Page 1

«…Кооперация – это какое-то странное создание, существо гибридное, наполовину Прудон, наполовину Мальтус, или, вернее, плоть от плоти Мальтуса, одетое в какое-то подобие прудонистских отрепьев. С этим идолом повсюду торжественно носятся со слезами на глазах, с горькими криками радости: «Вот счастливая новость! Вот настоящий, хороший социализм! Зло уничтожено. Собственные преступления убили его. Народ говорит ему: Raca! – и отрекается от своих старых заблуждений. Он отрекается от экстравагантностей 48-го года и доводит свое раскаяние до того, что в наказание за свои преступления выбрасывает в мусор слово ассоциация». – Луи Огюст Бланки

Нищета современной кооперации

Friedrich Hohenstaufen


Предисловие В самом начале хотелось бы выразить благодарность товарищу А. Шометту за помощь в вычитке и редактуре статьи, без некоторых ценных мыслей она бы вышла совершенно нечитаемой. Ну а также приношу особую благодарность господину Миллеру и его редколлегии, которые своеобразным образом мотивировали меня на изучение всего того, что они сами должны были бы знать. К несчастью, из-за сложности темы и огромного количества материала критическая статья получилась больше, чем опус вышеназванного господина. Как известно, дурак может за час задать столько вопросов, что десять мудрецов не успеют ответить за год. Ошибок и откровенных глупостей в статье Миллера настолько много, что если бы пришлось рассматривать каждую до единой («конкретно» и с десятком пруфов, как того всегда требует уважаемая редколлегия) – эта статья превратилась бы в книгу. Она превратилась бы в книгу и даже если бы я просто захотел привести как можно более полный свод данных. Увы, я не мог тратить на критический очерк год-второй, сколько и занял сбор материала Миллером на его «программный документ», поэтому очень много материала не затронуто вовсе. И я очень надеюсь, что господин Миллер сможет найти и изучить всё это вместо меня и порадовать читателей чем-то более осмысленным, нежели то, что предстоит им лицезреть сейчас. Ведь до сих пор мы видели, что всё, на что способны наши новаторы – жалкое выпрашивание критики, что в переводе на человеческий язык означает – пожалуйста, помогите умственным инвалидам и сделайте всю работу за нас. Держи, Миллер, работа сделана, надеюсь что хоть дальше ты сможешь двигаться самостоятельно.

Глава I – Новый фурьеризм Год проделанной работы, красивое оформление, задорный стиль и культурные отсылки. Вы хорошо постарались, господин Миллер, но к сожалению, в вашем произведении чегото не хватает. В нем не хватает того, в отсутствии чего вы упрекали всякого, кто осмеливался хоть как-то опровергнуть ваши великолепные статьи. В нем не хватает фактов. Но не беспокойтесь, господин Миллер, словно Прометей я принесу вам огонь конкретики, но боюсь, что в нем же вы и сгорите. Вы вообразили себя «красным солнцем критики», но любая дискуссия с вами сводилась к невозможности разговаривать на человеческом языке, вы не воспринимали критику и не хотели её воспринимать, в свою же очередь критиковали всё и вся, даже безобидные шутейки, со всей напускной серьезностью. Вы пытаетесь иронизировать и выглядеть как комики, но весь этот бутафорный цирк в виде «научности» уничтожает любые попытки показаться веселыми пацанчиками. Вы позиционируете себя, как новаторы, но в итоге ссылаетесь на мертвецов и повторяете мысли более чем столетней давности.


Всем известно, что история повторяется дважды, сначала как трагедия, затем как фарс. Идея организации ассоциативного производства волновала умы мыслителей уже с начала XIX века, и это определенно несло в себе долю трагичности, ведь это были первые неумелые попытки освободить рабочий класс из ярма эксплуатации. Так, идеями «ассоциации» пропитаны системы Сен-Симона, Фурье, Оуэна, Луи Блана, Прудона, Бланки и целого ряда других социальных реформаторов того времени. Тогда же происходят и первые попытки их реализации на практике. Попытки эти не увенчались и не могли увенчаться успехом1, так как идея ассоциации опиралась на мелкие, только что вышедшие из мануфактурной стадии, ремесленные предприятия, в то время как промышленный переворот неизбежно вел к укрупнению производств. Эти едва виднеющиеся контуры прогресса были ещё незаметны для вышеперечисленных реформаторов, поэтому они выступали как теоретики по преимуществу консервативные, желающие оставить общество на том же уровне развития, убрав при этом все негативные черты зарождавшегося строя. Даже сегодня отцом кооперативного движения считают Роберта Оуэна (1771-1858), который, впрочем, так и не смог создать работоспособный потребительский кооператив. Лишь его ученики и последователи, например, Уильям Кинг (1768-1865) сделали эти идеи боле жизнеспособными. Кинг выступал за создание движения «снизу» и теорию малых дел. Он основал журнал под названием «The Co-operator»2. В этом журнале он давал практические советы вперемешку с кооперативной философией. Все эти идеи и системы, которые ныне известны нам под названием «утопического социализма» стали откровенно устаревшими к началу «Весны народов». Именно тогда, один малоизвестный немецкий журналист выдвинул обновленную программу, которая не игнорировала исторический прогресс в угоду своим мечтаниям, а напротив выдвигала прогресс своим главным оружием против системы эксплуатации и наемного рабства. Этим человеком был Карл Маркс. Он понимал невозможность прямой демократии на крупных предприятиях, но не желал отказываться от них, если того требовало развитие производства. И так как ассоциативные производства рассматривались хорошим вариантом только на небольших предприятиях, для крупных структур он не находил иного выхода, помимо национализации. И сложно вообразить удивление теоретиков коммунизма, узнай они о том, что спустя полтора столетия светлейшие умы российской интеллигенции будут утверждать о их Манифесте, что «изложенная там программа национализации и построения социального государства в 1848 году элементарно не имела широко известной кооперативной 1

Уже к 1830-му году уже было несколько сотен кооперативов, хотя большинство из них не дожили до начала 40-х. Первый действительно успешный кооператив был создан в 1844-м году под названием Rochdale Society где были изложены «принципы Рочдэйл», которые стали своеобразным прототипом для всех кооперативов будущего, и с переработками являются основными принципами современного кооперативного движения. 2 Журнал просуществовал 2 года (1828-30).


альтернативы и только потому казалась Марксу и Энгельсу единственно верной». И более того они бы искренне удивились, если бы узнали, что эти интеллигенты будут называть себя в их же честь – «марксистами». И не нужно говорить, что Маркса опошлили через неправильный перевод. Любой критик советского госкапа, включая Орлова, говоря о бесклассовом обществе – употребляет термин «общественная собственность» (у Орлова по меньшей мере 5 раз), чтобы отделить её от частной и государственной3, по сути подразумевая кооперативы. Но вот товарищ Филиппов и весь МАРТ вслед за ним обличают русский перевод Маркса в том, что слова «товарищество, артель, кооператив» заменили словами «общественный, коллективный». Возможно это и было ошибкой, но разве она хоть как-то определяет то, что случилось в России? Разве перевод определял действия Ленина? Тем более, что сам Ленин тоже хорошо, если не лучше остальных языков, знал немецкий язык. Или цель просто доказать, что сталинисты замалчивали Маркса? Ну отлично, может и замалчивали, может они и опошлили слова «общественная собственность», но что это нам дает? Вот именно, целая бессмысленная статья и бессмысленная ссылка на неё. Одна лишь историография кооперативного движения занимает более 250 страниц, и рассматривать её всю в деталях не представляется возможным и требует многих месяцев кропотливого труда. Общие представления о истории кооперативного движения можно получить из статьи З. И. Шеиной «Международное кооперативное движение: история и современность».4 Если вкратце, то самые значимые имена в истории кооперации XIX века – Шульце-Делич (1852г., в городах) и Фридрих Вильгельм Райффайзен (1864г., в сельской местности). Оба создали модели кредитных кооперативов, которые после появления Райффайзена, начали стремительно распространятся по всей Европе вплоть до конца XIX-го века. В Америках кооперативы распространились уже с начала ХХ-го века, а национальная кооперативная ассоциация была основана в 1917 году. Но вместе с развитием кооперативного сектора изменялся и способ производства, процентное соотношение крупных фабрик к мелким стремительно росло.5 Вопрос размеров производств стал ключевым в ХХ веке, именно он постепенно делал идею «кооперативного социализма» нереализуемой, благодаря всё тем же процессам монополизации и укрупнения, удачно предсказанных Марксом. И только в более отсталой России, где промышленность ещё не успела в полной мере повторить Европейского пути развития6, – идея кооперации оказалась на заре своего развития.

