто «анти-Путиным», но альтернативой всем ныне активным

,

лозунг «Не дадим Оксану в обиду!» поднимет всех нормальных женщин и всех настоящих мужчин

,

Н

а фоне дилетантских пророчеств строгий анализ дает три вероятных сценария: «М», «Ж» и «ЧП».

в истории по пальцам перечесть, вроде Суворова или Ганди. Он стал бы иконой политической мудрости и морали, отцом новой, подлинной российской димакратии. Имя его славилось бы в веках. Господи, за что ему ТАКОЙ шанс?!

политикам, ни один из которых заведомо не может быть знаменем объединения всех здоровых, консолидации страны. Именно Женщина становится символом прекращения амбициозной мужской свары, обуздания корысти, залогом движения к социальному миру. Ее порядочность, видную за сто верст невооруженным глазом, подтверждают все моральные авторитеты, не потерявшие совести и доверия людей. Ее неженская твердость дополняется командой настоящих мужиков, уже показавших стране умение драться и побеждать, и не во всеоружии против безоружных, а честно и в жестких ситуациях. Провокации наращивают популярность. Лозунг «Не дадим Оксану в обиду!» поднимает всех нормальных женщин и всех настоящих мужчин, еще стыдящихся краснеть. Команда кандидата объединяет юристов, ученых, военных, патриотов-силовиков, не утративших чести офицеров ФСБ и ГРУ, ФАПСИ и ФСО, Юргенса, лидеров СМИ, боевых публицистов, отвязных блогеров и беспедальных аналитиков, лидеров молодежных банд, собранных от души, а не за кормушку. Ну и бизнес. Группировку украшают лучшие женщины России и адмиралы Северного флота, проголосовавшего против ЕР. Присоединяются министры и зампреды, умеющие держать свои красивые носы по ветру и уже понявшие, чем пахнет. В итоге реализуется идеал «социального президента» с профессионалом во главе и с постепенным отказом от перебора в президентской власти. Возможны комбинации «М» и «Ж».

«ЧП»: Сценарий не персонифицирован и распространяется на неопределенный круг лиц (в академической социологии аббревиатура ЧП идентифицируется как чмо поверхностное). Весьма вероятен, крайне опасен, наконец, просто унизителен для нации и ее великой истории.

Илья МИЛЬШТЕЙН*

Навальный, понимаешь?

Н

ет, с Лимоновым он не пойдет на митинг, и не уговаривайте. И с Удальцовым не пойдет, и с Немцовым. А вот если бы его позвал Алексей Навальный, то можно было бы подумать. «Его позиция мне близка», — говорит пожилой, с несмываемой печатью мудрости на лице человек в кадре, и это, конечно, сенсация. Юрий Лужков на телеканале «Дождь» размышляет о своем возвращении в большую политику. Картина потрясает воображение видавших виды политологов и простых граждан. На трибуне молодой юрист, гвоздящий «партию жуликов и воров» (ПЖиВ), а рядом с ним, буквально плечом к плечу, — старый, но крепкий хозяйственник, бывший сопредседатель высшего совета ПЖиВ. В глазах — юношеский азарт, в душе — весна, на губах — счастливая улыбка. Вторая молодость приходит к тому, кто первую сберег, как в песне поется. Это ведь старая песня. В той, первой молодости он так же стоял на трибуне, безошибочно выбрав политика, с которым решил строить новую, понимаешь, Россию, — ну и построил, и долго еще потом достраивал, уточняя архитектурные детали. А Навального сегодня принято сравнивать с Ельциным. И если о нем, прозревая будущее, задумался главный отставник России, то, стало быть, сравнение правомерно. «Он интересен», — добавляет Юрий Михайлович, и это тоже звучит очень громко. Особенно в те дни, когда мировой судья приговаривает Навального к аресту на 15 суток, а Тверской суд столицы подтверждает этот приговор. Конечно, вряд ли кто усомнится в том, что в лужковской Москве Навального и других оппозиционеров сегодня винтили бы и сажали с той же неумолимостью, как и в Москве нынешней. Вообще, свою личную столичную вертикаль Лужков построил задолго до Путина: достаточно вспомнить откаты на храм Христа Спасителя, масштабы фальсификаций на выборах в Мосгордуму и разборки с митинговой демократией, символом которых стала Манежная площадь, населенная добрыми зверюшками работы мастера Церетели. Однако все эти упреки в отношении экс-градоначальника, согласитесь, звучат несерьезно. Ибо главной чертой федерального политика, пусть и бывшего, является принципиальная незлопамятность. Какие зверюшки? Какие выборы? Какая вертикаль? Юрий Михайлович томится по большой политике, ломка почти непереносима, и он с абсолютной искренностью вспоминает годы своего царствования в Москве как самые счастливые и для него, и для граждан. И для высшей власти, с которой, бывало, полемизировал, но в решительные минуты всегда сохранял верность. Вот и сегодня он готов ей всё забыть и простить. Юрий Михайлович Уволивший мэра Медведев плох, и «Единая Россия» под его томится руководством «провалилась», и предавшие Лужкова единопо большой россы достойны лишь презрения, но есть человек, которого политике, Юрий Михайлович по-прежнему ценит. «А Путин вас предал?» — ломка почти спрашивает его жестокая женщина Ксения Собчак. «Не непереносима думаю, что Путин, — отвечает он ей на своем неповторимом лужковском языке, — одинаковым образом относится к ситуации со мной, таким же, как, скажем, относится к этой ситуации Медведев». Когда же, ничего не поняв, журналисты «Дождя» вновь задают вопрос о премьере, он отвечает прямо и просто: «Нет!» Послание забывчивого Лужкова — оно очень внятное. Как некогда, поверх голов враждовавших с ним Коржакова, Чубайса, Березовского, он обращался к Ельцину — с требованием веры и с просьбой о любви, — так и теперь, презрев иное начальство, взывает к Путину. И дело тут не в том, предал тот Юрия Михайловича или руками переходного Медведева зачистил Москву от жестоковыйного мэра, а в том, что у Владимира Владимировича — реальная власть. И если он захочет, то может и Медведева отправить послом в Ливию, и «Единую Россию» переформировать, и Лужкова вернуть из опалы. Едва ли в Москву, но бывший градоначальник тоскует не о Москве, но о возвращении в начальственное кресло. А в ситуации, когда трон слегка зашатался и под национальным лидером, поддержка крепкого хозяйственника не помешает и Путину. Да и как не поддержать, если все предали, а Путин — не предал? Иначе, быть может, придется идти на митинг с Навальным. Он интересен, понимаете? Повторить по буквам?

,

,

в фокусе

Александр РУБЦОВ*

15

* Автор — журналист


16

«Новая газета» понедельник. №139 12. 12. 2011

/

политрынок скандал Юлия ПОЛУХИНА

Полонский в метрах от прокуратуры спец. корр. отдела расследований

№ 128 «Новой газеты» в статье «У Полонского есть миллиард! Долгов» я рассказала о том, что четыре квартиры стоимостью от сотен тысяч до миллиона долларов в ЖК «Миракспарк» в Западном округе Москвы оформлены на Генеральную прокуратуру РФ. Как на юридическое лицо. В распоряжении редакции есть номера инвестиционных контрактов, заключенных с ЗАО «ПИФ Конкордия-эссет менеджмент» (структура Mirax). Проспект Вернадского, 94, корп. 1, кв. 1. Контракт от 18.06.2007 К-ПИФ-182. Проспект Вернадского, 94, корп. 1, кв. 6. Контракт от 18.06.2007 К-ПИФ-181. Проспект Вернадского, 94, корп. 2, кв. 1. Контракт от 18.06.2007 К-ПИФ-184. Проспект Вернадского, 94, корп. 2, кв. 6. Контракт от 18.06.2007 К-ПИФ-183. Мы, естественно, направили соответствующий запрос: откуда эти квартиры у Генпрокуратуры и зачем они ей? И вот 30 ноября в редакцию газеты пришел ответ, подписанный начальником управления взаимодействия со СМИ Генпрокуратуры РФ Марией Гридневой. «В связи с Вашим запросом о праве собственности органов прокуратуры на ряд жилых помещений в г. Москве сообщаю следующее. Квартиры в г. Москве на проспекте Вернадского в д. 94, корп.1 (кв. 1 и кв. 6), а также в д. 94, корп. 2 (кв.1 и кв. 6) приобретены на открытом аукционе по рыночным ценам, действовавшим на тот период времени (2007 г.), для создания жилого фонда Генеральной прокуратуры Российской Федерации на основании государственных контрактов, заключенных в соответствии с требованиями федерального законодательства с соблюдением конкурсной процедуры. Все квартиры являются собственностью Российской Федерации и находятся в оперативном управлении Генеральной прокуратуры Российской Федерации. Решения о предоставлении данных служебных помещений конкретным должностным лицам на основании договоров найма приняты жилищной комиссией Генеральной прокуратуры Российской Федерации в строгом соответствии требованиям ст. 44 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации», ч. 2 ст. 92 и ч. 2 ст. 99 Жилищного кодекса Российской Федерации». Итак, Генпрокуратура признала главное: квартиры действительно ей принадлежат, и в элитном жилом комплексе обитают ее сотрудники (очевидно, высокопоставленные). А вот что касается открытости и прозрачности процедуры покупки квартир, то уверения Генпрокуратуры меня не убедили. Наш источник в правоохранительных органах предоставил предварительные договоры купли-продажи квартир в ЖК «Корона-3» (он же «Миракс-парк») — № К-ПИФ-181 и № К-ПИФ-182. Они заключены между ЗАО «Конкордия-эссет менеджмент» и ЗАО «МНТИ» (крупная риелторская компания), оба — 18 июня 2007 г. Площадь квартир 124 и 126 кв. метров, стоимость — 567 000 и 558 000 долларов (около 4500 долларов США за 1 квадратный метр). Это, кстати, очень милосердно, потому что, по данным ИРН.ру, в 2007 г. стоимость метра в московской элитке составляла примерно 6000 долларов США за 1 квадратный метр. А при чем здесь прокуроры? Месяц и пять дней спустя, 23 августа 2007 года, было заключено дополнительное соглашение: между ЗАО «МНТИ» и — Генпрокуратурой «в лице начальника главного управления обеспечения деятельности органов и учреждений прокуратуры Лопатина Геннадия Борисовича». И есть в этом договоре прекрасный пункт: «Все взаимоотношения между покупателем и новым покупателем в связи с произошедшей заменой покупателя в договоре подлежат самостоятельному урегулированию между названными лицами». То есть деньги платило «МНТИ», а вот как они разошлись с Генпрокуратурой — уже секрет. Из допсоглашения, кстати, вообще не следует, что ведомство должно было платить что-либо, зато права покупателя оно приобрело сполна. Я не знаю, в каком месте нашего обширного законодательства прописана столь интересная схема. Надеюсь, прокуроры подскажут.

В

Анна АРТЕМЬЕВА — «Новая»

Генпрокуратура признала, что купила четыре квартиры в элитном жилом комплексе «Миракс-парк». А мы выяснили, как и почем

2

1

3

1. Дополнительное соглашение между ЗАО «МНТИ» и Генпрокуратурой 2. Договор между «Конкордией» и ЗАО «МНТИ» 3. Ответ Генпрокуратуры, в котором она признает, что владеет квартирами


«Новая газета» понедельник. №139 12. 12. 2011

громкое дело

декабря руководство Следственного департамента МВД, возобновившее уголовное преследование Сергея Магнитского, неожиданно вышло к журналистам, чтобы рассказать им «всю правду» — что дело в отношении него было «совершенно оправданным», а гибель в СИЗО — несчастный случай, в котором МВД не виновато… Неожиданный «выход в свет» чинов из СД МВД, очевидно, был продиктован рядом событий, которые сейчас беспокоят ведомство: недавние выводы Президентского совета о том, что Магнитского могли забить до смерти дубинками в тюрьме; появление доклада Hermitage Capital с описанием вины каждого должностного лица, причастного к преследованию Магнитского. Ну и, наконец, особую обеспокоенность у МВД, видимо, вызывает предстоящая встреча членов совета с Медведевым, на которой будет озвучена окончательная оценка произошедшего с Магнитским. Работу по закреплению в сознании журналистов виновности покойного человека проводили замначальника СД МВД Александр Ягодин, начальник управления ведомства Павел Лапшов и тот самый следователь Олег Сильченко, который как до смерти Магнитского вел против него дело, так и теперь… «В СМИ создана определенная негативная аура вокруг этого дела… — вкрадчиво начал господин Ягодин. — Смерть человека в СИЗО — трагедия, а помимо трагедии еще и сигнал для правоохранительных органов, что надо подумать… Мы с пониманием относимся к чувствам родных Магнитского, но вынуждены констатировать: они либо не желают знать о расследовании, либо им кто-то препятствует… Все здесь присутствующие СМИ должны отдавать себе отчет: виновность или невиновность человека в России, как и во всем мире, определяется исключительно судом. В силу этических соображений мы не можем раскрыть все детали расследования. Но считаем: всем вам полезно узнать, кто кого изобличал в хищении, какова причина смерти Магнитского, кто такой Магнитский»… И понеслось. Оказывается, «никакой причастности следователей к хищению 5,4 миллиарда рублей из бюджета нет», оказывается, «тенденциозные статьи в СМИ» готовятся журналистами «на основе докладов Hermitage» о коррупции в МВД, а в этих докладах «сплошная подтасовка фактов». И пресс-секретарь МВД Анжела Кастуева принялась «разоблачать» доклады: «никаких изобличающих показаний против сотрудников МВД, которых он якобы разоблачил в хищениях, Магнитский никогда не давал», «самостоятельного расследования по факту хищения 5,4 миллиарда рублей, которое якобы он раскрыл, Магнитский никогда не проводил», «утверждения о том, что МВД подключило к расследованию дела Магнитского сотрудников, которых тот изобличил как исполнителей хищения, неверны»… «О том, что Магнитский писал многочисленные жалобы по поводу своего здоровья, — неправда. Ни одного заявления! Ну не одного заявления о наличии у него тяжелых заболеваний ни от него, ни от его защиты не поступало. Действия же следователя, — пресс-секретарь МВД указала шариковой ручкой в сторону Сильченко, — во всех инстанциях признаны законными и обоснованными…» Ну и, разумеется, оказание Магнитскому медицинской помощи «не входило в компетенцию» Сильченко. Журналисты то и дело обменивались недоумевающими взглядами (вопросы раньше времени им задавать не разрешалось): ведь именно Сильченко отказывал Магнитскому своими постановлениями в лечении. Например, в проведении брюшной операции, которую ему прописали врачи… Все жалобы и просьбы Магнитского и отказы Сильченко на эти жалобы есть в открытом доступе… Начальник управления СД МВД Лапшов объяснял журналистам «мошенническую схему ухода от налогов» главы Hermitage

