Page 1

Москва EPA

Принципиальное отличие в подходах: старый Париж никто и не думает улучшать... Разве что — вот так

Столицы России и Франции запустили свои «Большие» проекты почти одновременно. Париж — в 2008 году. Москва — в 2012-м. Оба города побудила на расширение одна и та же проблема — моноцентризм, перегруженность в действующих границах. Корреспондент «Новой» вызвал на диалог ведущих специалистов, создающих проект Le Grand Paris, чтобы они рассказали, как во Франции преодолевают кризис мегаполисов. Перенимаем опыт и сравниваем с «Большой Москвой».

Что дает Большой Париж Новой Москве Руководители грандиозного проекта парижской агломерации анализируют московские перемены и делятся собственным опытом

УЧАСТНИКИ БЕСЕДЫ:

Бертран ЛЕМУАН — руководитель проекта «Большой Париж»

Правовые основы — Какой путь проделал «Большой Париж» от идеи создания до первой стройки? Лемуан: На самом деле, все начинается еще раньше — с чувства недовольства. Перегруженность Парижа мы начали ощущать в начале 2000-х. К 2005 году город исчерпал свою транспортную способность: например, от площади Нации до выезда из 18-го округа на бульваре Ней в час пик пробки стояли по два-три часа. А это всего — 9 километров. Необходимо было что-то делать, так как ситуация с каждым годом только ухудшалась — население агломерации у нас растет примерно на 50 000 человек в год. И в 2007 году президент Саркози объявил о необходимости создать «Большой Париж». Мы провели конкурс на разработку проекта. В нем участвовало более сотни коллективов со всего мира. Мы указывали, что хотим видеть в проектах не только социологию и урбанистику, но и философию. В результате было отобрано десять команд, которые мы позже объединили в одну. Приняли решение разделить районы по специальностям (так, Дефанс — это бизнес-центр «Большого Парижа», а Сакле — университетский и инновационный городок). Создали планы развития семи департаментов, образующих регион Иль-де-Франс. — А сами департаменты кто-нибудь спрашивал, хотят ли они участвовать в проекте?

Александр МИСОФФ — директор общественной рабочей группы Societe du Grand Paris, отвечающий за строительство и благоустройство транспортных магистралей Л.: Разумеется. Мы получили письменное согласие главы каждого из департаментов. Было бы странно отказываться от многомиллиардных инвестиций — а мы планируем привлечь до 38 млрд евро на благоустройство и развитие территорий в течение десяти лет. Мисофф: Мы четыре с половиной месяца ездили по коммунам и каждый день по три часа разговаривали с людьми. Мы объясняли им, что будет такой проект, и спрашивали, чего бы они хотели от нас. Люди вносили свои корректировки. В коммуне Исси-ле-Мулино, например, очень комфортабельная малоэтажная застройка и жители заявили, что не хотят видеть здесь вокзал — будет шумно. Мы приняли решение развивать в этом районе метро: это не сделает коммуну транзитной зоной и одновременно — улучшит транспортную ситуацию. Л.: Или Сен-Дени. В последнее время там сложилась криминальная обстановка. Мы подумали, что увеличить число полицейских — простой ход. И решили, усилив меры безопасности, вынести на его территорию ряд крупных компаний. Мы также строим в районе жилье, которое смогут купить сотрудники этих предприятий. Делаем ставку на изменение культуры района. — Хочу вернуться к вопросу о согласии департаментов. В «Большой Москве» муниципальные чиновники, назначенные на свои должности до запуска проекта, должны будут покинуть занимаемые посты к 1 января 2015 года. Что ждет местных чиновников в «Большом Париже»?

