Page 1

понедельник

четверг

до паралимпиады осталось 11 дней

Хитрая девушка Даша, которая едет в Сочи

№ 20 (2161) 24.02.2014 г.

на Урале

страница 21

В глаза

Когда верстался номер, олимпийская сборная России, благодаря победе наших биатлонистов в эстафете и лыжников в марафоне, вышла на первое место в неофициальном медальном зачете.

Сначала украинцев пыталась сделать слепыми власть. Потом — снайперы

Специальный репортаж обозревателя Владимира МОЗГОВОГО из олимпийского Сочи

страницы 22—23

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ

Диалог возможен После интервью Чулпан Хаматовой «Новой» о том, что из-за чиновников Татарстана Всемирные детские «Игры победителей» в Казани не состоятся, ей позвонил президент республики Рустам Минниханов. Извинился. «Я поняла, что произошло просто очень досадное недоразумение». страница 8

ОШИБКА СИСТЕМЫ «Болотный процесс»:

Суд сочинил новые обвинения

• Ольга БОБРОВА из Киева: «Нет ни одной разбитой витрины» страница 2

• Харьков: Съезд депутатов закончился бегством

Не важно, что ты делал в реальности, важно, что тебя выбрали на роль нарушителя закона, и с этого момента закон будет нарушаться уже в отношении тебя. Из архива «Новой»

страницы 12—13

страницы 3, 4

• Ажиотаж в аэропортах: Бизнес-джеты взлетают беспрерывно

страницы 4—5

Специальный репортаж Ольги МУСАФИРОВОЙ из киевского госпиталя — страницы 6—7


«Новая газета на урале» понедельник. №20 24. 02. 2014

главная тема

Юрий КОЗЫРЕВ

2

Киев

Из страны сбежали… Всех не перечислить

Витрины Майдана целы. Слишком дорого далась эта победа, чтобы теперь менять ее на модный телефон или бутылку польской водки

И

ногда историческая эпоха длится вечность. А бывает и так: величайшие исторические события укладывается буквально в несколько часов. В пятницу до самой глубокой ночи Майдан прощался с погибшими бойцами. В огромном темном людском море к сцене плыли гробы, звучала душераздирающая «Пливе кача» — народная траурная песня, многие плакали — и женщины, и мужчины. Взрослые мужчины, испачканные сажей и кровью. Этот митинг был одновременно страшное и великое действо. На фоне этого действа Янукович собирался оставаться президентом чуть не до декабря. Так он договорился с оппозицией. Националист Дмитро Ярош в свойственной ему безапелляционной манере заявлял о том, что «Правый сектор» берет на себя дальнейшее развитие революции, а безвестный командир какой-то сотни, решительно прервав обтекаемую речь известного боксера Кличко, кричал осипшим голосом: «Нам не надо отставки потом! Сейчас! Три-бу-нал!» И вот спустя буквально несколько часов по бывшей президентской резиденции «Межигорье» гуляют киевляне. Удивляются

размаху президентского быта. Задаются вопросом: «А где же сам президент? Пропал и после подписания мирного соглашения дома не появлялся». Наконец и он нашелся: стоит на фоне желтых полосатых обоев и растерянно говорит: «Я не буду ничего подписывать, не буду! Я посмотрю на реакцию мирового сообщества». Из страны сбежали: глава МВД Захарченко, генпрокурор Пшонка, первый вице-спикер Рады Калетник, министр доходов и сборов Клименко и много других чиновников. Рада меж тем штампует решения, одно другого удивительнее: Захарченко в отставку, генпрокурору Пшонке — недоверие, Юлию Тимошенко освободить. В отставку Януковича, и наконец, досрочные выборы — 25 мая. Депутаты, принимая свои единогласные решения, ликуют, аплодируют сами себе. Словно и не эта Рада месяц с небольшим назад принимала одиозные «законы 16 января». Можно, конечно, пытаться подобрать объяснения нынешней повышенной работоспособности депутатов: прямо под стенами Рады на Грушевского стоит полМайдана и скандирует: «Пуля в лоб! Пуля в лоб!» Но какие же равнозначные по мотиви-

рующей силе аргументы можно подобрать к их прежнему поведению? А пока в Киеве можно наблюдать удивительное, исключительно редкое историческое явление — хрупкую, быстро тающую субстанцию, именуемую анархией. Власть не принадлежит никому. Буква закона не работает, потому как нет пока тех, перед кем люди держат ответ за соблюдение закона. Нет ни милиции, ни прокуратуры. Сейчас каждый в городе живет сообразно собственным представлениями о должном. Ну и с оглядкой на патрули Самообороны Майдана, которые, согласимся, хоть и охраняют общественный порядок — но еще не есть представители законности. К киевскому Майдану в российском информационном пространстве прилепилось много ярлыков — «бандеровцы», «националисты», «штурмовики», «погромщики». Все дискуссионно — в конце концов, и портрет Степана Бандеры висел на КМДА (Киевская городская администрация), и флаг Организации украинских националистов присутствовал на Майдане в большом количестве, и на настоящие боевые операции майдановцы шли весьма решительно; но вот «погромщики» — это чистая неправда.

Ни на самом Майдане, ни на каких прилегающих улицах вы не увидите ни одной разбитой витрины. Вы увидите кучу сожженных войсковых грузовиков и милицейских автобусов, вы увидите заградительные кордоны, выстроенные из брусчатки, — но не найдете разграбленных магазинов. На Крещатике многие кафешки и магазины в эти дни оказались заняты под точки оказания медицинской помощи и штабы сотен — но я не видела, чтобы в занятых помещениях кто-то учинял погром. Под отелем «Казацкий», где разместилось много иностранных журналистов, есть итальянский ресторанчик, который, в отличие от прочих, не закрылся (должны же и иностранцы где-то есть). Так вот в этот ресторанчик майдановцы бегали со своими армейскими жбанами — воды набрать или заварить чай. Ну или просто в туалет. Всякий раз спрашивали: «Можно?» На них вполголоса ворчала уборщица — она не успевала отмывать сажу, которую все они с собой тащили. Но всякий раз в ресторанчик им было можно. И с их стороны не было ни одной попытки овладеть ресторанчиком силой. После того как в пятницу все войска и все силы милиции были отозваны из Киева, масса скептиков высказалась в том духе, что вот, дескать, сейчас начнется повальное мародерство. А оно так и не началось. Быть может, потому, что город, включая занятый протестующими правительственный квартал, а также резиденцию в Межигорье, всю ночь караулили патрули Самообороны. А может, потому, что слишком дорого далась Евромайдану эта победа, чтобы теперь менять ее на модный телефон или бутылку польской водки.

Ольга БОБРОВА, спец. корр. «Новой», Киев 22.02.2014. 19.00


«Новая газета на урале» понедельник. №20 24. 02. 2014

3

Харьков

Здоровые силы. Нездоровый дух

Фрагменты интервью министра иностранных дел Польши Владислава Сикорского корреспонденту варшавской «Газеты Выборчей»

М

ероприятие инициировал всеукраинский общественный союз «Украинский фронт», а открыл губернатор Харьковской области Михаил Добкин. Политическая тональность собрания была такой: все, что произошло в стране, — государственный переворот. Здоровых сил в Украине осталось немного, и все они сейчас — в харьковском Дворце спорта. Прежде чем начать выступления, делегаты съезда почтили минутой молчания «погибших в гражданском конфликте». Резолюцию, обращенную к товарищам по предстоящей тяжелой борьбе с Майданом, зачитал с трибуны народный депутат, регионал Вадим Колесниченко. Картину нарисовал мрачную. «Незаконные вооруженные формирования оружие не сдали. Продолжают захватывать центральные органы власти, убивать мирных людей и сотрудников правоохранительных органов. Верховная рада Украины работает в условиях террора, под угрозой оружия и убийств. Решения украинского парламента, принятые в этих условиях, вызывают сомнения в их добровольности, легитимности и законности. Центральные органы власти парализованы. На период до восстановления конституционного порядка, законности и обеспечения нормальных условий работы народных депутатов без шантажа и угроз им и членам их семей мы, органы местного самоуправления всех уровней, Верховный совет АР Крым и Севастопольский городской совет, решили взять на себя ответственность за обеспечение конституционного поряд-

ка, законности прав граждан и их безопасности на своих территориях». Также из резолюции следовало: вопервых, съезд намерен сделать ставку на те же методы самоорганизации граждан, которые привели к победе людей, стоявших на Майдане в Киеве и в других городах страны. Во-вторых, призвал тех депутатов Рады от Партии регионов, которые еще не покинули ряды партии, не «встраиваться» в систему новой власти, а взять реванш и вернуться к рулю. В-третьих, припугнул: ядерные энергоблоки без Януковича и его команды представляют огромную опасность как для Запада, так и для России. «Обращаемся к правоохранительным органам на местах. Учитывая отсутствие координации в работе центральных структур и возможности их законной работы, обеспечить тесное взаимодействие с местными органами власти для обеспечения безопасности граждан в соблюдении законных прав и защиты Конституции законностью. Рекомендуем населению самоорганизоваться для взаимодействия с правоохранительными органами на местах. Обращаемся к вооруженным силам Украины: оставаться на местах дислокации, обеспечить сохранность складов с оружием, боеприпасами и военной техникой. Не вмешиваться в противостояние и конфликты. Предлагаем народным депутатам Украины возвратиться в избирательные округа, для работы с избирателями на местах, до полного восстановления гарантированной безопасности и стабильности работы высшего законодательного органа власти. страница 4



«Янукович побледнел» — Какова была атмосфера этих двухдневных переговоров с президентом Виктором Януковичем? — Было по-разному. Но мы все работали, ощущая тяжесть жертв, — они были всего в нескольких десятках метров от нас. — Янукович был испуган? — Был момент, когда он побледнел. Для него это время сильного стресса. <….> Он мог стать великим, стать отцом эпохального выбора Украины. Жаль, что он этого не использовал. Поскольку, несмотря на все трудности и бойкоты, стоял бы сегодня во главе достаточно консолидированной страны, которая шла бы путем, который в свое время прошла Польша. Сегодня его возможности несравнимо меньше. Кстати, я получил информацию, что первый пункт соглашения уже реализован — Верховная рада приняла резолюцию о возвращении Конституции 2004 года, а это означает резкое ограничение президентских полномочий в Украине. Безусловно, это не тот сценарий, который президент Янукович запланировал два месяца тому назад. — Вы убеждали Януковича, чтобы он ушел в отставку немедленно, как этого требовал Майдан, а не в декабре? — На это не было никаких шансов. Это соглашение — максимум того, чего можно было ожидать, и значительно больше, чем то, чего я ожидал еще 48 часов тому назад. — Была информация, что в четверг Янукович прервал переговоры,

Юрий КОЗЫРЕВ

Состоялся съезд депутатов всех уровней из юго-восточных областей Украины и Автономной Республики Крым

чтобы позвонить в Москву и попросить политического убежища. — Президент Украины неоднократно выходил на переговоры с президентом Путиным, с канцлером Меркель, с вицепрезидентом Байденом и другими. Это была динамичная ситуация, в ходе которой он менял свою позицию. Удалось его уговорить сократить срок президентства, на что он категорически не соглашался в начале переговоров. — Был момент, когда он предложил, что уедет в Россию? — Нет. — Как вел себя посланник Путина Лукин? <…> — Профессор Лукин был конструктивным и эффективным членом нашей команды… Два или три раза способствовал преодолению тупика. Труднейшим было редактирование пятого пункта, связанного с «логистикой деэскалации конфликта». У представителя России были на этот счет очень дельные идеи. Это был творческий вклад опытного дипломата. <…> — Как вас приняли, когда вы вышли к протестующим? — <…> Кличко пригласил министра Штайнмайера и меня на заседание Совета Майдана, где настроения вовсе не способствовали достижению соглашения. <…> Используя все аргументы, <…> я старался убедить Совет Майдана, что соглашение необходимо принять. После нашего ухода прошло голосование, в котором, к нашему удовлетворению, 34 человека проголосовали за соглашение, а два — против. <…> — Как вы думаете, может ли подписание соглашения означать возвращение Украины на путь сотрудничества с Евросоюзом? — Мы взрослые люди, знаем Украину, знаем историю неудачных переговоров и невыполненных договоров. Мы реалистично будем наблюдать за реализацией этого соглашения и мониторить этот процесс. Послы ЕС, Польши, Германии и Франции будут ежедневно следить за ситуацией и рапортовать о ходе выполнения соглашения. А высокий представитель ЕС по вопросам внешней политики уже информировала меня, что назначит специального посланника. Я, со своей стороны, не исключаю своего возвращения в Киев с французским и немецким коллегами, чтобы помочь сторонам претворить соглашение в жизнь. Это, конечно, начало политического процесса, а не его завершение. Оно делает возможным создание правительства, которое обретет управляемость и завоюет авторитет, чтобы начать реформы. А это, в свою очередь, может привести к выделению финансовых средств, которые необходимы Украине, и к возврату ее к европейскому пути. Вопросы задавала Рената ГРОХАЛЬ, русскую версию для публикации в «Новой» подготовил Андрей ЛИПСКИЙ с разрешения редакции «Газеты Выборчей»


4

главная тема

страница 3

Здоровые силы. Нездоровый дух запрыгивают в транспорт буквально на ходу… Почему никто из 3477 депутатов местных советов, которые представляли Харьковскую, Донецкую, Луганскую, Днепропетровскую, Херсонскую области, а также АР Крым и город Севастополь (так информировал съезд губернатор Михаил Добкин), не счел нужным показаться на митинге, осталось секретом. А сторонникам Майдана объявили: экс-губернатор Харьковской области, народный депутат от ВО «Батькiвщина» Арсен Аваков назначен исполняющим обязанности министра внутренних дел Украины. Люди встретили новость одобрительными криками. Участники шествия харьковского Евромайдана скандировали: «Харьков, Киев — вместе!» Те, кто собрался на митинг в поддержку съезда, напротив, кричали: «Харьков — русский город!» Писатель, активный участник харьковского Евромайдана Сергей Жадан, который также участвовал в акции возле Дворца спорта, сказал: «Мы три месяца ждали, что Харьков поднимется, и сегодня это случилось». Соб. инф.