17

ИТАР-ТАСС

8

«Наручники у Магнитского были и на ногах тоже?» На этот и другие вопросы журналистов следователи не ответили. Зато успели назвать юриста «симулянтом», «соучастником» и молчуном, а также пообещали «все перепроверить» Браудера и даже нарисовал ее на доске. Из сказанного следовало, что 5,4 миллиарда рублей из бюджета украли не налоговики и МВД, а сам Браудер и его «соучастник Магнитский»… Слово хотел было взять глава антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов, который вместе с остальными членами Президентского совета готовил доклад Медведеву об обстоятельствах гибели Магнитского и дела против него в целом. Но слова Кабанову не давали. «Сначала представители следствия», — заявили ему устроители брифинга. И господин Лапшов продолжал объяснять «мошенническую схему» Браудера. Кабанов в какой-то момент встал и направился к выходу. Ведущая брифинга и журналисты попросили чина из МВД со своей «схемой» закругляться. Согласился. Кабанов был краток. Во-первых, сообщил, что его и его коллег по Президентскому совету о брифинге предупредили в последний момент (люди не смогли изменить планы). Во-вторых, говорить о том, что следственная группа совершенно ни при чем, еще рано — правовую оценку смерти Магнитского в СИЗО и делу против него дадут в январе. И, вероятно, только тогда станет ясно, коснется ли эта оценка кого-то из тех, кто созвал сегодняшний брифинг… Когда Кабанов ушел, Лапшов вновь погрузил журналистов в суть «схемы Браудера»… Ну а оставшиеся от брифинга 20—30 минут отдали журналистам. «Задаем только по одному вопросу от СМИ. Только по одному», — предупредили устроители. У журналистов вопросы в основном к следователю Сильченко. Так, отвечая на вопрос «Новой», почему ходатайствовал о продлении ареста Магнитского и не просил

«

избрать более мягкую меру пресечения до приговора суда, тот рассказывал про «намерения обвиняемого скрыться от следствия и суда, оказать давление на свидетелей», про его «общественную опасность»… «Сомневаться в этом оснований не было. Все доказательства были представлены в суд», — подчеркивал Сильченко. Что касается заболеваний Магнитского, то никаких справок от врачей «не было» (что неправда), а поправки по предпринимательским статьям, позволяющие оставлять обвиняемых на свободе во время следствия, появились позже, и он, Сильченко, их, конечно, «горячо одобряет»… «А если бы врачи представили вам справки о заболеваниях, вы бы тогда просили продлить арест?» — интересуются коллеги. «99% людей, находящихся в тех или иных ситуациях жизненных, тем более в изоляторах, зачастую симулируют заболевания. Поэтому голословное утверждение о наличии у него какого-либо заболевания требует проверки», — ответил Сильченко. У него спросили, почему он отказывал Магнитскому в свиданиях с родными, в телефонных звонках детям, почему незадолго до той самой операции на брюшной полости перевел Магнитского в Бутырку, где не было даже медсанчасти, и в итоге операцию так и не провели… «Вопросы не выдерживают никакой критики, — ответил Сильченко. — Это передергивание фактов». Журналисты напомнили: есть доказательства — отказы Сильченко Магнитскому в свиданиях с родными и проведении операции. «Вопросы заданы некорректно», — взялась за дело пресс-секретарь МВД.

Из сказанного следовало, что 5,4 миллиарда рублей из бюджета украли не налоговики и МВД, а сам Браудер и его «соучастник Магнитский»…

«

— Вы ответьте — бумаги-отказы есть или нет? — просит журналист «Эха Москвы». — Отдайте обратно микрофон, молодой человек! И слушайте ответ на свой вопрос… — оборвала его ведущая брифинга. Ответа, конечно, никакого не последовало. Когда подняли тему избиения Магнитского в тюрьме*, начальник управления Лапшов заявил удивительные вещи: «Не буду скрывать, проведенная после смерти судебно-медицинская экспертиза выявила у Магнитского телесные повреждения на руках и на ногах, но это только следы от наручников». «Наручники были и на ногах тоже?» — уточнили журналисты. Лапшов, словно не слыша, продолжал: «Результатами экспертизы четко зафиксировано: никакой причинно-следственной связи между этими повреждениями и смертью нет. По результатам экспертизы, Магнитский скончался от острой сердечно-сосудистой недостаточности. Факты избиения ничем не подтверждаются». «Не подтверждаются», по словам чинов из МВД, и факты, изложенные в размещенном в Сети ролике под названием «Каста неприкасаемых» — про рекордное обогащение людей, в разное время бывших членами следственной группы по делу Магнитского: следователей Павла Карпова, Артема Кузнецова, а также бывшей главы налоговой № 28 Ольги Степановой… «Мы тоже заинтересованы в объективности и дело в отношении Магнитского открыли заново, чтобы родные использовали право на его реабилитацию…» — заключили чины МВД. А на следующий день после выступления чинов МВД Тверской суд Москвы признал законным привлечение Магнитского в качестве обвиняемого по делу о похищенных 5,4 миллиарда рублей. Матери Магнитского, которая просит признать незаконными действия СД МВД, в который раз отказали… Вера ЧЕЛИЩЕВА

* Информацию о том, что на теле Магнитского были следы побоев, обнародовал Президентский совет.


18

«Новая газета» понедельник. №139 12. 12. 2011

Куда уходят деньги от продажи уникальных российских технологий и что происходит с бюджетными миллиардами, выделенными на спасение стратегических предприятий

«Золотые парашюты» космического аппарата 6

сентября 2007 года инспектор Счетной палаты Юрий Гайдуков, как обычно, приехал на работу в главный офис ведомства на Зубовской улице. Он направился к центральному входу, когда к нему подошел оперативный сотрудник ФСБ и попросил пройти с ним. Они завернули за угол, и Гайдукову предложили сесть в машину, где объявили, что он задержан по подозрению в вымогательстве взятки у руководства ОАО «НПО «Энергомаш им. академика В.П. Глушко». Для Гайдукова все произошедшее стало полной неожиданностью: он хорошо знал подошедшего сотрудника ФСБ, более того, этот сотрудник вместе с другими оперативниками с Лубянки за несколько месяцев до задержания были прикомандированы в помощь группе Гайдукова, на которую оказывалось давление в связи с проверкой «Энергомаша». Гайдукова обвинили в вымогательстве 7 млн евро, что на тот момент можно было считать рекордом коррупционных дел в новейшей истории России. Арест инспектора Счетной палаты привел к небывалому скандалу: вслед за Гайдуковым была арестована Зарина Фарниева, бывший начальник правового департамента аппарата Счетной палаты, а затем подал в отставку аудитор Сергей Абрамов. С момента возбуждения уголовного дела прошло уже пять лет, однако обвинительное заключение пока не предъявлено ни одному из фигурантов. Более того: события последнего времени показывают, что интерес к этой, казалось бы, давней истории до сих пор не остыл — все потому, что в деле бывшего инспектора Гайдукова зарыты документы о том, как используются уникальные российские ракетные технологии, кто зарабатывает на их продаже и что происходит с бюджетными миллиардами, выделяемыми на спасение стратегических предприятий. Часть этих документов «Новой газете» удалось найти.

Перевербовка Скандал с арестом Гайдукова породил множество слухов, большинство из которых сводилось к версии, что началась очередная война силовых кланов за сферы влияния, в которой главной мишенью был председатель Счетной палаты Сергей Степашин. Эти слухи подогревала и совершенно странная реакция обеих сторон. Руководство Роскосмоса, под чьим надзором находится производящий ракетные двигатели «Энергомаш», вообще заявило, что никто из сотрудников предприятия взяток не давал и на контакт со Счетной палатой не выходил.

Что касается реакции Счетной палаты, то 19 сентября 2007 года на официальном сайте ведомства появилось заявление о том, что задержание Гайдукова — это спланированная совместная операция Счетной палаты и ФСБ. Однако спустя всего пару дней Сергей Степашин дал пресс-конференцию, на которой звучал другой лейтмотив. Оказывалось, что обвиняемый Гайдуков задолго до задержания извещал руководство Счетной палаты о том, что представители «Энергомаша» предлагали ему взятку; к тому же, по словам Степашина, сразу после начала проверки какие-то имеющие отношение к предприятию люди стали намекать, что не стоит глубоко копать и лучше вообще прекратить проверку. «Товарищ Перминов (в то время руководитель Роскосмоса. — Р. А.) был у меня на встрече. Уж коль вопрос был задан прямо, отвечу: на встрече у меня было руководство этого предприятия. Первый заместитель, кстати, пришел не один, а с двумя бывшими очень высокопоставленным сотрудниками КГБ Советского Союза. Видимо, зная мое чекистское прошлое, они решили прийти тройкой, серьезной тройкой. Гдето было сказано — будьте поаккуратнее, может быть, вообще не лезть вам в эту тему и так далее. Так что разговор со мной был. После чего я обратился в ФСБ», — рассказывал Сергей Степашин на прессконференции. Близкий знакомый Юрия Гайдукова эти разные реакции объясняет следующим образом. «Как только началась проверка «Энергомаша», у группы Гайдукова сразу возникли проблемы. Сначала руководство завода не предоставляло всю запрашиваемую документацию. Затем был избит один из подчиненных Гайдукова, ему какие-то люди в масках приставили нож к горлу. А где-то в конце апреля Гайдукову позвонил один из руководителей «Энергомаша» и сказал, что есть предложение, как быстро решить вопрос». По словам знакомого Гайдукова, последний рассказал о предложении руководству Счетной палаты и написал заявление в ФСБ, после чего к его группе приставили оперативников — тех самых, что через некоторое время задержат самого Гайдукова. «Эти оперативники выдали ему диктофон и сказали, чтобы он шел на контакт с теми, кто предлагал взятку, подыгрывал им, говорил, что за ним стоят большие люди. Но затем произошла странная штука: после того как он сообщил о предложении, все звонки с намеками прекратились. Потом у него забрали диктофон на перезарядку, а спустя время я узнал, что он задержан». По мнению знакомого Гайдукова, изначальная реакция Счетной палаты основывалась на уверенности, что разразившийся скан-

дал — это результат спланированной операции по поимке тех, кто препятствовал проверке. Однако спустя пару дней, когда стало понятно, что у дела совершенно иной обвинительный уклон, Степашин решил дать пресс-конференцию, считает знакомый Юрия Гайдукова. Юрий Гайдуков провел в СИЗО два года, за это время у него случился сердечный приступ, начались проблемы со зрением. В 2009 году он был выпущен из-под стражи под залог и в настоящее время ждет обвинительного заключения. За время следствия обвинение несколько раз переквалифицировалось, и на данный момент речь о взятке уже не идет — Гайдуков обвиняется в мошенничестве. Обсуждать с «Новой газетой» детали своего дела он отказался: «Это могут воспринять как давление на следствие».

Пиар-атака Примерно месяц назад на весьма специфичном интернет-ресурсе неожиданно появилась публикация, посвященная уголовному делу Гайдукова и Фарниевой (до этого более двух лет о них никто не писал). Общий посыл статьи был таков: мол, прошло уже пять лет, а небывалые взяточники (ведь речь идет о 7 млн евро) до сих пор на свободе, и в пример приводились другие дела, связанные с сотрудниками Счетной палаты, которые заканчивались куда быстрее. В общем, текст публикации вызывал ощущение, что кто-то весьма недвусмысленно намекает следователям, что дело бывшего инспектора Счетной палаты Юрия Гайдукова нужно как можно скорее довести до суда. Почему авторы и заказчики статьи так сильно торопились? Чтобы ответить на этот вопрос, нам нужно вернуться на пять лет назад. В 2007 году Счетная палата проверяла внешнеэкономическую деятельность «Энергомаша», который, помимо прочего, поставляет в США ракетные двигатели РД-180 для компании «Локхид Мартин». Группе Юрия Гайдукова в то время удалось установить, что ракетные двигатели продавались через офшорного посредника, зарегистрированного в штате Делавэр, по заниженным ценам: цена продажи посреднику была на несколько миллионов долларов ниже цены продажи конечному покупателю. В общем, главным выводом проверки было то, что уникальные российские технологии продавались в США на не выгодных для российского предприятия условиях. Оппоненты инспекторов Счетной палаты настаивали на обратном: продажа в США двигателя РД-180 прибыльна. Победитель в этом споре определился сам собой после ареста Юрия Гайдукова.