Л.: Для них ничего не изменится. Я, честно говоря, не знал, что в Москве делают так… — Но ведь территории присоединяются к Москве, лишаясь самостоятельности. То есть в Троицке был свой мэр, в Коммунарке — свой глава поселения. А теперь все это Москва. Не может быть у одного города несколько глав. Л.: «Большой Париж» — совершенно другой проект. Мы не укрупняем сам город, а лишь развиваем его агломерацию. То есть в каждом из департаментов остается своя власть, которую выбирали люди. Мы не можем в один момент взять и уничтожить действующую систему управления. В любом случае, в России — другая система управления. В ней все решается намного проще. Есть политическая воля: «Так надо». И это делается. — Считаете ли вы подход «Большой Москвы» в этом отношении правильным?

Л.: Я считаю его невозможным для Франции. — Сейчас граждане как-то могут влиять на ход реализации проекта? Если их что-то не устраивает, они могут вносить корректировки по ходу дела? М.: Разумеется. У нас на сайте работает электронная приемная, каждый может отправить свои жалобы или предложения. Именно поэтому мы не строим долгосрочных планов — сейчас бюджет рассчитан до 2028 года и до этого времени мы должны заложить основу проекта: выбрать точки, где будет строительство домов, бизнесцентров или метро и вокзалов. И если мы не оправдаем договоренностей с жителями и построим не то, о чем заявляли, или не так, как заявляли, — придется все переделывать. — Когда реализация проекта должна быть завершена? М.: К 2030 году. страница 12

@

Париж (серый на карте) и схема развития транспорта в парижской агломерации


«Новая газета» пятница. №117 18. 10. 2013

?страница

Елена Ткач

11

Что дает Большой Париж Новой Москве

Транспорт — Как он развивается в «Большом Париже»? Какие отличия от «Большой Москвы»? М.: Очевидно, что в этом плане у нас с Москвой общие проблемы. Все дороги, существующие в наших агломерациях, сходятся в центре. При этом совершенно не развита коммуникация между пригородами. Легко ли вы доберетесь на общественном транспорте от Реутова до Люберец? Нет. Вам придется ехать в Москву и там пересаживаться. Получается такой треугольник, что очень нерационально. То же самое и в Париже. За последние десять лет мы наблюдаем резкое увеличение пассажиропотока и на линиях общественного транспорта. Плюс 21%. То есть некоторые линии уже перегружены. Мы приняли решение о строительстве новых линий общественного транспорта, которые бы соединяли между собой прилегающие к Парижу департаменты. Мы планируем построить два или три таких кольца. — Это будут автомагистрали? М.: Нет. Речь исключительно об общественном транспорте, причем в основном — о железнодорожном. Наша задача — пересадить людей на общественный транспорт. Именно поэтому мы не строим новых развязок, а строим новые вокзалы и станции метро. — То есть автобусы для междугородных перевозок — не в приоритете? Кстати, между Реутовым и Люберцами ходит автобус. М.: А какое там расстояние и сколько он идет? — Пятнадцать километров, если верить справке. И идет около часа. Но это из-за пробок на МКАД обычно бывает. М.: В том-то и дело, что преодолевать 15 километров за 1 час — крайне неэффективно. И плюс — МКАД ведь стоит из-за автомобильного транспорта? Так зачем же дополнительно перегружать трассы, когда можно пересадить людей на «беспробочные» магистрали? Поэтому мы движемся одновременно в двух разных направлениях: делаем максимально невыгодным передвижение на личном транспорте и максимально комфортным — на общественном. — Максимально невыгодное передвижение на личном транспорте — это как? М.: Мы предоставляем скидку 40% тем, кто выезжает с парковки на личном транспорте не более пяти раз в месяц. Если человек постоянно ездит на работу на личном авто, то парковка будет стоить ему около 100 евро в неделю. Если машина большую часть времени стоит на стоянке — 60 евро. Резидентам Парижа мы позволяем держать машины на стоянке рядом с домом всего за 3 евро 25 центов в месяц. Но количество таких мест, к сожалению, ограничено. Мы хотим, чтобы люди отказались от личного транспорта для передвижения по городу. — Тогда как вам проекты эстакад, которые строят в Москве? М.: Это не наш подход. Мы стараемся разгрузить город по максимуму: выносим за его пределы офисы крупных компаний и социальные объекты. То есть людям становится незачем ездить в Париж ежедневно. В Москве ситуация другая. Москва пока еще централизована как рабочий центр. К слову, власти Москвы изучали наш опыт строительства перехватывающих парковок. — Еще один интересный проект московских властей — программа муниципального