Краткая хроника съезда ✔ Первой на съезд прибыла делегация из Крыма — около 100 человек. Среди них несколько десятков депутатов Верховного совета Крыма, которые представляют Партию регионов, «Русский блок» и КПУ. ✔ Примерно до половины двенадцатого во Дворец спорта делегатов съезда пускали через «рамку». Была неподтвержденная информация о том, что на съезд может приехать президент Украины Виктор Янукович. Слухи не подтвердились. И дальше люди проходили без досмотра. ✔ Глава Харьковской облгосадминистрации Михаил Добкин представил президиум. Присутствуют: глава Харьковского облсовета Сергей Чернов, губернатор Донецкой области Андрей Шишацкий, руководитель Совета министров АР Крым Анатолий Могилёв, председатель Луганской облгосадминистрации Владимир Пристюк, губернатор Днепропетровской области Дмитрий Колесников, председатель Донецкого областного совета Андрей Федорук, заместитель председателя Верховной рады Крыма Сергей Донич, глава Луганского облсовета Валерий Голенко, председатель Севастопольского городского совета Юрий Дойников, глава Севастопольской горгосадминистрации Владимир Яцуба, глава Днепропетровского облсовета Евгений Удод, донецкий городской голова Александр Лукьянченко. ✔ Есть на съезде и делегаты из России. А именно: глава Комитета Госдумы РФ по международным делам Алексей Пушков, сенатор от Псковской области Михаил Маргелов, губернатор Белгородской области Евгений Савченко, губернатор Ростовской области Василий Голубев, губернатор Воронежской области Александр Гордеев, губернатор Брянской области Николай Денин, генеральный консул Российской Федерации в Харькове Сергей Семенов. ✔ В своих выступлениях и глава Харьковской обладминистрации Михаил Добкин, и губернатор Донецкой области Андрей Шишацкий подчеркнули, что они — за целостность Украины. «Мы не собираемся разваливать страну, мы хотим ее сохранить», — сказал Добкин. «Нам нельзя допустить раскола страны», — заявил Шишацкий. ✔ Мэр Харькова Геннадий Кернес заявил, что он — за единую Украину, и упомянул обращение бизнесмена Игоря Коломойского, который обвинил Кернеса в сепаратизме. «Я за единую страну, и Харьков был частью Украины, Украиной — и останется. В Харькове не было никакого сепаратистского заговора», — сказал Кернес. ✔ Сторонники Евромайдана к Дворцу спорта шли с лозунгами «Слава Украине!», «Слава героям Майдана!», «Зэка геть!», «Титушки, сдавайтесь!». ✔ Народный депутат от Партии регионов Вадим Колесниченко выступил за укрепление отношений с РФ. «За дружбу с Россией! Экономическую! Духовную! Вероисповедальную!». Зал скандировал: «Россия! Россия!» ✔ Михаил Добкин между выступлениями делегатов: «Мне сообщили, что на улице возле Дворца спорта сейчас от тысячи до двух тысяч молодых людей в касках с битами, в наколенниках, выкрикивают националистические лозунги. Так вот я заявляю, если там сегодня будет что-то на улице происходить, то только по вине тех, кто привел сюда этих молодчиков». ✔ Примерно в 13.15 к сторонникам Евромайдана от сцены подошли люди в спортивной одежде с георгиевскими ленточками, скандируя «Фашисты!». В это же время Михаил Добкин объявил, что съезд закончен и его участники будут выступать со сцены перед харьковчанами. Но общения не случилось. По сообщениям агентства МедиаПорт

Аркадий и Борис Стругацкие. «Гадкие лебеди»

Активисты из России и Украины отслеживают VIP-борты в режиме реального времени: несколько бизнесджетов, например, вылетели из Киева, а потом метались между европейскими аэропортами

Пошли на Когда счет убитым в правительственном квартале в центре Киева пошел на десятки, а раненым — на сотни, украинские чиновники и депутаты, наконец, осознали, что происходит в стране, и принялись собирать чемоданы. Минувшая неделя в Украине прошла под знаком массового исхода: политические и околополитические функционеры начали выходить из Партии регионов, а кое-кто даже решил покинуть страну.

Юрий КОЗЫРЕВ — «Новая»

О

бращаемся к странам — гарантам территориальной целостности и безопасности Украины — ваши обязательства не выполнены. Территориальная целостность и безопасность Украины поставлена под угрозу. Пять атомных электростанций, 15 ядерных реакторов стали объектами прямой угрозы со стороны экстремистов и террористов. Последствия могут быть непредсказуемыми». В то же время на площади перед Дворцом спорта стояли два митинга — сторонников и противников съезда. Их разделял кордон милиции. На той стороне, которая поддерживала «здоровые силы», долго ожидали обещанного ранее выступления губернатора Добкина и делегатов. Но дождались лишь рабочих, которые явились разбирать сцену, снимать с нее символику «Украинского фронта», что вызвало нездоровый интерес: где же начальство? Жу р н а л и с т а м « М е д и а П о р т а » частично удалось ответить на этот вопрос. Зафиксировать на видео «хвост» исторического момента: мэр города Геннадий Кернес покидает здание через боковой выход, садится в «Мерседес» и в сопровождении двух минивэнов быстро уезжает. Охранники

«Сначала на шоссе было пусто, но потом прошла машина, другая, третья — и он понял, что драп начался. Город прорвало, как нарыв. Впереди драпали избранные, драпали магистратура и полиция, драпали промышленность и торговля, драпали суд и акциз, финансы и народное просвещение, почта и телеграф, драпали золотые рубашки — все, все в облаках бензиновой вони, в трескотне выхлопов, встрепанные, агрессивные, злобные, тупые, лихоимцы, стяжатели, слуги народа, в вое автомобильных сирен, в истерическом стоне сигналов — рев стоял на шоссе, а гигантский фурункул все выдавливался и выдавливался…»

Евгений ФЕЛЬДМАН — «Новая»



«Новая газета на урале» понедельник. №20 24. 02. 2014

Киев. 22 февраля 2014 года


«Новая газета на урале» понедельник. №20 24. 02. 2014

5

Межигорье. Резиденция президента Януковича открыта для посещения любопытствующих

посадку Б

егство из охваченной волнениями Украины возглавило президентское семейство: в минувший четверг «источники в донецкой прокуратуре» намекнули депутату Верховной рады Олегу Ляшко, что семьи обоих сыновей Виктора Януковича покинули Донецк на самолетах. Впрочем, руководитель управления пресс-службы администрации президента Украины Андрей Лысенко такой информацией, разумеется, не располагал. В тот же день, по данным украинских СМИ, из столицы уехали народные депутаты Таисия Повалий, Тариэл Васадзе, Юлия Левочкина, бизнес-партнер члена Партии регионов Юрия Иванющенко Иван Аврамов, а также полковник милиции, командир БМОН «Беркут» ГУ МВД Украины в Днепропетровской области Андрей Ткаченко с семьей. Однако уже 22 февраля Васадзе и Левочкину видели на заседании парламента. Под пристальное наблюдение гражданских активистов и журналистов попал аэропорт «Киев» («Жуляны»), который обслуживает большинство прилетающих или улетающих из Киева бизнес-джетов. Очевидцы сообщали, что в районе ориентированного на обслуживание VIP-пассажиров терминала D этого аэропорта наблюдается нездоровая активность. Рассказывали об авто с правительственными номерами, просто дорогих иномарках, «дамах

с собачками» и даже инкассаторских машинах, из которых якобы в зал ожидания переносили большие и тяжелые сумки. Говорили также, что график бизнес-чартеров расписан на несколько дней вперед. Заграничных пунктов назначения в этом графике значилось не так много, как хотелось бы, наверное, многим оппозиционно настроенным киевлянам, в основном элитные семьи вылетали на восток Украины — например, в Донецк. Все эти слухи можно было бы смело делить надвое (ведь кроме сообщений, написанных якобы со слов очевидцев, никаких подтверждений массового исхода — например, фотографий — так и не появилось), если бы не одно «но» — список бизнес-чартеров на 20—21 февраля, который удалось заполучить в «Жулянах». Согласно документу, некто под фамилией Гайдук (возможно, миллиардер Виталий Гайдук или кто-то из членов его семьи), а также под фамилией Шурма (Ростислав Шурма — депутат донецкого облсовета) должны были вылететь в Цюрих. В Москву планировали попасть миллиардер Михаил Спектор, некий Масс (возможно, председатель правления ОАО «Донецкоблгаз» Николай Масс). В Харьков должны были лететь вице-премьер Константин Грищенко и кто-то из семьи Кацубов (Сергей и его отец Владимир Кацуба — депутаты Рады). В Донецк могли вылететь председатель Черкасской областной госадми-

нистрации Сергей Тулуб, генпрокурор Украины Виктор Пшонка (или кто-то из членов его семьи), депутат Татьяна Бахтеева, кто-то из близких миллионера Михаила Эпеля. Напротив фамилии Фурсин (Иван Фурсин — миллионер и депутат Верховной рады) в списке значился город Сион (Швейцария), а родственники еще одного миллионера Геннадия Буткевича, возможно, планировали вылететь во Франкфурт. В тот же день — 20 февраля — пять тысяч человек заблокировали выезд на международный аэропорт «Борисполь» (крупнейший аэропорт в окрестностях Киева) и начали строительство баррикады — чтобы чиновники не сбежали. Благодаря широко известному среди любителей авиации сайту flightradar24. com, который позволяет в реальном времени отслеживать перемещения самолетов почти по всему миру, удалось засечь Airbus A319-133X(CJ) с бортовым номером P4-RLA, принадлежащий компании «Систем Кэпитал Менеджмент» самого богатого человека Украины Рината Ахметова, который на протяжении многих лет открыто поддерживал Януковича и Партию регионов, но его представители заявили, что на борту вылетевшего из Донецка и приземлившегося в Лондоне VIP-лайнера миллионера не было… Кстати, после этого перелета у украинских и российских пользователей интернета появилась новая забава — наблюдать за массовым исходом политиков и бизнесменов самостоятельно — на «Флайтрадаре». Большой интерес вызвали несколько бортов, которые вылетели из «Борисполя» и «Жулян», а потом метались между несколькими европейскими аэропортами — их отследил гражданский активист из России Руслан Левиев. День спустя в Сети появился анекдот: «Янукович хотел эмигрировать в Голландию, но его борт согласился принять только аэропорт Гааги».

А в ночь с пятницы на субботу интернет-общественность увлеченно искала на «Флайтрадаре» самолет с президентом на борту. По сообщениям украинских СМИ, в 22.40 по киевскому времени Виктор Янукович вместе с экс-спикером Рады Владимиром Рыбаком и руководителем администрации президента Андреем Клюевым должен был вылететь из столицы в Харьков. Личных бортов президента, равно как и правительственных самолетов, в небе засечь не удалось. Зато многие обратили внимание на Airbus A318-112(CJ) Elite с номером OE-ICE, который, как говорят, принадлежит главе агрохолдинга «Мироновский Хлебопродукт» миллиардеру Юрию Косюку. Этот самолет поздно вечером вылетел из «Жулян» и двигался в направлении Ирана и Объединенных Арабских Эмиратов. А в субботу украинские СМИ сообщили, что некий самолет с украинским президентом на борту приземлился рано утром в аэропорту «Фуджейра» ОАЭ. Но уже в субботу вечером Янукович обнаружился в Харькове. После окончания съезда депутатов юго-восточных областей Украины и Крыма Янукович вместе с бывшим спикером Рады Рыбаком уехали в Донецк. Губернатор Харьковской области Михаил Добкин и мэр Харькова Геннадий Кернес также спешно покинули город. Когда верстался номер, в белорусских СМИ, со ссылкой на источники в МВД, появилась информация о том, что на территории страны находятся экс-министр внутренних дел Украины Виталий Захарченко (пересек границу на машине) и бизнесмен Сергей Курченко (прилетел обычным рейсовым самолетом). Представители КГБ Белоруссии потребовали, чтобы Захарченко и Курченко покинули страну до 18.00 22 февраля.

