Page 1


ОТ РЕДАКТОРОВ Театр начинается... с дверей! До вешалки еще дойти надо. Представляем вам первый выпуск альманаха «Двери», посвященного жизни любительских театров. Цель альманаха, как и фестиваля «Двери», — популяризация любительского театра и театра в целом. Что такое любительский театр? Чем живут эти театры? Как стать актером-любителем? Как организовать свой театр? Какие есть подводные камни на этом пути? На все эти и другие вопросы мы будем отвечать. А еще мы будем: - публиковать тексты разных пьес, которые можно поставить своими силами; - знакомить с актерами, режиссерами, звуковиками и другими творческими личностями; - нести свет знаний с помощью мини-лекций Ф. Морронье. И мы будем развиваться. Мы будем общаться с вами. Ну? Будем!

Си и Галь, редакторы альманаха «Двери».

Си

Галь

Привет! Приятно, что вы листаете этот альманах. Первый выпуск мы готовили узким кругом энтузиастов. Сразу хочу сказать спасибо Галю за половину работы. Спасибо Юле Новиковой за логотип и остальную дизайнерскую скорую помощь. И спасибо всем, кто с нами создавал этот первый номер. Мы постарались сделать первый выпуск интересным не только нам, но и вам. Сейчас для нас главное рассказать о нас и о нашем проекте как можно большему кругу людей. Мы ищем и любительские театры, и зрителей. Поэтому смело скидывайте ссылку на этот альманах друзьям и знакомым, которые интересуются театром. Да и тем, кто не очень пока интересуется театром, тоже скидывайте. Пора же когда-нибудь начинать!

Привет, актеры, режиссеры, зрители и просто сочувствующие! Перед вами — новый проект, аналогов которому в стране нет. Надеюсь, мы сможем сделать его по-настоящему интересным и местами даже полезным. Мы с вами — главные экспериментаторы, исследователи возможностей сцены и закулисья. И журнал этот — тоже эксперимент, ведь участие в его создании может принять любой желающий. Если есть что сказать, если в душе горит огонь, если вам просто небезразлична судьба любительских театров (ого, как звучит!) — присоединяйтесь! Делитесь с нами своими мыслями и идеями — и они непременно найдут отражение в этом альманахе. В добрый путь.

Фото Евгении Комаровой Альманах «Двери» №1

[3]


СОДЕРЖАНИЕ Что такое любительский театр? [Кто? Зачем? Для кого?]................5 В ЦЕНТРЕ ВНИМАНИЯ Откройте двери! [о фестивале «Двери»]...................9 ЗА КУЛИСАМИ Студенческий экспериментальный театр-студия «ARTvoyage» [театр-студия при БГУИР].........15 ПРЕДСТАВЛЕНИЯ ПРОДОЛЖАЮТСЯ Третий ингредиент [музыкальная комедия]................25 ДИАЛОГ Бесконечная Любовь [диалог с Любой Журомской]..35 ЛЕКЦИИ Ф. МОРРОНЬЕ Вкус театра [о кафе-театрах]............................45 БИБЛИОТЕКА Будущее не изменить [Анн-Мари Этьен]........................49 Использованные материалы [Что откуда]....................................73 Занавес [И поклон]......................................74

[4]

Альманах «Двери» №1. 2010

КАЛЕЙДОСКОП

НАД ВЫПУСКОМ РАБОТАЛИ Алена Иванюшенко Владимир Галак Евгения Комарова Катерина Карпицкая Никита Сидоренко Нина Шулякова Ф. Морронье Юлия Новикова Юра Соколов

В ВЫПУСКЕ ИСПОЛЬЗОВАНЫ ФОТОГРАФИИ Анны Ивановой Виталия Скалабана Лиды Зинович Сергея Протасовицкого Юлии Мацкевич

ВЕРСТКА

Верстка электронного альманаха «Двери» — это адаптированная под наши цели и задачи верстка журнала «Esquire». Мы решили не изобретать колесо.

ОБЛОЖКА

Дизайн Юлии Новиковой


Что такое любительский театр? [Кто? Зачем? Для кого?] Что такое любительский театр и чем он отличается от профессионального? А народный театр? Легко запутаться. Давайте разбираться.


ЛЮБИТЕЛЬСКИЙ ТЕАТР

Рондстудия «Спектакль такой-то», 2010 Фото Сергея Протасовицкого

Профессиональный театр — это театральный коллектив с постоянным составом, c собственной сценой и платными спектаклями. Для актеров-профессионалов театр — это работа. Они так зарабатывают на жизнь. У них есть профессиональное театральное образование. Спектакли идут каждый день во время театрального сезона. Народный театр — это самодеятельный театр, у которого есть полноценный репертуар и постоянная актерская труппа. Звание «Народный театр» может быть присвоено постоянно действующим любительским коллективам, у которых есть необходимые условия для репетиций и демонстрации спектакля. И, наконец, любительский театр — это непрофессиональ-

[6]

Альманах «Двери» №1. 2010

Актеры

ТЕАТР ДЛЯ АКТЕРОВ-ЛЮБИТЕЛЕЙ — ЭТО НЕ РАБОТА, ЭТО ОТДЫХ И УДОВОЛЬСТВИЕ. ный театральный коллектив, состоящий из актеров-любителей в основном без театрального образования. Театр для них — это не работа, это отдых и удовольствие. Любительские театры выступают нерегулярно, и их спектакли, обычно, бесплатные. Посмотрим на любительские театры пристальнее...

Кто становится актером любительского театра? Кто угодно. Главное, чтобы было желание играть, быть увлеченным театром, гореть им. Основная доля актеров-любителей — это студенты, которые днем учатся, а вечером в свое свободное время репетируют и работают над собой. Есть актеры, которые уже закончили университет, но расстаться с театром не могут и не хотят. Такие люди работают с 9:00 до 18:00, а вечером собираются, чтобы порепетировать.

Режиссер

Как и любому театру, любительскому не обойтись без режиссера.


Режиссеры любительских театров настоящие энтузиасты и преданные слуги театра. Чаще всего они не получают ни копейки за свою работу. В некоторых любительских театрах режиссеры — это бывшие актеры профессиональных, народных или любительских театров, в других театрах — это преподаватели с актерским талантом и выраженными качествами лидера. В принципе, в любительских театрах режиссерами могут быть сами актеры, которые собственноручно ставят свои спектакли. Но в таком случае им приходится прибегать к различным уловкам, чтобы увидеть себя со стороны и понять в какую сторону нужно двигаться и что нужно исправлять.

Сцена

Постоянной сцены у любительских театров, как правило, нет. Если театр привязан к факультету, то, чаще всего, именно там актеры репетируют и выступают. Но постоянной такую сцену назвать трудно, потому что расписание репетиций зависит от занятости зала. Излюбленное место для репетиций многих любительских театров — коридор на одном из верхних этажей родного факультета или свободная незапертая аудитория. Выйти порепетировать на сцену обычно получается за несколько дней до выступления.

Репертуар

В плане выбора материала для постановки любительский театр чувствует себя свободнее, чем профессиональный. Поскольку постановки некоммерческие и актеры-любители не

зависят от сборов, они могут не думать о рентабельности произведения и могут не проседать

ЛЮБИТЕЛЬСКИЕ ТЕАТРЫ СМЕЛО ЭКСПЕРИМЕНТИРУЮТ КАК С ВЫБОРОМ МАТЕРИАЛА, ТАК И В ПЛАНЕ ПОСТАНОВКИ: РЕЧЬ, ПЛАСТИКА, ДЕКОРАЦИИ. под давлением массового вкуса. Любительские театры смело экспериментируют как с выбором материала, так и в плане постановки: речь, пластика, декорации. Все что угодно. Благодаря любительским театрам, зрители могут познакомиться с самыми современными пьесами, до которых профессиональные театры смогут добраться только в следующем театральном сезоне.

Зрители

Одна из актуальных проблем для любительских театров — неизвестность. О них мало знают, у них нет бюджета, чтобы провести рекламную кампанию и рассказать о себе зрителям. Обычно дело ограничивается расклейкой афиш А4 в университетах.

Зачем?

Сложный вопрос. Зачем люди тратят свое свободное время на репетиции? Каждый ак-

тер-любитель отвечает на этот вопрос по-своему. Для кого-то театр — это вторая жизнь, для кого-то — дверь в беззаботное детство, для некоторых — это просто активный отдых, который приносит уйму новых эмоций и переживаний. Любительский театр может быть средством воспитания в себе новых качеств, преодоления робости и стеснительности, работа над собой. Многие здесь находят новых интересных друзей. Ну и, конечно, любой актер получает удовольствие от реакции зала: смех, напряженное молчание, сопереживание и аплодисменты. В момент поклона, когда зал выражает свое мнение — понравился им спектакль или нет — громкими аплодисментами, актер переживает сильный эмоциональный взрыв. Настолько приятный, что хочется снова и снова выходить на сцену с новыми спектаклями.

Любительский театр сегодня

Как сегодня обстоит дело с любительскими театрами в Беларуси? Любительские театры находятся в жестком закулисном андеграунде. Об их деятельности знают, в основном, сами актеры и их друзья. Само движение любительских театров децентрализовано. Нет единой базы, на которой можно было строить диалоги и обмен опытом между театрами. Любительские театры почти ничего не знают о своих коллегах. Спектакли ставятся достаточно редко: от 3 до 8 в год. Редкие показы спектакля в стенах родного ВУЗа, участие в немногочисленных студенческих концертах, Альманах «Двери» №1

[7]


ЛЮБИТЕЛЬСКИЙ ТЕАТР

и в принципе всё. Без постоянных выступлений теряется накопленный опыт, снова пропадает уверенность перед выходом на сцену. Но все может поменяться, если любительские театры объединяться и начнут «захватывать» зрителя вместе. Первые шаги уже сделаны: к ежегодному международному фестивалю «Тэатральны Куфар», на который с каждым годом становится сложнее попасть белорусским театральным коллективам, добавился новый независимый некоммерческий фестиваль любительских театров «Двери». Теперь еще появилось неперио-

дическое электронное издание, посвященное любительским театрам — альманах «Двери».

Что дальше?

Любительские театры продолжают работу над новыми постановками. У них появились новые площадки для выступления. С каждым днем зрителей становится все больше. Все больше и больше людей узнают про существование и репертуар любительских театров. Чем популярнее становится движение любительских театров, тем больше их будет появляться. И тем шире будет выбор у зрителей.

В будущем появятся новые проекты, построенные на синтезе искусств. Открытия фото- и других выставок, литературные встречи, презентации и прочее могут сопровождаться тематическими театральными выступлениями.

Итого

Любительский театр открыт для экспериментов, не претендует на профессиональность и предлагает зрителям бесплатную возможность окунуться в незабываемый мир. Си и Галь.

Bagatelle «Au revoir ! Grattez-vous bien !», 2010 Фото Лиды Зинович

Профессиональный театр Актеры Актерская игра Репертуар Выступления Техническое оснащение Зритель Стоимость

[8]

Альманах «Двери» №1. 2010

Любительский театр

Постоянная труппа актеров Непостоянная труппа энтузиастов с театральным образованием Профессиональная академическая Любительская, технически несовершенная Классические и современные Нет ограничения. Любительские театры произведения, выбранные, в основном, с готовы экспериментировать учетом вкуса современного зрителя Регулярные в течение театрального Нерегулярные, редкие сезона Профессиональное, богатый выбор декораций и реквизита

Ограниченные возможности в оформлении сцены

Требовательный Спектакли почти всегда платные, стоимость может варьироваться от 10 000 до 100 000 рублей

Снисходительный В основном спектакли бесплатные


В центре внимания

Откройте двери! [о фестивале «Двери»] С 13 по 15 октября 2010 года на сценах актовых залов филологического факультета БГУ и второго корпуса БГУИР прошел первый независимый некоммерческий фестиваль любительских театров «Двери». Под его знамена встали 6 до этого незнакомых друг другу любительских театров. Каждый день приходило не менее 200 благодарных зрителей (о неблагодарных история умалчивает). Фестиваль был освещен на ТВ, радио, в газетах, электронных СМИ.

Альманах «Двери» №1

[9]


В центре внимания

ФЕСТИВАЛЬ «ДВЕРИ»

Глава I «Возникновение» «Неожиданно» — вот подходящее слово, которым организаторы характеризуют произошедшее. Ведь все начиналось с идеи сделать небюджетный фестиваль, где будут только актеры и зрители, никакого жюри. Небюджетный — это значит с нулевой стоимостью для актеров, зрителей и нулевой материальной прибылью для самих организаторов — творческого капро-дуэта Сигаль. Независимый — это значит, что ни организаторы фестиваля, ни участники ни от кого не зависели (ни от спонсоров, ни от различных ведомств). Фестиваль ради искусства. Чтобы выйти на сцену и сыграть. Нет, отмотаем еще назад. Однажды «Сигалю» стало скучно и захотелось выступить на большой сцене перед зрителями. Но где? Когда? После мозго-

ОДНАЖДЫ «СИГАЛЮ» СТАЛО СКУЧНО И ЗАХОТЕЛОСЬ ВЫСТУПИТЬ НА БОЛЬШОЙ СЦЕНЕ ПЕРЕД ЗРИТЕЛЯМИ. вого штурма был сделан вывод, что в городе катастрофически не хватает полноценных крупноформатных мероприятий, где актеры-любители могли бы продемонстрировать себя, обменяться опытом, завести новых друзей.

[10]

Альманах «Двери» №1. 2010

Сделаем оговорку: бесплатных мероприятий, потому что не каждая любительская труппа обладает достаточным финансированием для участия в платных фестивалях. Так и родилась идея создания «Дверей». В интернете был брошен клич о поиске единомышленников, которых набралось как раз 6 штук. На уровне руководства филологического факультета БГУ

и ректората БГУИРа была получена необходимая поддержка и абсолютно безвозмездные сценические площадки для проведения репетиций и выступлений. Оказывается, идея о проведении подобного межвузовского любительского мероприятия уже давно витала в воздухе, только не хватало инициаторов. Театры моментально и с энтузиазмом включились в работу. Кроме того, к фестивалю посто-


янно присоединялись люди, готовые профессионально оказать помощь в его проведении, причем опять же безвозмездно. Так провелась рекламная компания. Так состоялся сам фестиваль.

Глава II «Становление» Результат превзошел все ожидания. Планируемый как «междусобойчик» от силы человек на 40, в день своего открытия он собрал более 400 зрителей. Недюжинный интерес проявляла и пресса. Организаторы рассказали о фестивале в передаче «Наше утро» (телеканал ОНТ), общались с журналистами из газеты «Знамя юности», о фестивале рассказали по радио «Культура» и радио «Столица», а в день открытияфестиваля приехала съемочная группа телеканала ОНТ, чтобы снять сюжет для выпуска новостей. И, конечно, фестиваль не обошли стороной интернетСМИ и различные сайты. Но главной благодарностью для организаторов стали счастливые лица зрителей и положительные отзывы о фестивале на странице его группы «Вконтакте» (http://vkontakte.ru/ club18121559). Если кратко, то фестиваль можно выразить следующими цифрами: Средняя посещаемость каждого дня — 300 человек, на открытие пришло более 400 человек. 6 театров. 37 актеров. 2 сцены. Во встрече в контакте 836 человек. В группе — 506 человек (на

Си и Галь открывают фестиваль Фото Юлии Мацкевич

ПЛАНИРУЕМЫЙ КАК «МЕЖДУСОБОЙЧИК» ОТ СИЛЫ ЧЕЛОВЕК НА 40, В ДЕНЬ СВОЕГО ОТКРЫТИЯ ФЕСТИВАЛЬ СОБРАЛ БОЛЕЕ 400 ЗРИТЕЛЕЙ. момент проведения фестиваля). Средняя продолжительность спектаклей — 40 минут. Общая длительность фестиваля — 265 минут. Открытие и закрытие длились 6 минут.

Глава III «Развитие»

Под этой маркой планируется проведение видеопоказов спектаклей, которые откроют для зрителя новые грани и возможности мирового театра. Будут проводиться встречи-капустники, где коллективы смогут не только заявить о себе, но и завести новые знакомства и просто приятно провести время. Следующие «Двери» планируются в начале мая 2011 года. Будет больше фестивальных дней. Будут новые площадки, интересные гости. Следите за обновлениями в группе. Удачи вам, любительские театры, новых театральных ощущений вам, зрители, и новых идей вам, организаторы чего бы то ни было! С Новым годом! Организаторы фестиваля «Двери» Си и Галь.

На сегодняшний день «Двери» становятся большим, чем просто театральный фестиваль.

Альманах «Двери» №1

[11]


В центре внимания

ФЕСТИВАЛЬ «ДВЕРИ»

[12]

Альманах «Двери» №1. 2010


Альманах «Двери» №1

[13]


В центре внимания

ФЕСТИВАЛЬ «ДВЕРИ»

Первый независимый некоммерческий фестиваль любительских театров

[14]

Альманах «Двери» №1. 2010


За кулисами

Студенческий экспериментальный театр-студия «ARTvoyage» [театр-студия при БГУИР] Действующие лица: Алана Айвори (А) — режиссёр, художественный руководитель Александр Чертков (Ч) — директор, организационных дел мастер Виталия Пришмонт (П) — актриса


За кулисами

ARTvoyage

Действие 1 Вначале была Шапокляк место действия: БГУИР время действия: 2004 год Очередной новогодний утренник. Среди прочих персонажей — озорная Шапокляк. Шапокляк — это не эффектная Эсмеральда, а просто тетушка-авантюристка, вроде бы не претендующая на гранты и букеты роз. И актриса, которая играет эту роль, — Алана Айвори — даже не подозревает, что после завершения программы к ней подойдёт художественный руководитель студенческого клу-

«АRTVOYAGE» — ЭТО НЕ ТОЛЬКО ПУТЕШЕСТВИЕ В ИСКУССТВО, ЭТО И ПУТЕШЕСТВИЕ К СЕБЕ, К ОТКРЫТИЮ СВОИХ ВОЗМОЖНОСТЕЙ, ТАЛАНТОВ, ЭТО ВОЗМОЖНОСТЬ «ИЗМЕНИВ СЕБЯ, ИЗМЕНИТЬ МИР» АЛАНА АЙВОРИ.

Алана Айвори, режиссер Фото Евгении Комаровой

ба Лариса Павловна Малярчук (сейчас директор — прим. авторов) с необычным предложением: оказывается, студенческому клубу БГУИРа не хватает театра. Она и предлагает Алане создать театральную студию в ВУЗе. Алана: Так как в то утро я играла тетушку Шапокляк, то и согласилась сразу на эту авантюру. Правда, тут же и забыла об этом. Потому что режиссером становится всерьез не собиралась, хотя и имею режиссерское образование. А в сентябре мне позвонили. И я решила попробовать. Так что, получается, за меня решила судьба. Судьба ли, случай ли, но Алана Айвори становится художественным руководитель и пульсирующим горячим сердцем театра-студии «ARTvoyage».

Действие 2 Закладывая фундамент место действия: БГУИР, актовый зал. время действия: 11 сентября 2004 года; 19.00. Ничем не примечательная, корявенькая бумажка формата А4. От руки на ней выведено объявление: «Всех, кто хочет быть актером и связать свою жизнь с театром, приглашаем». Это как раз тот случай, когда важна не форма, а содержание. 9 человек, которые пришли на первую встречу, ожидают, что же будет дальше. Они, «изображавшие ещё в школе Гамлета» и желающие продолжать это «ИЗО», смотрят на Алану.