велопроката. В Париже тоже такая есть. Можете сравнить? Л.: Это новшество было позаимствовано у нас. Мы сделали это еще в 2007 году, правда, раньше нас это сделал Лион. Различий не так и много. Система пользования — одинакова. Даже принцип бесплатного получаса в Москве оставили без изменений. Другое дело, что в Москве, по моим ощущениям, этой программой пользуются в основном пешеходы. Это как развлечение. У нас же на велосипеды действительно пересаживаются автомобилисты. — Каков процент тех, кто пересел на велосипеды? Л.: Опросы показывают, что около 10% автомобилистов стали повседневно пользоваться велосипедом. К слову, для тех, кто не хочет отказываться от авто, мы сделали систему Autolib. Это прокат электрокаров. Их сейчас порядка 3000. Конечно, они тоже загружают дороги, но они, по крайней мере, экологичны. — Это дорого для автомобилистов? Л.: Нет, всего 144 евро в год.

Жилье и градостроительство — Одна из нерешаемых проблем Москвы — дорогостоящее жилье. «Большая Москва» в этом плане — привлекательный проект. Как с этим в Париже и «Большом Париже»? Л.: Я бы сказал, что в этом вопросе наши проблемы схожи. Цены на жилье в Париже — невероятно высоки. В среднем — 8200 евро за кв.м. В «Большом Париже» дешевле — от 1800 евро за кв.м. Это привлекает молодые семьи. Здесь же покупают квартиры специалисты, работающие на предприятиях, вынесенных за пределы метрополии. — Это, как правило, высотное жилье или малоэтажное? Л.: Зависит от особенностей региона. Если в Иссе-ле-Мулино преобладает малоэтажная застройка — мы стараемся строить такие же дома. А в Дефансе, конечно, высотные. Кстати, там самые высокие дома будет строить как раз российская компания «Эрмитаж». Они выиграли конкурс на строительство двух зданий высотой 320 метров. — А как удалось уговорить крупные корпорации переехать за пределы столицы? Л.: Очень просто — аренда офисной площади здесь значительно ниже, чем в Париже: в среднем на 25%. Арендовать один квадратный метр за 600 евро в год выгодней, чем за 800 евро в год в Париже. За пределы метрополии уже выехали, например, Sanofi-Aventis, Societe Generale, Total. Это десятки тысяч сотрудников. Наш большой успех. — А можете ли выделить что-то общее между «Большой Москвой» и «Большим Парижем» в плане строительства и благоустройства территории? Л.: В области строительства — главное различие. У нас принципиально разные с Москвой подходы к развитию территории. В Москве на первом месте стоит жилье. Его строят в первую очередь, а потом — подводят к уже существующему району транспортные коммуникации. У нас — все наоборот. Ветка метро может быть проложена до станции, где стройка еще только началась. Подчеркну, что главное различие проектов в том, что мы не расширяем Париж — мы модернизируем пригороды.

Беседовал Иван ЖИЛИН

РИА Новости

Москва

12

Сцена насилия Муниципальный депутат попала в больницу после публичных слушаний в управе: сторонник элитной стройки грубо столкнул ее со сцены Очередной виток войны жителей Патриарших прудов и застройщиков вылился в потасовку в здании управы Пресненского района Москвы. Во время публичных слушаний крепкий мужчина, прибывший в управу вместе с представителями застройщика, столкнул со сцены муниципального депутата Елену Ткач, выступавшую против сноса исторических зданий и строительства на их месте нового многоэтажного элитного жилья. После отъезда скорой и полиции слушания продолжились и в итоге были признаны состоявшимися.