Зинаида БУРСКАЯ


6

«Новая газета на урале» №20 24. 02. 2014

Сначала украинцев пыталась сделать слепыми власть. Потом — снайперы

Н

е знаю, каким будет Киев к моменту выхода материала в свет. Боюсь загадывать. Потому что 20 февраля, в день объявленного траура по ранее погибшим, было убито еще более семидесяти человек. Точной статистики нет. А мы-то накануне покидали больницу номер N, радуясь: ночь, по нынешним временам, минула на диво спокойно… …Въезды на территорию — с верхней улицы и снизу. И за галереей главного корпуса калитка, которая закрыта на железный прут, как на засов. Фонари не горят. Только лампочка под козырьком у вывески «Приемное отделение». В домах по соседству огни тоже пугливо притушены. Дорога в рытвинах. Моросит дождь. Ощущение прифронтовой полосы. Сопровождающий Антон (имена здесь и далее изменены в силу понятных причин. — О. М.) — полноватый, домашний внешне, в дождевике с капюшоном, останавливается, вслушивается, приказывает по рации в темноту: — Верхний пост, проверьте, кто там катается! — Четыре тачки с донецкими номерами. Новая «беха» вообще без номеров, — отвечают ему. — Вызываем «Автомайдан»? — Вроде просто гоняют, гуляют. Следим. В одночасье гаишные патрули расплодились в городе в неимоверных количествах. Досматривали багажники, салоны частного транспорта. Искали оружие. Находили шины, упаковки минеральной воды, хлеб, сигареты, пакеты с медикаментами — если машина шла «туда». И раненых, обожженных, избитых — если «оттуда». (Многие горожане, владельцы автотранспорта, превратились в челноков на известном маршруте.) ГАИ дожидалась милиции, как положено. Сдавала добычу. После чего люди иногда просто исчезали. «Такой-то в медучреждение не поступал». Потом вдруг исчезли как вид сами гаишники. И на пустынных — только светофоры мигают желтым — перекрестках появились загонщики круче: «титушки» со стволами. Особо их активность проявлялась поблизости у больниц. Пытались прорваться к корпусам стационаров. Чтобы добить уже наверняка? Перечень лечебных учреждений, куда везли пострадавших с Майдана, секрета не составлял. Разумеется, туда, где медицинские услуги бесплатные… Возле входа Антон докладывает обо мне Ивану, старшему, в том числе и по возрасту, человеку с красноречивой кобурой на поясе и в безрукавке с надписью «Ветераны Афганистана» поверх камуфляжа. Именно с ним проходят собеседование, а в случае положительного решения — инструктаж больничные ополченцы-добровольцы. Несколько студентов расположенного неподалеку университета культуры, несколько «ультрас», медицинский инженер, госслужащий седьмой категории, специалист одной из райадминистраций, хипстер в ярком велосипедном шлеме (остальных расспросить не успела) заступили на дежурство в ночь. Отличительный знак «своего» — повязка из бинта на рукаве, белеющая в темноте. Лица прикрыты хирургическими масками. Здесь ведь тоже Майдан, только в тылу, реклама участникам, тем более в прессе, не нужна. На вооружении — самодельные биты, телескопические дубинки, у одного вообще ножка дубового стула. Это лечебное заведение считается самым надежным.

главная тема

В глаза

— Под нашим «афганским» контролем, — выразительно замечает Иван. А вот БСМП, затем больницу номер 12 и ту, что на Красном Хуторе, не хвалит. По закону, врачи обязаны сообщать в правоохранительные органы об огнестрельных ранениях. Иначе увольнение и другие неприятные последствия. Один звонок, и к «майданщику», еще не пришедшему в себя после наркоза, являются наряд и следователь. Рассказывают о случаях, когда менты принимали решение не церемониться с «врагом»: на носилки, в «воронок». «Вспомнишь, как солдат-срочников «коктейлями Молотова» жег!..» И сколько угодно стони «не выдавайте…» в сторону ангела в белом халате. Не спасет. А если врач проявит преступную слабость и пощадит, нужный звонок сделают бдительная медсестра или санитарка. Иные — чисто по идейным соображениям. Что-то такое, неосязаемое, из истории минувшей войны и оккупации Киева.

Кровь за кровь Женщины — депутаты от оппозиции разделили между собой больницы как зоны ответственности. Дежурят круглосуточно, сменяя друг друга, в случае тревоги вызывают подкрепление, самооорганизовавшихся по районам защитников столицы. Свои координаты для связи такие группы оставляют на «ЕвроМайданSOS» или на «Громадськой варте». На месте, где я сейчас нахожусь, бывают по очереди три Ирины — Геращенко из УДАРа, Купрейчик и Луценко из «Батькiвщини». Ира Купрейчик выходит на пропускник и сразу же просит отметить в статье (ничего больше не рассказывает, следит, пока не запишу каракулями в блокноте): — Киевляне — невероятные люди. Им огромная благодарность. Госпитализировано 45 пострадавших, объявили, что срочно нужна донорская кровь, много. Через несколько часов на станции переливания закончились свободные емкости. Но бабушка 76 лет устроила скандал: вены хорошие, какой дурак решил, что в таком возрасте уже нельзя?! Неиспользованные запасы крови отвезли в детскую онкологию. В блокноте Ирины — сведения о тех, кого сегодня спасти не удалось. — Неизвестный, около 20 лет. Проникающие огнестрельные в грудь и голову. Дмитрий, около 20 лет. Колотая рана шеи, множественные переломы костей. 18-летняя студентка, красивая такая, просто невозможно… Ни каски на ней, ни бронежилета, не с баррикад, просто стояла на митинге недалеко от сцены. Снайпер выстрелил в глаз. Специально бьют именно в глаза, все давно заметили. Прогноз сразу дали плохой. Родителей пустили в реанимацию… Нет-нет, жива! Это не она! По коридору катят каталку с кем-то, полностью прикрытым новой простыней расцветки «под леопарда». Волонтеры только что раскладывали по пакетам такие комплекты постельного белья. А до того в универсаме стояли очереди к кассам. У большинства в тележках — стандартные наборы, все из списка в социальных сетях. Гранатовый сок берут упаковками. Йогурты — блоками. Иногда конспирация проваливается: «Прошу прощения, вы туда на машине? Есть места?» Метро в Киеве закрыли, чтобы парализовать в том числе и движение граждан навстречу друг другу. Плохо они нас

знают. Хотя мы сами себя раньше тоже плохо знали, как выяснилось. Наташа, эколог, забирает домой парня, рабочего из Кременчуга. Забрать больше одного «майданщика» не позволяет не семья, но размеры хрущевки. Парню по новой сложили руку (прежний гипс осыпался, как мел, — уж очень торопились в «ненадежной» больнице избавиться от пациента), обработали швы на огромной, от лба до затылка, загноившейся ране, записали на листке, чем лечить дальше. Лекарства сейчас получим бесплатно в другом помещении. Он мрачно (или просто кажется, поскольку на лице, распухшем после слезоточивого газа, глаза почти не видны?) прерывает врача: — Не надо рентген. Чуть отлежусь — и все, назад. — Слышали, да? — иронизирует Наташа. — Для начала давай до дома доберемся без проблем! Одежда бойца сотни Самообороны, пропахшая дымом, прожженная до дыр, оплавившиеся ботинки или сапоги — улика. Потому перед «эвакуацией» переодевают в то, что собрали с помощью киевлян и жителей других регионов Украины. Или купили на принесенные, присланные ими же деньги. Кстати. Волонтеры, которые занимаются учетом средств, не дадут соврать: на сегодняшний момент примерно треть перечисленных средств поступила на счет помощи пострадавшим во время боев на Майдане из Москвы и Питера. Дмитрий Киселев, убейтесь о свой телевизор.

Волонтеры Пристройка неподалеку от нижних ворот и шлагбаума отдана под штаб-диспетчерскую, а также склад продуктов, одежды и медикаментов. К стене прикноплены листки с телефонами тех, кто вызвался помочь транспортом или подменить на дежурстве. Попрежнему нужны практикующие хирурги, терапевты, медсестры, да и просто умеющие выхаживать раненых. Еще требуются врачи широкого профиля, которые смогут по вечерам, после работы, не привлекая внимания, совершать обходы городских квартир, где хозяева, подобно Наташе, прячут иногородних революционеров. Начались пневмонии, абсцессы, не все в

домашних условиях способны поставить капельницу, сделать внутривенный укол или перевязку. — Если, не дай бог, милиция ворвется, адреса в первую очередь уничтожать. Понятно, девчонки? Все слышат? — оборачивается Татьяна. — А если «титушки», тьфу-тьфу, то я удостоверение покажу, «Мать-героиня», — фармацевт Аня достает из кармана куртки темно-вишневые «корочки». — Их ведь матери родили… Ну, вы чего?.. Формируем наборы для полевых госпиталей. Первый короб надо срочно переправить в консерваторию. — Раненые — прямо на полу, в вестибюле. Вывезти невозможно, «Беркут» рядом, за баррикадой, добьет. Свет везде вырублен. Знаете, как хирурги оперируют, пули вынимают, ампутации проводят? С альпинистскими фонариками или шахтерскими «коногонками» во лбу. Да, фонарики тоже в консерваторию нужно купить. Ищите товар на сайтах. Оля, вузовский преподаватель, говорит только по-украински. Остальные спонтанно переходят то на украинский, то на русский язык. Отмечаю про себя: в

Так расстреливали Судя по радиоперехвату, снайперы дислоцировались в гостинице «Украина». У каждого свои позывные. Разговор ведется на русском языке

«В

нимательно к улице Грушевского, приготовились работать. Если будет движение с оружием — доклад и работа. «Беркут» готовится вперед, будем прикрывать». «Мы только гостиницу «Украина» отсюда наблюдаем, может, нам переместиться на ваш, верхний уровень?» — спрашивает участник разговора. «Сейчас откроют окна, будем дальше двигаться, пока наблюдаем то, что есть. Слушайте и смотрите. По двум выстрелам слева, тянет ветер, плюс еще движения какие-то, верхние окна открыты…» — отвечают ему. «Поправки дали о готовности работать. Гостиница «Украина» — основа. Дальше крыши высотных — приоритет. Те, кто правее от телика (имеется в виду уличный экран в районе Сбербанка России? — О. М.), наблюдают Грушевского…» — дают указания силовикам. Между тем активисты подносят к баррикадам шины. К переднему ряду баррикад на Грушевского и Институтской отряды Самообороны по-прежнему не пропускают без касок и бронежилетов, поскольку сохраняется опасность локальных обстрелов и провокаций. Шины продолжают жечь, создавая таким образом дымовую завесу. О. М.


«Новая газета на урале» №20 24. 02. 2014

Медики Майдана оказывают помощь раненому «титушке», останавливая самосуд

7

шим количеством карманов спереди и сзади. Пластины, кевларовые и титановые, я достала по знакомству в том же ателье минобороны, где обслуживается «Беркут». Глаза у «Аленушки» стального цвета. Добивает тем, что лично провела испытание бронежилета, прежде чем направить к потребителям. Надела на манекен и расстреляла из «воздушки».

Юрий КОЗЫРЕВ — «Новая»

Когда на смерть идут — поют...

столице Украины за минувшие месяцы стало гораздо больше украиноязычных граждан, особенно среди молодежи. Так, как в «оранжевую» революцию. Очередной комплект лекарств поедет на Главпочтамт: операционный зал превращен в операционную. Ждут и в занятом протестующими здании Гостелерадио, там и лазарет, и бивак. Зато вычеркиваем Михайловский храм, где с первых дней нашли приют избитые студенты, а потом народу все добавлялось. Таможенный брокер Роман с напарником Кириллом вернулись оттуда, делятся впечатлениями: — Монахам лекарств нанесли столько, что Феофании (правительственная больница. — О. М.) пора на паперть! О сожженном Доме профсоюзов, где располагался медпункт, вспоминать страшно. Там лежали примерно сто человек, все тяжелые. Успели эвакуировать перед началом штурма или нет? Слухи разные. — Я, когда гранаты полетели уже в периметр, бежала по лестнице из прессцентра. Видела, как под руки вели, в бинтах… — непроизвольно выдаю вместо информации глупость.

— Убежала? Это хорошо, — замечает Таня после паузы, которая кажется бесконечной. Таня руководит весьма крупной структурой, а прежде работала в системе министерства. Взяла в штабе командные функции на себя несколько недель назад. Властная, прекрасно образованная. Завидно отполированные ногти, «Филипп Патек», тряпка — швабра. Пол моет и нас строит с каким-то веселым вызовом. — Вот йод, целый короб. Предлагаю отправить Януковичу. Он в Кремле так лбом стучал! Закурила после долгих лет фитнеса и здорового образа жизни. Рома с Кириллом уезжают в очередной рейд со списком: пропофол, бетадин, пластиковые лотки для инструментов, зонды желудочные и назогастральные, ларингоскоп. — Галоперидол без рецепта? Ладно, нет таких крепостей, как учил товарищ Сталин… От «майданных» денег, которые под отчет выдают на покупки, отказываются.

Майдан

Reuters

П

ервый заместитель председателя комитета Верховной рады по вопросам борьбы с организованной преступностью и корруп-цией Геннадий Москаль заявил, л, что митингующих из снайперских их винтовок расстреливали бойцы йцы спецподразделения внутренних них войск МВД, сообщает «Интерфакс». акс». По его словам, к такому выводу у пришла Временная следственная комиссия Рады. Как уточнил Москаль, подразделеазделение, которое расстреливало протестуюотестующих, относится к Крымскому территорирриториальному управлению внутренних них войск. «Бойцы именно этого подразделения ления были отсняты на видео журналистами, ми, а их радиопереговоры записаны», — сообщила пресс-служба депутата. Депутат также попросил на а период расследования отстранить от должности ности командующего ВВ МВД Станислава Шуляка.