Алана волнуется. А (про себя): И что мне с ними делать? Потом, после паузы, вслух, всем присутствующим выдыхает: «Не бойтесь, я сама боюсь!» Начало положено. Место встречи, которое, как говорится, изменить нельзя — актовый зал, заполняется рассказами «о себе». Это первое маленькое задание. Теперь 11-ое сентября приобретает для новорожденного коллектива праздничный статус: дата основания театра. Дальше — присматривание друг к другу, притирание, «примерка»... Поиск идей, интересных решений, точек соприкосновения, но, главное — пьесы, которая стала бы хорошим толчком для будущего полета. Пьесы, которая должна была бы открыть их театральный путь. А ищется она по принципу: находим — устраиваем читку — смотрим — оцениваем. Участники (пока еще именно участники, а не актеры) театра-студии пробуют свои идеи на вкус. Они строят свой большой разноцветный дом постепенно. Методом проб и ошибок. Так, например, отметается пластическая постановка. Поиски продолжаются.

Действие 3 Первая — самая настоящая Время действия: Однажды. Алана натыкается на пьесу «Самая настоящая» (В.Глоцер). Эдакая современная версия знакомой с детства сказки Андерсена «Принцесса на горошине». Алана читает ребятам. Им очень нра-

Альманах «Двери» №1

[17]


За кулисами

ARTvoyage

вится. Решено ставить. Ребятам везет: вопрос со сценой отметен изначально. Даже репетиции в обязательном порядке проводятся на сцене и только на ней. Такова договоренность.

РАНЬШЕ МЫ НАЗЫВАЛИСЬ «ТЕАТР-СТУДИЯ», А ТЕПЕРЬ ДОБАВИЛИ СЛОВО «ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЙ». НАМ ИНТЕРЕСНО ПРОБОВАТЬ НОВОЕ. Работа кипит. Изначально отведённого для репетиций времени — два дня по два часа — катастрофически не хватает. В течение полугода окончательно формируется состав (на сегодняшний день, от первопроходцев остались только Александр Чертков и Виталия Пришмонт; вся остальная команда — молодые люди, которые пришли в театр в прошлом сезоне; спектакль «Развеселые Нищеброды или Любовь и свобода» как раз и был сыгран дебютантами). Подходит время «Самой настоящей». Александр Чертков: Я пом-

Александр Чертков, актер Фото Евгении Комаровой

ню, что я ничего не помню. Стоял за кулисами и боялся момента открытия занавеса. Боялся выйти на сцену. Было очень страшно. Но этот страх, он идет по-нисходящей, когда ты концентрируешься на том, что главное — донести рассказ. Погружаясь в роль, ты забываешь о своих личных страхах. Спектакль справляет премьеру и больше не «появляется» на сцене. Уходят актёры-студенты, уходит состав и вслед за ним уходит постановка. Но за концом одной страницы, всегда следует начало другой.

Действие 4 В книге еще ох как много страниц! время действия: Наши дни В копилке у любительского театра «ARTvoyage» уже 7 постановок. Впрочем, сами себя называть любительским ребята не любят. Виталия Пришмонт: Я называю наш театр театром-студией. Все вместе — вся наша команда — пытаемся искать. Искать правду. Я бы назвала его скорее любимым театром-студией. Команда «ARTvoyage» — сплоченный коллектив. За всю историю своего существования (если верить самим ребятам) у них было только 2 крупных конфликта. Но и это препятсвие они преодолели: садились все вместе, откровенно разбирали, что кого не устраивает. Решали проблемы. Методика хороша, не зря ведь её применяют в клубах людей, числящихся под анонимностью.

«ARTvoyage» отличается от других в первую очередь своей экспериментальностью. Они не зацикливаются на чём-то одном умышленно, не создают для себя рамок. А.Ч.: Мы специально пробуем себя в разных жанрах. Раньше мы назывались «театр-студия», а теперь добавили слово «экспериментальный». Нам интересно пробовать новое. У многих театров есть некое единообразие в стилях постановок. Я не говорю, что это плохо, тем не менее… И еще одна отличительная черта этого театра в том, что у ребят есть Алана. Элегантная, невероятно пластичная и эмоциональная, она, как искуснейший ювелир, гранит алмазы. Актеры «ARTvoyage» наполняют и меняют, вдохновляются и вдохновляют, ищут и находят… Но самое главное, путешествуя сами, приглашают нас, зрителей в своё артпутешествие. Следующее из которых, по секрету говоря, проведет нас по лабиринтамженских страданий. П.: Это о нас, девочках, девушках, женщинах — про наше одиночество… А это, согласитесь, начало новой страницы…

«СоВетлIвая» Пара рецептов от «ARTvoyage», которые пригодятся на театральной кухне. Для приготовления театра нам понадобятся: • руководитель, который готов взять на себя эту ответ-

Альманах «Двери» №1

[19]


За кулисами

ARTvoyage

ственность, готов не только командовать, но и учить. •

люди, у которых есть мотивация и интерес. Потому что придется преодолевать трудности. И не только связанные с финансированием. Всё-всё придется делать своими руками и создавать с нуля. Необходимо будет выкладываться, не жалея сил.

ПОМНИТЕ: Во главе театра, должна стоять личность талантливая, беспокойная, творческая, юная душой и, немного деспотичная (без этого творчество может превратится в басню «Лебедь, рак и щука»). Чтобы корабль поплыл, надо, поставить очень высокую планку. Как говорится, падать, так с большого коня. Не думать, а действовать! На сцене главное — действие! Театральная студия — это ответственность. Это не индивидуальное занятие, это групповое занятие. Один за всех и все за одного, так сказать. Потому что в театре все взаимосвязано — если ты опоздал на репетицию, то можешь сорвать работу целого коллектива.

Основные ингредиенты успешного спектакля: •

Работу над спектаклем надо хорошо организовывать, поставив конкретный срок, к которому его нужно сделать.

Виталия Пришмонт, актриса Фото Евгении Комаровой

ВО ГЛАВЕ ТЕАТРА, ДОЛЖНА СТОЯТЬ ЛИЧНОСТЬ ТАЛАНТЛИВАЯ, БЕСПОКОЙНАЯ, ТВОРЧЕСКАЯ, ЮНАЯ ДУШОЙ И, НЕМНОГО ДЕСПОТИЧНАЯ. От плана, конечно, можно отходить. Всё зависит от степени готовности. Но когда он над тобой висит, работается ответственнее. •

в итоге должен получится не голова и хвост, а цельный ансамбль. А у зрителя, в свою очередь, после просмотра должно остаться цельное впечатление, а не отдельные его части, куски игры актеров. Спектакль — это и актеры, и декорации, и свет, и звук и многое другое. И все это надо подчинить, сделать единым живым организмом.

Ищем пьесу •

В пьесе должны подниматься вопросы, проблемы, которые волнуют самих артистов театра. Которые дают некие ответы на те вопросы, которые стоят перед молодыми людьми (и актеры, и аудитория — в основном молодежь). Поэтому и говорить со сцены мы стараемся о том, что «болит». И, конечно, это должен быть

эксперимент; учитывать финансовую сторону вопроса, возможности сцены, размах декораций. пьесы с возрастными персонажами в работу не берутся. Это личная позиция Аланы: «Я противник игры стариков молодыми актерами в любительском театре. Зачастую это выглядит, мягко говоря, неубедительно, а часто — просто смешно! Есть то, что сыграть молодым пока не дано — жизненный опыт, прожитые годы, за которыми и радость, и боль, и печаль и т.д. Возможно, я и не права. Но это моя позиция».

О вдохновении Актеры утверждают, что искать его можно везде и повсюду. Главное — не просто смотреть, а видеть. Вдохновение можно черпать даже в людях, рядом с которыми творишь: они в процессе игры раскрываются, меняются… Смотри и вдохновляйся. Кто-то предпочитает «подпитываться» конкретными вещами. Например, Александр Чертков интересуется театром жестокости Антонена Арто и вербатимом — документальным театром (у нас в таком стиле есть опыт у Свободного театра). Что ж, посмотрим, во что это выльется. Как-никак «ARTvoyage» — экспериментальный театр!

Тренинги Одно из главных отличий любительского театра от профессионального — это, конечно, то, что здесь нужно паралАльманах «Двери» №1

[21]


За кулисами

ARTvoyage

при этом, не считая про себя и, конечно, вслух; •

фотография: сымпровизировать, соорудив без слов некую сценку. Застыть. Потом картинка оживает. Главная задача — рассказать историю;

Занимаются ребята и вокалом, и танцами (всё-таки мюзикл ставили). Стараются посещать мастер-классы.

О музыке Музыкой занимается режиссёр — Алана. Процесс её «находки», это всегда спонтанность: «Знание того, какая музыка должна быть в той, или иной постановке, рождается само. Сказать, почему именно эта музыка, не могу — знаю и все! Я так слышу спектакль, слышу сцену, слышу того, или иного героя пьесы. Как, читая новую пьесу, прежде всего, слышу ее музыкально. Иногда, слушая дома музыку (не обязательно связанную с постановкой), могу увидеть мизансценическое решение той, или иной сцены, образное решение и т.д. будущего спектакля».

Коллаж Татьяны Рoмaновской

лельно с репетициями учиться и схватывать технику речи, актёрского мастерства, пластики… У «ARTvoyage» это происходит в процессе постановки спектакля. Тренинги подбираются с учётом потребностей. Например: • на чувствительность времени: необходимо открыть глаза ровно через минуту,

[22]

Альманах «Двери» №1. 2010

О героях, игре, своем месте в театре В.П.: Для меня главное — оживить своего героя. В тексте произведения (в описании героя, в том, как он говорит, что он говорит, как он поступает) нужно его найти. Понять, какой он. Можно даже сказать — полюбить его. А.Ч.: Я определил для себя свой духовный подход к своей актерской деятельности. Это высказывание Меди Фараджпура: «Как

только ты сможешь сыграть чтото на сцене, ты сможешь воплотить в жизнь то, на что не решился бы раньше» А.: Режиссер — это сумасшедший регулировщик. Вместо того, чтобы разводить «машины», он их сталкивает друг с другом. Это в каждой постановке «оголенные нервы», это бессонные ночи, это когда все подчиненно одному — будущему спектаклю. Это умение, не жалея себя, жестко и правдиво говорить со сцены, умение, причиняя сознательно боль, заставить задуматься, что-то понять, пройти через очищение души. Это, когда ты ненавидишь свою профессию, и в то же время без этого не представляешь своей жизни. Это бесконечное недовольство собой, тем, что ты сделал.

Тем, кто начинает А.Ч.: Не бояться и желать! И вообще хотелось бы, чтобы любительские театры больше общались, тянулись друг к другу. Было бы здорово объединить всех, чем сейчас и занимаются Си и Галь. Нужно двигаться в этом направлении, общаться, обмениваясь опытом. А.: Начинающим любительским театрам желаю, прежде всего, счастливого единомыслия в творчестве, беспокойности духа, полета мысли и фантазии. Никогда не говорите себе: «Это невозможно!». Возможно все! Побольше дерзости! Не бойтесь ошибок! На ошибках учаться! Они необходимая составляющая творчества, так же как и жизни! Удачи и счастливого плавания! Катерина Карпицкая Нина Шулякова


Репертуар За 6 лет студенческий экспериментальный театр-студия «ARTvoyage» поставил: 1. Учебный спектакль-сказка «Самая настоящая» по произведению В. Глоцер; 2. Драма «Здравствуй, Наташа!» по пьесе Э. Радзинского;

3. Абсурдный фарс «Песочница» по пьесе Э. Олби;

6. Театральный капустник ко Дню театра «ЗАКУЛИСЬ-е»;

4. Новогодний спектакль-феерия для детей «Приключения Новогодней Елки»;

7. Мюзикл «Развеселые нищеброды, или Любовь и свобода» по произведениям Роберта Бернса.

5. Музыкальная комедия «Третий ингредиент» по рассказу О. Генри;

Альманах «Двери» №1

[23]


За кулисами

ARTvoyage

Иллюстрация Юрия Соколова

[24]

Альманах «Двери» №1. 2010


Представления продолжаются

Третий ингредиент [музыкальная комедия] Студенческий экспериментальный театр-студия «ARTvoyage» в музыкальной комедии в одном действии по рассказу О. Генри. Режиссёр: Алана Айвори. Фото Евгении Комаровой


Представления продолжаются

ТРЕТИЙ ИНГРЕДИЕНТ

ARTvoyage превосходно справился с перенесением прозы на сцену. 2 рассказчика Александр Гринкевич и Александр Чертков

Словесная дуэль двух рассказчиков позволяла держать спектакль в нужном ритме и не выпускать внимание зрителя до конца спектакля.

[26]

Альманах «Двери» №1. 2010


Первое появление Хетти Пеппер (Виталия Пришмонт). «Нос и подбородок ее были заострены больше обычного».

Круговорот «красавиц, с общим количеством белокурых волос, которых хватило бы не на одну леди Годиву, а на целую сотню» — яркое, сочное цветное пятно, которое оживило темную сцену. Смотрится очень эффектно.

Альманах «Двери» №1

[27]


Представления продолжаются

ТРЕТИЙ ИНГРЕДИЕНТ

Фаланга претенденток на место в «Лучшем универсальном магазине»: Алеся Пимахова, Ольга Корниенко, Маргарита Буркова, Татьяна Романовская, Валентина Малова, Людмила Степанова.

Анна Романовская дебютировала в роли Сесилии. И прекрасно с этим справилась: у нее получился очень правдоподобный образ «миниатюрной миниатюристки».

[28]

Альманах «Двери» №1. 2010


Потрясающая мимика Виталии просто очаровывала зрителей. Особенно тех, кто сидел в первых рядах.

Альманах «Двери» №1

[29]


Представления продолжаются

ТРЕТИЙ ИНГРЕДИЕНТ

Рассказчики готовят новый поворот в повествовании.

Эффектный рассказ Сесилии о ее злоключении. И зрители и Хетти не могли оторвать взгляд от молодой художницы.

[30]

Альманах «Двери» №1. 2010


В зале и особенно на сцене было достаточно холодно. Но, казалось, легко одетые актрисы этого не замечали.

Альманах «Двери» №1

[31]


Представления продолжаются

ТРЕТИЙ ИНГРЕДИЕНТ

Хетти умеет убеждать. И зрителя, и человека с луковицей.

Поклон. Аплодисменты. Занавес. Ждем показа этого спектакля в новом сезоне.

[32]

Альманах «Двери» №1. 2010


«Он помахал своей луковицей перед самым носом у Хетти. Продавщица не двинулась с места»

Альманах «Двери» №1

[33]


Представления продолжаются

ТРЕТИЙ ИНГРЕДИЕНТ

В 2011 году спектакль «Третий ингредиент» экспериментального театр-студии ARTvoyage можно будет увидеть своими глазами. Следите за новостями в их группе Вконтакте: http://vkontakte.ru/club19250164

[34]

Альманах «Двери» №1. 2010


Диалог

Бесконечная Любовь [диалог с Любой Журомской] Большие голубые глаза, в которых ты отражаешься. Мягкий голос. Люба Журомская говорит «Не знаю…» и не боится это делать снова и снова. Тёплая, открытая, безусловно, талантливая… Она оставляет в своих ответах многоточия. В интонации они исчезают лишь тогда, когда она заговаривает о работе. Мы с Вами встретились с ней в непростой для девушки период. Период, когда вопросов становится всё больше, а шрифт их становится всё крупнее. Но Люба улыбается нам в ответ, несмотря на то, что ответом на те самые вопросы служит «не знаю».


Диалог

ЛЮБА ЖУРОМСКАЯ

— Представься. Мне интересно знать, какие определения ты себе дашь. — Я режиссёр. Студентом я себя не чувствую. К сожалению, не любимая и не любящая сейчас. Конечно, я люблю свою семью…Но основное наполнение моей жизни — это режиссура театра и кино. Однако сейчас у меня, наверное, кризисный период в театральной сфере. Хотя у нас затевается новый спектакль, организуется международный фестиваль… Дел много, но ощущение неудовлетворения есть. Я хочу называться профессионалом, чтобы приходить к своей труппе и знать, как ставить спектакль, не делать это по наитию. Говорят, что спектакль может поставить любой человек, два спектакля — некоторые, три — мало, а сотни — профессионалы. Я понимаю какие-то вещи, понимаю, что хорошо, а что плохо. И мне не хочется ставить то, что потом назовут самодеятельностью. А как поставить хорошо, профессионально, я ещё не знаю, не умею… И вот поэтому как-то опускаются руки… — Какая ты? — Я не знаю, какая я. Я не знаю, мягкая я или твёрдая… Скорее можно сказать «разная». Сейчас я мягкая, а на репетиции разозлюсь и буду твёрдой. Ещё я люблю шутить, но не смешно, а как-то…альтернативно шутить. Многие люди думают, что я такая «дурноватая»… Я не знаю как себя назвать…Потерянная… — Может быть, не столько потерянная, сколько ищущая? — Будем надеяться, что так. А может, мне надо продолжать расти. Я часто такая, с детским

ГОВОРЯТ, ЧТО СПЕКТАКЛЬ МОЖЕТ ПОСТАВИТЬ ЛЮБОЙ ЧЕЛОВЕК, ДВА СПЕКТАКЛЯ — НЕКОТОРЫЕ, ТРИ — МАЛО, А СОТНИ — ПРОФЕССИОНАЛЫ. уклоном становлюсь, ребёнком. Мне не хочется взрослеть, поэтому я прячусь за какие-то детские манеры. — Часто ли ты носишь маски в жизни? — Я их ношу. Не знаю, насколько часто… Я же всё-таки актриса, я не могу в жизни сказать, вот сейчас я поиграю, поведу себя так или эдак. Это скорее импульсивный процесс… Вот и я не знаю, как сейчас это правильнее назвать, масками или моими разными гранями. Я бываю ребёнком, бываю злой, необщительной, эгоисткой, когда у меня что-то не получается, бываю просто нормальной. Это скорее не маски, а настроенческое что-то… — Театр и ты. Как всё складывалось? — Мама услышала по радио, что объявляют набор в детский театр. Мне было 11 лет. Я туда пошла, мне не понравилось. Но мама сказала: «Попробуй ещё раз». И я сделала это и влюбилась, но не в театр, а в нашего руководителя Ирину Маркову. У неё акцент не именно на театр, а

на развитие личности. Мы играли, ставили любительские спектакли. Мне было 17 лет, нас позвали на фестиваль, а спектакля не было. Я сказала: «А давайте поставим!» А она ответила: «Вот тебе труппа, иди и ставь». Тогда я сделала это за месяц. Наша работа была первым белорусским спектаклем, когда-либо участвовавшим во всемирном фестивале детских театров. Это было такое огромное событие. Там были детские театры из 26 стран мира, всё проходило на таком высоком уровне… Потом ещё один… Потом был спектакль «Такойто». Всё двигалось как-то само… Для меня это не столько театр, а сколько работа с молодёжью. На том фестивале, когда мне было 17 лет, один человек сказал мне, что такое детский театр. Это не реализация взрослым режиссёром своих неудавшихся амбиций, а это ты служишь детям, помогаешь им делать их царство. Именно тогда я немного поменяла отношение и у меня пошла более высокая работа, более интересная. Именно с таким настроением и вышел «Такой-то». А сейчас не знаю… Наши отношения очень сложные. Я получала удовольствие, получаю и сейчас. Мне нравится играть, ставить, работать с молодёжью. Да. Просто как-то именно сейчас это угасает. Я стала взрослее, мне хочется более профессиональных вещей. Поэтому я как-то потерялась… — Работа над какой постановкой была для тебя самой интересной? — «Такой-то»…Это была такая микрореволюция, когда в нашей работе поменялись акценты. Не я говорю: «Туда-сюда», а я спрашиваю: «Чего вы хотите?» Именно

Альманах «Двери» №1

[37]


Диалог

ЛЮБА ЖУРОМСКАЯ

поэтому у нас был такой… хулиганский праздник. Спектакль очень живой. Наверное, это и есть его главное определение. Мы его играли раз 5 или 6. И не один спектакль не повторялся. Каждый раз перед выступлением мы придумываем новый финал, вносим новые идеи. В этом его принцип, чтобы ни одного слова игры на сцене не прозвучало. У нас нет текста, и всё придумывали актёры. Они приходили и говорили: «Я хочу рассказать вот об этом». И мы делали так, чтобы именно сейчас, в эту минуту это их волновало. Последний раз, когда мы показывали «Такой-то», это как раз было на фестивале «Двери», стал моим любимым. Он был плохо сделан режиссёрски, там не было финала. Девочка просто вышла и сказала, что она не верит в театр, что актёры постоянно выкладываются, а она не верит, что это что-то меняет. И так было это отчаянно, так трогательно для меня. — Как у тебя получается находить подходы к актёрам, организовывать их? — Я не знаю…Не приходилось ничего искать. Мы доверяем друг другу, у нас очень хорошие отношения. Я не пытаюсь поставить что-то, что задумала, не хочу лишь использовать их. Я хочу, чтобы они сказали, что интересно им, и как-то помочь. Когда мне было 17 лет, я думала, что режиссёр — это тот, кто умеет хорошо кричать. Я приходила не репетиции и постоянно повышала голос. Мне, наверное, казалось, что этим я показываю какую-то свою силу… А потом как-то менялась-менялась…взрослела. Я понимаю, что мне было легче организовать детей, потому что

КОГДА МНЕ БЫЛО 17 ЛЕТ, Я ДУМАЛА, ЧТО РЕЖИССЁР — ЭТО ТОТ, КТО УМЕЕТ ХОРОШО КРИЧАТЬ. за мной была стена нашего театра, который был создан в 1983 году. У Ирины Марковой крайне важна дисциплина. Если я не пришёл, значит, я умер. Всё было очень ответственно. Сейчас, когда к нам приходят новые люди, я на кого-то даже не трачу время, потому что понимаю: отвалится. Не должно быть так, что я пойду поиграю в футбол, покушаю, а потом приду в театр. Это должна быть главная вещь… И когда собирается команда людей, для которых театр — главное, и вы делаете то, что всем интересно, тогда вопросов организации не возникает. Конечно, это звучит хорошо, но на самом деле это очень сложно. — Тебя не пугает эта ответственность? — Раньше пугала, когда мне было 17 и мы ехали на фестиваль в Питер. Кроме меня, никакого другого руководителя с нами не было. Я главная, премьера спектакля, моего первого… Это было очень страшно. А сейчас нет. Все ребята взрослые, я им доверяю. Это они меня учат, они очень умные, образованные. Сейчас есть только страх перед спектаклем. И потому, что мы стараемся, чтобы всё было на грани наших творческих возможностей, сил.

