Page 1

Глава III

РУССКИЕ ЛИНЕЙНЫЕ ПАРУСНЫЕ СУДА ХVIII-ХIХ вв.

К

ораблестроение в Николаеве развивалось в едином общероссийском русле, поэтому его изучение необходимо увязывать с общим прогрессом судостроения как в России, так и в Европе и в Америке. Развитие архитектуры и парусного вооружения русских линейных судов (кораблей и  фрегатов) основательно не  было исследовано. Особенно «не повезло» ХVIII веку. Большинство авторов работ по истории кораблестроения почему-то или совсем обходят ХVIII век молчанием или уделяют ему незаслуженно мало внимания. Но именно в ХVIII веке четыре раза менялось парусное вооружение русского линейного флота, произошло, по  существу, окончательное формирование архитектуры судов, были сделаны коренные усовершенствования парусности и корпуса. В исторической литературе [I 1, 3, 10, 65; IV 1, 3, 38, 40, 41] сведения о судах ХVIII века очень скудны. Как правило, в этих книгах весьма подробно проиллюстрированы суда ХVI-ХVII вв., затем идет временной пробел, и сразу же описываются суда XIX в., т. е. тот тип судов, которым завершилась эпоха паруса. В книгах [IV 40, 41] отсутствует четкое разделение эволюции русских судов по временным интервалам, обусловленное жесткими требованиями так называемых «штатов». Сложившаяся ситуация служит иногда причиной ошибок в реконструкции внешнего облика русских судов ХVII — ХVIII вв. в некоторых работах.

~ 43 ~


Таким образом, историческая реконструкция общего вида и парусности русских кораблей и фрегатов представляет не только конкретноисторический интерес, но  имеет значение также для общей истории русского кораблестроения. К сожалению, как оказалось, в  архивах страны и  в  фондах музеев не  сохранилось чертежей парусности линейных судов ХVII-ХVIII  вв., что, естественно, усложняет исследование этой проблемы. Для воссоздания внешнего облика, конструкции и парусности линейных судов ХVIII-ХIХ вв., в течение которых развивался русский парусный флот, автор привлек подлинные документы Адмиралтейств‑коллегии тех времен, техническую литературу по кораблестроению рассматриваемой эпохи, а также иконографический материал.

3.1. С оздание русского военного судостроения , 1696 – 1700 гг. Как известно, первая попытка создания регулярного русского военно-морского флота была предпринята отцом Петра I царем Алексеем Михайловичем. Приглашенные им на службу голландские специалисты, возглавляемые Корнелиусом Букговеном, построили в 1645 г. в Дединове на Оке яхту и фрегат, получивший название «Орёл» в честь русского государственного герба. В опубликованной статье* приводятся чертежи реконструкции «Орла», на  которых в  носу показана геральдическая фигура  льва. Однако известно, что в 1669 г. указом самого царя Алексея Михайловича было предписано: «…на корабле “Орёл” поставить на носу и корме по орлу…» [I 26, c. 84]. Нет никаких документов, из которых следовало бы, что на носу вместо орла был поставлен лев, и поэтому нет никаких оснований сомневаться в том, что царский указ был выполнен. Судостроение, начатое в 1696 г. в Воронеже и связанное с осадой Петром I турецкой крепости Азов, глубоко исследовано в работе С. Елагина [IV 42], содержащей 4 тома приложений с документами. Молодой Пётр, будучи сам еще неопытным, пригласил для судостроения зарубежных мастеров. По понятным причинам, большинство из них * Судостроение. — 1974. — № 1.

~ 44 ~


не имело достаточной квалификации. Мастера были представителями разных стран (голландцы, греки, англичане, югославы, датчане, венецианцы и т. д.), поэтому каждый строил судно «во что был горазд». Флот получился разнотипным, корабли были устаревшей конструкции (галеасы, галиоты, баркалоны, карамусали, «барбарийские» и  т. п.), мореходные и  боевые качества их были низкими. В  целом, оценивая весь воронежский (Азовский) флот Петра  I, построенный частными «кумпанствами» до 1700 г., можно утверждать, что это был период архаики и эклектики [III 21; IV 44, 54].