— У нас личная революционная касса. Имеем возможность тратить до восьми тысяч гривен в сутки. — Только отзвонитесь с дороги. И после того, как отдадите, — напутствуем их. В три ночи является подкрепитьсяпогреться студенческая охрана. Хипстеродессит сразу лезет в «Фейсбук» и паникует: — Блин, мама в Сети! Действительно, тут же поет мобильный. Он делает умоляющие глаза: народ, замрите! И тянет сонным голосом: — Ма, ну какой Майдан? В общаге, конечно. Не вру! Не могу говорить, иначе всех разбужу… Целую. И я. Очень-очень. Предлагаю чай с бутербродом и мужчине, лицо которого кажется знакомым. Он вошел последним, как-то нерешительно замявшись у двери. — Тарас?! Тарас Чорновил, народный депутат, бывший регионал, ныне внефракционный, сын покойного Вячеслава Чорновила, создателя Руха, украинского Гавела, ставшего кумиром для целого поколения демократов. В революционном 2004-м имя Чорновила-младшего звучало синонимом предательства, в том числе и отцовских идеалов. Позже Тарас разочаровался в президенте Януковиче, но и к вождям оппозиции не приблизился. Считает торговцами, одинаково замаранными корыстью. А сюда вот пришел. С мандатом и зарегистрированным оружием. Не за Яценюка с Кличко и Тягнибоком, Господи прости. Защищать тех, кто воевал на Майдане за независимость страны. И мучиться виной: столько жертв с обеих сторон! Действительно, изгой в политике. — …На февраль мы с моим молодым человеком планировали свадьбу… Инна, копия Аленушки с картины Васнецова, владелица швейной мастерской, сама, вопреки приметам, собиралась сшить подвенечный наряд. — И?.. — переводит элегию в отчет Татьяна. Ну и сшила… партию бронежилетов, поскольку решили вместе с женихом, что это сейчас нужней. Передали на Майдан. Отзывы о продукции самые лестные. Сейчас заканчивает вторую партию. — Отчего же — «сложно»? Принцип описан в исторической литературе. Сочетание ватника и рыцарских лат. В нашем случае — обычный жилет с боль-

Пятый час утра. За окном заметно оживление: к главному корпусу проехала «скорая». Антон предупреждает: привезли с Майдана солдата-срочника внутренних войск. Огнестрельное в голову. Сопровождали трое «беркутов». Увидели «афганцев» (студентам велели отойти к нижним воротам, но реагировать на каждый звук), напряглись: не грозит ли самосуд? Можно оставить среди бандеровцев, американских подстилок? Меньше чем через полчаса майор, непосредственный командир раненого, и сержант с АКС наизготовку стояли перед сгрудившейся, разнокалиберной толпой. Стороны смотрели в глаза друг другу со слепой ненавистью и тоской. — На пять метров назад. Стреляю на поражение! — повторял сержант, поводя стволом автомата так, чтобы держать на прицеле сразу всех, если полезут. У него были измученные, круглые юные глаза. И ему было наплевать на поднятые вверх руки и бейдж «Пресса». — Восемнадцать лет пацану, кровью истек. Что ж вы, бандиты, творите, а? Сколько ж вам платят? — майор с брезгливостью отстранялся от моих миротворческих объятий. — Вы, бандиты Януковича, за каждую смерть ответите, — отвечали в лад. — Недолго ждать осталось, потерпи до суда. Если б не «афганцы», вообще не знаю, чем кончилось бы. Нервы у всех на пределе. Тарас Чорновил потом объяснялся со следователем и с миссией Красного Креста. Об инциденте доложили по вертикали. Ближе к восьми утра часть волонтеров стала собираться. Кто на работу, кто на пары, но вначале к друзьям, на Майдан. В тот день поминовения павших неизвестные снайперы лютовали особенно сильно… *** Мальчиков укрывают флагом. С головой. Не вой, дура, говорю. Твой — живой. Живой. Он такой же, как они, — тоже рвется в бой. Долго трубку не берет. Но не вой. Не вой. Мальчиков кладут рядком. Прям на мостовой. Лиц не видно. Не смотри. И не вой. Не вой. Твой такой же, как они, — на передовой. Разбирает мостовую по кускам. Живой. Мальчиков выносят строем. Траурный конвой. Не считай. Зажмурься. Помни, Бог с тобой. Он придет. Под утро. Мятый и седой. Ты отпустишь снова. Просто жди. Не вой. Эти стихи написала Оля Кашпор, украинская тележурналистка, совсем молодая девочка. Мне добавить нечего.

Ольга МУСАФИРОВА, соб. корр. «Новой» Киев. Ночь с 20 на 21 февраля


8

место событий

«Новая газета на урале» понедельник. №20 24. 02. 2014

Чулпан ХАМАТОВА:

Музей Арктики и Антарктики не выживают, а изживают

Президент Татарстана принес свои извинения фонду «Подари жизнь»

Переезд без перспективы

«Диалог возможен» Чулпан Хаматова

Рустам Минниханов

— Вечером того же дня, когда вышло мое интервью «Я не хочу жить по таким законам» (см. «Новую», № 18 от 19.02.2014. — Ред.), мне позвонил президент Республики Татарстан Рустам Минниханов. Он принес свои извинения мне и фонду «Подари жизнь» за допущенную татарстанскими чиновниками волокиту, объяснил, что ему была предоставлена искаженная информация о формате проведения Всемирных детских «Игр победителей».

И

что он признает ошибки в части согласовательных процедур и определения бюджета мероприятия. Он сказал, что от себя лично и от руководства республики официально заявляет, что Татарстан готов выполнить все взятые ранее обязательства по организации и проведению Всемирных детских «Игр победителей» 2014 года в Казани, потому что уверен, что республика

На фоне Майдана Евросоюз готов помогать Лукашенко

Модернизация лжи На прошлой неделе, когда европейские президенты и премьеры не могли дозвониться до Януковича, а министры иностранных дел срочно летели в Киев, в Минск неожиданно приехал глава департамента Восточного партнерства Европейской службы внешних действий Дирк Шубель.

П

осле переговоров в МИДе он заявил, что Европейский союз всетаки хочет помочь Лукашенко и начинает новый этап сотрудничества под названием «Временная фаза» («Interim phase»). Цель, по словам Шубеля, — модернизация Беларуси. Для начала — в сфере инвестиций и торговли. То есть для экономической поддержки белорусского режима придумали новую, почти нейтральную обертку. Дирк Шубель по окончании минского визита заявил журналистам, что гражданское общество Беларуси тоже будет участвовать в переговорах между ее правительством и ЕС: по его словам, достигнуто «принципиальное соглашение» об этом. Правда, в пятницу, после отъезда Шубеля, МИД Беларуси немедленно опроверг его слова. В официальном комментарии пресс-секретаря внешнеполитического ведомства Дмитрия Мирончика говорится:

сможет достойно встретить участников Игр, провести соревнования на самом высоком уровне. «Для этого в Казани есть все необходимое — современная спортивная инфраструктура, волонтеры, комфортабельные отели для проживания детей», — сказал мне президент. Несмотря на то что это предложение теперь уже принять невозможно, так как в Москве полным ходом идет подготовка, мне слова президента Минниханова очень дороги. Мысли о том, что с нами могли поступить намеренно цинично, не просто не выполнив обязательства, но даже и не объяснившись, ушли. Мне стало легче на душе. Я поняла, что диалог возможен, что произошло просто очень досадное недоразумение. Я считаю сам факт извинений президента поступком мужественным и понимаю, что наше сотрудничество с Татарстаном вполне возможно в будущем. Галина МУРСАЛИЕВА

«С удивлением ознакомились с появившимися в ряде белорусских СМИ высказываниями представителя Европейской службы внешних действий (ЕСВД) Дирка Шубеля по итогам его рабочей встречи в МИД Беларуси 18 февраля 2014 г., в частности, в отношении планируемых консультаций по вопросам модернизации между Республикой Беларусь и Евросоюзом. Отмечаем, что уже не в первый раз представители евроструктур в своих публичных комментариях после дипломатических переговоров безответственно искажают их содержание и достигнутые договоренности». Оказывается, обсуждалась всего лишь подготовка визита другого европейского чиновника, Гуннара Виганда. И никаких тебе фаз Луны, диалогов и гражданского общества на повестке дня. Лукашенко очень быстро сообразил, что именно сейчас он может выторговать у Европы куда больше, чем прежде. Потому что сейчас, на фоне чудовищных убийств в Киеве и провала всех договоренностей ЕС с Украиной, Лукашенко с точки зрения Евросоюза кажется уже почти душкой: по крайней мере, снайперы по демонстрантам не стреляли, трупы посреди Минска не лежали. Но происходящее в Киеве — в немалой степени следствие того, что ЕС договаривался с авторитарным и непредсказуемым правителем. Точно так же проваливались все «модернизации» в Ливии и Сирии. Потому что с подобными режимами бесполезно вести диалоги и подписывать договоры. С ними можно только бороться.

Ирина ХАЛИП, соб. корр. «Новой» Минск

Моряки, полярники и музейщики обратились к президенту с просьбой помочь сохранить в Петербурге Российский государственный музей Арктики и Антарктики (РГМАА). Дальнейшее существование музея под угрозой (см. «Новую», № 18 от 19.02.2014 года). Здание на улице Марата, 24 «А», которое он занимал 77 лет, строилось как храм и — по новому закону — теперь должно быть возвращено церковному приходу (около 50 человек). Музей не сопротивляется: закон есть закон, но требует взамен помещение, в котором экспозиция не погибнет.

К

ак сообщала «Новая», возможности размещения Музея Арктики и Антарктики обсуждались на минувшей неделе. Для этого заместитель руководителя Росгидромета (учредитель РГМАА) Елена Гангало приехала в Петербург, где встретилась с представителями городских властей, Росимущества и настоятелем Никольского Единоверческого прихода Петром Чубаровым (претендент на здание на улице Марата, 24 «А»). На встречу, посвященную судьбе музея, не позвали только его директора — Виктора Боярского. — Я постфактум узнал о совещании, — говорит Боярский, — но это еще полбеды. Хуже то, что вариант переезда музея, который там рассматривался, абсолютно неприемлем: переместить РГМАА в здание Арктического и Антарктического НИИ. Оно совершенно не приспособлено, не имеет необходимых площадей. По заключению специалистов, музей должен находиться в отдельно стоящем здании площадью не менее 7 тыс. кв. метров, в НИИ — менее 4 тыс. кв. метров. Научные фонды музея и вовсе велят впихнуть в подсобные помещения и склады, требующие капремонта. А экспозицию расположить в конференц-зале НИИ, где регулярно проводятся международные форумы. Свои возражения дирекция РГМАА высказала Росгидромету еще в январе — сразу, едва возникло это предло-

жение. Но их не услышали. На днях музейщиков поддержали городские парламентарии. Депутат петербургского ЗакСа Борис Вишневский в письмах губернатору Георгию Полтавченко и министру природных ресурсов и экологии Сергею Донскому объяснил: почему невозможно существование Музея Арктики и Антарктики в НИИ, а также описал наиболее предпочтительный вариант — строительство нового здания на Новоадмиралтейском острове. Уже есть проект и сделаны расчеты — это обойдется примерно в 2,5 млрд руб. Хватает и времени: РГМАА должен освободить место церкви в течение 4—5 лет. Министр не отмел этот вариант. 18 февраля в интервью «РИА Новости» Донской заявил: «Музей Арктики и Антарктики нельзя выселять на улицу, подходящее место для полярной экспозиции можно найти на Новоадмиралтейском острове». Руководители Росгидромета и Росимущества его, видимо, тоже не услышали. Поэтому 21 февраля представители Морского собрания Петербурга отправили обращение Владимиру Путину (цитируем с сокращениями): «Коллекция музея насчитывает сегодня свыше 60 тысяч единиц, включая многие раритеты, связанные с героическим освоением нашим государством Арктики и Антарктики. Фонды музея — это национальное и мировое достояние, которое в значительной части пребывает в запасниках, а формальная реализация закона в данном варианте вообще приведет к закрытию уникальнейшего музея, который вносит большой вклад и в воспитание подрастающего поколения: в 2013 году из 62 000 посетителей — 25 000 были в возрасте от 7 до 16 лет. На фоне повышенного внимания всех слоев российского общества к проблемам возрождения северных регионов, усиления присутствия в Арктическом регионе нашего государства невозможно согласиться с той судьбой, которая уготована чиновниками, не несущими никакой ответственности за возможную утрату бесценных музейных коллекций, составляющих всероссийское и всемирное достояние, и, по сути, нарушающими положения закона, формально подходя к вопросу предоставления музею других помещений». Нина ПЕТЛЯНОВА, соб. корр. «Новой», Санкт-Петербург «Новая» продолжает следить за судьбой РГМАА

Двенадцать лет прославленный хоровой коллектив не может попасть домой

Песня о ремонте Московский камерный хор вынужден работать в крошечной детской танцевальной студии на Дубровке, в то время как на Новой Басманной улице пустуют тысяча с лишним квадратных метров: помещение выделено хору распоряжением правительства Москвы еще в 2002 году.

И

руководители хора вынуждены обивать пороги судов. Всемирно известный дирижер Владимир Минин и его коллеги пытаются через суд расторгнуть договор с недобросовестным подрядчиком — петербургской компанией ООО «Стройотделсервис». 12 (!) лет хор не имеет возможности занять здание кожно-венерологического диспансера (бывший особняк Веры Холодной), выделенное для работы хора. Музыканты вынуждены разбираться с подрядчиками и субподрядчиками, выяснять причины сорванных сроков, проводить экспертизы, посещать бесчисленные судебные заседания.

По мнению Владимира Минина, суд намеренно затягивает дело: «А подрядчик ведет себя так, словно получил индульгенцию действовать вне закона. Не выполнив обязательства по контракту, он пытается взыскать с нас 6 187 949 рублей — неустойку за якобы просрочку оплаты их услуг! Это липа! Мы всё оплачивали вовремя. Всего перечислили ООО «Стройотделсервис» 50 344 367 рублей. Но им этого мало: с нас требуют еще 60 235 826 рублей! Наглость неслыханная!!! За 100 метров арендуемой нами площади госказна платит ежегодно два с половиной миллиона рублей. А в особняке на Новой Басманной простаивают свыше тысячи квадратных метров, выделенных нам для репетиций правительством Москвы… Разве это по-государственному?!» Владимир Минин заявляет, что готов дойти до высших судебных инстанций. А нам хотелось бы, чтобы один из лучших в мире хоровых дирижеров имел возможность заниматься творчеством и обучением музыкантов, а не тратить жизнь на борьбу с чиновниками и жуликами. Отдел культуры


«Новая газета на урале» понедельник. №20 24. 02. 2014

Сергей Канев

Гражданские активисты Екатеринбурга поддержали обвиняемых в «Болотном деле»

Второму Майдану быть?

