Page 1

Депутатам разрешили давать взятки и использовать полицейских как извозчиков

В редакцию пришел удивительный ответ комиссии Госдумы по этике

понедельник

№ 109 (2104) 30.09.2013 г.

четверг

на Урале

страница 15

«Ей на голову выливали кашу, она стояла одна против пятисот человек» Адвокат Ирина Хрунова не знает, что в этот момент происходит с ее подзащитной Надеждой Толоконниковой и в каком она состоянии страница 2

ТЕМА НОМЕРА:

Жестокость стала государственной политикой. Все благие намерения правительства реформировать суды и систему исполнения наказания провалились: зоны и СИЗО превратились в пыточные, а судьи — в палачей страницы 2—3, 4—5

Проверка Фарбером

Маргоша. 6,5 лет условно и вечная боль Месяцы, проведенные в СИЗО, превратились для Маргариты Чарыковой в реальный пожизненный срок

Прокуратура отреагировала на фразу президента по поводу приговора сельскому учителю: «Этот случай, конечно, вопиющий», — и «смилостивилась». Попросив суд сократить срок заключение с 7 лет до 5. Будто проверяет Путина «на слабо»

Предъявляем доказательства невиновности Михаила Косенко В процессе над «узником Болотной» слова омоновцев опровергли свидетели защиты и видеозапись «Новой газеты», на которой видно, кто говорит правду


2

«Новая газета на урале» понедельник. дельник. №109 30. 09. 2013

ЕМА Т Я А Н ГЛАВ

«Ей на голову выливали кашу, она стояла одна против пятисот человек»

Надежда Толоконникова и Ирина Хрунова в очередной раз пытались добиться УДО

Адвокат Ирина Хрунова не знает, что в этот момент происходит с ее подзащитной Надеждой Толоконниковой и в каком она состоянии — Сегодня (в субботу вечером) шестой день голодовки, объявленной Надеждой Толоконниковой. Что вам о ней известно? — Если честно, я нахожусь в некоторой панике. Последний раз мы слышали Надю в четверг вечером. Она сообщила, что у нее проблемы со здоровьем. В пятницу ее перевели в медчасть. Я до сих пор не знаю, в связи с чем. С одной стороны, понимаю, что на шестой день голодовки состояние здоровья, скорее всего, действительно ухудшилось. С другой стороны, еще лучше понимаю: в колонии очень не нравилось, что Надя каждый день сообщает, что происходит внутри. — То есть ее захотели изолировать, чтобы перекрыть информацию? — Конечно! Вчера она не встретилась с мужем, сегодня уже не получается встреча с адвокатом, колония отвечает: «…состояние здоровья осужденной не позволяет». А мы не можем проверить, так это или нет. — Для тех, кто не читал ее письма: что означает «содержание в бесчеловечных условиях»? Пять часов сна, двенадцатипятнадцатичасовой рабочий день, угнетение больных и ВИЧ-инфицированных, работающих рядом? — Речь прежде всего о том, что любых больных, включая ВИЧ-инфицированных, заставляют работать на общих основаниях. Кстати, разрушим стереотип: на производстве, даже швейном, невозможно заразиться СПИДом, убеждены специалисты. Зато, несмотря на то что ВИЧ-больные плохо себя чувствуют, они работают наравне со здоровыми. Распорядок у них не из легких. Если раньше мы с Надей всегда сговаривались, когда я к ней приеду, и она выбирала, первую или вторую смену, теперь такого нет. Все работают в одну смену. — То есть не законных восемь часов, а больше? — Но при этом колония исхитряется сделать их труд добровольным! Все ежедневно пишут заявления о том, что просят их выпустить на производство сверх 8 часов, потому что хотят еще немножко поработать. Пишут каждый день. И такая бумага является практически обязательной: не напишешь, будут большие проблемы. Само собой, при работе свыше 12 часов, хозяйственных делах и прочем на сон остается очень мало времени.

— Шьют они, как стало известно, полицейскую форму. Полицию, охраняющую режим, одевают при помощи рабского труда? «Беломорканал» наших дней? — Во всяком случае, зарплата швейзаключенных, работающих по 12 часов без перерыва, не идет ни в какое сравнение с зарплатой на воле. — Первая жалоба Толоконниковой на бесчеловечное обращение была подготовлена в мае? Что происходило в последние четыре месяца? — На Надю надавили, и она отказалась от этих жалоб, они не были рассмотрены. Ей на голову выливали кашу в столовой. Трудно представить, что чувствуешь, когда стоишь одна, напротив тебя 500 человек, и

«

О безопасности Толоконниковой в этой колонии не может быть речи теперь никогда. Даже если все затихнет и нам скажут: конфликт исчерпан

«

они все хотят твоей смерти… «Ты не представляешь, — сказала мне Надя, — какой уровень ненависти в воздухе». Она бы стерпела и это, но стали давить на женщин, с которыми она подружилась в заключении: одной влепили выговор — и тем поставили УДО под вопрос, вторую перевели в прессотряд, пытались бить… И Надя отказалась от своих жалоб. — Заключенные не хотят понимать, что она борется и за них? — Кто-то совсем не понимает, кто-то считает ее выскочкой, кто-то понимает, но думает, что за ней стоят адвокаты, общественность, ее в любой момент переведут, а они останутся в этом аду. — Со времен ГУЛАГа такие люди, как Хасис — убийца Стаса Маркелова и Насти Бабуровой, являлись опорой режима. Теперь российское государство берет убийц в помощники?

— Да, она убийца. Да, она отбывает приговор. Но в глазах государства Надя и Хасис находятся в одинаковом положении: обе являются осужденными по приговору суда. Их статьи не играют роли. Да, у Нади два года, а у Хасис восемнадцать, да, у Нади статья тяжкая, а у Хасис особо тяжкая, но их содержат в одном исправительном учреждении. Хасис стала играть важную роль в том, что происходит с Толоконниковой. И то, что опубликовано постановление СК, где есть ссылка на Хасис, меня не удивляет. А почему Хасис не может играть на стороне государства?! Ей сидеть еще 14 лет, и она хочет заслужить УДО, сократить свой срок за убийство. — Мордовские колонии известны пыточными условиями, там травили людей собаками, забивали насмерть. — Могу сказать одно: я верю Наде, верю тому, что она рассказывает о том, что там происходит. Я не политик, я всего лишь адвокат. Надя не хотела конфликтов, пыталась наладить отношения с администрацией колонии, хотела показать колонии, что ее цель — спокойно досидеть, ни с кем не воевать, но колония не понимала и продолжала на нее давить. Руками других осужденных. — Ваши ближайшие действия? — Мы инициировали несколько проверок. Сейчас ожидается большой доклад Совета по правам человека при президенте. Члены совета разошлись во мнениях, каждый будет высказывать свое. Каннабис считает, что да, есть проблемы, но они не настолько существенны, как пишет в своем письме Надя. Их надо устранять, но на законодательном уровне. Мысловский, как выяснилось, бывший следователь Генпрокуратуры, говорит, что все, что написала Толоконникова, бред сивой кобылы, все отлично, она в суперколонии. Еще один член совета по фамилии Шаблинский, радикально встал на сторону Нади, говорит, что видел запуганных, плачущих женщин. Каково будет мнение Елены Масюк, не знаю. Еще идет проверка ФСИН. Еще у Нади были два сотрудника аппарата Лукина. — Нашим государством целиком управляют мужчины. С их помощью для женщин выстроена система, которая нас переносит во времена инквизиции… — Те, кто отшивает госзаказы за счет женщин-заключенных, ворочают милли-

ардами. Мы должны понимать, что среди женщин, которые там находятся, есть чьито матери, чьи-то жены. Но очень часто бывает, что их никто не ждет. Что они никому не нужны. Что их никто не защищает. Как наше общество будет формироваться в условиях этого тотального рабства и тотальной злобы — зависит сейчас и от нас. — Почему государство так боится Надю Толоконникову? — Оно боится и Марию Алехину. Эти фигурантки не вписываются в общий контекст. Они — исключительные осужденные. Первая причина —образованные. Вторая — уровень развития. Третья — жизненная позиция. Четвертая — возможность воспользоваться адвокатом. Потому что, как правильно написала Надя, — для всех из зоны нет выхода. Нет писем, жалоб; осужденные находятся в полной власти колонии. В том случае, если начальник — человек, все в порядке, как сейчас у Алехиной. Все письма Маши доходят до меня. У Нади не так. В ее колонии приговор отсекает от жизни. Толоконникову боятся потому, что она может крикнуть на весь мир — и, надеюсь, ее услышат. — Ваша главная цель сегодня? — Перевести Надю в другую колонию. Потому что о ее безопасности в этой колонии не может быть речи теперь никогда. Даже если все затихнет и нам скажут: конфликт исчерпан, Толоконникова выходит в отряд, все улыбаются, она работает всего восемь часов, — но я все равно не уверена, что за время отсидки, которое осталось, с ней ничего не случится. Я буду продолжать отстаивать позицию Нади различными способами: ходатайствами, жалобами. Надо будет — пойдем в суд. Стратегия будет вырабатываться в ходе событий, мы не знаем, что скажет Следственный комитет, не знаем, что скажет прокуратура. — Назовите имена людей, которые вызывают наибольшие опасения. — В первую очередь замначальника колонии Куприянов, который угрожал ей лично. А еще она назвала несколько приближенных к администрации осужденных, в том числе и Хасис.

Марина ТОКАРЕВА


«Новая газета на урале» понедельник. №109 30. 09. 2013

3

Маргоша — 6,5 лет условно и вечная боль Месяцы, проведенные в СИЗО, стали реальным пожизненным приговором

ИТАР-ТАСС

Н ПОД ТЕКСТ

Евгения Хасис превратилась в ресурс, который использует власть в борьбе с Толоконниковой. Хасис предоставляют эфир, отдают газетные полосы центральных изданий, на ее показаниях строятся выводы проверяющих. То есть именно она, осужденная за убийство радикальная наци, стала опорой правоохранительной системы России и пиар-инструментом государственных пропагандистов? Из прослушки разговора Никиты Тихонова и Евгении Хасис, осужденных за убийство Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой. Тихонов: А ты сможешь из нагана с глушителем двоих завалить? Хасис: Но надо подержать его хотя бы в руках с глушителем. Тихонов: Ну попасть надо просто в голову одному как минимум. Хасис: Ну это я смогу, одному-то точно попаду. Тихонов: Ну а второго как бы все равно добивать тоже. Хасис: Я все смогу. Тихонов: В общем, по плану, один человек валит из нагана с глушителем двоих борзых зверей. А второй его громким стволом подстрахует. Я думаю, может, это ты будешь — тот, кто валит из нагана. Хасис: Кайф! Тихонов: Страховщик, скорее всего, будет один. Ну я к тому, что мне кажется, что я лучше тебя подстрахую, чем ты меня. Хасис: Ты мне не доверяешь? Тихонов: Ты всех уничтожать будешь. Хасис: Я уничтожу. Я — за радость кого-нибудь вальнуть сейчас.

есколько дней назад суд вынес приговор Маргарите Чарыковой, той самой Маргоше, статья о которой, опубликованная в «Новой» в № 38 от 8 апреля, собрала 48 тысяч просмотров в интернет-версии издания. Н а п о м н ю к а н в у. С о т р у д н и к и Госнаркоконтроля задержали Риту в декабре. При обыске у нее был обнаружен пирацетам с примесью амфетамина, который девушка использовала для приготовления обезболивающего. У нее с рождения отсутствует прямая кишка, и кустарно приготовленное лекарство позволяло справляться с болью. Следствие, впрочем, с самого начала придерживалось версии, что наркотик Рита готовила для сбыта. Ее поместили в СИЗО «Печатники», в общую камеру, где совершенно невозможно было проводить очистительные манипуляции. Рита стала гнить заживо. В больнице «Матросской Тишины», куда за время следствия ее несколько раз направляли, медики фиксировали признаки сильнейшей интоксикации, высокую температуру и рвоту, отек тела. Риту выводили из критического состояния, а потом опять возвращали в СИЗО. Только после вмешательства Европейского суда по правам человека Риту отпустили под домашний арест. Тимирязевский суд Москвы признал Чарыкову виновной в приготовлении наркотиков к сбыту и назначил наказание — 6,5 лет условно. Прокуратура, впрочем, требовала реального срока. Теперь несколько слов о жизни Риты после ее перевода из СИЗО под домашний арест. Сразу начались скитания по клиникам. Их за это время было три. Врачи делали все возможное, чтобы помочь,

но, странным образом, после того как в больницу приходил очередной запрос от следователя, проходит ли лечение данная гражданка, ее спешно выписывали. Пока лечение (а сейчас Рита принимает 19 таблеток в день) желаемых результатов не принесло. Кишечник, который до ареста хоть и не идеально, но функционировал, отказал окончательно. Именно поэтому оперировать в этом состоянии врачи считают нецелесообразным. Очищает организм Рита специальным устройством — ирригатором. То есть Рита теперь 100-процентный инвалид. В этом смысле следователи, которые вели дело с многочисленными процессуальными «особенностями» — все доказательства ее вины строились на показаниях сотрудников ФСИН и одного наркомана, по поводу «мягкости» наказания могут особо не сокрушаться. Маргоша за свой амфетамин расплатилась по полной. Полнее врагу не пожелаешь. Причем наказание за доказанное сомнительными методами преступление будет теперь нести пожизненно. Характерно и то, что на оценку степени виновности девушки совершенно не повлиял тот факт, что кустарный анальгетик нужен ей был по медицинским показаниям. Как трудно, а иногда невозможно добиться для долгосрочного обезболивания легального рецепта наркосодержащего препарата в нашей стране, объяснять, думаю, излишне. И еще: в мировой практике такого рода дел дозу хранимого наркотика рассчитывают, учитывая только чистое вещество. Рита же подмешивала в амфетамин еще одно разрешенное лекарство. Но в вину ей вменили вес смеси.

Характерно, что даже после вмеХ шательства ЕСПЧ и правозащитников, после огласки ее дела в СМИ Рита не рассчитывала на милосердие. В разговоре она на вопрос, какого решения суда она ожидала, ответит: «Я вещи с собой в тюрьму собрала. Я собралась идти умирать». Спустя три дня после приговора Рита пошла к следователю, чтобы забрать свои вещи, которые были приобщены к делу. Три тысячи рублей, изъятых при обыске, ей вернули, а айфон нет. Следователь сказал, что возбуждено новое уголовное дело для установления лица, сбывавшего ей наркотик, а Рита по этому делу теперь проходит свидетелем. Светлана Сидоркина, адвокат Риты, сказала: «Мы не стали обжаловать приговор, хотя Рита не признала себя виновной. Самое главное, что она на свободе, что человеческая судьба все-таки победила систему. Но оправдательных приговоров система не прощает. Новое дело, на мой взгляд, — это способ держать Риту на крючке, не дать забыть ни на минуту о том, что с ней было». Наталья ЧЕРНОВА

P.S. Рита попросила: «Если можно, передайте через газету мою огромную благодарность всем, кто помогал нам в «АГОРЕ», и особенно адвокату Светлане Сидоркиной. Она теперь после мамы мне самый близкий человек».

ТОЧКА ЗРЕНИЯ

Перезагрузка Фарбером Н

у что, либералы с бороденками, раскатали губу? Вместо прежних семи с половиной лет прокуратура потребует для учителя Фарбера пять. То есть если раньше суд отмерил ему семь, то теперь будет, вероятно, четыре с половиной. Такова оказалась реакция «правоохранительных органов» на публичную инвективу президента о том, что «этот случай, конечно, вопиющий». Разве стоило ради этого в обход закона восстанавливать пропущенный срок кассационного обжалования? Ответов может быть два. Или кремлевская администрация именно такую меру гуманизма и собиралась продемонстрировать обществу, и тогда это была обычная разводка. Или все же с точки зрения намерений президента это не была имитация — тогда, с точки зрения намерений прокуратуры, это тоже не имитация исполнения его воли (пусть и не конституционно выраженной), а открытый вызов, плевок. Как бы тест на «слабо?». Пять лет — это какой случай будет: «вопиющий» или не очень? Юридически эта уступка выглядит так, что прокуратура попросит суд в Твери снять с Ильи Фарбера обвинение в злоупотреблении должностным положением, но оставить обвинение во взятке. Хотя, если исходить из тональности окрика Путина, а также из обязательного разъяснения пленума Верховного суда РФ от 9 июля сего года о взятках, все должно быть ровно наоборот. Вероятно, если не сам Юрий Чайка, то кто-то из его замов на Старую площадь к своим так называемым кураторам все же сходил, и «добро» на такой ответный ход было получено. Но, конечно, не в форме прямого указания: все отношения в сфере «правосудия» ныне строятся именно на тестах и интуиции. Тем более что вопрос о Фарбере был поставлен одним крылом этой

самой администрации, а консультация о тенденциях уголовной политики получена в противоположном. Путин, «кинувший шар» в интервью Associated Press, тоже ведь исходил не из принципов гуманизма, в котором никогда не был замечен. Экономический (чтобы не называть его «либеральным») блок его советников говорит об оттоке капиталов и мозгов: если не унять опричников, дальше уже пропасть. Президент в тестовом режиме попробовал поставить Следственный комитет и Генпрокуратуру сколько-нибудь на место. Но они, ради общего интереса даже забыв на время свою распрю, вместе с «куратором» все из того же силового блока в таком же тестовом режиме поставили на место самого ВВП. Нет, брателло президент, это не ты и тем более не брателло В.М. Лебедев решаете, кто будет сидеть. Вы замахнулись на способ существования правящего класса: если показать слабину и отпустить им «человека по фамилии Фарбер» — так, пожалуй, и остальные перестанут бояться и платить! Дальнейшее развитие «дела Фарбера» станет той лакмусовой бумажкой, по которой можно будет составлять прогноз политической погоды. Новый срок Фарберу очень точно обозначит намерения власти и по поводу предполагаемой зимней амнистии (летняя обернулась фарсом), и относительно «болотного дела» и «дела экспертов», и о судьбе Ходорковского и Лебедева, и даже в отношении активистов Greenpeace — «пираты» они или нет.

Леонид НИКИТИНСКИЙ, обозреватель «Новой Продолжение темы — в следующем номере: неправительственный доклад об условиях содержания в местах лишения свободы.


4

«Новая газета на урале» №109 30. 09. 2013

болотное дело: предъявляем доказательства

«Мы стояли с Косенко плечом к плечу»

Поединок экспертов

13 сентября в Замоскворецком суде председательствующая Москаленко неожиданно для всех объявила о том, что сторона обвинения закончила предъявлять доказательства. Последний свидетель прокуроров — омоновец Пузиков, кстати, не опознал в подсудимом обидчика его коллеги Казьмина. А 23 сентября в суд был приглашен один из экспертов комиссии Института имени Сербского, которая вынесла заключение о невменяемости Михаила Косенко, — Инна Ушакова. Защита же заявила в качестве специалиста-эксперта известного независимого психиатра Дмитрия Савенко. Часть этого заседания была закрытой по желанию самого Михаила: он не хотел, чтобы люди обсуждали вопросы, связанные с его здоровьем. Инна Ушакова — невысокая женщина в приталенном светлом пальто, немного флегматичная и уставшая. Войдя в зал, она не глянула на публику, на адвокатов, на подсудимого, а, облокотившись на стол, стала ждать вопросов. Начинал эксперт Савенко: — Коллега, расскажите мне, как ваша экспертная комиссия так резко изменила диагноз? На протяжении 12 лет Косенко наблюдался в психоневрологическом диспансере, аккуратно принимал лекарство, диагноз был известен: вялотекущая шизофрения простой формы, а вы вдруг

«

В процессе над «узником Болотной» слова омоновцев опровергли свидетели защиты — и видеозапись «Новой газеты», на которой видно, кто говорит правду Дело Михаила Косенко, выделенное в отдельное производство из дела двенадцати «узников Болотной», остается по отношению к нему модельным. В отличие от ситуации с Максимом Лузяниным, который признал свою вину и поэтому в судебном заседании никакие доказательства не исследовались, разбирательство в отношении Косенко идет по полной программе. С представлением видеоматериалов, допросами свидетелей обвинения (сотрудклинической беседы. Нам представляют документацию те, кто направляет на экспертизу. В нашем случае это следователь по особо важным делам ГСУ СК РФ подполковник юстиции Пумырзина. Она предоставила в наше распоряжение материалы уголовного дела № 201/459415-12, в одном из томов личное дело № 8576, медицинская документация. Из всех этих документов мы собираем анамнез».

Эксперт-психиатр: «Не можем подвергать сомнению — есть человек, есть обвинение»

поставили параноидную шизофрению, в то время как вялотекущая шизофрения выведена давно из кластера шизофрений… Ушакова отвечала слишком спокойно и небрежно: ну это же все-таки шизофрения. Не торопилась она отвечать и Михаилу, когда он спросил, почему комиссии понадобилось меньше часа, чтобы установить диагноз? Она так же флегматично бросила: «Ну на 15 минут меньше или на полчаса, никто по секундомеру не засекал». Комиссия состояла из трех человек, они задавали вопросы, но Ушакова не помнит даже свои. Чтобы освежить память, она открыла бумаги: «Доктора всегда собирают анамнез в процессе

«

Допрос продолжил адвокат Айвазян: — Когда вы обследовали Косенко, признаки агрессии наблюдали? — Нет. — А какие признаки психотического состояния вы наблюдали? — Серое или черное настроение, слабость, угнетающие мысли, вялое бессилие. Ощущение слежки… Это, конечно, немного неврозоподобный регистр, но… озвученные мысли: группа людей, которая пытается причинить зло, возможность стать великим, многого добиться… Такая позиция вызвала протест эксперта Савенко: — Но все это противоречит агрессии. А у вас указано, что есть риск агрессии.

Косенко

Омоновец Казьмин бросается в толпу, Лузянин хватает его сзади

ников МВД) и защиты. Есть и еще одно обстоятельство. По результатам экспертизы, проведенной в Институте имени Сербского, Михаил может быть признан невменяемым. Так что для него существует не два, а три варианта приговора: оправдательный, обвинительный с каким-либо «типовым» наказанием — или обвинительный по сути, но означающий принудительное лечение в специализированном психиатрическом заведении.

— Я вам не сказала, что есть агрессия, — парировала Ушакова. Продолжает напирать Айвазян: — Как вы определили, что он опасен для окружающих? — А где это написано? — отвечает вопросом на вопрос Ушакова. — Является ли, по вашему мнению, участие в митинге 6 мая 2012 года проявлением психотического расстройства? — Его же не в участии в митинге обвиняют, а в участии в массовых беспорядках. — Когда он пошел на митинг, его действие было проявлением психотического расстройства, его действие было опасным на тот момент для общества? — Любое действие имеет свой мотив. Скорее все было обусловлено неврозоподобным состоянием, а не психотическим. Но его обвиняют в совершении общественно опасных действий, когда человека направляют на экспертизу, этот факт мы, эксперты, не можем не обсуждать. Не можем подвергать сомнению: есть человек, есть обвинение в общественно опасном действии. Традиционная практика советской карательной психиатрии: когда вменяемое, но не доказанное преступление по факту определяет диагноз, а значит, во многом и судьбу человека. Со здоровыми людьми, впрочем, ситуация не лучше: тяжесть предполагаемой вины, например, часто определяет меру пресечения. Адвокаты заявили ходатайство о повторной психиатрической экспертизе, но судья отказала.

Свидетели защиты На трех заседаниях выступали свидетели защиты. И те, кто просто был на Болотной площади 6 мая 2012 года, и, что еще более важно, те, кто непосредственно видел инцидент с омоновцем Казьминым, ключевой в деле Косенко: Леонид Беделизов, Олег Орлов, Ян Рачинский. Леонид Беделизов — блогер «Леонид Броневой». Он оказался свидетелем происходящего с Казьминым случайно, но к тому времени ОМОН уже разгоряченно гонял по площади людей, а Беделизов снимал все это на мобильный телефон. Видео Леонид выложил в интернет. На суд он принес с собой это видео и раскадровку. Но судья поначалу отказалась приобщать видео к материалам дела (хотя на следующем заседании неожиданно изменила свое решение), и Беделизову пришлось устно пересказывать то, что он увидел и заснял. — На моей записи видно, что Михаил Косенко омоновцу Казьмину никаких ударов не наносил, его избивали совсем другие люди, — рассказал Беделизов «Новой». — В момент максимального сближения Косенко от Казьмина находится примерно в метре. В этот момент к Казьмину был близок другой человек, в белой майке, на что я обращал в суде внимание. Потом полицейского стали избивать три других участника, среди которых Михаила Косенко тоже не было, поэтому мне непонятно, что ему предъявляют. Прокурор, в частности, когда я заявил, что сотрудники ОМОНа использовали дубинки на протяжении всего митин-

Косенко

Омоновец заносит руку с дубинкой, Косенко стоит спокойно. Через секунду разъяренного Казьмина будет вытаскивать из толпы его коллега


«Новая газета на урале» №109 30. 09. 2013

Орлов

Косенко

5

Рачинский всякой уличной активности к вечеру 6-го числа. Им было известно, что часть граждан хочет остаться на Болотной площади, и они решили сорвать массовое мероприятие для того, чтобы эту возможность устранить. На мой взгляд, это так.