М

алый и Большой Козихинский переулки, расположенные в непосредственной близости от Патриарших прудов, уже не первый год остаются в числе горячих точек Москвы. За несколько лет в «одном из самых уютных уголков исторического центра Москвы», как описывают этот район риелторы, выросло сразу несколько новостроек. В 2011—2012 году местные жители активно выступали против сноса дома по адресу Большой Козихинский, 25, стр. 1 и строительства на его месте очередного элитного дома (см. «Новую газету» №111 от 05.10.2011 и №38 от 06.04.2012). В этом году на повестке дня — Большой Козихинский, владения 13 и 15. Еще в 2006 году правительство Москвы «в целях ликвидации ветхого и аварийного жилищного фонда» заключило инвестконтракт на строительство на месте четырех исторических строений нового жилого комплекса с фирмой ООО «Компания Инвестстройком». А уже в 2007-м два строения (те, что находятся внутри квартала) были снесены. В 2013 году застройщик активизировался. В апреле координатор «Общественной коалиции в защиту Москвы» и муниципальный депутат Пресненского района Елена Ткач сообщила, что на нее при посредничестве депутата Дмитрия Гудкова вышли представители застройщика, которые настоятельно рекомендовали не препятствовать сносам в Большом Козихинском. А через несколько недель после выборов мэра стало известно, что в октябре состоятся публичные слушания по проекту градостроительного плана земельного участка (ГПЗУ), на котором запланирована стройка. Трения между застройщиком и местными жителями начались еще до слушаний. «В районе Патриарших ходили люди, которые собирали подписи за реставрацию домов в Козихинском переулке, но в шапках подписных лис-

тов было написано про новое строительство, — рассказывала мне накануне публичных слушаний Елена Ткач. — Кто-то представлялся жителями домов 13 и 15, говорил, что это пятиэтажки, которые уже много лет не могут расселить, и просил проголосовать за их снос. Я уже передала в Следственный комитет часть сфальсифицированных подписей». «На публичные слушания пришло несколько десятков «теток», которые не имеют никакого отношения к кварталу, где планируется строительство, — говорит житель Пресненского района Владимир Рязанский. — Вечером их организованно увозили на автобусе. Все они полностью поддерживают новое строительство. При этом многих активистов, выступающих против сноса, на заседание, несмотря на то, что оно должно быть полностью открытым, не пустили». Все, что происходило в зале, заснято на видео. Елена Ткач просит тех, кто не имеет отношения к кварталу, покинуть публичные слушания, завязывается перепалка. На сцену стремительным шагом поднимается высокий широкоплечий мужчина в бордовом свитере, сталкивает со сцены Елену и начинает потасовку с ее мужем Романом. «Вызывали скорую — Лена была в полуобморочном состоянии, и полицию, — рассказывает Роман Ткач. — Участковый, только после того, как все люди начали возмущаться, задержал этого мужчину. Однако спустя несколько часов провокатора отпустили из отделения». Елена Ткач была госпитализирована в Боткинскую больницу с диагнозом «сотрясение мозга». В четверг ее посетил участковый, было написано заявление. «Мужчина в бордовом свитере представился жителем Козихинского, одного из сносимых домов. Скорее всего, он действительно прописан на Козихе, но не проживает здесь постоянно. Видимо, рассчитывает получить квартиру в новом доме, который может вырасти на месте предлагаемых к сносу, — полагает Владимир Рязанский. — Уверен, он связан с застройщиком. Приехал вместе с Евгением Ройтманом, вместе с ним входил в зал». Представитель застройщика Евгений Ройтман, который присутствовал на слушаниях, — сын Михаила Ройтмана, руководителя ООО «Компания Инвестстройком». В конце двухтысячных эта компания пыталась также снести объект культурного наследия по адресу Сивцев Вражек, 42, но инвестиционный проект также был заморожен.