3

Кстати, даже глупые западные буржуазные ученые употребляют слова «public», «state» и «government» как одно и тоже, не иначе чем чтобы опошлить Маркса. 4 https://iskatel1.wordpress.com/2012/07/21/международное-кооперативное-движени/ 5 В Германии за период 1882-1907гг количество фабрик размером 1-50 рабочих снизилось с 77,2% до 57,6% (остальное на фабрики 50+ рабочих соответственно). И это лишь относительные показатели, а ведь происходил и абсолютный рост производств! 6 Относительная доля крупных фабрик не сильно уступала Европе, но в абсолютных показателях, количество фабричных рабочих России в 7 раз уступало Германии, при том, что общее население России


Именно поэтому нашим товарищам-кооператорам для обоснования своих теорий приходится пользоваться услугами украинского экономиста (впоследствии и министра финансов УНР) Михаила Ивановича Тугана-Барановского, и пользоваться всё ещё актуальным жизненным опытом экономиста и философа А.А. Богданова. Нет, не услугами кого-то из десятка теоретиков второй половины столетия, а именно современников Ленина. И потом эти люди рассказывают нам о новых «большевиках», застрявших в начале XX века? Так, о чем же говорят они нам, ссылаясь на Барановского? Они говорят о всё том-же «неизбежно малом масштабе», из чего делают вывод, что кооператоры, в отличии от капиталистических предприятий, будут стремится к расширению не «вширь», а «вглубь», т.е. будут более склонны к технологической модернизации. Господин Миллер, очень хочется вас спросить - каким образом происходила модернизация предприятий до появления кооперативов? Может вы забыли про существование промышленной революции? Может автоматизация производств не происходит? Почему кооперативы расширятся не вширь, а исключительно вглубь? И не опять, а снова - дело в неизбежно малом размере кооперативов. При условии, что членство в кооператив будет закрытым и он не будет принимать в свои ряды новых членов, обладающих финансами для вложения в кооператив, у него не будет другого пути помимо улучшать технологии.7 Но вот незадача - XIX век прошел и средств небольшого количества кооператоров не хватит, чтобы хотя бы частично внедрять автоматизацию труда в свои ряды. Может от этого большинство рабочих (т.е. настоящих) кооперативов находятся в сфере легкой промышленности (или грубо говоря изготавливают принты на футболки), ведь путь в другие виды промышленности им попросту закрыт? Итак, у нас постулируется, что кооперативы должны быть небольшими. Тем временем как всё современное производство, включая крупнейшие кооперативы, которые вносят наибольший вклад в кооперативную статистику наших авторов – крупномасштабны.8 По сути у нас здесь та же проблема, что и с прямой демократией. В крупных структурах она заменяется представительством. С одной стороны - это система советов, что не так уж плохо, с другой стороны – это и выделение представительской верхушки в каждом отдельном (крупном) кооперативе. Можно сказать, что эта верхушка подконтрольна низам, но все мы знаем, что даже депутат облсовета с трудом подконтролен жителям родной деревни. Если допустить, что интересы управленческой верхушки не совпадают с интересом низов, то сколько не отзывай представителей – это ничего не изменит. было в 3 раза больше. Доля фабричных рабочих к населению страны была несравнимо мала, поэтому всё ещё было распространено в т.ч. мелкое ремесло. 7 Ну либо нанимать наемных рабочих, да. 8 Справедливости ради, в других местах и в комментариях своей группы он сам указывал о крупномасштабности некоторых кооперативов. Но здесь в статье он несколько раз ссылается на Барановского и разжевывая содержание цитаты уточняет что специфика кооперации в их мелком размере.


В итоге происходит смирение и принятие неофициальной верхушки. Чем больше предприятие, тем скорее, что реальное управление низам принадлежать не будет, а оттуда не так далеко и до «ренегатского» отката в «бюрократическое государство».9

Глава II – Критика некритических критиков Когда мне приходилось иметь дело с редакцией в то время ещё МАРТа, мне приходилось сталкиваться с заявлениями о целом миллиарде членов кооперативов в мире. Вся несерьезность этого вброса казалась тогда настолько очевидной, что не хотелось и стараться в его разгроме. Но на ответы общего характера тогда никто всерьез не отреагировал и не захотел уступать. Теперь же наши друзья, с учетом старых ошибок, говорят о том, что «с кооперативами по всему миру связаны более 800 миллионов человек». Согласитесь, уже меньше. Но дальше ставки падают сильнее. «Непосредственно же в кооперации всех типов, - то есть в кооперации потребительской, кредитной, жилищной, оптово-закупочной и, наконец, производственной – заняты в качестве членов (пайщиков) около 250 миллионов человек». Итак, уже 250 миллионов, или примерно 8% мировой рабочей силы, «уже поменьше, чем почти миллиард, но всё ещё слишком много». В отличии от господина Миллера, мы удосужились найти первоисточник10 этой цифры, который демонстрирует его невладение собственным материалом. И что же мы видим в этом первоисточнике? А то что, во-первых, количество наемных рабочих (employees) значительно превышает количество непосредственно занятых членов кооперативов (worker-members), а во-вторых, что в Азии у нас непропорциональное количество «producer members»11. В уставах12 некоторых кооперативов «producer members» могут быть и вовсе частными фирмами, иногда их называют прямо-таки «business». Так что этим членом может быть даже представитель крупной транснациональной корпорации, и это нисколько не противоречит уставу.