Поверьте глазам

Лузянин га, спросила, в курсе ли я, что никто из гражданских официально не обращался за медпомощью и что никто официально не был признан пострадавшим? Я ответил, что у меня нет доступа к таким данным, но я знаю, что сотрудники полиции использовали дубинки, и тому есть фото- и видеоподтверждение. Также прокурор показывал снимки обвинения, на одном из них был кадр максимального сближения омоновца Казьмина и Косенко. Там было видно, что дистанция между ними как раз около метра. Никаких ударов руками и ногами со стороны Косенко не было. О том, что было на суде, «Новой» рассказал и свидетель Олег Орлов: — Я видел, как полицейский ударил пожилого человека всего лишь за просьбу прекратить насилие. Это был удар в грудь, человек упал, ударился головой о землю. Я его пытался поднять. Я рассказал о том, как омоновцы применяли дубинки, и я пытался подойти к полковнику, поскольку я член экспертного совета при уполномоченном по правам человека при президенте. Но на меня смотрели дикие глаза, а говорить нормально он просто не мог. По словам Орлова, во время избиения Казьмина он стоял сзади через одного человека и хорошо видел, что Косенко не наносил удары, не принимал участия в драке, когда Лузянин хватал Казьмина, а другие люди отбивали какого-то демонстранта. — Прокурор мне задал, на мой взгляд, довольно глупый вопрос, — вспоминает Орлов. — Вам показывали фотографии, которые приобщены к материалам дела, и на одной из них у моего коллеги Яна Рачинского и стоявшего рядом Михаила Косенко подняты по-разному руки. Вопрос

Казьмин был: «Почему у них по-разному подняты руки, если они не дрались?» Я ответил, что, когда в метре от вас находится ком дерущихся людей, естественно, будешь защищать себя, например, поднимая руки. Это особенность психофизического состояния. А вот что говорит Ян Рачинский: — Я стоял с Косенко плечом к плечу, поэтому я смог с уверенностью сказать, что агрессивных действий с его стороны не было. Иначе я бы их, несомненно, заметил.

Организатор Сергей Давидис был одним из заявителей мероприятия, поэтому в суде он рассказывал и о том, как шло его официальное согласование, и о том, что непосредственно происходило 6 мая. Вот его показания. «Я был официально одним из организаторов. <…> Маршрут митинга с представителями правительства Москвы мы, организаторы, согласовывали до 4 мая. Согласование проведения публичного мероприятия маршрута мы получили письмом, подписанным руководителем департамента региональной безопасности Алексеем Майоровым. На официальном бланке. Там был определен маршрут, и было указано, что местом проведения митинга является Болотная площадь, без каких-либо ограничений. <…> Так как согласовали нам маршрут шествия только 4 мая, и совещание с правительством было в тот же день, полковник Дейниченко (замруководителя управления охраны общественного порядка. — Ю. П.) предложил руководствоваться тем планом, который использовался 4 февраля на митинге, про-

Косенко

Лузянин валит Казьмина с ног

веденном по такому же маршруту. Объекты и границы должны были быть теми же. <…> 6 мая существенным образом были нарушены условия проведения согласованного мероприятия. <…> Я лично замыкал колонну. <…> Когда у нас возникали вопросы по организации мероприятия, то мы не имели возможности связаться ни с кем из сотрудников полиции». Давидис рассказывал долго, подробно, отвечал на вопросы адвокатов. После того как они закончили, поднялся Михаил Косенко. Это был первый в судебном заседании диалог между подсудимым, оказавшимся в заключении, и одним из тех, кто вывел на площадь людей. — Сергей Константинович, как именно происходит согласование митинга и шествия? — Личное общение обычно происходит до согласования митинга. В данном случае оно было, когда мы обсуждали, какой маршрут допустим, а какой недопустим. Это было очень долго, а потом уже было согласование технических аспектов: во сколько будет перекрыто движение, откуда будет организован вход людей… — Фактически получается не согласование, а получение согласия, так? То есть это не уведомительный характер, о котором сказано в законе, а наоборот, на уведомление надо получать согласие, так? То есть это лукавство в законе, вы согласны со мной? — Ну в правоприменительной практике — точно. — И главный вопрос: в чем причина того, что случилось, на ваш взгляд? — Я полагаю, что накануне инаугурации была твердая команда на прекращение

В суде выступали и другие свидетели защиты, кроме того, адвокат Мирошниченко зачитал отрывки из доклада, представленного Общественной комиссией правозащитников, журналистов и деятелей культуры по итогам независимого расследования событий на Болотной. Проделав работу, основанную на свидетельствах более 600 очевидцев, фото- и видеоматериалах событий 6 мая 2012 года на Болотной площади, комиссия сделала вывод, что массовых беспорядков не было, а были отдельные столкновения полиции с демонстрантами, которые были спровоцированы правоохранительными органами. И причиной событий явилось нарушение властями схемы, согласованной с заявителями. Прокурор доклад оставил на усмотрение суда, и судья — что удивило многих — приобщила документ к материалам дела. В финале пятничного заседания адвокат Ржанов заявил, что защита хочет приобщить последнее доказательство — видео «Новой газеты», которое, по его мнению, доказывает невиновность Михаила Косенко. Судья Москаленко приобщает видео, сделанное корреспондентом «Новой» Полиной Приваловой. Оно снято примерно с той же точки, что и видео Леонида Беделизова, но благодаря возможностям профессиональной техники события видны еще лучше. Видно, что омоновца Казьмина действительно избивают, но это делает не Косенко. Михаил несколько секунд испуганно смотрит на происходящую рядом с ним драку, а потом вообще отходит глубже в толпу. В понедельник, 30 сентября, начинаются прения сторон, потом последует приговор. Но уже сейчас понятно, что Михаил Косенко, инвалид 2-й группы, ставший в своей жизни сначала жертвой дедовщины в армии, получивший на постсоветском пространстве диагноз «вялотекущая шизофрения простой формы», которая в других странах могла быть признана обычным аутизмом, стал жертвой сначала обстоятельств, а потом и самой системы. Системы, представитель которой сначала не отпустила его из СИЗО на похороны мамы, а скоро объявит приговор.

Юлия ПОЛУХИНА Раскадровка видео Полины ПРИВАЛОВОЙ

P.S. Благодарим Комитет 6 мая

и Дмитрия Борко за помощь в подготовке материала.

Косенко

В драке участвует неизвестный в белой майке, которого запомнил Беделизов


6

место

«Новая газета на урале» понедельник. №109 30. 09. 2013

7 октября на здании редакции «Новой» будет открыта мемориальная доска, посвященная Анне Политковской

Глава МВД России Владимир Колокольцев прислушался к мнению тюменских гаишников

В Сибири так не принято По результатам работы комиссии, проверявшей обращение 148 сотрудников тюменского полка ДПС, министр внутренних дел РФ предупредил начальника областного УМВД генерала Корнеева о неполном служебном соответствии. Наказание своему заму по воспитательной работе Корнеев должен определить сам.

Листки из бронзы Прошло семь лет со дня убийства Анны Политковской. О том, что мы хотим увековечить память Анны здесь, в редакции, говорилось давно. Но все время находились какие-то препятствия — то федеральные законы, то местные, то люди во власти, которым было непонятно, чего мы вообще от них хотим. К счастью, все изменилось. В пятую годовщину смерти Анны Политковской, два года назад, было принято решение: мемориальной доске — быть.

К

омиссия по увековечению памяти выдающихся событий и деятелей отечественной истории и культуры при департаменте культуры города Москвы поддержала предложение «Новой газеты» об установке мемориальной доски Анне Политковской на здании редакции. А правительство Москвы утвердило это решение. Дальше — творческий конкурс, в котором участвовали семь проектов молодых архитекторов и скульпторов. Жюри возглавил знаменитый скульптор Франгулян, в состав вошли: дети Анны Вера и Илья Политковские, Сергей Половинкин (от департамента культуры), Юрий Рост (от «Новой газеты»), Алексей Симонов (Фонд защиты гласности), Алексей Тихонов (архитектор, советник Москомархитектуры), Чулпан

Н

Хаматова, Юрий Шевчук. Последнее слово оставалось за родными Анны… Победил проект молодых талантливых ребят: скульптора Вани Балашова и архитектора Пети Козлова. Композиция доски представляет собой три вырванных блокнотных листа, выполненных из литейной бронзы. В верхней части — портрет и текст: «Обозреватель «Новой газеты» Анна Политковская до своей трагической гибели работала в этом здании с 1999 по 2006 год». Мемориальная доска Анне Политковской на здании редакции «Новой газеты» в Потаповском переулке будет открыта в годовщину ее смерти, 7 октября, в 13.00. Церемония будет открытой. В ней примут участие близкие люди Ани, ее друзья, коллеги, политики, артисты, читатели, все, кто помнит…

а в это время 4 октября в Лондоне в седьмой раз вручат Премию имени Анны Политковской. Премия учреждена международной неправительственной организацией Reach All Women in War («Помочь каждой женщине в огне войны») и присуждается женщинам, занимающимся правозащитной деятельностью в зонах конфликтов. Тем, кто, как и Анна, встает на защиту жертв, часто рискуя собственной жизнью. Первым лауреатом премии в 2007 году стала Наталья Эстемирова, убитая двумя годами позже в Ингушетии. Имя победителя этого года станет известно только в пятницу, 4 октября. Его назовет почетный гость сэр Николас Уинтон, его называют «британским Шиндлером» — за спасение 669 еврейских детей из оккупированной Чехословакии в 1939 году. А в Берлине 7 октября состоится концерт в поддержку невинных жертв насилия и нарушения прав человека в России «К России с любовью». Всемирно известный музыкант, скрипач и дирижер Гидон Кремер собрал целое созвездие выдающихся музыкантов: Марта Аргерих и Даниел Баренбойм, Эммануэль Пайю, Сергей Накаряков, Хата Буниатишвили, Гия Канчели и др. После концерта состоится дискуссия «Нас не запугать: гражданское общество России под угрозой». Накануне маэстро Гидон Кремер распространил свое обращение: Мои дорогие коллеги и друзья! Я обращаюсь к вам с просьбой поддержать нас, музыкантов со всего мира, которые 7 октября сыграют концерт в Берлине в поддержку невинных жертв насилия и нарушения прав человека в России. Я прошу вас проявить соли-

дарность со всеми, кому небезразлично будущее страны. 7 октября 2006 года в Москве была убита известный журналист и правозащитник Анна Политковская. За последнее десятилетие число жертв и сомнительно осужденных в России возросло в геометрической прогрессии. Это не только журналисты и правозащитники, но и бизнесмены, адвокаты и музыканты. Имена Михаила Ходорковского и Платона Лебедева, Сергея Магнитского (адвоката, погибшего в СИЗО), Надежды Толоконниковой и Марии Алехиной (участниц группы «Пусси Райот») известны во всем мире. Эти имена стали символом противостояния деспотичной силе и несправедливого права. Идут суды над так называемыми «узниками Болотной» — молодыми людьми, которые отважились выйти на улицы, чтобы защитить свои конституционные права. Беспрецедентно жесткое следствие велось в отношении сельского учителя Ильи Фарбера, который стал жертвой местных коррумпированных чиновников. Мы музыканты. Мы мирные люди. Наше «оружие» — это музыка, наша задача — создавать, а не разрушать. Наша цель — гармония. И мы не можем остаться равнодушными к страданиям других людей. <…> Наша цель — не только создавать прекрасную музыку, но и оказывать эффективную помощь тем, кто в ней по-настоящему нуждается. <…> Пусть наши голоса звучат в символическом хоре, даже если вы не можете быть с нами в этот вечер. Ваш ответ — ваши слова ободрения — будет опубликован в программном буклете к концерту и форуму «К России с любовью». Заранее благодарю — Гидон КРЕМЕР

Подготовила Надежда ПРУСЕНКОВА

апомним, в открытом письме 148 сотрудников местного полка ДПС сообщили главе МВД и президенту РФ о криминальных порядках, установившихся в региональной системе управления внутренних дел, после того в июле прошлого года все ключевые посты в ней заняли выходцы из ростовской полиции. Перенеся в Сибирь отлаженную в южных широтах коррупционную схему, они вовлекли в нее ГИБДД и ряд других полицейских подразделений, обложив их поборами. На следующий день после публикации обращения дэпээсников в «Новой газете» («Докладываем!», 31 июля 2013 г.) в Тюмень прибыла комиссия из представителей трех федеральных ведомств — Главного управления собственной безопасности, департамента обеспечения безопасности дорожного движения и департамента государственной службы и кадров МВД РФ. В ходе проведенной ими проверки факты, изложенные в письме, нашли полное подтверждение. После чего в городской полиции начались кадровые изменения: в отставку ушел начальник УМВД по г. Тюмени Владимир Рябенко (см. «Новую», «Внимание, всем постам…»,

Бывший депутат городской думы Ижевска отправил в администрацию президента бандероль с человеческим черепом

Получили, разбираются Таким образом экс-депутат Ижевской гордумы Василий Крюков решил выразить протест против решения республиканской администрации построить бассейн и каток на территории заброшенного Троицкого кладбища.

—С

троительство спорткомплекса фактически началось в 2007 году, — рассказывает Крюков. — В первый же день экскаваторы вместе с землей вырыли множество человеческих костей. Краеведы тогда заявили, что на месте строительства ранее было расположено городское Троицкое кладбище, уничтоженное большевиками в 1929 году. Мы начали писать письма в администрацию Республики Удмуртия с просьбой найти для строительства другое место. Однако нам было отказано: территорию кладбища президент республики Волков признал «оптимальным местом для застройки». Решение администрации региона Крюков и его многочисленные сторон-

от 14 августа 2013 г.). Рапорт подал он после того, как бывший его подчиненный полковник Беседин, взятый с поличным при получении миллиона рублей, рассказал, что часть этой суммы предназначалась начальнику. Однако глава областного УМВД генерал Корнеев продолжал чувствовать себя уверенно. В частности, в разгар работы комиссии сделал смелое заявление: «Денежная цепочка, о которой пишут авторы обращения, — плод воображения одного человека». Очевидно, имелся в виду его инициатор, полковник Скоробогатов. Генерал также сказал, что «никто, кроме самих подписантов, денег не брал, и они понесут за это ответственность». В то же время начальник управления по работе с личным составом регионального УМВД Игорь Рашевский попенял дэпээсникам, что после письма они «потеряли его доверие», и пообещал лично проверить работу этого подразделения «со всеми вытекающими последствиями». Однако потекли они все же в противоположную сторону. Как рассказал нам Сергей Скоробогатов, 27 сентября глава МВД РФ по результатам работы комиссии вынес Михаилу Корнееву предупреждение о неполном служебном соответствии. Наказание Игорю Рашевскому, согласно решению министра, должен определить сам наказанный генерал. Кроме того, им обоим предписано «полностью устранить все выявленные комиссией нарушения».

Георгий БОРОДЯНСКИЙ, соб. корр. «Новой» Омск

ники попытались обжаловать в прокуратуре, но оснований для принятия мер прокурорского реагирования надзорный орган не обнаружил. После начавшейся волны протестных акций на Крюкова было заведено уголовное дело по статьям 318 и 319 УК РФ (применение насилия и оскорбление представителя власти). Оскорбленными предстали 14 полицейских, проводивших обыск в офисе депутата, которых Крюков якобы избивал и обзывал. А позже было возбуждено и еще одно уголовное дело — по статье 282 УК РФ (возбуждение ненависти или вражды). Увидев, как все закрутилось, Крюков уехал в Германию, откуда через своих сторонников и направил президенту вышеозначенную бандероль. «Только экстраординарная ситуация совершающегося преступления, вандализма над святынями и нормами морали заставила меня по просьбе ижевских православных активистов отправить Вам это письмо вместе с человеческими останками», — написал Василий Крюков в сопроводительной записке. В приемной администрации президента корреспонденту «Новой» факт получения посылки с человеческими останками подтвердили. — Разумеется, сразу же была проведена экспертиза черепа. Выяснилось, что ему уже порядка сотни лет, — говорит сотрудница президентской приемной Светлана Графова. — Мы отреагируем на письмо господина Крюкова. Ответ будет дан до 3 октября.

Иван ЖИЛИН


событий В Саратовской области отменена индексация зарплат педагогов

Обойдутся Региональные власти еще в прошлом году пообещали, что учительское жалованье с октября вырастет до 21 тысячи рублей и будет не меньше средней зарплаты по региону, как это предусмотрено в указе президента Путина. Но, как выяснилось теперь, показатели уже сравнялись, то есть в дальнейшей индексации нет нужды.

Н

апомним, что повышение зарплат учителей упомянуто в майских указах президента, подписанных им сразу после вступления в должность. В Саратовской области жалованье педагогов подняли с 1 декабря 2012 года, по расчетам регионального министерства образования, благодаря этому средний заработок увеличился до 18,8 тысячи рублей. Весь год чиновники и депутаты напоминали, что с 1 октября 2013-го школы ждет очередная индексация, после которой средний показатель поднимется до 21 тысячи рублей в месяц. На последнем заседании областной думы выяснилось, что повышения не будет: по подсчетам минобраза, педработники уже получают не меньше условного среднего саратовца, то есть желание президента выполнено. По сведениям ведомства, в первом полугодии средняя зарплата учителей школ составила 20,5 тысячи рублей (на пять процентов больше средней зарплаты в целом по экономике региона).

«Новая газета на урале» понедельник. №109 30. 09. 2013

Как пояснили прессе представители министерства, по закону регион не обязан индексировать школьное жалованье с определенной даты, а обещания, ранее настойчиво звучавшие с телеэкрана, — ну что ж, не все мечты сбываются. Отметим, что об отмене индексации стало известно спустя две недели после выборов в органы местного самоуправления (как и в других регионах, в Саратовской области педагоги составляют основную рабочую силу УИК). Скандальный законопроект рассмотрели в последний момент — на комитете по социальной политике, созванном за час до начала заседания областной думы. Решение властей стало для многих учителей неприятным сюрпризом. Нужно сказать, что сам показатель «средняя зарплата педагогических работников» имеет такое же отношение к реальности, как средняя температура по больнице. Плата, которую получает каждый конкретный педагог, зависит от собранного им портфолио. Показатели портфолио переводятся в баллы, баллы в рубли, методика подсчета сложна и во многом зависит от отношений учителя с администрацией школы. Реальные размеры жалованья педагогов значительно отличаются даже в пределах одного учебного заведения. Всего в регионе работают 44,4 тысячи педагогических работников (год назад их было 47,2 тысячи). По подсчетам городского комитета по образованию, в прошлом учебном году в школы Саратова пришли около 150 молодых учителей, в нынешнем — около 90, но «часть из них дорабатывает только до середины второй четверти».

Надежда АНДРЕЕВА, соб. корр. «Новой» Саратов

Омские волонтеры собирают средства, чтобы отправить четырехмесячного кота-инвалида на ПМЖ в Германию

Дайте Пуфику шанс! Десятки омичей из социальных сетей озаботились будущим четырехмесячного котенка Пуфика. Его подобрала на улице волонтер общественного движения «Будка-Омск» Екатерина Медведева.

К

ngs55.ru

ак она рассказала на сайте сообщества, котенок бросился ей под ноги, волоча сломанную переднюю лапу, «замотанную непонятной тряпкой» (кто-то, вероятно, решил, что срастется само).

Рана начала гнить, пришлось лапу ампутировать. Еще у котенка обнаружился саркоптоз — болезнь, вызванная внутрикожными паразитами. Екатерина Медведева попросила у горожан финансовой помощи, т.к. лечение будет долгим, а у нее сейчас нет возможности его полностью оплатить. Как сообщили «Новой», на данный момент собрано 2,5 тысячи рублей. Этой суммы достаточно, чтобы рассчитаться с ветклиникой, но зоозащитники решили, что Пуфику на трех лапах в России не выжить: он будет обречен всю жизнь «скитаться по передержкам». Мало надежд, пишет Екатерина, найти здесь для него семью: «Я боюсь: если вдруг ошибусь в людях, и они его выкинут, то на улице он пропадет». Волонтеры решили отправить кота в Германию, где омичка Наталья Рауш организовала для братьев меньших приют. Пуфик — далеко не первый, кого «Будка-Омск» устраивает туда на постоянное место жительства: «Там есть условия для реабилитации (возможно, даже удастся сделать протез) и больше шансов найти хороших хозяев». Дело за малым: осталось собрать 1,5 тысячи рублей — на вакцинацию, переноску и авиаперелет. Средства поступают на благотворительный счет почти ежедневно, и к середине октября, когда окрепший кот пройдет курс лечения, необходимая сумма, надо полагать, будет собрана. На сайте «Будка-Омск» подробно отчитывается о тратах — на препараты, чипирование и т.п. Г. Б.

7

Елена Милашина редактор отдела спецпроектов «Новой» Сергей Козлов определял пеленг сигналов и дал следствию нужное экспертное заключение о том, что стуки SOS НЕ СОВПАДАЮТ с местом затопления «Курска»

Проклятие «Курска»? Несколько слов о судьбе экспертов по самым громким морским катастрофам

Н

а прошлой неделе закончилось следствие в отношении бывшего начальника топографической службы Генштаба МО РФ Сергея Козлова. Ему предъявлено обвинение по двум статьям: превышение должностных полномочий с причинением особо тяжких последствий и мошеничество в особо крупном размере. По версии следствия, Сергей Козлов торговал военными картами и обманным путем получил квартиру от МО РФ. Ущерб, который Козлов нанес своими действиями государству, следствие оценило в 27 миллионов рублей. Любопытно, что в свое время Сергей Козлов засветился в качестве «ручного» эксперта Главной военной прокуратуры в знаковых уголовных делах: в деле «Курска» и в уголовном деле АПЛ К-159, утонувшей во время буксировки в 2003 году. В деле «Курска» именно Сергей Козлов (в 2000-м — главный штурман ВМФ РФ) «помог» следствию сделать абсурдный вывод о том, что стуки SOS, которые фиксировались в районе гибели лодки вплоть до вечера 14 августа, «исходили из подводной части неустановленного следствием надводного корабля». Именно Сергей Козлов определял пеленг сигналов и дал следствию нужное экспертное заключение о том, что стуки SOS НЕ СОВПАДАЮТ с местом затопления «Курска». Экспертизы Козлова и главного судмедэксперта МО РФ Виктора Колкутина, который вопреки всем законом судебной медицины установил, что подводники в 9-м отсеке погибли через 8 часов после взрывов на лодке, то есть ДО объявления поисково-спасательной операции, легли в основу постановления следствия о прекращении дела «Курска». Дело было прекращено в связи с отсутствием виновных в гибели лодки и в том, что 23 подводника, остававшиеся живыми в 9-м отсеке, спасены не были. В деле К-159 Сергей Козлов также стал одним из значимых экспертов обвинения. В гибели лодки и членов буксировочного экипажа обвинили командующего Северным флотом Геннадия Сучкова. Обвинение базировалось главным образом на комиссионной комплексной организационно-тактической экспертизе. Подбором экспертов для проведения этой экспертизы по поручению главного военного прокурора Савенкова занимался лично главком ВМФ Куроедов. В числе экспертов особо проявили себя все те же: Виктор Колкутин установил точную причину смерти утонувших вместе с лодкой и не поднятых на поверхность семи членов экипажа (что само по себе является новым сенсационным словом в судебной

медицине) и Сергей Козлов, который обвинил Сучкова «в неспасении» людей. Хотя команда покинуть лодку, в том числе лично от командущего флотом адмирала Сучкова, поступала командиру лодки Сергею Лаппе несколько раз. Он не отреагировал. По словам единственного выжившего члена экипажа Цибульского, командира К-159 Cергея Лаппу он видел в шестом отсеке, закутавшимся в одеяло и безучастно наблюдавшим за аварийной ситуацией. В результате только трое членов экипажа поднялись из отсеков лодки на мостик, ни один из них не смог правильно надеть и зафиксировать на себе спасательный жилет.

«

Европейский суд коммуницировал обе жалобы «Новой газеты» по делу «Курска» на домашнее «басманное правосудие»

«

С ныне подсудимым Сергеем Козловым и чуть не повторившим его судьбу Виктором Колкутиным (в результате череды громких скандалов вынужден был в 2010 году уйти с должности начальника Российского центра судебно-медицинской экспертизы) «Новую газету» связывают несколько судебных исков. Мы активно писали о деле «Курска» и о роли экспертных заключений, которые привели к бесславному концу следствия. В ответ против нас были возбуждены иски о защите чести, достоинства и деловой репутации экспертов и следователей по делу «Курска». Мы смогли выиграть первый иск в Басманном суде, но потом решение судьи отменил Мосгорсуд, а судья Станислав Вознесенский был уволен. Последующие судебные разбирательства окончились в пользу чести, достоинства и деловой репутации (!) Виктора Колкутина и Сергея Козлова. На сегодняшний день Европейский суд коммуницировал обе жалобы «Новой газеты» по делу «Курска» на домашнее «басманное правосудие». Совсем скоро мы ожидаем, что Страсбруг вынесет по ним справедливое решение. Потому что «правда почему-то потом торжествует… Но обязательно торжествует».