10

11

9 8 7

12

6 4 5 3

5

2 13 1

14 12 16

15

Корпус однодечного корабля петровского времени (модель) [ЛДА] 1 — носовая (гальюнная) фигура, 2 — крамболы, 3 — кнехты, 4 — форкастель (бак), 5 — фальшборт, 6 — планширь, 7 — верхняя палуба, 8 — квартердек (шканцы), 9 — ют, 10 — гакаборт, 11 — раковины, 12 — руслени, 13 — пушечные порты, 14 — борт, 15 — гальюн, 16 — княвдигед

~ 45 ~


Корабль Азовского флота Петра I «Крепость», построенный в 1699 году [ЛДА]

Как справедливо отмечает в своем исследовании С. Елагин, заморские мастера построили Петру  I такой флот, который уже никто в Европе не строил. Поэтому вряд ли можно согласиться со столь высокой оценкой первого азовского судна «Апостол Пётр», данной в одной из статей. Поскольку чертежей судов Азовского флота не сохранилось (возможно, их и не было), то утверждение статьи о том, что первые суда «никак не походили на средневековые галеасы» ни о чем не говорит. Как известно [IV 43], гaлеасы строились вплоть до конца ХVII в., т. е. до времени постройки «Апостола Петра». По приводимо-

~ 46 ~


му в статье описанию этого судна можно обнаружить большое его сходство с конструкцией галеаса «Ла Рояль», построенного во Франции в 1690 годах [IV 43, с. 63 – 80]. 0 петровском галеасе сохранилось весьма нелестное мнение нидерландского резидента Ван-дер-Гульста, посетившего Воронеж в 1700 г., и изложенное в секретном письме к Генеральным штатам соединенных Нидерландов [IV 42, часть I, прилож. IV, с. 468]. Невысокую оценку дал Ван-дер-Гульст также большинству воронежских судов. Сам Пётр, вернувшись из  зарубежной поездки и  устроив смотр воронежскому «кумпанскому» судостроению, дал очень невысокую оценку судам. О корабле «Крепость», построенном по  зарубежным образцам в 1699 г., но с вынужденными отступлениями от лучших пропорций из-за необходимости проходить по мелководью, сохранились шифрованные письма думного дьяка Е. Украинцева Петру I. После прибытия «Крепости» в Стамбул Украинцев дал резко отрицательную характеристику мореходным качествам и прочности судна [IV 42, часть I, прилож. IV, с. 452]. Невысокого мнения о корабле были и турки, тщательно осмотревшие его [IV 42, часть I, прилож. IV, с. 457 – 458]. Поэтому, когда Украинцев, по совету Петра I, решил продать корабль в Стамбуле, его никто не захотел покупать: «А корабля, Государь, твоего никто здесь не  торговали и  купца на  него нет» [IV 42, часть  I, прилож. IV, с. 453]. Корабль «Крепость» имел типичный вид «линейных» судов Азовского флота: корпус с большой седловатостью, высокий подъем кормы, шканцы, доходящие только до  бизани, высокая плоская (транцевая) корма, плоское днище, небольшая осадка; на фок- и грот-мачтах только два яруса прямых парусов, на  бизань-мачте  — косая треугольная (латинская) бизань, под бушпритом — прямой блинд, а над ним — прямой бом-блинд; обилие резных украшений; артиллерия размещается в  закрытом деке, на верхней палубе, шканцах и форкастеле. Как известно, после Прутского «конфуза» (1711 г.) Пётр должен был отдать туркам Азов со всеми прилегающими землями, в связи с чем встал вопрос, куда девать многочисленный «разношерстный» Азовский флот. Часть мелких судов была переведена вверх по Дону, остальные были сожжены, почти все «кумпанские» суда были разобраны в I709-1710  гг., два корабля были куплены турками, а  прочие были, по-видимому, брошены в Азове.