В распоряжении «Новой газеты» есть правительственное письмо от первого вице-премьера Сергея Иванова в адрес в то время президента Владимира Путина «о поставках ракетных двигателей РД-180 в США для ракет-носителей семейства «Атлас». Письмо написано в 2007 году, после ареста Гайдукова, и в нем идет речь о прибыльности поставок ракетных двигателей в США. В частности, Сергей Иванов писал Владимиру Путину: «Выводы Счетной палаты Российской Федерации об односторонних преимуществах для американской стороны и ущемлении интересов России не нашли объективного подтверждения». Заканчивается письмо выводом: «Учитывая изложенное, представляется целесообразным продолжить работу по программе РД-180». На письме стоит подпись Владимира Путина (от 1 декабря 2007 года) и резолюция: «Согласен». Но прошло два года, и вдруг выяснилось, что «Энергомаш», казалось бы, получавший сотни миллионов долларов (как докладывал вице-премьер Иванов) от одних только продаж двигателей РД-180, находится в предбанкротном состоянии, с огромными долгами по зарплате и кредитам. И в 2009 году уже премьер-министру Владимиру Путину пришлось вмешиваться повторно — «Энергомашу» было выделено более 2 млрд рублей государственной помощи. Получалась какая-то странная история: выводы Счетной палаты 2007 года не подтвердились, участвовавший в проверке инспектор Гайдуков был арестован, поставки двигателей признаны успешными и прибыльными, но денег у предприятия снова не стало. Странность, видимо, почувствовал и сам премьерминистр, и потому поручил Счетной палате вновь проверить «Энергомаш» и эффективность расходования бюджетных денег. Выводы Счетной палаты оказались поразительными.

Государственная помощь «Производственная деятельность ОАО «НПО Энергомаш» убыточна. Основную долю убытка от продаж составляют работы по реализации РД-180 (в 2008 году они составили 62%, в 2009 году — 71%, в 2010 году — 83%). Продажа двигателей РД-180 в США осуществлялась по ценам существенно ниже себестоимости», — говорилось в отчете Счетной палаты за 2011 год. Если перевести проценты в реальные цифры, то убыток от продажи уникальных российских технологий в США составил около 508 млн рублей в 2010 году, 570 млн в 2009-м и 310 млн в 2008-м. Руководивший проверкой аудитор Сергей Рябухин рассказал «Новой газе-


«Новая газета» понедельник. №139 12. 12. 2011

РИА Новости

расследование

те», что «в рамках нашей совместной с ФСБ проверки мы попытались оценить действенность принимавшихся мер по выводу из кризиса «Энергомаша», а также эффективность управления этим объединением, контрольный пакет акций которого принадлежит государству». По словам Рябухина, в последние годы на «Энергомаше» сложилась кризисная обстановка, вызванная, кроме того, убыточностью производственно-хозяйственной деятельности предприятия, «НПО по-прежнему находится в крайне сложном положении». «К сожалению, мы столкнулись с фактами, когда представители государства осуществляли свои полномочия, по нашему мнению, явно неудовлетворительно. Так, нами установлены случаи, когда отдельные представители государства не выполняли директивы правительства по голосованию на совете директоров. Создается впечатление, что многие решения, которые принимались в сложный для предприятия период, были, мягко говоря, противоречивыми», — говорит Рябухин. Интересы государства в совете директоров «Энергомаша» представлял бывший заместитель руководителя Роскосмоса Виктор Ремишевский. В отчете Счетной палаты за 2011 год сказано, что Ремишевским заключались трудовые договоры с руководящим составом предприятия, которые предусматривали выплаты «золотых парашютов» отдельным руководителям «Энергомаша» в размере 100-кратной годовой зарплаты обычного рабочего. По словам аудитора Сергея Рябухина, бывшему генеральному директору «Энергомаша» Дмитрию Пахомову в 2010 году было выплачено более 4,8 млн рублей премий. «Хотелось бы отметить «личную скромность» бывшего генерального директора, которому в сентябре 2010 года (за 10 дней до прекращения с ним контракта) была выплачена разовая премия в размере 2,1 млн рублей, основанием для выплаты которой являлась его же докладная записка (от 24 сентября) на имя главного бухгалтера «Энергомаша», в которой он просил произвести ему выплату в размере 0,1% от чистой прибыли предприятия», — говорит Сергей Рябухин. Также выделенные «Энергомашу» бюджетные деньги шли в том числе на погашение расходов по эксплуатации и страхованию личных автомобилей руководителей предприятия. По словам аудитора Сергея Рябухина, выглядело это следующим образом: бывший генеральный директор Дмитрий Пахомов и его заместитель Валерий Айзенман заключили с «Энергомашем» договор «безвозмездного пользования», в соответствии с которым они передали «Энергомашу»

свои автомобили («Мерседес-Бенц»-S600, «Лендровер», «Тойоту-Камри», «Лексус», БМВ), а «Энергомаш» оплачивал все расходы по их эксплуатации (с 2008 по 2010 год от 2,2 до 4,9 млн рублей, по словам Рябухина). Большая часть из выделенных предприятию бюджетных денег была потрачена на погашение задолженности по займам и кредитам. Причем схемы погашения долгов также были весьма странными. Например, 700 млн рублей было направлено в дочернее общество ООО «Энергомаш-Финанс» на погашение задолженности, срок которой наступал только в 2011—2012 годах. Однако, как обнаружила Счетная палата, руководители «Энергомаша» подписали дополнительные соглашения к договорам займов, которые перенесли сроки погашения долгов на более ранние — 2007—2009 годы. Кроме того, как сказано в отчете, в дополнительные соглашения были внесены не прописанные в договорах положения о штрафных санкциях, что искусственно увеличило задолженность «Энергомаша» на 114 млн рублей. По словам аудитора Рябухина, «бюджетные средства, выделенные правительством на реализацию антикризисных мер, не привели к финансовому оздоровлению». Задолженность «Энергомаша» с момента получения бюджетных денег только увеличилась за 2009—2010 годы на 1,4 млрд рублей, говорит Рябухин. О р е з у л ьт а т а х э т о й п р о в е р к и «Энергомаша» было доложено премьерминистру Владимиру Путину. В настоящее время Следственный департамент МВД проводит проверку деятельности бывшего генерального директора «Энергомаша» Дмитрия Пахомова. По словам аудитора Сергея Рябухина, в сентябре 2010 года, незадолго до увольнения, Пахомов вместе со своим заместителем Валерием Айзенманом организовали вывод 37 млн рублей с использованием вексельной схемы, «которые впоследствии были, по сути, присвоены ими». Помимо этого в распоряжении «Новой газеты» есть письмо председателя Следственного комитета России Александра Бастрыкина на имя Сергея Степашина. Бастрыкин пишет, что в Следственном комитете была проведена проверка деятельности бывшего генерального директора «Энергомаша» Дмитрия Пахомова, выявленных в результате проведенного Счетной палатой аудита. Вывод письма: «Установлено, что в действиях Пахомова Д.В. усматриваются признаки преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 330 (самоуправство) УК РФ» (удивительно, даже для того, чтобы «усмотреть» признаки этого мягкого преступления, руководству СК РФ потребовалось полгода). Это письмо написано 26 октября 2011 года. А через две недели на специфичном интернет-ресурсе и появилась та самая публикация, в которой кто-то очень сильно хотел намекнуть следователям, что дело бывшего инспектора Счетной палаты Юрия Гайдукова нужно как можно быстрее довести до суда. Видимо, ктото очень желает повторить ситуацию 2007 года, чтобы за громким «коррупционным скандалом» как-то сами собой забылись вопросы о том, куда уходят сотни миллионов долларов от продажи уникальных российских технологий.

Роман АНИН

P.S. На отправленный более недели назад запрос на «Энергомаше» пока не ответили. Связаться с бывшим генеральным директором Дмитрием Пахомовым не удалось: его домашний и мобильный телефоны не отвечают. Если кто-то из заинтересованных лиц всетаки пожелает прокомментировать ситуацию, мы с удовольствием предоставим им слово.

19

«Янукович, не убивай Юлю» На плакате, который депутаты из фракции Тимошенко повесили в зале заблокированной Рады, отсутствовал восклицательный знак: то ли требование, то ли мольба… а руководителя фракции Ивана Кириленко было больно смотреть. По лентам информационных агентств уже летело его признание: «БЮТ готов обменять за свободу своего лидера все, что предлагает провластное большинство, — голосованием за бюджет-2012, за закон о рынке земли…» Похоже, у Ивана Григорьевича (он знал Юлию Тимошенко еще изящной шатенкой, владелицей газовой корпорации «ЕЭСУ», и считался одним из самых преданных ей людей) сдали нервы. Пока коллеги строили во имя Юлии баррикады из стульев — вынуждали парламент поддержать декриминализацию соответствующей статьи Уголовного кодекса, — Кириленко собрал брифинг и предложил коммерческое решение вопроса: баш на баш. Даже регионалы обалдели… Неужто та, кто в СИЗО сидит, распорядилась? Партию «Батьківщина» злоязыкие политологи давно прозвали «маточным объединением», наподобие пчелиного роя: без приказа Юлии здесь никто не «жужжал». Однако месяцы неволи Тимошенко показали: внутри «роя» развернулась борьба за командные высоты. Ведь связи с СИЗО фактически нет, от процессов во фракции узница изолирована. Зато рейтинги растут. По данным соцопроса, проведенного фондом «Демократические инициативы», «Батьківщина» впервые, пусть и чуть-чуть, но опередила Партию регионов. За нее на выборах проголосовали бы 18,8 процента респондентов против 17,8 процента. Грех сказать, но образ измученной Тимошенко за решеткой мобилизовал электорат лучше, чем здоровая и свободная Юлия… В общем, Кириленко пришлось написать заявление об отставке. Его сменил Андрей Кожемякин, в миру — действующий генерал-майор Службы безопасности Украины, что для оппозиционной силы, согласитесь, круто. Фракции надлежало собраться в кулак, поскольку Юлию Тимошенко… второй раз арестовали. Прямо в койке. В камере медицинского блока, куда явились судья, его секретарь, прокурор, следователь СБУ, адвокат, представитель уполномоченного по правам человека и два охранника-милиционера. Черный юмор: приговор Печерского районного суда Киева Юлия из принципа слушала сидя. Вердикт Шевченковского райсуда — лежа. Ее признали опасной для общества. Против Юлии возбужден десяток уголовных дел. Все — из бизнес-отрезка биографии, с широким спектром обвинений: от укрывания космических сумм налогов до организации заказного убийства. «Человек в мантии, прошу прощения, у параши двенадцать часов кряду, с небольшими перерывами, проводил выездное заседание», — описал сцену депутат от БЮТ адвокат Сергей Власенко. Из-за межпозвоночной грыжи подсудимая была нетранспортабельна, накануне несколько раз теряла сознание, но обезболивающие колоть перестали. Синяки на теле остаются, того и гляди, тюремщиков в пытках обвинят… Пенитенциарная служба простодушно отрапортовала: подобные «камер-

Н

ные» суды практиковали в Украине за два года 270 раз. «Да эту норму из кодекса Рада еще десять лет назад изъяла!» — возмущенно удивилась омбудсмен Нина Карпачева (еще более черный юмор: если б не Тимошенко, «государственная тайна» до сих пор не открылась бы правозащите). Глава представительства Евросоюза в Украине Жозе Мануэль Пинту Тейшейра заметил: налицо нарушение Европейской конвенции по правам человека. Сеньор Тейшейра выглядел не менее растерянным, чем пан Кириленко. Сколько западных лидеров уже обратилось к президенту Януковичу: не политическими ли мотивами продиктована жесткость по отношению к Тимошенко? А он лишь вздыхает о ее судьбе: «Неприятная жизненная ситуация. В такую каждый может попасть». Поневоле вспоминается избирательная кампания, когда Юлия Владимировна язвила по адресу «дважды несудимого» Виктора Федоровича! Вот и сравнялся счет.