— Как ты относишься к профессии «театральный критик»? Считаешь, она нужна? — Тяжело сказать. То, что я сейчас скажу, — это неправильно, но я очень не люблю критику, я очень чувствительна к ней. Конечно, какие-то замечания, которые были адресованы мне, потом помогли. Когда нас хвалят, я люблю критику, когда не хвалят, я не люблю критику. Белорусская же критика — это, наверное, отдельный разговор. Есть плохие спектакли в профессиональных театрах, а о них пишут сладкие слова. Жаль, но так часто бывает. И я не понимаю, ради чего это? Не знаю… А вообще критика, конечно, нужна. Человечество должно анализировать, подводить итоги. Мне бы хотелось, чтобы меня только хвалили, но при этом хочу, чтобы плохие спектакли называли плохими. — Спектакль «Такой-то» начался с вопроса, который ты задала актёрам: «Что мешает вам быть счастливыми». А мешает ли тебе что-то? — Да, что-то мешает… Ощущение неприкаянности, какой-то потерянности, ты не знаешь куда идти, и не знаешь, хватит ли тебе сил идти туда, куда ты хочешь. У меня нет образования, как я считаю. Ни одного режиссёра, сценариста, действующего, хорошего, талантливого не вышло из этих стен. Во ВГИК я много раз поступала, не поступила пока. Хотя вот в этом году, я чувствовала, что подбираюсь, становлюсь конкурентноспособной: я была в первой пятёрке непрошедших. В этом году я поступила в Лондонскую киноакадемию, которая лучшая в Британии. Но, к сожалению, у меня не было возможно-

Альманах «Двери» №1

[39]


Диалог

ЛЮБА ЖУРОМСКАЯ

сти поехать туда. У меня нет образования, а чтобы его получить, надо какое-то баснословное стечение обстоятельств, деньги… А без образования надо очень сильно верить в то, что ты талантлив. А это очень сложно. У меня есть какое-то настроение, да, я сняла фильм, он где-то там победил, я поставила спектакль… Но всегда наступает завтра… и белый лист…и отсутствие всего… Регулярно приходят мысли «А что делать дальше?» Вот это сейчас главный пункт, который мешает мне стать счастливой. Но об этом я стараюсь постоянно не думать. Мне кто-то позвонит по телефону, и я сразу начинаю хохотать. — Расскажи о своих отношениях с кино. — Когда-то наш театр стал ещё и киношколой. Мы в подростковом возрасте стали знакомиться с процессом кинопроизводства, я снималась на Беларусьфильме иногда… А потом я попала в частную киностудию, помогала с производством фильма. Это был первый раз, когда я работала с профессиональной съёмочной группой. И там в 2008 году я познакомилась с моим преподавателем по режиссуре и лучшим другом сейчас, Ириной Леопольдовной Письменной, ей 75 лет… Потом было какое-то затишье. Я ездила на всякие фестивали, проджект-маркеты со своим «я хочу снять документальный фильм». Я поехала в Германию, там познакомилась с французским режиссером, поехала в Париж, там снялась как актриса… То есть это какие-то очень маленькие проекты, но через них я так потихонечку входила в кино. При этом я регулярно приходила к Ирине Леопольдовне и начинала ры-

КОГДА НЕМНОГО РАССЛАБЛЯЕШЬСЯ, ОПЯТЬ НАЧИНАЕШЬ ДУМАТЬ О ЧЁМТО ГРУСТНОМ, О ТОМ, ЧТО ЖЕ БУДЕТ ДАЛЬШЕ. А ТАК ТЫ ПРОСТО РАБОТАЕШЬ-РАБОТАЕШЬ-РАБОТАЕШЬ. дать, что я неталантливая, ничего не умею. А в этом году случился какой-то такой прорыв, я поняла, что для того, чтобы выйти из этой депрессии, нужно просто очень много работать. Меня пригласили в ООН, снять для них 5 коротких документальных фильмов о работе разных отделов этой организации в нашей стране. Оператор, режиссёр, сценарист, монтажер…Всем пришлось заниматься мне. И я сделала эти 5 фильмов за 7 дней. Я просто всё это время не спала. И у меня такое состояние замечательное было, им так всё понравилось. Это очень придаёт сил. Потом я начала делать свой документальный фильм про мой театр. Называется «Время собирать банки?». Я сделала этот фильм, раздала детям… И они тоже были такие радостные. Он победил недавно в Грузии на фестивале студенческого кино. Потом мне опять позвонили из ООН, предложили сделать 26минутный документальный фильм, и месяц я ездила по командировкам. Я успела, всё получилось, им

понравилось. И это так приятно. Ещё я сделала документальный фильм про своего дедушку, цикл игровых фильмов «Маши». В общем, получилось 12 фильмов за октябрь-ноябрь… Ты постоянно чувствуешь отдачу, поэтому у тебя и хорошее настроение. Ещё мне сообщили, что фильм, в котором я снималась как актриса в Париже, прошёл на кинофестиваль в Роттердаме. Это очень поддерживает… Потому что когда немного расслабляешься, опять начинаешь думать о чёмто грустном, о том, что же будет дальше. А так ты просто работаешь-работаешь-работаешь. — Есть и ещё какие-то проекты? — Мы делаем фестиваль в Академии искусств. Называется «Тот самый». Первый международный фестиваль альтернативных театров. Приедут наши новые знакомые из Германии, Америки, Чехии, Словакии, Польши. Мы придумали фестиваль нерепертуарного студийного движения, чтобы обойти пунктик возраста и профессиональности-непрофессиональности. Хотим хорошего уровня... Но всё это тяжело. Это такая полуавантюра. Меня спрашивают, зачем ты себе набираешь ещё новых проектов, тебе что, не хватает? А я считаю, что ты упадёшь в трубу, если не будешь двигаться… Сидят мои однокурсники и смотрят в точку, пишут конспекты… Очень опасно позволять себе быть пассивными, это может затянуть. — Для человека искусства что главнее: раскрыть свою душу, отдать себя, вылить или попытаться изменить мир, объяснить что-то людям.

Альманах «Двери» №1

[41]


Диалог

ЛЮБА ЖУРОМСКАЯ

— Это всегда вместе. Кустурица хорошо сказал, что «режиссёр — это тот, кто подаёт реальность под своим собственным углом». Нужно, чтобы было хорошо, талантливо. Чтобы твоя работа могла тем более изменить мир, она должна быть сделана очень искренне и очень лично. Для того, чтобы задеть людей, ты должен говорить о том, что больно тебе. Все пишут о себе, все снимают о себе, может не конкретно, но о том, что их волнует, о своих болевых точек. Если ты пытаешься что-то сделать искусственно, то это будет плохо. — Что или кто тебя вдохновляет? — Сложно… Наверное, нет чего-то или кого-то, что бы меня вдохновляло. Когда я начинаю грустить, я вспоминаю о своих друзьях или известных людях, которые преодолевали трудности. И сама начинаю работать. Какието великие фильмы или спектакли, конечно вдохновляют… На них ровняешься, ты понимаешь, что вот это по-настоящему. Сейчас пришёл на ум Питер Брук, который поставил в 20 лет спектакль в профессиональном королевском театре. Он писал, как актёры не хотели его воспринимать… Он преодолевал препятствия и смог всё сделать… — Ты веришь в чудеса? Какие чудеса случались с тобой? — Верю. У меня такое ощущение, что со мной случалось много чудес. Для меня были огромным событием съёмки в Париже. Чудесно то, что я поступила в Лондон… что американское посольство выбрало меня одну из Беларуси, чтобы поехать в визитерскую программу в США… Чу-

ЧТОБЫ ТВОЯ РАБОТА МОГЛА ТЕМ БОЛЕЕ ИЗМЕНИТЬ МИР, ОНА ДОЛЖНА БЫТЬ СДЕЛАНА ОЧЕНЬ ИСКРЕННЕ И ОЧЕНЬ ЛИЧНО. ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ ЗАДЕТЬ ЛЮДЕЙ, ТЫ ДОЛЖЕН ГОВОРИТЬ О ТОМ, ЧТО БОЛЬНО ТЕБЕ. дес очень много… Я часто езжу автостопом и там постоянно чудеса случаются. — О чём ты мечтаешь? — Я мечтаю быть талантливой, стать на какую-то почву, от которой можно будет оттолкнуться и идти дальше-дальше… Хочу чувствовать уверенность в том, что занимаюсь именно тем, чем нужно, что приведёт меня куда-то. У Любы Журомской огромный список работ, грантов, заслуг… Поражает, что всё это о ней, милой 21летней девушке, которая угощает тебя чаем и балуется с племянниками. В чём её секреты? Я не спрашивала, но наверняка она бы ответила «Не знаю…» и устремила бы взгляд кудато далеко, туда, где живёт только её «Я». Мне же кажется, что секреты этого удивительного человека таятся в постоянном поиске… Она спрашивает: «Талантлива ли я?». Она живёт

творчеством и затрудняется ответить на вопрос о том, что её вдохновляет. Просто так живёт, задаёт себе вопросы, и ищет на них ответы… Хочется верить, что они когда-нибудь найдутся. Алёна Иванюшенко Фото Евгении Комаровой

Любовь Журомская Режиссер. Актриса. Педагог. Родилась в Минске в 1989 году. В 11 лет попала в детский театр Ронд, в 17 — стала им руководить (старшей группой). В 2006 поступила в Белорусский университет культуры (специальность театральное творчество). Участвовала в образовательных программах и фестивалях (кино и театр) в Польше, Литве, Германии, Франции, США, России. Мечтает стать талантливой и побывать в Африке, Австралии, Индии, Японии, Сибири и Южной Америке. Призы 2010 Приз фестиваля «Centaur» (Тбилиси, Грузия) за фильм «Время Собирать Банки?» 2009 Приз «Лушчий Ансамбль» на Международном Фестивале «Карусель» («Спектакль такой-то») 2008 Приз «Лучший Игровой Фильм» на Фестивале «Киногрань» («Исчезновение Звука») 2007 Гран-при фестиваля коротких фильмов «Селинотограф» («Бабочка»)

Альманах «Двери» №1

[43]


Диалог

ЛЮБА ЖУРОМСКАЯ

«Я хочу называться профессионалом, чтобы приходить к своей труппе и знать, как ставить спектакль, не делать это по наитию». «Мне не хочется взрослеть, поэтому я прячусь за какие-то детские манеры». «Я бываю ребёнком, бываю злой, необщительной, эгоисткой, когда у меня что-то не получается, бываю просто нормальной». «Когда мне было 17 лет, я думала, что режиссёр — это тот, кто умеет хорошо кричать. Я приходила не репетиции и постоянно повышала голос. Мне, наверное, казалось, что этим я показываю какую-то свою силу…» «Мне бы хотелось, чтобы меня только хвалили, но при этом хочу, чтобы плохие спектакли называли плохими». «Когда немного расслабляешься, опять начинаешь думать о чём-то грустном, о том, что же будет дальше. А так ты просто работаешь-работаешь-работаешь». «Ты упадёшь в трубу, если не будешь двигаться…Сидят мои однокурсники и смотрят в точку, пишут конспекты… Очень опасно позволять себе быть пассивными, это может затянуть». «Чтобы твоя работа могла тем более изменить мир, она должна быть сделана очень искренне и очень лично. Для того, чтобы задеть людей, ты должен говорить о том, что больно тебе».

[44]

Альманах «Двери» №1. 2010


Лекции Ф. Морронье

Вкус театра [о кафе-театрах] Что будет если соединить рататуй и Мольера? А чашечку кофе и Ла Скала? А если взять, скажем, бокал пива и кулисы? Ваши варианты ответа принимаются на dverifest@gmail.com. А пока что мы расскажем о месте, где действительно можно приобщиться к всему вышеперечисленному.


Лекции Ф. Морронье

КАФЕ-ТЕАТР

Жорж Фишфе «В кафе-театре» (Georges Fichefet «Au Cafe Theatre»)

В общем смысле, кафе-театр — это маленький театр, где можно одновременно и посмотреть постановку, и перекусить. Как правило, само заведение рассчитано на 20-30 столиков, расположенных между барной стойкой и сценой. Особый интерес представляет репертуар — чаще всего это одноактные пьесы продолжительностью не более часа. Уютная и дружеская обстановка кафе-театров требует от актеров не менее уютного и компактного расположения на сцене. Вдобавок ко всему, исполнителям необходимо приспосабливаться к минималистичным декорациям и техническому оснащению. Однако подобные трудности делают атмосферу спектакля более интимной и даже элитарной.

[46]

Альманах «Двери» №1. 2010

КАФЕ-ТЕАТР — ЭТО МАЛЕНЬКИЙ ТЕАТР, ГДЕ МОЖНО ОДНОВРЕМЕННО И ПОСМОТРЕТЬ ПОСТАНОВКУ, И ПЕРЕКУСИТЬ. Первый кафе-театр появился в Латинском квартале послевоенного Парижа. Официальной датой рождения принято считать 2 марта 1966 года, когда был поставлен первый спектакль режиссера и драматурга Бернара да

Коста в «Café Royal». С тех пор заведения, подобные этому, стали появляться как грибы после дождя. Более 20 новых кафе-театров за 10 лет. Цифра впечатляет, не так ли? Справедливости ради скажем, что уже в 1961 году было открыто заведение, которое считалось прародителем современных кафе-театров — «La vieille grille», закусочная, где одновременно показывались спектакли и читались стихи. Первоначально организаторы спектаклей видели свою главную задачу в знакомстве публики либо с новым автором, либо с новой темой, либо с новой формой драматургии. Кроме того, они хотели приблизить актеров к публике, которая оказалась в пространстве, где происходит те-


Лекции Ф. Морронье

атральное действие. Спустя почти сорок лет со времени открытия первого кафе-театра цели постановщиков не изменились. Прежде всего, заведения подобного рода представляют собой уникальную площадку для творческих экспериментов. Это царство свободы и поле потенциальных возможностей для авторов и актеров. Почему? Да потому, что здесь иной зритель, незаряженный снобизмом камерных постановок и непосредственно участвующий в диалоге между актерами и залом. К эксперименту подвигает и неформальная атмосфера кафе-театра, стирающая грани между обыденностью и искусством, между творящим и наблюдающим. Кафе-театр — своеобразный «тестдрайв» для начинающего актера или драматурга. В свое время на сцене одного из них «засветился» сам Жерар Депардье. Отдельное слово скажем о драматическом репертуаре кафе-театров (кулинарную сторону дела оставим на совести специализированных изданий). Как уже было упомянуто выше,

Café Theater Festival, 2010 © Brouwerfoto

В СВОЕ ВРЕМЯ НА СЦЕНЕ ОДНОГО ИЗ КАФЕ-ТЕАТРОВ «ЗАСВЕТИЛСЯ» САМ ЖЕРАР ДЕПАРДЬЕ основу составляют одноактные пьесы. Они представляют собой абсолютно потрясающее драма-

тургическое явление. Во-первых, продолжительность одной такой пьесы в среднем 10-15 минут. За это время на сцене происходит действие, строящееся по принципам классической пьесы — завязка, развитие действия, кульминация, развязка — но в гораздо более концентрированном виде. Имено в этом жанре к мастерству драматурга и актера предъявляются самые высокие требования, потому что в крайне малый отрезок времени необходимо поместить и воспроизвести целую

Взгляд на зрительный зал со сцены кафе-театра © B. Amsellem

Альманах «Двери» №1

[47]


Лекции Ф. Морронье

КАФЕ-ТЕАТР

историю. Являясь наиболее быстрореализуемой формой театральной постановки, одноактные пьесы в кратчайший срок, по горячим следам отражают в форме сценического действия самые актуальные и животрепещущие темы, события и веяния времени. Они охватывают все жанры — от откровенного фарса и травести до психологической драмы и трагедии. Издаются специальные сборники подобных пьес, отдельные брошюры, проводятся фестивали. Кроме одноактных пьес в кафе-театрах проходят так называемые «вечера поэзии», иногда сольные концерты актера, где монологи перемежаются с песня-

ми под гитару, порой выступают мимы. На сегодняшний день лидером по числу кафе-театров является Франция — только в одном Париже их 15. Но это еще не все то, на что способны выдумщикифранцузы. С начала 90-х годов при некоторых кафе-театрах (как, например, «l’Azile») существуют целые школы драматического искусства. Поступление в них осуществляется после предварительного прослушивания и может проходить как в краткий период времени, так и в течение целого года.