8

«Новая газета на урале» понедельник. №109 30. 09. 2013

Если борьба с долгостроем продолжится такими темпами, обманутым дольщикам придется ждать еще много лет

«Феникс» не возродится В Саратове возбуждено уголовное дело по факту злоупотребления полномочиями и мошенничества со стороны директора ООО «Феникс-С». Как полагает городское управление МВД, бизнесмен пообещал дольщикам построить десятиэтажный дом и собрал почти 20 миллионов рублей, «заведомо не имея намерения исполнять обязательства».

С

тройка на улице Бардина началась в 2006 году. ООО «Феникс-С» обещало поставить здесь десятиэтажный одноподъездный дом из кирпича. Дом обещали сдать в конце 2009 года. Но заложили только фундамент, затем территория была заброшена и затоплена стоками из городского канализационного коллектора. Дольщики «Феникса» начали судиться с застройщиком еще в 2010 году, требуя расторгнуть договоры и вернуть деньги. На заседания в Ленинском суде представители компании не являлись, выяснилось, что фирма прекратила деятельность. Позже саратовцы обратились за помощью в полицию. Поначалу правоохранители

не видели в действиях застройщика ничего дурного. Однако в 2012 году об обманутых дольщиках заговорил Владимир Путин, урегулирование этой проблемы стало одним из президентских поручений. Прокуратура Ленинского района отменила отказные решения, вынесенные полицией, было возбуждено уголовное дело по статье 159 УК «Мошенничество». Сейчас в деле появились новые эпизоды, добавилось обвинение по статье 201 УК «Злоупотребление полномочиями, повлекшее тяжкие последствия». Расследованием занимается городское управление МВД. Долгострой на улице Бардина значится в реестре проблемных объектов, составленном областным министерством строительства и ЖКХ. Всего в «черном списке» 26 домов, квартир дожидаются 2,8 тысячи семей. Напомним, что изначально президент Владимир Путин обещал обеспечить жильем всех российских обманутых дольщиков в течение 2013 года. Но еще весной представители рабочей группы Госдумы по защите прав вкладчиков и дольщиков предупредили, что две трети регионов с этой задачей не справятся. По подсчетам группы, на начало года проблемы с долгостроями наблюдались в 62 регионах страны, насчитывалось более 80 тысяч пострадавших. Самой тяжелой называли ситуацию в Москве, Подмосковье, Петербурге, а также в Самарской и Новосибирской областях, Краснодарском и Ставропольском краях. В 2012 году долгожданные квартиры получили 30 тысяч человек. По расчетам депутатов, такими темпами поручение президента будет исполнено не ранее 2016 года. Надежда АНДРЕЕВА, соб. корр. «Новой», Саратов

Краснодарская художница, нарисовавшая портрет Pussy Riot, уволена из вуза по требованию чиновников

Здесь не место для сюси-пуси Лусинэ Джанян — участница многих международных выставок и проектов. Последние 10 лет работала в Краснодарском государственном университете культуры и искусств (КГУКИ). Преподавала дизайн, получала свои шесть тысяч рублей, а в свободное время занималась творчеством. Правда, в отличие от коллег, рисовала на политические темы.

П

роблемы на работе начались, когда художница вместе с соавтором Алексеем Кнедляковским представила инсталляцию «Белый круг»: 500 картонных человечков стояли с плакатами в руках на фоне нарисованных московских улиц. «Мы провели аналитическую работу, пересмотрели все «Стратегии-31», митинги на Болотной и Сахарова, «Марш миллионов». Все плакаты в нашей инсталляции документальны», — рассказывает Лусинэ. Не порадовал руководство КГУКИ и ее следующий проект «Pussy-образа». Со стен на зрителя смотрят четыре огромных, в человеческий рост, головы в разноцветных балаклавах. «Эти девочки — гиганты, а мы по сравнению с ними маленькие», — объясняет задумку Лусинэ. Проект был представлен в Пермском музее современного искусства PERMM, который курирует Марат Гельман. Фотографии с выставок художница размещала в «Фейсбуке» и в «Живом журнале». По поводу этих постов к ней и обратилось руководство Художественнопромышленной академии. «Вызывает меня декан и просит, чтобы я эти посты удалила, — рассказывает художница. — Говорит, что сама Золина мной недовольна».

Золина — это кубанский вице-губернатор, любительница народного пения. Джанян удалять свои посты не стала, и тогда в недрах академии, как говорит Лусинэ, родилось письмо педагогов. Обращаясь к Галине Золиной и кубанскому губернатору Ткачеву, преподаватели возмущались «тлетворным влиянием», которое оказывает на студентов искусство Джанян. К письму, по словам Лусинэ, была приложена папка с черно-белыми распечатками ее работ и интернет-постов. Вскоре папка легла на стол тогдашнего ректора КГУКИ Николая Шадюка. «Вызвали меня к Шадюку, а там кроме него сидят проректоры и юрист, — вспоминает Лусинэ. — Просили больше не участвовать в выставках и удалить все фотографии из интернета. Говорили: «Не надо президента так рисовать». Но Лусинэ не сдалась. Так что итог был закономерен. 24 сентября в КГУКИ состоялось заседание ученого совета. Тридцать членов совета решали, с кем продлевать контракт. Еще до окончания заседания художнице вручили трудовую книжку с записью об увольнении. И выдали расчет: 3662 рубля 42 копейки. Секретарь ученого совета КГУКИ Андрей Подлеснов в комментариях был краток: «Голосование прошло без процедурных нарушений. О преследовании по политическим мотивам мне неизвестно». А член ученого совета Валентин Папко постами Джанян просто возмущен: «Она Путина послала. Я сам читал!» Дозвониться до ректора Сергея Зенгина «Новой» не удалось. Евгений ТИТОВ, соб. корр. «Новой», Краснодар

место событий

Виталий Портников главный редактор канала ТВi, Киев А потом — «оранжевая революция»: почему не голосуете за того, кого избрал Путин? А потом — газ: мы повысим вам цены, но вы все равно должны нас благодарить за то, что мы вас содержим

Украинцы тоже люди Истоки и смысл антиукраинской истерии

К

огда в юности я читал мемуары главы правительства Украинской Народной Республики (1917—1920), знаменитого писателя Владимира Винниченко, и нашел в них ставшую уже хрестоматийной фразу о российской демократии, которая завершается на украинском вопросе, я даже не представлял себе, что всю последующую жизнь мне придется провести в тени этого точного определения. Сейчас многие удивляются той истерии, в которую впали российское руководство и аффилированные с ним журналисты и эксперты накануне заключения совершенно невинного, между прочим, соглашения об ассоциации Украины с Европейским союзом. Невинного потому, что даже в случае его подписания и последующей ратификации в российско-украинских отношениях не изменится ровным счетом ничего. Ну ничегошеньки! Украина ниоткуда не выходит, не разрывает ни одного соглашения с Россией, не выгоняет из Севастополя Черноморский флот… Не только украинские, но и европейские политики в один голос уверяют Москву, что содержание документа никак не повлияет на достигнутый уровень российско-украинского сотрудничества… Но мы-то прекрасно понимаем, что разговор не об этом, разговор чисто семейный, понятийный: вот подпишут «хохлы» свое соглашение — и мы их уже никуда не втащим, ни в какой Таможенный союз, ни в какое ОДКБ, ни во что другое, что мы еще придумаем. И придется разговаривать с ними, будто они люди. А они наши братья. И должны понимать, что только с нами им и будет хорошо — и там, где мы сами им скажем. Но, друзья мои, разве когда-нибудь было иначе, хоть когда-нибудь? Вот провозгласила Украина независимость — я прилетел из праздничного, только начавшего привыкать к сине-желтым стягам Киева в не менее праздничную, гордую августом Москву, — и что же я услышал в кулуарах Белого дома? Танки! Надо направить в Киев танки! Это все не независимость, это заговор против демократии, ну не могут украинцы не хотеть быть вместе с новой Россией. Потом — референдум о независимости. Все мои московские знакомые из политического мира, за исключением одного-единственного трезвомыслящего человека, Галины Старовойтовой, были убеждены, что референдум провалится, ведь не могут же украинцы — украинцы! — проголосовать за отделение от России? Как же это! И результаты рефе-

рендума, заметим, были раз и навсегда вытеснены из российского политического сознания, заменены придурковатым мифом о трех алкоголиках, разваливших в Беловежье огромную страну, которой уже и не было. Никому не доказать, что наш первый президент Леонид Кравчук прилетел в Минск с национальным одобрением независимости, что мы денонсировали Союзный договор — и имели на то полное право как странаподписант, что Кравчук просто пошел навстречу Ельцину, потому что хотел мирного развода, а не новой — только очень большой — Югославии. А потом — СНГ: какой развод, мы должны создать новую страну! А потом — Черноморский флот: какие переговоры, вы должны сделать так, как мы скажем! А потом — остров Тузла: хотим и насыпаем, ведь это все равно наше. А потом — «оранжевая революция»: почему не голосуете за того, кого избрал Путин? А потом — газ: мы повысим вам цены, но вы все равно должны нас благодарить за то, что мы вас содержим. И теперь вот опять Украина куда-то уходит, хотя никуда и не приходила. Впрочем, Москве это неинтересно, потому что в ее подсознании мы, украинцы, не имеем права голоса, а только Россия имеет. Вся дискуссия об Украине — это дискуссия между Лениным и Сталиным накануне создания СССР. Сталин хочет включить все окраины в состав Союза на правах автономии, а Ленин понимает, что стабильности так не добьешься и нужно их обмануть, провозгласить квазигосударствами, и они успокоятся. Прошло 90 лет — и что же? Одни нас пугают всяческими карами господними и онищенковскими, таможней и «Газпромом», а другие советуют разговаривать уважительнее, предлагать деньги и кредиты — и вот тогда Украина будет с нами. А почему, собственно? Украина что — шалава с Крещатика: рубль показал, улыбнулся гипнотизирующей улыбкой Владимира Владимировича — и все, она за тобой побежала как миленькая? Вот когда на митингах в Москве будут кричать не: «Путин! Путин!» или «Мы здесь власть!», а «Они тоже люди», — вот тогда в первый раз за всю многовековую историю России, переполненную бунтами, казнями, смутами, войнами, революциями, лагерями, спутниками и погромами, малютами и лубянками, появится шанс. Маленький — но шанс на понимание.


«Новая газета на урале» понедельник. №109 30. 09. 2013

9

Черное золото против Зеленого мира

Денис СИНЯКОВ/Greenpeace

Конфликт ф фликт вП Печорском море между жду российским государством и экологами ологами грозит обернуться серьезными ьезными проблемами на международной Мировая общественность называет Р Россию й арене. М б держимордой, а профессиональное сообщество журналистов требует освобождения арестованных коллег

В

ночь с 26 на 27 сентября в Ленинском окружном суде Мурманска завершился первый бой в информационном поединке между российской властью и активистами «Гринписа». Все тридцать членов команды судна «Арктик Санрайз» арестованы в рамках уголовного дела по статье 227 Уголовного кодекса — «Пиратство, совершенное организованной группой». По решению суда двадцать два эколога проведут за решеткой ближайшие два месяца, для остальных восьми срок ареста продлен на 72 часа. В их число вошел известный российский фотограф Денис Синяков, который 18 сентября снимал попытку «зеленых» подняться на платформу «Приразломная» в Печорском море. Мотивировка решения проста — не дать подозреваемым возможности скрыться во время следствия. Многие наблюдатели уверены, что перспективы у этого уголовного дела весьма туманны. Доказать, что гринписовцы пытались захватить платформу, следствию будет крайне сложно, и не исключено, что дело будет медленно и верно разваливаться. Однако то, что случилось в Печорском море и продолжилось в мурманском суде, очень напоминает начало открытой информационной борьбы за арктические ресурсы. И первый раунд этой борьбы российские власти проиграли, собственными руками слепив из активистов «Гринписа» мучеников. «Помог» и ржавый конвейер российского правосудия. Даже если суд проигнорирует бесчисленные натяжки в доказательствах вины экологов и вынесет решение в пользу СК, оно будет раз за разом обжаловаться в самых разных инстанциях, а информационная шумиха вокруг него — нарастать. Ни обыватели и правительства тех стран, представители которых сейчас коротают время в мурманских СИЗО, ни те, кто профинансировал рейс «Арктик Санрайз», не сдадут своих людей российскому ГУЛАГу, а свой транспорт — на металлолом. Михаил СОКОЛОВ, Мурманск

Мурманская история в европейской прессе

Вчера «Пусси Райот» — сегодня «Гринпис»

С

ообщая о захвате гринписовского ледокола «Арктик Санрайз» и его экипажа, европейские СМИ, которые я успел посмотреть, вспоминают историю с потоплением «Рейнбоу Уорриера» в 1985 году французским спецназом в Новой Зеландии и приговор девушкам из «Пусси Райот». С первым нынешние события роднит имя капитана Питера Уилкокса,

который более четверти века назад командовал тем самым гринписовским флагманом «Рейнбоу Уорриер», а сегодня сидит в мурманском СИЗО. Со вторым — вопиющая несоразмерность обвинения реальной тяжести содеянного. И еще два момента отмечают издания, которые следят за развитием событий в Мурманске. Во-первых, экзотические особенности российской судебной процеду-

ПРЕЦЕДЕНТЫ В пятницу «Гринпис Интернэшнл» отреагировал на решение российского суда, арестовавшего 22 активиста на два месяца и продлившего срок задержания 8 активистам на 72 часа: юристы организации намерены обжаловать решение суда, продолжая настаивать на немедленном освобождении активистов.

А

ктивисты «Гринписа» не раз представали перед судом. Нефтяные гиганты Esso, Petrobras, Shell и другие компании подавали на них иски по всему миру. Бесполезно. Впрочем, арестовывали активистов почти столько же раз, сколько акций они проводили: в Израиле (за проникновение на электростанцию), в Нидерландах (тогда экологи приковали себя к швартовым канатам), в Новой Зеландии (за проникновение на борт судна компании Shell) и в других странах. ✔ В 2010 году началась борьба экологов против британской компании Cairn Energy. Четыре активиста на двое суток приостановили геологоразведочные работы у берегов Гренландии. Все четверо были арестованы. Годом позднее 60 активистов «Гринписа», переодевшись в костюмы белых медведей, три часа «обыскивали» офис штаб-квартиры Cairn в Эдинбурге, пытаясь найти план ликвидации нефтеразливов. Одновременно акция

ры: задержанные сидят в клетке, словно злые террористы, а суд отказывается изменить им меру пресечения, оставив на целых два месяца в СИЗО. Во-вторых, нарушение российскими властями свободы СМИ. С участниками акции задержаны два журналиста, которые ее освещали. Даже на войне международное право защищает репортеров. А в данном случае речь идет о мирном протесте. СМИ сдержанно пишут о воинствующих экологах, понимая, что и те могут быть не совсем в ладах с законами, но отмечают неадекватную жестокость российской власти. Окончание материала Александра МИНЕЕВА и продолжение темы —

страницы 10—11



проходила рядом с платформой Cairn Energy в Арктике: активисты внутри спасательной капсулы в течение 48 часов висели над буром, блокируя работу. В ответ Cairn Energy попыталась через суд добиться запрета на все акции экологов на своей территории. Суд активисты «Гринписа» выиграли. Более того, гренландское правительство заставило компанию опубликовать план, который искали экологи. ✔ В декабре 2012 года гринписовцы блокировали разведочные работы нефтяной компании Petrobras у берегов Новой Зеландии, где должно было начаться глубоководное бурение. После того как 140 тысяч новозеландцев поддержали экологов, подписав петицию, Petrobas аннулировал лицензию, выданную ранее правительством Новой Зеландии. ✔ В октябре 2012-го «Гринпис» проводил акции против бурения в Арктике. Тогда объектом критики экологов выступила компания Shell, которая впоследствии так и не смогла выиграть дело против организации. Суд заключил, что такая компания, как Shell, «должна быть готова к действиям, которые совершат люди, чтобы заставить ее изменить планы». ✔ В 2010 году «Гринпис» помешал отправке в Россию отработанного урана с завода компании Areva на юге Франции. Активисты приковали себя в ограде у завода и положили бетонный блок на железнодорожных путях. Ольга ПРОСВИРОВА


10 

«Новая газета на урале» понедельник. №109 30. 09. 2013

/

политический рынок конфликты

страница 9

Вчера «Пусси Райот» — сегодня «Гринпис»

ты не намеревались захватить платформу «Газпрома», чтобы присвоить ее как пиратскую добычу и пользоваться ею. Для министра Тиммерманса история с «Арктик Санрайз» — это еще и вопрос политической состоятельности. Пресса публикует мнения, что глава МИДа не проявляет достаточной твердости, что Нидерланды слишком долго и терпеливо ждут от русских информации и разъяснений о захвате судна, аресте активистов и экипажа. Сначала Москва обещала представить полную информацию к 18.00 вторника, но этого не произошло. В среду Лавров заверил Тиммерманса, что все объяснит в ближайшее время, но и в четверг ясности не было. «Время ожидания закончилось, русские должны были гораздо раньше дать разъяснения. Теперь министр обязан потребовать немедленного освобождения нашей «Арктики-30», — заявила член парламента Жанин Хеннис-Плассхарт. Немецкая Die Welt помещает фото девушки, стиснувшей руками прутья решетки: активистка «Гринписа» посажена в клетку в России. Что уже само по себе шокирует здешнего читателя и не пробуждает в нем симпатий к путинской России. «Сначала «Пусси Райот» — теперь «Гринпис» — под таким заголовком газета публикует статью и репортаж из Мурманска. «Арестованных привели в зал в наручниках, — пишет автор. — Там они, как это обычно происходит в России, следили за ходом разбирательства из клетки. «Гринпис» назвал этот процесс историческим. Государственное телевидение вело трансляцию из зала суда. Один из задержанных, Денис Синяков, является известным русским фоторепортером. Его «Гринпис» пригласил документировать рейс «Арктик Санрайза». «Уголовное преступление, в котором меня обвиняют, — это журналистика. Я буду продолжать делать это», — сказал Синяков. «Еще раз стало очевидно, что правительство России больше заинтересовано в защите своих безответственных нефтяных компаний, чем в защите Арктики», — приводит Die Welt слова пресс-секретаря «Гринписа» Кристофа фон Ливена. Арктическая экосистема считается весьма чувствительной, ее обширные части объявлены охраняемыми территориями. «Гринпис» обвиняет «Газпром» в массовом игнорировании норм безопасности». На Западе привыкли к тому, что находятся под пристрастным контролем неправительственных организаций, и научились строить с ними отношения. Чего пока не постигли наши. Die Welt цитирует главу «Роснефти» Игоря Сечина, чья компания тоже собирается бурить арктический шельф. «Человек Путина» сказал, что не вмешивается в дела экологов, и попросил их не вмешиваться в его дела. Мол, мы обеспечиваем самые высокие экологические стандарты, и примите это на веру…

Александр МИНЕЕВ Брюссель

Команда. Благородные «пираты» Greenpeace: кто они?

«Н

а корабле есть все. Вообще все. Я даже скейтборд нашла: на палубе много места», — Ксения, сотрудник Greenpeace России, вернулась с Arctic Sunrise пару недель назад, проведя месяц с теми, кто сейчас оказался в СИЗО Мурманска. Есть музыкальные инструменты и своя корабельная музыкальная группа, состав которой обновляется с каждой сменой. Устраивают и концерты, и ночной клуб — пусть и в условиях полярного дня. «Если на борту чего-то нет — сделают своими руками: на моих глазах дэкхенд Кристиан Д’Алессандро, итальянец, сделал стол и стул», — вспоминает Ксюша. В трюме имеется склад одежды: ее купили на 6 тысяч евро, пожертвованные учениками одной голландской школы. Табличка на двери гласит: «Относитесь к одежде с уважением, она того заслуживает». А в кают-компании — целая библиотека, Ксюша насчитала книги на двадцати разных языках, в том числе пять томов — на русском. Сейчас, сидя в СИЗО, гринписовцы больше всего просят прислать именно книги. В кают-компании собираются во время шторма, там слабее чувствуется качка. Рабочий день начинается в восемь и заканчивается в пять, а вечерами здесь читают, смотрят фильмы, учатся. Пойти все равно некуда. На Arctic Sunrise принято учиться: волонтеры-дэкхенды (матросы, выполняющие работу, не требующую специальных знаний) учатся управляться со снастями, отдельные любители занимаются йогой. Особенно удобно в этой команде учить языки — многонациональная. Соседка Ксюши по каюте, Анне Йенсен из Дании, вечерами сидела за учебниками: она пришла на корабль обычным волонтером, выучилась сначала на оплачиваемого сотрудника команды, потом, сдав экзамены, стала третьим помощником капитана, но метит еще выше. Помогать

ей с задачами приходил бортовой механик Джонатан Битчем, новозеландец. Джо — в некотором роде душа корабля: «Если на борту нет Джо, значит, что-то не в порядке», — так говорят гринписовцы. У Greenpeace три корабля: есть еще Esperanza и Rainbow Warrior. Члены команд работают посменно: три месяца в экспедиции, три — дома, в новый рейс их стараются отправлять на другое судно, так интереснее. Но Джо всегда здесь: «Когда мне звонят и предлагают экспедицию, я спрашиваю, на каком именно судне. Если оказывается, что не на Arctic Sunrise, — я отвечаю, что занят». Самым довольным на корабле был украинец-кок: его имя просят не называть в его же интересах. Он новичок, присоединился к команде в середине плавания: предыдущий судовой повар высчитал, что окончание его трехмесячной вахты придется на часть плавания в открытом океане, и попросился на берег пораньше. Это был шанс для украинца: он три года писал заявки в Greenpeace, добыл личный мэйл старпома, и вот наконец — на корабле. Только проплавал повар недолго, а сколько просидит — непонятно. Попал в тюрьму и Андрей Аллахвердов, руководитель прессслужбы Greenpeace России. — Когда мы провожали его в экспедицию, я попрощалась фразой, вычитанной в одном эссе: «Но пасаран, благородный пират Greenpeace!» — рассказывает Халимат Текеева, его коллега: работают за соседними столами в московском офисе. Теперь переживает, что сглазила. На стене висит карандашный рисунок: люди с гарпунами и автоматами атакуют маленький кораблик, а на палубе стоит человек с окладистой бородой — как у начальника пресс-службы — с плакатом «Спасите Арктику». Аллахвердова здесь очень ждут. Но свой день рождения он точно встретит в СИЗО. Парижанин Франческо Пизаню, которого все на корабле называют Фрэнк, гоняет на своем мотоцикле по всей

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ВРЕМЕНИ

Фотограф, Жена Дениса Синякова в одиночном пикете у Следственного комитета

Фото автора

А

гентства АФП и «Блумберг», а за ним и газеты и телевидение приводят заявление исполнительного директора «Гринписа» южноафриканца Куми Найду: «Решения российского суда — это реликт другой эпохи, как и сама российская нефтедобывающая промышленность. Наши мирные активисты находятся в тюрьме за то, что пролили свет на опасную деятельность «Газпрома». СМИ напоминают, что Найду и его соратники в последнее время проводили подобные акции на объектах транснациональных компаний на Аляске и в Шотландии, их там тоже задерживали власти, но отпускали. В августе прошлого года они «захватили» ту же «Приразломную», которая первой в мире начинает добычу на арктическом шельфе. Вывесили баннер, привлекли внимание, и этим тогда все закончилось. Найду подверг сомнению искренность Путина, когда тот оправдывал действия охранников и военных предосторожностью. Тем, что они не знали, кто это «штурмует» платформу — может быть, террористы. «Они следили за нами около 24 часов до начала акции протеста. У нас долгая история мирного протеста в России, и власти нас хорошо знают». АФП отмечает, что история, в которую вовлечены граждане разных государств, может вылиться в дипломатический конфликт. В Мурманск поспешили дипломаты и консульские сотрудники сразу нескольких стран. Нидерланды (под чьим флагом ходит захваченный Россией ледокол с интернациональным экипажем. — А. М.), напомнив о международном морском праве, потребовали от российских властей освободить задержанных. Правительство грозит даже возбудить дело о незаконном аресте экипажа, в том числе в Международном суде ООН по морскому праву. Об этом заявил министр иностранных дел Франс Тиммерманс. Главный юрист «Гринпис Интернэшнл» Яспер Тойлинг, чьи слова приводит De Telegraaf, назвал «абсолютно шокирующим» решение российского суда оставить задержанных активистов и членов экипажа под стражей на два месяца. По российским законам, за пиратство могут дать до 15 лет тюрьмы. Но сам юрист сомневается, что дело дойдет до этого. В сложившихся обстоятельствах главная задача российских властей — как можно дольше продержать людей «Гринписа» в тюрьме и затянуть расследование. «Пиратство — это единственная статья, которую русские могли бы найти в международном праве, чтобы оправдать захват судна и экипажа», — считает адвокат. Иначе получается, что, наоборот, именно российские силовики нарушили морское право. Но эту единственную статью применить к гринписовцам невозможно, пишет газета, ссылаясь на представителей организации. Нет ни одного основания, на котором активистов можно обвинить в пиратстве или морском разбое. Для этого они, например, должны были быть вооружены и пытаться захватить другой корабль. Можно добавить, что активис-

