Page 1


ЛЕГЕНДАРНЫЕ ИМЕНА

Пономарева Е.В.

Соковнины

г. Николаев Издательство Ирины Гудым 2010


УДК 94 (477) ББК 63.3 (4 УКР – 4 МИК) 47 П 56

П 56

Пономарева Е.В. Легендарные имена. Соковнины. – Николаев: Издательство Ирины Гудым, 2010. – 56 с.: ил. Хранится ли в Вашей семье родословная, составленная в виде символического «древа», у «корней» которого указан родоначальник, на «стволе» и «ветвях» – различные линии родословия, а на «листочках» – известные представители фамилии с датами жизни? Соковнины – древний дворянский род. И родословную этой фамилии надо изучать долго и кропотливо. Эта книга – своеобразный путеводитель, где вместо описания достопримечательностей Вас ждет рассказ о Соковниных: придворных чинах при царе Алексее Михайловиче, мятежной боярыне Морозовой, прелестных сестрах Анне, Варваре и Екатерине, воспетых известным писателем И.С. Тургеневым, изобретателе аэростатадирижабля с реактивным двигателем вице-адмирале Николае Михайловиче Соковнине, городском голове Николаева (1901–1904) Алексее Николаевиче Соковнине и многих других. Прочтите эту книгу, и Вам обязательно захочется больше узнать и о своих предках.

УДК 94 (477) ББК 63.3 (4 УКР – 4 МИК) 47

© Пономарева Е.В., 2010 © Издательство Ирины Гудым, 2010


Соковнины –

древнейший дворянский род Российской империи

С

оковнины – старинный дворянский род, происходящий от германских баронов Мейендорф. Свидигер фон Мейендорф, епископ бамбергский, был римским папою под именем Климента II (умер 10.10.1047). Братья Даниил и Конрад фон Мейендорф переехали из Голштинии в Ливонию в 1198 г. Конрад в 1200 г. получил от князя-епископа рижского в лен замок Икскюль, по имени которого и потомки его стали писаться фон Мейендорф-Икскюль. В 1545 году барон Иоганн фон Икскюль выехал из Ливонии к московскому царю Ивану IV (Грозному) и принял крещение с именем Федора Ивановича. Его сын, Василий Федорович, по прозвищу Соковня (что, по одной из версий, означает «заика»), полковой голова и псковский воевода, и стал, по сути, родоначальником дворянского рода, записанного в родословные книги Московской, Симбирской, Тульской, Ярославской и Орловской губерний [1]. Его правнук, Прокофий Федорович Соковнин, воеводил в Мезени, Енисейске (1624–1636), на первой свадьбе царя Алексея Михайловича (16 января 1648) шел за санями государыни, что считалось знаком большого доверия. С 17 марта 1650 года окольничий Прокофий Соковнин всегда сопровождал государя в поездках, а в бытность Алексея Михайловича на польской войне оставался при царице (1654–1656). Побывал Прокофий Федорович посланником в Крыму (1631), вел переговоры с литовскими послами как наместник калужский (1652). Умер в 1662 году, как сказано в генеалогической роспи­си, «в мастистой старости». Брат его, Иван Федорович, дворянин московский (1628– 1658), был на службе в Валуйках

3


(1628), служил головой стряпчих в Москве (1633), встречал персидского посла 5 февраля 1639 года. К царской семье были близки и сыновья Прокофия. Старший – Федор – стольник (1648–1669), думный дьяк (1670), окольничий, боярин (с 1682), был отмечен особыми милостями царской четы. Его назначали поезжанином на первой свадьбе Алексея Михайловича (16 февраля 1648), сопровождающим государя в поездках (1676–1682), он служил у стола государева (1658–1660), сидел в мастерской царицы (1668), был дворецким жены государя Марии Ильиничны (1669). Благочестивый, верный старинному укладу жизни, имевший большую нравственную власть над староверами, Федор Прокофьевич Соковнин был приглашен Натальей Кирилловной Нарышкиной и Федором Алексеевичем в качестве учителя к их сыну и младшему брату Петру (будущему императору Петру I (Великому). Федор Прокофьевич отказался, сославшись на возраст, но учителя малолетнему Петру приискал – дьяка Челобитного приказа Никиту Моисеевича Зотова. Младший, Алексей, был стольником, чашником за торжественными царскими обедами (1658–1660,1671,1676), дневал и ночевал у гроба царевича Симеона Алексеевича (1669), с 1682 года – окольничий [2]. Возвышение братьев Соковниных, Федора и Алексея, можно объяснить удачными браками их сестер – Феодосии и Евдокии [3]. Феодосия Прокофьевна Соковнина (1632–1675) вышла замуж за Глеба Ивановича Морозова, родного брата Бориса Ивановича, воспитателя царя Алексея Михайловича Тишайшего, по своей жене, Анне Ильиничне Милославской (сестре Марии, В.И. Суриков «Боярыня Морозова», 1887 г.

4


жене царя), приходившегося ему шурином. За Александром Ивановичем Милославским была замужем дочь Алексея Прокофьевича Соковнина – София. Борис умер бездетным, оставив свои вотчины младшему брату, превратившему их из хозяйственных построек в роскошные усадьбы, где полы были «писаный шахмат», сад занимал две десятины, а по двору разгуливали павлины и павы. Феодосия Прокофьевна выезжала в карете с «мусиею и сребром», которую везли «аргомаки многи, шесть или двенадцать, с гремячими цепями» и сопровождали «сто или двести, а иногда и человек триста дворовых» [4]. Вторая сестра – Евдокия Прокофьевна – была замужем за боярином князем Петром Семеновичем Урусовым. Царь Алексей Михайлович и после разрыва с патриархом Никоном был верен церковной реформе. Его беспокоило сопротивление старообрядцев, средоточием которых в Москве был дом Морозовых. Царь, конечно, знал, что Феодосия Прокофьевна дома молится по-старому, носит власяницу, переписывается с заточенным в Пустозерске протопопом Аввакумом и помогает материально его семье, но мирился с этим, пока непокорная боярыня не демонстрировала свое несогласие с церковной политикой царя. Все изменилось после смерти Глеба Ивановича Морозова и сына Ивана. Феодосия приняла постриг. Инокиня Феодора уже не имела права лицемерить. Последней каплей послужил ее демонстративный отказ от участия в свадьбе царя с Натальей Кирилловной Нарышкиной 22 января 1671 года. Две сестры, Феодосия и Евдокия, были заточены в Боровский острог, где и умерли в земляных ямах в 1675 году. Могильные плиты поставили их братья, Федор и Алексей (сейчас они хранятся в Боровском историко-архитектурном музее, Россия, Калужская область). Но при молодом царе Петре I пострадали и братья Соковнины. 4 марта 1697 года Алексей Прокофьевич окончил свои дни на плахе. Его обезглавили на Красной площади за то, что вместе со стрелецким полковником Иваном Цыклером он стоял во главе заговора с целью покушения на жизнь царя Петра. Среди казненных заговорщиков был и стольник Федор Матвеевич Пушкин, женатый на дочери Алексея Соковнина Пелагее. Происшедшее перед названными событиями назначение Пушкина на воеводство в Азов, Цыклера – на строительство Таганрога и предполагаемая отправка двух сыновей Соковнина за границу

5


для изучения навигационной науки шли вразрез с представлениями о «боярской чести», умаление которой подтолкнуло их на путь дворцового переворота, убийства Петра I и установления выборной монархии [5]. Известный российский поэт Александр Сергеевич Пушкин, потомок казненного стольника, в стихотворении «Моя родословная» писал: У нас нова рожденьем знатность, И чем новее, тем знатней. Родов дрехлеющих обломок Бояр старинных я потомок; … Упрямства дух нам всем подгадил В родню свою неукротим С Петром мой пращур не поладил И был за то повешен им [6]. Поэт ошибся, его пращур был не повешен, а четвертован, но в главном – прав. Неукротимым нравом отличались потомки и Пушкиных, и Соковниных. После казни Алексея Прокофьевича был сослан «в дальние деревни с воспрещением отлучки, но без лишения звания» и Федор с семьей. Его сын, Никита Федорович Соковнин, будучи гвардии капитаном, в царствование Анны Иоановны пострадал по делу Волынского при розысках Бирона, разжалован, но с приходом к власти Елизаветы Петровны пожалован в гвардии майоры, сделал блестящую карьеру, получая чин за чином: генерал-майора (4 апреля 1741) с назначением в лейб-гвардии Семеновский полк (16 января 1742), генерал-лейтенанта (25 декабря 1756), генерал-аншефа. Был он кавалером ордена Св. Александра Нев­ ского. Умер в 1770 году [7]. Род Соковниных окончательно утратил свое положение приближенных к царскому двору, но родовитости, талантливости, стремления служить Отчизне у них отнять не мог никто. Сыновья казненного Алексея Соковнина занимали не последние места в иерархии российского служилого дворянства. Василий и Федор были комнатными стольниками, Василий также воеводил в Ярославле; Петр, полковник, действительный статский советник, управлял астраханскими и гурьевскими рыбными ловлями (1742–1743). Софья Алексеевна, как уже отмечалось ранее,

6


Андрей Иванович Тургенев

была замужем за Александром Ивановичем Милославским. В роду Соковниных были стольники, военнослужащие, предводители дворянства, помещики. Статский советник Михаил Николаевич Соковнин (1744–1794), возглавляющий девятое колено родовой генеалогической росписи, был подольским (Московская губерния) уездным предводителем дворянства, женат на Анне Федоровне Арсеньевой и обладал многочисленным семейством: сыновьями Николаем, Павлом, Михаилом и Сергеем, а также дочерьми Варварой, Екатериной и Анной. Это поколение Соковниных было связано с романтической историей, не упомянуть о которой не представляется возможным. Сергей Михайлович Соковнин обучался в Благородном пансионе при Московском университете, где был дружен с будущим известным российским поэтом Василием Андреевичем Жуковским и Александром Ивановичем Тургеневым. Отец последнего, Иван Петрович Тургенев, член «типографской компании» просветителя Н.И. Новикова, после ее разгрома в 1792 году был выслан с семьей в Симбирскую губернию, где провели детство его сыновья. В 1796 году после смерти Екатерины II возвратился в Москву, его назначили директором Московского университета. Все сыновья Ивана Петровича стали известными людьми. Андрей (1781–1803), поэт, служил в Московском архиве коллегии иностранных дел, затем в комиссии по составлению законов у Н.Н. Новосильцева в Санкт-Петербурге. Александр (1785–1846) изучал историко-политические науки в Геттинском университете, служил в Министерстве юстиции, принимал участие в трудах комиссии по составлению законов. Николай (1789–1871) известен как декабрист [8]. Василий Жуковский, братья Александр и Андрей Тургеневы часто бывали в доме своего товарища по пансиону Сергея Соковнина, где было весело. Молодые люди вместе читали, ездили в концерты и театры, затевали веселые игры, писали друг другу шутливые стихи. И, конечно, влюблялись. Жуковский – в свою племянницу, бывавшую у Соковниных, Марию Николаевну Вельяминову, Александр Тургенев – в Анну Соковнину, Андрей посвятил