В настоящее время кафетеатры существуют не только в Западной Европе, но и у наших географических соседей. К сожалению, Беларусь пока что не может похвастаться наличием подобных заведений. Но мы надеемся, что придет время, когда на культурной карте нашей страны появится еще одна стратегически важная локация, имя которой — кафе-театр. Галь

Ф. Морронье Перевод Галя

Кафе-театр Bateau Ivre в Руане Фото с сайта группы Agogô Percussions

[48]

Альманах «Двери» №1. 2010


Библиотека

Будущее не изменить [Анн-Мари Этьен] Перевод Си


Анн-Мари Этьен «Будущее не изменить»

Поднимается занавес, на сцене темно. В центре сцены загорается луч света, в нем стоят два кресла друг напротив друга, боком к залу. Пролог состоит из трех зарисовок. В первом кресле (второго пока не видно), сидит Ксавье, мужчина тридцати лет. Он говорит по телефону. На фоне слышен шум двигателей самолета и голос стюардессы, объявляющей посадку в Нью-Йорке. Ксавье: (сухо) Натали? Вы звонили в Галлимар на счет издания книги Деноса? Позвоните еще раз, милая… Да, звоните в четвертый раз… Конечно, с ними нужно обязательно созвониться… Когда они увидят цифры наших последний продаж, они будут танцевать перед нами на задних лапках.… И позвоните еще раз Грувиону, насчет аванса за книгу… Если вы забыли, он входит в жюри Интералиэ! Не забудьте, аванс… Поговорите об этом с Бертье! Вешает трубку. Быстро гаснет свет. Свет снова загорается над Ксавье, теперь он сидит в другом кресле, говорит по мобильному телефону,в руке бокал шампанского. На заднем фоне слышны звуки ресторана. Также сухо и торопливо, как и прежде. Знаешь, сколько экземпляров прошлого издания мы продали в Германии? То, что сделала Плеяда на хорошей бумаге, я напечатаю на газетной. Прошлый тираж разошелся в мгновение ока! Семьдесят пять тысяч экземпляров! Если сорвется, напечатаю биографию принцессы Трюкмуш… Да… Я почитаю сегодня первые двадцать страниц… Она быстро читается… Да… Завтра обсудим… Давай! Вешает трубку, гаснет свет. Свет снова зажигается над Ксавье, он сидит в другом кресле. На фоне шум скоростного поезда. Ксавье говорит по мобильному телефону, на коленях ноутбук. Да, дорогая. Как, разве я тебе не сказал?.. Во Франкфурт, на Книжную ярмарку! Скажи, ты прочитала для меня книгу Эвелин Лорио? Ничего особенного? Неудивительно. А с точки зрения массовой литературы? Дай почитать своей подруге… Да! Мне интересно именно ее мнение!... Все, дорогая… Подъезжаем к Франкфурту. Вешает трубку. Гаснет свет. Музыка. Гостиная. Полумрак. Идеально аккуратная обста-

[50]

Альманах «Двери» №1. 2010

новка. Интерьер комнаты выполнен в классическом стиле с элементами модерна. На просторном диване непринужденно сидит красивый мужчина тридцати лет и потягивает кока-колу. В замке поворачивается ключ. Молодой человек не двигается. Входит Ксавье с чемоданом в руках. Резко останавливается по среди гостиной перед молодым человеком, оглядывается. Молодой человек: Нет, нет. Вы не ошиблись квартирой… Ксавье: Какого черта вы здесь делаете? Молодой человек: (очаровательно улыбаясь) Я сейчас все объясню. Ксавье: (холодно) Постарайтесь. Молодой человек: Начну по порядку… Ксавье: (тем же тоном) У вас одна минута. Молодой человек: Этого слишком мало для такого необычного дела, в которое вам будет трудно поверить. Ксавье: Вы уже зря потеряли тридцать секунд. Молодой человек: (нерешительно) Я ваш ангелхранитель. Ксавье: Рад за вас. Ксавье идет к телефону и набирает номер, но ответа нет. Он снова набирает номер. Молодой человек: Если вы звоните в полицию, то зря теряете время. Ксавье опять набрал номер, но снова нет гудка. Ксавье: Что с ним случилось? Он же прекрасно работал. Идет к другому телефону на кухню. Молодой человек: Зря теряете время… Ксавье берет телефон и набирает номер. Нет ответа. Он в ярости бросает трубку. Возвращается к «ангелу». Ксавье: Вы cломали все мои телефоны? Ангел: Я ничего не ломал. Можете позвонить своей маме, чтобы убедиться… На лице Ксавье появляется беспокойство, не сводя глаз с молодого человека, подходит к первому телефону и набирает номер. Тут же вешает трубку.


Анн-Мари Этьен «Будущее не изменить»

Ксавье: Работает. Ангел: Я вам говорил. Я не прошу сразу мне поверить. Понимаю, это трудно переварить. И, прошу вас, не пытайтесь вышвырнуть меня силой… У вас все равно не получится. Ксавье: Почему? Ангел: (с ангельской улыбкой) Потому что я гораздо сильнее вас. Ксавье: Да ну? Ангел: Я знаю о вас всё: начиная с вашего первого огорчения, в трехлетнем возрасте, когда ваша двоюродная сестра отказалась отдать вам ее выпавший зуб. Заканчивая вашим другом Пьером, которого вы выставили дураком вчера вечером за ужином. Ксавье: (смотрит на ангела испуганно) Кто вы? Ангел: Я уже говорил. Но это одна из ваших проблем: вы не слушаете! Или слышите только то, что вам интересно. Ксавье: Так. Спокойно. Чего вы хотите? Денег? В этой квартире нет ни цента! Если бы вы грабили мою квартиру, думаю, вы бы меня не дожидались. Итак, чего вы хотите? Шантажировать меня? У меня нелегкая профессия, временами мне приходиться быть жестоким, я преуспеваю, значит, у меня должно быть много врагов. Но я ни о чем не жалею… Ангел: (со спокойствием буддистского монаха) Ничего из того, что вы назвали… Ксавье: Тогда что?.. А! Я понял! Вы приятель моей бывшей. Или муж!.. Скорее муж, вы очень официально выглядите… Ангел смеется. Ксавье нервничает и бросается к нему. Ксавье: Хватит смеяться! Сейчас вы вернетесь туда, откуда явились! Бросается к ангелу, пытается схватить его, но вдруг замирает как вкопанный в тридцати сантиметрах от него. Пытается пошевелиться, не получается. Ксавье: Что за… (бросив гневный взгляд на ангела). Что со мной? Сволочь!! Ксавье отлетает назад, как будто его сильно ударили по лицу. На полу он продолжает бороться с невидимым противником. Через некоторое время сдается и успокаивается. Ксавье недоверчиво смотрит на ангела. Ангел: Теперь вы мне верите? Ксавье: (до сих пор обездвиженный) Вы хотите, чтобы я поверил в чепуху!

Невидимая сила сильнее сжимает Ксавье. Ксавье извивается на полу. Ксавье: Хорошо! Я верю вам… Вы могли бы меня отпустить… пожалуйста. Ангел: С удовольствием. К Ксавье тут же возвращается подвижность. Он встает, смотрит на ангела как на привидение. Ксавье: Ничего не понимаю. Ангел: Это нормально. Ксавье: (с нервным смешком) Мой ангел-хранитель! Если вы все обо мне знаете, вы должны знать, что вот уже в пять лет я неверующий. Да и потом, ангел-хранитель, он же остается там, наверху. Он следит издалека. Его не находят у себя дома на диване с банкой колы в руках! Ангел: Как правило, так и есть. Но вы, вы особый случай. С вами нужно все начинать с начала! В таких случаях предусмотрены специальные миссии. (Улыбается) Я здесь на шесть месяцев! Ксавье: Где это «здесь»? Ангел: Здесь, с вами! Ксавье: И что вы будете делать все это время? Охранять меня? От чего? Ангел: От вас самого. Обычно именно это мы и делаем. Ксавье: Слушайте, я прошу прощения, что вспылил. Мы можем обсудить все это без… вот этих… (он изображает драку) крайностей? Он садится возле ангела. Ангел: Верьте, во что хотите, но вы не сможете ни помешать мне, ни избавиться от меня. Следующие шесть месяцев вашей жизни вы будете жить под моим присмотром, секунда за секундой, хотите вы этого или нет. Ксавье: Хочу я этого или нет? Что это значит? Ангел: Это значит, что в жизни бывают моменты, когда будущее не изменить… Ангел идет к комнатам. Ангел: Я видел, здесь есть гостевая комната. Я поживу там, она мне подходит. Ксавье: Как вы узнали, что это гостевая комната? Ангел: Это очевидно. Это самая невзрачная комната во всей квартире. И, естественно, в ней стоит большущий шкаф, который просто не знали куда поставить. Входит в комнату. Ксавье быстро достает мобиль-

Альманах «Двери» №1

[51]


Анн-Мари Этьен «Будущее не изменить»

ный телефон. Ангел кричит из комнаты. Ангел: Вы зря теряете время. Ксавье снова не может дозвониться до полиции. Он смотрит на свой мобильный телефон. От удивления трет глаза. Входит ангел. Ангел: Нет-нет, вам это не снится. Я повешу свои вещи в шкаф, вы не против? Обескураженный Ксавье поворачивает голову и смотрит на ангела. Гаснет свет. Свет загорается над гостиной. В ней больший беспорядок, чем в начале пьесы. В углу, на кухне в американском стиле (стол в виде барной стойки) остатки завтрака. Входит Ксавье, ставит свой портфель, осматривается, открывает каждую дверь, одну за другой. Каждый раз облегченно вздыхает. Ксавье: Это слишком невероятно, чтобы быть… Он спотыкается о саквояж ангела, который стоял за дверью. …Черт! Он, наверное, пошел прогуляться. Надеюсь он встретит более испорченного, чем я! Звонок в дверь. Он открывает ее. Входит Мюриэль, молодая женщина, одетая по последней моде. Очень веселая, бросается ему на шею. Ксавье: А! Это ты… Мюриэль: Только не говори, что ты забыл… Ксавье: Нет, нет… Вообще-то, да… Но у меня есть оправдание! Мюриэль: Как всегда! Слушай, Ксавье, сегодня обед с моими родителями в честь моего дня рождения. Столик был забронирован два месяца назад. Я даже обвела красным в твоем ежедневнике. Я тебе три раза напоминала позавчера. Ксавье: (продолжая открывать двери, проверять комнаты, чтобы убедиться в отсутствии ангела) Да, вспомнил! Кстати, насчет звонков, не звони мне так часто. Побереги деньги, дорогая. Если я тебе не звоню, значит, я не МОГУ. Он смотрит под диваном. Мюриэль: Что ты делаешь?

[52]

Альманах «Двери» №1. 2010

Ксавье: А? Я потерял свою ручку… Да! Кстати… (Протягивает ей упакованный подарок и целует ее). C Днем рождения! Мюриэль: (удивлена) У тебя было время? Ксавье: (рассеянно) Конечно. В аэропортах есть магазинчики. Мюриэль: (открывает пакет, разочарованно). Ну да… Ксавье: Ты все еще пользуешься этими духами? Мюриэль: К счастью, да! Ты только их мне и даришь. У меня их столько, что я могу уже начать их продавать. Ксавье: (не слушая ее) Мне приятно это делать. Слушай, у меня ненадолго остановится друг, о котором я тебе говорил. Мюриэль: Да? Он останется на уик-энд? Ксавье: Нет, не на уик-энд. Он поживет здесь. Это мой очень хороший друг. Мюриэль: Почему ты мне о нем никогда не говорил? Ксавье: Мы потеряли друг друга из вида… Он очень милый, вот увидишь… и немного странный… Мюриэль: Странный? В каком смысле? Ксавье: В смысле он постоянно дает советы, у него на все есть свое мнение. И он немного увлекается всякими духовными делами. Псевдоучения для слабаков… Он тебе понравится! Мюриэль: Для меня он странный уже потому, что ему удалось остановиться у тебя больше, чем на уикэнд. Мне этого еще ни разу не удавалось. (Вздыхает) Я забегу в ванную на минутку! Мюриэль идет в ванную. На встречу выходит Ангел, Мюриэль не видит его. Здесь в первый раз проявляется cпособность ангела быть «невидимым». Ангел садится на диван. Рядом с ним садится Ксавье. Он тоже не видит Ангела. Ксавье: Вот увидишь, он очень милый… Мюриэль: (из-за кулис) Надеюсь, он здесь будет не все время? Ксавье: (практически опираясь на ангела) Ты же видишь, сейчас мы одни… Да и потом, ты же знаешь, я бы не стал терпеть надоедливого типа! Нет, нет, он скромный, очень скромный… Мюриэль возвращается из ванной комнаты. Мюриэль: Идем? Ксавье: Иди пока одна. Мне еще нужно сделать миллиард телефонных звонков. Мюриэль: Миллиард? Ты что, придешь только к десерту? Ксавье: Нет, нет, клянусь!


Анн-Мари Этьен «Будущее не изменить»

Ксавье подталкивает ее к двери. Мюриэль: Что я скажу родителям? Ксавье: (с упреком) Это моя работа, Мюриэль! Это моя жизнь! Ты всегда это знала!.. Я приду, как только смогу! Он ее целует и закрывает дверь. Пока Ксавье закрывал дверь, ангел вышел из комнаты. Ксавье идет к телефону. Открывается входная дверь, и появляется ангел с пакетом в руках. Ангел: Я купил капусту. Ксавье: Что ты будешь с ней делать? Ангел: Сварю… Гм… А ее солить нужно? Ксавье: Нет, зачем?... Вареная капуста — это так вкусно. Особенно если ее подавать с большим стаканом минеральной воды! Ангел: Кажется, у меня начались провалы. Ксавье: Что началось? Ангел: Провалы… Иногда я неожиданно проваливаюсь в человечность. Ксавье: И появляются телесные желания? Ангел: Точно. Ксавье: И… что тогда с тобой происходит? Ангел: Слюнки текут. Ксавье: Что? Ангел: Да… Обычно это продолжается недолго, но проходя мимо булочной… запах хлеба! Это быстро проходит, но я чуть его не купил. Ксавье: Нет? Ну, ничего себе! Это же колоссальный провал в человечность, ты только подумай! Ты пони-маешь, что произошло? Ты едва не купил багет! Пауза. Ангел: Слушай, ты, «человечность», как ты только что обошелся с Мюриэль? Ксавье: ??? Ангел: (подражая) «…не звони мне так часто, дорогая. Побереги деньги» Ксавье: Ты был тут? Ангел: Я всегда тут. Ксавье: Где ты прятался? Ангел: Сидел возле тебя, на диване. Я иногда остаюсь невидимым. Хотелось вблизи на тебя посмотреть, когда ты естественный. Не бог весть какой, а? Какое презрение! Ксавье: В чем ты увидел презрение? Ангел: Во всем. Все время. Твои взгляды, каждый твой жест… твои подарки! Ксавье: Она меня не бросит, не вмешивайся… Ангел: Потому что она тебя любит. Ксавье: Меня есть за что любить.

Пауза. Ангел: А мадам Лобер? Ксавье: Бухгалтер? Ей 62 года. Она стала медлительной и начинает многое забывать. Я не могу себе этого позволить. Ангел: Она с тобой с самого начала, не так ли? В те времена, когда ты продавал книги, а не «товары»! Когда ты говорил об авторах, а не о продажах! Ксавье: Когда я был на мели и имел кучу долгов. Ангел: Рядом всегда была мадам Лобер. Она занималась твоей бухгалтерией по ночам. А сегодня ты ее уволил за 15 минут! Ксавье: Ты был там? Ангел: Сидел на твоем столе. А потом на ее столе, после того, как ты ее уволил… Когда она собирала свои вещи… Ксавье: Слушай, Гавриил! Ангел: (неожиданно гневно) Не называй меня Гавриилом! Осторожней, я чувствую, как приближается очередной провал… Гнев быстрее всего возвращается! Ксавье: Да? И как выглядит ангел в гневе? Он прыгает на своих маленьких ножках, потрясая крылышками? Ангел: Мы не закончили с мадам Лобер. Ксавье: Нет, мы закончили. Мне очень жаль… Я не могу сделать из своего издательства клуб для дам в периоде климакса. На последней фразе, ангел вскакивает и бьет Ксавье кулаком по лицу. Ксавье падает. Ангел: (схватившись за кулак). Господи! Ради его же пользы! Ксавье: (поднявшись, смотрит на ангела, который берет пакет и идет на кухню) Это было всего лишь меткое выражение… ничего более… Ангел: Не «меткое», нет. Ничтожное, пошлое, постыдное… скверное и подлое… жалкое… (Он ищет слова) Неприятное!!! Ксавье: Давай, есть и другие… Отвратительное… Дрянное, хамское… Должно быть ты очень силен в «Эрудите», Гавриил! Ангел: (кричит) Никогда не называй меня… Ксавье: (держась за челюсть) Не нервничай, не нервничай… Ангел: Если бы ты мог посмотреть на себя со стороны, хотя бы немного! Пойду готовить капусту. Он уходит на кухню. Оставшись один, Ксавье берет телефон. Как только он набирает номер, ангел появляется с другой стороны. Ксавье смотрит в ту

Альманах «Двери» №1

[53]


Анн-Мари Этьен «Будущее не изменить»

Ксавье: (тихо). Мюриэль?... По поводу моей небольшой проблемы… Ты дозвонилась до комиссариата твоего квартала? Я не могу сейчас сказать зачем… Все время занято?.. А номер седьмого округа?... Тоже?... Не важно… потом! Я тебе перезвоню… Да.

Ангел: Совсем нет. Они милые? Мюриэль: Пожалуй, это лучшие друзья… Ксавье сам предложил вам остановиться у него? Ангел: Он очень настаивал! Мюриэль: Вы умеете влиять на людей. Ангел: У меня свои методы. Мюриэль: Вы поделитесь одним или двумя? Ангел: Обещаю! Вы даже не заметите!

Ангел подходит к Ксавье. До того как Ксавье повесил трубку, он шепчет ему на ухо.

Мюриэль смеется. Ангел улыбается и идет за ней на кухню.

Ангел: Целую… Ксавье: (машинально повторяя) Целую.

Ангел: Вам помочь? Мюриэль: А что вы умеете? Ангел: Готовить капусту. Мюриэль: И все? Ангел: Ну… Я быстро учусь… Мюриэль: Морковку порежете? Наденьте этот фартук, Гавриил. Ангел: Меня зовут не Гавриил. Мюриэль: Но Ксавье мне сказал… Ангел: Это глупое прозвище, которое было у меня в лицее. Мюриэль: А как вас зовут? Ангел: (застигнутый врасплох) Это зависит… э… меня зовут… (наобум) Люсьен… ? Мюриэль: Люсьен? «Старое» имя. Ангел: Да? Я и сам достаточно старый… то есть мой отец был достаточно старым, и он любил все старое. Даже имена. Мюриэль: Вы уверены, что вам не нравится имя Гавриил? Ангел: Уверен! (Показывая нарезанную морковку) Так нормально? Мюриэль: Спасибо. Вы просто ангел.

сторону, но не видит его.

Вдруг осознав, Ксавье подскакивает и видит ангела сзади себя. Ангел подмигивает и возвращается на кухню. Гаснет свет. Загорается свет. Ангел сидит на диване, читает книгу. Звонок в дверь. Ангел идет открывать. Входит Мюриэль с пакетами в руках. Мюриэль: А! Это вы? Ангел: Кто? Мюриэль: Друг, свалившийся с неба? Ангел: Вы очень точно выразились. Мюриэль: Все это так загадочно. (Относя покупки на кухню) Ксавье о себе говорит не очень много, но его друзья — это святое… Я их почти всех знаю. По крайней мере, по рассказам. Ангел: Скажем… Мы хотим сохранить некоторую тайну. Мюриэль: Понимаю, понимаю… Это правда, что вы останетесь здесь на 6 месяцев? Ангел: Ни днем меньше, ни днем больше! Мюриэль: Очень точно… и… долго! Ангел: Да. Мы видимся редко, но метко. Мюриэль: Понимаю. И как вы его находите? Он изменился с момента вашей последней встречи? Более напряженный, нет? Ангел: Натянут как тетива лука. И я боюсь… Мюриэль: Надо же! Я тоже. Но я не ничего не могу поделать… Ангел: Почему? Мюриэль: Он меня почти не слушает. Ангел: Это потому что вы не умеете заставить себя слышать… Я попытаюсь помочь ему снять это напряжение. Это отчасти и является причиной такой долгой мисси… долгого визита. Мюриэль: Вы знаете Еву и Жоэль, которые придут сегодня на ужин?