З

аметим, что пикет отличается от митинга отсутствием звукоусиливающей техники. «Мы собираемся довольно часто. Наша цель — информировать людей, ведь многие даже не знают о том, что последовало после Болотной площади. Невиновным людям суд сегодня читает приговор. Поэтому мы пришли сюда, чтобы поддержать ребят», — рассказала «Новой на Урале» Мария Петрова, организатор пикета, представитель федерального «Яблока». Участники пикета разложили плакаты с шокирующими снимками, как ОМОН разгонял людей с Болотной площади, и словами «Москва. 6 мая 2012. Позор!» Эти кадры ярко рисуют весь ужас того весеннего дня, ведь попали «под удар» даже случайные прохожие. Также были выставлены фотографии подсудимых. В руках гражданских активистов были растяжки с лозунгами «Слава героям 6 мая», самодельные плакаты — «Приговор Болотной — приговор Путину — вслед за Янеком», «Основные требования гражданского общества». «Мы за Конституцию. Путин — главный преступник против Конституционного строя», — выкрикивает участник пикета Анатолий Костенко. Перед памятником Ленину собралось около 20 человек. «Я сегодня целый день Твиттер читаю, слежу за тем, что в суде происходит. Вот увидела, что будет у нас

пикет в поддержку ребят, и решила прийти, потому что это страшно. Не хотелось бы, чтобы у нас случился второй Майдан», — сказала одна из пришедших. Суд признал виновными восьмерых «узников 6 мая». «Жесткий приговор никого не напугает, а просто поломает жизнь восьми отличным и правильным людям, назначенным сидеть за всех. Будет крайне несправедливо, если наших ни в чем не повинных подзащитных (за Белоусова я ручаюсь) посадят за чужой нам Майдан», — написал адвокат Дмитрий Аграновский в своем Твиттере. Обвиняемые Сергей Кривов, Александра Наумова (Духанина), Степан Зимин, Денис Луцкевич, Ярослав Белоусов, Артем Савелов, Алексей Полихович и Андрей Барабанов своей вины не признают. Гособвинение требует для Наумовой и Кривова по шесть лет лишения свободы, для Белоусова — пять лет, для остальных — пять с половиной лет. В пятницу Судья Наталья Никишина не дочитала приговор до конца. Приговор по «болотному делу» закончат оглашать в понедельник, 24 февраля. Только суд ли принимает решение? Вот в чем вопрос. И не боятся ли власти, что после такого жестокого приговора случится второй Майдан? Напомним, что «Болотное дело» — расследуемое Следственным комитетом РФ уголовное дело о предполагаемых массовых беспорядках (ст. 212 УК РФ), случаях насилия в отношении представителей органов правопорядка (ст. 318 УК РФ), предположительно имевших место во время акции протеста — «Марша миллионов» 6 мая 2012 года — на подходе колонн протестующих, двигавшихся по Якиманке к предполагаемому месту заключительного митинга на Болотной площади в Москве. Это дело уже давно называют политическим. Мария СТВОЛОВА, «Новая газета на Урале»

мы открываем

Факультет глобальных людей «Новая газета» придумала вот что: мы открываем онлайн-факультет, на котором будут читать лекции известные ученые и специалисты, в силу разных причин преподающие или работающие за границей.

Н

ам показалось неправильным, что российские студенты, да и просто все интересующиеся люди, лишены возможности услышать тех, чьи профессиональные способности и блестящие мозги так востребованны в

мире. На участие в проекте уже дали добро работающий во Франции экономист Сергей Гуриев, живущий в Англии юрист и политолог Владимир Пастухов. А 25 февраля работу факультета «Новой» откроет лекцией экономист Сергей Алексашенко — по скайпу из США он расскажет о том, что в ближайшем будущем ожидает российский рубль. Тем, кто желает лично принять участие в первом занятии, предлагаем зарегистрироваться в «Фейсбуке» «Новой» и готовить свои вопросы. Увы, мы можем пригласить на «очное отделение» лишь 25 человек — тех, кто заявит о своем участии первым. Все остальные смогут прослушать (просмотреть) лекцию Сергея Алексашенко на сайте «Новой».

криминальный репортер

Еще пару недель назад Сугробова называли самым перспективным генералом полиции и прочили в заместители главы МВД

Фото автора

21 февраля в Екатеринбурге на площади 1905 года состоялся санкционированный пикет в поддержку «узников Болотной». Несмотря на мороз, гражданские активисты вышли с плакатами и листовками к памятнику Ленину, чтобы поддержать «узников 6 мая» и всех, кто имеет отношение к судебному процессу по их делу. Организатор митинга — федеральная партия «Яблоко».

9

«Генерал Сугроб» растаял В МВД — очередные громкие отставки

В

ладимир Путин отправил в отставку начальника Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции (ГУЭБиПК) МВД генерал-лейтенанта Дениса Сугробова, которого сами сотрудники МВД называли «Генерал Сугроб». Отставка генерала состоялась всего через три дня после увольнения главы Следственного департамента МВД Юрия Алексеева и арестов высокопоставленных полицейских из Управления «Б» ГУЭБиПК МВД Алексея Боднара и Ивана Касаурова. Весь этот подковерный детектив начался 17 февраля с ареста сотрудниками Управления собственной безопасности (УСБ) ФСБ высокопоставленных полицейских из Управления «Б» ГУЭБиПК МВД Алексея Боднара и Ивана Касаурова (ранее Касауров работал начальником 7-го отдела РУОП по Московской области). Их подозревают в вымогательстве взятки у бизнесмена, будто бы связанного с «Росатомом». Спустя сутки был отправлен в отставку глава Следственного департамента МВД Юрий Алексеев, чей родственник якобы засветился в роли посредника (см. «Новую газету», № 19 от 21 февраля 2014 г.). Это — одна версия. Другую презентовали наши источники в силовых структурах: оперативники Боднар и Касауров с санкции Сугробова с осени прошлого года взяли в разработку заместителя начальника 9-го управления УСБ ФСБ Игоря Демина (Управление собственной безопасности), на которого им якобы поступал сигнал. Полицейские подослали к чекисту бизнесмена, который за «крышу» предложил ежемесячно выплачивать 10 тысяч долларов. Однако Демин раскусил агента, и того самого взяли в оперативную разработку. Как намекают сотрудники правоохранительных органов, знакомые с сутью конфликта, арестованные оперативники Боднар и Касауров уже дали показания на генерала Сугробова — именно поэтому последний не стал дожидаться результатов расследования и подал рапорт. Не исключено, что вслед за Сугробовым попросят на выход еще нескольких руководителей ГУЭБиПК МВД, принимавших участие в разработке чекистского особиста. Любопытно вот что: еще пару недель назад Сугробова называли самым перспективным генералом полиции и прочили в заместители главы МВД. Своей стремительной карьерой, как предполагают сотрудники центрального аппарата МВД, Денис Сугробов — самый молодой полицейский генерал — обязан своему высокопоставленному родственнику: начальнику Контрольного управления президента (КУП) Константину Чуйченко. Еще в середине 90-х Сугробов жил в «двушке» с родителями, был обычным «оперком» уголовного розыска УВД

ЦАО Москвы, пока не познакомился со скромным юристом из представительства швейцарской фирмы Glencore International AG Яной Тихоновой. Госпожа Тихонова оказалась родной сестрой супруги Константина Чуйченко, в то время работающего в руководстве «Газпрома». В 2008 году Чуйченко, по протекции тогдашнего президента Дмитрия Медведева, перебрался в администрацию президента, а Тихонова возглавила московское представительство Glencore.

СПРАВКА «НОВОЙ» Glencore International AG основана в 1974 году американскими бизнесменами Марком Ричем и Пинкусом Грином (первоначальное название Marc Rich + Co). По сообщениям СМИ, компания осуществляла торговлю иранской нефтью в обход американского эмбарго, закупала никель и золото на Кубе, торговала с Ливией и ЮАР в период действия международных санкций. В 1983 году федеральный прокурор Рудольф Джулиани (будущий мэр Нью-Йорка) санкционировал арест Рича и Грина. Обвинение насчитывало 65 пунктов, в том числе неуплату налогов на 48 млн долларов. Партнеры бежали из США в Швейцарию, после чего Рич принял испанское гражданство, а Грин — боливийское. Glencore International AG также подозревали в давних связях с КГБ и нелегальных нефтяных сделках с Саддамом Хусейном. В 2001 году президент США Билл Клинтон за несколько часов до ухода из Белого дома помиловал Рича и Грина (в числе 176 человек). Однако по этому поводу разразился громкий скандал, и коммерсанты решили не возвращаться в США. Как только господин Чуйченко перебрался на Старую площадь, на оперативника Сугробова просто обрушился «звездопад». Судите сами: 2008 год: подполковник, 2010-й: полковник, 2011-й: генерал-майор, 2013-й: в неполные 37 лет Сугробов стал генерал-лейтенантом полиции и назначен начальником ГУЭБиПК МВД. Что же изменилось? Как отмечают наши источники, последние громкие аресты и отставки — начало нового витка межклановой борьбы между куратором «Газпрома» Дмитрием Медведевым и главным «нефтяником» Игорем Сечиным, имеющим «на вооружении» своих силовиков.


«Новая газета на урале» понедельник. №20 24. 02. 2014

В центре Омска появился памятник детям-блокадникам, которых приютил город в годы войны

Память ожила на перекрестке На Ленинградской площади Омска открылся памятник детям-блокадникам. Предложение благотворительного фонда «Магия добра» установить его у перекрестка центральных улиц Омска — проспекта Маркса и улицы Масленникова, рядом с ювелирным магазином «Жемчужина», казалось власть имущим неудачным. Они предлагали поставить памятник через дорогу, где менее суетно.

П

о мнению же благотворителей, чем больше людей, пусть даже и спешащих по разным нуждам, пройдут мимо этого монумента, тем лучше: он их заставит «остановиться и оглянуться». Не все омичи, особенно молодые, знают, почему эта площадь и мост, в который она вливается, называются Ленинградскими. В годы Великой Отечественной Омск был одним из крупнейших центров эвакуации, он

место событий

приютил десятки тысяч ленинградцев, среди них 17 тысяч детей. Многие остались жить здесь после войны. Она породнила города: и в наши дни, приезжая сюда, питерцы замечают сходство между ними. Из-за долгих споров случился печальный казус: открытие памятника, назначенное на 27 января — День юбилея снятия блокады, — не состоялось: не знавшие о переносе срока блокадники пришли к пустому месту и возложили цветы на заснеженный деревянный ящик. 21 февраля у «Жемчужины» собрались сотни омичей. Много юных лиц — студентов, кадетов, школьников, депутатов, чиновников. Мэр Вячеслав Двораковский назвал памятник «очень трогательным». На постаменте — трое детей, две девочки и мальчик, с глазами, знающими жизнь и смерть. Такие дети, пережившие взрослость, высаживались в 1941—1942-м на пригородной станции Карбышево. «Сопровождающий сказал омичам, пришедшим нас встречать: кто может, приютите их, как собственных детей. И нас всех разобрали! — рассказывали у памятника блокадники. — …А я попала в детский дом. Зашла туда незнакомая женщина: я подбежала к ней и сказала: «Мама». Она меня обняла, и Омск стал моим родным городом… Вот так мы и стояли здесь 70 лет назад. Сегодня у всех нас, оставшихся в живых, — праздник».

Георгий БОРОДЯНСКИЙ, соб. корр. «Новой», Омск

Проблема управления всемирной сетью становится вопросом глобальной политической повестки дня

Момент истины для интернета Европейский союз хочет положить конец монопольному контролю США над интернетом, но также не приемлет идею государственного контроля над Всемирной паутиной и ее раздела на национальные и региональные блоки, к чему ведут дело Россия, Китай и Бразилия. Ближайшие годы должны стать «моментом истины» для будущего интернета.

Е

вропейский комиссар по электронным коммуникациям и цифровым технологиям Нелли Крус представила в пресс-центре Еврокомиссии доклад «Роль Европы в будущей системе управления интернетом». По ее словам, проблема управления Всемирной сетью в ближайшие год-два может стать одним из вопросов глобальной политической повестки дня. Иными словами, станет предметом разбирательства на «восьмерке», «двадцатке» и прочих форумах. В эти годы решится, к какому интернету мы хотим прийти. Европа «должна сыграть сильную роль» в том, чтобы определить, как будет выглядеть сеть. В докладе предлагается создать международную группу, которая бы вместо базирующейся в Калифорнии корпорации ICANN регулировала вопросы, связанные с доменными именами и IP-адресами. Сейчас эта корпорация имеет эксклюзивный контракт с правительством США, и есть серьезные основания усматривать слишком тесные отношения между ней и официальным Вашингтоном. Нелли Крус призвала к «глобализации ICANN» вместо распада Всемирной сети на несколько региональных и национальных сетей, чего, по ее словам, нельзя допустить. Однако судьба предложения Брюсселя будет зависеть от того, как эту идею

воспримут правительства в 28 странах союза. Там могут найтись и сторонники сохранения «американоцентричной» системы, и те, кому симпатичен российско-китайский парад суверенитетов в интернете. Разномыслие столиц — это хроническая болезнь объединенной Европы, загубившая не одну инициативу. Интернет-экономика — одна из самых динамичных отраслей в ЕС. По прогнозам, ее доля в ВВП должна вырасти с 3,8 процента в 2010 году до 5,7 процента в 2016-м. Но доверие общественности к интернету подорвано серией скандалов, многие из которых разгорелись из-за разоблачений Эдварда Сноудена. Европейцев озаботил чрезмерный контроль контента правительством и службами национальной безопасности США. Ожидается, что эти скандалы окажут сильное отрицательное влияние на интернет-экономику. Отношения между ЕС и США, если говорить о сфере регулирования интернета, уже и так напряжены. В прошлую среду европейские парламентарии приняли доклад с требованием приостановить действие двух европейскоамериканских соглашений об обмене данными. В то же время Брюссель против усиления государственного контроля над интернетом, к чему призывают правительства ряда стран, в том числе России, Китая и Бразилии. Европейская комиссия выступает за многосторонний подход, при котором правительства, промышленные корпорации, научные круги и инициативные группы сотрудничали бы в управлении интернетом.