7


свой перевод «Вертера» Гете Варваре, но влюблен был в Екатерину, переписывался с ней через Жуковского и был тайно помолвлен. Екатерина Соковнина писала ему письма, далеко выходящие за пределы тогдашнего девичьего этикета («Ах, возвратись меня целовать»). Он же колебался, опасаясь, что «с живым чувством [то есть с любовью к жене и детям] нельзя будет заниматься поэзией». Екатерина Михайловна обращалась к Андрею Ивановичу: «Я знаю Вам цену, поверьте этому, и знаю также, что я ни с кем так счастлива быть не могла бы, как с Вами… но ежели судьба нас определила на другое, то мы заранее к тому приготовимся. Вас еще другая эпоха ожидает: слава! Стремитесь за ней, и она Вас утешит… но не огорчайтесь обо мне. Надежда еще не умерла в моем сердце». Судьба молодых людей сложилась совсем не так, как мечталось. Сначала ушла в монастырь Варвара Михайловна Соковнина, став в постриге Серафимой. В свое уеди­нение она взяла Библию и Руссо – в память о втайне любимом человеке, который предпочел ее сестру. А Андрей Иванович окончательно остыл к идее женитьбы. Перед ним встала труднейшая задача: как освободиться от взятых на себя обязательств, оставаясь человеком чести. Рождаются самые невероятные планы, один из которых – «уехать с Жуковским, путешествовать на море по вселенной, чтоб быть забытым от Катерины Михайловны. Мы бы принялись читать полезное, и все, что относится к этому предмету; объездили бы Европу, и из Лондона – написали, что я утонул в море – пустились бы в Пенсильванию, а оттуда по островам Атлантического океана, отреклись от всех сочинений кроме нашего вояжа и возвратились бы в Москву инкогнито… иногда представляю себя в семейной жизни, но эта картина бледна перед теми – что делать? Но она страстно любит меня! – А?! Вот опыт, которого я забывать не должен!». Но вместо Пенсильвании Тургенев попал дипломатическим курьером в Вену, потом вернулся в Петербург, простудился и умер 8 июля 1803 года, не дожив до двадцати лет. Причем свидетели утверждают, что Андрей Иванович намеренно промок под дождем и в мокром пальто лег спать. Остался человеком чести. Екатерина ненадолго пережила своего возлюбленного  – замуж она так и не вышла, сохраняя верность умершему поэту [9]. Младшая сестра, Анна Михайловна Соковнина (1784– 1873), стала писательницей, вышла замуж за Павла Николаевича Павлова, а их сын стал лечащим врачом известного российского писателя, дальнего родственника братьев Тургеневых – Ивана

8


Сергеевича Тургенева, который через несколько десятилетий после описываемых событий в своем романе «Дворянское гнездо» выведет образ главной героини, Лизы Калитиной, прототипом которой в том числе стала и Варвара Михайловна. Но «тургеневскими девушками», в том смысле, который мы вкладываем в это понятие, были все три сестры Соковнины: Варвара, Екатерина и Анна. В них были нежность, романтизм, готовность к самопожертвованию, смелость и открытость. В пятидесяти верстах от имения Ивана Сергеевича Тургенева Спасско-Лутовиново располагались Кочеты – владения его родственников Сухотиных. Сухотины – «птенцы гнезда Петрова», воины, ученые, моряки, кораблестроители, собиратели и знатоки книг и живописи. Один из представителей этого рода, Федор Григорьевич Сухотин (1743–1816), поручик Семеновского полка, вышедший в отставку секунд-майором, был женат на тетушке сестер Соковниных – Анне Николаевне Соковниной. На приданое жены Федор Григорьевич построил в Кочетах каменный дом с изразцовыми печами. Последующие поколения Сухотиных развели в имении роскошный сад, в верхней части которого имелась открытая беседка, именовавшаяся «Малаховым курганом». Отставные моряки из старшего поколения и их заезжие сослуживцы обожали здесь чаевничать. Во время наполеоновского нашествия в Москве сгорел столь гостеприимный дом Соковниных, снова отстроиться они не смогли. По-прежнему Соковниным приходилось не богатством, а службой доказывать свою состоятельность, не роняя достоинства древнего рода. Михаил Михайлович Соковнин ушел в отставку из лейб-гвардии Семеновского полка прапорщиком, стал помещиком Веневского уезда, владели землями: в Одоевском уезде – Павел Михайлович, в Чернском уезде – Сергей Михайлович (друг Жуковского и братьев Тургеневых). Борис Сергеевич Соковнин (1780 – после 1839) начал службу в лейб-гвардии Конном полку, в рядах которого участвовал в кампании против французов в 1805, 1806–1807 годах. С 1811 года командовал Новгородским кирасирским полком, во главе которого участвовал в Отечественной войне 1812 года. В Бородинском сражении был тяжело ранен, взят в плен французами. Удостоен ордена Св. Георгия 4-й степени (№ 2553 от 17.02.1813), генерал-майор, комендант Казани (1816), Орловский гражданский губернатор (1821). Наиболее известным представителем рода стал сын Михаила Михайловича Соковнина – Николай.

9


Адмирал Николай Михайлович

Соковнин

О

бедневшие дворяне Соковнины отдали своего четырнадцатилетнего сына Николая в Морской кадетский корпус, закрытое привилегированное учебное заведение, выпускавшее офицеров флота. 27 декабря 1827 года Соковнин был произведен в гардемарины. Летом следующего года он стажировался на корабле «Святой Андрей» в крейсерском плавании по Балтийскому морю. С производством в мичманы был оставлен для продолжения учебы в офицерском классе корпуса, в который зачислялись только лучшие по наукам и поведению выпускники корпуса. Офицерские классы, созданные по проекту И.Ф. Крузенштерна, были, по сути, высшим учебным заведением русского флота (позже преобразованы в Академический курс морских наук, а затем, в 1877 году, по случаю пятидесятилетия основания офицерского класса курс получил название Морской академии). При выпуске из класса Н.М. Соковнин стал лейтенантом и получил право носить серебряный аксельбант. Служба выпускника офицерских классов на военном транспорте «Кит» сразу началась с участия в боевых операциях Черноморского флота в ходе египетскотурецкой войны, в которой Россия выступила в качестве союзника Турции. В дальнейшем Соковнин служил на фрегате «Архипелаг», линейном корабле «Адрианополь», корветах «Мисемврия» и «Ифигения», фрегатах «Штандарт» и «Браилов». За дозорную Николай Михайлович Соковнин (из альбома «Севастопольцы», составитель П.Ф. Рерберг, 1904 г.)

10


Федор Федорович Матюшкин

службу на «Агатополе» под командованием адмирала Е.В. Путятина Николай Михайлович Соковнин был награжден орденом Св. Станислава 3-й степени [10]. В 1837 году российским правительством было принято решение о создании Черноморской береговой линии от Тамани до Поти. Начальником и ответственным за строительство береговых укреплений был назначен генерал Николай Николаевич Раевский-младший (1801–1843), участник наполеоновских и кавказских войн. Главному командиру Черноморского флота Михаилу Петровичу Лазареву было поручено тщательно изучить побережье Кавказа и подобрать удобное место для высадки десанта и строительства фортов. В составе Геленджикской эскадры лейтенант Соковнин участвовал в нескольких операциях. В этой кампании он сблизился не только с Раевским и Лазаревым, но и с адъютантом Раевского штабс-капитаном Львом Сергеевичем Пушкиным (1805–1852), братом великого русского поэта Александра Сергеевича Пушкина. О его смерти Лев Сергеевич узнал только на Кавказе в марте 1837 года (дуэль состоялась 27 января). Он с горечью писал: «Сам я получил только контузию, будучи вечно под пулями; бедный же брат мой погиб в это время от одной, ему обреченной». Все новые знакомые Соковнина отличались удалью и бесстрашием. О секунданте А.С. Пушкина в роковой дуэли с бароном Георгом Геккереном (Дантесом) Константине Карловиче Данзасе (1801–1870), командире Тенгинского пехотного полка, «маршале Субаши», как его называли местные жители, участник кавказских войн Н.И. Лорер вспоминал: «Подобной храбрости и хладнокровия, каким обладал Данзас, мне не случалось встречать в людях, несмотря на мою долговременную военную службу» [11]. В боевых операциях у Кавказских берегов принимал участие фрегат «Браилов», которым командовал капитан-лейтенант Федор Федорович Матюшкин (1799–1872), лицейский товарищ А.С.  Пушкина, участник кругосветного плавания под командованием капитана М.В. Головина на шлюпе «Камчатка» арктической экспедиции капитана Ф.П. Врангеля (1817–1819), участник

11


русско-турецкой войны (1828–1829). Ф.Ф. Матюшкин с 1835 года служил на Черноморском флоте, жил в Николаеве. В будущем – председатель Морского ученого комитета (1858), сенатор (1861), полный адмирал (1867) [12]. На 44-пушечном фрегате «Браилов», которым командовал Ф.Ф. Матюшкин, «за отличную храбрость, оказанную при высадке десантного отряда у р.  Шапсухо», лейтенант Соковнин был награжден орденом Св. Анны 4-й степени с надписью: «За храбрость» [13]. С 1839 года Николай Михайлович сам стал командовать кораблями: парусно-гребным иолом «Агамемнон»; одномачтовым парусным тендером «Струя», на котором в качестве мичманов служили будущие: основоположник тактики парового броненосного флота Григорий Иванович Бутаков и кораблестроитель адмирал Андрей Алексеевич Попов; пароходо-фрегатом «Бессарабия» (в чине капитан-лейтенанта); бригом «Меркурий»; фрегатом «Сизополь»; пароходо-фрегатом «Херсонес» (капитаном 2-го ранга). В годы Крымской (Восточной) войны (1853–1856) Николай Михайлович Соковнин защищал позиции левого фланга 4-го бастиона – Язоновский редут и батареи, в то время как его родной «Херсонес» под командованием капитан-лейтенанта Ф.Ф. Руднева из Северной бухты поддерживал артиллерийским огнем защитников 1-го и 2-го бастионов. В донесении главнокомандующего генерал-адъютанта князя А.С. Меньшикова сказано, что «…44-го флотского экипажа капитан 2-го ранга Соковнин, находясь на батарее, действуя днем и ночью против неприятеля и подвергая себя убийственному огню, постоянно оказывает пример отличной храбрости» [14]. В своих воспоминаниях о днях героической обороны Севастополя Н.М. Соковнин дает яркую картину первого дня бомбардировки: «Пули ружейные, штуцерные, картечные, ядра большого и малого калибра, гранаты, бомбы, бомбовые осколки, каменья, ракеты – все это, летя и падая, издает свой особенный отличительный звук. Свист, визг, жужжание, мяуканье, шипение, хлопанье, щелканье и еще кроме того, какой-то звук наподобие колокольчиков, несущихся в воздухе, – все это вместе и порознь и в соединении с беспрерывным грохотом орудия, с разрывом бомб и в небе, и на земле, с треском разрушающихся зданий, со стоном раненых и умирающих, с криками «ура», которыми сопровождались взрывы неприятельских пороховых запасов, и с оглу-

12


Николай Андреевич Аркас

шительною канонадою с моря, – все это нигде еще, конечно, от сотворения мира, не было соединено на таком малом пространстве в таких исполинских размерах, как 5-го октября 1854 года, над огненными бастионами» [15]. Немногие могли сохранить себя как личности в этом аду. Таковым был Николай Михайлович. В редкие минуты затишья он читал книги по интересующим его отраслям. Косвенное тому подтверждение – письмо Соковнина Николаю Андреевичу Аркасу (1818–1881) от 26 марта 1858 года, хранящееся в фондах Николаевского областного краеведческого музея, в котором Соковнин напоминает своему адресату, что «во время осады Севастополя, в мою землянку на 4-м бастионе не знаю кем и как доставлена была от Вашего имени книжечка под заглавием «Артиллерийские учения» [16]. С Николаем Андреевичем Аркасом Николай Михайлович был знаком еще со времен крейсирования Кавказских берегов и высадки десантов. В 1853 году контр-адмирал Е.В. Путятин рекомендовал Аркаса как перспективного офицера в комитет по пароходству в Петербурге. Во время Крымской войны Н.А. Аркас занимал должность флигель-адъютанта в Петербурге. Он разработал проект использования плавучих платформ и предложил его для обороны Балтики (в дальнейшем эту идею развил в своих работах А.А. Попов). Поднявши свой брейд-вымпел на пароходофрегате «Олаф», Аркас осуществлял крейсерские рейды по Финскому заливу, руководил маневрами Балтийской эскадры. Военные учения проходили по новой книге «Артиллерийские учения», в составлении которой он принимал участие [17]. Сердцем Аркас, по-видимому, был в осажденном Севастополе, если озаботился тем, что переслал важную в его понимании книгу Н.М. Соковнину. Н.А. Аркас по собственной инициативе обследовал всю территорию Луганского округа и подал в Географическое общество докладную «Опись Луганского округа и его заводов» с планами угольных шахт, руд, географической картой. И именно с этой