[54]

Альманах «Двери» №1. 2010

Под смех ангела входит Ксавье, он говорит по телефону. Бросив подозрительный взгляд на Ангела и Мюриэль, стоящих за барной стойкой, Ксавье идет к своему рабочему столу. Ксавье: (в телефон) Невозможно… Такой процент неприемлем. Я не буду снова рисковать, может получиться как в прошлый раз с «Экспрессом». Пригласи его в Мартинику и сдувай с него пылинки!!! Ангел: (проходя мимо Ксавье) Фу… Ксавье делает ему жест: «Заткнись!». Направляясь в комнату, ангел говорит Мюриэль. Ангел: Пойду прихорошусь. Мюриэль: Вы и так хороши! Ксавье: (в телефон) И поговори с Жиро о его об-


Анн-Мари Этьен «Будущее не изменить»

ложке… Ее нужно полностью переделать. Пусть позвонит Дени от моего имени… Мюриэль: Ты купил минеральную воду для Евы? Ксавье: Черт, нет… Что за глупость — не пить вина? Мюриэль: Послушай, ты же знаешь… Ксавье: Да, да, знаю… (Пауза) А ты как будто неплохо сошлась c Гавриилом. Мюриэль: Даже очень… Я не знаю ни кто он, ни что он здесь делает, но он мне очень понравился. Очень! Ксавье: Отлично!! Меня он немного утомляет. Его послушать, так я веду себя как… э… Мюриэль: «Ничтожество»? «Эгоист»? «Подлец»? Ксавье: Как ты сказала? Мюриэль: С тобой быстро учишь такие слова. (Ласково) К счастью, я уже давно отказалась от попытки тебя изменить. Ксавье: (целуя ее в шею) Хорошая новость для меня! Мюриэль: (тем же тоном) Уйти от тебя, вот что я должна сделать! Ксавье: Ты же прекрасно знаешь, что не сможешь без меня. (Она высвобождается от его объятий) Куда ты? Мюриэль: В магазин. Купить минеральной воды. Ангел, вернувшийся во время их диалога, говорит на ухо Ксавье. Ангел: Я забыл: «высокомерный». Ксавье снова подпрыгивает от неожиданности. Ксавье: Ты все еще здесь? Ангел: (подражая Ксавье во время разговора с Мюриэль) «Ты же прекрасно знаешь, что не сможешь без меня». Я буду твоим внутренним сигналом. Как твой мобильный телефон, который постоянно вибрирует. Как только ты скажешь какую-нибудь глупость, как только ты сделаешь что-нибудь не так, вжжж! Я появляюсь! Ксавье: Чего ты хочешь? Изменить меня, да? Шесть месяцев нравоучений, ангельских советов и оп! Ты испаряешься, а я, я становлюсь другим… ты этого хочешь? Ангел: Я? Я вообще ничего не хочу. Это просто смешно, это какая-то мания сваливать все на других. Ксавье, это твое решение, если ты еще не понял… Ксавье: Должно быть я полный дурак… Итак, что ты собираешься делать? Ангел: Ничего, я же тебе сказал. Просто быть рядом, если ты во мне будешь нуждаться. (Серьезно) И я думаю, что скоро ты будешь во мне чертовски нуждаться.

Мюриэль возвращается с минеральной водой. Ангел подбегает к ней, берет бутылку и выпивает половину за один глоток. Ксавье: Он мне еще в копеечку влетит! Ангел надевает свою куртку. Мюриэль: Вы не останетесь с нами поужинать? Ангел: Нет… Но (подмигивая Ксавье), тем не менее, я буду с вами. У Ксавье обеспокоенный вид. Быстро гаснет свет. Свет зажигается над кухней, музыка и шумный разговор за обедом. Вокруг барной стойки сидят Ксавье, Мюриэль и пара друзей. Поодаль стоит ангел. В этой сцене станет понятно, что ангела видит только Ксавье. Ксавье: Да, издательский мир говорит обо мне как о беспощадном человеке. Как если бы я был не директором издательства, а всего лишь продавцом. Ева: (притворно) Да... В то время как ты обладаешь особыми способностями. И чтобы они ни говорили, когда тебя узнаешь поближе, ты оказываешься совсем другим. Они просто… Ксавье: Они просто не слушают, я знаю… Он встает и идет на кухню. Как только он вышел... Жоэль: Послушай, Мюмю, Ева и я, мы крайне разочарованы. Последняя книга, которую он издал и которую он обожает, мы (тише) находим ее ужасной. (Еще тише) На самом деле ужасной. Мюриэль: Надо ему это сказать. Мне эта книга совсем не понравилась. Ева: Ты ему сказала? Мюриэль: Да… Но у меня не было возможности развить эту тему… Ева: Вот видишь. Мюриэль: Но я ему сказала. И он слышал! Даже если не слушал. Жоэль: Конечно, конечно… (Обращаясь к Ксавье, который вернулся) А! Сыр! Он наливает себе вина, затем берет тарелку с сыром. Он собирается выпить, но ангел, проходя рядом с ним, выпивает его стакан за мгновение до этого. Жоэль: Постой… Постой…

Альманах «Двери» №1

[55]


Анн-Мари Этьен «Будущее не изменить»

Ева: Что? Жоэль: Ничего. Мне казалось, я себе налил… Ева: Ты слишком много пьешь. Жоэль снова себе наливает и пьет. Мюриэль протягивает свою тарелку Ксавье. Мюриэль: Положишь мне, «беспощадный»? Ксавье: Не шути так больше, хорошо? Это раздражает. И ты знаешь, что я никогда не реагирую на твои шутки. Видно, что это задело Мюриэль. Ангел поднимает свои глаза к небу и щелкает пальцами. В это мгновение Мюриэль, Жоэль и Ева замирают. Ксавье подпрыгивает, встает и оказывается нос к носу с ангелом. Ксавье: Что… Что это? Ангел: Стоп кадр. Узнаешь? Это твои друзья? Ксавье: (сбитый с толку происходящим) Они долго будут оставаться вот так? Ангел: Пока ты будешь меня слушать. Ксавье смотрит на него. Ангел: Спроси, как им твоя книга. Ксавье: Зачем? Ангел: Спроси их. Он щелкает пальцами, и все отмирают. Ксавье садится как сомнамбула. Мюриэль: Куда ты ходил? Ксавье: Я искал вино. Все удивлены. Ксавье: Да, кстати, Жоэль, как тебе книга Дюранта? Ангел вновь очень быстро выпивает вино Жоэля и ставит стакан на место как раз в тот момент, когда Жоэль собирался выпить. Жоэль замирает с открытым ртом. Мюриэль: Ты что, язык проглотил? Жоэль: Нет… Ева, будь любезна, налей мне вина. Ева: Сам не можешь? Жоэль: Пожалуйста. Ева поднимает глаза к небу и наливает ему вина. Жоэль смотрит, как она наливает, потом смотрит на свой наполненный бокал. Жоэль: Я больше пить не буду. Будете свидетелями,

[56]

Альманах «Двери» №1. 2010

я к нему не притронусь. Ксавье: Ну и? Жоэль: Ты на самом деле хочешь знать, что я думаю? Ксавье: Я же не плачу за то, чтобы знать, что ты думаешь. Я тебя спрашиваю, будет ли она продаваться… Жоэль: Хорошо… Если я скажу тебе, что я убежден, что… Ева: Говори начистоту… Мюриэль смеется. Жоэль сверкает глазами. Мюриэль: Молчу… Молчу… Жоэль: Я хотел сказать, что это не совсем та книга, о которой можно говорить сразу после прочтения. Ева: Уже месяц как ты ее прочитал. Жоэль: Месяц… Это слишком мало для книги столь… столь… Вся эта нищета... Склонность к мерзости... Мюриэль с интересом наблюдает, как Жоэль запутывается в своем малодушии. Жоэль: Эти нарочитые описания больных детей… (Все ждут окончания) Это немного непристойно… Ева: (обращаясь к Ксавье) Тебе эта книга нравится, а вот нам… Ксавье: Кто вам это сказал? Кто вам сказал, что мне нравится эта книга? Я ее издал, потому что был уверен, что все набросятся на воспоминания бывшего всемирно известного врача. Жоэль: Несомненно, гуманность присутствует… Ксавье: Между нами, книга паршивая. Ангел, проходя, похлопывает Ксавье по плечу. Жоэль: (отвечая Ксавье) Ладно, ладно, больше ничего не скажу. Ева: Да уж. Лучше выпей. При этих словах Жоэль смотрит на свой бокал и вздыхает с облегчением: его бокал все еще полон. Он издает вздох облегчения и подносит бокал ко рту. Ева: (обращаясь к Мюриэль) Он меня беспокоит… Конечно, после моей выписки из больницы у меня случаются провалы в памяти, но у него… Ксавье: Он поправится… (Жоэлю) Кстати, ты читал последнего Плоски? Жоэль открывает рот, чтобы ответить, но после того, как ангел щелкает пальцами, замирает, как и Мюриэль с Евой. Ксавье снова подпрыгивает. Он поворачивается и вскрикивает, обнаруживая ангела


Анн-Мари Этьен «Будущее не изменить»

по-прежнему сидящего на диване. Ксавье: Нет, нет, нет… Это сон… (Показывая на своих друзей) Ты же не собираешься делать это весь вечер? Ангел: Почему? По-моему, они хороши в таком виде. Они отдыхают и, по крайней мере, не говорят глупостей… Ксавье: А ты собираешься останавливать их после каждой глупости? Ангел: Нет… Я не умею так быстро щелкать пальцами. Да и потом, я не обращаю на них никакого внимания. Ксавье: Я?! Что я такого сказал? Ангел: Скорее, чего ты НЕ сказал… Ева, она упомянула о больнице. Почему бы тебе не спросить ее, как она себя чувствует? Ксавье: Это все? Ангел: Это не мелочь. Ксавье: Я спрошу. Ангел: Давай! Ангел щелкает пальцами и все отмирают. Жоэль: Плоски? (Он долго сосредотачивается, перед тем как сказать… Ангел поднимает глаза к небу) Как бы это сказать. Я нахожу его очень интересным… но скучным… но интересным! Стиль, вселенная… длина предложений порой почти невыносимая, но такая, что ты принимаешь ее… она уводит тебя куда-то… Я хочу сказать… Ксавье: (который совсем не слушал Жоэля и пристально смотрел на Еву, перебивает его. Очень ласково) Ева, как ты себя чувствуешь? Это настолько неожиданно, что Ева осталась сидеть, с разинутым ртом. Ева: Что? Ксавье: Ну… Как твое здоровье? Ева: Э… Лучше, Ксавье. Так мило с твоей стороны, что ты беспокоишься. Мюриэль: (восхищенная) А мне это казалось пустяком. Я с самого начала хотела с тобой поговорить об этом, но ждала случая, чтобы вставить хоть словечко! Ангел, приблизившись к Ксавье, шепчет ему на ухо. Ангел: Слышал? Ксавье: (от неожиданности разворачивает бокал) Слышал! Мюриэль: Не нервничай. Ксавье: Да… Извини меня. Я не знаю… Что ты этим

хотела сказать: «я слова не могла вставить»? Ангел: (шепча ему на ухо) Следи за тоном! Ксавье: (слишком любезно) А? Дорогая? Что ты хотела этим сказать? Жоэль: Что с тобой, Ксавье? Ты какой-то странный сегодня… Ксавье: Я? Обычный… Жоэль: Вовсе нет. Ты справился о здоровье Евы, ты говоришь странным тоном. Ксавье повернулся в сторону, где раньше стоял ангел, но тот уже перешел на другую сторону стола. Ксавье: (сквозь зубы) Очень умно! Мюриэль: Я хотела сказать, что не так просто поговорить с вами о чем-нибудь кроме книг. А если и удается, то это разговор впустую. Я уже даже и не пытаюсь. Ксавье: (на этот раз ее слушал) Даже так? Мюриэль: Даже так. Ксавье: Но почему ты мне этого раньше не говорила? Ангел: (обращаясь к Ксавье) Браво! Ксавье: (машинально) Заткнись! Мюриэль: Что? Ксавье: Я говорил Еве. Ева: Я ничего не говорила. Ксавье: (запутавшись) Может быть, но ты собиралась что-то сказать, и я не хотел, чтобы ты перебивала Мюриэль. Ева: Я тебя уверяю… Жоэль: (в шутку) «Заткнись!», тебе сказали. Ева: Отлично! Мюриэль: Я тебе об этом говорила. По крайней мере, пыталась. В этот момент, ангел, наклонившись над Евой, приготовился снова взять бокал Жоэля. Ксавье это увидел. Ксавье: Прекрати! Ева: Что опять? Ксавье: Прекрати… Прекрати! (не найдя что сказать, обращается к Жоэлю) Скажи ей! Жоэль: Э… Ксавье: Небольшой стоп-кадр был бы очень кстати! Ева: Что? Ангел смеется и позволяет ему запутаться в своих объяснениях. Жоэль: Он сказал: «Стоп-кадр». Старик, за твоей мыслью сложно уследить. Что ты имеешь в виду? Ксавье: (обращаясь к Мюриэль) Помоги же мне!

Альманах «Двери» №1

[57]


Анн-Мари Этьен «Будущее не изменить»

Мюриэль: С удовольствием, любовь моя, но в чем?

свечой в руке. У него свирепый вид. Гаснет свет.

Ангел, после того как он снова выпил вино Жоэля, который все больше верит в свое сумасшествие, опять подходит к Ксавье и подсказывает.

Ангел, один посреди гостиной, толкает стол, отбивая чечетку. Входит Ксавье. Он кажется усталым. Плохо выбритый, непричесанный. Удивленный, он застывает на месте и следит за танцем Ангела, которому не помешало появление Ксавье.

Ангел: Правда. Хоть раз в жизни попробуй сказать правду. Ксавье: Правда… Да. Трое на него смотрят. Тишина. Жоэль и Мюриэль: Да? Ксавье: Правда в том, что… (он встает) Мне очень жаль, Ева. Я тоже очень устал… и также правда в том, что… (Вдруг, он смотрит на ангела, который стоит напротив него, и грозит ему пальцем, чтобы Ксавье сказал, что следует) Что вы мои друзья, и я вас очень люблю, и никто, я повторяю, никто не заставит меня измениться. (Он поворачивается к ошеломленным Мюриэль, Еве и Жоэлю) Спокойной ночи. Я иду спать. Он идет в комнату. Ангел идет следом. Ангел: Я пойду с тобой. Ксавье: (тихо) Нет. Ангел: Да. Мы продолжим беседу. Ксавье: (громче) Нет! Они вместе заходят в комнату. Из нее доносится раздраженный крик Ксавье. Мюриэль, Ева и Жоэль застыли. Жоэль: Этот парень постоянно меня удивляет. Ангел возвращается в гостиную и садится на диван. Жоэль: (к Мюриэль) Ты не сделаешь нам кофе? Мюриэль: Кофеварка там… Налей себе сам. Ангел: Нет, нет. Им не следует тут засиживаться… Идите вон, друзья…. и быстро. Он щелкает пальцами, и свет полностью гаснет. Из комнаты Ксавье доносится «Черт!», Мюриэль, Жоэль и Ева ворчат. Жоэль просит свечу, затем щелкает зажигалку, и говорит. Жоэль: Нам больше ничего не остается, как уйти. Они наощупь продвигаются к своей одежде, брошенной на диване. Ангел протягивает сумку Еве, шарф — Мюриэль, они не замечают в этом ничего необычного. Потом они, спотыкаясь и натыкаясь на вещи в темноте, идут к двери, продолжая ворчать. Как только они вышли, ангел зажигает свет и вздыхает. В дверях комнаты появляется Ксавье, в халате и со

[58]

Альманах «Двери» №1. 2010

Ангел: (не поворачиваясь и продолжая танцевать) Ну? Что скажешь? Ксавье: (подходит) Где ты этому научился? Ангел: У меня долгая жизнь, я думаю… Это на меня нахлынуло неожиданно… Иногда бывают воспоминания, как это. Ксавье: Провалы, воспоминания… Вы, ангелы, не скучаете ни секунды. Ты был известным танцором, что ли? Ангел: Не помню… На меня просто нахлынуло. Ксавье: (направляясь в свою комнату, озадаченный этой мыслью). Если это вспомнилось, значит, ты был звездой музыкальных комедий… (Ангел, до сих пор увлеченный своим номером, не отвечает. Ксавье наудачу зовет его) Фред…? Ангел не реагирует. Ксавье, разочарованный, уходит в комнату. Ангел, уставший, останавливается. Ангел: Забыл как дальше… (обращаясь к Ксавье) Ты не встретил по дороге Мюриэль? Ксавье: (из комнаты) А что? Должен был? Ангел: Она собирается пойти в кино… Снова показывают «Жизнь прекрасна» Капры… Один мой коллега вдохновил его. История ангела, который спускается на землю, чтобы вновь заслужить крылья… Мне хотелось бы посмотреть его работу. Ксавье выходит из комнаты. Он полостью переоделся. Ксавье: Я тороплюсь… Ангел: Как всегда… Ксавье: (резко остановившись) Извини, но символическая ценность твоей коварной фразы на этот раз тщетна… У меня на самом деле нет времени… Ангел: У тебя нет времени. Давай, беги… Мне это не помешает… пойти без тебя! Ксавье уже у двери, он открывает ее прямо перед Мюриэль. Быстро ее целует. Она входит. Мюриэль: Он все время бежит, бежит… а я его жду. Ангел: Больше не жди. Может быть, это заставит его остановиться ненадолго? Мюриэль: Я боюсь, что если он остановится, он рас-


Анн-Мари Этьен «Будущее не изменить»

падется. Ангел: На это я и надеюсь… Ядерный метод, с такими типами как он, только и работает! Мюриэль: (напуганная) Что ты собираешься делать? Ангел: Ничего. Я сюда прибыл не для того, чтобы что-то с ним делать. Он сам все сделает… Пропустим по стаканчику? Мюриэль: С удовольствием. Ангел наливает виски, себе — больше. Мюриэль: Я думала, ты не пьешь. Ангел: На земле, я вспомнил, что лучше никогда не говорить никогда. Мюриэль: Какой ты странный. Я никогда не видела никого похожего на тебя, я уверена, что ты его знаешь лучше меня… (Пауза) Мне хотелось бы узнать твое мнение... Ангел: Если хочешь, но я предупреждаю, я не умею лгать. Мюриэль: (вздыхает, пьет) Я тоже, мне нужно, чтобы обо мне заботились. Я чувствую себя в десять раз еще более запутавшейся, чем он. Ангел: Хорошо, что ты это понимаешь. Пауза. Мюриэль: Думаешь, у меня с ним ничего не получится? Ангел: Ничего. Мюриэль: Думаешь, я теряю время? Ангел: Теряешь. Мюриэль: Думаешь, мне нужно его бросить? Ангел: И как можно скорее. Пауза. Мюриэль: Он мне изменяет? Ангел: Постоянно. Видно, что ее это задело, она выпивает. Мюриэль: И ты также думаешь… что он меня не любит? Ангел: Любить? Он даже не знает, как это слово пишется. (Видит, что она бледнеет) Но этому можно научиться… Мюриэль: Ты лукавишь… Ангел: Да. (Спохватившись) Задай этот вопрос еще раз. Мюриэль: Он меня не любит? Ангел: Нет. Или скорее, он этого не знает. Что в принципе одно и тоже.