«

Из-за межпозвоночной грыжи подсудимая была нетранспортабельна, накануне несколько раз теряла сознание, но обезболивающие колоть перестали

«

Впрочем, 13 декабря должно состояться очередное заседание Апелляционного суда, где, не исключено, приговор Тимошенко, связанный с заключением газовых контрактов с Россией, отменят. Тем более что Путину, идущему в президенты, эта история, где и он, как премьер, действующее лицо, совсем не нравится. Потому повторный арест Юлии — подстраховка от возможной свободы. И привет саммиту «Украина — ЕС», на котором собираются парафировать соглашение об ассоциации. Янукович демонстрирует будущим партнерам отношение к тому, что именуется и законностью, и гуманизмом. За прежние унижения Майданом, за симпатии к сопернице? Проглотят — ради того, чтобы Киев не втянуло в орбиту Кремля, — значит, признают, что с Юлией он имеет право поступать именно так. Откажут от европейского дома — с легким сердцем поведет страну в Евразийский союз, а Юлии все равно век воли не видать. …На следующее утро фракция БЮТ во главе с генералом блокаду Рады тупо проспала. Их плакатик «Янукович, не убивай Юлю» сняли и разложили на пустующих креслах оппозиции. Рядом с большим, художественно, с любовью исполненным панно: Тимошенко за решеткой. Ольга МУСАФИРОВА, соб. корр. «Новой» Киев


20

«Новая газета» понедельник. №139 12. 12. 2011

специальный репортаж

«Вискули» – маленькие, Белоруссия – маленькая, Пуща – большая

Седьмого декабря 1991-го директор Беловежской пущи Сергей Сергеевич Балюк вернулся домой ночью, разбудил жену. — Надь, Советского Союза больше нет! — выдохнул он. — Ну что ты глупости-то говоришь? — проворчала жена и перевернулась на другой бок. Для Беловежской пущи такое недоверие типично: там, где ровно 20 лет назад было подписано Беловежское соглашение и распался Советский Союз, этого, кажется, не заметили до сих пор.

Восьмого декабря, сразу после подписания Беловежского соглашения, Сергей Балюк пришел к приятелю, поляку Стефану. «Сказал: вот они тут бумагу подписали, а когда КГБ приедет, перестреляет первыми нас, — рассказывает Стефан. — Я от страха неделю из дома не выходил». Как вспоминает Надежда Васильевна, вдова Балюка, о приезде высоких гостей в «Вискули», правительственную резиденцию в лесах Беловежской Пущи, директор узнал еще 1 декабря. Вызвал охотоведов (официально главы трех республик СССР собирались в «Вискули» на охоту), пригнал машины на аэродром. Первым в аэропорт в Пружанах, в 40 километрах от Пущи, приземлился глава Украинской ССР Леонид Кравчук, встретил его председатель Верховного совета Белорусской ССР Станислав Шушкевич. Последним прибыл самолет из Москвы с Ельциным, Бурбулисом, Гайдаром. — Ельцину из Москвы машину пригнали, — вспоминает Степан Иосифович Мартысюк, тогда управляющий «Вискулей». — Вышел, головой только мне кивнул и спать лег. Около пяти вечера было. А к восьми встал и на ужин пошли. За ужином Мартысюк подглядывал из-за двери. Слышал, как обсуждали соглашение. Как позвали экспертов, которые должны были доработать соглашение, разъяснив последствия фразы: «СССР как субъект международного права и геополитическая реальность прекращает свое существование». Помнит, как на следующий день в 8 утра все сели работать. Вместо машинистки привезли из деревни секретаршу Балюка, пишущую машинку взяли в администрации Пущи, соглашение подписывали в бильярдной. Текст Беловежского соглашения перепечатывали несколько раз, машинистке диктовали вслух. Что именно собираются подписать, Мартысюк понял с первых же слов. Союз ему было жалко, но «что тут сделаешь? Автомат взять?». Часов в 9 вечера Ельцин позвонил президенту США Джорджу Бушу, Шушкевич — Михаилу Горбачеву. Затем в «Вискули» пустили журналистов, соглашение торжественно подписали и передали по факсу на весь Союз. В 11 все уехали на аэродром.

РИА Новости

«СССР как субъект международного права…»

Логично, что 20 лет назад Советский Союз закончился именно здесь

8 декабря 1991 года, «Вискули». Подписание Беловежского соглашения

Ни руки, ни голоса у подписавших последнее соглашение в истории страны, по словам Мартысюка, не дрожали. «Но кто там знает, что у них на душе?» — говорит он.

Батькины зубры — Эта история так перекувыркана. Сколько работаю — столько и поражаюсь. К «Вискулям» меня везет бывший военный Саша. Машина едет через вечерний лес, из чащи доносятся шорохи и звериные крики, и свет фар внезапно выхватывает из темноты силуэт косули. 20 лет назад Саша работал в «Вискулях» на воротах. Ночь, когда подписывали соглашение, до сих пор помнит: мороз под 26 градусов, два часа на дежурстве, Ельцина под руки ведут по двору, на следующий день по телевизору говорят про конец Союза. По селу Каменюки, главному в Пуще, новость про подписание Беловежского соглашения разошлась быстро. — А после и в телевизоре говорить начали, — вспоминает бывшая уборщица «Вискулей» бабушка Оля. — Господи! Сколько внимания тем «Вискулям» было! Уже я после не говорила, что там робила. Стыдно было: вроде у нас страну развалили. Говорила, я из колхоза. 8 декабря 1992 года, вспоминает Саша, во двор «Вискулей» проникли несколько молодых людей из Белорусского народного фронта, тогда — главной оппозиционной силы под руководством легендарного Зенона Позняка. — Куда лезете, говорю, — вспоминает Саша. — «А мы, — говорят, — на место смерти Советского Союза пришли. Осиновый кол вбить». Ну не дураки? — Почему? — удивляюсь я. — Какой кол?! — удивляется Саша. — Декабрь ведь! Мороз. Сугробы! БНФовцы, правда, отчитались, что кол забили. ...В «Вискули» меня, конечно, не пустили: сейчас это резиденция Лукашенко, он приезжает туда раз десять в год. Главное здание «Вискулей» уже перестроили, но три коттеджа рядом (в одном из них 7 декабря ночевала белорусская

делегация во главе со Станиславом Шушкевичем) остались нетронутыми, с той же планировкой и мебелью, вроде как исторический интерьер. Несколько лет коттеджи сдавали иностранцам на корпоративы и праздники. Постояльцы, говорят, очень жаловались: вроде президентская резиденция — а туалет на этаже. «Вискули» вообще выглядят скромно. Забора вокруг «батькиной резиденции» нет, шлагбаум охраняют замерзшие пограничники с автоматами. Все главные места Пущи зовут батькиными. Есть батькин аэродром (маленькая асфальтовая площадка, похожая на парковку), батькина новая усадьба «Причал», батькины зубры. Два двухметровых гипсовых зубра торчат перед центральным въездом в «Вискули». Сами зубры крашены красной краской, носы, рога и копыта — черной; всё вместе кажется взятым из какогонибудь санатория работников пищевой промышленности в городе Ессентуки. Я долго брожу вокруг зубров, представляя, как вечером 7 декабря неслись мимо них кортежи самых влиятельных лиц огромной империи. Торчащие из сугробов гипсовые зубры смотрели на машины равнодушно и укоризненно. Как и сейчас.

Заповедник Каменюки похожи на очень ухоженный европейский городок. Двухэтажные домики покрашены в радостные цвета, тротуары по-собянински выложены плиткой, по пустым дорогам рассекают на велосипедах старушки. Городок кажется очень благополучным и очень чистеньким, только быстро заканчивается: уже на задах двухэтажек — серые избы, покосившиеся сараи, клетушки туалетов. В 2009 году праздновали 600-летие Пущи, объясняют контраст местные, вот дома вдоль дороги и отремонтировали, «чтобы было как у людей». Еще к 600-летию Каменюки получили Дом культуры и ремесел, переделанный из бывшего детского сада. В холле Дома культуры, среди прочего, висит «Список музыкальных композиций, рекомендованных для проигрывания на дискотеках в Доме культуры и ремесел д. Каменюки». В спис-

ке — певица Нюша, вокальные коллективы «Руки вверх» и «Каста и баста» — всего 77 «музыкальных композиций». Поверх списка стоит большая государственная печать. Д. Каменюки вообще располагает к тому, чтобы маршировать строем. Сельская администрация здесь называется исполкомом, в школе идут уроки «Идеологических основ Республики Беларусь», а у директора национального парка есть заместитель по идеологии. Белоруссия в целом и Каменюки в особенности кажутся заповедником СССР. И если экономически жизнь берет свое, то эстетически и символически в стране все еще живо ощущение СССР — проникающего во все сферы жизни, встраивающегося в сознание, неизменного. Перед входом в «Вискули» стоит потемневшая и рассохшаяся деревянная фигура медведя с тоскливо протянутой лапой. Деревянных зверей в Пуще работает Маслов. Вид у его скульптур нелепый и дурковатый — в моем советском детстве такие стояли в детском саду. В Белоруссии мне вообще постоянно мерещится советское детство: с «добрыми» песнями отечественной эстрады, кафе-мороженым, танцами девушек в кокошниках на единственном канале ТВ и внезапным и беззлобным бытовым хамством. В 1991 году Станислав Шушкевич восстановил исторический флаг Белоруссии и древний герб Великого княжества Литовского. Но в 1995-м, сразу после прихода к власти Лукашенко, в стране прошел референдум, по результатам которого в Белоруссии — единственной из республик СССР — были восстановлены советские флаг и герб. Символически страна словно вернулась в Советский Союз, его распад оказался стерт из исторической памяти, новый мир обошел республику стороной. Не имевшая опыта независимости, крошечная Белоруссия осталась обломком империи, игнорирующей факт, что империи уже нет.

Бамбиза и талибы В пущанской «Резиденции белорусского Деда Мороза» меня остановила Лесная фея.


«Новая газета» понедельник. №139 12. 12. 2011

/

cупер рубрика

21

РИА Новости

Когда дэмакратыю зрабили

— Вы почему прошли? — строго спросила она. — С хозяином не поздоровались. С Дедушкой то есть. — С кем?! — опешила я. — Да я его и не видела. — Вот! А надо было пойти, поздороваться, позвать. — Как это?! — Да как все: «Дедушка Мороз, появись, пожалуйста!» Лучше дважды. Запомнили? — Зимой Лесная фея работала Снегурочкой, в другое время — феей, но до того, судя по интонациям, раньше подрабатывала на погранзаставе. — Только «Дед Мороз, выходи!» не кричите, — добавила она. — Он тогда обидится и вообще не выйдет. Понятно? — и деловито пошагала прочь, шурша юбками. Здороваться с Дедом Морозом я не пошла. Местные объяснили, что Дед Мороз на этой вакансии уже второй (первый «от такой работы уже того»), раньше работал он художником в Каменюках и, прежде чем надеть бороду, сильно закладывал за воротник. Местные «резиденцию» не любят и деда зовут Отморозком. Правда, кое-кто с гордостью рассказывает, что «с самим Дедом Морозом на «ты». «Резиденция» появилась лет восемь назад прямо посреди пущи и из пущанского леса. Из этого же самого заповедного (реликтового, первобытного и т.д.) леса построены и все новые здания в Пуще и Каменюках, включая церковь и туристические кафе. Сейчас лес рубят мало, а еще год назад по всему лесу стучал топор и на задах Каменюк вовсю работал небольшой лесоперерабатывающий завод. Все рубки тогдашний директор Пущи Николай Бамбиза называл санитарными: за время его директорства в Пуще случился сперва ураган, потом нашествие короеда. «Мне словно черт помогает», — любил говорить он. Бамбизу в Пуще крепко не любят. И ладно бы просто рубил лес, так еще и привез в пущу «талибов», рабочих с востока страны. «Талибы», во-первых, «понаехали», во-вторых, заняли рабочие места, в-третьих, потребовали зарплаты больше, чем у местных. В итоге, говорит местный житель Виталий Осипович, «тут и махач

случался, и всё», — началась против «талибов» целая «Буря в пустыне» Бамбизу сняли в начале года, массовые вырубки прекратились, стук топора стих. Как говорят каменюкцы, новый директор — действительно природоохранник, но лесной заводик работает до сих пор. «Сосна и елка все равно сохнет, — оправдываются местные. — Вали и вали». Вообще Каменюки, по словам местных, кормят две вещи: Пуща и самогон. В Пуще, от лесничества до гостиниц, работает большинство жителей. Самогон тоже гонят везде. Здесь он особый, из тритикале, растущего в здешних колхозах гибрида пшеницы и ржи. Молодежь спивается, пожилые продают. По отчету гродненской милиции, за прошлый год в Пуще было изъято 102 самогонных аппарата, сто тонн браги и полторы тонны готового самогона. Слово «изъято» неточно: как-то раз местные засекли, как один милиционер показательно лил самогон в окно, а другой стоял под окном с ведром. С тех пор веры в милицию в Пуще нет. Еще недавно стратегические объемы пущанского самогона отправлялись на экспорт. До границы с Польшей — полчаса на велосипеде. Жительницы Каменюк загружали багажники самогоном, доезжали до заставы, хоронили бутылки в лесу и с дозволенными тремя литрами пересекали границу. За день можно было сделать десяток ходок, по ту сторону в ближайшем поселке уже ждал польский дилер. Беда пришла, когда пограничники обнаружили, что визы на сто поездок заканчиваются у каменюкцев за пару недель. Теперь пересечь границы позволено раз в четыре дня, что плохо влияет на бизнес, межнациональные отношения и потребление алкоголя в самой Пуще.