13


деятельностью адмирала связана вторая часть письма Соковнина. После благодарности за присланную когда-то книжечку «Артиллерийские учения» («лучше поздно, чем никогда») он пишет: «...прошу и Вас принять препровождаемый при сем экземпляр брошюры «Антрацит, каменный уголь, магнит и торф» как знак моего особенного уважения и как надежду на то, что в качестве учредителя компании [РОПиТ] Вы может быть посодействуете и тому, чтоб труд нашего народа, употребляемый теперь на истребление лесов, обратить на разработку торфяников» [18]. В Севастополе Николай Михайлович был ранен и контужен. 1 мая 1855 года его увезли в Херсонский морской госпиталь, где он пробыл два месяца, а затем был отправлен в полугодовой отпуск «для продолжения излечения болезни, происходившей от контузии в голову» [19]. За оборону Севастополя Соковнин награжден орденами Св. Владимира 4-й степени с бантом и Св. Анны 2-й степени с мечами. 30 марта 1855 года за отличия по службе был произведен в капитаны 1-го ранга, награжден орденом Св. Георгия 4-й степени (№ 9877 от 26.11.1855) [20]. В июне 1855 года он, находясь на излечении после контузии, был введен в состав Морского ученого комитета, учреждения, в котором сосредотачивались сведения о развитии, новейших успехах и открытиях в области мореходных наук и общее заведование учебными заведениями морского ведомства. На заседании комитета рассматривались проекты, изобретения и различные предложения по всем отраслям морского дела. Комитет ведал Морской библиотекой и издавал журнал «Морской сборник» [21], в котором печатался Н.М.  Соковнин, бывший к этому времени уже автором двух книг («Записки о Балтийском море» и «Записки об Азовском море»). Впервые на заседание комитета он попал в апреле 1856  года на обсуждение проекта «воздушного шара для военных надобностей», предложенного немецким изобретателем Любеком. На этом же заседании комитет поручил изучить степень развития воздухоплавания в мире члену Морского ученого комитета полковнику Константину Ивановичу Константинову, крупному специалисту в области боевой ракетной техники и артиллерии, будущему начальнику Николаевского ракетного заведения (завода). Статью «Воздухоплавание» К.И. Константинов опубликовал в «Морском сборнике» (1856, № 8). Она произвела впечатление на Н.М. Соковнина, который в это время был увлечен идеей управляемого полета. В следующем номере сборника

14


появилась его работа «Примечания к статье «Воздухоплавание». Ставший в 1858 году председателем Морского ученого комитета Федор Федорович Матюшкин поощрял участие своего друга в разрешении задачи управления аэростатами. В марте 1859 года Николай Михайлович был назначен комендантом г. Феодосии. Уже через год после вступления в новую должность он был награжден императорской короной на орден Св. Анны 2-й  степени с мечами «за отличную усердную службу и особые труды по переводу общенародных сигналов». Вскоре за успехи по службе произведен в контр-адмиралы (1864), награжден орденом Св. Владимира 3-й степени с мечами (1866) [22]. Несмотря на крайнюю занятость обязанностями коменданта, Николай Михайлович начал непосредственно работать над проектом дирижабля собственной конструкции. Основные положения проекта Соковнин изложил в виде научно-популярной статьи, которую послал на рассмотрение Морского ученого комитета, нашедшего его труд интересным. Произвести необходимые расчеты ему помог Карл Христофорович Кнорре (1801– 1883), астроном, первый директор Николаевской морской (позднее астрономической) обсерватории. Результаты своей работы адмирал обобщил в книге, которую назвал «Воздушный корабль». Напечатана она была в 1866 году в Петербургской типографии Департамента уделов, второе и третье издание появились соответственно в 1871 и 1874 годах в Феодосии [23]. Заслуга Н.М. Соковнина состоит в том, что он разработал проект управляемого аэростата-дирижабля с реактивным двигателем, действующим реакцией струи сжатого воздуха. В своем дирижабле Соковнин предполагал применить жесткий корпус из тонкостенных металлических труб, разделенный на отдельные отсеки с баллонами, заполненными газом аммиаком вместо легко воспламеняющегося водорода, сформулировал требования к аэродинамическим качествам дирижабля и впервые ввел плоскостной руль высоты [24]. После поражения в Крымской войне Российской империи запрещалось иметь на Черном море военный флот, а на его берегах – военные крепости и арсеналы. Следствием этого явилось и упразднение в 1867 году Феодосийского комендантского управления. А сам комендант, произведенный в вице-адмиралы, был уволен в отставку «с мундиром и пенсионом». В 1869 году он был избран почетным мировым судьей, а затем – председателем

15


Общий морской список


съезда мировых судей Феодосийского уезда. После отмены статей Парижского мирного договора Николай Михайлович Соковнин вновь на службе. В мае 1877 года его назначили помощником начальника приморской службы Севастополя. В 1882 году вице-адмирал Н.М. Соковнин состоял при управляющем Морским министерством И.А. Шестакове. Но петербургский период его службы был недолгим. 20 мая 1885 года, заслужив у подхалимов прозвище «сумасшедший адмирал» за прямоту и честность, он вышел в отставку, числясь до конца дней своих «по флоту» в Первом Черноморском флотском Его Императорского Высочества генерал-адъютанта Константина Николаевича экипаже. А вот научная деятельность развивалась довольно успешно. В декабре 1879 года Николай Михайлович был приглашен на VI Всероссийский съезд естествоиспытателей и врачей. Воздухоплавательная секция съезда приняла решение издавать специальный еженедельный журнал, который стал выходить с 1880 года под названием «Воздухоплаватель». Не менее важным было решение съезда об учреждении Русского общества воздухоплавания с целью поиска «наивыгоднейшего способа передвижения по воздуху, осуществлению проектов летательных снарядов, популяризации и распространения в обществе науки и искусства воздухоплавания при помощи печати, публичных опытов и покровительства изобретателям приборов для передвижения по воздуху». 1 ноября 1880 года в «Воздухоплавателе» появилось сообщение: «Еще нельзя предвидеть состав Русского общества воздухоплавания, но основатели этого общества уже согласились признать первым почетным членом в Париже – доктора медицины Иро-де-Вильнева, бывшего президента (ныне вице-президента) Французского общества воздухоплавания и редактора „Аэронавта” и первым почетным членом в России – вице-адмирала Николая Михайловича Соковнина, автора книги „Воздушный корабль”» [26]. После выхода в отставку Н.М. Соковнин вернулся в Феодосию, в свой дом на Итальянской улице. Сам Николай Михайлович и его семья играли значительную роль в общественной и культурной жизни города. Адмирал был почетным попечителем Феодосийского уездного училища. Супруга Николая Михайловича – Любовь Петровна, урожденная Папенгут. Ее отец, Петр Иванович Папенгут, слыл в

17


начале XIX века известным масоном ложи «Избранного Михаила» [27], в 1829 году обер-аудитор П.И. Папенгут числился при Черноморском департаменте в Николаеве [28]. Дочь свою воспитывал в Смольном институте, и она слыла в Феодосии одной из просвещенных женщин. Благодаря ее деятельному участию в деле женского образования 14 сентября 1866 года в Феодосии было открыто женское училище 1-го разряда, преобразованное позже в гимназию, имеющую к 1916 году 7 основных, приготовительный и дополнительный классы, в которых обучалось 400 учениц. Любовь Петровна состояла почетной попечительницей этого учебного заведения и учила его воспитанниц музыке и пению [29]. Л.П. Соковнина была активным членом Феодосийского благотворительного общества. В 1868 году она передала свой капитал для учреждения стипендий в женской гимназии. В 50-летний юбилей гимназии в актовом зале был помещен большой портрет Любови Петровны работы Ивана Константиновича Айвазовского [30]. 4 февраля 1894 года Николай Михайлович Соковнин скончался от кровоизлияния в мозг. Губернская газета «Крым» сообщала: «7 февраля в г. Феодосии в три часа пополудни был вынос тела адмирала Николая Михайловича Соковнина. При выносе тела была отдана покойному воинская честь всеми вой­ сками, находившимися в Феодосии. Штаб и батальон Виленского 52 пехотного полка в парадной форме с музыкой провожал тело покойного в Александро-Невский собор, а оттуда до Феодосийско-Джанкойской железной дороги. Причт всех церквей г. Феодосии сопровождал тело покойного и отслужил три литии… Все время тело Николая Михайловича сопровождали учащие и учащиеся старших классов мужской и женской гимназий, представители правительственных и общественных учреждений и тысячи народа г. Феодосии» [31]. Траурный вагон доставил гроб с телом адмирала в Инкерман, а оттуда – в некрополь Георгиевского мужского монастыря Таврической епархии, расположенный южнее Севастополя на крутой скале у мыса Фиолент. Похоронили Николая Михайловича здесь, согласно его завещанию. Любовь Петровна покоится здесь же. Умерла она ранее в Германии, где лечилась долгое время от тяжелой болезни [32]. Безжалостное время не сохранило ни дом на Итальянской улице (сгорел в годы Великой Отечественной войны), ни

18


Александро-Невский собор, где крестили, венчали, отпевали членов семьи Соковниных (разобран в 30-е годы ХХ века), ни семейный склеп в некрополе Георгиевского мужского монастыря, ни одного экземпляра прижизненного издания книги «Воздушный корабль». Живет в Феодосии краевед Владимир Дмитриевич Горохов (1921, Ярославль). После окончания школы он учился в Пермском военно-морском авиационно-техническом училище (г. Пермь). Участник Великой Отечественной войны в составе частей морской авиации на Ленинградском и Волховском фронтах, на Северном и Черноморском флотах. Окончив в 1956 году Ленинградскую Военно-воздушную инженерную академию, много лет занимался испытаниями новой авиационной техники в НИИ ВМФ и ВВС, был в числе пионеров освоения авианесущих кораблей, работал ведущим инженером по летным испытаниям вертолетов в Феодосийском филиале Московского вертолетного завода. Неудивительно, что, выйдя на пенсию, Владимир Дмитриевич занялся историей авиации. В 1997 году вышло первое, а в 2004  году – второе издание книги «Воздушный корабль адмирала». В.Д. Горохов стал одним из инициаторов сооружения памятника Н.М.  Соковнину в Феодосии. Ему удалось вдохновить феодосийского скульптора Валерия Зеноновича Замеховского на создание бюста адмирала. 30  сентября 2002 года памятник был открыт на улице, переименованной в Адмиральский бульвар.