Зинаида БУРСКАЯ


МОСПРОЕКТ

Пилотный проект Сейчас в Москве реализуется первый пилотный проект такой реконструкции — это жилой дом 1956 года постройки в Савеловском районе Москвы по адресу улица Мишина, 32. — Жители этого дома, памятуя о том, что со временем он может разрушиться и

Что нам стоит дом надстроить? Власти Москвы готовы помочь жильцам пятиэтажек достроить и улучшить свои дома. За счет самих жильцов

их могут отселить в другое место, сами 7 лет назад выступили с инициативой проведения реконструкции, — рассказал Филиппенко. Тогда был выпущен распорядительный документ правительства Москвы, и ГУП МНИИТЭП (ГУП «Московский научно-исследовательский и проектный институт типологии, экспериментального проектирования») разработал по заказу жильцов дома за их деньги проект реконструкции. За 2005—2012 гг. был подготовлен комплект предпроектной и проектной документации для проведения государственной экспертизы. Однако в процессе ее прохождения возникли определенные сложности, связанные с отселением жильцов на момент всего строительства. Компромисс был найден при содействии департамента градостроительной политики: было решено провести частичное отселение жителей не на весь период строительства, а всего лишь на две недели на время устройства технического этажа. Схема финансирования проста: создается фонд, методом голосования утверждаются все расходы, составляется смета, заключается договор. Инвесторы — физические лица, их вклады формируются как паи. Для того чтобы стать владельцем новой квартиры, человек должен по определенной ТСЖ цене выкупить пай, после сдачи дома этот пай будет обменян на квартиру. 50% квартир приобретут жители этого дома для себя или родственников, а 50% достанутся пайщикам. Сейчас дом уже обстроен новыми стенами до 4-го этажа, по плану в октябре будет происходить заливка двух перекрытий. — По правилам производства работ, когда будет разбираться крыша, необходимо, чтобы были два перекрытия при монтаже, — говорит Филиппенко. — Нам придется два верхних этажа отселить —

это 8 квартир — предположительно на две недели, по неделе на каждое перекрытие. Жильцы дома проектом довольны. — Идея с реконструкцией хорошая, — рассказал «Новой» жилец дома Олег. — Есть у меня некоторые сомнения в этом проекте, но посмотрим, как оно все выйдет в итоге. Я просто уверен, что если кто-то что-то делает, значит, это ему выгодно. Хотя в данном случае идея реконструкции с надстройкой выгодна нам всем, ведь мы получаем бесплатно — можно даже сказать, в подарок от ТСЖ — дополнительную площадь. По графику строительство должно быть завершено в конце следующего года, однако в департаменте говорят, что может получиться на полгода раньше. — До конца года мы планируем доделать весь каркас, — обещает Филиппенко. — А до 1 июня 2014 года уже хотим сдать дом в эксплуатацию. Косметическая отделка будет идти параллельно с достройкой верхних этажей. В итоге получится дом, полностью соответствующий современным требованиям, — фасад будет энергоэффективен, появятся лифты, благоустроенная придомовая территория; в техническом этаже будет произведена замена всех коммуникаций. Внутренние общественные помещения дома (подъезды, лестницы, лестничные площадки) также подвергнутся капитальному ремонту. После реконструкции советская четырехэтажка превратится в восьмиэтажное здание с мансардным этажом.

Как организовать подобную реконструкцию своего дома? Заявки на проведение аналогичной реконструкции с надстройкой поступа-

ют и от жителей соседних с Мишина, 32, домов Савеловского района, и из других районов Москвы, и даже из других городов, например, Саратова и Самары — пилотный проект привлек к себе внимание многих ТСЖ. Стремясь помочь всем желающим провести реконструкцию собственного дома, департамент градостроительной политики взялся за разработку методических указаний для реализации таких проектов. Этим займется Научнопроизводственный центр «Развитие». — Чтобы никому не приходилось идти путем Робинзона Крузо, мы решили работать не с каждым отдельным ТСЖ, а сделать некую «дорожную карту», — рассказал Филиппенко. — Это полный комплект документов, а также типовые формы договоров, бланков, заявлений. Будет разработан и график, который поможет сориентироваться в порядке действий — что необходимо на данном этапе, что нужно далее, где и какие документы получить, какие работы могут вестись параллельно. Эта схема будет универсальной для всех проектов реконструкции с надстройкой. Методические рекомендации будут выпущены в виде распорядительного документа, он будет размещен в открытом доступе на сайте департамента и в открытой прессе, на портале правительства Москвы в разделе «Нормативные документы». Разработать рекомендации в департаменте обещают уже до конца этого года.