Черное золото


«Новая газета на урале» понедельник. №109 30. 09. 2013

11

против Зеленого мира Пограничники поднимались на борт Arctic Sunrise и в августе, но тогда до ареста не дошло

Европе. Отправляясь в плавание, он припарковал его в Амстердаме и мечтал, как поедет на нем домой, к своей девушке. А британец Йан Роджерс вспоминал о своей яхте — она ему как дом. «О чем с ним ни заговори — разговор сползет на его любимую яхту», — улыбается Ксюша: на яхте Роджерс плавает для себя, а на Arctic Sunrise — ради человечества. Яхта ждет Йана, а девушка — Фрэнка: теперь уже не из плавания, а из тюрьмы. В августе, когда Ксюша была на борту, Arctic Sunrise уже сталкивался с пограничниками. Плавали по тем районам Северного Ледовитого океана, где сейчас «Роснефть» проводит разведку, пробные бурения — в тех местах буровые платформы вроде «Приразломной» должны появиться уже в следующем году. Береговая охрана преследовала корабль в Карском море — в международных водах. Когда активисты спустили лодки, чтобы приблизиться к нанятому «Роснефтью» судну, ведущему сейсморазведку, и заснять, как она проходит, пограничники запретили это делать. Грозились арестовать за пиратство. А чтобы найти хоть какое-то нарушение и заставить уйти от сейсмика, придрались

к тому, что на судне не вывешен флаг — в международных водах флаги часто снимают, чтобы не трепать попусту. «У вас тоже флага нет», — парировали активисты. В тот раз конфликт коекак сгладили. Следующая встреча, у «Приразломной», окончилась плачевно: вооруженные пограничники фактически захватили Arctic Sunrise и доставили в российский порт на буксире — капитан, легендарный Питер Уилкокс, 30 лет плавающий с Greenpeace, отказался вести судно в Мурманск самостоятельно. — Беда не столько в условиях тюрьмы, — говорит гринписовец Дмитрий Кузнецов, хорошо знакомый с активисткой Сини Саарела: она непосредственно карабкалась на «Приразломную». — Иностранцам непонятны несправедливость и беззаконие, это их пугает больше всего. Здесь не Конго и не Венесуэла, Россия ведь считается европейской страной. Я думаю, они там ждут, что им вот-вот скажут: «Это была ошибка», — и отпустят на свободу. Наталия ЗОТОВА

а не диверсант! В четверг в Мурманске Ленинский районный суд арестовал активистов Greenpeace. Все они обвиняются в пиратстве — и вместе с ними по этой особо тяжкой статье обвиняемым проходит фотограф Денис Синяков. Денис — человек с безупречной репутацией в российском фотосообществе, он снимал не одну войну, и никто ни разу не заподозрил его в предвзятости. Во время пикета в защиту Дениса коллеги горько шутили: «Талибан» Синякова считал объективным, а российская власть ему в этом отказала. Журналистское и фотосообщество активно включилось в защиту Дениса Синякова. Так, в пятницу прошла масштабная забастовка интернет-СМИ: на главных страницах сайтов Lenta.ru, Газета.ru, «Эха Москвы», НТВ, «Новой газеты» и десятков других вместо фо-

Will Rose/Greenpeace

КОММЕНТАРИИ

тографий стояли черные заглушки и тексты с требованием освободить фотокорреспондента. В четверг и воскресенье у здания Следственного комитета прошли пикеты журналистов «Фотограф — а не пират!». Все эти дни сначала в онлайне, а потом и в оффлайне шел сбор подписей под обращением к властям — его подписали сотни журналистов, фотокорреспондентов, редакторов. Поддержал Синякова и Союз журналистов России. Евгений ФЕЛЬДМАН

На вопросы «Новой» ответил профессор Камиль БЕКЯШЕВ, член Постоянной палаты Третейского суда в Гааге от РФ, заведующий кафедрой международного права Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина, заслуженный юрист РФ: — Прежде всего нефтяная платформа «Приразломная» находится под юрисдикцией Российской Федерации и принадлежит дочерней компании «Газпрома». Greenpeace обвиняют в организации международной (многонациональной) преступной группы для штурма платформы, а, возможно, и ее уничтожения. По Уголовному кодексу России такие действия могут наказываться лишением свободы до 20 лет. Что касается судна «Арктик Санрайз», то оно по решению суда может быть конфисковано без проблем. Но ведь цель активистов была не захват платформы. Они намеревались всего лишь залезть на вышку и повесить гринписовский флаг, а по Уголовному кодексу главное — какие были цели и намерения. Так что нападение на платформу командой Greenpeace никак не является пиратством. И уж тем более — актом терроризма. Терроризм направлен обязательно на уничтожение объекта, а гринписовцам даже не удалось взобраться на платформу. Определение же пиратства читайте в Конвенции ООН по морскому праву 1982 года и в Уголовном кодексе Российской Федерации. Пиратство — это нападение на морское судно или на летательный аппарат. Причем пиратство имеет место только в открытом море с целью завладения судном, его имуществом или имуществом экипажа. Платформа «Приразломная» — не судно, она прикреплена к дну и является всего лишь нефтяной вышкой. Нет убедительных данных о том, что гринписовцы хотели завладеть вышкой или личным имуществом нефтяников. Я думаю, статья «пиратство» отпадет, к тому же сам Владимир Владимирович Путин сказал: «Ну какие это пираты?» В их действиях содержатся прямые признаки уголовного преступления. Больше всего здесь подходит статья, касающаяся незаконного вмешательства в деятельность платформы на континентальном шельфе. Дело в том, что, во-первых, согласно Конвенции 1982 года и российскому законодательству (федеральные законы «О континентальном шельфе» и «Об исключительной экономической зоне»), вокруг каждой нефтяной платформы устанавливается или объявляется зона безопасности. Эти зоны учреждаются для предотвращения столкновения судов с платформами, для предотвращения нападения террористов на платформу и для предотвращения загрязнения морской среды. И ни одно судно не может заходить в эту зону, в том числе и военные корабли. Данные об этих зонах объявляются в «Извещениях мореплавателям», и каждый моряк, каждый капитан каждого судна имеет эти извещения. Судно гринписовцев в эту зону вошло. Во-вторых, российское законодательство позволяет привлечь к уголовной ответственности не только российских граждан, но и иностранцев — за преступные действия против интересов России, совершенные в исключительной экономи-

ческой зоне РФ или на континентальном шельфе РФ. А преступление совершено активистами Greenpeace в 200-мильной исключительной экономической зоне России, которая не является открытым морем, поскольку в ней Российская Федерация обладает принудительными полномочиями, в том числе в отношении иностранных граждан. С задержанным российским фотографом возникает отдельная проблема. Вопрос — он входил в «организованную группу» или не входил. Я понимаю, что формально он выполнял свой профессиональный долг, но в данном случае нас, юристов, это не волнует. Нас волнует, правомерно ли он там находился или нет. Суд определит, какой мотив был у этого фотографа. Возможно, к нему будет применена другая статья, чем к другим. Скорее всего, согласятся, что его мотив был — сделать фотографии, в то время как у других был — забраться на вышку и организовать акции. Думаю, с нашим гражданином ограничатся административным взысканием. Так как речь идет о зоне национальной юрисдикции, то пограничники имели полное право контролировать (это им законом дано) и шельф РФ, и исключительную экономическую зону РФ. И они имели право воспрепятствовать вот этой организованной многонациональной (активисты из 15 государств!) «преступной группе». И они даже могли уничтожить эту группу… Так что, можно сказать, им еще повезло. Йохан БИР, глава бюро Европы и стран бывшего Советского Союза организации «Репортеры без границ»: — Наша организация крайне обеспокоена ситуацией с арестом Дениса Синякова. Фотограф-фрилансер был арестован во время исполнения своего журналистского долга. Синяков не являлся членом «Гринписа», он работал по договору и не принимал участия ни в каких акциях. Поэтому мы настаиваем на его немедленном освобождении. После митингов в Москве в прошлом году, на которых также были задержаны российские журналисты, арест Синякова — еще один тревожный сигнал. Тренд налицо. Этот арест элементарно противоречит Закону о СМИ, является нарушением права на свободу слова. Кстати, кроме Дениса Синякова был также арестован журналист Кьерон Брайан (Kieron Bryan), тоже работавший по контракту. Вадим КЛЮВГАНТ, адвокат: — Это достаточно стандартная для Greenpeace акция. Они множество подобных по всему миру проводят. Что-то из ряда вон выходящего в ней не было. И никакого пиратства здесь даже близко нет. Очень странно даже, что всерьез идет разговор об этом обвинении. И для таких свирепых мер, как досудебный арест десятков человек, я никаких причин не вижу. Меры сильно избыточны. Очень надеюсь, что вмененную активистам статью переквалифицируют. Ну сколько можно позориться?! Мало нам постыдных процессов без этого, еще нужен этот процесс на весь мир? Вера ЧЕЛИЩЕВА, Ольга ПРОСВИРОВА


12

ìíåíèÿ

«Новая газета на урале» понедельник. №109 30. 09. 2013

Î

Петр САРУХАНОВ — «Новая»

фициальная православная церковь в своем «милосердии», которое должно быть присуще ей по определению, практически сравнялась окончательно и бесповоротно с отделом пропаганды ЦК. Протоиерей Всеволод Чаплин: «…система исполнения наказаний… неизбежно связана с физическими неудобствами. Ни в какой тюрьме человек не чувствует себя комфортно. Более того, когда Бог человека наказывает, он оказывается в очень незавидном положении, теряя здоровье, а иногда и жизнь. А Господь иногда наказывает целые народы». Это его ответ на письмо Надежды Толоконниковой из ИК-14 о нарушениях режима содержания. А вот другой милосердный мужчина — председатель комиссии Общественной палаты Республики Мордовия по сохранению духовного и культурного наследия протоиерей Александр Пелин: «…пожар оказался ложным. Большую часть своих действий Надежда Толоконникова совершает для собственного пиара… А самое главное, что люди, находящиеся

вместе с ней, ее не поддерживают, не понимают. Ибо своими заявлениями она доставляет проблемы другим людям». То есть понятно, да? Люди устанавливают «правильные» отношения с администрацией, те самые, которые описаны в любой тюремной прозе, начиная от Александра Солженицына и Евгении Гинзбург и заканчивая «Бутыркой-блогом». А те, кто предает гласности нарушения и игру по понятиям, — мешают людям жить. Поэтому у таких, как Толоконникова, и отбирают, например, насильственно питьевую воду. «В колонии я снял на видео и хозяйственный блок, и душевые, и весь тот быт, который там существует. Любой, кто посмотрит эти кадры, сможет сам сделать выводы… Женщины в колонии опрятные, чистые». Долго вспоминать, что эта фраза и эти фотографии в блоге батюшки напоминают, в лагере столкнулись не пришлось. Вот что: известный советский гласность и админресурс альбом со статьями лучших и талантливласти вейших о счастливом труде исправляющихся заключенных на Беломоро-Балтийском канале. Ну и без теории заговора и «печенек» куда ж деваться: «…она (Толоконникова. — А. К.) уже устала от той игры, в которую ее втягивает ее муж или, может быть, какие-то силы, которым она обязана — положением, деньгами или заработанной таким, простите за выражение, подлым способом известностью». В общем, не сама Толоконникова дошла своим умом до кощунства, а жидомасоны вместе с Госдепом ее толкнули на этот путь. Здесь столкнулись две силы: неизбежная, как крах империализма, прозрачность, возможностями которой мужественно пользуется в зоне Надежда Толоконникова, — и гигантский административный и пиар-ресурс власти, направленный против нее. Путь для заключенной, да еще по резонансному делу, опасный. Но — правильный. Потому что иначе как гласностью ничего в этой системе не изменить. Что, кстати, доказала собственным примером наш обозреватель и основатель «Руси сидящей» Ольга Романова. …Когда я писал эту колонку, ко мне зашел подарить свою книгу «Жизнь строгого режима» журналист Борис Земцов, отсидевший несколько лет и вышедший на свободу в 2011 году. Книга-путеводитель оказалась очень ко времени: каждый теперь вынужден примерять тюремный быт на себя. Я зачитал ему фрагменты из «выступления» мордовского протоиерея. И он согласен с ним только в одном: да, в храм ходить заключенные могут беспрепятственно. Только со всем остальным у зэков проблемы. В том числе в ИК-14. Кстати, руководство этой колонии вызвано в Москву…

,

,

ïèñüìî èç ðåäàêöèè

Беломорканал впадает в ИК-14

Андрей КОЛЕСНИКОВ, ведущий раздела «Мнения & Комментарии» Kolesnikov@novayagazeta.ru Статьи на эту, главную, тему — стр. 2—5

öèôðîâîé ïèð о второй половине сентября премьер Медведев выступил с громким заявлением: правительство приняло решение о заморозке тарифов естественных монополий в следующем, 2014 году. Постоянно растущая стоимость коммунальных услуг — тема болезненная для населения. И заморозка тарифов могла бы стать пусть и популистским, но вполне эффективным решением, которое сняло бы растущую напряженность в этом вопросе. Однако правительство изменило свое решение. Заморожены тарифы будут только для промышленности, а население ждет рост. Пусть небольшой, почти на треть ниже инфляции этого года, но рост. Причиной стало жесткое противодействие со стороны руководства пресловутых монополий. Глава РЖД Владимир Якунин посетовал, что инвестпрограмму компании придется сократить на 124 миллиарда рублей, а заодно и уволить более 62 тысяч сотрудников. «Газпром» и вовсе свои потери оценил в полтриллиона и пригрозил сократить 300 тысяч рабочих мест. Самое удивительное в этой истории — вовсе не впечатлительность правительства, которое после двух громких заявлений заинтересованных монополий изменило принятое уже решение, предварительно одобренное президентом Путиным. Случалось такое и раньше. А вот тот факт, что поблажку получили промышленные предприятия вместо граждан, — не укладывается в публичную политику последнего времени. Между тем история с тарифами — весьма красноречивая иллюстрация смены экономической модели, на которую делает ставку команда «модернизаторов» и «ре* Автор — экономический журналист

Ремейк Маяковского Почему тарифы будут заморожены для предприятий, а не для граждан индустриализаторов», приведенная сначала в Кремль, а потом и в Белый дом Дмитрием Медведевым. И если сам Медведев, говоря о необходимости модернизации, дальше рассуждений о необходимости отказа от сырьевой модели экономики, как правило, не уходит, то его соратники оперируют другими аргументами. В частности, никто уже давно не игнорирует тот факт, что от сырьевой модели роста отечественная экономика отошла еще в первой половине нулевых, на волне первых и самых удачных реформ Грефа—Кудрина и еще более радикально настроенного Илларионова. Главным источником роста стал взлетавший практически по экспоненте потребительский бум, достигший своего пика в начале 2008 года, в преддверии кризиса. Выйдя из нокдауна, полученного во второй половине 2009 года, правительство попыталось перезапустить рост, в том числе и при помощи стимулирования платежеспособного спроса населения, ускоренными темпами индексируя пенсии и вводя в действие другие социальные программы, добавляющие денег малообеспеченным гражданам. Правительство полагало, что деньги эти не-

,

от сырьевой модели экономика отошла еще в первой половине нулевых

,

Â

Максим БЛАНТ*

медленно вернутся в экономику в виде дополнительного платежеспособного спроса. Результаты получились разочаровывающими, в том числе из-за того, что параллельно применялись и другие меры «стимулирования»: чего стоит одна «плавная девальвация», ударившая в условиях высокого продовольственного импорта по кошелькам всех россиян, в том числе и малообеспеченных! Так или иначе, но модель, основанная на росте потребления, в России была признана исчерпавшей себя и бесперспективной на ближайшие годы. Ставку было решено сделать на инвестиции. Отсюда, кстати, и переходящая всякие границы озабоченность российских властей состоянием инвестиционного климата в стране. Ввиду отсутствия климата и частных инвестиций государство пытается взять роль инвестора на себя, инициируя один за другим «мегапроекты», вроде освоения Сибири и Дальнего Востока или строительства высокоскоростных магистралей. Но надежда на то, что и частный инвестор вложит свою лепту в модернизацию, пока не умерла. Так что заморозка тарифов естественных монополий для промышленных предприятий — попытка поманить инвестора очередным «пряником». Что же до населения — придется подождать, пока отечественная экономика не будет модернизирована и не пройдет стадию реиндустриализации. Вот тогда, возможно, правительство и примет очередное судьбоносное решение, направленное на повышение благосостояния. А пока можно и потерпеть, перечитывая на досуге гимн первой, сталинской еще модернизации — бессмертную поэму Владимира Маяковского «Рассказ Хренова о Кузнецкстрое и людях Кузнецка»: «Через четыре года…»


& êîììåíòàðèè

«Новая газета на урале» понедельник. №109 30. 09. 2013

13

âèä ñáîêó

â ôîêóñå

НВП — новая внешняя политика

Валерий ЗЕЛЕНОГОРСКИЙ*

Жизнь после заката

е можешь решить свои проблемы — сделай вид, что решаешь чужие. На фоне все более очевидного провала экономического курса (парадокс истории состоит в том, что Путин в итоге, скорее всего, оставит российскую экономику не в лучшем состоянии, чем принимал ее в 2000 году) Россия собралась активно постоять за дело мира во всем мире. Для чего и выходит на немногочисленный и неэффективный рынок политических империй, «решающих вопросы» вдали от своих географических границ. Началось все в Сирии, где у российской верхушки давние коммерческие интересы. На подходе Афганистан, который в 2014 году должны покинуть Международные силы содействия безопасности под предводительством США. А тут еще в Кремль вернули Владислава Суркова — втягивать Украину с Белоруссией в новую закрытую антизападную славянскую православную тоталитарную секту. Каковой, судя по речи Путина на заседании клуба «Валдай», собирается стать новая Россия. Отныне Москва — главный ответчик за достижение мира в Сирии политическим путем. По своей ли воле, или, как про то много пишут в мире, по хитроумному замыслу Госдепа США. Тот, якобы понимая, насколько непопулярна идея военной операции против Сирии в самих Штатах и сколь непредсказуемыми могут оказаться ее последствия, — подбросил новому иранскому президенту Хасану Роухани аккурат перед встречей с российским коллегой идею международного контроля за избавлением режима Асада от химического оружия. А потом Путин озвучил эту инициативу как российскую. Лично мне эта версия напоминает апокриф о том, что ислам изобрели иудеи назло христианам, но факт остается фактом: Россия назвалась груздем и полезла в кузов долговременного кровавого международного конфликта. Восторги по поводу крутизны российской дипломатии, остановившей казавшуюся неизбежной военную интервенцию в Сирию (притом что гражданская война с участием международных наемников и с количеством жертв, переваливших за 100 тысяч, идет там два года), быстро улетучатся. Войну эта инициатива в любом случае не останавливает. Военную операцию извне не исключает. А у России в случае весьма вероятного провала не останется козырей, чтобы поддерживать сохранение у власти режима своего союзника. Но при любом сценарии развития ситуации в Сирии хотя бы нет прямой угрозы безопасности самой России. В худшем случае мы просто докажем, что не в состоянии отвечать за своих диковинных политических друзей. А вот почти неизбежное геополитическое возвращение России в Афганистан может прямо угрожать россиянам. Сочинский саммит Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), российского аналога НАТО, едва ли не главной темой дискуссии вынужден был сделать предстоящий в 2014 году вывод международного военного * Автор — журналист

контингента (читай: американских войск) из Афганистана. Из стран, с которыми Афганистан граничит — а это Китай, Иран, Туркмения, Таджикистан и Узбекистан, — только первые две способны обеспечить относительную стабильность на границах. А Узбекистан и Туркмения еще и не входят в ОДКБ. Причем все эти три бывшие советские центральноазиатские республики еще и враждуют между собой. А рядом есть неспокойная нищая Киргизия. При этом стабильность в самом Афганистане, похоже, не способен обеспечить никто. После ухода американцев из Афганистана его границы с постсоветскими государствами автоматически станут зоной политической (и, с большой долей вероятности, военной) ответственности России. Москве, возможно, придется наращивать

,

Украину с Белоруссией втягивают в антизападную славянскую тоталитарную секту

,

Í

Семен НОВОПРУДСКИЙ*

военное присутствие в регионе, война в котором в свое время окончательно добила СССР. Между тем американское военное присутствие в Афганистане значительно придушило вооруженное исламское подполье в государствах Центральной Азии. Если Штаты уйдут, вероятность проникновения в Россию потенциальных исполнителей терактов и наркокурьеров, везущих товар из лидирующего в мире по производству героина Афганистана, — резко возрастет. До сих пор вся реальная внешняя политика России строилась на критике беспомощности Америки в разрешении международных конфликтов или обвинениях в их эскалации. Сама Россия толком ничего нигде не делала, несмотря на постоянное раздувание своих имперских амбиций. Ну разве что не слишком удачно потренировала геополитические мускулы в «песочнице» Кавказа — на Абхазии с Южной Осетией. У этих территорий, которые долгие годы считали признание их независимости Москвой панацеей от всех бед и рецептом процветания, — за пять лет после войны явно не прибавилось надежд на нормальное развитие. Хотя они и находятся на положении содержанок России. Так что Сирия и Афганистан, а также новый фронт работ Суркова — славянские страны СНГ— могут стать первым за долгие годы практическим тестом на профпригодность имперских амбиций России. Одно дело — ругать «пиндосов» за демонстрацию их исключительности в статье Путина в свободной американской прессе, и совсем другое — самим отвечать за поведение какого-нибудь политического троглодита вроде Асада или обеспечить прочный мир на границах центральноазиатских государств с Афганистаном.

ß

две недели был в раю, но не в том ветхозаветном, где текут молочные реки и на кисельных берегах разгуливают праведники и девушки разных возрастов. До сих пор рай мне представлялся домом отдыха НКВД в Кисловодске, где предлагаются жемчужные ванны и питание пять раз в день, где на выбор пять супов и три горячих блюда и медсестры с лопающимися халатиками в разных интересных местах. Я был в Израиле в период праздников и видел народ, которому есть дело до всех: детей, молодых и стариков. Я был в больнице, где моему родственнику сделали дорогую операцию бесплатно по страховке, и через три дня он встал, а через пять — отправился домой на своих двоих. Напротив той больницы стоял дом, похожий на пятизвездочный отель, но на террасе его сидели только глубокие старики в колясках, их куда-то везли на сверкающих лифтах, а те, кого не везли, мирно дремали в пальмах и цветах под присмотром помощников в униформе с логотипом этого домаотеля для людей, живущих после заката. Это все я видел не в столице, а в маленьком городе Петах-Тиква, размером с Кирово-Чепецк или Вологду. Старики здесь получают лекарства со скидкой 83% и все виды обследований. Причем высокотехнологичные операции получают ВСЕ, — а не только чиновники категории А, — совершенно бесплатно, выплачивая 23 доллара в месяц в больничную кассу. Я видел детей: маленьких, школьников и молодых людей с автоматами, преданных своей стране, готовых ее защищать не по приказу министра обороны, а по собственной воле. Дети — наше всё, так считают в Израиле, а не говорят, как на моей Родине. Дети кругом, их тысячи и тысячи, на руках, в колясках… Рождаемость не стимулируется государством, люди просто рожают детей, потому что первая заповедь гласит: «Плодитесь и размножайтесь». Иметь много детей — счастье, а не обуза для родителей, их не бросают в мусорные баки, не сдают в дома ребенка от неспособности прокормить и воспитать. Я был в Хевроне, в святом месте для евреев и мусульман (Пещера Махпела), там все непросто: армейские джипы и солдаты патрулируют город днем и ночью. На парковке перед святым местом я видел стайку арабских детей, пытающихся получить какие-то деньги у туристов со всего света: ко мне подбежал шестилетний мальчик и попросил у меня сигарету, я ему отказал из гуманных соображений, и тогда он показал мне свою пипиську — в знак протеста против угнетения и порабощения. Меня не огорчила его выходка, мне стало жаль этих детей, затравленных волчат, живущих на улице. Несладко жить под охраной и в гетто. Я видел арабских девочек, выходящих из до сих пор рай мне школы, они снимали платки и смеялись в кулачок, представлялся поглядывая на туристов в шортах и на их детей в кипах домом отдыха и с пейсами и стариков в черных халатах и соболиных НКВД шапках, идущих к святому месту. Эти девочки и мальчики, просто дети, разделенные взрослыми на своих и чужих. Потом они вырастают и начинают смотреть друг на друга сквозь прицел… Я был в раю, где все не так ладно на первый взгляд и на второй тоже. Там есть диаметрально противоположные точки зрения, как строить страну; есть бывший президент, сидящий в тюрьме, по закону, а не в результате интриг и мести политических противников. Но в отношении детей и стариков в обществе есть полное единодушие: они — граждане страны, и страна должна заботиться о них. Граждане ворчат, но платят налоги, платят за машины по двойной цене, дают деньги добровольно на благотворительность по закону, со списанием налогов, и в результате там нет детских домов и нет сирот. В Израиле нет газа, нет нефти, есть безумные расходы на безопасность, нет «Газпрома», нет футбольных клубов с безумными гонорарами легионеров, нет уполномоченного по правам детей Астахова, у которого одна забота — доказать превосходство своей страны. А сердце и воля власти и граждан есть, и это главное, что я увидел. Мне жаль, что на моей Родине, богатой и сильной, декларирующей приоритет человека, а не государства, — горят старики в богадельнях, умирают дети, не получившие вовремя качественное лечение, есть много такого, чего быть не должно ни по какому закону — ни по божескому, ни по человеческому. Я видел рай, теперь я знаю, что он есть.