Мюриэль встает. Мюриэль: Что-то мне уже не хочется идти в кино. Она посылает ему воздушный поцелуй и уходит. Ангел остается один. Впервые озадаченный. Ангел: (как маленький ребенок) Я говорю правду… из-за этого у него неприятности… Вот еще одна забытая вещь, которую я вспомнил! (Подняв глаза к небу) Я мог бы обойтись без этого. (Он наливает себе еще и выпивает, затем вздыхает) Шесть месяцев, может быть, это будет слишком долго. Он наливает себе третий стакан виски, медленно гаснет свет. Ксавье, в халате, вешает телефонную трубку. Ангел, в пижаме, заканчивает завтракать. Ксавье: Уже во второй раз я ей звоню, а она не снимает трубку. Не могу понять, в какие игры она играет… Ангел: Может быть, она не хочет тебя видеть? Ксавье: Наверное… Ангел: Ты считаешь себя неотразимым. Но вот если бы я был смертным мужчиной, ты бы мне не нравился. Ксавье: Смертным мужчиной? Ангел: ??? Ксавье: Может «смертной женщиной»? Раз уж ты обсуждаешь мою привлекательность? Ангел: Не знаю… Ксавье пожимает плечами и идет в свою комнату. Из комнаты. Ксавье: Танцор чечетки и гей, переродившийся ангелом, у тебя нулевая карма! Ангел: Ты прекратишь придираться ко мне? Ксавье: (возвращаясь) Ты прекратишь таскать мои пижамы? На ангеле белая пижама, застегнутая до самой шеи. Ксавье: Ты прямо как Кэри Грант в фильме с Грэйс Келли. Ангел: (кокетливо) Кэри… Гм.. Да… Он был ничего! Ксавье: Ты точно был геем! Ангел: Когда? В предыдущей жизни? Я думал, ты в это не веришь. Ксавье: Как можно в такое поверить? В смысле, полностью поверить. Впрочем, ты заметил, все, кто верит в подобную чушь, до такой степени, что снова погружаются в свои прошлые жизни, ВСЕ они,

Альманах «Двери» №1

[59]


Анн-Мари Этьен «Будущее не изменить»

почему-то, были либо фараонами или императорами. Многие из них жили при королевском дворе. Никто из них не был рабочим в Люксембурге. Странно, нет? Ангел: Довожу до твоего сведения, что придурки, которые верят в подобную чушь, как ты выразился, составляют две третьих населения планеты. То есть на планете две третьих — придурки. Ксавье: Это не новость! Ангел: Точно. Особенно если не задавать себе вопросов. Не раздумывать, не читать… Ведь иначе у тебя в голове могут появиться мысли! Ангел отходит от бара и подходит к книжному шкафу Ксавье. Ангел: Впрочем, я полагаю, ты не читаешь? А? Ты же не прочел и десятой части всех этих книг? Он пробегает взглядом полки шкафа. Ангел: Конфуций... Эпиктет… Жид… Далай-лама говорит (он листает одну книгу, затем другую, затем еще одну)… с… (листает еще три-четыре книги)… со всеми! Ксавье: Все что там стоит, я читал. Когда я был помоложе, я проглатывал книги одну за другой. Книги всегда были моей страстью. Ангел: (иронично) Серьезно? Ксавье недобро смотрит на ангела, затем снова пытается дозвониться Мюриэль. Ксавье: Да что происходит? Ангел: Все прочитано и ничего не вынесено из этого. Это еще хуже. Ксавье: (поворачиваясь к нему) А? Уже пора? Я удивлен, разве я уже не получил свои пятнадцать минут ежедневной морали? Он садится за свой письменный стол и принимает позу примерного ученика. Я готов, мсье. Ангел: Ты на самом деле думаешь, что я здесь, чтобы читать тебе мораль? Чтобы рассказать тебе о жизни и о способе ее применения? Ксавье: Я ничего не думаю… Я знаю, что ты ненормальный, в этом я уверен. Ты — аномальное явление, которое свалилось на меня с неба. Вот. Я жду, когда я проснусь. Или когда ты исчезнешь отсюда. В худшем случае, я говорю себе, что это продлится еще четыре месяца. Можешь мне поверить, я на самом деле отказался понимать. Ангел: Отказался? Но ты никогда не пытался понять, что бы это ни было или кто бы это ни был. Ты создаешь для себя свое мнение, а потом закрываешь

[60]

Альманах «Двери» №1. 2010

ставни. Ангел встает, раздраженный, начинает ходить взад и вперед. Ангел: Черт тебя подери! Ксавье: Теперь уже и ругаться начал? (Он берет ручку и, пользуясь ей как микрофоном, объявляет голосом стюардессы) Дамы и господа, мы пролетаем зону турбулентности… Пристигните ваши ремни… Скоро снова будет небольшой провал… Ангел: Заткнись! Ксавье: Поднимите столики… Ангел: Заткнись, я сказал! Когда тон ангела становится на самом деле свирепым, Ксавье замолкает. Ангел: Когда ко мне возвращается человеческое, и когда я на тебя смотрю «нормальными» глазами, как ты выразился, ты меня пугаешь! Ты проходишь мимо всего, ты это понимаешь? Твоя жизнь… она тонет вместе с тобой в посредственности, которая расточает ее. Ты относишься ко всему поверхностно: к женщине, которую любишь, к друзьям, к работе. Особенно к работе. Никакая работа, какой бы дурацкой она ни была, не заслуживает, что бы ее выполняли с таким отношением! И со временем ты постепенно все погубишь, никого не слушая и не действуя потактичнее. Никогда! Ты даже разучился говорить «я не прав», или «я сожалею», «я начну заново», «я вернусь», «я тебя подожду», или хотя бы «я об этом подумаю». Ксавье: (потрясенный, но иронично) Не возвращайся поздно и, смотри, не простудись. Ангел останавливается и смотрит на него. Весь белый от злости. Долгая пауза. Ксавье и ангел смотрят в глаза друг другу. Ангел вплотную приближается к Ксавье. Ангел готов его убить. Ксавье встает прямо перед ним. Ангел: (сухо, смотря в глаза) Я знаю, что это старая песенка. Ксавье с облегчением садится. Ангел чуть погодя садится рядом. Пауза. Ксавье: Судить легко… Когда я был маленьким… Ангел: Господи, помилуй… Ксавье: Он тебя не слышит! Ангел: Помилуй! Только не воспоминания о детстве…


Анн-Мари Этьен «Будущее не изменить»

Ксавье, удивленный, смотрит на него и начинает смеяться. Ангел, сначала растерянный, тоже начинает смеяться. Они долго заразительно смеются. Вдруг. Ангел: Замри! Ксавье: (продолжая смеяться) Что? Ангел: Не двигайся! Ксавье замирает, все еще улыбаясь. Ангел: (серьезно)Ты знаешь, что у тебя очень красивая улыбка? Ксавье: (перестает улыбаться) Да? Ангел: Тебе этого никогда не говорили? Ксавье: Нет. Ангел: Ну, ничего удивительного, ты же никогда не улыбаешься. Иди за мной! Он подводит его к зеркалу над камином. Подталкивает его к зеркалу. Ангел: Давай! Ксавье послушно улыбается. Ангел: Шире! Ксавье улыбается шире. Ангел: Превосходно! Ксавье: Думаешь? Ангел: Да! У тебя красивые маленькие ровные зубы. Ксавье: (продолжая улыбаться в зеркало) Они не маленькие. Ангел снова садится на диван. Пауза. Ангел: Я знаю, что, когда ты был маленьким, другим везло больше чем тебе. Ксавье: (садясь рядом) Думаешь, поэтому я стал злым и не улыбаюсь? Ангел: Ты не злой. Ты — трудный. Ты не улыбаешься только потому, что ты несчастлив. Ксавье: Я очень счастлив. Ангел: Нет. Ксавье: Я тебя уверяю. Ангел: Нет. Ксавье: У меня есть все, что я хочу. Ангел: Например? Ксавье: Девушка, которую я хотел. Ангел: Но которую не смог полюбить. Ксавье: Работа, которую я хотел. Ангел: Которая вызывает у тебя стресс 24 часа в

сутки. Ксавье: Железное здоровье. Ангел: Бедняга… Хорошо, что ты ничего не знаешь об этом… От тебя уже ушла Мюриэль… и скоро… Ксавье: Скоро…? Ангел: Не знаю, должен ли я тебе говорить об этом. Пауза. Ксавье: Тогда не говори. Ангел: Ты предпочитаешь не знать? Ксавье: Видя, какое выражение лица ты делаешь, нет! Ангел: (резко) Ты давно был на обследовании? Ксавье: Обследовании чего? Ангел: На медицинском обследовании! Ксавье: А что? Ангел: Если бы я был на твоем месте, я бы сделал небольшое медицинское обследование. Особенно в области желудка. Ксавье: Что ты этим хочешь сказать? Ангел: Впрочем это касается и остального… Если ты будешь и дальше ездить в командировки с такой же регулярностью… я тебя заверяю… это затемнение в области головы. Ксавье: (подпрыгнув) А? Где? Ангел: Я говорю о твоей ауре. Ксавье: (облегченно) А… Слушай прекрати свои штучки! Я тебя принимаю таким, какой ты есть; по крайней мере, я вынужден, раз мне не удается избавиться от тебя. Но прошу, прекрати раздражать меня своими ангельскими историями и всякими аурами, кармами и чакрами! Ангел: Хорошо! Хорошо! Я больше не буду говорить об этом… Но все же будь осторожен. Ты сохнешь на корню, старик. Было бы лучше это остановить! Ксавье, застывший, смотрит на него. Ангел: Все не так плохо, вот увидишь! Позже ты сможешь все переделать. Наизнанку, набекрень, или лицевой стороной. Как тебе захочется. И мне уже не надо будет к тебе спускаться. Ксавье идет к телефону. Ангел: Что ты делаешь? Ксавье: Звоню своему доктору. Ангел: (машинально) 01 48 22 12 45 Ксавье: (как если бы это было в порядке вещей) Спасибо. (Он набирает номер) Алло, мадемуазель? Это Ксавье Лубель… Доктор смог бы срочно меня принять… Да, очень срочно… Четверг?.. Идет… 11.00? Превосходно.

Альманах «Двери» №1

[61]


Анн-Мари Этьен «Будущее не изменить»

Он вешает трубку. Ангел: «Здравствуйте», «будьте любезны». «Спасибо»… Никогда?! Ксавье: Черт... Он садится на диван. Ангел: Ну же! Улыбнись. Ксавье: Знаешь, что тебе хотят сказать мои маленькие зубы? Гаснет свет. Мюриэль и Ксавье сидят друг напротив друга. Ксавье очень изменился. Он любовно держит ее за руки. Мюриэль напряжена. Ксавье: Ты не представляешь, как я рад тебя видеть. Мне нужно с тобой поговорить. Мюриэль: (перебивая) Ксавье, я от тебя ухожу. Ксавье: Что? Нет. Хотя бы не сегодня. Мюриэль: Ты предпочитаешь завтра? В твоем расписании есть свободное время для разрыва? Ксавье: Я ничего не предпочитаю. Я хочу тебе сказать... Мюриэль: Да? Ксавье: Мюриэль, я болен. Мюриэль: Что с тобой? Ксавье: Что-то с желудком. Мне назначили… не меньше семнадцати обследований сегодня утром… и в последний момент, я убежал как жалкий трус. Мюриэль: (немного смягчившись) Ты испугался?

Она прикладывает руку ко лбу. Он отталкивает ее руку. Ксавье: У меня возможно рак, а ты щупаешь лоб! Мюриэль, (он снова берет ее за руку). Останься еще немного… Мюриэль: (она горестно смеется) Обычно это говорила я… Сколько раз я тебе говорила эту фразу, Ксавье: «Пожалуйста, останься еще немного»? Ксавье: (тихо) Мне очень жаль. Мюриэль, удивленная, но все также решительно. Мюриэль: Слишком поздно. Ксавье: Я же говорю, что мне очень жаль… Мюриэль: И что? Одна фраза, одна маленькая фраза из трех слов чтобы восполнить все те, что ты не сказал, все слова, которые ты никогда не произносил… не говоря уже об отлучках… унижениях… Ксавье: Я никогда тебя не унижал! Мюриэль: Не прямо, нет. Ты не злой. Ксавье: Я трудный, я знаю… Я боюсь. Я совсем один. (Как послушный ребенок) Я говорю: мне очень жаль, я прошу тебя остаться... этого недостаточно? Пауза. Мюриэль: Я узнала про Сильвию. Странно, в этот раз, для меня это ничего не значит. Кусочек льда проник в меня, сделал меня черствой, безразличной к тебе. Ну вот. Я тебе это сказала, теперь все! Она отстраняет его руки и идет к двери.

Ксавье покачал головой перед ответом. Мюриэль его снова перебивает.

Мюриэль: Все остальное, твои сожаления, твой страх, твоя болезнь… меня уже не волнуют.

Мюриэль: Нет! Ну, конечно же, только не ты… Ты себя переборешь! Ксавье: Нет! Нет… Я боюсь. Мюриэль: Это из-за предстоящих в следующем месяце литературных премий? Я думаю, ты сделал все, что надо было, чтобы получить, по крайней мере, одну. Ксавье: Мне плевать на литературные премии! Мюриэль: Гм… Это что-то новенькое! Слушай, Ксавье, меня ждут внизу… Ксавье: Кто? Мюриэль: Ты его не знаешь. Мне надо идти. У меня вправду нет времени. Ксавье: Прошу, еще немного… Мюриэль: Поздно. Ксавье: Я болен, черт побери!

Она выходит. Сразу после ее ухода появляется ангел.

[62]

Альманах «Двери» №1. 2010

Ксавье: Я полагаю, нет смысла тебе пересказывать… Кстати… ты также должен был быть доволен сегодня утром. Ты, который хотел, чтобы это прекратилось. Ангел: Твое издательство выкупило «Ашет»? Для тебя — это гнусный поступок, без сомнения. Ксавье: (крича) Почему ты так говоришь? Я, возможно, вхожу в число тех, кто останется, нет? А? Нет? Они меня тоже бросят? Как Мюриэль? И я останусь один с тобой… и моим раком! Ангел: Кто тебе сказал, что у тебя рак? Ксавье: Никто. Но я его чувствую. (Пауза) Сегодня утром в больнице у меня не хватило духа. Я испугался, когда я увидел все эти приборы. И всех этих несчастных в коридоре. Там были и молодые. Я не


Анн-Мари Этьен «Будущее не изменить»

знаю, почему всегда говорят, что болеют только старые… Ангел: Ты можешь это повторить? Ксавье: Что? Что я опять сказал? Ангел: Ты сказал, что ты испугался. Ксавье: Да, извиняюсь… Ангел: Не извиняйся! Гениально! Ты испугался! Я очень этому рад! Ксавье: В самом деле? Ангел: А еще я услышал: «всех этих несчастных в коридоре». Ксавье: Постой! Ты за кого меня принимаешь? За отродье Пиночета и Чаушеску? Ты думаешь, что это был первый раз в жизни, когда у меня сжалось сердце при виде несчастного человека? Ангел: Во всяком случае, это первый раз, когда ты в этом признаешься. И когда ты вслух говоришь, что боишься. Ксавье: Потому что страх — это хорошо? Если мне не изменяет память, во всех тех твоих излюбленных книгах, где поднимается вопрос о духовном развитии, страх — главный враг. Абсолютный тормоз. Почти такой же серьезный, как и влечение. Ангел: Смотря какое… (указывая на него) То, которое придает тебе такой вид, которое погружает тебя в хрупкость вещей… Ксавье: (раздраженный, перебивает его) У меня чтото серьезное? Я выживу? Ангел: А сам ты как думаешь? Ксавье: Хватит задавать мне мои же вопросы. Ты мне сказал, что работаешь «ангелом», а не психоаналитиком! Пауза. Ангел: Ты выносил мое присутствие, пока у тебя была жизнь, которую ты хотел. В этом случае, даже если это что-то серьезное, тебе нечего бояться. Ты покинешь этот мир со словами: Я прожил хорошую жизнь. Это единственная вещь, которая действительно помогает! Ксавье: Ты издеваешься надо мной? Мне 35 лет! Ангел: Не количество прожитых лет… Ксавье: А как я их прожил, я знаю!... (Пауза) А как я их прожил? Ангел: Об этом я тебя и спрашивал. Ангел берет свою куртку и идет к двери. Ксавье: Куда ты идешь? Ангел поворачивается и смотрит на него. Ангел: Умирая, о чем сожалеешь? Оставшись в жи-

вых, что меняешь? Ксавье: Ты уходишь? Ты меня оставляешь одного? С кем я буду разговаривать? Ангел уже у двери. Ангел: А с кем ты обычно разговариваешь? Ксавье: Ни с кем… Ангел: Вот видишь… Он выходит. Ксавье остается один, ходит по кругу. Машинально берет книгу из книжного шкафа, у которого стоял ангел и листал некоторые книги. Он читает наугад. Ксавье: «Улыбайся, ведь это важно». Он поднимает глаза к небу и идет к двери, из которой обычно выходит ангел. Ксавье: Ты можешь уделить мне минуту? Всего минуту? Затем он валится на диван, как подкошенный. Пауза. Он шепчет. Ксавье: Да кто он такой, этот тип! Гаснет свет. Мюриэль нервно прохаживается по гостиной. Пара друзей, Ева и Жоэль, следят за ней взглядом. Беспокойная атмосфера. Дверь, ведущая в комнату Ксавье, закрыта. В квартире царит неописуемый беспорядок. Перед телевизором валяются пустые пивные банки, скомканные пакеты чипсов. Кругом разбросаны книги. Мюриэль: Я очень беспокоюсь… Когда Гавриил мне позвонил, я сразу поняла, что произошло, что-то серьезное. Жоэль: (потирая свое правое плечо) Он еще здесь, этот парень? Ева: Он здесь на шесть месяцев. Признаюсь, я не очень понимала, какую роль он играл в жизни Ксавье. Мюриэль: Никто, Ева, никто не понимает. Мы здесь не для того чтобы разгадывать загадку Гавриила, а для того чтобы попытаться помочь Ксавье выйти оттуда. Жоэль: (продолжая потирать плечо). Я уже достаточно пытался… Ева: Осталось только вызвать пожарных. Мюриэль: Уже три дня как он закрылся в своей ком-

Альманах «Двери» №1

[63]


Анн-Мари Этьен «Будущее не изменить»

нате! Он выходит только по ночам, съедает пачку чипсов, смотрит какой-нибудь старый фильм и возвращается обратно. Он удивился, когда меня увидел. Он не знал, что я здесь. Вышел в халате, чтобы налить себе стакан воды. Он был в таком состоянии! Неузнаваемом! Такое поведение очень странное для Ксавье. Он пронесся, как скоростной поезд, туда-обратно, уставившись в пол. Резко остановился перед зеркалом, широко улыбнулся, а затем опять принял прежний вид. Он бросил свою работу, все кинул на своего компаньона, вы думаете, это нормально? Жоэль: Я думаю, что у меня сломано плечо. Мюриэль: Не преувеличивай. Ева: Ты же видела, с какой силой он бросился. Мюриэль: Видели, видели. Она подходит к двери, прислоняется к ней, чтобы поговорить с Ксавье. В этот момент дверь резко открывается. Мюриэль падает вперед. Ксавье ошеломленно смотрит на нее, держась за ручку двери. Он протягивает руку Мюриэль, которая, корчась от боли, садится возле Жоэля. Ева, застывшая, смотрит на них. Ксавье смотрит на сидящих в комнате: Мюриэль трет свое колено, Жоэль массирует себе плечо, а Ева спряталась за своим мужем. Ксавье: Спасатели! Чего вы хотите? (смотрит на свою дверь, Жоэлю) Я надеюсь, ты не выбил мою дверь! Жоэль: Скажешь тоже, я себе плечо выбил, пытаясь тебя спасти. Ксавье: Спасти меня? От чего? Я не имею права разобраться в собственной жизни? (Иронично) Восстановить свои силы? Посидеть и подумать о хорошем в одиночестве у себя в квартире? Мюриэль: (встает и, прихрамывая, идет к нему) Ксавье, мне кажется, ты нездоров. Ты выглядишь как столетний старик. Ты говоришь чужими словами. Ксавье: (спрашивая ее) Ты не находишь мою улыбку красивой? Мюриэль: Э… Ксавье: (не давая ей, ответить и резко повернувшись к друзьям) Это правда, что я постоянно в плохом настроении? Ева: Часто… Ксавье: А почему я тебе всегда наливаю вина, зная, что ты его не пьешь? Почему я никогда не покупаю тебе минеральной воды? Ева: Потому что тебе на это плевать. Ксавье: (Жоэлю) Сколько тебе лет? Жоэль: Ты же прекрасно знаешь, что я родился на пятнадцать лет раньше тебя. В тот же самый день.