Памятник вице-адмиралу Н.М. Соковнину в Феодосии

19


Николаевский городской голова Алексей Николаевич

Соковнин

У

Николая Михайловича и Любови Петровны Соковниных были один сын, Алексей (родился 8 ноября 1851), и четыре дочки. По воспоминаниям внучки адмирала Марии Ипполитовны Смирновой, жила семья Соковниных на жалованье Николая Михайловича [33]. На получаемые за свои статьи гонорары он выписывал газеты, книги, журналы, ноты. В остальном приходилось экономить. Гувернанток у девочек не было – старшие смотрели за младшими. Учитывался даже тот факт, что при имени матери – Любовь – и девочек – София, Вера, Надежда – именины можно было праздновать в один день, 17 сентября (только младшая Мария не попадала в круг именинниц). Единственному сыну Николай Михайлович старался дать достойное образование. Алексей окончил Вторую частную гимназию в Санкт-Петербурге, поступил на физико-математический факультет Новороссийского университета, но в 1874 году был отчислен с третьего курса «за невзнос платы за слушание лекций» [34], что объясняется, конечно, неблагополучным материальным положением семьи. Алексей Николаевич женился на дочери землевладельца Марии Ричардовне Улятовской, за которой получил в качестве приданого 1609  десятин земли в Балацкой волости Херсонского уезда Херсонской губернии – у деревни Марьевка располагались экономия и хутор Соковниных [35]. Археолог и этнограф Владимир Николаевич ЯстреАлексей Николаевич Соковнин

20


бов в своем «Опыте топографического обозрения древностей Херсонской губернии», которое он составлял методом опроса и сбора материалов у местного населения, сообщал, что, по сведениям, предоставленным Николаем Николаевичем Аркасом, в Балацкой волости находится около ста курганов от 1 до 8 сажен высотой. «На земле деревни Марьевки А.Н. Соковнина есть высокая Коржикова могила, с вершины которой можно видеть Херсон (60 верст) и Николаев (35 верст)» [36]. Из этого сообщения можно сделать важный вывод: кроме того, что земля Соковниных богата археологическими памятниками, Алексей Николаевич был знаком с автором книги «История Украины-Руси» (как в свое время были знакомы и их отцы), Аркасы и Соковнины были землевладельцами Херсонской губернии. Встречаться они могли и в Николаеве, где Соковнин владел каменным, крытым железом домом по улице Потемкинской, 27 (сейчас 35) [37]. Алексей Николаевич слыл рачительным хозяином. Его экономия считалась одной из образцовых в Новороссии. Но, кроме ведения хозяйства, Соковнин много занимался земской деятельностью: был гласным Херсонского губернского и уездного земского собрания (1883–1900), участковым, а затем – почетным мировым Николаев, ул. Потемкинская, 35. Дом А.Н. Соковнина

21


судьей (1883–1900), заведовал Балацким военно-конным участком (1883–1898). Он был членом различных комиссий: общей ревизионной долгосрочной по сельскохозяйственному училищу и Криворожской сельскохозяйственной школы (1883, 1893), для рассмот­ рения доклада управы об изменении правил вознаграждения за препровождение арестуемых по приговору мировых судей (1884), ревизионной (1885), для рассмотрения прав лиц, желающих баллотироваться в мировые судьи (1887), особой – для рассмотрения проекта правил убивания зачумленного скота (1887), сметной и оценочной (1889), медицинской – для редактирования ходатайства о железной дороге от станции Раздельной через Николаев и Херсон в Керчь (1890), по выработке программы об участии уездного земства в Нижегородской выставке, дорожной и о рассмотрении вопроса об обложении рудников сбором на уездные и губернские потребности (1897), для рассмотрения доклада управы об обязательных постановлениях по ветеринарии (1898), был попечителем Балацкой больницы (1898), кандидатом предводителя дворянства (1898–1901), членом особого комитета по рассмотрению вопроса об обложении рудных земель (1899) [38]. Начиная с 1895 года Алексей Николаевич Соковнин занимает выборные должности, непосредственно связанные с николаевским общественным управлением. Сначала его избирают членом от уездного земства в николаевское по городским делам присутствие (1895–1898), членом дорожной комиссии и представителем земства в Совете Николаевского отделения Императорского Российского технического общества (1896). Мы позволили себе столь подробное изложение трудов Соковнина на поприще земской деятельности, чтобы показать неслучайность появления его кандидатуры на пост николаевского городского головы. 17 января 1901 года на заседании собрания городской думы закрытой баллотировкой (шарами) Алексей Николаевич Соковнин был избран городским головой Николаева на срок 1901–1905 гг. От участия в голосовании отказался кандидат Н.А. Матвеев. Баллотировались три претендента. Соперники у Соковнина были очень серьезные: Карл Александрович Эссен, промышленник, председатель Николаевского биржевого комитета, гласный Николаевской городской думы с 1884 года [39]; Владимир Федорович Соболев, юрист, председатель учетного комитета Николаевского отделения Одесского учетного банка, гласный

22


Николаевской городской думы с 1884 года, почетный мировой судья, член Херсонского уездного земского собрания [40]. Голоса распределились следующим образом: Эссен К.А Соболев В.Ф. Соковнин А.Н.

за

против

7 21 23

30 16 14 [41].

Разница голосов у Соболева и Соковнина была минимальной, и это не могло не вызвать раздражения у части гласных, сторонников Владимира Федоровича. Соковнина называли «чужаком». Статский советник гласный городской думы К.С. Канин написал докладную записку о неправомерности избрания Соковнина, так как за ним числятся недоимки по городским сборам [42]. Исполняющему обязанности городского головы Петру Силуановичу Греховодову пришлось оправдываться [43], а Алексею Николаевичу – предоставить выписку из окладных книг городской управы с отметкой о том, что поземельные деньги за дом на Потемкинской, 27, внесены [44]. Формальности были соблюдены, противникам пришлось уступить. 16 апреля 1901 года коллежский асессор Алексей Николаевич Соковнин был утвержден городским головой Высочайшим приказом по Министерству внутренних дел. Авторитетнейшая николаевская газета «Южанин» откликнулась на это важное для города событие: «Накануне выборов городского головы нашею обновленною думою одновременно с указанными выше качествами, которыми должно обладать лицо, занимающее такой ответственный пост, мы, между прочим, указывали, что кандидат в городские головы г. Николаева должен отличаться материальною обеспеченностью, которая давала бы ему возможность занять независимое положение по отношению к различным партиям, не заискивать с той или иной из них с целью сохранить за собою сопряженное со званием денежное вознаграждение. Такая зависимость грозит неизбежным отрицательным давлением на самостоятельность и твердость в направлении городских дел по наивыгоднейшему для интересов всего населения пути. Наравне с выдающимися общечеловеческими качествами

23


в кандидате желательно доказанное на деле умение правильно вести свое собственное хозяйство, потому что только такому лицу можно без риска доверить наше обширное, но далеко еще неустроенное городское хозяйство. Плохой же хозяин у себя дома не может быть хорошим хозяином в городе… А.Н. Соковнин пользуется симпатией близко знающих его, но сравнительно мало известен в общей массе населения, со стороны которой является естественным и вполне понятным вопрос – сумеет ли новый городской голова быть на высоте своего положения и удовлетворить предъявленные к нему общие и частные требования. Все имеющиеся в нашем распоряжении сведения позволяют на этот серьезный и тревожный вопрос дать утешительный утвердительный ответ. Вся прошедшая деятельность А.Н. Соковнина по земству до избрания в председатели Херсонской губернской земской управы включительно дает полное основание надеяться, что в лице нового городского головы мы приобретаем симпатичного, энергичного и способного к здоровой инициативе общественного деятеля, который присмотревшись и ознакомившись с общим положением наших дел, сумеет дать им наиболее желательное направление» [45]. 1 мая 1901 года пятидесятидвухлетний А.Н. Соковнин принял присягу. Содержание ему было назначено 5100 рублей годовых. Не такие уж большие деньги в сравнении с той ответственностью, которая легла на плечи вновь избранного головы. К 1904 году Алексей Николаевич работал в следующих городских структурах: Николаевском особом по городским делам присутствии; статистическом комитете; особой комиссии для продажи недвижимых имуществ, находящихся в Николаеве для пополнения казенных взысканий по административным распоряжениям; Комитете ведомства министерства финансов; был директором Николаевского Попечительного о тюрьмах комитета; председателем городского по воинским повинностям присутствия; санитарной исполнительной комиссии; оставался гласным Херсонского губернского и уездного земского собраний, представляя Николаев; почетным мировым судьей по ведомству Министерства юстиции; был членом Учетного комитета Николаевского отделения Одесского учетного банка; учетно-ссудного комитета по сельскохозяйственным кредитам Николаевского отделения Государственного банка; наблюдательного комитета над Николаевским городским кредитным обществом; присутствия

24


по портовым делам; членом правления Николаевского благотворительного общества; почетным попечителем Общества по устройству ночлежных домов и дешевых столовых в Николаеве; председателем Николаевского отделения Императорского Российского музыкального общества; старшиной Николаевского городского собрания; председателем Николаевского общества правильной охоты; членом Общества спасания на водах [46]. Чтобы не создалось впечатления, что Соковнин состоял в данных комитетах, комиссиях этаким «свадебным генералом», попробуем дать краткую хронологию городских событий, в которых Алексей Николаевич принимал непосредственное участие.

1901 год 1 мая Алексей Николаевич Соковнин принял присягу городского головы. 15-22 мая в Николаеве, на Сенной площади, работала БорисоГлебская скотная ярмарка, а также изделий ремесленного и кустарного производства. 30 июня зарегистрирована артель сносчиков и кладчиков, члены которой грузили гужевой хлеб на пароходы. 27 июля открыт приют для малолетних и бездомных детей Общества трудовой помощи. 25 августа начала работу семидневная Александровская ярмарка в Николаеве, на Сенной площади. 26 августа освятили вновь выстроенные в народном саду здания для читальни и чайной. Фасад постройки был обращен на запад, из окон открывался живописный вид на реку. Особую привлекательность зданию придавал легкий деревянный павильон в русском стиле, построенный над входом. 26 августа освящена открывшаяся в наемном помещении начальная народная школа. 2 сентября А.Н. Соковнин сообщил, что выпускник Императорского инженерного института путей сообщения В.И. Вебер согласился дать объяснения по поводу проекта водопровода на заседании городской думы. Слова инженера: «У нас есть вода и деньги, но нет гражданского мужества сказать: сделаем это сегодня, а не завтра» стали решающими [47].

25


3 сентября гласные городской думы единогласно утвердили доклад В.И. Вебера и вынесли решение: 1. Разработку деталей поручить автору проекта; 2. Просить городского голову принять на себя руководство всем делом по реализации водопровода и канализации с правом приглашения лиц по его выбору. 12 сентября А.Н. Соковнин на заседании Херсонского губернского земского управления решал вопрос о передаче земской грузовой пристани в местечке Варваровка графу А.К. Ламберту. 21 октября открылось в собственном здании (ул. 3-я Слободская) дневное убежище для детей рабочих на средства Русского общества охранения народного здравия. 11 ноября А.Н. Соковнин произнес речь на прощальном обеде в честь уезжающего В.В. Рюмина, назначенного фабричным инспектором в Тамбовскую губернию. Состоялось первое собрание членов общества техников и мас­теровых в арендованном здании дома Эльворти на улице Глазенаповской. 4 декабря открыто Общество помощи бедным, которые оставили Николаевскую городскую больницу.

1902 год 20 апреля в наемном помещении открыто городское начальное училище в хуторе Погорелово. 6 мая в народном саду № 1 состоялся праздник древонасаждения. 15 мая открылась Борисо-Глебская ярмарка в Николаеве, на Сенной площади. 18 мая А.Н. Соковнин встречал прибывшего в Николаев командующего войсками Одесского военного округа А.И. МусинаПушкина, который осмотрел строящиеся броненосец «Князь Потемкин Таврический» и крейсер «Кагул». 23 мая заложено новое, четвертое, здание ученического общежития Николаевского технического железнодорожного училища. 15 июня освятили в Адмиралтействе броненосец «Князь Потемкин Таврический». Присутствовали император Николай II, великий князь Александр Михайлович. Командир броненосца капитан I ранга И.И. Тихменев передал городу живописное полотно с

26


изображением броненосца, выполненного штабс-капитаном по адмиралтейству Прокофьевым. От городского общественного управления А.Н. Соковнин преподнес команде броненосца иконускладень с изображением святых Николая, Григория и Екатерины, изготовленный художественной мастерской металлических изделий Хлебникова в Москве с надписью: «Благословение города Николаева броненосцу кораблю «Князь Потемкин Таврический» по постановлению городской думы 22 сентября 1900 года». 27 июня принимал участие в приемке комиссией под председательством П.С. Греховодова городской электрической станции. Произвели пробное включение всей сети. Учреждено Общество пособия бедным, оставляющим городскую больницу. 6 июля А.Н. Соковнин встречал, члена Совета Министерства внутренних дел генерал-лейтенанта Е.В. Богдановича в качестве председателя Николаевского пожарного общества. 8 августа на заседании городской думы А.Н. Соковнин прочитал доклад об учреждении в г. Николаеве женской повивальнофельдшерской школы на 120 лиц. В докладе было указано, что в 1901 году в пяти уездах Херсонской губернии из 66 штатных мест занято было лишь 37. Предложил выделить из средств общественного управления 1750-2225 рублей в год на обустройство школы. 3 сентября открыта фельдшерская школа при Морском госпитале. 6 сентября А.Н. Соковнин принимал участие в праздновании 75-летия училища для дочерей нижних чинов морского ведомства. 8 сентября праздновалось 100-летие создания Министерства внутренних дел. В Николаеве была представлена книга «Общеполезные здания, монументы, памятники и другие, воздвигнутые по распоряжению Министерства или попечением земских или городских общественных учреждений». 1 октября А.Н. Соковнин произнес речь на торжественном вечере по поводу отъезда из Николаева бывшего николаевского градоначальника К.М. Тикоцкого, назначенного начальником минного отряда Балтийского флота. 12–13 октября в Николаеве проходило празднование 50-летия Лютеранской церкви. 14 октября А.Н. Соковнин встречал вновь назначенного градоначальника О.А. Энквиста, прибывшего из Одессы на пароходе РОПиТ «Князь Потемкин».