,

,

Россия выходит на рынок политических империй

* Автор — сочинитель


14

«Новая газета на урале» понедельник. №109 30. 09. 2013

В последние недели, и особенно сильно во время и после проведения заседания Валдайского клуба, в либеральной тусовке началась активнейшая дискуссия относительно того, нужно или не нужно представителям оппозиции участвовать в таких форумах; нужно или не нуж-

специально для «Новой»

Т

о, что выстроенный в России политический режим не является устойчивым не то что в долгосрочной, но даже и в среднесрочной перспективе, — сегодня является секретом Полишинеля. Отсутствие у лидеров режима позитивной повестки дня, их упорное нежелание решать стратегические проблемы, стоящие перед страной, постоянное апеллирование к ценностям и образам позавчерашнего дня — все это стало железобетонным барьером на пути развития нашей страны. Россия все глубже погрязает в трясине архаичных конструкций; ее все сильнее разъедает ржавчина коррупции и казнокрадства; экономика впала в рецессию, а российские бизнесмены мощным потоком выводят свои капиталы за границу. В такой ситуации блокирование политических процессов, отказ от политической конкуренции ведет к негативному отбору — появлению у кормила власти все менее и менее компетентных людей, к тому же безумно боящихся взять на себя хотя бы какую-то ответственность. Такая государственная конструкция не имеет будущего. Даже в авторитарном и совсем недемократическим Китае существует железное правило ротации элит — «два раза по пять лет» — и все, приходит следующее поколение лидеров. В той же Мексике, где Институционно-революционная партия правила более 75 лет, существовал принцип: через 7 лет президент страны (он же лидер партии) уходит со своего поста и вместе с ним уходит вся его команда. Российский режим построен таким образом, что никакая ротация наверху не предусмотрена. Владимир Путин, находящийся у власти уже 14 лет (с момента его назначения премьер-министром), уже заявил, что он не прочь пойти на очередной президентский срок в 2018-м. А загадывать сегодня про 2024-й, пожалуй, рановато. Но раз ротация наверху не предусмотрена, то и политическая жизнь «внизу» не должна порождать новых лидеров, которые могли бы заявить о своих претензиях на власть. И именно с этим связаны причины появления столь тяжелого катка, который «закатывал в асфальт» любые зеленые политические побеги. С этим связана и отмена выборов губернаторов в 2003-м. С этим связаны массовая ликвидация политических партий в первой половине «тучного десятилетия» и превращение выборов на всех уровнях в слабо модернизированные выборы а-ля СССР. С этим же связана и практика массового снятия с выборов любых мало-мальски ярких личностей: никто не должен затмевать солнце российской политики. Но всему в этой жизни приходит конец. Хотя Владимир Путин и бодрится, и готов просидеть в Кремле еще 10 лет, даже его ближайшее окружение (особенно те, которые помоложе) хорошо видит, что ни былой энергии, ни задора уже не наблюдается. И что самой большой ошибкой правящего режима будет политика консервации всего и вся в нынешнем виде. Чем это обернется, хорошо известно: достаточно посмотреть на то, как рушился геронтократический советский режим. Только на этот раз крушение режима (и страны, кстати) может оказаться гораздо более болезненным для всех. И по-

но в том или ином виде вести диалог с представителями правящего режима. Дискуссия не очень приятная, поскольку ее тональность зачастую зашкаливает за все разумные пределы, а лексика многих активных ее участников точно не относится к допустимой в кругу еди-

номышленников. При этом противники такого диалога предпочитают говорить о непонятных и не артикулированных принципах, но отнюдь не о содержании этого диалога. А я хочу остановиться именно на этом — о чем можно и нужно говорить.

«Нужны переговоры с властью о том, как она будет уходить» этому «обобщенный Кремль» не может не задумываться о «России после Путина». И потихоньку начинать просчитывать сценарии и строить гипотезы. И здесь то, что начинает обсуждать Кремль, в принципе совпадает с тем, что обсуждает либеральная оппозиция, которая вырабатывает свои идеи и принципы политической реформы. (И они, эти идеи и принципы, объединяют почти всю оппозицию, независимо от политического окраса, — от коммунистов и «Левого фронта» до РПР-ПАРНАСа, Прохорова и Навального: свободные и честные выборы, разделение властей, система сдержек и противовесов, восстановление

уход Пиночета от власти; а есть и Мобуту, и Сомоса, и Мубарак с Каддафи. И я практически уверен в том, что нынешние лидеры вряд ли хотят выбрать второй сценарий. А это значит, что они должны будут рано или поздно начать диалог с оппозицией о переходном периоде, о том, как и с какой скоростью они будут уходить. И это будет их повестка дня. Но у оппозиции к этой повестке должна быть своя «добавка»: как и с какой скоростью нужно менять политические правила игры (муниципальные фильтры, формирование избиркомов, контроль над системой «ГАС-Выборы» и т.д.). И безусловной иллюзией является то, что по всем этим вопросам удастся быстро

подлинной федерации и местного самоуправления). Но, в отличие от Кремля, у оппозиции сегодня нет (давайте говорить честно) никаких возможностей ни выиграть выборы на федеральном уровне (не забывайте про существование волшебника Чурова и системы послушных судов), ни заставить власть пойти на такие реформы. Нынешняя власть может пойти на реформы по двум причинам. Или под давлением уличного протеста, численность которого должна кратно вырасти по сравнению с зимой 2011/12. Или потому, что поймет, что только реформы могут оставить представителям этой самой власти хотя бы какие-то шансы на политическое будущее. История знает и те и другие примеры. Есть круглые столы в Польше и Испании,

договориться. На это потребуются недели, месяцы, а может быть, и годы. Будет иллюзией думать, что власть уже начала такие переговоры (например, на Валдае). Конечно, нет. Подозреваю, что такого решения еще нет, и никто не может с уверенностью сказать, когда оно появится. Но то, что произошло на Валдае, имеет свое название — «прощупывание почвы». Противоположные стороны будущих переговоров, по разным причинам, не общались друг с другом много лет. И хотя они лично знают друг друга, им предстоит заново познакомиться. И научиться слушать, слышать и терпеть друг друга. Но самой большой иллюзией является то, что этот режим уйдет «в одностороннем

Петр САРУХАНОВ — «Новая»

Сергей АЛЕКСАШЕНКО

приглашение к дискуссии

порядке». Что одним прекрасным утром (или вечером) мы узнаем, что все обитатели Кремля, Белого дома и Охотного Ряда исчезли, что их кабинеты пусты и что можно их занимать, въезжая туда на белом коне. Не будет ни исчезновения, ни тем более белого коня. Въезд нового лидера нового режима в Кремль на танке я еще могу представить, а вот въезд Навального, Удальцова или Лимонова на белом коне — не могу. Почему? Да потому, что ни в Конституции, ни в законах этого самого белого коня нет. И потому, что новые лидеры — в случае исчезновения старых — придут к власти в результате выборов. Которые пройдут по действующим законам. В установленные законами сроки. С нынешними избиркомами. С нынешними судами и судебной практикой. Вы готовы предсказать, кто выиграет такие выборы? Я — нет. В интересах оппозиции — добиться, чтобы политическая реформа была проведена руками нынешней власти. Потому что только она, политическая реформа, сможет гарантировать честные и свободные выборы. А ведь такие выборы и являются целью всей оппозиции. Почему власть может пойти на переговоры и на такие реформы? Потому что только в обмен на них она сможет получить гарантии свободы и неприкосновенности. И эти гарантии будут той ценой, которую оппозиция должна будет согласиться заплатить, потому что без таких гарантий нынешняя власть никуда не уйдет. Политика есть искусство возможного. В современной политике крайне редко бывают ситуации, которые называются «игра с нулевой суммой», и в такой ситуации крайне тяжело вести любые переговоры, так как одна из сторон заведомо считает себя проигравшей. И, напротив, ситуация win-win, в которой каждая сторона может получить свой выигрыш, поскольку может добиться достижения своих целей, — крайне благоприятна для проведения переговоров, так как эти цели взаимно не противоречат друг другу. Главное здесь — понять интересы оппонента и понять, чем ты готов пожертвовать, какую цену ты готов заплатить за достижение своих целей. А для этого нужно сжать зубы, заглушить эмоции и сесть за стол переговоров.

P.S. За рамками этой статьи я осознанно оставил ту часть (безусловно, неравного) диалога оппозиции с властью на Валдае, которая касалась судьбы «узников Болотной». Думаю, многие хорошо понимают, что их будущее зависит от одного человека. И если для этого с ним нужно встречаться, разговаривать и даже пожимать руку под телекамеры (или у кого-то есть иной способ «достучаться» до него?) — то это нужно делать. В политическом диалоге каждый должен научиться проходить свою часть пути. Тем более что на кону стоит судьба наших друзей.


15

PhotoXPress

«Новая газета на урале» понедельник. №109 30. 09. 2013

Л

етом в Москве произошел грандиозный скандал, результатом которого стали увольнения сотрудников ДПС столицы, которые, как оказалось, занимались частными извозом с мигалками. Во время одного такого эскорт-заезда сотрудниками Главного управления собственной безопасности МВД была задержана патрульная машина, а в ней оказался депутат Госдумы от ЛДПР Леонид Слуцкий. («Новая» подробно писала об этом в № 68 от 26 июня.) Депутат, который еще совсем недавно поразил общественность посадкой на вертолете в Троице-Сергиевой лавре, отказался как-либо объяснять свое пребывание в служебном автомобиле. Затем, правда, выяснилось, что он спешил в аэропорт, откуда должен был вылетать вместе с патриархом в греческий Афон. Вот что нам по этому поводу ответили в ГУ МВД г. Москвы: «Сотрудниками собственной безопасности было установлено, что 1 июня 2013 года сотрудники ГИБДД, водители Кожевников В.А. и Плюснин С.Н., незаконно использовали служебный автотранспорт для провоза пассажира. <…> По данным фактам была проведена служебная проверка, по результатам которой оба полицейских были уволены из органов внутренних дел <…>. Непосредственный

«

Полетели головы. Но только вот положение господина депутата никак не пошатнулось

«

Этика и психология депутатской жизни Комиссия по этике Госдумы полагает, что парламентариям можно все

начальник указанных сотрудников полковник полиции Савин В.В. предупрежден о неполном служебном соответствии. Руководители, ответственные за осуществление контроля за выездом служебных автомашин, привлечены к строгой дисциплинарной ответственности. Все материалы по данному факту будут переданы в подразделение ГСУ СК по г. Москве для дачи правовой оценки и решения вопроса о возбуждении уголовного дела. <…>». Расследование инцидента позволило установить: для сотрудников московской ГИБДД подобное обслуживание VIPклиентов давно превратилось в прибыльный бизнес. Полетели головы. Но только вот положение господина депутата никак не пошатнулось. «Новая» в этой связи направила запрос председателю Госдумы Сергею Нарышкину. Мы интересовались, планирует ли эта комиссия рассмотреть инци-

дент с участием депутата Л. Слуцкого и дать ему соответствующую оценку? Мотивировали мы следующим: «Как известно, именно спрос рождает предложение, а не наоборот. В этой связи действия депутата Л. Слуцкого можно рассматривать либо как подкуп должностных лиц (взятку) в том случае, если подобные действия сотрудников правоохранительных органов были им оплачены, либо трактовать их как превышение служебных полномочий, если сотрудники правоохранительных органов были вынуждены исполнять функции «таксистов с мигалками», поскольку не смогли отказать человеку, обладающему статусом депутата. Мы понимаем, что расследование данного инцидента — прерогатива правоохранительных органов, которые должны проверить действия депутата Л. Слуцкого на соответствие закону. Однако даже в том случае, если депутат Л. Слуцкий не нарушал действующее законодательство,

на наш взгляд, он совершил поступок, не соответствующий депутатской этике». И вот пришел долгожданный ответ. Комиссия не отмахнулась, что, согласитесь, редкость, и рассмотрела наше обращение, чему можно и порадоваться, если бы не итоговое решение.

«20 сентября 2013 г. № 22/2 Комиссия по вопросам депутатской этики Решение «Об обращении заместителя главного редактора «Новой газеты» С.М. Соколова» Рассмотрев обращение заместителя главного редактора «Новой газеты» С.М. Соколова, Комиссия Государственной Думы по вопросам депутатской этики решила: 1. Принять к сведению и согласиться с выводами члена Комиссии — депутата Государственной Думы Н.И. Макарова. 2. Признать действия депутата Л.Э. Слуцкого соответствующими положениям федерального закона «О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» и не нарушающими норм Регламента Государственной Думы связанных с правилами депутатской этики. <…> Заместитель председателя Комиссии А.А. Андреев». Вы поняли, что это означает? Только одно — депутатам можно все. Это они так считают. Мы же, со своей стороны, решили проверить это сомнительное предположение с помощью действующего законодательства — отправим заявление в Следственный комитет. Потому что попрежнему полагаем, что в действиях депутата Слуцкого могут содержаться признаки преступления. Отдел расследований


16

«По совокупности достижений и за храбрость», — объяснили мне в фонде Дукача. Сейчас там думают, как и через кого передать Толоконниковой ее награду и призовые 10 тысяч долларов. Венчурный капиталист Семен Дукач, выходец из России, разыскивает для своей премии «социальных хулиганов» по всему миру. Кроме прочего, вкладывает в высокотехнологичные компании. Но славу эпатажному миллионеру принесла вовсе не благотворительность. В 90-е математик Семен Дукач, магистр Массачусетского института, довел игорных боссов Лас-Вегаса до психоза. В течение пяти лет каждые выходные

—В

аша премия для хулиганов, TroubleMaker Award, — для чего вы придумали ее? — Этому миру не хватает пряности, которая делает его лучше. Какой-то позитивной безбашенности, которая способна изменить жизнь вокруг. TroubleMaker — это премия для людей, которые не побоялись сделать что-то вне правил и морали своей среды — что-то по-человечески положительное и вдохновляющее. И вот эти люди, идущие наперекор системе, нуждаются в поддержке. Я хочу прибавить смелости и тем, кто еще не решился. Пусть они знают, что есть в мире кто-то, кто поддержит их дерзкое творчество, наглость, смелость. — Думаю, в некоторых государствах, не очень продвинутых, вас поймут неправильно. Обвинят в поддержке экстремизма. — Да плевать мне. Искусство всегда занималось провокацией, творческие люди всегда выражали политические идеи, шокировали. Художникихулиганы есть и в США тоже, но они не так радикальны. В России вас просто довели до точки.

«

/

«Новая газета на урале» понедельник. №109 30. 09. 2013

Пусть знают, что есть в мире кто-то, кто поддержит их дерзкое творчество, наглость, смелость

«

— Почему премия досталась одной Толоконниковой, не всей группе? — Это было общее и мое импульсивное решение. После ее письма, объявления голодовки. Вообще, борьба с лагерной жизнью формировала меня как личность с детства. Я все это читал, того же Солженицына. Кроме того, моего деда расстреляли в 1937 году. Я вырос со знанием этой семейной трагедии. — Вы бы дали премию «Войне»*? — Я знаю про них немного. Но есть что-то в том, чтобы нарисовать огромный **й на разводном мосту перед ФСБ. Мне это нравится. Идея раздражать большого злобного монстра заслуживает восхищения. Беззащитные люди без чьей-либо поддержки высказали свое мнение. Хотя я не призываю нападать на полицейских, но ФСБ — это не просто полиция, это продолжение КГБ в стране, которая организована по методу насилия и унижения. Но * Арт-группа «Война».

люди идеи он обыгрывал казино (в блэк-джек) на миллионы долларов, пока боссы не объявили на него охоту. Хотя и это остановило математика не сразу — он переодевался в женщин, приезжал в казино на инвалидной коляске. Сколотив приличное состояние, Дукач занялся инвестированием на рынке доткомов, прогорел, но быстро выкарабкался. В 2008 году Голливуд снял про нахального «счетчика» фильм с Кевином Спейси — «Двадцать одно». В наши дни эпатажный миллионер уже не обчищает казино (находится в «черных списках» большинства заведений мира). Но устраивает время от

времени скандалы на политические темы. Выходец из семьи московских евреев, Дукач заявил, что подвергает сомнению существование Израиля как национального государства: Израиль должен открыть свои границы для всех. Говоря про Россию, инвестор призывает «ни цента не давать русским стартапам и инноваторам, уличенным в связях с кровавой властью». При встрече с Владимиром Путиным обещает бросить в него тухлое яйцо. Правда, тут же оговаривает условие, что встреча должна состояться в США. Я поговорил с Семеном Дукачем через скайп.

«За позитивную безбашенность» Почему именно Толоконникову наградил своей премией математик, инвестор-радикал, гроза крупнейших в мире казино легендарный Семен Дукач

премия, конечно, не только для тех, кто дразнит русских силовиков. Она интернациональна. Я планирую увеличить финансирование фонда, и чтобы он самостоятельно функционировал и после моей смерти. Возможно, кто-то из инвесторов также захочет пожертвовать. — Ваши хулиганы должны вообще соответствовать каким-то критериям? — Главное — это, конечно, чтобы их хулиганство имело позитивный месседж. Оно может быть незаконным, идти вразрез с общественными нормами, но не должно быть насилия, разрушений. В прошлом году наш фонд TroubleMaker Award выбрал в качестве победителя студента из Луизианы Зака Копплина. С 14 лет он изводит всех ныне живущих нобелевских лауреатов, чтобы они заставили власти штата изменить закон об образовании. Луизиана — это, знаете, очень религиозный консервативный штат. На уроках биологии, даже химии от учителей там требовали рассказывать детям про божественный характер происхождения жизни. И Копплин решил изменить эту историю. Он сумел собрать подписи 78 этих нобелевских лауреатов, он просто замучил их письмами, звонками, встречами! И закон в конце концов изменили. Конечно, он не рисковал жизнью, как Толоконникова, но что он сделал — это настоящее хулиганство для Луизианы. — Кто еще мог бы претендовать на премию? Femen, например? — Да, но мне больше нравится «Плюшевый десант» (акция шведских активистов, сбросивших на Минск игрушечных медведей. По мнению Лукашенко, провокация иностранных спецслужб. — П. К.). Или приходит в голову похожая история про 19-летнего Матиаса Руста, который в 1987 году на маленькой «Сесне» прилетел из Гамбурга и приземлился на Красной площади в Москве. Он проломил железный занавес, разрушил эту идиотскую стену между людьми Запада и Востока и предопределил будущий мир без границ. И хотя он тогда отсидел полтора года за хулиганство, мир уже в тот момент стал другой. — Надежда Толоконникова изменила мир? — А не видно? То, что она с девушками сделала в этом храме, попало в

самый гнилой нерв системы. И даже плевать, что была никакая музыка. Но как отреагировали люди!.. Потом это ее письмо из колонии и голодовка. Когда я читал, меня передергивало от того, что там творится. Напомнило все ужасное, что я видел в СССР. Хотя сейчас я вижу и другое: что в стране начинают проявляться очень приятные вещи. Свободное мышление, открытый дискурс. Опять же взрыв протестного движения, просыпается общество. При всем этом не отступает и власть. Власть! Вообще что за слово такое? Вы знаете, что оно не переводится на английский? Нет в английском такого универсального понятия, которое бы соединяло в одном слове столько вещей и смыслов. Причем устаревших смыслов. Вот Иван Грозный — он был власть, а сейчас уже не то время, не может быть столько власти, это угнетает человека, это вредит развитию. И без того Россия отстает от цивилизованного мира. В депрессии находится само население. Молодежь ни во что не верит. Но я надеюсь, что это изменится, ведь появились те несколько сотен тысяч, которые голосуют за перемены. Может, когда-нибудь я даже смогу здесь жить и приеду. — Вы еще не пробовали? — Я приезжал ненадолго. Был с дочерью на митинге на проспекте Сахарова. Много общаюсь с теми, кто уже эмигрировал. Но жить в сегодняшней России я не буду, это неприемлемо для меня как человека, личности. Терпеть все эти дикости…

«

В России такой момент, когда общество молодых подошло к выбору. Их уже тошнит от нынешней власти

«

— Подождите. Вы сами сказали, что просыпается общество и эти сотни тысяч сознательных граждан. Вы, наверное, могли бы помочь им. Не только словом, так сказать, но и делом. — А как я могу? Я изгнан из этой страны, моя семья бежала оттуда, как из концлагеря. Как я могу теперь вернуться туда же или как-то помогать? Даже если я буду помогать деньгами, это только навредит, все же я американец, значит, иностранный агент. Я не могу быть внутри этой страны, там жить невозможно. Хотя да, по культуре я чувствую себя русским — русским евреем. В бытовом плане — так вообще… — Я не пойму: как помогать — вы американец, как критиковать — русский еврей. — Ну, я просто неравнодушен, я слежу, но считаю, что российское общество справится без таких, как я…. — Почему вы отказываетесь инвестировать в российские компании? — Мне кажется, что сейчас все — и общество, и бизнес — подходят к ситуации раскола, когда надо сделать выбор: вы с оппозицией или вы с властью жуликов и воров. И в случае со стартапами, как и с творческими людьми, то же самое происходит. Огромное количество денег, грязных, ворованных, власть сейчас льет на инновации. Деньги, испачканные кровью, коррупцией. И у любого, кто хочет делать стартап, есть выбор — брать грязные деньги у государства или искать другие деньги. — Вы отказываетесь помогать тем, кто берет у государства? — Фундаментально отказываюсь! Это как брать деньги у бандитов. Еще я добавил специальное требование для желающих из России получить у меня финансирование. Эти люди должны заявить о своей поддержке Навальному. Было даже такое письмо нескольких предпринимателей, открыто выразивших ему поддержку. Эти ребята как минимум пожертвовали потенциальным госфинансированием своих проектов, они сделали выбор. И я решил, что если есть люди, которые идут на жертвы, то я не имею морального права помогать тем, кто предпочитает делать бизнес комфортно. Я вообще не общаюсь в России с предпринимателями, которые не поддерживают публично оппозицию. Все, кто говорит: мы занимаемся делом,


«Новая газета на урале» понедельник. №109 30. 09. 2013

17

/

«

casino.ru

урал культура

Гордость маленьких пианистов

Семен Дукач

Вот Иван Грозный — он был власть, а сейчас уже не то время, не может быть столько власти, это угнетает человека, это вредит развитию

«

а не политикой, — ради бога, продолжайте разлагаться дальше. Я помогать вам не буду. Это специальное требование для соискателей из России, для других такого нет. — А почему нет такого правила для Украины? У вас же там несколько компаний. Во власти в Украине, выходит, нет жуликов и воров? — Погодите. Мое присутствие в Украине никак не выражает поддержку Януковича. Но там и нет такой критической ситуации, нет жесткого раскола на воров и людей. Там нет ситуации, когда надо обязательно выбирать, с кем ты. В Москве сейчас так. Нельзя тут уже усидеть на двух стульях, когда ты и с теми и этими, когда ты вроде за перемены, но продолжаешь сотрудничать с властью, брать у нее деньги. Пора становиться радикалами. — Вы что — за революционные методы? — В России такой момент, когда общество молодых подошло к выбору. Творческие способные люди. Их уже тошнит от нынешней власти. — Вам это кажется. Мы уже привыкли. — Я не знаю, как это возможно. После таких писем, как Толоконниковой, после этого закона (о сиротах. — П. К.). К этому нельзя привыкнуть. Я сам перестал общаться с коллабораторами. Ну а зачем? Жизнь коротка… Я лучше буду помогать хулиганам. Я, например, не фанат Саакашвили, но для России он как настоящий траблмейкер. Эта его речь на Генассамблее ООН, вызвавшая такую нервную реакцию русских. С одной стороны все там — абсолютная правда, но, с другой стороны, русская делегация так распереживалась, будто он им нарисовал член. — Никто не обратил бы внимания на эту речь, если бы наша делегация не ушла. — Делегация не ваша, делегация Путина и его узкого круга, который захватил власть! Общей делегации не может существовать без честных выборов, честных судов, справедливости и веры в будущее. У народа, который всего этого лишен и продолжает терпеть, нет ни своей делегации, ни гордости, только комплексы и ненависть к другим. — Все же удивительно, отчего эмиграция всегда так радикальна на словах. Вот я вам предлагаю: возвращайтесь — и не будем

терпеть вместе. Но вы в Штатах, в относительном по сравнению с Россией комфорте. Сюда вы на борьбу ни ногой, но при этом тех, кто здесь остался, критикуете за нейтралитет и отсутствие решимости. — Я никого не критикую. Я просто предлагаю вам попробовать говорить «их делегация ООН», а не «наша»… Возвращаться и бороться я не собираюсь. А на мнение я имею право, как любой человек. И я восхищаюсь теми, кто борется. Но я не знаю, боролся бы сам, если бы жил там. Надеюсь, что да. Но, к счастью, меня оттуда вывезли родители, а на звание героя я не претендую… — В какие компании вы вообще инвестируете? — Без политики? Мне до лампочки, что делает стартап. Мне важен уровень страсти, который он испытывает к своим клиентам. Я вложил деньги в танзанийскую компанию, которая занимается куплей-продажей соляных батареек. Они даже не производят их, а распространяют по деревням, куда сложно добраться. Я не смотрю на бизнес-планы, не делаю «дью дилледженс», я инвестирую интуитивно в команды, в которых чувствую страсть, внутреннюю силу. Эти люди должны хотеть не денег заработать, а менять мир. Делать бизнес, который перевернет все вокруг. Я нахожу таких ребят, и если им нужны мои советы, мы близки по духу, я помогаю им. В этом моя миссия. Я могу просто дать им 50 тысяч долларов, если они мне понравились, и не буду бегать и трястись, что они все потеряют. Я не влезаю в детали бизнесов. Если я вкладываю, то я понимаю, что могу потерять. Это не важно, потому что я помогаю не компаниям, а людям, понимаете, в чем дело? Вообще главная моя ошибка была в том, что я некоторое количество лет занимался бизнесом ради денег. И не думал о том, зачем это все надо, какая от меня польза, как я вписываюсь в общество тем. Деньги ради денег — это ошибка. — Вы, правда, сомневаетесь в принципах существования Израиля? — Я не против людей. Все имеют право на мирную достойную жизнь. Но Израиль как националистическое государство — только для евреев, я не приемлю. Мне кажется, сегодня все страны, а особенно молодые, которые появились в ХХ веке, должны основываться на других принципах. Принципом Израиля могла бы стать поддержка всех ущемляемых в мире, не только евреев. — А вы не чувствуете себя частью этой нации? — Я не чувствую принадлежности к этой исторической родине. И не верю, что раз мои предки две тысячи лет назад там были, значит, теперь надо всех других оттуда выгнать. Эта идея мне противна. Моя позиция касается не только Израиля, я вообще отрицаю националистические подходы в современном мире. Я живу в Америке, и здесь не важно, кто твой предок. Надеюсь, когданибудь так же будет и в России.