«

Пущанские диссиденты Вообще Каменюки живут хорошо. Еще недавно жили совсем хорошо, но потом случился экономический кризис, рубль упал, цены в обоих магазинах взлетели, и в деревне забеспокоились. Обиднее всего, конечно, что кризис пришел неожиданно, когда люди совсем уж привыкли к благополучию и, как говорит местный строитель Димитрий, «даже коров держать перестали». От экономического кризиса в Каменюках завелись диссиденты. Тихо поругивают президента, уважительно называя «батькой», и жалуются, что пенсии с начала кризиса повысили на 15% — «как собаке обглыданную костку бросили». Строитель Димитрий долго и обстоятельно рассказывает, как выросли цены на гречку и пшенку, объясняет, как экономить на бензине. — А вы знаете, — вдруг понижает голос он, — когда подняли цены на бензин, в Минске люди вышли на улицы хлопать в ладоши («Стоп, бензин!» и молчаливый протест с хлопаньем в ладоши — разные акции. — Е. Р.). А их арестовывали и в автобусы паковали, просто так, ни за что! По нашему ТВ это даже не показали, но я по спутнику НТВ поймал. — Димитрий, кажется, едва сдерживается, чтобы не оглянуться. Про распад СССР он говорит менее охотно. «Нам что? Мы люди маленькие, — объясняет Димитрий. — Нас тогда не спросили». Практически каждый в Пуще говорит то же самое. Каменюки — они вообще маленькие. И Белоруссия — маленькая. А Пуща — она большая.

Пуща кажется самым логичным местом, где могло было быть подписано соглашение о распаде СССР. Она словно не связана с конкретным государством или временем и независима от людей

Беловежская Пуща, кажется, навсегда выпала из времени: деревни остановились в 1960-х, лес — много веков назад. Когда идешь по прозрачному осеннему лесу мимо зубриных следов и бобровых хат, столбы с указателями кажутся единственным, что привязывает тебя к современности, но скоро и они исчезают посреди древнего леса. Пуща кажется самым логичным местом, где могло было быть подписано соглашение о распаде СССР. Она словно не связана с конкретным государством или временем и независима от людей. Здесь никогда не удерживалась какая-либо власть. В состав БССР эти места вошли в 1939 году, но власть Советов проявлялась, только когда надо было собрать продналог. В первые же дни войны через Пущу пошли немецкие военные части. Лес не тронули (Герман Геринг решил создать в нем образцовое охотничье хозяйство для правителей рейха), Каменюки заняли под штаб, соседние деревни сожгли, жителей увели в плен. — Усё спалили: и Шершни, и Хушаки, и Городники, и Пашуки. Молодежь всю забрали, в Польшу погнали, там постреляли. Отца расстреляли, мать расстреляли. Нас шесть штук пацанов было, трех в Германию забрали. Братья там жито жали и живыми остались. А я до дому тикал. Тогда деду Андрею было 15, сейчас 85. Тикал он быстро, так что поймали его только в Польше, у самой белорусской границы. — Посылают нас — идите, расстреливать вас будут. Видим: здоровый такий немец стоит, и автомат такий маленький у яго. Кажет: ребьята, не бойтесь, у меня двое сыновьев под Сталинградом, как вы, молодые, что я, стрелять вас буду? Так и выжили. Дед Андрей с бабушкой Ниной сидят у печки в своей избе на улице Каменюкской в деревне Каменюки. Поначалу жилось им не очень, но как фриц из России ушел, сразу стало намного лучше. — После войны хорошо було, — вмешивается бабушка Нина. — Сначала государство все отбирало: теляток сдавай, картошку сдавай. Папа в армии погиб, мама сама и косила, и пахала. Трое нас у нее было и корова. Потом лучше стало: поженились, дом построили. А сейчас совсем хорошо. Пенсию дают, в магазинах все есть. Мы долго говорим с бабушкой Ниной о том, как в Пуще хорошо дышится и какой там красивый лес («Я ведаю, я на День леса в прошлом году в Пущу ходила»), но дедушка Андрей переводит разговор на международные отношения и цены на нефть («Литр бензину — 20 тысяч! Все Россия у нас забирает. Як нет? Так и злупилит (обдирает)». — А вы сами за Лукашенко? — уточняю я. Тут пригревшийся у печки дедушка Андрей приосанивается и даже кепку на голове поправляет. — Лучшего человека, чем батька, для нас и на свете нет. — А как вы узнали, что Союз распался? — Што дэмакратыю зрабили? Да як усе, — без интереса отмахивается он. Когда именно это случилось, ни дедушка Андрей, ни бабушка Нина не помнят. Зато когда познакомились, помнят отлично: в 1948-м, 20 сентября, на танцах. Андрей только из армии вернулся, гимнастерка на нем была. А на Нине — платье, красненькое такое. И еще косынка.

Елена РАЧЕВА, спец. корр. «Новой» Беловежская Пуща

«

Только на сайте «Новой» — интервью с одним из авторов Беловежского соглашения Станиславом Шушкевичем.


22

«Новая газета» понедельник. №139 12. 12. 2011

/

соседи скандалы

РИА Новости

Обставил отставку

Эдуард Кокойты наконец-то ушел, но не все в это верят

11 дней и 8 ночей — ровно столько на площади в центре Цхинвали люди протестовали против фальсификации выборов президента республики. Оппозиционный кандидат Алла Джиоева и ее сторонники были уверены, что у них украли победу, и требовали признания итогов выборов и отставки Эдуарда Кокойты. Вечером в субботу президент Южной Осетии наконец-то тставка президента и его ближайших соратников — председателя Верховного суда Ацамаза Биченова, генерального прокурора Таймураза Хугаева и его заместителя Эльдара Кокоева — в итоге стала главным пунктом соглашения, подписанного Аллой Джиоевой и Эдуардом Кокойты при посредничестве представителя администрации президента РФ Сергея Винокурова и сотрудников ФСБ. Соглашение было зачитано на площади в субботу днем и включало ряд обязанностей сторон. Алла Джиоева и ее сторонники распускают акцию гражданского протеста на площади перед правительством, признают решение Верховного суда, отменившего итоги второго тура выборов, соглашаются на проведение повторных выборов и гарантируют безопасность Эдуарду Кокойты и его семье после отставки. В свою очередь, Кокойты подает в отставку, предпринимает все меры по отстранению от должностей своих

О

объявил о своем уходе. С понедельника полномочия переходят к вице-премьеру Вадиму Бровцеву. Следующие выборы состоятся 25 марта 2012 года. Оппозиции впору праздновать победу. Однако люди разочарованы. Кокойты предпринял ряд шагов, свидетельствующих — далеко уходить от управления республикой он не собирается.

ближайших соратников и оставляет Центризбирком в его прежнем составе. Эдуард Кокойты выполнил главное требование: в субботу в 18.30 в доме правительства перед «собранием республиканского актива с участием общественности», куда входили главы всех районов республики, министры, депутаты и партийные деятели, он объявил о своей отставке. Президент выглядел бодро и подтянуто. Держал долгую речь: наградил орденами за заслуги перед отечеством ряд чиновников, произвел ряд кадровых перестановок, поблагодарил югоосетинский народ «за доверие» и объяснил людям, что решение об уходе он принял еще 27 ноября (в день выборов) и теперь уходит ради того, чтобы и в дальнейшем «служить делу мира и консолидации». Затем Кокойты внес представление в парламент об отставке генпрокурора Хугаева и председателя Верховного суда Биченова. В течение двух недель парламент рассмотрит этот вопрос. Как стало известно «Новой» от одного из участников переговоров, соглас-

но неформальной части соглашения, за Аллой Джиоевой остается право повторно выдвинуть свою кандидатуру на предстоящих выборах. Хотя, согласно Конституции, она, «как кандидат, по чьей вине Верховный суд признал итоги выборов недействительными», такого права не имеет. Сама Джиоева пока отказывается отвечать на вопрос, будет ли она выдвигать свою кандидатуру или нет. Отставка Кокойты, несомненно, ознаменовала конец целой эпохи в истории Южной Осетии и снизила градус напряженности в республике, где за последнее время в знак протеста против действий власти стали подавать в отставку даже сотрудники КГБ — основная опора Эдуарда Кокойты. Многие вздохнули с облегчением. Тем не менее праздновать победу пока рано. В своей последней речи среди прочего экс-президент объявил о создании Конституционного суда, которого до этого момента в республике не существовало. В состав членов суда вошли его бли-

жайшие соратники, в том числе и теперь уже бывший замгенпрокурора Эльдар Кокоев, отставка которого была одним из ключевых условий оппозиции. «Мы гордимся тем, что сумели настоять на своем. Мы вынудили Кокойты уйти, — сказал «Новой» один из лидеров оппозиции, — однако фактически он обскакал нас. Конституционный суд — верховная судебная инстанция, и в случае чего именно она будет принимать решение о легитимности следующих выборов. А вдруг их итоги опять не устроят власть». Большинство республиканских чиновников полагает, что сейчас переход власти к премьер-министру Бровцеву — наилучший выход из напряженной ситуации. Хотя все помнят грандиозный скандал по поводу деятельности подрядчиков, приведенных Бровцевым на «восстановление Южной Осетии». «По крайней мере Бровцев не был задействован в конфликте между властью и оппозицией, — заявил «Новой» вице-премьер правительства Юрий Дзиццойты. — Он сумел сохранить нейтралитет. Поэтому думаю, что он сможет обеспечить сохранение договоренностей, достигнутых в ходе переговоров, вплоть до следующих выборов».

Ирина ГОРДИЕНКО Цхинвали — Москва


23

Петр САРУХАНОВ — «Новая»

КУЛЬТУРНЫЙ СЛОЙ

«Новая газета» понедельник. №139 12. 12. 2011

/

cупер рубрика Монологи для «Новой»

здесь!

О чем я думал на митинге у Чистых прудов том, что делать, если случится паника и толпа двинется к метро, по скользким ступенькам через узкие ворота. О том, что так хочется перемен, но так не хочется крови. О том, почему я не взял зонтик, — струйка холодной воды с оранжевого флага стекала непрерывно мне за шиворот. О том, как стыдно за государство. О том, что 5 тысяч — это еще не 100, а 100 тысяч — это весело и страшно. О двусмысленности лозунга «Геи и лесбиянки против воров и жуликов!», который держал прямо за мной мокрый паренек. Думал о том, кто тот человек, достойный управлять самой большой страной в мире, обладающий должными амбициями, знаниями, убеждениями, высокоморальными установками, трезвой головой, добротолюбием и железной волей. Кто не станет думать лишь о том, как остаться у власти на новый срок, а просто каждый день будет совершать действия на пользу своей страны. Сколько можно сделать за 5 лет! Сколько за 15 лет сделано на-

О

прасных усилий, какие огромные деньги потрачены впустую — на обертку. Так странно, что все люди, обладающие президентским потенциалом, умные и амбициозные, один за другим исчезли из жизни. Анатолий Собчак, Александр Лебедь, Галина Старовойтова, Егор Гайдар, Владислав Листьев. О том, что Путин еще до Нового года предаст «своих». Думал о том, как неумело всё — и подтасовки на выборах, и действия оппозиции, и организация этого митинга. О том, что как мало людей, которых хочется слушать. И видеть. О том, что «Чистые пруды» — такое красивое название для места начала

«

РИА Новости

Алексей ФЕДОРЧЕНКО, режиссер

революции. О том, что мне всегда нравилось быть в меньшинстве. О том, что мы живем все-таки в Азии. О том, что сегодня Зюганов, Жириновский и «простой парень» Серега Миронов могли бы оказаться на коне и во главе, предприми они несколько несложных действий. Но не предпримут, и «на коне» не окажутся никогда. Жидковаты. О чем было движение «НАХ-НАХ». О том, что размокшая грязь затекла в правый ботинок. О том, как, наверное, унизительно и стыдно быть главой марионеточного режима и понимать это. О том, как стыдно быть марионеткой и не понимать этого. О том, стоит ли

О том, как унизительно и стыдно быть главой марионеточного режима и понимать это. О том, как стыдно быть марионеткой и не понимать этого

«

СПРАВКА «НОВОЙ» Алексей ФЕДОРЧЕНКО — режиссер и продюсер. Его фильмы «Первые на Луне» и «Овсянки» отмечены наградами Венецианского кинофестиваля. мне начинать ремонт у себя дома или погодить пока? О том, что это второй митинг, на который я пришел, — первый был 20 лет назад — в августе 1991 года на площади 1905 года в Екатеринбурге (нет — кажется, еще в Свердловске). О том, какое же это чудо — интернет. Как самолет. О том, сколько человек выйдет на улицу дома, в Екатеринбурге. О том, что надо быть с друзьями. О том, какая красивая молодая пара прижалась к моему животу, — девушка кричала революционные лозунги, а парень ее непрерывно целовал в щеки, глаза и шею. О том, что не хочется крови. О том, что не хочется крови.


24

«Новая газета» понедельник. №139 12. 12. 2011

книги

Вышел «S.N.U.F.F.» Виктора Пелевина ЧАСТНЫЕ ОБЪЯВЛЕНИЯ ТУРКЛУБ «ЛОСИНЫЙ ОСТРОВ» 3.01 — новогодняя Царева охота: Алексеевская роща, усадьбы «Улиткино», «Глинки», г. ЛосиноПетровский. Застолье в лесном охотничьем трактире. 4.01 — солнечная улыбка и самая вкусная рыбка: Савино (фарфоровый иконостас), графские усадьбы «Милет», «Троицкое-Кайнарджи», «Полтево». Ст. Обираловка, Старая Купавна, продукция Бисеровского рыбокомбината. 6.01 — славный «Русский людоед» с Русалочьих прудов и русская сказка барона Боде (старинные усадьбы, музеи и монастырь). 7.01 — из зимы — в тропики, или Цветы и цвета России: Федоскино, Марфино, НиколоПрозоровское, крупнейшее в России оранжерейное хозяйство... Тел.: 991-26-29 (до 23 ч.), м. «Третьяковская» — 959-46-09, м. «Павелецкая» — 8 499 550-00-21, м. «Партизанская» — 737-66-92.