27


18 октября состоялось Первое симфоническое собрание Николаевского отделения Императорского Русского музыкального общества, посвященного десятилетию деятельности Л.А. Щед­ рина. А.Н. Соковнин был председателем общества. 27 октября освятили новое здание школы на хуторе Погорелово. В октябре А.Н. Соковнин трудился над составлением отчета о состоянии памятников в г. Николаеве. Отмечалось «особо тревожное положение часовни В.Н. Каразина, на исправление которой решено выделить 1000 рублей». 18 ноября приветствовал участников обеда в память Синопского боя в Зимнем морском собрании. 22 ноября присутствовал на Втором симфоническом собрании Николаевского отделения Императорского Русского музыкального общества И.И. Слатина при участии Л.А. Щедрина. 29 декабря в Адмиралтейском соборе проведен благодарственный молебен в честь 100-летия образования министерств. Вечером в городском собрании состоялся торжественный обед.

1903 год В начале года городское общественное управление пришло к выводу, что находится в тяжелом финансовом положении. На январском заседании думы гласный А.Н. Лазарев призвал восстановить упразненный ластовый сбор с приходящих в Николаев судов (150–200 рублей с корабля). Гласный Н.А. Постников предлагал исправить положение введением налога 40-50 копеек с продаваемого ведра вина. В марте был взят трехмиллионный займ в БессарабоТаврическом банке под залог всей городской земли (15 344 десятин 180 квадратных сажен). Учитывая долги в Херсонском земельном банке – 1 072 500 рублей, в Городском общественном банке – 7000 рублей и Учетном банке – 42 000 рублей, городу пришлось ежегодно выплачивать по займам 2400 рублей. 3 апреля началось строительство здания яхт-клуба. Проект архитектора Л.Л. Роде. 16 мая состоялся праздник древонасаждения в Школьной роще в Спасске.

28


20 мая спущен крейсер II ранга «Кагул». В зале Морского собрания в честь этого события состоялся бал. В июне А.Н. Соковнин подал военному министру докладную записку с ходатайством о возвращении городу бывшей выгонной земли в районе Широкой Балки на левом берегу Южного Буга за плату по 25 рублей за десятину. Этот участок земли использовался для строительства укреплений во время Крымской войны. Городское общественное управление Николаева обращалось с просьбами о возвращении земли городу начиная с 1892 года, и только в 1903 году ходатайство было удовлетворено – 37,5 десятины земли переданы коммерческому порту. 14 июня в городе разразился необыкновенно сильный ливень, который привел к наводнению в низинных его частях. Особенно пострадали улицы Мещанская и Инженерная, городская канава переполнилась водой, и город пережил настоящее наводнение. Данное событие привело к экстренной разработке городской думой ряда мер во избежание затопления городских зданий. 10 августа открыт новый народный сад на Военном рынке. 17 августа в здании биржи состоялось учредительное собрание Николаевской биржевой артели. 24 августа в зале городского собрания при гласных думы, местных инженерах Виктор Ипполитович Вебер сделал доклад о водопроводе. 25 августа в помещении Николаевского Александровского реального училища состоялось собрание учредителей вновь открываемого Николаевского собрания гражданских чинов. 27 августа городская дума приняла решение о сооружении в Николаеве двойного водопровода и канализации. 30 сентября А.Н. Соковнин принял иностранных специалистов по вопросу проведения водопровода: пражских инженеров И. Калоусека и А.Червеного. Градоначальник О.А. Энквист сообщил А.Н. Соковнину об утверждении решения городской думы от 27.08.1903 г. относительно водопровода. Была создана комиссия под председательством городского головы А.Н. Соковнина, членами стали гласные В.Ф. Соболев, П.А. Михайлов, К.А. Эссен, Г.А. Властелица, Н.А.  Постников, С.К. Кузнецов, Г.Н. Теодорович, Э.Э. Кибер. В этот же день комиссия заслушала доклад В.И. Вебера. В сентябре гласные городской думы приняли важное реше-

29


ние по вопросу переустройства конки в электрический трамвай. Окончательно стало ясно, что конная тяга неудобна для пассажиров и дорогостояща для предпринимателей, но перемена тяги на электрическую требует больших единовременных затрат. Переговоры с Анонимным обществом затянулись на три года, наконец гласные приняли два основных пункта контракта: концессия на 40 лет и первый срок выкупа через 18 лет после введение в действие электрического трамвая. 4 октября на заседании думы гласный А.И. Косяков назвал позором для города решение о концессии. Предложил городскому управлению выкупить конку за 400 тысяч рублей. Гласные с перевесом в три голоса не приняли контракт, отодвинув решение вопроса о трамвае на долгие годы. 12 октября состоялось учредительное собрание Общества взаимопомощи лиц, занимающихся ремесленным трудом в здании техников и мастеровых. 14 октября открылась школа грамотности для девочек из бедных еврейских семей Л.Б. Баскиной. 21 октября о. Игнатий Зубов освятил центральную электрическую станцию, принятую у фирмы «Сименс и Гальске» еще в июле. Святой покровительницей станции стала Казанская Божья Матерь. В торжественной речи по этому случаю было отмечено, что в перспективе предстоит постепенное расширение электрической сети и освещение всего города. 18 ноября праздновали 50-летие Синопской битвы. В летнем помещении Морского собрания прошел традиционный праздничный обед. На Соборной площади состоялся парад 37-го флотского экипажа. На Адмиралтействе со стапелей был спущен миноносец «Жаркий». 7 декабря начала действовать школа повивальных бабок при еврейской больнице. 9 декабря открыто коммерческое училище им. С.Ю. Витте. В 1903 году общественное управление занималось также проблемой углубления дна Южного Буга со стороны моря до Николаева на 25 футов, а также началось пробное углубление на 30 футов в наиболее подверженных заиливанию участках для получения опытных данных о степени заносимости углубленного канала и стоимости его поддержания. Возбуждено ходатайство об открытии коммерческого суда. В связи с увеличением случаев квартирных краж градоначаль-

30


ник обратился в общественное управление с просьбой решения вопроса введения в Николаеве института дворников, которые явились бы помощниками полиции по наружному надзору. Дума сделала вывод о том, что это невозможно по финансовым соображениям. Принято решение о ночных сторожах, содержание которых должно было лечь на плечи обывателей, что сделало это решение думы крайне непопулярным, тем более, что не принесло ощутимых результатов. В этом году Алексей Николаевич Соковнин стал надворным советником.

1904 год 11 января начало работать Общество взаимного вспоможения лиц, занимающихся ремесленным трудом. 28 января на Соборной площади был обнародован Манифест о начале войны с Японией. Чтение документа завершилось молебном, который провел о. Михаил Романовский, и парадом. По площади прошли военные части, расквартированные в данное время в Николаеве: 37-ой флотский экипаж, 58-ой Прагский пехотный полк, 7-ой Донской казачий полк, 209-й Николаевский резервный пехотный полк, 3-ий батальон Люблинского полка. Командовал парадом М.А. Пряслов. 17 февраля городская дума приняла постановление, написанное Алексеем Николаевичем Соковниным: «1. Повергнуть к стопам Его Императорского Величества верноподданнические чувства и готовность Николаевской городской думы на всякие жертвы, какие от города Николаева потребует ход современных событий; 2. Ассигновать имеющимися в распоряжении города от займа 1903 г. закладными листами Бессарабо-Таврического земельного банка 10 000 рублей на усиление русского флота, 5000 рублей в пользу раненых и семей убитых». Также было ассигновано 500 рублей на работу швейной мастерской, организованной Е.В. Энквист, супругой градоначальника, во Дворце. А.Н. Соковнин инициировал создание комиссии по принятию и расходованию пожертвований на войну в составе Н.Р. Авраамова, П.К. фон Рейера, А.П. Турчанинова. К марту было собрано 19 841 рубль 20 копеек. Комиссия предложила реализовывать

31


собранные средства следующим образом: 1. Устроить в Николаеве и пригородах кружечный сбор; 2. Организовать новые швейные мастерские для пошива белья фронтовикам; 3. Организовать сборный пункт приема пожертвований натурой (белье, продовольствие); 4. Устроить санитарный вагон; 5. Организовать призрение детей убитых на фронте. 19 февраля А.Н. Соковнин пригласил к себе на квартиру членов исполнительной водопроводной комиссии и городского архитектора Л.Л. Роде для обсуждения инструкции по деятельности комиссии, плана работ, утвержденного технико-строительным комитетом при Министерстве внутренних дел, и других важных вопросов. А.Н. Соковнин (при поддержке О.А. Энквиста) добился в Санкт-Петербурге решения о возврате городу перебора сумм полукопеечного сбора, отчисленных в казну за устройство кабатажной гавани. Сумма составила более 560 000 рублей. 14 мая в садике Зимнего морского собрания состоялся прощальный вечер с николаевским градоначальником О.А. Энквистом, назначенным младшим флагманом 2-ой Тихоокеанской эскадры. 17 мая А.Н. Соковнин присутствовал при закладке храма Кас­ перовской Божьей Матери. В этот же день было открыто здание яхт-клуба (архитектор Л.Л. Роде). 18 мая в Николаев прибыл вновь назначенный градоначальником контр-адмирал А.С. Загорянский-Кисель с женой Евгенией Николаевной. А.Н. Соковнин возглавил группу встречающих и преподнес новому градоначальнику на серебряном блюде хлеб-соль. В этот же день городской голова уведомил управу, что Министерство внутренних дел разрешило 1 100 000 рублей из трехмиллионного займа расходовать на строительство водопровода. 21 мая, в 12.00, произошла торжественная церемония закладки городского водопровода на месте бывшего велосипедного трека по Католической улице – возле обсерватории, где планировалось возвести водопроводную башню по проекту В.И. Вебера. На церемонии присутствовали супруги Энквисты, Загоранские-Кисели, Соковнины, В.И. Вебер и еще 130 важных персон. Молебен совершили священнослужители М. Романский, П. Еланский, А. Здетовецкий. Заложена медная с инкрустацией из серебра доска с гравированной надписью: «Сей водопровод