~ 47 ~


Архитектура и парусность корабля времен Петра I («Ингерманланд»)

Схема французского корабля «Ле Роял Луи», 1690 г.

3.2. С тановление русского судостроения , 1700 – 1726 гг. В самом конце ХVII в. Пётр I, поняв, что с таким флотом, как Азовский, «далеко не уедешь», решил создать регулярный флот западноевропейского образца, для чего он сам и много его молодых сподвижников выехали в Голландию и Англию для обучения судостроению и морскому делу. После возвращения Петра I в 1698 г. русский флот начинает строиться под личным наблюдением царя не только в Воронеже, но и на северо-западе империи (Олонецкая верфь, Сясьская верфь, СанктПетербургские верфи). Новый период петровского судостроения, по нашему мнению, следует отсчитывать от спуска корабля «Гото Предестинация» («Божие предвидение») в 1700 г., начиная с которого царь строил уже флот за счет казны и под строгим своим присмотром. Этот корабль по архитектуре корпуса, парусному вооружению и артиллерии отвечал всем западноевропейским канонам кораблестроения (из всего Азовского флота «Гото Предестинация», построенный Петром  I вместе с  Ф. Скляевым, да еще «Ластка» и  были проданы в 1712 г. турецкому правительству). В этот период Пётр I уделяет большое внимание совершенствованию русского линейного флота, лично проектируя и строя корабли и фрегаты. Образцом может служить 64‑пуш. корабль «Ингерманланд», спроектированный Петром I и построенный мастером Козенцом в 1715 г.

~ 48 ~


Следует отметить ряд неточностей в реконструкции «Ингерманланда». Так, в  одной из  книг содержится ряд явных ошибок в тексте и чертежах судна: гафельное вооружение бизани, расположение шлюпок на  бизань-русленях, носовое украшение в  виде вензеля Петра I и ряд других. Более достоверная реконструкция «Ингерманланда» дана в  статье [176], но  и  здесь настораживает отсутствие юта, надстроенного над шканцами, и  большая длина шканцев, что характерно для судов более позднего времени. Портрет Петра I. Нам представляется, что архиС рис. Т.Г. Шевченко, 1844 г. тектура кормы «Ингерманланда» должна быть ближе к формам западноевропейских судов, например, «Ле Роял Луи», 1690 г. Кроме того, надо иметь в виду, что в упомянутых работах «Ингерманланд» назван двухпалубным кораблем, хотя на самом деле он был однодечным — с одной закрытой артиллерийской палубой (деком). Характеризуя в целом этот период русского линейного судостроения, находившегося вначале под сильным влиянием голландского, а  затем английского, отметим следующие общие черты: а) архитектура корпуса — большая седловатость верхней палубы, развитые надстройки в носу (форкастель) и корме (иногда в несколько ярусов — шканцы и ют), большой завал бортов во внутрь у верхней палубы; б) парусное вооружение — три мачты, бушприт с большим углом наклона и  вертикальной блинда-стеньгой на  его топе; на  фок- и  гротмачтах три яруса прямых парусов (нижние, марсели и  брамсели), на  бизань-мачте косая бизань французского типа на  наклонном рее (рю) и  прямой крюйсель, на  бушприте внизу прямой парус  — блинд, а наверху — бом-блинд; в) шлюпочное снабжение — 3 или 4 гребных судна (барказ, рабочие шлюпки, командирский катер), расположенные на рострах между гроти фок-мачтами;

~ 49 ~


Архитектура и парусность русских судов линейного флота. Эпоха становления судостроения, 1700 – 1726 гг. [ЛДА]