12 декабря в 20.00 — беседа из цикла «От первого лица» в лектории Политехнического музея.

КАК СТРОИТЬ ДОЛГОСРОЧНУЮ СТРАТЕГИЮ Участники беседы: Ярослав КУЗЬМИНОВ — ректор НИУ-ВШЭ, соруководитель проекта обновления стратегии- 2020. Владимир ДЬЯЧЕНКО — начальник управления научно-технического развития ГМК «Норильский никель». Александр ДОЛГИН — учредитель и управляющий рекомендательным сервисом «Имхонет». Модератор — главный редактор журнала «Русский репортер» Виталий ЛЕЙБИН.

Всем участникам Party — магнит с цитатами

Вход свободный! Москва, Новая площадь, 3/4, подъезд № 9. Проезд: до станции метро «Лубянка» или «Китай-город».

ейчас Андрею Сысоеву 20 лет. Он тяжело болен с рождения — у него миопия, тяжелое и неизлечимое наследственное заболевание, при котором постепенно отказывают все мышцы. Этот диагноз мальчику поставили случайно в шесть лет, когда обследовали по поводу проблем с желудком. С тех пор родители множество раз возили Андрея на лечение и обследование. К сожалению, болезнь неизлечима, можно лишь приостановить ход ее развития и облегчить состояние больного. В 13 лет Андрей сломал ногу и с тех пор больше не ходит — перемещается в коляске. Андрей был на домашнем обучении и хорошо окончил школу, сейчас изучает в колледже информатику, увлекается дизайном интерьеров и проектирова-

С

нием домов при помощи специальных программ, интересуется автомобилями. До того как Андрею исполнилось 18 лет, ему давали бесплатные путевки на море, а потом — перестали. В семье нет денег, чтобы возить мальчика на отдых. Папа Андрея сейчас потерял работу, мама — постоянно дома, ухаживает за Андреем и его младшей сестрой. Состояние юноши постепенно ухудшается. Уже начались проблемы с дыханием. От нехватки кислорода болезнь прогрессирует. Чтобы Андрей не потерял способность дышать самостоятельно, ему необходимо срочно приобрести аппарат для поддержки дыхания Bipap. Родителям Андрея это не по средствам. Мы очень просим у вас помощи для Андрея Сысоева!

КАК ПОМОЧЬ? Вы можете связаться с мамой Андрея Сысоева — Светланой по телефону: 8 916 073-46-36 или перечислить деньги на ее сберкнижку. Сбербанк России, Москва, Мещанское отделение, ДО № 7811/01142 БИК 044525225 КПП 775003035 ИНН 7707083893 К/c 30101810400000000225 В ОПЕРУ МГТУ Банка России Р/с 30301810800006003800 Л/c 42307810438093604223 Получатель: Сысоева Светлана Михайловна

РИА Новости

Андрею сложно дышать

аждую зиму, все ближе к сезону рождественских распродаж, выходит новая книга Пелевина. В 2009-м, когда таковой книгой оказался замечательный роман «T», думать о совпадении не хотелось: куда интересней было читать. Но в 2010-м издательство «Эксмо» выбросило к праздникам «Ананасную воду…» — и вкус маркетингового хода проступал в ней отчетливо. А в 2011-м издан «S.N.U.F.F.». Одна из крупных книготорговых сетей г. Москвы успела втиснуть между двумя московскими митингами презентацию бестселлера. Зазывали замечательно: «Настроение — балаган, сумбур и удивление. Действующие лица: мультяшные герои, Ленин (двойник), пионеры с барабанами (оригинал), группа «ПлюмБум» (музыканты НЕ бременские), человек-фотограф. Пелевин-party будет насыщено событиями — конкурс для «очумелых» ручек «Собери Пелевина», викторина для знатоков «Все о Пелевине», конкурс на лучший рекламный слоган «Продвинь!». У каждого желающего будет возможность оставить автору послания в старом забытом эпистолярном жанре. Всем участникам Пелевинparty — магнит с цитатами из Пелевина в подар…». В Сети, естественно, дальше шло «подробнее», — но чего жать попусту? Любимая сквозная антиутопия автора сбылась: автор — в определенной инкарнации — заживо съеден и усвоен червеобразным аппаратом продвижения продукта. То бишь ротожопой, по-русски — вдумчиво описанной еще в «Generation P». Впрочем, что взять с ротожопы и книготорговых сетей? Перейдем к роману. Антиутопия пестра и мрачна. Все, что носится в воздухе, реализовано и доведено до предела. Социум, описанный в «S.N.U.F.F.», разделен на две преисподние. Одна из них очень комфортабельна. В другой — распад, разлад, недоед, кривые телеги, сивуха рекой, застольная народная песня «Из этой жопы …й уедешь» — и чуть не раз в неделю война со «свободным

К

миром». Война, однако, свободным миром организована, проплачена и нужна ему для съемки новостей. Нижний мир называется «Уркраина». Все его пассионарии одержимы одной идеей: украсть достаточно, чтоб вписаться в верхний мир и переехать в Лондон. Реальный Лондон, впрочем, давно разбомблен, осталась лишь его картинка в 3D, висящая в окнах ресторана VERTU HIGH — любимого заведения перебежчиков. Но реальность вздувается такими пузырями, их радужная пленка так искривлена, все, что есть в верхней и нижней бездне «S.N.U.F.F.», так карнавально омерзительно, безжизненно и безнадежно, — что чувство родства с реальностью пропадает вовсе. Остается очень мрачная, полная ужасов-ужасов-ужасов фэнтези. Но давно известно, что ротожопа отлично ест ужасы-ужасы-ужасы. А критику ротожопы ротожопа ест еще лучше. «Они думают, у них все плохо, потому что у власти Рван Контекс. Эх, бедняги вы бедняги. Совсем наоборот — это Рван Контекс у власти, потому что у вас все плохо. А плохо потому, что так было вчера и позавчера, а после понедельника и вторника всегда бывает среда той же недели. Ну ликвидируете вы своего уркагана (вместе с остатками сытой жизни, ибо революции стоят дорого), и что? Не нравится слово «Контекс», так будет у вас какой-нибудь другой Дран Латекс. Какая разница? Вы-то будете те же самые…» И хотя это монолог вполне омерзительного персонажа «из верхних», и хотя личная ответственность только и исключительно Контекса и Латекса за падение грамотности в масштабах всей Уркраины, — вопрос дискуссионный… но уж очень к слову — на фоне всего происходящего — оказывается этот фатальный пассаж. Но, собственно, стоит ли искать смысл в сезонном рождественском продукте? Елена ДЬЯКОВА, обозреватель «Новой»


/

культурный слой кино

на окончила Политехнический по специальности «Архитектура». На первом курсе задавали пластические этюды. С помощью линии изобразить чувство: страх, волнение, суицид. Ее суицид получился лучше всех. Разлинованная сетка уходила в перспективу, пятна разлитой туши нагнетали иллюзию приближающейся смерти. Потом пошли инженерные проекты, расчеты, масштабность… Сразу оказалась кандидатом на вылет. Педагоги считали ее придурочной, цокали языками, смотрели презрительно. Тогда и возникла отдушина — аэрография. Расписывала машины. Купила три разрушенных «Запорожца», каждый — по тыще. Друг помог собрать двигатель. Появились заказы. Из университета сбегала в гараж. Была «асоциальной» — даже с одногруппниками контакта не было. Подружились к пятому курсу. Съездили на шашлыки — самое радостное университетское впечатление. Дома — тоже проблемы. С отчимом поссорились, когда ей было 15. Семь лет — бойкот, даже ели порознь. Когда беспросветность достала, нашла телефон папы, которого никогда не видела: «Привет, это Мадина». Купила тортик. Встретились. Зова крови… нет, ничего не почувствовала. Сидит какой-то мужчина. Но отчего-то расплакалась. Возможно, есть вещи, происходящие неосознанно. На химическом уровне что-то изменилось, словно отпустило. На следующий день начала общаться с отчимом. Разговаривали ночами напролет — наверстывали упущенное. Он стал лучшим другом. Однажды смотрела «закрытый показ» — «Все умрут, а я останусь», влюбилась и в кино, и в режиссера Германику, которая была «еще неуверенная, хрупкая, хоть и колючая». Читала про нее в интернете — наткнулась на школу Разбежкиной. Отчим купил камеру, диски с фильмами Тарковского. До этого не только не снимала, но и кино не смотрела. Начала снимать короткие работы, послала их в Мастерскую. Полностью зациклилась на кино. Первая книга, которую прочитала, — «Херцог о Херцоге»: в школе все произведения дежурно просматривала… Решающий момент для поступления — собеседование. Рассказать драму жизни? У нее были только два парня — обоих не любила. Рассказала про отчима и отца. Разбежкиной понравилась, она даже сказала какое-то сложное слово: не экзальтация… экзистенция. Когда человек что-то проговаривает про себя… и в этот момент всё заново переживает. Наверное, и взяли ее из-за этой экзистенции. Отчим заплатил за учебу. За пару месяцев до окончания отчислилась: деньги закончились. Год обучения — 130 тысяч. Плюс общежитие, технику пришлось покупать. Чтобы доплатить — надо работать три месяца. Расклейщиком объявлений выдержала день. День — официанткой в «Шербете». День — в сетевом маркетинге оборудование «толкать»: люди не понравились. На простые вопросы отвечают уклончиво: «Спросите у работодателя». Уехала домой, там сняла «Милану». Правда, до этого снимала в ауле диплом. Однажды ранним утром в Москве она спешила на встречу с филиппинкой, про которую хотела делать кино. Увидела толпу «нерусских людей». Приткнулась к ним, разговорились с женщиной «с южного Казахстана». Напросилась — прожила у них месяц. Снимала про соседа — слепого дедушку. Пошли они со снохой к врачу, дед говорит: «18 лет не вижу, сделайте мне операцию — я прозрею». Эта фраза всё решила: про него надо снимать. В нем есть вера. Четыре радиоприемника — его мир. Сноха — «узкий человек», интересуется исключительно бытом. Дедушка рассказывает ей про разрушения в Японии, сноха сердится: «К чему мне Япония?!» Дедушке интересно про Японию. Фильм называется «Ата» — «Дедушка» по-казахски. Фильм — медитативный, не такой трешевый, как «Милана». В ауле была тяжело. Ее корили: «Как не стыдно, не знать казахского!» Ей не стыдно: даже бабушка с дедушкой не знают казахского. Дома говорили по-русски. Братья женились на русских. Сегодня она бы лучше подтянула английский, чтобы в фестивалях и питчингах участвовать. Профессия ей по душе, готова снимать сутками. Устает физически, эмоционально — нет. Когда «Запорожец» собирала, тоже торчала с рассвета дотемна в гараже. Спина болит — глаз горит. А что дальше? Ну «Победу» соберет, «Волгу». В кино можно собирать жизнь. Это круто. Столько вопросов, загадок — до конца жизни не разберешься. «Милана» — не про то, что люди живут в кустах, а про отношения девочки с мамой, которые оказались зеркальным отражением отношений Мадины с мамой. Конечно, ее не били, но тоже было непросто. Милана со своей мамой Светой — банда, единое целое. Отчим Саша — лишний элемент. Он вообще бесил. Уходил в квартиру к маме, ночевал в тепле, а днем возвращался к ним в кусты бухать. Поначалу Мадина не хотела такого кино: опять бомжи, социалка. Она уже в Москве обожглась. Снимала три недели двух бомжей — Андрея и Таню. Неподалеку от школы журналистики — мусорные баки, трубы теплоцентрали. Там и ночевали на картонках, матрасах. У нее была своя картонка. После трех ночи уходила спать в школу. С пяти

«Новая газета» понедельник. №139 12. 12. 2011

25

О

Жизнь в кустах Объявлены лауреаты национальной премии «Лавровая ветвь» в области неигрового кино. Приз в номинации «Лучший дебют» второй раз вручает «Новая газета». Наш выбор — «Милана». Его автору Мадине МУСТАФИНОЙ из Караганды 24 года

Мадина Мустафина

утра — снова у бомжей. Бомжи ее обманули, украли камеру — ту самую, что отчим подарил. Наврали, будто милиция их избила, забрала камеру. Поехала в ментовку на Басманную. Сказала, что из передачи «Жди меня» (действительно с ними связывалась, чтобы помогли отправить бомжей домой). Двое суток провели в отделении. Бомж Андрей после приступа эпилепсии сознался. Мадина должна была написать на них заявление. Когда отказалась, милиционеры давили: зачем покрывать преступников?! Больше не хотелось на дно. Педагог в Мастерской, преподававшая «конструирование реальности», объяснила, отчего Мадина снимает бомжей: это связано с ее личной ответственностью. «Дно» — глубина, пласты отношений, спрятанные от внешних глаз. Чтобы увидеть глубину, нужно внутреннее зрение. В маленьких городах еще не стерт «доступ» к людям. Подходишь с камерой — человек не так болезненно реагирует. Ей хотелось взять подростковую тему. Снять кино типа «Розетта» Дарденнов в большом детдоме. Не пустили. Боялись, что заснимет дырявые ботинки, а она хотела про отношения. Тогда поехала к Свете в кусты… Света сидела пьяная, материлась. Рядом на кровати лежала семилетняя дочь Милана. Сразу решила: не буду про это снимать. А через неделю вернулась. Со Светой непросто. Она боялась, что Мадина сдаст их ментам и Милану заберут в детдом. Потом «заобщались». Света поняла, что Мадина явилась не из любопытства: девчонке нужно делать свою работу. Даже навстречу шла. Если кто-то в камеру смотрел, одергивала: «Мадина сказала: не смотреть в камеру!» Света человек предельно естественный. Но и сама Мадина научилась у Разбежкиной главному правилу — стать незаметной: травой, пнем. Смотришь в объектив, растворяешься без остатка в другой жизни. Когда вдруг о себе вспомнишь, сразу начинают уставать согнутые коленки, чешется нос. Про тебя забывают. Ты не вмешиваешься, просто снимаешь — даже если хочется вмешаться. Даже когда Света пыталась вешаться, Мадина не вмешивалась: она уже поняла, что Света ничего с собой не сделает.