32


заложен в благословенное царствование государя-императора Николая II годе 1904 21 мая в бытность градоначальника контрадмирала О.А. Энквиста и присланного вновь назначенного А.С. Загоранского-Киселя трудами городского головы А.Н. Соковнина и членов управы: Греховодова, Михайлова, Максимова, Семенова...». В большой квадратной плите было сделано гнездо, куда положили закладную доску и монеты «на счастье», а сверху закрыли такой же плитой. Произнесены речи, в которых прослежен долгий и трудный путь прокладки городского водопровода. Г.А. Властелица отметил роль городского головы: «Не будь этой бешеной энергии у А.Н. Соковнина, мы сегодня не присутствовали бы на этом торжестве». И.С. Каннегисер в своей речи был очень образен: «Вы, Алексей Николаевич, разрубили этот узел (водопроводный вопрос) и я пожелаю, чтобы из каждого конца веревки разрубленного узла потекла живительная влага во славу тех, кто разрубил гордиев узел». Герои дня отвечали благодарностью и признавались в любви к городу и николаевцам. В.И. Вебер отмечал, что в Николаеве он родился, вырос, учился в Александровской мужской гимназии, здесь и сейчас живут его родные, поэтому интересы города ему близки. 1 июня учреждено Общество попечения о бедных и бесприютных еврейских детях г. Николаева в помещении Городского кредитного общества. 24 июня на заседании исполнительной водопроводной комиссии, на котором присутствовал градоначальник, А.Н. Соковнин зачитал текст выписки из журнала технико-строительного комитета с поэтапным планом прокладки водопровода. 25 июня окончено замощение 1-й Слободской улицы (от Одесской до Кузнечной), продолжались работы по расширению мостовой между Кузнечной и Мельничной. На церемонии закладки водопровода, завершившей долгие годы борьбы за решение этого наиважнейшего для города вопроса, из уст городского головы прозвучали фактически прощальные слова. Он говорил о том, что уже 25 лет живет в нескольких верстах от Николаева: «Я сжился с городом, мне всегда были близки его интересы. Не хотелось бы расставаться с Николаевом и оставлять уютное гнездо… Я рад, что сумел заслужить здесь некоторое сочувствие» [48]. 12 июня 1904 года А.Н.  Соковнин назначен управляющим отделами городского хозяйства при Главном управлении по делам местных хозяйств в Санкт-

33


Петербурге [49], в 1906 году – членом Государственного совета. 11 июля с женой он уехал ночным пароходом. Сначала – в Одессу, откуда железной дорогой последовал к месту своего нового назначения – в Санкт-Петербург. Провожали бывшего городского голову, не отслужившего полностью четырехлетний срок, П.С. Греховодов с другими членами управы, правитель канцелярии В.А. Сергеев, полицмейстер Г.И. Иванов. Греховодов преподнес Марии Ричардовне Соковниной букет чайных роз с белыми шелковыми лентами. Среди провожающих был инженер В.И. Вебер [50]. Много лет спустя в связи с празднованием 100-летия начала действия городского водопровода было много справедливых слов сказано в адрес городских гласных, инициировавших это полезное дело, и талантливого инженера, нашего земляка Виктора Ипполитовича Вебера, составившего технический проект водопровода и канализации. Вспомнили о его трагической гибели 24 июня 1905 года. Инженер погиб, упав в шахту колодца во время проведения экскурсии ученикам железнодорожного училища. Стали известны слухи, которые долгое время хранили потомки Вебера как семейную легенду, о причастности А.Н. Соковнина к гибели Виктора Ипполитовича из-за ревности. Если бы драматический рассказ остался семейной тайной, автор этой работы о Соковниных не стал бы ворошить «скелеты в шкафу». Но эта версия была обнародована николаевским журналистом и на страницах местной газеты, и в известной телепередаче [51]. Поэтому мы и решились на столь детальное перечисление всех заслуг Соковнина, чтобы стало очевидным: такой человек не мог быть причастен к скандальной истории. Семейные легенды должны храниться в кругу близких родственников, не стоит их делать достоянием гласности, потому что их нелепость марает не столько Соковнина, сколько память о трагически погибшем инженере. Много было сделано Алексеем Николаевичем Соковниным на посту николаевского городского головы. Возможно, было бы сделано еще больше, не сложись в стране и в самом городе столь тяжелая ситуация. В 1904 году началась непопулярная в народе война с Японией. Взрыв броненосца «Петропавловск», при котором погиб Степан Осипович Макаров и был тяжело ранен наш земляк капитан корабля Николай Матвеевич Яковлев, словно возвестил о несчастьях, которые еще долгие годы будут пре-

34


следовать Россию. Военные расходы не позволили планируемые денежные средства, взятые в кредит у Бессарабо-Таврического банка, направлять на развитие города. Бесконечные забастовки и стачки, умело разжигаемые классовые распри, беспорядки, организованные созданным в апреле 1901 года Николаевским комитетом Российской социал-демократической рабочей партии, – все это приводило к хаосу и экономической нестабильности. 25 июня 1904 года по положению комитета о забастовках николаевское градоначальство было включено в список местностей, находящихся в состоянии усиленной охраны [52]. Вскоре в газете «Южная Россия» поместили объявление об аукционе, который должен был пройти 10 октября 1904 года, «за прекращением хозяйства в Марьевке имении А.Н. Соковнина. Продаются ремоненты: лошади полукровки рысистой породы, рогатый скот: волы, коровы, быки и т.д.; овцы курдючные, мясные, помесь с косвудами высокого сорта. Мертвый инвентарь: гарбы, сеялки, веялки, сноповязалки системы Массей и Гаррис, Кремера, бороны и т.д. Имение находится в 6 верстах от станции Щербина Харьковско-Николаевской железной дороги в 30 верстах от Николаева» [53]. Соковнин в это время достаточно часто посещает Николаев. Его приезды не остаются незамеченными. Журналисты берут у него интервью по животрепещущим вопросам. Алексей Николаевич отвечал на вопросы о смертной казни: «Я лично всегда был против смертной казни, но в настоящее время против ее отмены…», о сложных отношениях между Государственным советом и Государственной думой, о роспуске последней: «Народные представители не оправдали возлагаемых на них надежд»; по поводу новых выборов [54]. В этих поездках его сопровождал начальник главного управления по делам местного хозяйства Михаил Николаевич Гербель. Они встречались с городским головой И.А. Баптизманским и его помощником Н.П. Леонтовичем [55]. Городские дела живо интересовали Соковнина, по видимому, на таких встречах рассматривались перспективы развития города. Известие о кончине Алексея Николаевича 9 декабря 1907 года в имении Марьевка было неожиданным. 11 декабря тело прибыло в Николаев к Шлагбауму, оттуда его на руках перенесли в кладбищенскую церковь. 12 декабря после литургии гроб с телом умершего предали земле. Проститься с А.Н. Соковни-

35


ным пожелали представители Главного управления по делам местного хозяйства, продовольственной части земского отдела Министерства внутренних дел, николаевского городского общественного управления, его служащие и многие частные лица [56]. 8 января 1908 года на заседании думы была зачитана телеграмма от вдовы Соковнина: «Прошу Вас принять лично и передать всем гласным городской думы, почтившим память моего покойного мужа, искреннюю благодарность за выраженные чувства» [57]. Вскоре вновь был объявлена аукционная продажа в имении Алексея Николаевича. 5 октября 1908 года состоялись торги. Продавался сельскохозяйственный инвентарь, лошади, рогатый скот, овцы, двенадцатисильный локомобиль с молотилкой и мельничными поставами, косарки, сноповязалки, плуги, букари и пр. [58]. Хозяйство, столь долгие годы обустраивавшееся хозяином, приходило в полный упадок. Но земля и помещичья усадьба на продажу не выставлялись. Здесь продолжала жить Мария Ричардовна. Известный краевед, собиратель николаевской старины Владимир Андреевич Филевский рассказывал автору этой книги о том, что вдова в имении жила не одна, а с воспитанницей. В 1918 году их убили, надругавшись над ними, какие-то вооруженные бандиты, то ли это были действительно уголовники, то ли новые власти так расправлялись с бывшими хозяевами имения – неизвестно. Опять же, по неподтвержденным документально, а лишь устным воспоминаниям, известно, что кто-то из близких привез тело Марии Ричардовны в Николаев, на городское кладбище, похоронил в семейном склепе, над которым уже стоял памятник: ангел распростер крылья над могилой страдальцев. Заранее изготовили барельеф, на котором любящие супруги были изображены вместе, стояла плита, установленная коллегами Алексея Николаевича, со словами:

Пройдутъ года, твой прахъ въ земле истлеетъ Сотрутся надписи, скривится Крестъ под бременем годовъ, Но на друзей твоихъ от имени простого Соковнинъ, Поэзией ума и благородствомъ чувствъ повъет.

36


Плита с посвящением на могиле А.Н. Косякова

Памятник на могиле А.Н. Косякова, до и после разрушения. Николаевский старый городской некрополь

37


Грамматиковы и Иван Константинович Айвазовский

Д

очь Николая Михайловича и Любови Петровны Соковниных София была замужем за Иваном Ставровичем Грамматиковым. Род Грамматиковых играл роль первенствующей фамилии в Феодосии в течение всего XIX века. Родоначальником российских Грамматиковых стал Эммануил Эммануилович (1773–1829), приехавший из Греции в 1795 году сначала в Ахтиар (Севастополь), где занимался подрядами во флоте, а после переезда в Феодосию служил на таможне переводчиком до 1809 года, затем чиновником в канцелярии центральной карантинной конторы, дослужился до чина титулярного советника. Владел рыбным заводом, садами, почтовыми станциями, гостиным двором. После смерти его жены, Дом в Феодосии, в котором жила С.Н. Грамматикова (дом указан стрелкой)

38


Иван Константинович Айвазовский

Смарагды Дмитриевны, в 1870 году начал действовать их совместный пятимиллионный благотворительный капитал. В память Грамматиковых улицу, на которой они жили в Феодосии, в конце XIX в. назвали Грамматиковской (сейчас Украинская). Были в роду Грамматиковых коллежский асессор Ставро Дмитриевич, дворянский заседатель Феодосийского уездного суда; помещик Эммануил Ставрович, принявший деятельное участие в создании нового железнодорожного вокзала станции Ички (1892). Перед Первой мировой войной она была названа Грамматиково (сейчас Советская). Иван Ставрович Грамматиков был первым мировым судьей Феодосийского округа (1869–1892), дважды состоял председателем мирового съезда. Александр Ставрович был сначала членом, а затем председателем земской управы (1884–1910). Его имя носит больница в селе Семь-Колодезей. Иван Ставрович был попечителем благотворительного капитала Э.Э. и С.Д. Грамматиковых [59]. Екатерина, старшая дочь Николая Ставровича Грамматикова, вышла замуж за Михаила Пелопидовича Латри (1875–1942), представителя киммерийской школы живописи, художника по керамике, внука известного российского художника-мариниста Ивана Константиновича Айвазовского (1817–1900). С Грамматиковыми-Соковниными великого мастера связывали не только родственные, но и тесные дружеские отношения. В Феодосийской национальной картинной галерее имени И.К. Айвазовского хранятся 417 работ художника, среди которых есть полотно под названием «Айвазовский в кругу друзей» (1893). Художник сидит за столом, а за ним стоят братья Грамматиковы: справа – Александр, слева – Николай и Иван. В историко-мемориальном зале галереи экспонируются фотографии и личные вещи И.К. Айвазовского. Почти на всех групповых фотографиях присутствуют Николай Михайлович и Любовь Петровна Соковнины, а также Грамматиковы.

39


17 1 19

2 21

16 3

1. 2. 3. 4. 5. 6. 7. 8. 9. 10. 11.

Александр Иванович Грамматиков – студент СПб. университета, сын Софьи Николаевны Грамматиковой; Софья Николаевна Грамматикова, урожденная Соковнина, попечитель Феодосийской женской гимназии, супруга Ивана Ставровича Грамматикова; Иван Константинович Айвазовский, художник-маринист; Анна Никитична Айвазовская, супруга Ивана Константиновича во втором его браке; Михаил Пелопидович Латри, внук Ивана Константиновича; Александр Пелопидович Латри, внук Ивана Константиновича; Николай Михайлович Соковнин, вице-адмирал, отец Софьи Николаевны; Александр Ставрович Грамматиков, председатель Феодосийской Земской управы; Иван Ставрович Грамматиков, супруг Софьи Николаевны; Елена Ивановна Грамматикова, дочь Ивана Ставровича; Антон Павлович Чехов – писатель;

4


5 14

6 7

15

13 8 20

10

12

18

9

11

18 апреля 1900 года в имении И.К. Айвазовского «Шейх-Мамай» (Фотографию и комментарии предоставил В.Д. Шляхов) 12. Ольга Леонардовна Книппер-Чехова, супруга Антона Павловича; 13. Иван Алексеевич Бунин – писатель; 14. Дмитрий Наркисович Мамин-Сибиряк – писатель; 15. Н.Д. Телешов – писатель; 16. М. X. Короткевич; 17. В.Э. Мейерхольд – актер; 18. Военный в белой фуражке – предположительно штабс-капитан А.К. Шведов, был женат на одной из Грамматиковых; 19. Густав Антон Дуранте; 20. Эммануил Ставрович Грамматиков – помещик Феодосийского уезда; 21. Дочь И.К. Айвазовского – Елена Ивановна. Вокруг И.К. Айвазовского расположены актеры МХТ (Московского Художественного театра).