Москва

Т

акое строительство выгодно жильцам еще и потому, что для надстройки новых этажей нужно возводить на уже существующих этажах дополнительные стены. Так увеличивается площадь всех квартир — к ним присоединяются утепленные лоджии и «темные комнаты» (помещения без окон). Проект родился недавно. Как рассказал «Новой» Юрий Филиппенко, начальник управления координации Генерального плана города Москвы и разработки городских программ в сфере градостроительства, сейчас департамент градостроительной политики готовит адресный перечень домов, под этот проект подходящих. В него будут включены все здания, которые пригодны для проведения реконструкции с надстройкой. Они должны быть не более 4—5 этажей высотой, 1950—1960-х годов постройки — чтобы износ не превышал 50%. Дома не должны располагаться в особых зонах — например, технических, зонах комплексного благоустройства, зонах сохранения исторической застройки. Еще одно условие — чтобы число квартир не превышало 40 (почему именно столько, в департаменте затруднились ответить): для проведения реконструкции требуется согласие всех жильцов дома, а чем больше людей — тем сложнее прийти к консенсусу. — В отличие от других программ, программа реконструкции не направлена на обеспечение федеральных очередников — ветеранов, сирот, чернобыльцев, переселенцев Крайнего Севера (по ряду федеральных программ очередники из разных регионов России имеют право на получение квартир в Москве или СанктПетербурге в случае долгого ожидания), а улучшает жилищные условия именно москвичей, — говорит Филиппенко. По его словам, цель проекта — создание института ответственных собственников многоквартирных жилых домов: — Сегодня люди часто забывают, что у них как у собственников квартир есть не только права — использовать, передавать по наследству, дарить, продавать свою квартиру, — но и ряд обязанностей: например, проводить капитальный ремонт и содержать дом в надлежащем состоянии (в соответствии с Гражданским и Жилищным кодексами РФ расходы на надлежащее содержание многоквартирных домов, включая капитальный ремонт (модернизацию, реконструкцию), должны нести собственники помещений в этих домах; обязательные взносы на капремонт собираются с собственников ежемесячно, накопленный за годы капитал с дополнительными бюджетными субсидиями направляется на проведение необходимых работ), посещать собрания ТСЖ и решать проблемы ремонта и реконструкции. Когда человек материально вложился — он будет и к общественным территориям относиться как к своему собственному, как к своей квартире. Если ничего не делать, то придет тот момент, когда дом разрушится и жильцов отселят в тот район, где будут дома под заселение. У нас такое жилье сейчас имеется только на присоединенных территориях, далеко от центра, в направлении Калужской области.

13

Маргарита РОГОВА

Превратить свою пятиэтажку в высотный дом могут сами жильцы — если захотят. Правда, реконструкцию и ремонт им же придется оплачивать. Зато потом — существенный бонус: они смогут приобрести квартиры в надстроенных этажах по себестоимости, которая значительно ниже рыночной цены.

«Новая газета» пятница. №117 18. 10. 2013

Елизавета КОЛЕСНИКОВА


Москва

14

«Новая газета» пятница. №117 18. 10. 2013

ВРЕМЯ ОТКЛИКА «Помогая другим — помогаешь себе»: под таким почти пионерским девизом работает Молодежный консультативный центр. Точнее, это название их программы, которое вполне укладывается в ее суть: консультации по телефону и через интернет от психологов с инвалидностью. Все консультанты — студенты и выпускники факультета дистанционного обучения Московского городского психолого-педагогического университета.