9

К слову, вышеприведенная статья (сноска 4) о истории кооперативного движения говорит нам о том, что как раз во времена своего наибольшего расцвета «социальный состав кооперации стал определяться преимущественно пожилыми рабочими и пенсионерами», «более низкий уровень управления в силу отсутствия людей со специальным образованием, превратившихся в региональную кооперативную элиту, «кооперативных баронов», превращавших центральные союзы в поле битвы за свои интересы» и «кооперация как система с более громоздким и дорогостоящим управленческим аппаратом и неоперативным принятием решений». 10 http://www.cicopa.coop/IMG/pdf/cooperatives_and_employment_a_global_report_en__web_21-10_1pag.pdf 11 Эта третья группа, самая многочисленная в отчете, представляет собой в основном инвесторов или поставщиков сырья. Они могут быть формально членами кооператива, но работать на своей частной территории, и заниматься снабжением кооператива (и кого угодно ещё кроме них) сырым материалом. 12 http://westendwell.ca/get-involved/west-end-well-producer-membership


Эта статистика так «хороша», что все источники, включая те, которые приводит сам Миллер (отчет ООН13 и данные ICA14) – указывают на доминирование кооперативов в Европе, с которыми Азия могла сравниться только в количественном плане. Здесь же Азия занимает 4/5 мирового уровня, как же так? Неужели эта статистика так плоха, что противоречит основным первоисточникам господина Миллера? И вот, далее в статье приводится, что 160млн. (важно заметить, что цифра округленная) из 250-ти – это «producer members» Китая. Эта цифра объясняет, почему категория «producer members» настолько обходит остальные две категории. В статистике по Европе все три графы примерно равнозначны, в Индии и Китае третья превышает. Объяснить это просто – на примере того же Китая, сельскохозяйственные провинции западной части страны имеют громадное аграрное население, которое теоретически могло бы сбывать продукцию в т.ч. в кооператив, аналогично и в Индии. Каждое хозяйство может иметь только небольшую долю, оттуда и приблизительное округление, и непропорциональная цифра. Нельзя сбрасывать со счетов и возможное причисление колхозов советского периода в ранг кооперативов, что тоже могло бы накрутить цифры.15 Удивительно! Господина Миллера эти цифры совершенно не смутили! Это восходящее солнце красной критики совершенно некритично воспринимает информацию, и даже

13

http://www.un.org/esa/socdev/documents/2014/coopsegm/grace.pdf http://monitor.coop/en/download-years-monitor-previous-editions-and-complements - отчеты за 2012-15гг. находятся в отдельной колонке справа. 15 поэтому кстати ICA всегда делает ремарку о том, что Китай не учитывается, хотя кооперативы там точно есть 14


более того, никогда видеть не видело большей части кооперативной статистики, которая лежала всего лишь немного глубже, чем на первой странице гугла. И это легко доказать! Для этого сначала необходимо напомнить о нюансе из нашей общей биографии. Когда-то давно имел место спор по данной теме, в котором я приводил отчет ООН (и возможно, хоть я и не могу быть уверен, этот отчет только тогда и стал ему известен) и переводил слово «employees» как сотрудники, на что теперь Миллер возразил, что оно переводится как наемные рабочие. В том, что этот выпад был против меня убеждает выделение слов «члены (пайщики)», на что опирался Миллер, когда я сводил членов кооперативов к покупателям. Я признаю свои неточности, но они нисколько не оправдывают колоссальных промахов Миллера, и даже более того, с этими поправками его аргументы стали ещё слабее. Теперь несколько слов о «критичности» нашего дорогого друга. Опираясь в основном на доклад ООН и отчеты ICA(МКА) он приходит к выводам, что «при отсутствии статистики по количеству членов этих кооперативов, - данные Альянса (МКА) вызывают всё больше и больше вопросов», и далее «ООН не подтверждает, но и не опровергает данные МКА по непосредственному членству и занятости: в докладе есть данные только по трудовой занятости 12 с половиной миллионов человек». Но в первоисточнике по 250 миллионам членов (пайщиков) – в графе «employees», как мы уже видели выше, указано 15,6 миллионов. Более того, указано и количество членов, об отсутствии данных по которым нам говорит Миллер. С приведенным ниже скрином и ссылкой16 можно считать доказанным, что нашего первоисточника он не видел, и просто смешал 12,5 миллионов из отчета ООН с данными в шапке на странице сайта МКА, который легче всего гуглится по ключевым словам.17

16

http://ica.coop/en/facts-and-figures Кстати, оттуда же он взял практически все региональные цифры, например, 70% кооперативов в Канадском Квебеке 17


А название первоисточника было доступно на этой же странице всего лишь несколько абзацев ниже!

Этот казус невольно напомнил мне о том, как товарищ Орлов, презирая и ненавидя автора данных строк – обращался к нему за ссылками на собственную матчасть, и когда получил развернутую инструкцию где искать – не смог этого сделать до тех пор, пока ему не привели скрин со стрелочкой. Теперь твоя очередь получать такие скрины, Миллер.

Глава III – 250 миллионов? Так что же на самом деле нам говорит статистика по кооперативам, которой товарищ Миллер естественно не видел? Она говорит нам о 15,6 миллионах наемных работников (employeers) и 10,8 миллионов рабочих-пайщиков (worker-member), что дает вместе 26,4 миллиона непосредственно занятых работников кооператива. И что немаловажно – с преобладающей долей наемных рабочих. Выше, благодаря странным местам с Азией, я выразил сомнение на счет этого отчета, сомнения выражал и Миллер, так давайте допустим, что статистика неточна, тогда давайте теперь применим простую логику. Чтобы производить 4,5% мирового ВВП, необходимо 40 млн немцев (1,5% мировой рабочей силы), а весь ЕС, например, производит 22% ВВП обладая 8% рабочей силы. Почему в пример мы взяли именно Европу? Да просто потому, что по всё той же «глобальной переписи “Measuring the Size and Scope of the Cooperative Economy”, проведённой ООН в 2014 году» - 50% от всего дохода кооперативов падает на Европу, и ещё 25% на Северную Америку, эти же регионы самые «кооперативизированные». Грубо говоря мы можем считать кооперативы детищем «первого мира». Поэтому и возьмем для примера Германию. Сколько немцев нужно, чтобы произвести столько же, сколько производят кооперативы (4% мирового ВВП)? Ответ: 30-35 миллионов, это и будет верхним потолком возможных работников. Однако не все так просто. У кооперативной экономики, в отличии от национальной – есть одна особенность – её наибольшая доля находится в таких сферах, как банки и


страхование. Это сферы, которые благодаря особенностям современной экономики имеют колоссальный оборот и доходность. Львиная доля всех крупных цифр Миллеровой статистики – состоит из этих двух сфер, которые настолько далеки по своему «духу» (если можно так выразится) от общего духа кооперативных реформаторов, что сама-же буржуазная статистика выделяет эти две сферы отдельно от остальных (например, те же годовые отчеты ICA). Если более внятно – страховые и банковские компании при минимальном количестве работников имеют максимальный доход. Это вполне позволяет достигать таких же количественных показателей, как Германия, при меньших количествах работников, что делает цифру в 26,4 млн. членов вполне реалистичной. Я склонен согласиться с трактовкой перевода слова «employees» от Миллера, в чем меня убедили примечания в ряде статистических отчетов, но увы, как раз ему самому было бы выгодно признать, что кооперативный сектор эффективнее частного, и поэтому 4% мирового ВВП он производит силами меньшими, чем 26,4 миллионов рабочих рук. Однако наш друг, скорее склонен считать, что для такого скромного результата нужно раз в 10 большее население, и это ли не признание неэффективности кооперативов?! Но давайте попытаемся хоть как-то реабилитировать нашего бедного друга. Допустим, что 10 миллионов (прошу извинить меня за абстрактность, господа конкретики) можно добавить из оставшихся членов, которые не работают непосредственно в кооперативе. Даже с этой завышенной цифрой, признание Миллера в том, что 35% из них – наемные офисные работники – очень сильно портит картину. Остановимся на этом тезисе отдельно. Миллер говорит, что «в докладе есть данные только по трудовой занятости 12 с половиной миллионов человек в 770 тысячах кооперативных офисах и отделениях, т.е., по сути, о наёмной бюрократии кооперативов, к роли которой в кооперации мы ещё вернёмся ниже» (к слову, ниже к этому он так и не вернулся). В начале своей статьи наш друг был готов рвать и метать против всякой бюрократии отождествляя её с государством и советской машиной. Теперь же у нас появляется наемная (!) бюрократия (!). И это означает даже больший зашквар, чем кажется на первый взгляд. Это равно признанию, что бравые кооператоры – нанимают людей, которые должны управлять предприятием вместо них самих! При чем этот штат управленцев численно превышает18 количество самих работников-пайщиков! Бедные советские ученые так долго искали и не могли найти «азиатский способ производства», но кажется мы нашли настоящий аналог Третей династии Ура!19

18 19

Если учитывать правильную статистику из отчета CICOPA Государство в древней Месопотамии: https://ru.wikipedia.org/wiki/Третья_династия_Ура


Может быть, всё-таки, теперь тебе стоит применить излюбленную софистику и самому задуматься о переводе слова «employees» в духе «занятые»? Иначе, мой друг, ты пробиваешь дно настолько, что открываешь 10-й круг Ада!