[64]

Альманах «Двери» №1. 2010

Ксавье: В тот же день, да. Такое не забудешь. Жоэль: Да ладно! Такое случается с каждым… любой может забыть про день рождения. Ксавье: (Еве) Ты помнишь, как я приставал к тебе на прошлое Рождество? Мюриэль: Ксавье… остановись. Ева: О чем он говорит? Ксавье: Ну да! На кухне, пока Жоэль разводил огонь в камине. Жоэль: (вскакивая) Да я тебе сейчас… Ай! (Его плечо вынуждает его сесть. Смотрит на своего друга) Этого же не было? Ксавье: (искренне) Было. Он смотрит по очереди на троих друзей. Ева, застывшая, готова расплакаться. Жоэль все еще держится за плечо, а Мюриэль еле стоит на ногах. Ксавье: Есть одна вещь, которую мне хотелось бы знать: то, что я не сделал, то, что я упустил, это мне известно, я об этом размышлял три дня. Но что, что я вам давал? Почему вы были моим друзьями? Вам от меня что-то надо было? Трое переглядываются. Тишина. Ксавье: (усаживает Мюриэль с нежностью, которая ее удивляет) А ты, почему ты оставалась со мной? Я отменял свидания, я тебе во всем отказывал, во всем, что касалось тебя. Я тебя обманывал. Почему ты мне никогда не говорила, чего тебе не хватает? Почему ты изображала радостную женщину? Чтобы порвать со мной, уйдя от меня в минуту, когда я был наиболее слаб? Когда я в первый раз взял тебя за руки. Мгновение и дверь захлопывается со словами «Твои проблемы, твой страх… меня уже не волнуют», и ты уходишь с высоко поднятой головой. Знаешь, Мюриэль, я бросал своих любовниц и не всегда красиво, но не с такой жестокостью, никогда! Ева: Ее можно понять! После того, что ей пришлось перенести Ксавье: Но почему она переносила, ничего не говоря? (обращаясь к Мюриэль) Почему? Мюриэль: Обязательно говорить об этом сейчас? Ксавье: Да. Мюриэль: Переносить, переносить… У тебя ведь есть не только недостатки. Ты великолепен. Никогда не бываешь надоедливым. Ты веселый… Ты умеешь жить. Наконец, нет, не стоит этого говорить… Ну… Ты умеешь всем этим пользоваться. Ксавье: Это самое простое, что можно делать, когда у тебя есть деньги.


Анн-Мари Этьен «Будущее не изменить»

Ева: Есть люди, которые хранят их только для себя. Ксавье: Вы говорите мне, что остаетесь моими друзьями из-за моих денег? Из-за обедов, уик-эндов на Кап-Ферре, из-за отпусков у бассейна в Узесе. В конечном счете, возможно, вы не лучше! Такого типа, как я, нужно было посылать к черту со всеми его дорогими винами, пикниками на свежем воздухе и бассейном! Он встает. Остальные не шевелятся. Ксавье: (Жоэлю) А ты? Почему ты смерился с изменами Евы? Жоэль: (тихо) Подлец. Ксавье: Ты можешь это повторить громче? Жоэль: ПОДЛЕЦ! Ксавье: Лучше, когда искренне… Может быть, может быть я стал сволочью. Мало помалу, может быть по мере того как я самообольщался… думая только о се-бе… (Он смотрит на них по очереди) И, несмотря на таких друзей как вы, становишься подлецом. Но вы, вы же были рядом, нет? (Он садится возле Жоэля) Когда видят товарища, который сходит с правильного пути, его предупреждают, его тормошат. Ему грозят кулаком? Если только… Он встает и идет к своей комнате. Дверь открывается, появляется ангел. Ксавье: (перед тем как войти) Я оставляю вас в компании порядочных людей. Если я стал таким плохим, я вас уверяю: я совершенно не отдавал себе в этом отчета. Вы же, наоборот, вы заслуживаете осуждения за то, что не ничего не сказали мне. Ангел открывает дверь шире, впускает Ксавье и закрывает дверь. Ева, Жоэль и Мюриэль молчат. Ева: (обращаясь к Мюриэль) Думаю, здесь нам больше нечего делать. Жоэль: Думаю, он больше не выйдет. Он прав: мы давно уже должны были оставить его. Мюриэль: Ну, так уходите. Жоэль: Тебя подвезти? Мюриэль: Нет, спасибо… Я пойду пешком. Жоэль и Ева встают и уходят, оставляя Мюриэль. Она подходит к двери, хочет прислониться, передумывает. Она говорит достаточно громко. Мюриэль: Гордишься собой? Маленькое красивое сведение счетов! Изящное разоблачение твоих приставаний к Еве передо мной. (Внезапно она взрывается) Ты не мог мне сказать все это, но наедине?

Хотя бы один раз проявить уважение ко мне! Даже если ты и был прав в этот раз! Только вот ты такой же отвратительный, когда ты прав и когда неправ!! (Она дергает за ручку) Открой!! (Она отходит от двери, в слезах, поворачивается, у нее потерянный вид) Я не знаю, почему я дорожу… (исправляясь) дорожила только тобой. Ты жалуешься на мою жестокость? Ты не понял, что это был единственный способ придать себе смелости, чтобы уйти от тебя!.. Но теперь все кончено! Я оставляю тебя с твоей новой чистой совестью. (Она кричит) Сдохни за этой дверью, в одиночестве, если ты этого хотел. Она берет свой плащ и сумку. Перед тем как уйти, она возвращается к двери. Мюриэль: Я надеюсь, ты слышал все, что я сказала. (Она ждет реакции) Да пошел ты! Быстрыми шагами отходит от двери, потом передумывает, возвращается и как себе, в сторону комнаты Ксавье. Мюриэль: Ксавье?.. Хватит заниматься ерундой, а?.. Она уходит. Как только она закрывает входную дверь, открывается дверь комнаты и выходит Ксавье. Сразу за ним выходит ангел. Они прислоняются к дверному косяку с разных сторон. Ксавье смотрит на беспорядок в своей квартире. Он проходит в комнату и начинает убирать вещи, ангел следит за ним. Вдруг он застывает, как если бы он почувствовал чье-то присутствие, он осматривается по сторонам, быстро подходит к двери в свою комнату, но в пяти метрах от места, где стоит ангел, уставившись на пустую стену, он кричит. Ксавье: Я знаю, что ты здесь! Гаснет свет. Квартира вновь убрана, но значительно менее старательно, чем раньше. За столом ужинают Ксавье и Ангел. Ксавье: (наливая себе) Без работы, без девушки, без друзей, к счастью у меня осталось несколько хороших бутылочек. Ангел наливает себе воды. Ксавье: Раз у тебя случаются эти твои «провалы», я налью тебе попробовать! Ангел: Стой! Если с каждой новым провалом, я буду

Альманах «Двери» №1

[65]


Анн-Мари Этьен «Будущее не изменить»

снова обретать вкус к запретным удовольствиям, я не смогу вернуться. Ксавье: А! Черт! Я не подумал об этом. Кстати, на счет запретных удовольствий, в тот день, когда Ева пришла на обед одна, я наблюдал за тобой. Это не было провалом, это было просто какое-то свободное падение, взрыв во время полета! Если вы и вправду существуете «там наверху», что вы делаете чтобы справиться с влечением? Ангел: Там это забывается. Невозможно жалеть о том, к чему потерял вкус. Кстати, о вкусе, твое рагу! Это настоящий грех! Ксавье: Еще бы! (Пауза) Кстати о смертных грехах, оставим в стороне алчность, удовольствие, которое она доставляет, сомнительно, зависть, которая, увы, не очень возвышенное чувство, и гордыня, которая всякий раз отравляет твою жизнь… а четыре других… Ангел: Четыре греха, которые остались, это… праздность! Ксавье: О, праздность! Безусловно. Впрочем, благодаря тебе, с того момента, как я все бросил, я ее вновь открыл для себя во всей ее красе… Ничего не делать, это может занять весь день! А три остальных? Ангел: Гнев… Ксавье: Но что такое человек без гнева? Кто это? Прежде всего, такого не бывает. Бывает сдерживаемый гнев, подавленный, запертый принципами, людскими толками, хорошим воспитанием. Не говоря уже о гневе, направленном на самого себя. Как можно жить в этом мире без гнева? (Пауза) Что с тобой? Ангел, очевидно, не слушал его уже некоторое время, взгляд направлен в пустоту… Ангел: Я вспоминаю шестой. Ксавье: Меня это не удивляет. (Пауза) Прелюбодеяние! Ангел: А ! да… Прелюбодеяние, ты же не будешь настаивать, что это достоинство. Ксавье: Это сложнее всего разделить. Вопрос значения слова! «Сладострастием», они это назвать не осмелились! «Порнографии» не существовало. Остается «прелюбодеяние», надо посмотреть в словаре. Но если это не приносит никому вреда, грех ли это? А? На этот раз у тебя десять секунд на раздумывание. Или нет. Три дня! Ангел: Почему три дня? Ксавье: Ты же пригласил Еву на ужин в четверг? Ангел: Прекрати! Это дружеское… А последний? Ксавье накладывает ангелу и себе еще рагу.

[66]

Альманах «Двери» №1. 2010

Ксавье: Что-то очень известное! Последний… последний… Ангел ест с наслаждением. Он даже собирает хлебом оставшийся соус. Ангел: Не могу вспомнить. Однако их все-таки семь. Ксавье: (перебирая) Алчность, праздность, прелюбодеяние, зависть, гордыня, гнев… И? Вообще-то это относится к твоей области… тебе следовало бы знать. Ангел, облизывая пальцы, делает знак: «я не помню». Ксавье проглатывает кусок, затем замирает и смотрит на ангела. Ангел замирает с поднятой вилкой. Вместе: (с набитым ртом) Чревоугодие! (Смеются) Ксавье: Итак? Почему эти два слова идут вместе? Грех и чревоугодие? На этот раз, отвечай, или я тебя снова на недельку посажу на вареную капусту! Ангел: Честно? Я сам себя об этом спрашиваю. Ангел показывает ему кассету. Ангел: Я нашел это в комнате. Посмотрим после рагу. Хороший фильм, нет? Ксавье: А то! Только во Франции фильм собрал миллион семьсот тысяч семьсот сорок франков! Сразу же после выпустили книгу! (Пауза) Я послал цветы Мюриэль, вчера. Ангел: Зачем? Ксавье: Потому что ты мне сказал сделать это. Ангел: Этого мало… Ксавье: Мало! Триста семьдесят пять франков букет! Ты шутишь… (Пауза) Знаешь (берет книгу), мне начинает этого не хватать. Раньше читал три книги в день, теперь не читаю ни одной! (Пауза) Мюриэль мне тоже не хватает. Думаю, я несчастлив. Ангел: Когда человек ранен, он становиться нежнее. Ты был каменной глыбой, высокомерным и не допускающим возражений. Очень гордым. Прямолинеен в своих заблуждениях. Совсем один. Ксавье: Теперь я совсем вялый, груда сомнений, лужа непонимания и грусти и по-прежнему один! (Иронично) Это куда лучше! Ангел: (Серьезно) Да. Это куда лучше. Ядерный метод, помнишь? Впрочем, остался всего месяц. Ксавье: Месяц? Ангел: До моего отбытия. Ксавье: Прошло уже пять месяцев, как ты заварил всю эту кашу? (Пауза, каждый думает о своем) Ты верне-шься «туда» так же, как и приехал? Так же неожиданно? Ангел: Само собой. Не может быть и речи о про-


Анн-Мари Этьен «Будущее не изменить»

щальном ужине. У меня может опять случиться провал, и я могу повиснуть на тебе и разрыдаться. Ксавье: Хуже всего то, что я тоже могу повиснуть на тебе и разрыдаться. (Спохватившись) Заметь, сейчас я способен повиснуть на ком угодно! Я, который никогда не плакал, теперь все время хныкаю. Настоящая тряпка. Если бы Мюриэль меня видела. Ангел: Она тебя бы обняла. Ксавье: Становишься человеком, когда умеешь плакать, так? Видишь, если бы ты был на самом деле тем, за кого себя выдаешь, ты бы никогда не говорил подобной чуши! Ангел: Почему это ангелы должны бояться штампов? Только правда имеет значение. Ксавье: (резко) Кто такой хороший человек? Ангел: (пойманный врасплох) Ну… Возможно, человек, который пытается… Ксавье: Но я же пытался. Я пытался стать лучшим. Ангел: (перебивая его) Я не так выразился! Подожди… Э… (Ангел думает, сосредотачивается, ничего не находит) Это… Э… Ксавье: (тихо) Мне не дано быть лучшим… Ангел: Это… Точно! Я нашел! Хороший человек.. это, это человек… Ксавье: Ну? Ангел: Хороший человек, это человек, который пытается… Ксавье: Ты это уже говорил. И этот ответ не устроил нас обоих. Ангел: Не перебивай! Это человек, который пытается… Но которого узнают по тому, как он пытается! Пауза.

Ксавье: Знаю. Мюриэль: Спасибо за цветы! Жаль, что это было в первый раз. Ксавье: Не стоит. Гавриил тебя пригласил, чтобы посмотреть фильм, а не на сеанс моего судебного разбирательства. Я был глупцом, знаю. Я стараюсь быть менее глупым. Вот. Не будем больше говорить об этом! Я попытаюсь.. попытаюсь… но исключительно ради вещей, которые важны… Словом, которые важны тому, кто пытается… То есть для меня! Мюриэль: Ты попытаешься стать хорошим человеком? Ангел: Она схватывает на лету. Мюриэль: Что будем смотреть? Ксавье: Гавриил выбирал. «Небо над Берлином» Мюриэль: Это гениальный фильм! Ангел: Только в Париже он собрал миллион семьсот тысяч семьсот сорок франков. Ксавье: Во Франции! Ангел: Во Франции.

Ксавье: Неплохо. Ангел: (с притворной скромностью) Это моя работа. Ксавье: Не надо пытаться — как я — быть лучшим? Ангел: Смотря по обстоятельствам, если это способ любить свою девушку… Ксавье: Я позвоню Мюриэль! Ангел: Не напрягайся. Она уже в пути. Я ее пригласил на просмотр фильма. Ксавье: Что? Ты же видишь, в каком я состоянии? Круги под глазами, небритый, голова грязная. Ангел: (разглядывая его) Ты и вправду отвратительно выглядишь.

Ксавье смотрит на нее, колеблется.

Звонят в дверь. Ангел, идет открывать дверь.

Ксавье кивает головой.

Ангел: (обращаясь к Ксавье) Улыбнись!

Ксавье: Жаль, что с нами такое произошло, нет? Мюриэль: (в замешательстве) Не знаю… Мне нужно немного времени. Ксавье: У тебя оно есть. Не торопись. У меня сейчас много времени.

Входит Мюриэль. Она целует Ксавье. Мюриэль: У тебя грязная голова.

Ксавье ставит кассету, затем идет на кухню. Мюриэль садится, Ксавье возвращается, причесанный и в новом свитере. Он садится рядом с Мюриэль, Ксавье кричит ангелу. Ксавье: Ты не принесешь бутылочку шампанского? Мюриэль: Что отмечаем? Ксавье: Ничего. Мне нечего отмечать. К сожалению… Мюриэль: Нужен тост, иначе это к несчастью.

Ксавье: Мне тебя не хватало. Глупо? Только если… если и тебе меня не хватало. Мюриэль: Да, так было бы менее глупо… Ксавье: Я недавно прочел ужасную книгу об одной паре… Я купил ее внизу в книжном магазинчике… В ней есть интересные мысли… Мюриэль: Ты снова начал читать? Ксавье: У меня появилось время… Там говорится об одновременности чувств. Существует много пар, которые любят друг друга, но не одновременно. Мюриэль: То есть по очереди?

Альманах «Двери» №1

[67]


Анн-Мари Этьен «Будущее не изменить»

Мюриэль, сильно взволнованная, смотрит на него. Возвращается ангел с шампанским. Наливает обоим. Мюриэль: (нажав кнопку на пульте, поднимая бокал) За то, что нас окрыляет. Ангел: (уставившись в экран, сделав большой глоток) За влечение! Ксавье: Это добром для тебя не кончится! По мере того как звук фильма становится громче, свет на сцене гаснет. Ксавье, в бешенстве, влетает как смерч в свою квартиру с коричневым конвертом в руке. Он кричит. Ксавье: ГАВРИИЛ! (Нет ответа) Хорошо! Люсьен!!! Появись, если ты мужчина! Ангел тут же появляется в углу комнаты за барной стойкой. Ангел: Какие-то проблемы? Ксавье: (размахивая конвертом) Да, небольшая! Пустячок! Открой! Ангел: А что это? Ксавье: Рентгеновские снимки. Те, что не давали мне спокойно спать по ночам в течении месяцев! На прошлой неделе я все-таки решился сходить на обследование, следуя твоим советам. Ну? Ангел изучает снимки. Ксавье: И я тебя предупреждаю, в твоих же интересах найти объяснение или собрать все свою магическую силу, потому что на этот раз никакая сила, даже космическая, не сможет мне помешать набить тебе морду! Ангел: (читает заключение врача) У тебя ничего нет! (Он смотрит на него) Я рад за тебя! Ксавье бросается к нему и бьет кулаком по лицу. Ангел не устоял на ногах и упал. Ангел: (oчухавшись) Ты застал меня врасплох! Ксавье: (крича) Я тебя слушаю!! Ты мне сказал, что я болен! Ангел: Я тебе этого никогда не говорил! Ксавье: (крича еще громче) Ну-ка повтори! Ангел: (внезапно кричит громче, чем Ксавье. Настолько громче, что Ксавье подпрыгивает) Я тебе этого никогда не говорил! (снова став спокойным) Я тоже умею кричать. Ты видел, что это сделало с тобой? Только идея, что у тебя что-то есть? Я сказал: «Сходи на обследование». Твой страх сделал все

[68]

Альманах «Двери» №1. 2010

остальное… Ксавье: Заставить поверить человека, что он болен, это омерзительно. Невозмутимо смотреть, как он целыми днями испытывает страх — это жестоко. Это подло. (Пауза) Твое присутствие, твое существование остается для меня непостижимой тайной. Я много думал в течение этих месяцев. Много. Но я и представить не мог, что ты окажешься подлецом! Ангел: Заставить кого-либо вновь обрести чувство недолговечности — это значит быть подлецом? У меня и вправду тяжелая профессия. Ксавье: Используя такие методы? Да. В чём и расписываюсь. Ангел: Хорошо. Скажи мне, как ты себя почувствовал, когда узнал результаты? Я имею в виду до того, как тебе захотелось набить мне морду. Ты не вышел на улицу, поддерживаемый новой легкостью? Ты не выпил чашечку кофе на террасе? На солнце, один? Ты не остался там, на четверть часа, ничего не делая? У тебя не было желания расплакаться, целовать прохожих… Ксавье: Тебе бы кино снимать, Люсьен! Какие оригинальные образы! «Парень в одиночестве на террасе, который хочет расцеловать прохожих. И все почему? Потому что он узнал, что не болен». Эти слова медленно говорит голос за кадром, а в кадре парень с блаженной улыбкой, в прекрасном самочувствии, размешивает свой кофе без сахара. Пауза. Ангел: На самом деле было не так? Ксавье: Так. Ангел: Ну и? Ксавье: Ну и ничего. Ты все равно мне за это заплатишь. Я еще не знаю как, но ты мне заплатишь. Он идет на кухню налить себе стаканчик, затем открывает холодильник. Ксавье: Что это? Ангел: Колбасы... Я купил за свои. Ксавье: Сколько здесь килограмм? Ты собираешься устроить вечеринку? Ангел: Нет… но я хотел отметить одно событие. Быть на высоте! Ксавье: На высоте? Ангел: Я пригласил Еву на ужин сегодня. Ты пойдешь в кино. Ты вчера сказал, что тебе этого не хватает. Ксавье: Так, посмотрим! (продолжая смотреть в забитый доверху холодильник) Этого маловато для вечеринки… А это что? В большом пакете? Ангел: Шоколадно-ореховый торт.