Александр МИНЕЕВ, соб. корр. «Новой», Брюссель

«Уважаемый суд, ему памперс меняют» На экране в зале Мосгорсуда — парализованный подсудимый Топехин

В

№ 3 «Новой» я рассказала историю страшного суда над парализованным Владимиром Топехиным, которого судья Неверова приговорила к шести годам колонии прямо в СИЗО «Матросская Тишина». В прошлый четверг состоялся уже суд апелляционной инстанции. Приговор стал мягче: прикованный к постели Топехин должен будет провести в колонии четыре года. Юридически этап может состояться в любую минуту. Но пока Топехина не смогли даже доставить в Мосгорсуд, и в заседании он участвовал в режиме видеотрансляции. Владимир Топехин, обвиняемый в мошенничестве в особо крупных размерах, был помещен в СИЗО № 2 «Бутырка» в июле 2013 года. Там же через некоторое время его парализовало, у него отнялась нижняя часть тела, он стал лежачим больным. Внимание к этой драме удалось привлечь после того, как член ОНК Анна Каретникова написала о Топехине в своем блоге. Она увидела его в декабре в медчасти СИЗО №1. После инфернального суда в СИЗО Топехина отправили на лечение в городскую больницу № 20. «Моему подзащитному там было намного лучше, чем в СИЗО, но 17 февраля его вернули в Бутырку», — рассказывает адвокат Светлана Сидоркина. По словам членов ОНК, в помещении у Топехина расположены видеокамеры, которые выводятся на экран начальника СИЗО. Если случится чудо и Топехин внезапно встанет, можно будет смело объявить, что он симулянт. Но чуда пока не случилось, он лежит, как полагается парализованному человеку. В зале судебных заседаний Мосгорсуда висит экран, на который ведется прямая трансляция из специальной комнаты Бутырки. Топехин лежит. Состояние его оценивается как удовлетворительное медиками СИЗО, они выдали справку: может участвовать в заседании. У защиты — своя правда. Светлана Сидоркина заявила два ходатайства о приобщении к материалам дела двух заключений: специалиста в области юридической психологии Рубашинова В.А. и специалиста в области судебно-медицинской экспертизы из СанктПетербурга Петрова Л.В. Первый из них утверждает, что Топехин не склонен к симуляции, а второй объясняет, что тюремная медицина не способна обеспечить необходимое лечение, потому что СИЗО не обладают соответствующими лицензиями.

Также Светлана Сидоркина представила на обозрение дело Семихвостова, решение по которому было принято 6 февраля этого года Европейским судом по правам человека. Александр Семихвостов был осужден за убийство на тринадцать с половиной лет тюрьмы. В СИЗО его избили, результатом стал паралич. В колонии за ним вынуждены были ухаживать другие заключенные, подсаживать его в инвалидное кресло, купать, помогать ему сходить в туалет. ЕСПЧ посчитал, что Россия нарушила права Александра Семихвостова, и присудил заявителю выплату компенсации в размере 16 тысяч евро, отдельно отметив, что государство должно создавать особые условия для заключенных с ограниченными возможностями. Судебная коллегия удалилась в совещательную комнату. Зрители и участники процесса наблюдали за лежачим больным, которому пришло время делать обезболивающий укол. Топехин начал откидывать одеяло, подошел врач, просит снять памперс… Секретарь суда выглядит растерянной, просит врачей повременить до вынесения приговора, «а то все наблюдают». Но Топехину больно, терпеть он уже не может. Секретарь суда просит врача закрыть собой голую часть тела Топехина, а также памперсы и прочее, что обнажилось под одеялом. В это время возвращается коллегия из трех судей. — Все желающие присутствовать на оглашении приглашены? — Уважаемый суд, ему памперс меняют, — уточняет Сидоркина. Судьи тактично ждут, пока медики завершат начатую процедуру. Топехина накрывают одеялом, и судья продолжает: «…Снизить назначенное Топехину наказание до четырех лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима…» Приговор вступил в законную силу со дня оглашения, теперь Топехина могут в любую минуту этапировать в колонию. Правда, во вторник должна состояться комиссия, которая может назначить Топехину степень инвалидности, может быть, этот момент как-то изменит ситуацию вокруг парализованного заключенного, но пока Сидоркина оценивает приговор апелляционной инстанции как очень жестокий: «Я рассчитывала на то, что наказание заменят на условный срок, ведь у Топехина еще и больные родители. Они оба инвалиды».

Сейчас Топехину сделают обезболивающий укол

Фото автора

10

Юлия ПОЛУХИНА


политический рынок

«Новая газета на урале» понедельник. №20 24. 02. 2014

11

Кирилл РОГОВ обозреватель «Новой»

«

Петр САРУХАНОВ — «Новая»

Л

ично у меня не было и тени сомнения, что приговор Владимира Путина восьмерым «узникам Болотной» будет обвинительным и строгим. Не возникало, мне кажется, в ходе процесса в этом сомнений и у судьи г-жи Никишиной. Если за песенку «двушечка», то за митинг — «пятерочка»: это ведь логичненько? Сомнений не было, потому что даже в нынешнем (усеченном) виде «болотный процесс» является процессом сугубо политическим. Политическим прежде всего в том отношении, что он имеет принципиальный политический смысл для самого Владимира Путина. Этот процесс призван подтвердить право «власти» на незаконное и чрезмерное насилие. Утвердить незыблемость такого репрессивного порядка, который и предлагается по преимуществу понимать как «власть». Впрочем, говоря о политическом характере процесса, я имею в виду и сугубо юридическую сторону дела. Согласно определению Верховного суда, вынесенному еще в те времена, когда вменяемая «болотникам» 318-я статья («насилие в отношении представителя власти») не имела политического подтекста, применение этой статьи возможно лишь в случаях, когда действия представителя власти носили законный характер. Эта норма вытекает из порядка вещей. Ведь на самом деле «власть» — это система институтов, основанных на законе, а не группа охраняемых лиц. А представители власти — это представители закона. И именно в этом качестве они обладают иммунитетом, а не по праву ношения формы. Всем ясно, наверное, что майор Евсюков не был «представителем власти», когда, будучи в форме, из табельного пистолета расстреливал посетителей супермаркета. Между тем по прошествии 22 месяцев ход событий на Болотной площади 6 мая 2012 года выглядит предельно ясным. Без уведомления изменив схему проведения митинга и создав бутылочное горлышко, «власти» добились прямого соприкосновения толпы и стражей порядка, дезорганизации, конфликтов и первых столкновений. После этого митинг был объявлен запрещенным, о чем

Все мы — «узники Болотной» Процесс призван подтвердить право «власти» на незаконное и чрезмерное насилие

Зачитывая первую часть обвинения, г-жа Никишина, называя каждого полицейского, в отношении которого якобы имело место насилие, упоминала должностную инструкцию, согласно которой он действовал. Здесь она неявно адресовалась к тому постановлению Верховного суда: мол, по инструкции — значит, законно. Но только действовать

Применение статьи 318 возможно лишь в случаях, когда действия представителя власти носили законный характер

протестующие в основном не знали, а ОМОНу был отдан приказ освободить территорию. Началось избиение, которое провоцировало отдельные попытки сопротивления. Были, кстати, в толпе и группы, подготовленные к противостоянию, но за 22 месяца следствие не сделало никаких попыток выделить и исследовать эти эпизоды как отдельные. Дело в том, что такое исследование подрывало бы общую концепцию, согласно которой виновными были все, кто находился на площади, а потому их следовало избивать за сам факт присутствия. Именно такой приказ — работать по толпе, как будто это бунтовщики, «участники массовых беспорядков», был отдан ОМОНу.

«

таким образом инструкция предписывает в том случае, если массовые беспорядки и агрессия имели место. А их не было. На многочисленных видеозаписях отчетливо видно, что в большинстве эпизодов именно ОМОН нападает на людей, не совершающих никаких агрессивных действий и только слабо, почти безвольно пытающихся защититься от жестокости и несправедливости. И это совершенно принципиальный момент: вопрос об ответственности сопротивляющихся насилию неотделим от вопроса о законности насилия и его соразмерности. Вне этого вопроса не существует ни законного порядка, ни Уголовного кодекса, ни статьи 318-й, в частности.

Если вы переходите улицу в неположенном месте, а подбежавший полицейский начинает вас бить дубинкой, и вы вырываете у него дубинку из рук и валите его на землю, то не прав полицейский, а не вы. Этот пример практически один в один повторяет, кстати, эпизод, определение по которому принял Верховный суд 8 апреля 1997 года, указав, что применение 318-й статьи возможно лишь в случае законных (!) действий представителя власти. Там оправданный гражданин повалил на землю сотрудника милиции, когда тот замахнулся дубинкой на его брата, отказавшегося пройти в отделение в ответ на необоснованное требование предъявить документы. Это совершенно естественное решение выглядит сегодня почти фантастически! На самом деле 318-я статья — это настоящий полицейский бич нашего времени. Краеугольный камень узаконенного садизма. Она регулярно используется полицией именно в тех случаях, когда ее сотрудники применяют необоснованное и незаконное насилие. Чтобы защититься от наказания, они выдвигают обвинение по 318-й статье и с помощью подставных милицейских свидетелей и недобросовестности судов добиваются осуждения избитых. В этом смысле 318-я статья — это настоящие ключ и крыша круговой поруки беспредела в правоохранительных органах. И случай Болотной — по сути, из той же серии. Не важно, сколько раз и за что сотрудник ОМОНа ударил тебя, важно, не схватил ли ты его в это время за бро-

нежилет. 318-я статья сегодня — это и есть бронежилет беззакония. Лозунг «Болотное дело — дело против тебя» обычно понимают в том смысле, что на площадь вышли 80 тысяч человек, а посадить в отместку им и в острастку собираются — восемь. Но я понимаю его еще и по-другому: обвинение по «болотному делу» — это тот механизм, который превращает граждан в бесправные тушки для битья, а стражей порядка — в опьяненных безнаказанностью беспредельщиков. Это тот механизм, который подрывает существование государства. И в этом смысле «болотное дело» — это дело против каждого! Кстати, как вы думаете, те люди, которые воевали на Майдане с «Беркутом», они в основном были пользователями «Фейсбука» и посетителями киевских «жан-жаков»? Моя гипотеза, что нет. Моя гипотеза, что боевое ядро Майдана — это как раз те, кто с юности и с детства наблюдал и уразумел технологии милицейского беспредела, кто прекрасно знаком с механикой милицейского правосудия: будут бить, пока не скажешь спасибо, что не посадили. И именно впитанное сознание этой безвыходности придало им ту нечеловеческую решимость, плоды которой мы все и наблюдали. «Болотное дело» — это дело о насилии, заменившем законность. Поэтому «болотное дело» — это дело против всех, кто верит в правопорядок.


12

«Новая газета на урале» понедельник. №20 24. 02. 2014

процесс

Замоскворецкий суд огородили барьерами еще с ночи. Приставы пропускают людей по принципу — нравится или нет лицо, внешний вид, пресс-карта. Родственников поначалу запускали в зал суда только при совпадении фамилии в паспорте с фамилией подсудимого, так что на улице чуть не остались сестра Дениса Луцкевича и девушка Степана Зимина.

С

аша Наумова (Духанина), находившаяся под домашним арестом, принесла в суд большую сумку: была уверена, что ее возьмут под стражу сразу после оглашения приговора. В сумке еда и книги: Шекспир («Отелло», «Макбет»), Ирвинг («Сонная лощина»), Торо («Уолден, или Жизнь в лесу»), Кастанеда («Активная сторона бесконечности»), Хаксли («Контрапункт»). Она всю последнюю неделю изучала распорядок СИЗО № 6 — уверена, что попадет именно туда: «Меня арестуют прямо в зале суда». Хотя по закону она должна оставаться на свободе как минимум до рассмотрения апелляции. Приставы настаивают на досмотре, Саша просит их сделать это в стороне, чтобы не выкладывать на стол предметы личной гигиены. Начало заседания задерживается на три часа. В зал пускают только пять информагентств и одну камеру, хотя там еще семь свободных мест. С нами в толпе у экрана телевизора стоят дипломаты иностранных государств, пришедшие из соседней поликлиники, где можно сходить в туалет. В зале суда родители практически не видят своих детей, их отгородили конвойные, спецназ и два сотрудника полиции с собаками. Адвокатам не дают возможности поздороваться с подзащитными, а сами подсудимые стоят в наручниках. В суд их доставили еще в 8 часов утра. Судья Никишина зачитывает приговор. С первых слов и формулировок стало понятно, что процесса, где были представлены доказательства невиновности, как будто и не было. Подсудимых признали виновными во всем, даже в том, что не исследовалось в суде. Например, у Дениса Луцкевича был всего лишь один эпизод, по которому ему вменяли, что он выдернул шлем из рук сотрудника полиции Троерина. Но в приговоре — уже несколько новых эпизодов: «Луцкевич, <…> действуя совместно, согласованно с другими участниками массовых беспорядков, выкрикивал лозунги оскорбительного содержания и, используя металлические барьеры защитного ограждения, создавал препятствия для передвижения сотрудников полиции и военнослужащих ВВ МВД РФ. <…> Продолжая принимать участие в массовых беспорядках, Луцкевич не менее трех

«

трудников полиции Алгунова и Моисеева, но в приговоре добавляется еще один. «Кривов <…> применил насилие в отношении неустановленного представителя власти, входившего в состав группы задержания агрессивно настроенных граждан, физическое насилие, а именно, действуя умышленно, препятствовал задержанию сотрудниками полиции агрессивно настроенного гражданина. Взял в захват руки сотрудника полиции, сковывающие его движения. И попытался отобрать из рук сотрудника полиции специальное средство — резиновую палку ПР-73. Продолжая свои преступные действия, Кривов, реализуя возникший у него умысел на применение в ходе возникших массовых беспорядков насилия в отношении представителей власти, применил в отношении Алгунова и Моисеева <…> насилие, не опасное для их жизни и здоровья, <…> вырвал из рук Алгунова спецсредство ПР-73, а затем, когда Алгунов попытался забрать свое спецсредство у Кривова, последний нанес не

Прямая связь с Майданом менее трех ударов кулаками по кистям рук потерпевшего, причинив тем самым потерпевшему физическую боль. <…> Кривов <…> с применением физической силы схватил за форменную одежду Моисеева, а затем толкнул его обеими руками в туловище, причинив последнему физическую боль». Голос судьи не дрожит, она уверена: все, что она читает, — правда. За окном в это время раздается буквально рев людей, разрывающий тишину, люди скандируют: «Свободу!» Без остановки. Судья продолжает: «В период времени с 16.00 часов до 20.00 часов 6 мая 2012 года <…> неустановленные лица <…> стали

За окном раздается рев людей: «Свободу!» Но судья уверенным голосом продолжает читать: «Неустановленные лица...»