г) декоративное убранство — богатые резные украшения в стиле барокко (особенно на носу и корме), высокие скульптуры и фонари на гакаборте, мешающие работе бизани, увеличивающие ветровой дрейф и ухудшающие поворотливость судна; носовая фигура символически отражает название судна; на корме, по традиции, вырезан герб России — двуглавый орел; декор носит сюжетный или аллегорический характер [I 25, 26, 47]; д) артиллерийское вооружение — разнокалиберные и разнотипные пушки, установленные на  кораблях в закрытом гон-деке, на  квартердеке (открытая часть верхней палубы), шканцах, юте и  форкастеле; на фрегатах — только на открытой верхней палубе, шканцах, юте и форкастеле (баке); суда перегружены артиллерией, что делало их валкими в шторм, расшатывало конструкцию, снижая долговечность (например, «Ингерманланд», вооруженный 64‑мя пушками, имел такие же размеры, как «Св. Николай», построенный в 1790 г. в Николаеве и имевший только 50 орудий).

~ 50 ~


Накопив и усвоив к 1725 г. опыт судостроения и творчески «переварив» лучшие достижения западно-европейской корабельной техники, Пётр I по примеру передовых судостроительных стран тех времен приступил к разработке «штатов» кораблестроения, т. е. стандарта, по которому должны были строиться все линейные суда. Однако смерть Петра в 1725 г. прервала его работу, и она была завершена его сподвижниками в 1726 г.

3.3. С троительство судов по П етровским штатам . З астой судостроения , 1726 – 1777  гг. К 1725 г. Петром I был построен огромный для своего времени линейный флот. Однако строительство судов велось мастерами «на глазок», с использованием личного опыта, переданного по наследству «от деда к сыну и внуку». Каждый мастер строил корабли и фрегаты, опираясь на выработанный им (или усвоенный от предшественника) опыт, поэтому не только общие пропорции, но и архитектура, конструктивные решения, сечения членов, размеры рангоута — всё отличалось у судов равных рангов и размеров. Это приводило к созданию не всегда удачных судов; собранные в эскадру суда плохо взаимодействовали из-за разных ходовых и мореходных качеств; артиллерия на них была разнокалиберной, что приводило к различной огневой мощи. Чтобы ликвидировать такой разнобой линейных судов, сделать их унифицированными, с взаимозаменяемой артиллерией, рангоутом и парусами, требовалось создать единые нормы, или как тогда называли «штаты пропорций» [I 22]. Работу над штатами Пётр I, по-видимому, начал давно. Для этого были использованы пропорции «парусного вооружения и снабжения датских кораблей разных рангов: “Элефант”, “Графру», “Принц Вильгельм” и “Генск-Галд”» [IV 44]. В одной из тетрадей этих «пропорций» имеются на полях различные пометки, в том числе и дата 1714 г., которую можно принять за начало работы над штатами. В основу штатов Пётр  I положил усовершенствованный тип западно-европейского линейного судна, особенности и отличия которого от предшествовавших хорошо видны на примере, по-видимому, первого корабля нового типа  — «Пётр  I и  II». Известно, что этот

~ 51 ~


100-пушечный корабль «Пётр I и II» [ЛДА]

корабль был спроектирован Петром I незадолго до его смерти и строился им самим, но был достроен и спущен его сподвижниками только в 1727 г. Штаты пропорций и  парусного вооружения русских линейных судов были завершены окончательно сподвижниками Петра и  введены в 1726 г. Но по свидетельству Адмиралтейств‑коллегии, они всё же были подписаны Петром Великим [II 24, с. 319 – 321, 350 – 352, 679]. С этого времени начинается постройка кораблей и фрегатов по Петровским штатам. Общими характерными чертами линейных судов этого периода были [IV 20]: а) архитектура корпуса  — некоторое уменьшение седловатости верхней палубы и  высоты кормовых надстроек, почти прямые линии артиллерийских палуб — деков; однако в основном обводы и общая архитектура корпуса сохранялись прежними; б) парусное вооружение — замена латинской бизани трапецевидной бизанью английского типа, отмена блинда-стеньги и  верхнего бом-блинда, введение кливеров и стакселей, увеличение числа прямых парусов на  бизань-мачте, введение нижнего бом-блинда (под утлегарем); таким образом, корабли, построенные по штатам 1726 г. имели: на  фок- и  грот-мачтах по три яруса прямых парусов (нижние, марсели и  брамсели); на  бизань-мачте  — косая бизань английского типа, крюйсель и крюйс-брамсель, на бушприте и утлегаре — вверху кливер и форстеньги-стаксель, внизу — блинд; между мачтами поднимались два яруса трапецевидных стакселей;