Павел КАНЫГИН

Д

етская филармония теперь может похвастаться весьма ценным приобретением: шикарным роялем фирмы «Steinway». Надо отметить, что это первый «детский» «Steinway» в Екатеринбург. Правда играть на нем будут не только юные музыканты, но и именитые исполнители. Гранд на приобретение рояля Детская филармония выиграла в прошлом году, но этой суммы для покупки было недостаточно. Стоимость инструмента 5,5 миллионов, так что недостающую сумму (около 500 тыс.) решили собрать в рамках акции «Большой рояль для маленьких пианистов». Затея удалась, и не так давно «гордость филармонии» привезли из Америки. Как сообщили в пресс-службе детской филармонии, право первому прикоснуться к клавишам досталось народному артисту России Денису Мацуеву, который приехал в город с концертом, но он посчитал нужным отдать это право детям: «Самое главное для артиста — не важно, маленький он

ТРЕБУЕТСЯ ПОМОЩЬ

Денис хочет жить!

Д

енису Серпухову — 10 лет. Всю свою жизнь он прожил в поселке Красный Донец, что недалеко от Харькова. Больше всего на свете Денис любит футбол, его кумир — знаменитый украинский футболист Андрей Шевченко. Денис отлично учился в школе, он общительный мальчик, у него много друзей, которые очень переживают за него. В январе этого года Денису поставили страшный диагноз: «острый лимфобластный лейкоз, осложненный генетической поломкой». Денис начал лечиться в Харькове; мальчик несколько раз находился на грани жизни и смерти в отделении реанимации. Однажды он несколько суток провел, подключенный к аппарату ИВЛ. Спасая сына, мама привезла его в Москву. Сейчас Денис лечится в Центре детской гематологии. К сожалению, в Москве Денис — иностранец, и лечение для него платное — весь курс стоит 2,5 млн рублей. Мама воспитывает Дениса одна, и таких денег у нее, конечно же, нет. Чтобы Денис мог продолжить лечение, деньги собирали всем миром — среди друзей, знакомых и незнакомых людей в социальных сетях. С помощью сотен неравнодушных людей в России и Украине было найдено 1,5 млн рублей. Но этого недостаточно,

или взрослый — это ощущение сцены. Она заряжает, дарит незабываемые эмоции». Тогда Арсений Симагин, поющий в Капелле мальчиков и юношей, смело сел за рояль и исполнил «Indian Summer» Джо Дассена. Потом уж и сам Денис Леонидович сыграл «Раздумье» Чайковского. После выступления дети завалили музыканта вопросами, на которые он с радостью ответил. Также в пресс-службе отметили, что Мацуев оценил не только сам инструмент, но и акустику зала. Так что, возможно, в скором времени в Детской филармонии пройдет совместный проект с фондом «Новые имена», президентом которого является Денис. Кроме того, в филармонии открылся еще и «Steinway-клуб». Это клуб для тех, кто хочет послушать рояль и поиграть на нем. Первым почетным членом клуба стал Денис Мацуев. Юлия ДЕРЕНДЯЕВА, «Новая на Урале»

нужно собрать еще 1 миллион, поэтому мама Дениса и сам Денис обращаются к вам за помощью. Денис уже большой мальчик. Он все понимает про свою болезнь, осознает тяжесть своего положения, он очень волнуется и боится умереть. Мы очень просим вас поддержать Дениса и подарить ему шанс на спасение!

Как помочь? Вы можете связаться с мамой Дениса Алиной Серпуховой по тел. 8 967 129-54-36 или перечислить деньги на ее банковский счет. Московский банк ОАО СБ РФ ВСП № 9038/020 БИК 044525225 ИНН 7707083893 КПП 775003035 Р/с 30301810938006003811 К/с 30101810400000000225 В ОПЕРУ Московского ГТУ Банка России Л/с № 40820.810.2.3825.5300510 Карта № 4276 3800 8574 6340 Получатель: Серпухова Алина Викторовна


18

«Новая газета на урале» понедельник. №109 30. 09. 2013

/

люди людям

Антон Шабунин — человек, П которого разглядели

ро историю Антона Шабунина я узнала в фонде «Право матери». «Право матери» — это такая храбрая общественная организация, которая помогает семьям военнослужащих, погибших в армии. А Антон Шабунин — это как раз и есть такая «семья погибшего в армии». Вероника Марченко, бессменный председатель фонда, упомянула его как-то, когда я в очередной раз к ним зашла. «Вот еще наш Антон, вернулся с моря. Первый раз море он увидел!» Она сказала это совершенно спокойно, даже буднично. Но когда я стала расспрашивать подробности про Антона, стало понятно, что речь идет о настоящем чуде, которое вмешалось в непростую судьбу деревенского парня. И только сотрудники фонда не придают случившемуся большого значения, потому что у них таких чудес — пруд пруди, побольше и поменьше, выбирайте на свой вкус. Неприятное в том, что любое чудо, свершаемое фондом, неизменно начинается со смерти. Вот и у Антона так.

В

2010 году в армии погиб его брат, Костя. Тело доставили на родину, в село Дуванное Кировской области. И замглавы администрации поселения требовал у Антона 5000 рублей — деньги, которые якобы были уплачены за транспортировку погибшего брата. Больше требовать было не с кого: годом ранее, когда Антону только стукнуло 18, — умерла их с Костей мать. А отец умер еще раньше. И вот Антон каким-то невероятным образом разыскал адрес «Права матери», купил конверт с маркой и написал им письмо с одним большим вопросом: «Правомерно ли с меня требуют денег?» Он нисколько не плакался, просто излагал свою непростую ситуацию: «За работу, на которую меня все-таки взяли в декабре 2010 года, платят очень мало, не хватает даже на питание, а в доме нет ни вещей, ни белья, одежды, обуви. Ремонт квартиры сделан еще при жизни папы, а это лет 15 назад. Не на что заготовить дров, топлю, чем придется».

«

История о том, что «Право матери» распространяется на каждого гражданина, даже если мамы у него не стало

Плохо ведь не то, что ему с приятелями было не поболтать, — плохо, что товарищи в кабинетах разных инстанций, которые могли бы сделать жизнь мальчишки хотя бы чуть-чуть полегче, нетерпеливо отмахивались от него. «Ой, иди, иди уже отсюда». В ту минуту, когда Антон поднял трубку телефона, чтобы поговорить с Аней Каширцевой, сотрудницей «Права матери», какая-то невидимая рука переключила стрелку, и его судьба с этого момента покатилась по другим рельсам, совершенно к иным горизонтам.

И

стория Антона была опубликована на сайте «Права матери». Первой откликнулась учительница Света из Рязани. Она перевела 8 тысяч рублей, и этих денег хватило на то, чтобы закрыть коммунальные долги Антона перед селом. Потом еще москвич Сергей Дмитриевич перевел существенную сумму — и было заплачено за три года обучения в Вятском колледже управления и новых технологий по специальности «программист». И сейчас, спустя почти три года после письма в «Право матери», Антон

«

Замглавы администрации поселения требовал у Антона 5000 рублей — деньги, которые якобы были уплачены за транспортировку погибшего брата. Больше требовать было не с кого

Про 5 тысяч — может, это было и правдой, может, ушлые военные сопровождающие и правда стрясли что-то с замглавы, мы этого не знаем. Однако что мы теперь знаем доподлинно, так это то, что 18-летний Антон Шабунин был совершенно не тот человек, который 5000 рублей носит в заднем кармане джинсов. Юристы «Права матери» вмешались и, конечно, отбили эту атаку. Завязался контакт, сначала в эпистолярном жанре, потом уже и по телефону — тогда-то выяснилось, что и без того непростая жизненная ситуация Антона Шабунина осложняется вот каким обстоятельством: у него тяжелейшее заикание. Антону очень трудно общаться с миром, потому что выражение даже самых простых мыслей может занимать у него по нескольку минут. И это безобиднейшее заболевание в случае с Антоном могло носить фатальный просто характер.

Шабунин — первый по успеваемости студент на своем курсе. А в селе учился хуже всех. Кто-то переслал одежду и обувь, незнакомый парень из Питера отправил ему нетбук. Позже на деньги, собранные фондом, Антон прошел курс в Московском центре патологии речи и нейрореабилитации, и заикается он теперь заметно меньше, в основном когда волнуется, а если взахлеб рассказывает о любимом деле — так и вообще эта его особенность становится незаметна. Наконец, в этом году, как уже говорилось, Антон впервые увидел море: та самая учительница Света из Рязани ехала с семьей в Адлер и взяла его с собой. Антон потом выложил в соцсети кучу своих фоток: вот он высунулся из плацкартного вагона, пока проводники не видят, вот — позирует на фоне сочинских пальм, а вот — ныряет в пенные волны Черного моря.

Кому-то все вышеперечисленное покажется мелочью. Подумаешь, поступил в колледж и съездил на море! Великое ли дело? Но пускай этот кто-то попробует прожить хотя бы год в холодной половине колхозного дома, в глухом лесном селе Дуванное, без родных, без языка. Без надежды. А потом поговорим.

К

онечно, мы навестили Антона в Кирове, где он теперь живет и учится. И он оказался совершенно потрясающий парень. Настоящий артист, с харизмой — таких на телевидении любят. И совсем не такой, каким его я ожидала увидеть. Ведь если оставить в сторону толерантное брюзжание про стереотипы — все мы понимаем, каково из себя полувымершее село на окраине Кировской области. Семь часов езды от областного центра, сначала поездом, а потом еще автобусом. Весь день мы бродим по Кирову, и Антон показывает нам примечательные места, связанные с его собственной жизнью в этом городе, комментируя все короткими рублеными фразами, как его, наверное, научили в московском институте борьбы с заиканием. Вот бревенчатая изба в самом центре, на улице Маркса, — это один из корпусов колледжа, где он учится («Мы внутрь не пойдем. Меня два дня не было. Будут спрашивать…»). Вон там — кинотеатр «Смена» («С утра на любой фильм студентам — 60 рублей»). Вот автоматизированная колонка для продажи воды, занятное кировское изобретение. Кидаешь в отверстие деньги, подставляешь 5-литровую канистру — и получаешь воду. Канистра стоит 15 рублей, и вода еще 12, но канистра зато многоразовая. Эта колонка — тоже заметный штрих в городской жизни Антона: он к ней часто ходит, поскольку ту воду, которая течет из труб в общежитии, пить совершенно нельзя. А вот за тем углом — отличная столовая! У студентов здесь скидка, «но даже без талона за 60 рублей будет первое, второе и чай с булочкой».

В

редных привычек у Антона нет, они стоят недешево, да и потом он ходит в тренажерный зал на первом этаже общежития. Поскольку Антон студент, он получает от государства на жизнь 5,5 тысячи рублей ежемесячно. Других доходов у него пока нет, но он не печалится. «Антон, а сколько общежитие стоит?» — «Полторы тысячи рублей за месяц». — «А как же ты живешь на оставшиеся четыре?» — «Нормально, мне хватает. Теперь телекомпания возьмет меня на полстав-

ки». — «И сколько же они станут платить?» — «Я пока не спрашивал». У меня здесь получается, будто у Антона решительно вся жизнь — про деньги, про то, как сэкономить. В действительности это совершенно не так. Вся жизнь Антона сейчас, конечно, про кино. Летом он с друзьями снял короткометражный блокбастер (с драматическим уклоном). Этот фильм Антон выложил в Сети, его заметили продюсеры какой-то местной молодежной телекомпании — предложили ему стажироваться и работать. Для Антона, который все основы кинопроизводства черпал в интернете, — это очередной счастливый билет. Он теперь катается с бригадой телекомпании по каким-то молодежным слетам, по окрестным деревням. Что-то без конца снимает-монтирует… В колледже прогулял на той неделе две пары «экспертных систем», а это новый предмет, пропускать нельзя. Но зато и на студии учит его светило, которое для федеральной «России» снимает. С известным именем человек, вот только у Антона никак не получается это имя выговорить.

В

ся эта пестрая, веселая, интересная жизнь представляет разительную несхожесть с тем, как он жил прежде, в своем селе. «Работал зимой на лесопилке — один раз 12 тысяч заплатили! Все лето на эти деньги жил». — «Антон, так летом же лучше на лесопилке работать?» — «Почему лучше? Сыро, дождь и мошки. Зимой на лесопилке хорошо! Мужики приезжают из другой деревни. Отапливается помещение. У меня вначале еще хозяйство с картошкой было. Но потом я бросил. Я один, зачем мне. Можно еще грибы и ягоды сдавать. Машина из города приходит». — «А что это за грибы у вас на рынке продаются, здоровые такие, в трехлитровых банках?» — «Так я не скажу. Надо взглянуть». Это, конечно, одна из величайших загадок мироздания: отчего души всяких диковинных сортов всходят на совершенно не подходящих для них почвах? Кто забрасывает туда их семена? И отчего Антон, тонко чувствующий, застенчивый, творческий, — родился именно в селе Дуванное, а не где-нибудь в Штатах? Почему его жизнь случилась здесь, среди лесов, среди людей совсем другой, суровой выделки, — а не где-нибудь там, в обществе, готовом прощать другим их исходную инакость? Когда Антон фотографируется на фоне родного училища, садится на ступени и позирует по-всякому, девицы, местные красавицы, искоса, со снисходительностью поглядывают на него. «Что в


«Новая газета на урале» понедельник. №109 30. 09. 2013

19

Ирина Халип собственный корреспондент «Новой» Так и представляется, как глубокой ночью, закончив следственные действия, народ из СК собирается на экстренное совещание: «Мы-то уже закончили, а человек в тюрьме мается!»

Баумгертнер, мама и четверо чекистов

«

Российская сторона проиграла Лукашенко просто потому, что согласилась вступить в игру под названием «правовое поле»

Если Антону свезло бы родиться в Калифорнии, уж он бы там был отъявленным сердцеедом! С этой своей «как будто стеснительной» улыбкой, с милым заиканием... Девицы не смотрели бы на него свысока

нем такого мы не разглядели?» Я думаю, что если Антону свезло бы родиться в Калифорнии, уж он бы там был отъявленным сердцеедом! С этой своей «как будто стеснительной» улыбкой, с милым заиканием — которое во всем мире давно уже не делает проблем своим обладателям, а только добавляет им обаяния. Девицы не смотрели бы на него свысока — а сами бы ловили его взгляды. Но это ничего. У него и здесь еще все сложится.

Т

акже мне хочется верить, что и у «Права матери» все сложится, хотя им сейчас очень тяжело. В начале прошлого года отвалился всегдашний зарубежный благотворитель, который спонсировал работу фонда. Испугался, наверное, закона об иностранных агентах: хотя как раз-таки «Праву матери» этот закон и не грозил. Фонд зарегистрирован как благотворительная организация, отчетность с него спрашивают с повышенной строгостью, зато и деньги ему можно брать у кого угодно, поскольку он работает бесплатно и для людей. В отличие от родного государства. Не так давно отказала (ожидаемо) Общественная палата, распределявшая гранты президента. Всякие другие достойные организации, занимающиеся укреплением духовных скреп и пропагандой здорового образа жизни, грант получили, а «Право матери» — нет.

«

В таких обстоятельствах вся надежда — на людей, на нас с вами. Уже много-много раз мы писали про это — и всякий раз находятся люди, которые откликаются, которые поддерживают работу фонда рублем. Значит, мы будем писать еще и еще. Если бы нашлось 500 человек, готовых в течение какого-то времени переводить фонду по 1000 рублей в месяц, это дало бы ему возможность планировать следующие заседания в судах. Ведь здесь вот изложена история одного-единственного Антона Шабунина, на которого государство махнуло рукой. А у фонда таких историй — тысячи и тысячи, хотя обычно речь идет о судебных тяжбах за различные льготы и доплаты для пожилых родителей. И сейчас именно благодаря поддержке простых людей — Граждан — фонд продолжает работу, продолжает биться с государством за права этих стариков. Пресс-релизы фонда теперь так и начинаются: «Такого-то числа благодаря поддержке «тысячников» фонд «Право матери» продолжит работу в таком-то суде. Родителям погибших солдат Пенсионный фонд отказал в перерасчете ежемесячной выплаты, на что они имеют право по закону. Фонд «Право матери» подал иск в суд». Ольга БОБРОВА, спец. корр. «Новой», Киров Фото Анны АРТЕМЬЕВОЙ

Реквизиты фонда «Право матери» Получатель: Межрегиональный благотворительный общественный фонд «Право матери», 101000, г. Москва, Лучников переулок, д. 4, под. 3, комн. 4. Банк получателя: ОАО «Банк ВТБ», офис № 3 «Тургеневский», г. Москва. Р/счет № 40703810000000000072 Корр. счет № 30101810700000000187 ИНН — 7710043971 БИК — 044525187 КПП — 771001001

Код ОКАТО — 45286585000 Код по ОКПО — 00043280 В поле «Назначение платежа» нужно указать: «Благотворительное пожертвование на уставную деятельность фонда». Также сделать пожертвование в фонд можно с помощью «Яндекс. Деньги», системы RBK Money и через портал «Благо.Ru». Все реквизиты — на сайте mright.hro.org/help

О

т перевода из СИЗО КГБ под домашний арест Владислав Баумгертнер выиграл горячую воду и санузел, Владимир Путин — чувство глубокого морального удовлетворения, а Лукашенко — очередной повод для гордости из серии «я снова их сделал!». В действительности — снова тупик. Обычно в Беларуси помещенных под домашний арест охраняют двое соглядатаев (меняются раз в сутки). В случае с главой «Уралкалия» — аж четверо в одной квартире. Они ходят за ним по пятам и запрещают даже подходить к окнам. Всю неделю эксперты, политологи, аналитики, экономисты и прочие теоретики только о том и говорили, что глава «Уралкалия» уже одной ногой дома. Что после встречи Путина с Лукашенко на заседании ОДКБ его немедленно выпустят. Что российский генпрокурор, приехавший в Минск, вернется в Москву минимум с подписанным решением об экстрадиции на родину, максимум — с самим Баумгертнером. Что внезапное исчезновение арестанта, когда адвокатов не пускали к нему в СИЗО с формулировкой «в списках не значится», — явный признак того, что Баумгертнер уже на свободе и едет домой. Никто даже предположить не мог, что спектакль не заканчивается — началось второе действие. Как всегда в Беларуси, неожиданно. В ночь на 26 сентября, после месяца в СИЗО КГБ, главе «Уралкалия» изменили меру пресечения на домашний арест и перевезли из тюрьмы в специально подобранную белорусским КГБ квартиру. Аренду квартиры оплатили адвокаты. Кроме них доступ к арестованному имеет его мама, специально прилетевшая в Минск, потому что с тюремного довольствия Баумгертнер снят, а покупать продукты гэбисты не будут. На следующий день после спецоперации по переводу из СИЗО представитель Следственного комитета заявил, что основные следственные действия закончены, поэтому главу «Уралкалия» и сочли возможным перевести под домашний арест. Так и представляется картина, как глубокой ночью, закончив следственные действия, народ из СК собирается на экстренное совещание: «Мы-то уже закончили, а человек в тюрьме мается. Надо срочно его оттуда забирать!» А 27 сентября, когда Владимир Путин прилетел в Гродно на учения «Запад-2013», Лукашенко имел полное право с невинным видом сказать: «Ну вы ж хотели, чтобы ему изменили меру пресечения и выпустили из тюрьмы — я и выполнил». И что на это возразить? Лукашенко такие трюки уже проделывал, и не раз. Российская сторона проиграла сразу же и всухую просто потому, что вообще

согласилась вступить в игру под названием «правовое поле». Потому что на этом самом поле она когда-то дала Лукашенко фору, которую не использовал бы только ленивый. Долгие годы, когда Запад требовал освобождения политзаключенных, Россия говорила о том, что ситуация находится в правовом поле, следствие и независимый суд, несомненно, во всем разберутся и примут правильное решение. И теперь что? Признать, что в Беларуси нет ни объективного следствия, ни независимого суда, зато есть практика решения проблем с помощью захвата заложников? Вот и пришлось сесть вместе с Лукашенко на одно «правовое поле» и играть в эти нечестные игры, когда российские дипломаты в Минске рассказывали журналистам: «У Баумгертнера все хорошо, жалоб на администрацию СИЗО нет». Конечно, какие могут быть жалобы? Когда в камеру, к примеру, входит прокурор по надзору рука об руку с начальником СИЗО и спрашивает: «Есть ли жалобы на администрацию?» И вся камера хором отвечает: «Нет!» Впрочем, даже если сказать, что тебя убивают, все равно это закончится чаепитием прокурора с начальником тюрьмы. Так что отсутствие у Баумгертнера жалоб на администрацию — вовсе не большая удача российской дипломатии, а обычная практика СИЗО КГБ. А когда среди недели глава «Уралкалия» внезапно исчез, и никто не говорил, где он и что с ним, российские дипломаты писали бумаги в МИД Беларуси с просьбой о встрече с арестованным и удовлетворенно рассказывали журналистам, что через трое суток получат ответ. Хотя вообще-то в таких случаях нужно бить во все колокола: кто знает, что с ним произошло и что еще может произойти за 72 часа? А что если его избивали и теперь не допускают адвокатов, чтобы те следов пыток не увидели (в белорусских тюрьмах такое бывает, и очень часто)? И вообще, если те, кто делает вид, будто добивается его освобождения, решили действовать исключительно в соответствии с законодательством, то должны были знать, что заключенные имеют право встречаться с адвокатом хоть каждый день, и отказ в такой встрече противозаконен. Прекрасно понимаю, что у сотрудников посольства России в Минске других возможностей просто нет. А вот у их московского руководства — есть, и немало. Но оно, большое московское руководство, предпочитает по-прежнему сидеть на одном поле с Лукашенко, делая вид, что оно — правовое. Минск


20

«Новая газета на урале» понедельник. №109 30. 09. 2013

После или Чем современная Южная Африка напоминает

Дмитрий СТРОВСКИЙ,

профессор департамента «Факультет журналистики» УрФУ специально для «Новой на Урале»

Страна контрастов

А

фрикой сегодня никого не удивишь: миллионы россиян побывали за последние годы в Египте и Тунисе. Рискую показаться снобом, но все-таки это не совсем «та» Африка. В «настоящей» Африке, как когда-то давно рисовало мое детское воображение, должны непременно ходить, поблескивая своими ослепительно-белыми зубами, черныепречерные люди, пастись тучные стада буйволов и бизонов, а на рынках продаваться цветные бусы-стекляшки. Совсем недавно я возвратился из такой Африки. С научной конференции, проходившей в маленьком городке Грээмстаун, что находится в тысяче километров от Южно-Африканского Йоханнесбурга. — И как впечатления? — спрашивают меня сегодня все: друзья, коллеги, студенты. Что ответить? Приятно, конечно, запечатлеть себя на фоне жирафа, вальяжно бредущего по своим делам в нескольких шагах от тебя, по территории одного из национальных парков ЮАР. Как забавно, выйдя из машины, встать в том же парке напротив таблички, предупреждающей о том, что администрация заповедника не несет ответственности за внезапное появление голодного льва… Да, экзотики в этой стране хватает. Но одновременно бросается в глаза ужасающая нищета местного населения, ютящегося в наспех сколоченных бараках, без всякого намека на санитарию. Эти люди по большей части не могут найти сколько-либо приемлемой работы, чтобы прокормить себя, свои семьи. Те, кто побойчее, пристраиваются на обочину дороги где-нибудь в людном месте и играют на барабанах, дабы привлечь к себе внимание. Не от хорошей жизни. Так что социальные контрасты здесь повсюду. Она всегда была такой, эта страна, до которой нужно добираться из Екатеринбурга чуть ли не сутки (пересаживаясь с самолета на самолет). Почти двадцать лет назад в ЮАР состоялись первые после долгого времени апартеида свободные выборы, и к власти пришел первый за всю историю этой страны чернокожий президент — Нельсон Мандела. Тогда казалось, что нищета, неграмотность и многие другие социальные проблемы, которые множились в Южной Африке из года в год, постепенно пойдут на спад, а в душах живущих здесь людей пусть не сразу, но воцарится мир, да и их благополучие вырастет. Наверное, кто-то действительно преуспел. Но за минувшие годы экономика ЮАР — самой развитой страны на африканском континенте — не только не заработала лучше, но и по многим показа-

телям поползла вниз. А вот материальное расслоение между богатыми и бедными за два десятка лет так и не уменьшилось. Одновременно отчетливо продолжает ощущаться напряженность в отношениях между белыми и черными. Эти люди так и живут, как раньше: белые районы, черные... Есть, конечно, районы смешанные, но они заселены эмигрантами — представителями Азии. А местное население так и не сумело консолидироваться. В начале 90-х белых было около 15 процентов всего населения, теперь осталось вдвое меньше. Остальные уехали за рубеж. Насовсем. Всякое сравнение хромает. Но в этой социальной напряженности внутри ЮАР ощущается что-то «а-ля российское». Когда в начале тех же 90-х наша страна порвала с советским прошлым и устремилась к демократии, разве догадывались мы, насколько тернистым окажется этот путь? А разве помышляли мы тогда, насколько серьезными окажутся межнациональные проблемы? Сложно сравнивать Россию и ЮАР. Разнятся история, культура двух стран, условия повседневной жизни. Но коечто выглядит удивительно схожим. Об этом и речь.