раз бросил камни и фрагменты асфальтового покрытия в сотрудников полиции, стоящих в оцеплении. <…> Неустановленные участники массовых беспорядков, действуя умышленно, сорвали с неустановленного сотрудника полиции шлем, а также стали наносить удары руками и ногами по голове и телу. Луцкевич в это время, действуя умышленно, нанес правой рукой не менее одного удара данному сотруднику полиции. <…> Неустановленные участники массовых беспорядков сорвали с Троерина шлем, <…> а также нанесли ему удары руками по голове и телу, после чего Луцкевич, действуя умышленно, схватил Троерина за форменное обмундирование и, применяя физическое насилие, вырвал шлем из рук». У Сергея Кривова судом исследовалось два эпизода в отношении потерпевших со-

«

призывать присутствующих лиц к движению за пределы согласованного места проведения митинга, неподчинению законным требованиям сотрудников полиции и военнослужащих ВВ МВД РФ, <…> что привело к возникновению массовых беспорядков <…>. В тот же день не позднее 17 часов у Луцкевича, Наумовой (до замужества Духаниной), Полиховича, Зимина, Белоусова, Савелова, а после 17 часов — у Кривова и Барабанова возник преступный умысел на участие в массовых беспорядках и применение насилия в отношения представителей власти». Артем Наумов стоит рядом с женой, не отпускает Сашу ни на секунду, она спокойно слушает: «При этом, реализуя свой преступный умысел, Белоусов, находясь в неустановленном месте в неустановленное

время, приобрел неустановленный предмет желтого цвета шарообразной формы в целях использования его для применения насилия в отношении представителя власти. А Зимин, <…> во избежание возможности быть узнанным и привлеченным к ответственности за совершение противоправных действий, надел на голову, специально предназначенную маску для сокрытия лица». Всех ребят выдает только одно: глаза. Видимо, не спали всю ночь: напряжены до предела, из-за конвоя судью им не видно, приходится вытягивать шеи. Иногда улыбаются — когда слышат скандирование на улице. Читка продолжается: «в период с 17.00 часов до 22.00, поддавшись прозвучавшим противоправным призывам неустановленных лиц, часть участников указанного массового мероприятия, среди которых были Барабанов, Наумова, Зимин, Луцкевич, Белоусов, Савелов, Полихович, Кривов, Лузянин, Косенко и иные неустановленные лица, приняли участие в возникших массовых беспорядках, сопровождавшихся насилием, повреждением и уничтожением имущества, а также применением физической силы, попыток прорыва оцепления, состоящего из сотрудников полиции и военнослужащих ВВ МВД РФ». Каким образом судья конкретизирует действия, например, Андрея Барабанова как умышленные, непонятно, на суде сотрудник полиции, когда давал показания, вообще никого не узнал, но Никишина странным образом приходит к следующим выводам: «Барабанов применил насилие, не опасное для жизни и здоровья в отношении сержанта полиции Круглова <…>. Круглова схватили за форменное обмундирование и сбили с ног, а Барабанов вместе с другими неустановленными участниками массовых беспорядков, действуя умышленно, применяя насилие, совместно сорвали с Круглова шлем и нанесли множество ударов руками и ногами по голове и телу. При этом Барабанов

лично нанес Круглову не менее одного удара рукой по голове и не менее одного удара ногой по телу в тот момент, когда полицейский лежал на земле». Адвокаты Белоусова представили доказательства его невиновности: эпизоды с ним и пострадавшим Филипповым происходили в разное время и что в Филиппова вообще никто не бросал некий желтый предмет. Но все равно приговор звучит так: «Белоусов применил насилие, не опасное для жизни и здоровья в отношении Филиппова. <…> Неустановленные участники массовых беспорядков нанесли не менее трех ударов руками и ногами по голове, телу и конечностям Филиппову, после чего Белоусов <…> прицельно бросил в Филиппова неустановленный твердый предмет желтого цвета шарообразной формы, который попал Филиппову в верхнюю часть груди справа, причинив тем самым физическую боль». Фотографии жесткого задержания Саши Духаниной, теперь Наумовой, — ее схватили за шею и волоком потащили в автозак, обошли все СМИ. Никто не стал разбираться, насколько было правомерным столь суровое обращение, зато на нее обрушился целый отряд пострадавших бойцов ОМОНа: «Наумова (до замужества Духанина), реализуя возникший у нее преступный умысел применения в ходе возникших массовых беспорядков насилия в отношении представителя власти, применила в отношении Зелянина и Сутормина <…> физическое насилие, не опасное для их жизни и здоровья. <…> Действуя умышленно, бросила в Зелянина фрагмент асфальтового покрытия, которое попало Зелянину в область левого плеча, в результате чего Зелянину была причинена физическая боль в месте удара, а также телесные повреждения — подкожная гематома <…>. Наумова <…> прицельно бросила в Сутормина фрагмент асфальтового покрытия, который попал ему в бронежилет в районе живота. В общей сложности Наумова не менее 8 раз прицельно бросила в


Судья Никишина неожиданно прервала оглашение приговора по «болотному делу», больше похожего на репортаж из мятежного Киева

сотрудников полиции камни и фрагменты асфальтового покрытия, а также пустую бутылку». Степан Зимин не кидал асфальтом в Куватова, и это подтверждает официальная судмедэкспертиза, исследованная в суде, что в приговоре полностью проигнорировано: «Зимин <…> с целью применения насилия к представителю власти прицельно бросил не менее трех раз куски асфальтового покрытия, выломанные в ходе массовых беспорядков с проезжей части. <…> Один из трех кусков асфальтового покрытия размером 15 на 15 сантиметров <…> попал в кисть правой руки стоявшего в оцеплении <…> сержанта полиции Куватова. В результате попадания Куватову была причинена физическая боль в месте удара». Артем Савелов знает, что невиновен, что свидетельствовавший против него Гоголев в это время задерживал совсем другого человека. Это знает и Никишина, но читает: «Савелов применил насилие, не опасное для жизни и здоровья, в отношении сотрудника полиции Гоголева, <…> грубо схватил за кисти рук и <…> попытался втащить последнего в толпу агрессивно настроенных граждан, причинив тем самым боль потерпевшему». Семья Алексея Полиховича: его папа, мама, дедушка и жена, — все знают, как омоновец Тарасов извинялся перед родителями за то, что должен был оболгать их сына. На суде Тарасов отшучивался и предложил просто все взять и забыть. Никишина к нему не прислушалась: «Полихович, реализуя свой преступный умысел, <…> используя для сокрытия лица медицинскую маску, <…> пытался освободить лиц, задержанных сотрудниками полиции за нарушение общественного порядка, и отталкивал полицейских, препятствуя выполнению ими должностных обязанностей. Продолжая свои преступные действия, Полихович применил на-

силие в отношении Тарасова. <…> В то время как неустановленные участники массовых беспорядков пытались прорвать оцепление, Полихович <…> схватил за руку Тарасова, после чего сорвал руку с задерживаемого им лица, чем воспрепятствовал задержанию и причинил Тарасову физическую боль. Кроме того, Полихович совместно с неустановленными лицами строил из металлических барьеров заграждения, <…> а также, используя физическую силу, пытался оттеснить барьерами выстроенную цепочку из числа военнослужащих ВВ МВД РФ». Видимо, для того, чтобы люди боялись, чтобы больше никогда никто на площадь не выходил, а также, чтобы подтвердить факт массовых беспорядков, в приговоре добавлено: «Другие неустановленные участники массовых беспорядков, поддавшись на противоправные призывы, игнорируя законные требования сотрудников полиции, применяя физическую силу, <…> предпринимали попытку прорвать выставленное оцепление, <…> продолжили забрасывать сотрудников полиции и ВВ МВД РФ пустыми бутылками, кусками асфальтового покрытия, выломанными в ходе массовых беспорядков с проезжей части, заранее приготовленными и принесенными дымовыми шашками, бутылками с зажигательной смесью и другими предметами, распылять слезоточивый газ из заранее приготовленных газовых баллончиков, разливать заранее принесенные вещества с едким запахом из заранее приготовленных и принесенных емкостей. Строить из барьеров защитные ограждения и из мобильных туалетов препятствия для передвижения сотрудников полиции и ВВ МВД РФ. Уничтожать и повреждать имущество, <…> применять насилие в отношении представителей власти, <…> при этом одна из бутылок с зажигательной смесью, умышленно брошенная неустановленным участником в направлении представителя власти, разбилась в непосредственной близости от участника демонстрации Яструбинецкого, в результате Яструбинецкий получил термический ожог. <…> Были причинены телесные повреждения более 50 сотрудникам полиции и гражданским лицам». Зачитав этот текст, больше похожий на репортаж из Киева, и добавив пассаж про нанесенный материальный ущерб, Никишина неожиданно прервала чтение приговора, объявив перерыв до понедельника. Но уже и так понятно, что приговор будет жестким, как и предполагали подсудимые в своих интервью «Новой газете». После того как в заседании был объявлен перерыв до понедельника, общественный защитник Алексея Полиховича Павел Шапошников вышел из суда, окруженного толпой, уже изрядно прореженной задержаниями. Он успел только поздороваться с друзьями — и тут же был задержан. В протоколе задержания, однако, все выглядит иначе. «21 февраля 2014 года в 16 часов 00 минут Шапошников, являясь участником несогласованного публичного мероприятия в форме митинга в примерном составе группы граждан в количестве 400 человек, нарушил установленный порядок проведения митинга <…>, заранее знал о несогласовании <…> проведения митинга. <…> Начал выкрикивать лозунги: «Долой полицейский беспредел!», «Свободу, фашисты!», «Долой Путина!», привлекая внимание граждан и средств массовой информации». В общем, Шапошников скандировал лозунги в толпе, в то время как в действительности находился в зале суда (заседание завершилось только в половине пятого). У этого протокола гораздо больше общего с приговором по «болотному делу», чем грубые фактические ошибки. Общее — в понимании: не важно, что ты делал в реальности, важно, что тебя выбрали на роль нарушителя закона, и с этого момента закон будет нарушаться уже в отношении тебя.

Юлия ПОЛУХИНА

13

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

Солидарность — новый состав преступления? Рекордное количество задержаний перед Замоскворецким судом

В

9.15 к многоэтажке на Нахимовском проезде подъезжает белая легковушка. На лобовом стекле наклейка «ФСИН». Из подъезда выходят Саша и Артем Наумовы, у Артема на плече спортивная сумка — вещи на первое время в СИЗО для его жены, одежда, книги. Он боится, что вечером вернется домой уже один. За час до оглашения приговора перед Замоскворецким судом начали собираться люди. Точнее, перед металлическими ограждениями у суда (их выставили на Татарской улице еще с ночи), тех, кто работает в соседних офисах, просили идти в обход. По периметру суда дежурят четыре кинолога с собаками. За оцеплением оказалась больница: какая-то женщина пыталась доказать полицейским, что у нее запись на сегодня, чтобы ее пропустили. Люди стоят вплотную на тротуаре, машины ездят, разделяя их на два островка. Пришли амнистированные ранее Леонид Ковязин с женой, Владимир Акименков, Николай Кавказский, Мария Баронова, Дмитрий Рукавишников, Александр Каменский, девушки из Pussy Riot, Илья Фарбер. Ковязин залез на крышу ближайшего кафе, фотографирует. И на Болотной тогда он был как журналист — снимал. Акименков тоже забрался на возвышенность, кричит: «Объявляю минуту молчания в память о погибших на Майдане». Его задерживают, но через полчаса он снова появляется среди нас. Сбежал из автозака? В какой-то момент становится слишком тесно, полицейских просят перекрыть движение. «Нет приказа». Вызвали ОМОН для подкрепления. В воздух запускают связку белых шариков с плакатом «Свободу героям 6 мая», она цепляется за провода. Шары так и провисят все выходные. «Отпустить! Оправдать!» — скандируют люди, их собралось к 12 часам уже больше тысячи. Из окна на четвертом этаже смотрят родители и адвокаты обвиняемых. Заседание никак не начнется, хотя ребят в зал уже завели.