~ 52 ~


54-пушечный корабль «Полтава», 1712 г. [ЛДА]

в) шлюпочное снабжение — то же, что и в предшествующий период; г)декоративное убранство — несколько упрощается, но сохраняется та же символика, что и на предшествующих судах [I 47]; д) артиллерийское вооружение — расположение артиллерии на кораблях и фрегатах сохраняется прежним, несколько уменьшается ее разнокалиберность; с 1761 г. на верхних палубах кораблей вводятся единороги Шувалова, допускавшие стрельбу бомбами. Отметим, что точные пропорции рангоута линейных судов этого периода даны в документе [II 24, № 142, с. 319 – 320]. Как следует

~ 53 ~


из материалов [II 24], даже в  1771  г.,74‑пуш. корабли, строившиеся по  Петровским штатам, имели максимальный калибр артиллерии на гон-деке только 24 фунта против «32‑х фунтовых, как то во всем свете во  употреблении» [II 24, №  325, с.  680], т. е. огневая мощь русских судов была намного меньше, чем западно-европейских. Строительство русских линейных судов по Петровским штатам продолжалось без существенных изменений свыше 50  лет, причем было построено 57 кораблей подобного типа, не считая фрегатов. Этот факт в нашей исторической литературе обыгрывается как положительное явление, говорящее о  каких-то высоких и  незыблемых качествах судов, строившихся по типу петровского «Ингерманланда». Однако такая точка зрения совершенно неверна; этот уникальный факт говорит лишь о застое техники русского судостроения при преемниках Петра I, и вот почему: — преемники Петра I, особенно в середине ХVIII в., уделяли слабое внимание флоту, полагая его лишь придатком армии, почему и не стремились к усовершенствованию русских линейных судов; — в западно-европейских флотах к этому времени произошли коренные усовершенствования архитектуры, парусности и артиллерии линейных судов («ост-индская» архитектура и  парусность, введение карронад и т. п.); заметим, что Ф. Чапманом корабли и фрегаты нового типа проектировались задолго до 1768 г., а в России суда все еще строились по типу судов первой четверти ХVIII в.; — из документов известно, что авторитет Петра I был настолько велик, что Адмиралтейств‑коллегия не осмеливались даже на незначительное отступление от его штатов, обращаясь каждый раз к Екатерине II за разрешением; даже, когда предложенные проекты имели неоспоримые преимущества, признанные Адмиралтейств‑коллегией, она не решалась строить судно без санкции императрицы [II 24]; — пятидесятилетняя постройка уже устаревших судов, конструкцию которых долгое время не удавалось изменить, объясняется известным консерватизмом Адмиралтейств‑коллегии, состоявшей из престарелых адмиралов, привыкших к судам старого типа и боявшихся введения новых судов с более развитой парусностью; этот консерватизм удалось преодолеть лишь в 1777 г. благодаря настойчивой работе С. К. Грейга. Именно эти объективные обстоятельства объясняют столь продолжительную постройку русских линейных судов по Петровским штатам, которые за 50 лет из наиболее совершенных превратились в устаревшие. Вот почему рассматриваемый период эволюции русских линейных судов охарактеризован нами как период застоя русского судостроения.

~ 54 ~

Ю.С. Крючков. Парусное судостроение в Николаеве 1790 – 1865  
Ю.С. Крючков. Парусное судостроение в Николаеве 1790 – 1865  
Advertisement