Глава IV – Голодомор как орудие пролетариата «Прежде чем говорить о кооперативной торговле, важно сказать о таком явлении, как кооперация сельскохозяйственная». Конечно, здесь не поспоришь. Сельскохозяйственная кооперация уже захватила 1/6 часть сельхоза планеты20, для отдельно взятой Европы этот показатель повышается до 45%21, что действительно внушительный результат. Однако нужно учитывать и тот факт, что сельское хозяйство последние лет 200 стремительно снижало свой удельный вес в экономике благодаря технологическим нововведениям, и процесс этот продолжается до сих пор. Приведем несколько примеров из детализированной статьи об аграрном секторе Европейского Союза22: Дания: 57800 сельхоз предприятий в 2000г, 42100 в 2010г. (-27,2%); количество занятых на фермах – 102670 чел, против 80120 чел. (-22%); земельная площадь на предприятие – 45,7га в 2000г, против 62,9 в 2010г. (+37,5%). Германия: 399350 сельхоз предприятий в 2000г, 299100 в 2010г. (-25,1%); количество занятых на фермах – 1017990 чел, против 749740 чел. (-26,4%); земельная площадь на предприятие – 42,4га в 2000г, против 55,8 в 2010г. (+31,6%). Франция: 663810 сельхоз предприятий в 2000г, 489980 в 2010г. (-26,2%); количество занятых на фермах – 1319140 чел, против 966290 чел. (-26,7%); земельная площадь на предприятие – 42,0га в 2000г, против 55,0 в 2010г. (+31,1%). На всех примерах мы видим одну картину – абсолютная численность предприятий снижается пропорционально численности занятых. И что немаловажно – происходит укрупнение предприятий, что уже неблагоприятно для кооперации, поскольку чем больше предприятие – тем сложнее им управлять напрямую, отсюда склонность к вырождению в акционерные сообщества. Но даже то, что при этих сокращениях растет доходность сельхоза, не дает ничего, потому что она растет медленнее, чем доходность остальных сфер, что приводит к относительному снижению доходности. Стоит-ли подчеркивать, как эта ситуация отличается от того же фабричного пролетариата прошлого века, который рос в численности и набирал силу год за годом? Здесь прямо до

20

Если взять долю кооперативов, относящуюся на сельхоз и долю всего сельхоза Земли, что легко пробивается в отчетах ICA и английской Вики (ВВП по секторам). 21 http://ec.europa.eu/agriculture/sites/agriculture/files/external-studies/2012/support-farmerscoop/leaflet_en.pdf 22

http://cdn.nimbu.io/s/hcjwsxq/channelentries/kgzke9k/files/cogeca_report_2014_agricultural_cooperatives.pdf


наоборот! Делая ставку на группу, которая столь внушительно теряет в численности – можно не надеяться на какое-то крупномасштабное движение. Миллер может возразить, что в этой сфере важна не численность, и что исключительная роль сельского хозяйства позволяет с помощью забастовки морить голодом любого оппонента. И действительно, автор «Hate Speech», известный своей проповедью тотальной конкуренции и борьбы кооператоров мало-ли не на уровне бойни внутри собственной семьи – говорит нам, что «кооперативы должны не просто существовать сами по себе, разобщённые анархией и экономической ограниченностью, они должны иметь коллективный интерес в этом экономическом и политическом господстве». Но, дорогой мой друг, как они могут иметь такой интерес, если они изначально строятся, а вместе с тем строиться и их психология, на основе борьбы даже друг против друга? Если вы думаете, что здесь автор просто передумал и поумнел – вы ошибаетесь и просто недостаточно софисты. В своих выводах он снова повторится о войне всех против всех. Увы и ах, но даже попытка закрыть сельхоз целой страны, что уже требует общенациональной (с влиянием во всех коопах страны) кооперативной партии – обречена, пока есть сельхоз у соседей. Банально, вместо поставок в бедные страны, продадут втридорога в твою собственную. Жители твоей страны за такой выбрык ещё долго будут вспоминать этот охуительный протест. Оно было сработало, если бы эти кооперативы были интернациональной корпорациеймонополистом, но цитируя раба твоего Трифонова «разобщенность и конкуренция между кооперативами это хорошо считает Миллер. Прочитай «Hate Speech» еще раз». Отлично, ну раз сам Миллер считает! Правда, как мы только что видели, он сам путается в том, должны бороться кооперативы между собой, или не должны. И последнее, что нужно сказать о сельском хозяйстве Европы (а это большая половина кооперативного сектора) – это всего три слова, «Common Agricultural Policy». Обозначают они систему сельскохозяйственных субсидий Евросоюза, на которую в разные десятилетия затрачивалось от 30 до 70% всего общесоюзного бюджета! О роли этой программы можно прочитать в кандидатской диссертации23 Тонкошкурова И.В – «в ходе исследования было определено, что Единая аграрная политика ЕС (CAP) оказала положительное влияние на развитие сельскохозяйственной кооперации Германии как в период до 1985 года, так и на современном этапе», «функционирование сельскохозяйственных кооперативных институтов ЕС в целом и Германии в частности напрямую связано с реализацией основных мероприятий CAP. В Германии именно крупные кооперативы и кооперативные союзы получают значительную долю дотаций и субсидий ЕС», «Гюнтер Рингл отмечает, что некоторый спад в кооперативном движении 90-х годов и сокращение числа предприятий, образованных в форме кооператива, стали импульсом для развития теоретических кооперативных идей, научных исследований, изменения национального и европейского законодательства, и т.п.». 23

Тонкошкуров И.В. «Развитие сельскохозяйственной кооперации в Германии в условиях глобализации». Абакан


Откуда спад в 90-х? Об этом можно узнать даже на Википедии, государственные субсидии в 92-м году рекордно снизили. Вот так, наш сельхоз успех напрямую оказался связан с «бюрократической машиной» государства. Против которой так яростно выступает Миллер.

Глава V – Стань кооператором прямо на кассе Выше мы доказали, что количество непосредственно занятых (!) работников в кооперативах достигает 26,4 миллионов, теперь нужно разобраться с членами, не работающими непосредственно в кооперативах, которых много больше, и которые создают баснословные миллиарды. «Высшей формой пролетарской кооперации, несомненно, является производственная кооперация». Отлично Миллер, давай теперь возьмем твою же статистику из всё того же отчета ООН, и посмотрим, какую долю занимает банковский сектор.