Жизненный и творческий путь Ивана Константиновича Айвазовского описан в довольно многочисленной искусствоведческой литературе. Нет отдельной работы, посвященной связи известного художника-мариниста с Северным Причерноморьем. Автор возьмет на себя смелость наметить штрихами взаимоотношения Айвазовского с нашим краем в рамках работы о родственниках и друзьях Айвазовского – представителях рода Соковниных. Настолько крупна и необъятна для исследователей фигура художника-передвижника, что не стоит обходить вниманием даже крупицы фактов, свидетельствующих о роли Ивана Константиновича в нашей региональной истории. В 1838 году по приглашению Н.Н. Раевского-младшего, начальника Кавказской береговой линии, и А.И. Казначеева, губернатора Феодосии, Айвазовский провел два лета в Крыму, где он не только знакомился с величественно красивыми и малоизвестными к тому времени восточными берегами Черного моря, но и лично присутствовал при десантировании берегов Мингрелии, принимал участие в экспедиции для высадки в долине реки Шахе (форт Лазарева), делал наброски для картины «Десант отряда в долине Субаши». В 1840 году картины «Десант отряда в долине Субаши» и «Вид Севастопольского рейда с военными судами» приобретены Николаем I, Айвазовский получил звание художника XIV класса и личное дворянство. В картинах он дает портреты своих новых знакомых: М.П. Лазарева, В.А. Корнилова, П.С. Нахимова, А.И. Панфилова. Много вечеров он провел в беседах с М.М. Нарышкиным, князем А.И. Одоевским, Н.И. Лорером. Можно предположить, что мог видеться с Н.М. Соковниным, хотя существование в обстановке военных действий могло и не способствовать таким встречам. В 1844 году И.К. Айвазовский был назначен живописцем Главного морского штаба. Именно с этим почетным назначением связано появление исторических полотен художника: «Петр I на берегу Финского залива» (1846), «Чесменский бой» (1848), «Наваринский бой» (1848), «Бриг „Меркурий” ведет бой с двумя турецкими судами» (1892) и многих других. Высокий покровитель Айвазовского император Николай Павлович заботился о расширении круга его художественных наблюдений и впечатлений. Современники вспоминают случай, когда для ознакомления художника с эффектом рикошета ядра

42


по морской поверхности государь повелевает в его присутствии произвести серию выстрелов в Кронштадте. Для ближайшего ознакомления с движением военных кораблей во время морских сражений Николай I предлагает присутствовать Айвазовскому на маневрах в Финском заливе, берет его при поездке из Николаева в Севастополь на смотр военных судов Черноморского флота в 1851 году [60]. Неудивительно, что, как только начали разворачиваться события Крымской войны, художник был готов отобразить на своих полотнах героические страницы основных сражений и центрального события войны – обороны Севастополя. Синопский бой 18 ноября 1853 года Иван Константинович живописал после тщательных расспросов его участников. Более того, как сообщает очевидец, николаевец, служивший в Севастополе, мичман Федор Григорьевич Иванов, Айвазовский выставил свои четыре картины: «Синопский бой» (днем и ночью) и «двух видов битвы «Перваз-Бахри» (на буксире и турка под парами в Севастополе). Перед этими картинами – постоянно куча народа, в особенности офицерства. Сам Айвазовский постоянно там и, вслушиваясь в толки, исправляет свои ошибки. Эти картины он рисовал по заказу государя, и потом они отошлются в Петербург, кроме одной – четвертой, которую он дарит в библиотеку» (Ф.Г. Иванов – сестрам, 1 июня 1854) [61]. В некрологе, написанном действительным членом Одесского общества истории и древностей Андреем Павловским (И.К. Айвазовский состоит членом общества с 1871 года), указывается, что «неустанно работая, он постоянно устраивает выставки своих произведений не только в Петербурге, но и в других городах России: Москве, Одессе, Николаеве, Харькове, Риге» [62]. Думается, что, будучи живописцем Главного морского штаба, Айвазовский не мог не выставлять регулярно своих работ в двух центрах базирования Черноморского флота – Севастополе и Николаеве. Доподлинно известно о длительных пребываниях художника в имении Фальц-Фейнов Преображенка (Днепровский уезд Таврической губернии, сейчас Красный Чабан Херсонской области). С одним из его владельцев, Густавом Эдуардовичем Фальц-Фей­ ном, Айвазовский познакомился в Феодосии и был приглашен в имение, где к этому времени был отстроен «Белый замок» – беломраморный дворец в формах английской готики с шестидесятью жилыми комнатами, в которых стояли вазы с фруктами, корзины с виноградом и букеты цветов. Хозяев и их гостей обслуживал

43


6 3 1 5 22

2

1. 2. 3. 4. 5. 6. 7. 8. 9. 10. 11.

4

Александр Ставрович Грамматиков – председатель Феодосийской Земской управы; Софья Николаевна Грамматикова – урожденная Соковнина – супруга Ивана Ставровича; Иван Ставрович Грамматиков – мировой судья 1-го феодосийского участка; Любовь Петровна Соковнина – попечитель Феодосийской женской гимназии; Алексей Николаевич Соковнин – сын Любови Петровны; Суворин Алексей Сергеевич – издатель газеты «Новое время»: Митрофан Ставрович Грамматиков – гласный Таврической губернии; Александр Васильевич Новиков – гласный Феодосийской Земской управы, депутат Государственной думы; Николай Ставрович Грамматиков – гласный Феодосийской городской думы; Анна Никитична Айвазовская – супруга И.К. во втором его браке; Иван Константинович Айвазовский – художник-маринист;

7


8

9

19

12

15 14

13

16

17

18

11 10

20

21

Фотография сделана в 1888 году (предположительно) (Фотографию и комментарии предоставил В.Д. Шляхов) 12. 13. 14. 15. 16. 17. 18. 19. 20. 21. 22.

Александр Пелапидович Латри – внук И.К.; Михаил Пелапидович Латри – внук И.К.; Михаил Харлампиевич Лампси – зять И.К.; Антон Павлович Чехов – писатель; Константин Павлович Зием – судебный пристав; Елена Егоровна Мазирова – племянница И.К.; Александра Ивановна Лампси – дочь И.К.; В.А. Княжевич; Елена Ивановна Латри-Рыбницкая – дочь И.К.; М.Х. Короткевич; Мария Николаевна Соковнина (предположительно).


штат вышколенной прислуги, в который входили и садовник из Австрии, и повар из Франции, и жокей из Англии. Прекрасен был и английский парк с фонтанами, водопадами, прудами, искусно обустроенными гротами. После смерти Густава Эдуардовича Айвазовского любезно принимала его вдова София Богдановна (урожденная Кнауф). Художник имел здесь свою комнату, оборудованную под мастерскую, где написал множество пейзажей Северного Причерноморья. Один и тот же сюжет писал по многу раз, а иногда предоставлял Софье Богдановне право выбрать себе картину по вкусу. Денег никогда не брал, дорого ценил дружбу. Постепенно у Фальц-Фейнов сложилась достаточно обширная коллекция картин Айвазовского. Галерея помещалась в специально отведенной бело-золотой парадной зале дворца. После революции помещичий дом был разрушен, судьба картин неизвестна. От рук грабителей погибла и Софья Богдановна [63]. Сейчас в музее биосферного заповедника «Аскания-Нова» находится картина И.К. Айвазовского «Парад фрегатов», купленная внуком Софьи Богдановны бароном Эдуардом Александровичем Фальц-Фейном, живущим в княжестве Лихтенштейн. Картину барон купил в Англии на аукционе и подарил заповеднику в 1980 году [64]. Конечно, одна картина не может восполнить утрату крупной частной коллекции, в которой были полотна, отображающие неповторимость природы нашего края (Иван Константинович считал ковыль похожим на морские волны и любил свои степные пейзажи не меньше марин), но начало положено. Николаевский художественный музей также обладает небольшой, но очень качественной коллекцией полотен художника: «Закат солнца в Малороссии» (1863), «Утро. Морской залив» (1878), «Прибой» (1887), «Берег моря. Этюд» (1847), «Парусник» (1899), «Море», «Кофейня в Крыму». Но самым, пожалуй, известным полотном Айвазовского из собрания Николаевского художественного музея является полотно «Пушкин на берегу Черного моря» (1887). Пятидесятилетие творческого пути Иван Константинович Айвазовский встретил в Санкт-Петербурге в 1887 году. 26 сентября прошло торжественное чествование юбиляра в Академии художеств. Его Императорское Высочество великий князь Владимир Александрович, президент академии, передал Айвазовскому пожалованные ему знаки ордена Св. Владимира 2-й степени, выбитую специально к дате юбилейную медаль с изображением

46


И.К. Айвазовский. «Пушкин на берегу Черного моря»

Ивана Константиновича Айвазовского, а также адрес в бархатной темно-синей папке с золотой тисненой дарственной надписью. Вечером в Троицком переулке, в зале, где прежде помещался художественный клуб, состоялся торжественный обед. 7 октября 1887 года И.К. Айвазовский дал ответный обед для 150 близких знакомых в одном из известных петербургских ресторанов. Для каждого приглашенного художником была написана небольшая картинка, вставленная в паспарту с его портретом, на котором мастер изображен сидящим перед картиной с палитрой и кистью в руках [65]. Но кульминацией праздника, конечно, была персональная выставка, на которой и была впервые показана картина «Пушкин на берегу Черного моря». После закрытия выставки ее автор подарил полотно музею при Императорской Академии художеств. В 1914 году картина вместе с иными двумястами произведениями искусств, переданными Русским музеем Александра III и музеем Академии художеств, составили первую коллекцию открытого Николаевского музея изящных искусств. Картина И.К. Айвазовского «Пушкин на берегу Черного моря» была записана под инвентарным номером 1, «прожила» свою трудную и почетную жизнь в музее и сейчас экспонируется в одном из залов художественного музея имени В.В. Верещагина [66].

47


Другие Соковнины.