Анн-Мари Этьен «Будущее не изменить»

Ксавье: (закрывая дверцу холодильника) Один совет: если ты рассчитываешь дать волю своему влечению к ней, сделай это ДО ужина. Ангел: Не знаю, получится ли у меня. Я волнуюсь. Ксавье: Ты снова испытываешь влечение, это нормально, влечение и волнение всегда идут вместе! Ангел: Это хуже всего, а? Ксавье: А ты что думал? За все нужно платить на этом свете. Ангел: А если у меня не получится? Ксавье: Ты сошлешься на случайные неполадки. Скажешь, что с тобой такое впервые… Или, что ты слишком волнуешься… Это всегда проходит… Ангел: Но я на самом деле волнуюсь! (Нервно потирая руки). Значит, у меня ничего не получится. Ксавье: Если ты будешь вот так тереть руки перед ней, переступая с ноги на ногу, у тебя точно ничего не получится. Ангел: Ты это говоришь, потому что ты заботишься обо мне? Ксавье: Да. Ангел: Что мне делать, если… у меня не получится? Ксавье: (покидая его) Покажи ей номер с чечеткой! На последней фразе начинает играть медленная музыка пятидесятых, на мгновение свет гаснет, чтобы потом рассеянный свет осветил ангела и Еву, сидящих рядом на диване. Ангел встает. Ангел: Я схожу за шампанским. Пока он открывает бутылку и ищет бокалы, Ева, незаметно встает и расстегивает свою юбку. Она облегченно вздыхает и садится на прежнее место. Ангел возвращается с подносом, на котором стоит бутылка шампанского и огромный шоколадный торт. Ева, видя торт, морщится. Ева: Думаю это не очень хорошая идея. Ангел: (как выученный урок) Стоит ли всегда быть разумным? И… Разве чревоугодие — это грех? Как сказал бы Ксавье! Знаете ли, мы друг на друга влияем. Ева: Это заметно. Он очень изменился в последнее время. Стал более человечным. Ангел: (очень быстро) Ах это! Потеряв все, он многое выиграл! Бокал шампанского? Чтобы запить торт! После небольшого колебания он выпивает одним махом свой бокал. Затем быстро заводит руку и обнимает Еву. Она улыбается. Ангел, едва живой, приближается к ней. В тот самый момент, когда он

нагибается, чтобы поцеловать ее, в дверном проеме появляется Ксавье, облокотившись на косяк двери, в той же позе как раньше появлялся ангел. Он стоит так, что Ева его не видит. Ангел замечает его, подпрыгивает и издает крик. Ева: Что случилось? Ксавье исчезает в комнате, когда она оборачивается. Ангел: Ничего… Мне… Мне показалось… Ева: Что? Ангел: Тень. Ничего! Он снова приближается к ней, но романтический момент уже упущен. Ева: Наверное, мне лучше уйти. Ангел: Нет, почему же? Ева: Вы так нервничаете. Ангел: (резко) Вы думаете, у меня не получится, так? Ева: Что, простите? Ангел: (он встает, не сдерживая больше свои эмоции) Ведь это не связано. Я хочу сказать, можно нервничать и все же быть на высоте. Случайные неполадки… абсолютно случайные, именно так… И… (спохватившись) Я слишком много говорю! Да! Я слишком много говорю! (Он снова садится) Я хотел сказать, что… Я уже давно, очень давно… (Себе) Нет, если я втянул себя в это, то уже поздно отступать. (Более спокойно, берет руку Евы) Дело в том, что я волнуюсь… И… (Пока он ищет слова, ширма, которая стояла в углу гостиной, начинает медленно перемещаться в сторону дивана. Ангел пока ничего не замечает) И…видите ли, каждый раз для меня — это такое счастье. Ева: Вы правы, вы слишком много говорите. Она притягивает его к себе. В это мгновение рука Ксавье появляется из-за ширмы, которая остановилась возле дивана, и в тот момент, когда ангел собирался поцеловать Еву, он нервно хлопает Ангела по плечу. Ангел вскакивает и опрокидывает бутылку шампанского. Юбка Евы обрызгана. Ева: Опять! Да это какой-то тик! Каждый раз, когда вы целуете женщину, вы пронзительно кричите? Ангел: (уставившись на ширму) Да… Я очень волнуюсь, я это не скрываю от вас. Он обходит диван, смотрит за ширму и затем отодвигает ее.

Альманах «Двери» №1

[69]


Анн-Мари Этьен «Будущее не изменить»

Ангел: Мерзавец! Ева: Что? (Она оборачивается и подпрыгивает) Что здесь делает эта ширма? Ее же здесь не было? Ангел: Конечно, была! Разве бывают ширмы, которые сами передвигаются? (Он снова садится) Итак. На чем мы остановились? Ева собирается встать. Ангел: (искренне) Прошу вас. Не уходите. Дайте мне еще один шанс. Теперь все будет как надо (в сторону ширмы) И никто этому не помешает! Ева: Почему вы так говорите? Не сердитесь! Я еще немного задержусь. Расслабьтесь… Ангел, осмотрев комнату, садится. Ева становится за диваном и начинает делать Ангелу массаж. Ева: Я слышала только что… Ангел: Что? Ева: Вы не закончили фразу, «я уже давно…», а я услышала. Не надо чтобы это приводило вас в такое состояние… Это, скорее, трогательно…

Ева: Не думаю, что мне это будет интересно. Ангел: Допьем шампанское? По-дружески? Он разливает шампанское по бокалам. Ева, уже с сумкой в руке, садится. Ева: Ну хорошо… Ангел: (кричит в сторону комнаты) Иди с нами хоть выпей! Ева: Кому вы говорите? Ангел: Ксавье. Ева: Он там? Ангел: Да. В сущности, я не прекращаю чувствовать его присутствие, и именно это мне мешало. (Кричит) Ты идешь, да или нет? Тишина. Ева: Вы же видите, что там никого нет. Ангел: (садится) Пожалуй, так… (Он встает и кричит) Да еще и трус! (Снова садится) Давай! Выпьем и забудем это… Ева: (выведенная из себя) Точно, выпьем и забудем.

Полностью занятая массажем, Ева не видит Ксавье, который выходит из-за ширмы на четвереньках, пересекает комнату и останавливается, небрежно растянувшись на полу, и положив руку под голову. Ксавье лежит так, что виден только ангелу.

Они чокаются и приходят в себя в тишине. Во время этой тишины слышны шаги за входной дверью. Открывается дверь, и появляется Ксавье, делает вид будто только что пришел с улицы. Он небрежно облокачивается, как это обычно делает ангел, и смотрит на них, улыбаясь. Небольшая деталь: он совсем запыхавшийся.

Ева: Приятно? Ангел: Божественно!

Ева сидит с открытым ртом и с бокалом в руке. Она смотрит сначала на одного, потом на другого.

Ангел кладет свою руку на руку Евы и целует ее. Чтобы это сделать он поворачивает голову и во время поцелуя замечает Ксавье. Тот же крик, то же подпрыгивание, он падает с дивана. Пока он встает, Ксавье на четвереньках быстро уползает в комнату.

Ева: Что за игры? Ангел: Вам не понять. Ева: Единственное, что я понимаю, так это то, что вы издеваетесь надо мной!

Ева: Все, с меня схватит! Это нелепо! Вы нелепый! Возможно, вы уже давно не целовались, но если легкое прикосновение заставляет вас каждый раз издавать пронзительные крики, вам следует обратиться к психиатру! Она идет к своей сумочке. Ангел белый от ярости. Он вздыхает, понимая, что дальше пытаться бесполезно. Ангел: Вы правы. Думаю, на этом следует остановиться. Когда-нибудь я вам объясню.

[70]

Альманах «Двери» №1. 2010

Она встает, выплескивает оставшееся в бокале шампанское ангелу в лицо и уходит, хлопнув дверью. Ксавье подходит к столу и наливает себе. Ангел, вытерев лицо, медленно аплодирует. Ангел: Браво! Замечательное представление! Ксавье: (переводя дух) Да, неплохо… Утомительная у тебя работа, скажу тебе. Ангел смотрит на него. Молчание. Ангел: То, что ты сделал, подло. Ксавье: Просто отплатил тебе той же монетой. Подумай о последствиях всех твоих действий, это же


Анн-Мари Этьен «Будущее не изменить»

твой конек, разве нет? Никогда не делай с другим того, чего не хотел бы, чтобы делали с тобой. Одна из твоих любимых поговорок? Или я ошибаюсь? Сколько раз ты такое проделывал со мной? Сколько испорченных вечеров, сколько испорченных интимных моментов? А стресс из-за постоянного чувства, что за тобой наблюдают, постоянно судят! Ты почувствовал, что это делает с тобой? Радуйся. Ты узнал что-то новое. Видишь, здесь не только я учусь! Ангел: А чему ты научился? Я себя спрашиваю. Ты все потерял и в лучшем случае понял, что это твоя ошибка… Но после… что ты собираешься делать, совсем один? Ксавье: Ты хочешь сказать без постоянного присутствия Ангела-хранителя за моей спиной? Не хотелось бы тебя обижать, но я вернусь в прежнее состояние. Что касается того, что я буду делать, я еще точно не решил, но ты можешь возвращаться спокойно, я не буду заниматься старыми делами, потому что еще раз так же сесть в лужу — это не в моих интересах. Ангел: Теперь, тебе осталось выяснить чего ты хочешь. Ксавье: Вот именно. И это уже мое дело! И вопреки тому, что ты мне однажды сказал, я думаю, что можно каждый день, каждую минуту менять будущее. Ангел: Я никогда так не говорил. Ксавье: У тебя короткая память. В самый первый день, когда ты появился… Ангел: А… Да… просто тогда мне так легче было объяснить… Ксавье: Значит мы все-таки ответственны за происходящее… До какой степени? В какой пропорции? Где присутствует удача, а где — нет. От чего зависит? Встречи, истина, незнание, удача, обстоятельства… Можешь прервать этот список, когда захочешь… Социально-культурные условия… Ангел: (спокойно) От всего. Ответив, Ангел встает и идет в комнату. Ксавье: (не видит, как Ангел уходит, продолжает, оставшись один) …твое образование, твои страхи, страхи других людей, мода… Какова доля личной ответственности… И кто на самом деле решает?.. Если это наше бессознательное… Это очень удобно, бессознательное можно заставить говорить то, что хочешь… Ну так все-таки? (Оборачивается и замечает, что ангела нет) Мог бы и ответить. (Кричит в сторону комнаты) Хотя бы один раз! Ангел: (из комнаты) Я ответил. Ксавье: Да? (Вспоминает) А… да. «От всего». (Пауза) А что я спрашивал?

Гаснет свет. Ангел тащит из своей комнаты последний из своих чемоданов. Два других уже стоят возле двери. Ставит последний, возвращается к сумке, которую только что закончил собирать. Одет так же как и в первой сцене. Входная дверь открывается. Входит Ксавье. Одетый более небрежно, глаза живые, с книгой в руках. Он останавливается перед чемоданами. Ксавье: Ты… сегодня? Ангел: Черт! Ты же должен был вернуться не раньше шести? Ксавье: Знаю, но я только что прочел потрясающую книгу и я торопился вернуться, чтобы сделать пару звонков. Ангел: На сколько потрясающая книга? На пятьдесят тысяч? Сто тысяч, если получит премию? Ксавье: Давай не сегодня, Люлю! И потом, ты же знаешь, что я стал другим человеком. Пауза. Он садится и смотрит, как ангел закрывает сумку. Ангел нервничает, и у него не получается ее застегнуть. Ксавье: Чего ты так нервничаешь?.. (Ангел смотрит на него недобрым взглядом) Слушай, присядь. Давай я закажу ужин на дом, и мы поужинаем, раз мы так столкнулись. Ангел: Нет, нет… и так уже слишком тяжело. Пауза. Ангел: В конечном счете, жизнь не такая уж плохая штука… Ксавье: В любом случае, это все, что мы знаем… Жизнь коротка, да? С повседневными маленькими удовольствиями. Маленькие желания, маленькие ожи-дания, маленькие волнения, миллиарды маленьких, совсем незначительных эмоций, которые освещают нам жизнь. Все эти маленькие вспышки, которые подступают нам к горлу, когда их хотя бы ждешь. Ты снова все это познал, Люлю. Эти слезы на глазах, когда смотришь на луч солнца, в эту самую минуту, сидя на краю стола. Или когда смотришь на это склоненное лицо, которое, думаешь, знаешь наизусть… Каждый раз, когда волнуешься… ангел мой, каждый раз, когда волнуешься!.. Я думаю, это нелегко, уходить из жизни, даже ангелам. Ангел: (наконец-то застегнул сумку) Ты закончил? Ксавье: Признайся, ведь я ничего. Я мог бы тебе говорить о счастье. Я ведь человек. Здесь, на земле.

Альманах «Двери» №1

[71]


Анн-Мари Этьен «Будущее не изменить»

Мне выпало больше привилегий, чем тебе. О большой любви. О крайнем волнении. О глубокой радости. О достижениях. О таланте… Ангел: …об одиночестве, о подлости, об отречении, о тоске, о предательстве… Ксавье: Да… Мы прошли все это, ничего не поняв. До конца. Ангел: До конца. (Пауза) Я оставляю тебя ничтожным и великим, худшим и лучшим. Теперь я знаю, ты сделаешь выбор. Ангел подходит к Ксавье. Они пожимают друг другу руки, борясь с одолевающими их чувствами. Ксавье: Ты будешь давать знать о себе иногда? Ангел: Нет… (Он берет свой багаж). Все это глупости! Ксавье: Да? Это единственная вещь, в которую я более или менее верил. Ангел: Ну, если ты в это веришь, тогда другое дело. Ксавье: Ты не мог бы быть более понятным? Ангел: Ты не мог бы перестать задавать мне вопросы? Ангел идет к двери. Ксавье: Задержись немного. Ты же не на поезде едешь! Ангел: Что ты еще хочешь узнать? Ксавье: Ну… Как прощаются с ангелом, который уходит? Просто так: «До свидания!» — «Ок, как только я тебе понадоблюсь»? Ангел: «Ок, как только я тебе понадоблюсь» — мне это нравится! Но я надеюсь, ты больше никогда не будешь во мне нуждаться. Пока, артист, несчастный маленький человек, который ничего не понимает, но (взяв его за щеку) так старается! Ксавье: Все, сваливай. А то пропустишь свою межгалактическую ракету.

выходит и закрывает дверь. Тут же слышен шум лифта. Ксавье: Придурок… Он прошелся по комнате, включил телевизор, выключил его, взял книгу, поставил ее на место. У него потерянный вид. Ксавье: Ты и вправду ушел? И знака не подашь? Даже маленького? Чтобы я был уверен, что мне все это не приснилось? Что я тебя не выдумал… (Ждет) Ты прав. Это все глупости. Настоящие глупости. Он ставит диск Моцарта, садится в кресло и погружается в «Реквием». Через несколько секунд, вдруг, весь ряд книг, которые ранее листал Ангел, резко падает на пол. Ксавье вскакивает, затем медленно расплывается в улыбке, снова садится и наслаждается Моцартом. Ксавье: Спасибо, старик. Спасибо… Музыка Моцарта звучит все громче, занавес медленно опускается. Конец.

Он пристально смотрит на ангела. Ангел: Почему ты так на меня смотришь. Ксавье: Потому что я хочу посмотреть, как ты испаришься. Испаришься в облаке дыма, или внезапно рассеешься, покачав головой как в «Колдунье». Ангел: (после колебания) Ну хорошо, смотри… Ты увидишь это! Ты увидишь нечто уникальное… Ты увидишь... как выходят через дверь! Ксавье не спускает с него глаз. Тогда ангел берет свою сумку и очень медленно идет к двери, открывает ее, бросает последний взгляд,

[72]

Альманах «Двери» №1. 2010

Все права на произведение принадлежат автору или его правоприемнику. Все права на перевод принадлежат Си. Текст публикуется с ознакомительной целью. Помните, что для коммерческого использования текста вы должны получить разрешение правообладателей.


ИСПОЛЬЗОВАННЫЕ МАТЕРИАЛЫ

Непериодический электронный альманах «Двери» публикуется в интернете в свободном доступе под лицензией Attribution-ShareAlike (by-sa) — Лицензия «С указанием авторства — Копилефт».

Оригинал: http://adsoftheworld.com/media/ print/comedy_central_door

Из архива театра «7 паверх» Эта лицензия позволяет другим перерабатывать, исправлять и развивать материалы даже в коммерческих целях при условии указания авторства и лицензирования производных работ на аналогичных условиях. Эта лицензия является копилефт лицензией. Все новые произведения основанные на лицензированном под нею будут иметь аналогичную лицензию, поэтому все производные будет разрешено изменять и использовать в коммерческих целях. Указанная лицензия распространяется только на авторские материалы альманаха и не распространяется на следующий контент:

© Copyright All rights reserved by Brouwerfoto h t t p : / / w w w. f l i c k r . c o m / photos/48602901@ N06/4448680281/ © Виталий Скалабан

© B. Amsellem h t t p : / / w w w. c u l t u r e. l y o n . f r / culture/sections/fr/cafe-theatre/

В основе 3 обложки лежит работа неизвестного дизайнера, найденная в интернете.

Тексты

© Фотография с сайта группы Agogô Percussions https://sites.google.com/site/ agogopercussions/actu

Изображение двери с ведром взято с рекламы Comedy Central. © Рекламное агентство: Kemper������� trautmann��������������������� (Германия), Креативный директор / копирайтер / иллюстратор: Mathias Lamken.

Пьеса Анн-Мари Этьен «Будущее не изменить» © Anne-Marie Etienne «On ne refait pas l’avenir»

© Анна Иванова

Альманах «Двери» №1

[73]


ЗАНАВЕС Вот такой вот у нас получисля первый выпуск альманаха «Двери». Работа над вторым уже идет. Собирается новый материал, генерируются новые идеи, снимаются гигабайты новых фотографий. Когда ждать второй выпуск? Мы пока сами не знаем. Чтобы альманах не терял в качестве, мы приняли решение, что каждый следующий выпуск будет публиковаться по принципу «when it’s done», то есть, когда будет готов. Следите за новостями в группе. Нам очень важно знать ваше мнение о проделанной нами работе. Какое общее впечатление от Альманаха? Что вам интересно было бы узнать? О людях, отдающих свое время любительским театрам, о самих театрах? Что мы сделали плохо, что у нас получилось хорошо? Найдите минутку и накидайте пару строк впечатлений в обсуждениях в группе: http://vkontakte.ru/board22125292

За время работы над фестивалем и альманахом, мы нашли и нас нашли десятки добровольцев, творческих разносторонних людей. Наша команда постепенно разрастается. Если вы хотите присоединиться к нам или просто каким-либо образом помочь, если у вас появились идеи, как можно улучшить фестиваль или альманах, или в голове давно носится идея какого-либо проекта, пишите нам: dverifest@gmail.com Цель нашего проекта — популяризация движения любительских театров в Беларуси. Поэтому мы будем рады, если этот альманах попадет в руки людям, которым все это интересно. Не стесняйтесь делиться с ними ссылкой на альманах! И главное: что бы ни случилось, в большом или в малом масштабе, — the show must go on — представления должны продолжаться.

Поздравляем всех, кто любит театр, с наступающим Новым годом! Желаем новых творческих идей, удачных решений и энергии для осуществления задуманного! Редколлегия альманаха «Двери»

[74]

Альманах «Двери» №1. 2010


2010


Альманах «Двери»  

О любительских театрах

Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you