Данные загружаются…3…2…1..готово – 700млн. из 1000млн. членов/клиентов (или 70%), 11 трлн из 19,6 трлн активов (или 57%), но правда лишь 5% от общего дохода, такова природа банковского сектора. Добавим сюда такие сферы, как страховка и маркетинг – 7,7 трлн. активов (итого 18,7 из 19,6 трлн. если с банками), 1,9 трлн от общих доходов (66% + 5% на банки). И соединим все эти три сферы чтобы получить 6,8 млн. «employees» из 12,6 млн (54%), и 618 тыс. отделений и офисов из 771 тыс. (80%). Это не включая такие сферы, как потребительские кооперативы, кооперативы домовладельцев, медицины и образования и прочее. Что остается на производственную кооперацию? Да, да.. тут даже и думать нечего. Итого, 70-80% всех данных относиться к банковской, страховой и торговой сферам.


И для разогрева посмотрим на отчет ICA за 2016 год, на 34-й странице которого говориться о итальянском кооперативе Alleanza: «Кооперативная система основана на 8,5 миллионах членов-потребителей и её мульти-форматной структуре, включающей в себя более 1200 супермаркетов, гипермаркетов (!) и дисконтных магазинов, распределенных в 15 регионах». Здесь мы видим, что имеется ввиду под членами-потребителями, но так как наши доморощенные критики обязательно объявят, что этого аргумента недостаточно, мы приведем больше и главное «конкретнее»! Для примера мы возьмем локальную экономику, а конкретно Великобританию и отчеты «The UK co-operative economy» 2011-12 годов24: 5,900 кооперативов, обеспечивают работой 240тыс. человек и охватывают 13,5 млн. членов., что дает 35,5 млрд. фунтов (лишь 1,3% Британского) оборота. При 31 миллионе рабочей силы, 1,3% это 403 тыс. работников.25 Здесь нужно сделать оговорку по специфике острова – здесь практически нет кооперированной банковской и страховой сфер, поэтому пропорции здесь отличаются от среднеевропейских, но для нашей темы - это роли не играет. Ссылаясь на статью 2012 года, видно, что 70% британского кооперативного дохода приходится на розничную торговлю, иными словами, на супермаркеты, лишь 11% на сельхоз, и остальное делиться между десятком сфер. Очень важно подчеркнуть, что это именно магазины. Потому что, исходя из этой же статьи, из 13,5 млн. членов – 12,7 млн (96%) относятся к членам-потребителям. Ниже мы рассмотрим, виды членства в кооперации, и увидим, почему это так важно. На членов-промышленников припадает только 80 тыс. человек (1,3% от всех занятых в промышленности, и 0,6% от всех «членов» кооперативов), из которых практически всё относятся одновременно и к категории «employees», сам тип рабочих кооперативов часто называют «employee owership».26 При чем количественно – 48% кооперативов приходится и вовсе на туристические агентства! Естественно, это и есть та масса мелочевки, которая занимает те доли процентов в «хвосте». Неужели 5 человек, которые организовывают путевки на острова могут считаться серьезным кооперативом? Давайте начистоту, даже в нашей СНГовской Украине в селах есть ряд официально зарегистрированных кооператоров, которые на самом деле просто не хотят платить налог за наемного рабочего, и создают чисто юридическую обходную фикцию, после чего наемные рабочие ничего не изменяют в 24

The UK co-operative economy 2011 - http://www.australia2012.coop/downloads/uk-coop-economy-2011.pdf The UK co-operative economy 2012 - http://image.guardian.co.uk/sysfiles/Society/documents/2012/06/27/UKcooperativeeconomoy2012.pdf Они примыкают, как составные части, к отчетам ICA и используют схожие данные. В частности, там встречаются и Миллеровы цифры в 800 миллионов членов и 100 млн занятых во всем мире, которые дают 1,1 трлн оборота (всего) и занимают 23% мирового рынка страховых (что немаловажно) услуг (2010 г). 25 Конечно, доля в ВВП и доля занятости не совпадает на 100%, это приблизительное соотношение. 26 http://www.johnlewispartnership.co.uk/work/employee-ownership.html


своем положении, а мелкий сельский буржуй повышает доходы. Здесь я ссылаюсь на личный опыт, потому что в моем селе были такие соседи. Может это и слабый (личный) аргумент, но я привожу его только для объяснения логики. Почему бы западным предпринимателям не искать лазейки для снижения налоговых отчислений, тем более что налоги там немаленькие? Но это все мелочи, по сравнению со следующим – практически на любом сайте потребительских кооперативов в сфере торговли – можно легко узнать о условиях членства. Кооперативы-супермаркеты, которые занимают наибольшую долю кооперативного сектора страны – предлагают вам 10% скидку один день в неделю, а также дисконтную карту для начисления бонусов за покупки, эти бонусы и есть ваша «доля в прибыли», иными словами, вы просто получаете скидку за определенный единовременный взнос, который обычно не превышает 100 фунтов. Система, знакомая каждому из нас. В правилах самой крупной кооперативной организации Англии (Co-operative Group Limited)27, в пункте 7, подпункте 5 - сказано, что «ваши 5% и 1% вознаграждений не имеют денежной стоимости, и вы не можете обменять их на валюту». Эта карта предназначена только для внутреннего пользования, а наличие системы скидок и приводит к стремительному росту «членов». Вот как всё банально, система cashback, которую применяют все крупные супермаркеты и не-кооперативной сферы. Для примера, посмотрим фотографию из одного потребительского кооператива, как же именно происходит вербовка членов:

Система «баллов» применяется во всех потребительских кооперативах, и «члены» имеют право получать дивиденды в зависимости от прибыли кооператива и, что ещё важнее – 27

http://www.coop.co.uk/terms/membership-terms-and-conditions/


от количества купленного товара. Чем чаще ты таришься с помощью дисконтной карты – тем большее количество акций «кооператива» тебе принадлежит.

Хотите больше пруфов, мамкины «эмпириокритицисты» Орлов и Трифонов? Получайте: https://www.members.coop/society/membership-benefits https://www.eastofengland.coop/membership/how-does-membership-work http://www.ourtable.us/membership.html http://bythebushel.ca/become-a-member/ Сайты кооператоров можно гуглить до бесконечности, они все схожи между собой, кроме, кстати говоря, рабочих кооперативов в промышленности. Там-то не так просто оформить членство и получать это бутафорное подобие прибыли, которая даже не конвертируется в валюту. Там ты получаешь реальные деньги, но обычно твой пай куда больше символических 50-100 долларов, и отнимает солидные 10% от зарплаты на амортизацию, ну а, чтобы получить членство, нужно обязательно (о ужас!) работать. Но на примере той же Англии мы видели, что таких (рабочих) членов не набирается и 100 тыс. человек, что не составляет и 1% от общей доли кооператоров. И только представьте, какова доля таких рабочих кооператоров на фоне общего количества занятых во всей стране. И это одна из самых развитых Европейских стран! Исторический центр кооперативного движения! А теперь давайте посмотрим, сколько в нашей Британии занимает кооперативная прибыль (именно прибыль, а не оборот/ВВП и прочее) в структуре затрат? 700 миллионов фунтов из 35,5 вышеуказанных миллиардов. А сколько «членов» кооперативов приходится на эту прибыль? Целых 13,5 миллионов человек. Какие же тогда дивиденды вы получаете к концу года? Всего-навсего 52 фунта/год, при условии траты ВСЕЙ прибыли между вкладчиками (и нет, зарплату они получали бы – работай они кассирами или грузчиками, но увы). При тратах 250 фунтов в год (больше вашей «прибыли»), вы получаете возможность участвовать в «управлении» путем голосования, что нацелено на повышение качества обслуживания. Это ничем не отличается от опросов частных компаний, которые так же регистрируют в своей системе ваши Ф.И.О. и адрес, чтобы присылать рассылки и поздравлять с днем рождения. Такие опросы имеют только косвенное отношение к управлению. Единственный бонус помимо скидок – любой член имеет право баллотироваться в совет директоров, но каковы шансы у рядового покупателя, я думаю объяснений это не требует.