Скованные одной цепью

К

онференция о роли и месте СМИ в современном обществе, которую организовал Университет Родса (названный в честь Сесиля Родса — основателя Родезии), проводится ежегодно. Как и прежде, сюда съехались исследователи массмедиа со всего мира. Больше всего, понятно, оказалось коллег из африканских стран, поэтому больше озвучивались ситуации, которые мне мало что говорили. Но вскоре стало понятным, что здесь бьют тревогу в отношении тех же самых проблем, что давным-давно расцвели пышным цветом у нас. Ну, например, по поводу повсеместного нарушения журналистами этических норм. Оказывается, и здесь можно найти большое число примеров того, когда репортеры и телеведущие с легкостью вторгаются в частную жизнь своих героев, тряся чуть ли не их «нижним бельем» перед аудиторией. Есть и другая, не менее острая для СМИ проблема. Теперь уже не аудитория, а журналисты оказываются в ущербном положении — за свое желание отстаивать принцип свободы слова. Их «линчуют» драконовскими поправками к законам о СМИ, которые спешно принимают чиновники и депутаты различных уровней — дабы сохранить неприкосновенность своих мундиров. Такое ощущение, что ты и не выбирался за пределы своего Отечества. Все настолько знакомо! Мы в России часто сетуем на то, насколько тернист, а нередко и опасен путь

журналиста. Но посмотришь на африканские страны — та же самая картина. Как не покажется парадоксальным, но между здешними реалиями и Россией есть немало общего. И африканские, и наши политики все время заявляют о важности развития демократии, усиления гражданских прав и свобод. Но потуги на осуществление этих начинаний повсеместно напоминают… театральное шоу. Потому что реальность оказывается во многом иной, чем заверения. Не в последнюю очередь по причине укоренившихся традиций, влияющих на положение СМИ. В России и в большинстве африканских стран долгое время бытовали клановые отношения. Только в ЮАР это была система апартеида, в соседних странах расцветала приверженность национальному роду, а у нас основной оказывалась идея главенства коммунистической партии. Политические системы формально были разные, а по сути — схожие друг с другом. Потому что механизм правления определялся диктатом небольшой группы людей над остальным обществом. Диктат в одночасье рухнул и у нас, и в ЮАР, и в соседних с ней странах. Но разом перейти к «светлому будущему» ни тут, ни там не получилось. Зато усилились ограничения, налагаемые на СМИ — теперь уже со стороны новой власти, желавшей «порулить». А поскольку при любой клановости сформировать устойчивые профессиональные ценности журналистики трудновато, то и африканские, и российские СМИ, оказавшись в новых условиях, во многом утратили общественный авторитет. Власть и там, и здесь продолжает активно воздействовать на журналистов. И хотя формально вмешиваться в работу «четвертой власти» она в ЮАР не может (почти все СМИ в частных руках), но влиять-то можно по-разному. Мы в России всегда смотрели свысока на Африку: дескать, по сравнению с тамошним населением мы намного цивильнее, да и уровень образования у нас выше. Да, по числу грамотных на миллион жителей, не говоря уже о людях с высшим образованием, мы опережаем ЮАР. Как опережаем по числу театров, симфонических оркестров, количеству библиотек и другим показателям в сфере культуры. А вот положение СМИ во многом схоже. И в ЮАР, и в России они находятся под заметным прессингом со стороны власти, и одновременно степень уважения к ним со стороны общества — на очень низком уровне. Согласно статистике, озвученной на нашей конференции, только 11 процентов населения ЮАР доверяет журналистам, а большинство людей считает их «продажными», защищающими интересы власти и большого бизнеса, но не общества. Отчего так? Мне почему-то вспоминается наш писатель В.Г. Короленко, укорявший в одном из писем большевиков за то, что новая власть предпочитает слушать только себя, не желая гласно обсуждать болевые проблемы общества. По-моему, он писал не только о большевистской России, но и о России сегодняшней. И, как это ни парадоксально, о сегодняшней ЮАР, где многие жизненно важные вопросы уходят от внимания власти и СМИ. Совсем, как у нас.

Я беседовал со студентами Школы журналистики и медиаисследований все того же Университета Родса — устроителя нашей конференции. Славные ребята — открытые, улыбчивые. Одна незадача: далеко не все они собираются после получения диплома работать в СМИ. Нервная работа, мало платят, по их словам, да и власть все время «держит на крючке». «Лучше уж идти пиарщиком в турфирму, чем копаться в социальных проблемах», — изрекла одна из студенток. Не хочу обобщать: кто-то из нынешних 20-летних непременно пойдет в журналистику — профессию, обладающую ни с чем не сравнимым притяжением. Не остановят ни маленькая зарплата, ни низкая социальная защищенность. Но и очереди для них, чтобы попасть на работу в редакцию, тоже не будет. Прав был Маркс: все-таки бытие определяет сознание человека. И уважение к труду журналиста — это результат развития общества, прошедшего долгий путь формирования гражданских ценностей и свобод. Ни ЮАР, ни Россия этим похвалиться не могут. Пока, во всяком случае.

Черные и белые

В

Грээмстауне уже после конференции, мы разговаривали со Стивеном Лангом, редактором местной газеты «Крокоттс мэйл» — одной из старейших в ЮАР, ей почти две сотни лет. У «Крокоттс мэйл» были разные времена. Сейчас далеко не самые лучшие: падают тираж, доходы. Сам Стив — журналист «до мозга костей». Работал всю жизнь на радио, теперь вот, последние несколько лет, здесь, редактором. Но ситуация дает о себе знать: вид у Стива замотанный, в глазах усталость. У него в подчинении несколько сотрудников, каждый, ввиду большого объема работы, на вес золота. «Иногда приходится буквально разрываться: там ЧП произошло, тут…, — признается Стив. — А читатели пишут в газету? — Мало. Хотя мы стимулируем их к этому. Даже конкурсы проводим: на лучшую новость. Но многие боятся высказываться: как бы боком не вышло. Свобода мнений только формируется в Южной Африке. Это и понятно: в условиях апартеида, при котором чернокожее население не имело никаких прав, было не до конституционных свобод. Теперь вроде все иначе. Но разве можно за пару десятилетий вытравить рабскую психологию из душ миллионов людей? Да помилуйте! Мы вот в России тоже думали в начале 90-х, что покончили с наследием советского времени по части цензуры, ограничения прав человека, однопартийной системы. Покончили? Южная Африка выстрадала свободу — это правда. Нельсон Мандела еще в 1950-е гг. возглавил борьбу с апартеидом. На него охотилась полиция, он был в подполье, по нему стреляли, а он упорно отстаивал принцип «один человек — один голос» (защищая право каждого голосовать на выборах). Свобода для самого Манделы закончилась в 64-м, когда его осудили пожизненно. Сидя в одиночной камере на арестантском острове Роббен, он писал свою знаменитую автобиографию


/

урал точка зрения

«Новая газета на урале» понедельник. №109 30. 09. 2013

21

апартеида сегодняшнюю Россию, несмотря на тысячи километров, разделяющие их

Между тем, проблема сегрегации белых и черных редко обсуждается в СМИ. Считается, что это вообще не корректно. Получается, что политес заслоняет саму проблему, которой в этом случае вроде как будто бы не существует. И от этой двойственности не по себе. Как не по себе мне становится, наблюдая, как у нас в стране решаются межнациональные проблемы. Есть они в России? Бесспорно. Но получают ли у нас по-настоящему всестороннюю огласку? Увы. Наши СМИ активно пишут на эту тему при освещении очередных полицейских рейдов или когда власть ставит на повестку дня вопрос введения квот для иностранных рабочих. А нет конкретного информационного повода — и проблемы межнациональных отношений для СМИ вроде как нет тоже. Так что и в этом мы схожи с ЮАР.

Ян и Матьяти — нетипичная пара. Если в Америке смешанные браки не редкость, то здесь, в ЮАР, их намного меньше. Время апартеида, казалось бы, давно в прошлом, но полного единения белых и черных пока так и не получилось.

«Долгий путь к свободе». Я читал эту книгу и могу утверждать, что Мандела — это не выскочка, не горлопан, способный лишь к неуемной экзальтации, но настоящий мыслитель и гуманист. Схожий по своему восприятию жизни с академиком Сахаровым и философом, а впоследствии президентом Чехии Вацлавом Гавелом. И писал он умную и честную книгу долго, выстрадав каждое слово. В ней Мандела много говорит о незыблемости политических и гражданских прав для каждого, независимо от его цвета кожи и происхождения. Вместе с тем в своих мемуарах Мандела как-то ни разу не задался вопросом, а готов ли его народ к свободе, в состоянии ли он ее переварить после долгого пребывания в рабстве. Для него этого вопроса просто не существовало, потому что иначе Манделе надо было перечеркнуть для себя все свои надежды, всю свою предшествующую жизнь. Сам Нельсон Мандела, бесспорно, опередил в своем развитии время и окружавшую его жизнь. А вот подтянуть народ к своему мироощущению он так и не смог. Но дело тут не в Манделе. Никакое общество не может взять и разом перепрыгнуть через ступеньку своего естественного развития, а если и прыгает, то последствия бывают чаще всего трагическими. Почему? Да потому что нельзя стать свободными в одночасье, только потому, что теперь это разрешено. Это хорошо видно на примере России, вознамерившейся скакнуть в демократию по принципу «раздва». Не вышло, только дров наломали. И в ЮАР тоже не вышло. Нескольким правительствам этой страны, пришедшим к власти уже после отмены апартеида, так и не удалось сделать качественный прорыв в решении старых проблем. Как зашкаливал за все мыслимые пределы уровень безработицы в черных районах Претории, Йоханнесбурга, Кейптауна и других городов, так и продолжает зашкаливать. Как была повсеместная беспросветная бедность, так она и остается. Дело, однако, не только в формальных показателях развития страны. Не удалось пока изменить массовой психологии. Огромное число людей в

ЮАР по-прежнему живет с осознанием того, что «государство должно». Должно дать образование, бесплатно вылечить, предоставить льготы и жилье. Иначе за что боролись в начале 90-х? Здесь никогда не слышали о Шарикове (булгаковском герое из «Собачьего сердца»), но могу заверить: шариковых здесь хоть отбавляй. Тех, кто спит и видит, чтобы «все взять и поделить». Они жили с этой мыслью при апартеиде и продолжают жить с нею сегодня. А мы говорим: демократия… Не приведи господи оказаться в черных районах здешних городов в одиночку в темное время суток. Если вас не убьют, то непременно ограбят. Мне повезло больше: меня только немного обчистили. В Грээмстауне, выйдя на центральную улицу, засмотрелся на один из старых памятников. Спустя короткое время почувствовал, что кто-то дотрагивается до рюкзака за моей спиной. Оглянулся и обнаружил, что один из карманов пуст, а молния на другом уже почти раскрыта. Буквально в двух шагах от меня — группа местных подростов уже передает от одного к другому мои незамысловатые уральские сувениры, привезенные в подарок. А подростки, узрев мою реакцию, отбежали в сторону и уже издалека хихикали, нарочито тыча в меня своими пальцами. Дескать, провели мы тебя, как лоха. Ну да, надо было раньше думать о личной безопасности. Предупреждали же меня, что на улице вообще не надо зевать. С другой стороны, как все предвосхитить заранее в незнакомой стране… Впрочем, тем, кто, вроде, может предвидеть такие ситуации, тоже неспокойно. Местная полиция не в состоянии пресечь этот вал уличной преступности. Именно поэтому белые в последние годы активно стремятся уезжать из ЮАР и селиться в более спокойных странах — в Америке, Канаде, Австралии. Благо, проблемы с английским языком для этих людей не существует. Родственники газетного редактора Стива Ланга тоже разъехались кто куда. Но он не уехал. «Это стоит больших денег — получить вид на жительство в другой стране, тем более что у человека семья, — ответил он. — У меня таких возможностей нет».

Легко ли кушать руками?

Н

а конференции я познакомился с Яном. Приятный, располагающий к себе человек средних лет, работающий здесь же, в ЮАР, в международном комитете «Красный крест». В последний вечер моего пребывания в этой стране Ян пригласил меня к себе в гости. Он живет в белом районе столицы страны — Претории, и здешние жители — люди довольно обеспеченные, типичные представители среднего класса. У Яна тоже собственный дом, не бог весть каких размеров, но все-таки просторный, с большой зеленой лужайкой во дворе и с большими деревьями, цветущими в весеннее время года. Раз в неделю облагораживать эту территорию приходит чернокожий садовник. Черных в этот околоток вообще приходит много, но исключительно для того, чтобы наняться к кому-нибудь на работу. Они мне напомнили наших таджиков, прочесывающих дачные поселки в надежде найти тех, кто бы дал им немного заработать. Жена Яна по имени Матьяти зримо отличается от остальных жителей этого околотка. Она черная женщина. Матьяти с высшим образованием, актриса по профессии и даже снялась как-то в одном голливудском фильме. Но все это не сильно поднимает ее социальный статус в окружении соседей. Она черная, и этим все сказано. — Я их терпеть не могу, — в сердцах бросает Матьяти, когда речь в нашем разговоре заходит о тех, кто живет рядом. — Злобные, циничные. Так и норовят ткнуть пальцем в мою сторону: дескать, посмотрите на нее, дикарку. Упрекают черных в низкой культуре, а сами… «Наши», «не наши»… Не схожие ли ощущения живут сегодня в сознании многих россиян? — Получается, среди белых по-прежнему немало… расистов? — Знаешь, сколько их! Эти люди забыли историю. По-прежнему считают себя аристократами, а нас, черных, гражданами второго сорта. Ян не принимает участия в нашем разговоре. Он сидит рядом и делает вид, что внимательно рассматривает какие-то пятнышки на панели обеденного стола. По-моему, Яну не очень комфортно от такой беседы. Но у него есть «извиняющее» обстоятельство: он американец,

и ЮАР для него не родная страна. Так что слова жены Ян воспринимает чуть отстраненно. … Мы ужинаем. Матьяти раскладывает по тарелкам куски поджаренного на гриле мяса, какой-то салат, кашу. Потом садится и начинает есть сама. Она все ест… руками, старательно вылизывая потом от соуса свои пальцы и ладони. Поймав на себе мой застывший взгляд, спрашивает: — Тебе неприятно? Мы все так едим. Слово «мы» определенно относится к одному из народов Южной Африки. Их, основных, здесь около десятка, не считая малых народностей. Мне нравится непринужденность Матьяти. Но, наблюдая за всем происходящим, я, кажется, начинаю лучше понимать истоки конфликтности между белыми и черными. Дело не только в исторических коллизиях, но и в повседневном восприятии друг друга. Культуры белых и черных в ЮАР — это будто две параллельные, не пересекающиеся линии. Не сказать, чтобы у носителей этих культур не было попыток понять друг друга, но этот процесс идет с огромным числом предубеждений и кривотолков. И потому у черных по-прежнему свой мир, а у белых свой. Мне довелось побывать с Яном на любительском бейсбольном матче — он играл за одну из команд. Вокруг одни белые: сами участники игры, их жены, дети. Но где эти люди, когда передвигаешься, например, по многомиллионному Йоханнесбургу с его толпами прохожих и бесконечными вереницами машин? Я не увидел там ни одного белого лица. Потомки колонизаторов не ходят по улицам. Из своих офисов в центре города они спускаются в подземные паркинги и уезжают прочь, в свои белые районы. И так во всем. По-моему, мы в России тоже становимся заложниками этого разделения на этнической почве. В наших городах селится все больше представителей Кавказа и Средней Азии, создающих свои культурные «анклавы». Интересы русскоязычного населения не пересекаются с интересами этих людей, и при этом растет взаимная предубежденность по отношению друг к другу, выражаемая время от времени и в открытой конфликтности.

P.S. Я не знаю, как решить межнациональные проблемы, остро ощущаемые сегодня в России. И уж тем более у меня нет рецепта их решения в ЮАР. Мне думается лишь, что этнический вопрос — один из главных тормозов на пути развития любого общества. Это так непросто стать терпимым по отношению к людям иной национальности, веры, цвета кожи! И остроту межнациональных проблем не устранить только посредством принятия законов и постановлений, сколь бы правильными по смыслу они не были. А вот СМИ могут помочь снять предубежденности людей по отношению к иным национальностям и культурам. Посредством сведения этих людей вместе и открытого разговора о том, что их тревожит. И мы сами можем помочь себе. Если, наконец, поймем: относиться к другим стоит точно так же, как мы бы хотели, чтобы люди относились к нам. Я постоянно примеряю на себя эту «формулу успеха», и у меня многое получается.


22

«Новая газета на урале» понедельник. №109 30. 09. 2013

/

урал просветители

Зачем ты там живешь? Очередной герой авторского проекта фотографа и поэта Вадима Осипова, посвященного 290-летнему юбилею города и уже представленного на страницах «Новой газеты на Урале», выступившей информационным партнером проекта (№49-50, № 56, №59, №64, 67, 70, 76, 79, 88, 103) — молодой кинорежиссер, член Союза кинематографистов РФ, Гильдии режиссеров России и Гильдии неигрового кино и телевидения Иван Головнев. В своем авторском материале он рассказывает о таком интересном направлении в кино, как этнография. Идея Вадима Осипова по созданию галереи деятелей культуры и просвещения Екатеринбурга воплощается при поддержке екатеринбургских меценатов, в том числе Василия Бураги, Владислава Бутина, Дениса Тасакова, Сергея Петрова.

«Любой человек — культурозависим. В глухой тайге или в центре мегаполиса он не может полнокровно существовать вне своих культурных ценностей, являющихся основными жизненными ориентирами во времени и пространстве, его духовным благосостоянием. И ключом к сему служит понимание уникальности культур в их единоначалии». Иван Головнев.

Я

начинал свою этнографическую «практику» в детстве, в этнографических экспедициях на полуостров Ямал, руководил которыми мой отец Андрей Головнев. В то время многое из увиденного воспринималось мною на бессознательном уровне, с детской точки зрения. Я не имел в голове научной парадигмы, не был обременен исследовательской задачей, не носил в потрепанном планшете напечатанного вопросника. Я чувствовал другое: люди живут особой культурой, а я просто бродил, наблюдал и воспитывался среди них… В университете я продолжил изучение других культур. Наука этнография, используя традиционный текстовый инструментарий, оказывается перед серьезными препятствиями при исследовании духовной культуры, мировоззрения, верований. Это — «территория» необъяснимого чувства, но не рациональности. Можно с успехом описать в тексте предмет быта, сложнее — узор костюма, но практически невозможно качественно измерить словом обряд, где определяющее значение имеют выражения лиц, звучание голосов, пластика движений и т.д. И тогда я обратился к этнографическому кино. Этнокино вернуло мне вкус «детских» экспедиций: я снова не тяготился научной парадигмой, не носил в чехле от камеры вопросники (или сценарии). Я запечатлевал удивительные этносюжеты и рассказывал их через фильмы зрителям… Ситуация постоянного взаимодействия с окружающей средой является ключевым принципом существования людей внутри традиционной культуры.