Любовь идет по проводам Уникальный «телефон доверия» подает сигналы о помощи

С

Верой Захаровой, организатором, идейным вдохновителем и руководителем проекта, беседуем у нее на кухне. Кухня частично переоборудована под кабинет — Вера Юрьевна признается: есть еще офис на Новом Арбате, но жалко времени — час езды в один конец. Да и не всегда оправданно — со своими психологами Захарова общается по телефону или в интернете: у всех — тяжелая форма инвалидности, большинство передвигаются с трудом или в колясках (в Москве — это, как известно, испытание). Сама Вера Захарова занималась психологией много лет. Собственно, ради создания дистанционной службы и пошла преподавать на факультет дистанционного обучения. — Работа с инвалидами — это особое дело, тут невозможно от сих до сих, — объясняет она. — Моторчик либо включается, либо нет. У нее самой моторчик работает на полную катушку. Пришлось взять на себя не только обучение студентов и помощь в консультировании (все-таки большинство — еще не профессиональные психологи и необходимо их «вести»), но и техническую сторону дела: искать программистов, специалистов по IP-телефонии — и все это в условиях ограниченных финансов. С самого начала МКЦ получил поддержку Регионального благотворительного общественного фонда по поддержке социально незащищенных категорий граждан — молодой организации, занимающейся преимущественно помощью инвалидам, они выделили небольшую комнату под офис на Новом Арбате. В прошлом году Фонду под создание МКЦ удалось получить грант Национального благотворительного фонда (миллион рублей) — благодаря этому консультантам смогли оплачивать работу. Но в октябре грант заканчивается, и как дальше — не вполне ясно. Вера Захарова считает, что претендовать на статус государственной организации пока рано — вначале надо приобрести опыт успешной работы. Для этого есть и желание, и человеческие ресурсы — не хватает только финансовых. Проекту пока всего год от роду — в прошлом сентябре заработал сайт онлайн-консультаций. Организован по

Вера Захарова, организатор Центра

Консультант Светлана Кулакова

принципу форума — у каждого психолога (их всего пять, не считая самой Захаровой) свой аккаунт. «Давайте познакомимся, — пишет Мария Елисеева (выпускница первого потока, окончила институт в 2010 году). — У меня ДЦП — последствие родовой травмы, самостоятельно передвигаться я не могу (колясочница)». Дальше — о себе: два года проводит консультации через скайп, увлекается литературой, пишет прозу, собирается замуж («история моей личной жизни, в принципе, отличный пример того, что в жизни возможно всё, и неважно, в коляске ты или нет, главное — какой ты человек»). Клиенты сами выбирают психолога, приглянувшемуся (точнее, приглянувшейся) пишут на форум или в личку. — Когда мы только запускали проект, не представляли себе четко, кто именно наш клиент, — вспоминает Вера Захарова. — Только на людей с инвалидностью мы ориентироваться не можем — все-таки у наших студентов нет углубленной специальной подготовки, только бакалавриат. Да и не хотелось создавать какие-то искусственные ограничения. Дополнительной специализации нет, зато есть жизненный опыт: для большинства консультантов учеба в МГППУ — второе высшее, у некоторых есть дети. Оказалось, клиентов вовсе не пугает, что их психологи — инвалиды, для кого-то, напротив, это дополнительная мотивация: и личную проблему решил, и хороший проект поддержал — помог себе, помогая другим. Все ответы консультантов проходят супервизию в отдельном окошке — «Мастерской», закрытой от посетителей сайта. Кроме того, Вера Захарова с ребятами регулярно встречаются в «оболочке», как они ее между собой называют, — на отдельной площадке в формате видеоконференций. Чуть позже возникла идея горячей линии, но реализовать ее оказалось не так-то просто, поэтому она заработала лишь в конце июня. Технически это выглядит так: клиент звонит по указанному на сайте номеру, его звонок переадресуется дежурному психологу, который принимает его с компьютера. У каждого консультанта — свой график, как правило — три часа в день, некоторым приходилось дежурить и по шесть. Больше — слишком тяжело чисто физически.