На счет банковской и страховой сфер – открывая счет в банке ты регистрируешься с вводом паспортных данных, по сути становясь членом группы.28 Учитывая повальное использование на западе кредитных карт – не трудно догадаться, почему именно на банки припадает 70% всех кооперативных членов в мире. Страхование имеет точно такой же принцип. Так что будьте осторожны, когда в следующий раз будете оформлять скидочную карточку в супермаркете или открывать счет в банке. Вполне может быть вы станете членом кооператива.

Глава VI – Рост кооперативного сектора Нам могли бы возразить – всё равно какое положение у кооперации сейчас, зато кооперативный сектор стремительно растет и в обозримом будущем будет играть более значительную роль (что-то отдаленно похожее нам и говорят). К сожалению, и здесь всё не так прекрасно. Выше мы уже рассматривали отдельный пример с сельским хозяйством, где видели, что и в относительных и в абсолютных показателях кооперативный сектор сжимается. Теперь рассмотрим темпы роста кооперативного сектора в целом. Для того, чтобы было легче обращаться с данными – признаем, что почти всегда кооперативную экономику определяет «топ» самых успешных. Например, в Британии – 178 кооперативов с доходом выше 5 миллионов – обеспечивают 34 миллиарда дохода из общих 35,5 миллиардов. Из них около 30 млрд. припадает на топ-20 организаций! Оставшийся 1,5 млрд. обеспечивают 5300 кооперативов с доходом от 5 млн. и ниже. Такая же диспропорция наблюдается и в большинстве сфер по отдельности. Такую-же диспропорцию можно принимать и для остальных стран, и для мира в целом. Это подтверждает точность цифр ICA – в которых приводится только «топ-300», теперь мы видим, что каким-бы длинным не был «хвост», большая часть (80-90% точно) пирога – находится в «голове». Это ли кстати говоря не доказательство чрезмерного укрупнения кооперативного сектора, которое, как уже указывалось – неизбежно ведет к вырождению в акционерные компании. Мы высчитали на основании данных ICA и World Bank, долю кооперативов в мировой экономике по нескольким рубрикам: Топ-300 кооперативов: 2004г: 1,018.1 млрд. долл. (из 43 552 млрд) 2,34% 2005г: 1,040.7 млрд. долл. (из 47 142 млрд) 2,21% 2006г: 1,116.4 млрд. долл. (из 51 074 млрд) 2,19% 2008г: 1,600 млрд. долл. (из 63 128 млрд) 2,53% 28

К слову, банковские кооперативы, предоставляя кредит сельскохозяйственному, могут быть одновременно и «producer members» сельского хозяйства. Это тоже может нездорово отражается на данных статистики.


2010г: 1,975.6 млрд. долл. (из 65 647 млрд) 3% 2011г: 2,097.3 млрд. долл. (из 72 843 млрд) 2,87% 2012г: 2,205.7 млрд. долл. (из 74 428 млрд) 2,96% 2013г: 2,360.05 млрд. долл. (из 76 431) 3,08% 2014г: 2,533.1 млрд. долл. (из 78 106) 3,24% Топ-300 кооперативов (без страховых и банковских): 2010г: 839.7 млрд. долл. (65 647 млрд.) 1,28% 2011г: 940,1 млрд. долл. (72 843 млрд) 1,29% 2012г: 1,028.3 млрд. долл. (74 428 млрд) 1,38% 2013г: 1,139.24 млрд. долл. (76 431) 1,49% 2014г: 1,125.3 млрд. долл. (78 106) 1,44% Со всей выборкой получается: 2010г: 2,442.2 млрд (3,72%) 2011г: 2,578.5 млрд (3,54%) 2012г: 2,623.1 млрд (3,52%) 2013г: 2,950.8 млрд (3,86%) Здесь мы видим незначительный, но всё-таки рост в относительных показателях. Однако, если обратиться к статистике Европейских стран (а это более 50% кооперативов мира) – практически все они в стагнации и роста там нет вовсе. Откуда может быть этот рост мировой кооперации? Очевидно из быстрорастущей Азии. Кроме того, выборка в отчетах ICA очень сомнительная, от года к году число охваченных переписью кооперативов меняется на 500 в обе стороны (из средних 2000, это значительные скачки). Можно сказать, что это не относится к «топ-300», который практически не изменяется. Но и здесь нельзя быть уверенными, поскольку «топ-300» растет в том числе за счет слияний и поглощений более мелких компаний, что не отражает роста самого по себе. Но так или иначе, отчеты говорят о некотором росте (хотя видно, как в некоторые года рост экономики в целом происходил быстрее кооперативной, тогда относительная доля несколько снижалась). Из отчета CICOPA29 оказывается, что последние 17 лет30 кооперативный сектор Канады – совершенно не растет. В отношении ко всей рабочей силе страны – доля даже упала на несколько десятых процентов, но и вся эта доля целиком, по отношению ко всем работникам страны составляет чуть меньше процента (0,9%), в то время как в странах Европы этот показатель колеблется в районе 2-4%, и является наилучшим показателем кооперативизации в мире.

29

«Cooperatives and employment: a Global Report» Bruno Roelants, Eum Hyungsik and Elisa Terrasi, CICOPA (стр. 34-35) приводился в ссылке на 250 миллионов членов. 30 там указано до 2009 года, но мы видим, что тренд сохранялся 9 лет, а после кризиса не стоит ждать значительных улучшений


Если рассмотреть кооперативные отчеты по Британии за последние 5 лет31, мы видим полную стагнацию: в 2012м – 33,6млрд. фунтов (1,28% от ВВП), в 2013м – 34,6мрлд (1,27%), в 2014м – 33,9млрд (1,13%), в 2015м – 34,2млрд (1,2%), в 2016м – 34,1млрд (1,24%). Рост замедлился как в абсолютных, так и в относительных показателях. Кооперативной статистики и работ по истории движения оказалось очень много, но все они отсутствуют в публичном доступе, а каждая книга стоит около 60 фунтов. Чтобы собрать целостную картину, придется потратить много месяцев труда и значительные средства. Для написания критики этого времени нет и таких сил оно не стоит, поэтому приведу только данные32 по той-же Великобритании: доля кооперативов в розничной торговле в 1900е – 15%, в 1950е – 24%, в 1960е – 22%, в 1970е – 15%, в 1980е – 13%, в 1990е – 6%, в 2000е – 4%, и к началу 2010го – 8%.

Отсюда видно, что даже этот незначительный рост – ничто в исторической перспективе. Период «государств всеобщего благосостояния» с его государственным вмешательством и бюрократизмом, оказался для кооперативов настоящим золотым веком, который при нынешних темпах роста не будет повторен даже за 50 лет.