Вместо заключения

П

околенная генеалогическая роспись Соковниных может стать источником для многочисленных исследований всех ветвей этого рода. Нас, конечно, интересует: еще кто-либо из Соковниных, помимо Алексея Николаевича, был ли связан с Николаевом? В «Путеводителе и адрес-календаре города Николаева на 1869 год» можно найти состав Николаевского отделения Российского технического общества. При председателе Константине Ивановиче Константинове, заведующем Николаевским ракетным заведением, секретарем-казначеем был Николай Александрович Дом, в котором жил Н.А. Соковнин. Николаев, ул. Спасская, 10

48


Соковнин. Сначала у автора книги были даже сомнения: не напутали ли составители календаря Е. Павловский и В. Ильин с отчеством секретаря-казначея? Не сам ли вице-адмирал Николай Михайлович сотрудничал в обществе со своим давним знакомым Константиновым? Благодаря находке, которую сделал старший научный сотрудник Николаевского краеведческого музея Игорь Владимирович Гаврилов, работая с метрическими книгами в Государственном архиве Николаевской области, это заблуждение удалось развеять. 3 июля 1866 года в гимназической церкви сочетались браком преподаватель Александровской мужской гимназии Николай Александрович Соковнин, 25-ти лет, и дочь умершего капитана 1-го ранга Льва Андреевича Ергомышева, семнадцатилетняя Любовь. Через год у них родилась дочь Лизанька, которую крестили 4 июня 1867 года, а восприемницей при крещении была ее бабушка, Елизавета Павловна Соковнина (урожденная Яблочкова), жена землевладельца Екатеринославской губернии поручика в отставке Александра Александровича Соковнина. И если проследить эту линию Соковниных по генеалогическому древу, мы увидим, что еще один «николаевский» Соковнин – Николай Александрович – являлся внуком гвардии прапорщика Александра Николаевича Соковнина, правнуком полковника Николая Васильевича и четырежды правнуком Федора Прокофьевича, боярина при дворе царя Алексея Михайловича, о котором шла речь в самом начале нашего повествования. Удивительно, но мы можем рассказать о представителях этого старинного рода, живущих в наши дни, неравнодушных к истории своей семьи, восстанавливающих ее по крупицам и делящихся радостью этих открытий с окружающими. Автор этой книги имеет счастье состоять в переписке с Нинель Харитоновной Соковниной. Потомком ее мужа, Валентина Николаевича, также является боярин Федор Прокофьевич. Прапрадед Павел Михайлович Соковнин, поручик в отставке, помещик Одоевского уезда, являлся дядей адмиралу Николаю Михайловичу Соковнину, прадед Николай Павлович – помещик Кропивенского уезда – его двоюродным братом, дед Николай Николаевич был актером Тульского театра. У Николая Николаевича и его жены Надежды Николаевны было четверо детей. Нина Николаевна, кандидат экономических наук. Ее сын Валентин (1939 г.р.) окончил Украинский институт инженеров водного хозяйства, работает в системе водного хозяйства

49


Николай Николаевич и Надежда Николаевна Соковнины, 1910. Лицевая и обратная сторона фотографии., (передала Н.Х. Соковнина)

Украины, специалист по очистным и водозаборным сооружениям, автор более 30 изобретений. Его жена, Нинель Харитоновна (1941 г.р.), работает заведующей научно-проектным отделом инженерной защиты территории и охраны среды НИИ проектирования городов. Их сын, Артем (1966 г.р.), окончил Киевский политехнический институт. В настоящее время является директором фирмы по строительству яхт «Орияна» [67]. В Феодосии живет Владимир Евгеньевич Шляхов, правнук Елены Ивановны Грамматиковой, вышедшей замуж за Георгия Феликсовича Здановича, директора Общества разработок марганцевых руд (Кутаиси), народника, участника «процесса 50-ти». Владимир Евгеньевич увлечен историей Феодосии, скрупулезно изучает родословную Соковниных-Грамматиковых.

50


Источники и литература 1. Русский биографический словарь / Составитель А.А. Половцев. – Т. 19.– СПб., 1897. – С. 48–50. 2. Федорченко В.Ф. Дворянские роды, прославившие Отечество // Энциклопедия дворянских родов. – Красноярск: Бонус; Олма-Пресс, 2004. 3. Веселовский С.Б. Исследования по истории служилых землевладельцев. – М.: Наука, 1969. – С. 156. Черников С.В. Дворянские имения Центрального Черноземного региона России в I половине XVIII века. – Рязань, 2003. – С. 122, 125, 127, 129, 144. 4. Тихонов Ю.А. Подмосковные имения русской аристократии во II половине XVII – начале XVIII вв. // В кн.: Дворянство и крепостной строй России XVI-XVIII вв.– С. 140. 5. Богословский М.М. Петр I: Материалы для биографии. – Т. 1 – М.,1940. – С. 391. 6. Пушкин А.С. Сочинения в 3 т. – Т. 1 – М.: Художественная литература, 1985. – С.  492. 7. Федорченко В.Ф. Указ. соч. 8. Афанасьев В.В. Жуковский. Жизнь замечательных людей. – М.,: Молодая гвардия, 1986. 9. Тургеневское собрание Н.М. Чернова. – http://www.turgenev. org.ru/e_book/chernov. sobraine.htm 10. Горохов В.Д. Воздушный корабль адмирала. – Феодосия: Господин оформитель, 2004. – С.116. 11. Лорер Н.И. Воспоминания. Записки декабриста. – Восточно-Сибирское книжное издательство, 1984. 12. Общий морской список. – Ч. VII – СПб., 1893. 13. Горохов В.Д. Указ.соч. – С. 22. 14. Морской сборник. – 1854. – № 12. 15. Морской сборник. – 1857. – № 1.

51


16. Письмо Н.М. Соковнина – Н.А. Аркасу от 26.03.1858. – Фонды Николаевского областного краеведческого музея (НОКМ), Д-8103. 17. Березовська Т.В. Iсторичний портрет роду Аркасiв. – Миколаїв: Видавництво МДАУ, 2006. – С. 66–67. 18. Фонды НОКМ, д-8103. 19. Горохов В.Д. Указ. соч. – С. 27. 20. Аннотация к автографу Н.М. Соковнина – Internet – www. gosarhiv.sevastopol.ius.net 21. К.К. (Красунский К.) Морской ученый комитет // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. – Т. – СПб.,1896. – С. 911. 22. Аннотация к автографу… 23. Горохов В.Д. Указ соч. – С. 50–52. 24. 24. Русский биографический словарь. – С. 50. 25. Морской список. – ч. 11. – СПб., 1900. С. 558–561. 26. «Воздухоплаватель» – № 13. – 1 ноября 1880. 27. Курбатов В.И. Тайное общество масонов. – М.: Эксмо; Ростов-на-Дону: Наука-Пресс, 2007. – С. 266. 28. Государственный архив Николаевской области (ГАНО), ф-168, оп. 1, д. 279. 29. Виноградов В.К. Феодосия: Исторический очерк. – Феодосия, 1915. – С. 38–39. 30. Горохов В.Д. Указ. соч. – С. 77. 31. Некролог// Крым. – 9 февраля 1894. 32. Некрополь Георгиевского мужского монастыря. – http:// www.memento.sevastopol.ua/necropol.php?code=24 33. С М.И. Смирновой состоял в многолетней переписке В.Д. Горохов, автор книги о Н.М. Соковнине. 34. Послужной список А.Н. Соковнина от 18.01.1901. – ГАНО, ф. 229, оп. 1, д. 168, л. 1. 35. Карта Херсонского уезда. Составлена в 1893, исправлена в 1910. Издательство Херсонского уездного земства // Колекцiя карт та планiв фонду 302 Херсонського архiву Херсонської облас­ тi: Довiдник / Автор-укладач О. Шинкаренко. – Херсон, 2006. 36. Ястребов В.Н. Опыт топографического обозрения древностей Херсонской области // ЗООИД. – Т. XVII. – Одесса, 1894. – П. 37. 37. Адрес-календарь и справочная книжка Николаевского градоначальства на 1904. – Николаев: Русская типолитография, 1903.

52


38. Послужной список А.Н. Соковнина от 3.02.1901. – ГАНО, ф. 216, оп. 1, д. 1053. 39. Сведения о личном составе городской управы. – ГАНО, ф. 216, оп.1, д. 879, л. 56–57. 40. Послужной список В.Ф. Соболева. – ГАНО, ф. 216, оп.  1, д. 1053, л. 15. 41. Протокол чрезвычайного заседания Николаевской городской думы от 17.01.1901. – ГАНО, ф. 216, оп. 1, д. 1053, л. 5–6. 42. Докладная записка гласного городской думы статского советника К.С. Канина. – ГАНО, ф. 229, оп. 1, д. 168, л. 15. 43. Докладная записка и.д. городского головы П.С. Грехово­ дова. – ГАНО, ф. 229, оп. 1, д. 168, л. 23. 44. Справка из окладных книг Николаевской городской управы. – ГАНО, ф. 229, оп. 1, д. 168, л. 27. 45. Южанин. – № 103. – 22 апреля 1901. 46. Адрес-календарь и справочная книжка Николаевского градоначальства на 1904. 47. Кремiнь Т.Д. Потiк води живої. До 100-рiччя заснування Миколаївського міського водопроводу. – Миколаїв: Iлiон, 2006. – С. 37. 48. Южная Россия. – № 129. – 22 мая 1904. 49. ГАНО, ф. 216, оп. 1, д. 1053, л. 82. 50. Хронология составлена на основании архивных документов и публикаций в газетах «Южная Россия», «Южанин», «Николаевская газета», «Николаевский курьер», «Утренний курьер». 51. Кремiнь Т.Д. Трагiчна смерть iнженера Вебера: нещасний випадок чи «вбивство на замовлення»?// Рiдне Прибужжя. – 10,13 сiчня 2009. 52. ГАНО, ф. 229, оп. 4, д. 130, л. 1. 53. Южная Россия. – № 245. – 24 сентября 1904. 54. Николаевская газета. – № 160. – 14 июля 1906. № 179. – 5  августа 1906. Утренний курьер. – № 39. – 19 сентября 1906. 55. Николаевская газета. – № 471. – 8 августа 1907. № 524. – 13 октября 1907. 56. Николаевская газета. – № 571. – 11 декабря 1907. 57. Николаевская газета. – № 593. – 10 января 1908. 58. Николаевский курьер. – № 193. – 3 октября 1908. 59. Сообщил В.Е. Шляхов по материалам книги В. Гейман Феодосия в прошлом.1918 г. В.А. Грамматиков. Генеалогическое древо Грамматиковых. – http://baza.vgd.ru/11/57658

53


60. Павловский А. Иван Константинович Айвазовский. Некролог // ЗООИД. – Т. 23. – 1901 – С. 9. 61. Пономарева Е.В. Письма мичмана Ф.Г. Иванова как эпистолярный источник по истории начального периода Крымской войны.1853–1856 // Материалы Международной научно-исторической конференции «Оборона Севастополя 1854–1855  гг.  – главное событие Крымской войны». – Севастополь, 2006. – С. 132. 62. Павловский А. Указ.соч. – С. 10. 63. Дяченко В.В. Судьба частных художественных коллекций на Херсонщине в начале ХХ в. // Науковi записки Херсонського краєзнавчого музею. – Херсон: Айлант, 2005. – С. 35. 64. Русский дом в Лихтенштейне // Наше наследие. – № 1. – 1988. 65. Погребецкая И. Юбилеи И.К. Айвазовского // Сурб-хач (Крымское армянское общество) – № 1. – 1997. И.К. Айвазовский: документы и материалы. – Ереван: Айстан, 1967. 66. «Зруйнована i часом, i людьми…» Iсторiя створення, експонування та реставрацiй картини I.К. Айвазовського «Пушкiн на березi Чорного моря» // Вiдродження шедеврiв / Укладачі С.М.  Росляков, Л.Є. Тверiтiнова, М.Ф. Титов. – К.; Миколаїв: Шамрай, 2006. – С. 38. 67. Сообщила Н.Х. Соковнина. 68. Сообщил В.Е. Шляхов.

54


Содержание Соковнины – древнейший дворянский род Российской империи .......................................................

3

Адмирал Николай Михайлович Соковнин .............................

10

Николаевский городской голова Алексей Николаевич Соковнин .............................................

20

Грамматиковы и Иван Константинович Айвазовский ............

38

Другие Соковнины. Вместо заключения ...............................

48

Источники и литература .......................................................

51


Науково-популярне видання

Пономарьова Олена Володимирівна (російською мовою)

Соковнiни Коректор Кочеткова Н.В. Верстка, дизайн Рябошапка С.А. Підп. до друку 21.10.10. Формат 64х90/32. Папір офсет. Гарн. PragmaticaC. Друк офсет. Ум. друк. арк. 3,5. Наклад 400 прим. Зам. № 161

Видавець і виготовлювач Видавництво Ірини Гудим 54030, м. Миколаїв, вул. Адміральська, 20 Тел. (0512) 37-37-18 (0512) 37-27-00 irina.gudym@gmail.com gydim.nikportal.net , Свідоцтво суб єкта видавничої справи МК № 3 від 14.05.2002


Легендарные имена. Соковнины  
Легендарные имена. Соковнины  
Advertisement