Ходили с Миланой гулять во дворы соседних «коробок». Там качели, дети. Отпрашивались у Светы. Если опаздывали в кусты минут на 20, Света ругалась. У нее свои представления, она печется о Милане, потому сердится. У людей, живущих на краю жизни, — жизнь хрупкая. Рядом с кустами стройка, гастарбайтеры, у Светы под подушкой — арматура на всякий случай. Мадина хотела тоже ночевать в кустах, но киргизы-узбеки ею заинтересовались. Поэтому с темнотой уходила. Когда Милана услышала про последний день съемок, долго плакала. Потом Мадина приезжала, гуляла с девочкой, приносила книжки, читала Милане. Милана должна была в сентябре пойти в школу. Пошла ли? На Новый год Мадина поедет к ним, узнает, что у них нового. Она не думает про ответственность, просто любит Свету и Милану. Чтобы снимать, надо полюбить героя. Если он гад, какая бы история ни была — снимать не будет. Света — алкоголичка, тупо воспитывает Милану, дерется, но она крутая. Справедливая. Сострадательная — спасала животных, птиц. Остроумная. Прямая. Открытая. Духовная. Идешь с ней по городу, чувствуешь себя защищенной. Мадина будет снимать продолжение «Миланы». Для чего она делала кино: для них или для фильма? Она точно не скажет. Во время съемок приходилось врать. Сожитель Саша интересовался стоимостью камеры. Отвечала, что недорогая. Старалась одеваться просто. Прятала старую машину. Но социальной дистанции не скрывала. Это в Москве она притворялась «своей», бухала с бомжами на картонке. Дистанция — безопаснее. Но от вранья морально устаешь. Мадина на монтаже решает, что войдет в фильм. Она «конструирует жизнь». Был случай: в кусты пришла девушка. Выпили, начали со Светой драться. Мадина это не снимала. Драка была. Но факт — не обязательно правда. Во всяком случае, не Светина правда. Мадина берет на себя ответственность решать, что есть настоящая правда. Больше месяца она прожила эту чужую жизнь, которая стала частью ее жизни. Порой не могла заснуть, переживала, даже плакала. Но не осуждала. Получилось кино про противоречивые отношения любви. Сейчас занята фестивальной судьбой картины. Переживает, что за хлопотами исчезает сама Милана, ее маленькая подружка. Фильм закончен, и живая связь пропадает. А они там, не в кино, они там живут по-настоящему. Мадина считает, что главной помощью Милане может быть слово. Материальная сторона жизни в конце концов как-то решается. Важно общение, которого лишена Милана. Мадина просит читателей «Новой газеты» написать Милане. Чтобы она почувствовала, что есть на свете люди, которым ее судьба небезразлична. На Новый год Мадина поедет к Милане и эти письма ей почитает. Писать можно сюда: Milana-film@mail.ru. Лариса МАЛЮКОВА, обозреватель «Новой»


26

«Новая газета» понедельник. №139 12. 12. 2011

/

спорт событие

Эмблема печали

РИА Новости

Хоккейный «Спартак» обновил клубные рекорды — за неделю с небольшим он сменил двух главных тренеров и дважды перетряхнул тренерский штаб

ратарь хоккейного «Спартака» Иван Касутин не бил об лед клюшкой после очередной пропущенной в Нижнем Новгороде шайбы и не ехал на скамейку, чтобы его заменили. Он не ждал ни сочувствия, ни помощи. Чуть позже Касутин скажет, что ни один игрок знаменитой московской команды ни разу в текущем сезоне не лег под шайбу. Если это и преувеличение, то небольшое. За последний месяц красно-белые обновили несколько клубных антирекордов — по количеству проигранных подряд домашних матчей, по числу крупных поражений и шайб, пропущенных в одном матче (десять от СКА в Питере). Но главные рекорды поставило все-таки спартаковское руководство — за неделю с небольшим оно сменило двух главных тренеров и дважды перетряхнуло тренерский штаб. Такого в богатой на разного рода события истории клуба еще не случалось. Спартаковские болельщики издали даже не крик, а вопль отчаяния, воззвав к ветеранам, а также к руководству… футбольного «Спартака» в лице президента Леонида Федуна и главного тренера Валерия Карпина. Футболисты ранней осенью уже помогли одноклубникам сохранить известную всем знаковую спартаковскую эмблему — ромб с буквой «С», за которую хоккеистам

В

Вратарь Иван Касутин устал быть одним в поле воином...

вследствие очень запутанной истории приходилось платить другой организации. Красивый жест на ситуации в «Спартаке» не сказался: через два месяца хозяева «Сокольников» опозорили «имя, историю и честь» (как написали болельщики) некогда прославленного клуба. У футбольного «Спартака» своих проблем хватает, так что просьбы об оказании шефской помощи собратьям (интересно, в каком виде?) относятся скорее к области черного юмора. Хоккейному клубу давно уже не до смеха. После того как год с небольшим назад руководство неосмотрительно рассталось с Милошем Ржигой — самым спартаковским из всех тренеров команды новейших времен, ничего хорошего ждать не приходилось. Генеральному менеджеру Андрею Яковенко в роли и.о. главного тренера еще удалось вывести красно-белых в плей-офф, но то был последний всплеск. К новому сезону команду готовил известный в прошлом форвард Виктор Пачкалин, который стал не первым коренным спартаковцем, у которого ничего не получилось в роли главного тренера. Запала хватило ненадолго. Ранней осенью все восхищались вратарскими подвигами взятого из «Нефтехимика» вратаря Ивана Касутина, благодаря которому спартаковцы худо-бедно набирали очки, но уже тогда впору было кричать: «Караул!» Касутин и сейчас опережа-

ет всех голкиперов Континентальной хоккейной лиги по числу отраженных бросков, но по числу пропущенных шайб — тоже первый. «Спартак» во второй половине осени играл один, от силы два периода, а после разваливался — теперь уже вместе с вратарем. И началось… Первой жертвой перемен пал генеральный менеджер Андрей Яковенко, расплатившийся за всё хорошее и за всё плохое. Виктора Пачкалина сходившие к руководству игроки на время отстояли, но после очередных домашних поражений и ему пришлось уйти в отставку вместе со своим помощником Андреем Пятановым. За главного остался экс-наставник сборной Словакии Франтишек Хосса, который в ноябре был призван с целью наладить игру словацкой бригады и Хоссы-младшего, Марцела (известный бомбардир был только тенью самого себя). На всё про всё Хоссе-старшему отвели три матча, два из которых «Спартак» проиграл, и словаку пришлось сложить полномочия — заодно с оставшимся от старого штаба тренером Вадимом Епанчинцевым. Вольно или невольно, но ключевые увольнения спровоцировал нынешний главный тренер СКА Милош Ржига, с разницей в две недели унизивший свой бывший клуб в «Сокольниках» и Питере. Тренерским штабом дело не ограничилось — в ру-

ководящем составе при отсутствии генерального менеджера появилась должность генерального директора, а один из вице-президентов подал в отставку. Последние громкие события вкупе с назначением нового главного тренера и его помощников уложились в один день. Воспитанник челябинского хоккея Андрей Сидоренко, после окончания карьеры игрока успешно работавший со многими командами (правда, последний опыт — с челябинским «Трактором» — оказался неудачным), не очень хорошо представляет, куда он попал. За председателем совета директоров ХК «Спартак» Сергеем Менделеевым никакой профсоюз по защите тренеров не угонится. На «Спартак» в гостях нынче ходит в три раза больше болельщиков, чем дома. Не потому, что хотят увидеть красивый хоккей в исполнении столичных звезд, а ради гарантированной победы своей команды над клубом, который когда-то был настоящим «Спартаком». Зря Карпин с Федуном сохраняли для хоккеистов эмблему. Нынешние «продолжатели традиций» ее не заслужили.

Владимир МОЗГОВОЙ, обозреватель «Новой»


«Новая газета» понедельник. №139 12. 12. 2011

там, где мы

Площадь революции Facebook Объяснительная записка, написанная за день до событий

Павел КАНЫГИН спец. корр. «Новой» едь это неправда! — Ковальская чуть ли не рыдала, глядя в экран ящика. Там шел выпуск новостей канала «Россия 24». И президент Медведев называл ролики, где разоблачаются фальсификации, «недоказательными», партию «Единая Россия» — «достойно победившей», а бородатого мужчину Чурова — «волшебником». Я еще не видел, чтобы Ковальская, самая моя близкая женщина, плакала оттого, что ее обманывают не я, не друзья и враги, а какие-то ничтожества. Она вообще мало интересуется политикой и вот только второй раз за свои 30 пошла на выборы. В воскресенье, 4 декабря, мы специально поехали в ее город, чтобы она могла проголосовать. А в понедельник мы зашли на сайт ЦИК и обнаружили, что на ее участке совсем никто не голосовал за партию «Яблоко». Можно было бы предположить такой итог. И заранее себя подготовить. Ну да. В общем-то это я по жизни всегда готов к обману и подставам. Но она, самая моя близкая женщина, оказалась совсем беззащитной. — Пойми ты, они все равно нарисуют себе, сколько им нужно, — говорил я ей. — Всё бесполезно. — Что ты несешь: нарисуют! — не верила Ковальская. — Ты же сам говорил, как много зависит от нас. — Д а , з а в и с и т, — г о в о р ю . — Cвоевременная уплата кредитов, налогов и

–В

явка на призывной пункт… Да пойми, в этой стране никому ничего не нужно, не осталось ничего настоящего, одна имитация! — Нет, ты не прав, — всё повторяла она, упираясь. — У нас есть шанс! Упрямая оптимистка… И откуда это в ней? Вообще откуда в тысячах других, которые вдруг проснулись? И где вы были, новые злые сограждане, в 2008-м, 2007-м, в 2004-м?! — Вот где ты была?! — вопил я на Ковальскую в воскресенье за завтраком. — В две тысячи седьмом году?! — Ты же знаешь, — обезоруживающе улыбалась она. — Только в тебя влюбилась. И мы поехали на участок. Я — чтобы принципиально уничтожить свое открепительное удостоверение. Она — принципиально голосовать. Как и десятки других моих друзей и знакомых, как почти вся моя френдлента на Facebook (см. ниже). — Это честные, справедливые, демократические выборы, — говорил с экрана Дмитрий Медведев. — А все разговоры о безудержном использовании административного ресурса… Но где этот ресурс-то? В тот момент я был близок к тому, чтобы испытать к вам жалость, Дмитрий Медведев. Но я не могу позволить себе такое чувство, потому что вы довели до слез самую близкую мою женщину. Не я, не наша ссора, не конец света и не мои шутки про ее маму, а всего лишь вы. И ваш цинизм. Для вас мы «тупо бараны е…нные в рот». А знаете, как с недавнего называют вас ласково мои коллеги? Айфон Бадминтонович. Вы чувствуете, как мало в этих словах исторического смысла? По-моему, в «Ботоксе Леопардовиче» его даже больше. С потускневшими глазами и мокрыми щеками Ковальская сидит перед ящиком. Беззащитная и обманутая чмошниками. И я как самый близкий ей мужчина — не могу ее от них защитить. Для полиции и суда:

прошу считать это моим объяснением, почему 10 декабря я вышел на площадь и пошел до конца. Чмошникам (жулики и воры, мне кажется, звучит для них слишком элегантно) я не могу позволить обмануть мою будущую жену еще раз. И не позволю, чтобы они кидали моих детей. Для полиции и суда: считайте это моей семейной клятвой. *** Я очень долго старался поверить, что можно жить по их правилам. И я поверил. Года три я дружился и тусовался с (назову их так) «наночуваками». Ребятами, которые думали, что могут построить в России нормальный бизнес, основанный на инновациях, высоких технологиях, — короче, на мозгах. Что они понаделают здесь «гуглов», «фейсбуков», «эпплов» — и вся страна попрёт. Что при всем нашем бардаке и упырях во власти — возможно поднять Россию на уровень достойных стран мира. Что эволюция плюс некоторое технократическое усилие — дадут высокий КПД. А они, наночуваки, — будут героями. Русскими Джобсами и Цукербергами с внутренним отсылом на Петра Первого. И ради этого они готовы были идти, казалось, на бесконечные компромиссы и пожертвовать даже известным количеством своего гражданского достоинства. Это был жаркий спор — между наночуваками (в общем-то инженерами) и разновозрастными хипстерами (в общем-то гуманитариями), отказывающимися жить по навязываемым правилам. С каждым годом и тех и других становилось все больше. А стёб, пофигизм и равнодушие превращались в западло. К 2009—2010-му каждый из моих друзей, знакомых и знакомых знакомых определился, кто на какой стороне. Но я заставлял себя быть ближе к «инженерам». Их совершенно простая философия — «улучшиться, улучшив всё вокруг», — была приятнее, чем интеллигентские беспомощные стенания о «беспросветной Рашке» и эмиграции. И так, как я, заставляли себя думать, наверное, очень многие люди до 35. Наша потенциальная энергия должна была как-то перейти в кинетическую. Президент казался нам лидером, сочувствующим идеям свободы. Он сформулировал наши потребности и сказал: «Будем строить новую страну, идите и стройте». Могу сказать: на одних только его словах о модернизации, «Сколкове» и свободе десятки тысяч молодых передумали уезжать за границу и дали России еще один шанс. Появились тысячи стартапов, сотни инвестфондов. Из всех стран БРИКС наша страна оказалась самой привлекательной с точки зрения венчурных инвестиций. Происходящее здесь бурление идей прозвали на Западе «русской инновационной лихорадкой». У нас появились свои гуру венчурного бизнеса. Уважаемые олдовые парни: Юрий Мильнер, Саша Галицкий, Аркадий Морейнис — демонстрирующие реальные

NovayaGazeta.Ru РЕДАКЦИЯ Дмитрий МУРАТОВ (главный редактор) Редакционная коллегия: Сергей КОЖЕУРОВ (первый зам главного редактора), Андрей КОЛЕСНИКОВ (обозреватель), Андрей ЛИПСКИЙ (зам главного редактора, редактор отдела политики), Нугзар МИКЕЛАДЗЕ ( зам главного редактора, редактор службы информации), Леонид НИКИТИНСКИЙ (обозреватель), Алексей ПОЛУХИН (редактор отдела экономики), Георгий РОЗИНСКИЙ (зам главного редактора), Юрий РОСТ (обозреватель), Петр САРУХАНОВ (главный художник), Юрий САФРОНОВ (редактор пятничного выпуска), Сергей СОКОЛОВ (зам главного редактора, расследования — «отдел Юрия Щекочихина»), Ольга ТИМОФЕЕВА (редактор отдела культуры), Олег ХЛЕБНИКОВ (зам главного редактора), Валерий ШИРЯЕВ (заместитель директора), Виталий ЯРОШЕВСКИЙ (зам главного редактора, редактор отдела «Общество»)

истории успеха. И открыто показывающие, что достойно жить и прилично зарабатывать можно, даже играя по правилам упырей. То есть, простите, — учитывая специфику российского рынка! А свобода — да кому она нужна, когда тут поднимаются такие бабки?! Общаясь с ними, я заставлял себя вникать в их аргументы. Видеть, скажем, позитив в том, что член совета директоров «Сколкова» и классный в принципе чувак Саша Галицкий (9-е место в топе «русских, покоривших Запад», Forbes) ходит на беседы к Суркову. «Главное ведь не в том, что ходят, — успокаивал я себя, — а какими выходят». Ну а выходил Саша — восхищенный «дюжим умом Владислава Юрьевича». — Я с ним согласен на все сто! — рассказывал мне Галицкий. — Пока у нас не появится миллион человек, которые честно заработают свой миллион, никакую демократию не привить! Люди не чувствуют в ней потребности! — Так дайте его заработать! Почему душите?! И почему вы с Сурковым — решаете за всех людей?! — У людей всегда есть свобода выбирать, и они выбрали: свою жизнь, своих лидеров, уезжать или оставаться… Я пытался спорить с Галицким. Но понимал, что спорю не с ним, а с обрывками мыслей Владислава Юрьевича. Не знаю, изменили ли гуру в последние дни свое мнение. Способны ли менять? И если нет — то нужны ли вообще такие гуру? Но я знаю, что поменяли взгляд тысячи других, решивших пару лет назад дать стране еще один шанс. Та самая моя френдлента на Facebook: эти инженеры, предприниматели-стартапщики, физтеховцы, магистры «Вышки» и «РЭШки». Нет, они не уехали. Хотя начали паковать чемоданы — еще после приговора Ходорковскому, и были в шаге от эмиграции, когда Дмитрий Медведев сдался и сдал нас, — вместе с нашими мечтаниями, перспективами. Залажал все надежды. Мы почувствовали себя кинутыми этим президентом, этой элитой, системой, всеми этими чмошниками. Но что-то щелкнуло в эти дни. Переменилось в воздухе. Как будто каждый, как я, — ощутил дно унижений. За своих любимых, за себя и за наших терпеливых родителей. И почти вся моя френдлента поставила галочку «Приду!» на странице митинга на Болотной. Все они, без пяти минут уезжанты, будто поняли, что не чмошники являются заказчиками их таланта, их знаний, ума. Чмошникам не нужны новые идеи, квантовый компьютер и геосоциальные сети. Им нужны «личинки Селигера», размножающаяся гопота и гламурное быдло. А нам нужна наша страна. Новая и умная Россия. И мы отказываемся от услуг чмошников и вводим свои правила.

www.novayagazeta.ru

Редакторы номера: Н. Прусенкова, Г. Розинский

Наш адрес в интернете:

27

Обозреватели и специальные корреспонденты: Роман АНИН, Юрий БАТУРИН, Ольга БОБРОВА, Борис ВИШНЕВСКИЙ, Эльвира ГОРЮХИНА, Елена ДЬЯКОВА, Зоя ЕРОШОК, Виктория ИВЛЕВА, Вячеслав ИЗМАЙЛОВ, Павел КАНЫГИН, Андрей КОЛЕСНИКОВ, Елена КОСТЮЧЕНКО, Юлия ЛАТЫНИНА, Владимир МОЗГОВОЙ, Галина МУРСАЛИЕВА, Евгения ПИЩИКОВА, Алексей ПОЛИКОВСКИЙ, Елена РАЧЕВА, Людмила РЫБИНА, Слава ТАРОЩИНА, Марина ТОКАРЕВА, Павел ФЕЛЬГЕНГАУЭР, Вера ЧЕЛИЩЕВА, Наталья ЧЕРНОВА Ведущие рубрик: Евгений БУНИМОВИЧ, Дмитрий БЫКОВ, Юрий ГЕЙКО, Александр ГЕНИС, Павел ГУТИОНТОВ, Андрей КОЛЕСНИКОВ (Мнения & Комментарии), Александр ПОКРОВСКИЙ, Станислав РАССАДИН, Юрий РЕВИЧ, Кирилл РОГОВ, Дина РУБИНА, Владимир РЫЖКОВ, Ким СМИРНОВ, Артемий ТРОИЦКИЙ, Сергей ЮРСКИЙ Руководители направлений: Руслан ДУБОВ (спорт), Лариса МАЛЮКОВА (кино), Елена МИЛАШИНА (спецпроекты — «отдел Игоря Домникова»), Константин ПОЛЕСКОВ (ответственный секретарь), Юлия ПОЛУХИНАМАРТОВАЛИЕВА (повседневный рынок), Надежда ПРУСЕНКОВА (прессслужба), Дарья ПЫЛЬНОВА, Дмитрий ШКРЫЛЕВ (аналитическая группа) Группа выпуска: Анна АРТЕМЬЕВА (фотокорреспондент), Алексей КОМАРОВ, Татьяна ПЛОТНИКОВА (бильдредакторы), Наталья ПЛОТНИКОВА, Надежда ХРАПОВА, Вероника ЦОЦКО (технические редакторы, дизайн, макет)

Собственные корреспонденты: Надежда АНДРЕЕВА (Саратов), Евгений БАЙ (США, страны Латинской Америки), Георгий БОРОДЯНСКИЙ (Омск), Борис БРОНШТЕЙН (Казань), Сергей ЗОЛОВКИН (Гамбург), Сергей КУРТ-АДЖИЕВ (Самара), Александр МИНЕЕВ (Брюссель), Нина ПЕТЛЯНОВА (Санкт-Петербург), Алексей ТАРАСОВ (Красноярск), Евгений ТИТОВ (Краснодар), Ирина ХАЛИП (Минск) WEB-редакция: Сергей ЛИПСКИЙ

АДРЕС РЕДАКЦИИ: Потаповский пер., д. 3, Москва, 101990. Пресс-служба: 8 495 926-20-01 Отдел рекламы: 8 495 648-35-01, 621-57-76, 623-17-66 Отдел распространения: 8 495 648-35-02, 623-54-75 Факс: 8 495 623-68-88. Электронная почта: 2011@novayagazeta.ru Подписка на электронную версию газеты: distrib@novayagazeta.ru Подписные индексы: 32120 (для частных лиц) 40923 (для организаций) Подписка на газеты и журналы по Москве через интернет: www.gazety.ru

дирекция Ольга ЛЕБЕДЕВА (директор АНО «РИД «Новая газета») Шахин БАЛАЕВ (заместитель директора), Светлана ПРОКОПЕНКО (заместитель директора по развитию), Валерий ШИРЯЕВ (заместитель директора), Татьяна АРТАСОВА (главный бухгалтер), Ярослав КОЖЕУРОВ (юридическая служба), Светлана БОЧКАЛОВА (распространение), Владимир ВАНЯЙКИН (управление делами), Алла ГЕРАСКИНА (реклама), Наталья ЗЫКОВА (персонал)

Газета печатается вo Владивостоке, Екатеринбурге, Краснодаре, Москве, Нижнем Новгороде, Новосибирске, Рязани, Самаре, Санкт-Петербурге. Зарубежные выпуски: Германия, Израиль, Казахстан

Общий тираж — 278 800 экз. Тираж сертифицирован Novayagazeta.Ru — 6 745 492 просмотра за ноябрь 2011 г. Материалы, отмеченные знаком ® , печатаются на правах рекламы.

«Новая газета» зарегистрирована в Федеральной службе по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия. Свидетельство ПИ № ФС 77-24833 от 04 июля 2006 г. Учредитель: ЗАО «Издательский дом «Новая газета». Редакция и издатель: АНО «Редакционно-издательский дом «Новая газета». Адрес: Потаповский пер., д. 3, Москва, 101990.

© АНО «РИД «Новая газета», 2011 г. Любое использование материалов, в том числе путем перепечатки, допускается только по согласованию с редакцией. Ответственность за содержание рекламных материалов несет рекламодатель. Рукописи и письма, направленные в Редакцию, не рецензируются и не возвращаются. Направление письма в Редакцию является согласием на обработку (в том числе публикацию в газете) персональных данных автора письма, содержащихся в этом письме, если в письме не указано иное

Срок подписания в печать по графику: 23.30, 10.12.2011 г. Номер подписан: 23.30, 10.12.2011 г. Отпечатано в ЗАО «Прайм Принт Москва». Адрес: 141700, МО, г. Долгопрудный, Лихачевский проезд, д.5В. Заказ № 4520. Тираж — 60400 экз. Общий тираж — суммарный тираж московских и региональных выпусков за неделю. Цена свободная.


«Мы придем еще!» Оценка количества участников митинга: от 25 до 150 тысяч человек. Сколько человек было на Болотной площади 10 декабря? Ответ на этот вопрос имеет два измерения: политическое и, собственно, арифметическое. С политической точки зрения все абсолютно ясно: людей было в разы больше, чем предполагали: что в кремлевской администрации, что в правоохранительных органах, что в штабе организаторов митинга. И это главный итог. Состоялся митинг, равного которому в современной России еще не было. Но для учебников истории полезно было бы назвать цифру, близкую к реальности. Эта цифра может быть только оценочной, потому что реальных технологий подсчета у нас не было — раньше не было и таких митингов. Накануне принятия резолюции организаторы назвали собравшимся цифру — 150 тысяч человек. Позже Владимир Рыжков сказал «Новой», что считает справедливой оценкой цифру в интервале от 100 до 130 тысяч человек (всего побывало на площади за время проведения митинга). ГУВД Москвы, в свою очередь, официально заявило о 25 тысячах.

Неофициально наши источники в ГУВД озвучили такую динамику: до 14.00 — 6000 человек; в 15.00 — 20 000 человек; в 17.00 (на пике) — 30 000 человек. По оценкам Ильи Варламова, которому принадлежит минивертолет с видеокамерой, барражировавший над митингующими (аппарат, кстати, никто не сбил — не верьте слухам!), максимальная численность единовременно собравшихся граждан составляла от 40 до 50 тысяч человек. Цифра может колебаться в весьма широкой амплитуде, потому что есть вариант считать, например, только людей, собравшихся именно на Болотной площади. Тогда более сорока тысяч не получится чисто физически. Но было еще два моста, забитых людьми под завязку, и набережная по другую сторону Обводного канала — и в совокупности на них одновременно находилось около 10 000 человек. То есть на пике было от 30 до 50 тысяч человек единовременно, а достоверная численность всех, побывавших на площади в интервале от 14.00 до 18.00, не может быть адекватно подсчитана. Но от 100 до 120 и более тысяч через историю прошли. Алексей ПОЛУХИН, редактор отдела экономики

Новая Газета №139 (понедельник) 12.12.11  
Новая Газета №139 (понедельник) 12.12.11  

Выпуск Новой газеты от 12 декабря 2011 года, посвященный всероссийской акции протеста против сфальсифицированных выборов

Advertisement