31

http://reports.uk.coop/economy2016/ «Building Co-operation: A Business History of The Co-operative Group, 1863-2013» John F. Wilson, Anthony Webster, Rachael Vorberg-Rugh. 32


Глава VII – Новая Демократическая Партия и кооперативный социализм. Сначала нам доказывали, в лучших традициях «Теории государственного капитализма», что государство – это совокупный капиталист, а теперь нам докажут, что с ростом масштабов растет и масштабность проблем. И у этого «капиталиста» есть такие особенности, как траты на оборонку от других «капиталистов», так и на защиту от собственного населения! И чем же защищаются от внутреннего врага? Да просто «посредством содержания убыточной социальной сферы» (!). И в пример приводится, опять же, крайне актуальный СССР, в котором «на социалочку уходило на 10% меньше, чем на промышленность и сельхоз».33 Хотя можно было бы привести менее актуальные страны «первого мира», в которых траты на социалку превышают траты на промышленность, и в которых государственная собственность колеблется в районе 25%, а государственное вмешательство цепкими руками держит всю экономику, расходуя (после налогов) до 4060% от всех трат страны и регулируя банковскую систему. А если так, то США и Европа должны куда больше страдать от таких пороков совка, как «малоподвижность и громоздкость», что приводит к низкой «устойчивости и конкурентоспособности». 34 Но, быть может, дело как раз в том, что СССР как раз слишком мало внимания уделял социалке? Может быть беда в том, что он больше внимания обращал на военно-промышленный комплекс, который и сожрал потребительский сектор и привел к недовольствам населения? И не кажется ли вам, что наши друзья теперь должны назвать ЕС не иначе, как Евросовком, и обоими своими руками поддерживать политику Трампа и ему подобных рупоров антиглобализма? «Сухая историческая практика государственного капитализма на протяжении последних ста лет честно подтвердила его непосредственную и коренную неэффективность и неконкурентоспособность» – говорит Миллер. Историческая практика государственного капитализма Европы, на протяжении ста лет подтвердила свою эффективность, в том числе тем, что уничтожила рабочее движение, победив марксистов на практическом и на теоретическом поприще. После чего создала 33

До сих пор из бюджета РФ на социальные выплаты уходит больше, чем на промышленность и сельхоз, но Западная Европа и США всё равно значительно обходят по «содержанию убыточной сферы». 34 К слову, вышеприведенная статья (сноска 4) о истории кооперативного движения говорит нам о том, что как раз во времена своего наибольшего расцвета «социальный состав кооперации стал определяться преимущественно пожилыми рабочими и пенсионерами», «более низкий уровень управления в силу отсутствия людей со специальным образованием, превратившихся в региональную кооперативную элиту, «кооперативных баронов», превращавших центральные союзы в поле битвы за свои интересы» и «кооперация как система с более громоздким и дорогостоящим управленческим аппаратом и неоперативным принятием решений». Что доказывает, чем развитей – тем бюрократичней, увы.


беспрецедентное богатство и большой «средний класс», не говоря уже о том, что именно за время этого государственного капитализма – рекордно вырос кооперативный сектор (!). Да, именно. Современные примеры успехов кооперации обязаны промежутку 50-70х годов35, и основные теоретические труды кооперативного движения возникли именно в это время, например: «Британское кооперативное движение в социалистическом обществе» Дж. Коула (Англия, 1951 г.); «Кооперативный социализм» Б. Лаверня (Франция, 1955 г.); «Кооперативная демократия» Дж. Уорбасса (США, 1956 г.); «Кооперативная доктрина» П. Ламбера (Бельгия, 1959 г.); «Кооперативный путь к изобилию» Е.. Боуэна (США, 1960 г.); «Кооперация» Дж. Лассера (Бельгия, 1962 г.); «Кооперативная экономика» С. Вьеннея (Франция, 1966 г.); «К кооперативному миру экономическому, социальному и политическому» Дж. Давидовича (Канада, 1967 г.); «Индустриальная общественная собственность» Д. Уоткинса (1978 г.); «К экономике, управляемой рабочими» Дж. Брея ( 1978 г.); «Социализм завтра: современное мышление лейбористской партии» М. Гойдера (1980 г.); «Как преобразовать общество на кооперативной основе» Р. Соутелла (1980 г.); «Общинный социализм» Дж. Радиса (1980 г.) и многие-многие другие. И только с началом неолиберального попячивания назад – «средний класс» начал сдуваться, кооперативный сектор стал расти медленнее мировой экономики в целом (относительно снижаться), богачи начали чрезмерно богатеть, а рост экономики постепенно падать, что закончилось происходящим в данный момент кризисом, из которого теперь не могут выйти, потому что единственную руку помощи в этой ситуации может протянуть только их непримиримый враг – этатизм. И что же говорят нам теоретики кооперативного движения? Они предлагают нам программу неолиберализма. Они предлагают пустить себе пулю в висок, предлагают усилить частный сектор. И всё, что могут сказать в свое оправдание – что кооператоры сами начнут действовать и конкурировать с частниками, ссылаясь на жалкий пример Новой Демократической Партии Канады, которую они именуют «кооперативной партией». Тогда как «сухая историческая практика» говорит о том, что неолиберализм только вредит кооператорам, и это идеология, враждебная в том числе и для их идола – вышеприведенной партии Канады. Кооперативная партия Канады или же НДП... как сладко звучит это название для ушей господина Миллера и его редколлегии. Партия, основанная кооператорами в далеком 1961 году, являющаяся выразителем их «классового» интереса, что может быть лучше? Именно она является главным аргументом Миллера о силе кооперативного движения. Но, к сожалению, мы вынуждены прервать эту прекрасную мелодию и стать грустным тромбоном для их ушей. Мест для высмеивания их детской веры в НДП так много, что сложно решить, чего начать. О том, почему 40% «членов (пайщиков)» среди жителей

35

Так, в Англии на долю кооперативного сектора в 1964 г. приходилось 22% общего товарооборота, через 30 лет она сократилась до 4%. Во Франции кооператоры в 80-е гг. владели лишь 3% рынка.


Канады не впечатляющая цифра сказано достаточно.36 Спросим лучше, почему среди лидирующих в области кооперации стран, таких как Новая Зеландия, нигде более нет кооперативной партии? Казалось бы, классовый интерес кооператоров обязывает их объединятся, но не тут-то было! Новая Демократическая Партия при ближайшем рассмотрении оказывается партией не столь кооперативной, сколько занявшей нишу отсутствующей социал-демократической партии путем продвижения тех же идеалов (или той же программы). Более того, эта партия оказывается еще и партией аутсайдером, что неудивительно для Северной Америки, континента, где за левачество бьют в лицо. Чтобы убедится в этом, достаточно просмотреть результаты федеральных выборов в Канаде по годам на той же Википедии. И все та же Википедия дарует нам еще один удивительный факт - НДП никогда не посылала в парламент депутатов от Квебека, в котором сосредоточено большинство канадских кооперативов.37 Исключениями стал 2008 год, когда целый один(!) депутат от НДП (из возможных семидесяти пяти) представлял этот гордый регион, и 2011 год, когда НДП сорвали в Квебеке целый куш и послали в парламент целых 59 депутатов (к слову, депутатов от НДП в парламенте было 103 человека). Как же так вышло? Неужели за три года кооперативы в Квебеке смогли стать настолько сильными, что забрали большинство голосов, не имея до этого там никакой поддержки? Огорчим вас, господин Миллер, ничего подобного. Так уж вышло, что Квебек - особый регион. В отличии от большинства канадцев местные жители говорят по-французски и обосабливаются как французы. Политические предпочтения жителей Квебека отличны от предпочтений англоязычной части страны и начиная с 1993 большинство голосов на славном полуострове Лабрадор набирала партия «Квебекский блок». Эта партия не только представляла желание Квебека отделится от остальной Канады, но и предоставляла своим выборщикам социал-демократическую левую программу.38 Но годы шли, лидеры «Квебекского блока» старели и радикализировались, а желание отделится среди местного населения шло на убыль. В купе с харизматичным лидером НДП Джеком Лейтоном это и привело к тому результату, который мы и увидели в 2011 году - НДП отобрали голоса «Квебекского блока». Одни леваки сменили на посту других. Что характерно, на следующих же выборах и НДП и «Квебекский блок» потерпели поражение на полуострове Лабрадор, уступив место либералам, которые традиционно побеждали здесь всю историю, кроме этих исключительных случаев.