Об авторе Родился в 1978 году в семье ученых-историков. Окончил исторический факультет Омского государственного университета, Школу-студию Свердловской киностудии в Екатеринбурге (мастерская Я. Лапшина), Высшие курсы сценаристов и режиссеров в Москве (мастерская П. Тодоровского). Участник российско-американской обменной программы «Открытый мир» (США); кинопроектов «Почему Демократия?» (Дания — Южная Африка), «Пересекая границы» (Германия), «Наш Мир» (Австралия — Япония), «Визуальные самопрезентации» (Германия). Участник и призер российских и международных кинофестивалей, включая Берлинский МКФ «BERLINALE», Московский МКФ, «КИНОТАВР» и другие. Лауреат Национальной Премии «СТРАНА» в области кино и ТВ. Программный директор Российского Фестиваля Антропологических Фильмов. Автор молодежного образовательного проекта «ЭтноКино». Внешняя гармония является результатом каждодневной борьбы, постоянного пребывания на грани: «выживу — не выживу», где каждое действие является обусловленным, а каждая вещь — функциональной. Мои киногерои носят одежду и обувь из оленьих шкур не под влиянием моды, а потому, что это наиболее удобно и сохраняет тепло в лютую таежную зиму. Они живут в чумах не потому, что это экзотично, но потому, что силами членов своей семьи они смогут в любой момент собрать чум, и перекочевать на оленях в места новых пастбищ, а там — вновь установить жилище. Узор орнамента, вышитый собственноручно хозяйкой дома для своих родных, несет не столько декоративную функцию, сколько нагрузку оберега и кода родовой информации. Можно длить череду подобных примеров. Все элементы в такой культуре взаимосвязаны и взаимозависимы, пока культура является живой. Как только теряется эта функциональность, вся система культуры распадается на необязательные элементы, живые явления переходят в музейные, а вещи — становятся сувенирами… Однажды в середине декабря, в 45 градусный мороз, продираясь сквозь

обледеневшую темную тайгу к далекому хантыйскому стойбищу, я задавал себе вопрос: «Зачем?». Очевидно, что как только я соприкасался с этой чужой культурой, я лучше начинал ощущать свою. Живо помню один из диалогов с героем фильма «Старик Петр» — Петром Ивановичем Сенгеповым, 90-летним шаманствующим старожилом казымской тайги. Он спросил: «А твое стойбище — какое?». Я сказал, что это огромный уральский город c полуторамиллионным населением и высотными зданиями. Он спросил: «А оленей ты там держишь?». Я ответил, что это заводской, индустриальный центр с вытекающими отсюда экологическими проблемами. Он спросил: «А река там великая?». Я дал ему ответ, что городскую округу питают несколько небольших рек, специальные водохранилища, но качество воды таково, что я уже несколько лет для приготовления пищи вынужден воду покупать в магазине. После задумчивой паузы он удивленно спросил: «А зачем ты там живешь?». Этот его вопрос до сих пор сидит занозой у меня в памяти и заставляет искать ответ… В то время как старик Петр для себя ответы на эти вопросы давно нашел. Этот фильм и посвящен диалогу человека с

природой и богами, основанном на священном знании — мифологии. Каждый народ создал свои мифы, но не каждый сберег их до наших дней. Один из оазисов живой мифологии сохранился в глубинах сибирской тайги, в Ханты-Мансийском автономном округе — Югра, на реке Казым. Старик Петр Сенгепов живет один на хантыйском стойбище. Ему 87 лет. Он — последний шаман хантов Казыма. «Старик Петр» — это второй фильм из моей «Казымской трилогии». Первый называется «Маленькая Катерина», история хантыйской девочки Екатерины Молдановой, которая живя на таежном стойбище, наблюдает и пытается понять окружающий мир. Сначала она изучает голоса зверей, птиц, подражает им. Затем — «играет» в людей. Так, постепенно она познает природу и традиционный быт, а в финале фильма сталкивается с неизведанным — на стойбище, где живет ее семья, появляется нефтяная вышка. Фильм-наблюдение рос вместе с его героиней: в первых кадрах фильма Катерине два с половиной года, в финале — почти пять. Я делал фильм в течение трех лет. Для меня это был не просто кинодебют, но и первое знакомство с реалиями современного Севера. Потом был «Старик Петр». А третий называется «Месторождение». В его основе — история семьи оленеводов, живущих на границе Ямала и Югры. Василий Пяк — глава семьи — является вице-президентом Союза оленеводов Югры, у них с женой собственное крупное стадо оленей, фермерское хозяйство. О своих оленях он еще пишет стихи. А в какой-то момент решается идти работать на нефтяную станцию, выстроенную рядом с его стойбищем. Можно было снять фильм просто об этом. Но в одну из следующих экспедиций туда я узнал, что внутренний конфликт, который всегда был у Василия в отношениях с нефтяным делом, вылился в скандал с начальством, и он уволился с нефтестанции, посвятив этому конфликту свое новое стихотворение. Фильм «Месторождение» — как будто бы подвел итог трилогии о сибирской земле, которая для одних является местом рождения и лишь месторождением — для других. Представляя «Месторождение» на фестивалях в России и за рубежом я понял, что мне нигде не приходится его особо комментировать. Человек любой культуры в Берлине, Тегеране, Катманду понимает содержание фильма, как будто примеряя сюжет на ситуацию в своем отечестве. Я рад, что эта история позволяет каждому задуматься о чем-то своем. Посвятив десять лет Северу, я понял, что мне нравится общаться с другими людьми, находить между ними и нами что-то общее и различное. Мне кажется, что только в диалоге можно понять разницу культур и пути взаимодействия между ее представителями. Этой цели служит и наш молодежный образовательный проект «ЭтноКино». Фестиваль предполагает виртуальное представление фильмов этнографической тематики студентами и молодыми авторами, обсуждение фильмов зрителями, Интернет-голосование, проведение интерактивных форумов и тематических дискуссий. Чтобы приблизить этнографию к современному автору и зрителю, мы исходим из принципов, изложенных в манифесте фестиваля, в том числе, что «ЭтноКино» интересуется живой культурой, ее деталями, являющимися функциональными и активными сегодня.

Иван ГОЛОВНЕВ, фото Вадима ОСИПОВА


/

спорт катаклизмы

«Новая газета на урале» понедельник. №109 30. 09. 2013

23

«

РИА Новости

В

сю прошлую неделю российская футбольная общественность с трепетом ожидала вердикта УЕФА по поводу пригодности или непригодности стадиона «АренаХимки» для проведения домашнего матча группового турнира Лиги чемпионов между ЦСКА и чешской «Викторией». Собственно, и без высокой комиссии тем, кто пытался играть на угробленном меньше чем за месяц газоне, и тем, кто его видел, пусть даже на телекартинке, было ясно, что играть на главном стадионе Химок нельзя. Вариант с заявленной ЦСКА запасной ареной в Краснодаре тоже не проходил: на следующий день после тура Лиги чемпионов местная «Кубань» должна принимать испанскую «Валенсию», а по регламенту УЕФА промежуток между двумя матчами должен составлять не менее двух суток. Московские армейцы оказались, по сути, в безвыходной ситуации — им грозил перенос важнейшего матча на нейтральное поле, то есть за границу. В офисе УЕФА тоже ломали голову: как не обидеть такой авторитетный клуб, как ЦСКА, но при этом и регламент соблюсти. В эти же дни Российский футбольный союз, являвшийся косвенным виновником «убиения» газона на «Арене-Химки» организацией двух матчей молодежной сборной России, запретил столичному «Динамо» проводить на их «домашнем» стадионе встречу 11-го тура чемпионата России с самарскими «Крыльями Советов» из-за риска окончательного уничтожения газона. Что только подлило масла в огонь: динамовцам тоже некуда было деваться, и в конце концов решено было проводить матч премьер-лиги на химкинском же стадиончике «Родина». Недовольными, недоумевающими и возмущенными оказались все. Когда же УЕФА разрешил ЦСКА принять «Викторию» в Санкт-Петербурге на стадионе «Петровский» — на следующий день после того, как на домашней арене сыграет матч группового этапа Лиги чемпионов «Зенит», — оставалось кинуть камень в европейских футбольных чиновников, которые отвергли кандидатуру Краснодара и предпочли арену «Кубани» «Петровскому» с тем же самым нарушением регламента. Но стоит ли пенять на решение ведомства Мишеля Платини, если даже мы не в силах понять, как при наличии невероятных «футбольных» денег выходить в свет с голой задницей? Я тут некстати вспомнил, как полтора десятка лет назад, пребывая на чемпионате мира по хоккею в Швейцарии, случайно заглянул на территорию футбольного клуба «Базель». И, начав считать запасные и тренировочные поля, сбился на втором десятке. Увиденное сразило напрочь: во

Добивали газон в Химках многие, а добили «Динамо» с «Локомотивом»

Поля тревоги нашей

Такого позорища футбольная столица России и столица не очень уже далекого мирового футбольного форума-2018 еще не знала

«Спартак» благоразумно сдался швейцарскому же «Санкт-Галлену», вольно или невольно избавившись от поисков места, где принимать Лигу Европы. Вот было бы смеху, если бы и красно-белых отправили в Питер на тот же «Петровский»! Но нам давно уже не до смеха. Кстати, «Спартак» проиграл маленькому швейцарскому клубу на том же многострадальном стадионе в Химках. Газон «Арены-Химки» убили не дожди — природная аномалия только довершила начатое людьми, чье упрямство соседствовало с глупостью. Надо было умудриться впихнуть на одну поляну 5 матчей плюс тренировки именно в тот период, когда разверзлись небеса и концакраю безобразию не было видно. К середине сентября «вдруг» обнаружилось, что в Москве осталось полтора

Средств у нас, судя по тратам на своих и иностранных звезд, — завались. А вот со всем остальным — проблемы. Ни строить, не воруя, не умеем, ни толково эксплуатировать

всей России не было столько идеальных футбольных газонов, сколько в одном Базеле, городе не очень крупном и отнюдь не южном. Прошли годы, для России не самые бедные. Базель с тех пор еще и обрел великолепную арену, на которой российская сборная взяла европейскую бронзу 2008-го. Его футбольный клуб, однако, богаче не стал, в составе нет ни одного футболиста европейского топ-уровня, но швейцарцы нынче в Лондоне в первом туре группового турнира Лиги чемпионов показали на «Стэмфорд Бридж» кузькину мать самому «Челси» во главе с великим Моуринью. Чем отличился в Мюнхене наш богатенький чемпион, которому дома негде играть, — известно. Из московских команд на этой стадии еврокубков остался только ЦСКА:

«

более или менее пристойных стадиона: «Локомотив» в Черкизове и имени Стрельцова на Восточной. К концу месяца оказалось, что поля там «еще хуже», чем в Химках. Такого позорища футбольная столица России и столица не очень уже далекого мирового футбольного форума-2018 еще не знала. Но ведь не скажешь, что не ведала.

К

аждый из трех бездомных московских клубов может поведать свою горестную «инфраструктурную» историю. Меньше всего претензий может быть к «Спартаку», который бился в выстроенную московской чиновничьей бюрократией глухую стену аж с 1994-го, а нынче ближе всех к обретению своего стадиона в Тушине. За спиной краснобелых всегда была Большая спортивная

арена «Лужников», с которой «Спартак» съезжал обычно ненадолго, а весной, похоже, покинул навсегда. «Лужники» объявлены главной ареной чемпионата мира-2018, после августовского чемпионата мира по легкой атлетике стадион закрыли, не имея еще завершенного проекта коренной реконструкции. И, глядя на темпы, каковыми реконструируется раритетный спортивный комплекс «Динамо» на Ленинградском проспекте, — заранее становится тревожно. За «Динамо», от которого практически ничего не осталось, а есть только красивый проект «ВТБ-Арены» и окружающего пространства, душа болит уже давно — с той поры, когда самый знаменитый советский футбольный стадион снесли, чему уже лет пять. Кипучая деятельность долгострой не отменила. Кстати, и на 3-й Песчаной улице первый камень нового стадиона ЦСКА заложили еще в 2007-м. Конечно, надо было умудриться втиснуть футбольный стадион в «междуящичное» городское пространство, но это полбеды. С тех пор заказчик, проектировщики и подрядчики не столько строят, сколько судятся, предъявляя взаимные претензии друг другу. Пока сроки ввода в строй трех новых московских арен выстраиваются как по ранжиру: 2014-й год — спартаковская «Открытие-Арена», 2015-й — армейский стадион на 3-й Песчаной, 2016-й — динамовская «ВТБ-Арена» (про «Лужники» ничего конкретного сказать пока нельзя). Это все — будущее, но где-то играть надо и сейчас! Самое удивительное, что переход на систему «осень—весна» главный его идеолог в лице того же президента ЦСКА Евгения Гинера затеял и продвинул в тот момент, когда с футбольной инфраструктурой, и не только московской, наступала полная катастрофа. Такое ощущение, что решение принимали люди, абсолютно безответственные, которые не в силах просчитать элементарные вещи. И, если вспомнить про печально знаменитый питерский газпромовско-зенитовский долгострой, — дело тут не в средствах, а в головах. Слегка пере-

фразируя известного мультипликационного героя, средств у нас, судя по тратам на своих и иностранных звезд, — завались. А вот со всем остальным — проблемы. Ни строить, не воруя, не умеем, ни толково эксплуатировать и содержать.

С

пяток приличных стадионов на всю Россию еще наберется. При этом Грозный и Махачкала для еврокубков решением УЕФА закрыты (у «Анжи» «домашний» стадион для международных матчей — в подмосковном Раменском); Краснодар и Казань сами участвуют, а ЦСКА будет играть Лигу чемпионов пока в Питере. Что будет с двумя оставшимися домашними турами, как и с продолжением чемпионата России в Московском регионе, — никто не знает: пусть вице-президент РФС Сергей Чебан и оптимистично заявил, что включение всех резервов позволит привести в норму газоны в кратчайшие сроки. Но, во-первых, с бабьим летом выходит неувязка. А во-вторых, простора для применения «всего агротехнического потенциала» немного — это те же самые убитые газоны «Арены-Химки» (здесь «квартируют» ЦСКА и «Динамо»), «Локомотива» (здесь пристроился «Спартак») и «резервного» стадиона на Восточной. Кстати, бывшему знаменитому «Торпедо», судя по планам владельца группы ОНЭКСИМ Михаила Прохорова, в прежних параметрах существовать недолго: через год его закроют на реконструкцию. Но я про сейчас. Господа чиновники и специалисты, футбол не в лето катится, а в зиму! И если уж в Москве в сентябре негде было играть, а было где только грязь месить, то октябрьские и ноябрьские перспективы измученных арен оптимизма, признаться, не вызывают. Погода, конечно, виновата. Но все на нее не спишешь, как бы этого ни хотелось. Владимир МОЗГОВОЙ, обозреватель «Новой»






страница 12



страница 19

страница 14

Андрей КОЛЕСНИКОВ, обозреватель «Новой»:

Ирина ХАЛИП, соб. корр. «Новой»:

Сергей АЛЕКСАШЕНКО, специально для «Новой»:

Те, кто предает гласности игру ру по понятиям, — мешают людям дям жить. Поэтому у таких, как Толоконникова, и отбирают, например, питьевую воду

Российское руководство предпочитает по-прежнему сидеть на одном поле с Лукашенко, делая вид, что оно — правовое

В интересах оппозиции — добиться, чтобы политическая реформа была проведена руками нынешней власти

Олимпийская сборная человечества

обозреватель «Новой»

И

лья Ковальчук — это не просто хоккеист в ряду других хоккеистов, это волшебная сказка о золотом мальчике-вундеркинде, который в пять лет уже неплохо катался на коньках, в десять без проблем обыгрывал тринадцатилетних, в семнадцать перешел в профессионалы, а в восемнадцать первым из наших игроков стал первым номером драфта в страшной и великой НХЛ. Но Ковальчук и там, в этом хоккейном Вавилоне, где бьется огромный Здено Хара, захватывает пространство северный Улисс Хенрик Зеттерберг и летит вперед Сидни Кросби с сотрясенным мозгом, не затерялся и заставил себя уважать: хамам этот технарь мог и по роже дать, а остальных обыгрывал на лету, в классическом старосоветском стиле. И все в его жизни складывалось и складывается отлично, или, как говорят некоторые, тип-топ. В «Атланте Трешерз» и в «Нью-Джерси Девилз» он то забрасывал по 50 шайб за сезон, то набирал чуть ли не 100 очков, а то чуть ли не в одиночку вытаскивал свою команду из тины середины в плей-офф. Большие цифры сами собой кружились вокруг него, и это касается не только шайб, но и гонораров: 100 миллионов долларов могут поразить кого угодно, а для Ковальчука — это просто его зарплата за 15 лет. И есть еще в этом парне из Твери, бывшем спартаковце и нынешнем питерском армейце, такая приятная, интеллигентная повадка, которая позволяет ему быть все время на виду и на слуху и при этом ничуть не раздражать публику. Он мягко говорит и мягко улыбается. Хороший парень Илья, отличный хоккеист, и всем приятно, что у него все так хорошо сложилось в жизни.

Шанс

Reuters

Алексей ПОЛИКОВСКИЙ

Чемпионат мира-2008. Квебек. Финал

Но в этой истории вундеркинда с левого края есть и кое-что подспудное. В сиянии успеха скрыта тень. Безотказный Илья, он всегда приезжал в сборную и трижды подряд играл на Олимпийских играх в 2002, 2006 и 2010 годах, но золота не выиграл. Только бронза, полученная в Солт-Лейк-Сити, где у нас была совсем не слабая команда с капитаном Ларионовым, братьями Буре и Дацюком, но и она не смогла сделать то, что по все тем же старосоветским понятиям наша хоккейная сборная обязана делать. И сам собой возникает тогда вопрос о соотношении вещей и масштабе побед. Звезда Ковальчук, раскрученный и воспетый, трижды игравший в НХЛ в Матче звезд, не сходящий со страниц газет, давно вошедший в список лучших

игроков и самых острых бомбардиров, — ходит со скромной бронзовой медалькой на груди, тогда как многие советские хоккеисты ее бы и за награду не считали. В той давней сборной, от времен Альметова и до времен Харламова, у всей той плеяды, начинавшейся с Боброва и Бабича и продолжавшейся Старшиновым и Майоровым, у всех тех железных людей, среди которых были злой на льду Фетисов, летучий Макаров и размашистый Якушев с гордым профилем, — любая олимпийская медаль, кроме золотой, считалось неудачей. Сколько в советском хоккее было олимпийских чемпионов, и еще двукратных, и потом трехкратных? Их хватает. И рядом с этими людьми, на фоне того, что они свершили, как-то меркнет весь

NovayaGazeta.Ru РЕДАКЦИЯ Дмитрий МУРАТОВ (главный редактор) Редакционная коллегия: Ольга БОБРОВА (обозреватель), Сергей КОЖЕУРОВ (первый зам главного редактора), Андрей КОЛЕСНИКОВ (обозреватель), Андрей ЛИПСКИЙ (зам главного редактора, редактор отдела политики), Нугзар МИКЕЛАДЗЕ (зам главного редактора, редактор службы информации), Алексей ПОЛУХИН (редактор отдела экономики), Георгий РОЗИНСКИЙ (зам главного редактора), Юрий РОСТ (обозреватель), Петр САРУХАНОВ (главный художник), Юрий САФРОНОВ (редактор пятничного выпуска), Сергей СОКОЛОВ (зам главного редактора, расследования — «отдел Юрия Щекочихина»), Ольга ТИМОФЕЕВА (редактор отдела культуры), Олег ХЛЕБНИКОВ (зам главного редактора), Виталий ЯРОШЕВСКИЙ (зам главного редактора, редактор отдела «Общество»)

заокеанский блеск Ильи Ковальчука и как-то дешевеют его заморские прекрасные трофеи… Я думаю, он сам знает об этом, хотя и не говорит. И разве папа Ильи не записал когда-то в тетрадке, куда заносил достижения и планы сына, и его рост, и вес, пророческую фразу о самом главном деле для спортсмена: «Наша цель — олимпийские игры!»? Илье было тогда четыре с половиной года. Все это не упрек, ни в коем случае. Есть хоккеисты, которым можно скупо отдавать должное, есть другие, которых можно вежливо уважать, и есть третьи, которые внушают безотчетную симпатию. Ковальчук из этих, третьих. В нем есть человеческая мягкость, которая так ясна в его улыбке, и человеческая твердость, которая так ясна в его игре. Нельзя забыть, как на чемпионате мира 2008 года в Канаде у Ковальчука не шла игра, и как он мучился на льду, и как не мог забить ни шайбы вплоть до финала в «Колизей Пепси», где мы под рев всего Квебека проигрывали сначала 1:3, а потом 2:4. И как из этих мук на льду, из этой боли и войны Илья сумел создать сначала один гол и сравнять счет, а потом сотворил и другой, победный. Нельзя забыть его томительное выкатывание на ворота в овертайме, и кистевой бросок немыслимой точности в девятку, и прыжок Ильи Ковальчука лицом на стекло, и его бешеные глаза, через экран врывающиеся в наши дома и души, и его крик нам всем сквозь ночь и океан: «Это для тебя, Россия!»

Следующий в галерее знаменитых спортсменов — хоккейный вратарь Виктор КОНОВАЛЕНКО.

www.novayagazeta.ru

Редакторы номера: Р. Дубов, С. Соколов Наш адрес в интернете:

Папа Ковальчука записал когда-то в тетрадке: «Наша цель — Олимпийские игры!» Илье было тогда четыре с половиной года

Обозреватели и специальные корреспонденты: Роман АНИН, Юрий БАТУРИН, Ольга БОБРОВА, Борис ВИШНЕВСКИЙ, Эльвира ГОРЮХИНА, Елена ДЬЯКОВА, Зоя ЕРОШОК, Вячеслав ИЗМАЙЛОВ, Сергей КАНЕВ, Павел КАНЫГИН, Елена КОСТЮЧЕНКО, Юлия ЛАТЫНИНА, Елена МАСЮК, Владимир МОЗГОВОЙ, Галина МУРСАЛИЕВА, Леонид НИКИТИНСКИЙ, Ирина ПЕТРОВСКАЯ, Алексей ПОЛИКОВСКИЙ, Юлия ПОЛУХИНА, Елена РАЧЕВА, Людмила РЫБИНА, Слава ТАРОЩИНА, Марина ТОКАРЕВА, Павел ФЕЛЬГЕНГАУЭР, Вера ЧЕЛИЩЕВА, Наталья ЧЕРНОВА

Надежда ХРАПОВА, Вероника ЦОЦКО (технические редакторы, дизайн, макет)

Ведущие рубрик: Евгений БУНИМОВИЧ, Дмитрий БЫКОВ, Юрий ГЕЙКО, Александр ГЕНИС, Павел ГУТИОНТОВ, Андрей КОЛЕСНИКОВ (Мнения & Комментарии), Александр ЛЕБЕДЕВ, Александр ПОКРОВСКИЙ, Юрий РЕВИЧ, Кирилл РОГОВ, Дина РУБИНА, Владимир РЫЖКОВ, Ким СМИРНОВ, Артемий ТРОИЦКИЙ, Сергей ЮРСКИЙ

WEB-редакция: Константин ПОЛЕСКОВ (редактор), Сергей ЛИПСКИЙ, Евгений ШИРЯЕВ

Руководители направлений: Руслан ДУБОВ (спорт), Лариса МАЛЮКОВА (кино), Елена МИЛАШИНА (спецпроекты — «отдел Игоря Домникова»), Надежда ПРУСЕНКОВА (пресс-служба) Группа выпуска: Анна АРТЕМЬЕВА (фотокорреспондент), Анна ЖАВОРОНКОВА, Алексей КОМАРОВ, Татьяна ПЛОТНИКОВА (бильдредакторы), Оксана МИСИРОВА,

«Новая газета» зарегистрирована в Федеральной службе по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия. Свидетельство ПИ № ФС 77624833 от 04 июля 2006 г. Учредитель: ЗАО «Издательский дом «Новая газета». Редакция и издатель: АНО «Редакционно-издательский дом «Новая газета». Адрес: Потаповский пер., д. 3, Москва, 101000.

Собственные корреспонденты: Надежда АНДРЕЕВА (Саратов), Георгий БОРОДЯНСКИЙ (Омск), Борис БРОНШТЕЙН (Казань), Иван ЖИЛИН (Киров), Сергей ЗОЛОВКИН (Гамбург), Сергей КУРТАДЖИЕВ, Наталья ФОМИНА (Самара), Виктория МАКАРЕНКО (Ростов-на-Дону), Александр МИНЕЕВ (Брюссель), Ольга МУСАФИРОВА (Украина), Нина ПЕТЛЯНОВА (Санкт-Петербург), Алексей ТАРАСОВ (Красноярск), Евгений ТИТОВ (Краснодар), Ирина ХАЛИП (Минск)

дирекция Ольга ЛЕБЕДЕВА (директор АНО «РИД «Новая газета»), Светлана ПРОКОПЕНКО (заместитель директора), Валерий ШИРЯЕВ (заместитель директора), Ярослав КОЖЕУРОВ (юридическая служба), Светлана БОЧКАЛОВА (распространение), Владимир ВАНЯЙКИН (управление делами), Вера ИЛЬЕНКО (реклама), Наталья ЗЫКОВА (персонал)

© АНО «РИД «Новая газета», 2013 г.

Любое использование материалов, в том числе путем перепечатки, допускается только по согласованию с редакцией. Ответственность за содержание рекламных материалов несет рекламодатель. Рукописи и письма, направленные в Редакцию, не рецензируются и не возвращаются. Направление письма в Редакцию является согласием на обработку (в том числе публикацию в газете) персональных данных автора письма, содержащихся в этом письме, если в письме не указано иное

Общий тираж — 256 300 экз. Тираж сертифицирован Novayagazeta.Ru — 9 401 773 просмотра за август 2013 г.

Выходные данные «Новой газеты на Урале»: Учредителем является ЗАО «Новая газета». Газета зарегистрирована в Федеральной службе по надзору в сфере массовых коммуникаций, связи и охраны культурного наследия. Свидетельство о регистрации: ПИ №ФС77-29225 от 31 августа 2007 года. Главный редактор: ДРОБИНА И.В. По вопросам рекламы обращайтесь по тел: 8-922-203-27-18. Предложения и вопросы присылайте на адрес: ng-redaktor@mail.ru. Адрес редакции: 620075, г. Екатеринбург, ул. Кузнечная, 92, оф. 501. Тел: (343) 290-92-20, тел/факс: (343) 365-73-21. Для корреспонденции: 620086, г. Екатеринбург, а/я 39. Цена свободная. Материалы, отмеченные знаком ® , печатаются на правах рекламы.

Срок подписания в печать по графику: 17.00. 29.09.2013 г. Срок подписания в печать фактически: 17.00. 29.09.2013 г. Отпечатано в типографии Тираж регионального выпуска: ЗАО «Прайм Принт Екатеринбург», 3 200 экз. № заказа 4585 г. Екатеринбург, пр. Космонавтов, 18н.

"Новая газета на Урале" № 109  

"Новая газета на Урале" № 109 от 30 сентября 2013 г.

Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you