Консультант Ирина Садогурская с детьми

С Ириной Садогурской, студенткой третьего курса, меня познакомила Вера Захарова через ту самую «оболочку». «Конечно, приезжайте, — согласилась Ирина. Хотя уже после призналась: — Я вообще человек непубличный, выступать не люблю». У Ирины трое детей — в комнате стоят детские фотографии. До травмы много путешествовала, занималась спортом, йогой и организовывала экстремальные туры. Сейчас пришлось с этим расстаться, это было «в прошлой жизни»: в новой — Ирина с трудом ходит; но сама — без коляски. Рассказывает, что первый год активно восстанавливалась, потом «тупила, уткнувшись в сериалы», а потом поняла, что надо что-то найти. «Был потерян смысл, надо было обрести новый». «На телефоне» Ирина только начинает работать, а вот в сфере онлайн-консультаций вполне освоилась. Говорит, что старается сразу не отвечать клиентам — сначала надо подумать и «переспать» с проблемой, а уже на следующий день садиться за письмо. Самое сложное — не давать людям советов.

— И ситуация-то банальная, и иногда подмывает сказать: «делай так, так и так». А нельзя, не принято так в психологии — мы должны работать с состоянием клиента и подвести его к тому, чтобы он сам пришел к решению проблемы. Иногда приходится переводить клиентов на других специалистов. — Мы — как скорая помощь, — считает Ирина. — Скорая лечит то, что болит здесь и сейчас, но с хроническим отправляет в стационар. Иногда очевидно, что этот случай относится как минимум к клинической психологии, и тогда все, что мы можем сделать, — успокоить человека по возможности и убедить его, что нужна помощь другого специалиста. Светлана Кулакова — еще один консультант МКЦ, она уже два месяца консультирует по телефону. Признается, что непросто — после дня такой работы на любое другое не остается ни сил, ни желания. — Это работа в режиме реального времени — и учишься в процессе, — говорит она. Светлана, как и Ирина, стала заниматься психологией после травмы в 2005 году — автокатастрофа. Хотя еще со студенческих лет (по первому образованию — экономист) читала Юнга, Берна и считала психологию наукой будущего. Но все же психология была скорее хобби — в довесок к основной работе и воспитанию сына. Сейчас сыну Игорю 19 лет. Еще дома у Светланы живет здоровый черный лабрадор и котенок — знакомые подарили. «Ход» с факультетом дистанционного обучения подсказали работники из органов соцобеспечения, решила — почему бы не попробовать. Сейчас Светлана почти закончила учебу — осталось дописать диплом и сдать госэкзамены до Нового года. — Мне кажется, отдавать изначально приятней, чем брать. И потом, это вопрос какого-то смысла — точнее, осмысленности жизни. И интересно: люди настолько разные, что удивительно. Мысль о том, что люди разные и вообще человек — самое главное, Светлана повторяет несколько раз. И действительно хочет помочь и переживает. Это такие уровни смыслов, о которых говорила Вера Захарова, когда объясняла суть проекта. Вроде бы «здоровые» люди должны помогать «больным». А тут получается наоборот — и получается правильно. Адрес сайта: http://help-on-line.ru/forum_ psy/index.php?showforum=113 Телефон доверия: 8 495 989-65-83

Мария ЕПИФАНОВА Фото Маргариты РОГОВОЙ

ВРЕМЯ ОТКЛИКА Для тех, кто хочет помочь Молодежному консультативному центру: деньги можно перечислить на счет банка «Связной» №298 950 931 2778. Сделать это можно через банкомат без комиссии в любом салоне связи или в отделении банка «Связной». При необходимости можно все уточнить лично у координатора проекта Веры Захаровой по телефону 8 926 893-80-27.

Новая Москва  

Столичная вкладка в Новую газету

Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you