36

В приводимом Миллером отчете ООН, Канада не входит в первую десятку ни в одном из кооперативных индексов. 37 На главной странице ICA со ссылкой на Канадское правительство говорится о том, что 40% населения Канады и 70% населения Квебека являются членами кооперативов. 38 Надо же! Сторонники «неэффективной» социалки и противники либеральных реформ!


Так что господин Миллер, когда вы в следующий раз захотите показать нам свои неимоверные познания в мировой политике апеллируйте к чему-нибудь другому, например, к Кооперативной Республике Гайана.

Глава VIII – Почему Миллер петух (Как будто это и так не понятно) В приведенных выше главах, более чем основательно была доказана натянутость спекулятивных построений господина Миллера. Вряд-ли теперь кто-то всерьез будет воспринимать цифры в 250 миллионов «членов» кооперативов, и тем более никто не поверит в скорейший рост кооперативного сектора. Объективные условия очевидно ещё не созрели, они даже не стоят рядом с положением кооператоров начала 20-го века. Казалось бы, на этом можно поставить точку. Но да простит меня читатель – невозможно удержаться, чтобы не рассмотреть концепцию Миллера целиком, представив, что все его данные правдивы. Какое удивление даже при подобном допущении, эти фантазии не становятся ни каплей разумнее. Вы только представьте, как величественна картина исторического прогресса, которую рисует нам господин Миллер. Кооперативы сражаются с буржуазией и побеждают её, после чего начинается «классовая борьба» кооператоров с кооператорами в которой целые орды работяг, под умелым руководством «наемной бюрократии» сражаются не на жизнь, а на смерть, вытесняя с рынка другие кооперативы, при этом каким-то волшебным образом не превращая их в своих наемных рабочих. Огнестрельное оружие и юридические нормы, регулирующие отношения кооператоров и пролетариата, помогают последнему отстаивать свои права и не дают скатиться кооперации в акционерные общества. И при этом «неизбежно малый размер» кооперативов не мешает им укрупнятся и превращаться в «кооперативные корпорации», которые дальше борются как в рамках внутренних ячеек, как и друг против друга, пока не вырастают до территориальных корпораций (а.к.а. Res Public), что продолжается до тех пор, пока над всем миром не возгорается солнце плановой экономики. Все в одночасье забывают десятилетия непримиримой вражды и превращают Землю в Эдемский сад коммунизма. Если же говорить о механизмах перехода, то они не выдерживают критики. С таким же успехом мы можем говорить, что плановая организация современных транснациональных корпораций готовит мир к плановой экономике. А ведь плановое ведение отдельных крупных фабрик – факт.39 Говоря же о вооружении народа, сразу бросается в глаза тот факт, что не скрывается склонность кооперативов к перерождению, вооружение предназначается в первую очередь для самозащиты наемных рабочих от кооператоров. Они называют это «центральным требованием всякой рабочей, трудовой 39

Даже на национальном уровне достаточно ссылок на 5 летние планы Юж. Кореи и Японии.


партии», но секундочку, вы партия пролетариата или кооператоров? На самом деле, ответ сложно найти, ведь в конце статьи нам заявляют, что «текст основан.. на теоретических предположениях о неизбежности формирования экономического базиса диктатуры пролетариата». Но самое забавное во всем этом то, что точно такие же требования можно выдвинуть и к нынешнему буржуазному государству. Легализируем оружие, чтобы пролетариат мог сражаться за сохранение своих прав против буржуазии. И зачем тогда вся эта заварушка с кооперативами? Более того, в нулевом параграфе своей статьи нам говорят: «Класс трудящихся считает, что лучшее устройство общества гарантируется свободной ассоциацией производителейкооператоров». Но почему-то к концу статьи, оказывается, что класс трудящихся разделен, и сам представляет из себя два класса между которыми Миллер никак не может сделать выбор. Вы обвиняете работников умственного труда в том, что они стремятся стать частью класса капиталистов и оттого предлагают национализировать производства. Что же тогда к вам два вопроса: - Можно ли мне получить фотографию вашей трудовой книжки или же узнать специальность по которой вы обучаетесь в университете. У меня стойкое ощущение, что вы либо классово детерминированный этатистический-бюрократ, либо на пути становления таковым. Как собственно и вся ваша редколлегия. Господин Миллер далеко не первый и к большому сожалению не последний человек, который для оправдания своих фантазий прибегает к воображаемой поддержке народа. Далеко за примером ходить не требуется - те же утопические социалисты из начала XIX века, на которых так похож наш дорогой друг, - были абсолютно уверены в том, что народ подсознательно жаждет осуществления их требований, просто никто не дает им слова. Вера утопических социалистов закончилась разочарованием, товарища Миллера ждет та же участь, ну а пока остается ему пожелать перестать мысленно эксплуатировать волю рабочего класса и делать вид, что он является его частью. И неужели вы так уверены в том, что сами рабочие не жаждут открыть свой бизнес и начать эксплуатировать окружающих, превратившись в мелкую буржуазию? Хотят, да еще как. Общайтесь больше с людьми, а не членами вашей редколлегии и вы поймете простую истину - член низшего класса всегда стремится к тому, чтобы воспарить к статусу высшего, ведь получив его он разнообразит свою диету и получит больше свободного времени. Или, как вы выражаетесь, пытаются «выживать». Вы скажете, что в этом и есть главная проблема, что нужно пропагандировать кооперативную идею в массы. Но в таком случае, чем вы отличаетесь от большевиков с их «привнесением классового сознания», которого у рабочих якобы нет? Чего тогда стоит ваше «низовое движение», если низы ничего из себя не представляют и ни на что не способны без вмешательства мудрой партии-авангарда? Здесь вам тоже не помешало бы определится, интеллигент вы или нет, партийный бюрократ или часть рабочего класса?


Миллер, ты так усердно пытаешься позиционировать себя, как нечто отличное от левого движения, превосходящее глубиной, мыслью, теоретической базой. Ты начинал с того, что восставал против избитого «научного коммунизма» всяческих ортодоксальных сект. Ты пытался выглядеть на их фоне живым, не зацикленным лишь на мелких левацких вопросах, пытался показать, что ты смотришь в будущее, в отличии от всех остальных. Со всем этим ты начинал, но чем заканчиваешь в итоге? Сейчас же ты обыкновенный доктринер, требующий конкретики, и упорно игнорирующий её, закрывшись стеной диалектических софизмов и увертываний. Ты смеялся над мелочным сектантством, в котором утонул левый движ, но публично пытаешься вписаться в жалкие организации с парочкой «региональных филиалов». Тебе так противны леваческие разборки, что ты врываешься в комментарии микро-групп вместе со всей своей жалкой бандой, если только там кто-то посмеет сказать кривое слово в сторону кооперации. Ты смеешься над Lenin Crew, но как только получаешь хоть малейшую порцию хайпа – начинаешь создавать такие же проеденные бюрократией кружки, целиком и полностью состоящие из «говна нации». Так что нахуй тебя, нахуй МАРТ, вместе с его бутафорной борьбой. Лучше я сдохну ебучим ноунэймом, чем прославлюсь и стану тобой.

Нищета современной кооперации  

Данная статья — это критика на «программный документ» некой кооперативной группы «Голгофа», который по их же словам «итог почти-что годовой...

Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you