Евгений ФЕЛЬДМАН — «Новая»

Евгений ФЕЛЬДМАН — «Новая»

«Новая газета на урале» понедельник. №20 24. 02. 2014

На припаркованных за оцеплением автозаках стоят сотрудники центра «Э», снимают происходящее на камеры. Именно они указывали, кого задерживать. Сначала в толпе «берут» выделяющихся — в футболках с портретами обвиняемых, надетых прямо поверх курток, с плакатами. «Задержат с национальным флагом? Это же позор!» — говорит мужчина с триколором в руках. Но и его «винтят» под крики «Позор!». Внешних признаков для задержаний больше нет, а люди на тротуарах все еще есть. И полицейские начинают хватать людей без разбора, в основном мужчин. Женщины пытаются отбить одного, обнимают его крепко, не отдают. Но — за руки, за ноги — и его уже несут. Многих тащат по асфальту. Омоновцы образуют плотную цепочку, зачищая проезжую часть, в мегафон сообщают: «Уважаемые граждане, ваша акция несогласованна». Уже 15.30, а приговор там, внутри, судья только начала оглашать. В небо выпускают восемь голубей — по количеству подсудимых. О том, что сроки мы сегодня не узнаем, становится понятно из твиттера около четырех часов вечера. Из суда выходят адвокаты и родственники подсудимых. Жена Алексея Полиховича Татьяна рассказывает: «Ребята были в наручниках, в конечном счете судья прочитала…» — и срывается на крик, потому что стоящего в стороне общественного защитника ее мужа в этот момент без оснований «винтят» омоновцы. Таню тоже хватают, заодно забирают ее подругу и гражданскую жену обвиняемого Андрея Барабанова. Жен обвиняемых отпускают из автозака через пятнадцать минут, а остальных везут в ОВД «Хорошевское», где до самого вечера составляют протокол по статье 20.2 КоАП (нарушение порядка организации или проведения демонстрации). Всего, по информации «ОВДинфо», 21 февраля перед судом задержали больше двухсот человек. Екатерина ФОМИНА


14

«Новая газета на урале» понедельник. №20 24. 02. 2014

Ó

краинский колокол звонит по России. Не в том смысле, что в России обязательно состоится такая же смута. А в том смысле, что украинский кризис — это результат политики нового российского имперского экспансионизма, следствие политического решения, принятого при участии и давлении Москвы. Решения продавленного и «приобретенного» за кредит. Которым Янукович вряд ли сможет воспользоваться — разве что на содержание своего существования на закрытой госдаче, затерянной на Рублево-Успенском шоссе, где нередко находят последний приют провалившиеся политики из провалившихся государств. Человек, принимавший вместе с Януковичем решение, идти ли ему всего лишь (!) на символическое сближение с Евросоюзом или нет, по привычке исключил из ситуационного анализа общество (считая его статистом). Украинское же общество это решение взорвало. Сосед Януковича думал, что укрепляет собственный режим путем территориальной экспансии и «покупки» ближайшего соседа кредитом, но лишь ослабил его. Янукович был (именно был, потому что его политическое будущее неясно) президентом, который пытался управлять страной по моде-

система, по Ленину, принуждена эквилибрировать, чтобы не упасть

Петр САРУХАНОВ — «Новая»

,

ли «стационарного бандита» — выбившегося наверх представителя, деликатно выразимся, некоей неформальной среды, играющего роль «одного окна» для политических и бизнес-элит, которые хотели бы жить относительно стабильно. Однако он не потянул и эту роль, потому что семейная «мафия» не может заменить политические и рыночные институты. В этой краткос-

,

ïèñüìî èç ðåäàêöèè

Бонапартизм по-украински

ìíåíèÿ

рочной квазистабильности кроется долгосрочная нестабильность. Там, где институты заменены волей стационарного бандита, бонапартистским маневрированием, ручным управлением, — там государство слабое, а не сильное, как кому-то кажется. (Янукович к тому же вынужден был лавировать еще и между Западом и Востоком — это вечная дилемма украинских политиков с гетманских времен. — см. «Новую газету», № 17 от 17 февраля 2014 года. — Василий Жарков. «Прощание с Украиной».) Дурной нрав и самоуверенность — плохая замена разделению властей и работающим институтам свободного рынка. Ручное управление, которое держится на страхе элит, — неэффективно. Такой режим становится в прямом смысле бонапартистским. Тут самое место вспомнить Владимира Ильича, который писал о том, что бонапартизм — это система власти, «которая принуждена эквилибрировать, чтобы не упасть, — заигрывать, чтобы управлять, — подкупать, чтобы нравиться, — брататься с подонками общества, с прямыми ворами и жуликами, чтобы держаться не только на штыке». Режимы, схожие с путинским или януковичским, в современной политической науке называют смешанными или гибридными (есть еще термин «конкурентный авторитаризм», введенный Стивеном Левицки и Луканом Уэйем): формально в таких политсистемах существуют институты демократии и рынок, но они остаются «нарисованными» и имитационными. И вот что еще сближает украинское и российское политическое пространство — это монополия власти, точнее, «ближнего круга» или правящей «семьи», на коррупцию. Что естественно для систем, где не функционируют институты, а работают произвольные решения и усмотрения узкого круга лиц. До какой степени такие режимы неустойчивы и чреваты революциями, гражданскими войнами и смутами, наглядно демонстрирует украинский пример.

Андрей КОЛЕСНИКОВ, шеф-редактор «Новой газеты» Kolesnikov@novayagazeta.ru

êóëüòóðà ïîâñåäíåâíîñòè

Спасение от будущего Почему России не нужна современная церковная архитектура

се-таки ты не наш, не русский ты человек, — как-то резюмировал опустевшую бутылку мой ближайший друг, редактор одного высоколобого журнала. — Ты не любишь водку, потому что не умеешь ее пить. Ты не любишь березы якобы потому, что вырос у моря. Ты не любишь, в конце концов, наши храмы. Луковки тебе не нравятся, вот признайся». Я кинулся признаваться, мы отвлеклись, и за что я так не люблю русские храмы, в тот раз узнать не удалось. А зря. В последнее время я все чаще думаю о том, есть ли что-то плохое в луковках. Конечно, луковки попали под раздачу. Из них многие удались, чего уж там. Дело не только в них. В отличие от берез и водки, архитектура русских церквей не имеет биологического измерения. Она не может безотчетно нравиться, как нередко бывает с водкой. Это не растение, на которое можно, пользуясь его пассивностью, навесить идеологию: березы — тому пример. Архитектура, как рукотворное явление, всегда что-то значит сама, несет в себе заряд воли автора, чаще заказчика. Что же до русского храмового зодчества, то данный вопрос не имеет прямого отношения к эстетике, это уже чистая политика, даже если мы ее игнорируем и умиляемся на благолепие. Что бы там ни творили с культурой, но в светском строительстве последних лет наблюдается рост гуманизма и появляются признаки среды. Мне, как московскому жителю, импонирует, что конкурсы иногда выигрывают *Автор — профессор отделения культурологии НИУ ВШЭ

мастерские SPEECH и ADM, а не мастера ложноклассического или ложнорусского стиля. С культовыми зданиями все совсем иначе: у них другая концепция. Их становится все больше, а выглядят они в лучшем случае как 100 лет назад. Но это если очень издалека. Если вблизи, то это сплошной ассортимент строительного рынка. Получается нечто, напоминающее дачу нового русского, в 1994 году захотевшего копию Московского Кремля, только со стеклопакетами. Но там это было от в чем-то невинного инфантильного вкуса, а здесь — от жесткого фундаментализма. Считается, что церковная архитектура за рубежом изменилась до неузнаваемости из-за Второго Ватиканского собора, продолжавшегося несколько лет в начале 1960-х годов. Право было католическое начальство или нет, но ему удалось впустить в себя и узаконить для других процесс модернизации, который и так шел во всем мире, благополучно минуя церковь. Далее храмовое пространство могло решаться как угодно. Необходимость в соблюдении образца отпала окончательно. В результате уже более 50 лет (а в про-

,

где-то надо умещаться джипам с Лубянки, чья элита по-соседски привечает монастырь

,

«Â

Ян ЛЕВЧЕНКО*

тестантских странах гораздо больше) архитектура западнохристианского мира не просто идет в ногу со светской, но зачастую и опережает ее по радикальности эстетических и технологических решений. Примеров — множество: от церкви Девы Марии в Рошане, которую Ле Корбюзье построил еще в 1958 году, до Часовни Тишины, появившейся в Хельсинки в 2012 году в рамках Года дизайна. У нас свой путь, и всегда готов ответ. РПЦ таких реформ никогда не проводила и не собирается. Так что, господа архитекторы, просим не дерзить. Но и собор Святого Семейства в Барселоне, и Благовещенская (кстати, православная) церковь в городе Милуоки, имеющие весьма нестандартный облик, — строились до того, как церковные иерархи признали за миром право развиваться. Это всего лишь прецедентное право: стоит раз построить, и дело пошло. Вот этого наша церковь больше всего и боится. Архитектура храма — его социальный образ: даже тот, кто не ходит в церковь, наблюдает размножение одного и того же образца, усваивая мысль, что так и надо. На таком фоне появление прогрессивных светских зданий будет неминуемо восприниматься в штыки — как неуважение к вековым традициям, к нашему наследию, к неприкосновенной культуре, понятой в духе одноименного телевизионного канала. Консервативный ресурс, которым церковь исторически сильна, ныне служит очень важной цели — убеждению паствы в том, что движение вперед губительно, что в прошлом — единственное спасение, гарант стабильности и процветания. Прошлое копируется, упрощается и технологизируется. При этом важно не прошлое само по себе, это как раз ненужные гуманитарные сантименты. Главное — функционал, то есть энергия сдерживания. Пока народ умиляется на церкви шаговой доступности, можно сносить историческую застройку Сретенского монастыря, чтобы к 100-летию Октябрьской революции в знак особого цинизма выстроить очередной помпезный фейк — храм в честь новомучеников, эталон русского китча с двухуровневой парковкой. Где-то же надо умещаться джипам с Лубянки, чья элита по-соседски привечает монастырь вслед за первыми лицами государства…


& êîììåíòàðèè

«Новая газета на урале» понедельник. №20 24. 02. 2014

15

âèä ñáîêó

â ôîêóñå

Деофшоризация теряет градус

Валерий ЗЕЛЕНОГОРСКИЙ*

Дочь трудового народа

ак только 12 декабря прошлого года Владимир Путин бросил клич: «Даешь деофшоризацию!» — мы написали, что на этом пути борцы за «суверенный» бизнес, если уж цитировать президента, еще замучаются пыль глотать. Прогноз сбывается: кремлевская администрация дала отрицательный отзыв на законопроект единороссов, запрещающий иностранным фирмам участвовать в госзакупках. Депутаты, отозвавшиеся на призыв президента, получили вместо благодарности подзатыльник. Почему? Есть слово и есть дело. И это две большие разницы. Деофшоризация — прекрасный образчик. Путин мобилизовал массы, естественно, чиновничьи, на борьбу с офшорной изменой родине со стороны масс предпринимательских. Кто-то из последних тут же взялся рапортовать о срочной репатриации бизнеса, кто-то из первых привычно засел строчить запреты. Деофшоризация — важная и многогранная задача. Однако если фиксироваться исключительно на словах, теряется связь с реальностью, то есть с экономикой, которая развивается по законам, которые окриком не остановишь. Председатель Комитета по экономической политике Госдумы Игорь Руденский и депутат Игорь Игошин, предлагая запретить для фирм, зарегистрированных не в России, участвовать в программах госзакупок, то есть выполнять госзаказ за бюджетные деньги, — шли за словами. В пояснительной записке к законопроекту они цитируют Послание президента Федеральному собранию 12 декабря: «Компаниям, зарегистрированным в иностранной юрисдикции, нельзя будет пользоваться мерами господдержки, включая кредиты ВЭБа и госгарантии. Им также должен быть закрыт доступ к исполнению госконтрактов и контрактов структур с госучастием». Однако в заключении на тот же самый законопроект администрация того же самого президента написала: «Не вполне соответствует». Начинается с простого: а как тогда вести закупки для посольств и иных российских представительств за рубежом? Потом чуть сложнее: а как быть с закупкой того, что российская промышленность в принципе не производит? И, наконец, общий вывод: установка исключительно на отечественного производителя приведет «к ухудшению положений ряда компаний с госучастием» и «потере их конкурентных преимуществ». Хороший урок. Есть и другие. Бороться с офшорами исключительно запретами просто, но не эффективно. Борцы выбирают, как правило, лишь часть проблемы. Минфин — получение недополученного бюджетом. Органы — выявление конечного бенефициара или владельца. И то и другое необходимо. Но для того, чтобы российские компании регистрировались не за океаном, а на родине, надо ответить на очевидное: почему они так поступают? Главное в ответе — не налоги: предприниматели не находят в России достаточ* Автор — экономический обозреватель

ных гарантий защиты своих прав. Значит, решение проблемы — точно не в снежном коме всяческих запретов, а в повышении международной конкурентоспособности российского государства и его институтов. Сводить проблему, как это теперь принято, к движению по «дорожным картам» улучшения инвестиционного климата — значит, отворачиваться от главного. Искоренение коррупции и укрепление независимости суда — задачи политические, а «дорожные карты» не поднимаются выше «административных барьеров». 14 февраля побеседовали два президента — президент РФ Владимир Путин с президентом РСПП Александром Шохиным. Обсуждали меры по деофшоризации. Шохин сказал: регистрацию в офшорах российские предприниматели могут использовать не для уклонения от налогов, а «если иностранные инвесторы либо партнеры хотят использовать англосаксонское право и так защитить свои права». Путин ответил: «Но для этого не обязательно регистрировать компанию в офшоре. Компания может быть зарегистрирована в Российской Федерации, быть резидентом налоговым у нас. Любой контракт можно подчинить британскому праву, а, скажем, арбитражное разбирательство перенести в Стокгольм. Наше российское законодательство это позволяет делать, для этого не нужно в офшор уходить». Шохин предпочел не говорить о том, что англосаксонское право — это способ защиты и российских предпринимателей, которые даже споры друг с другом предпо-

,

англосаксонское право — способ защиты российских предпринимателей

,

Ê

Николай ВАРДУЛЬ*

читают разрешать не в России, не доверяя российским судам и правоприменению. И Путин тут же оставил его в дураках: никто не мешает российской фирме в контракте с зарубежным партнером предусмотреть разрешение споров по британскому или любому другому праву. В результате о необходимости большей защищенности прав частной собственности в России никто не сказал ничего. Между тем четкий ответ на вызов деофшоризации дал, например, «Вымпелком». Компания заявила: все налоги, полученные от хозяйственной деятельности в России, она платит и будет платить в российский бюджет, но свою материнскую холдинговую компанию оставляет в голландской юрисдикции. Российский бюджет получит свое, а холдинг — свое. В свое время освобождение из-под ареста Владимира Гусинского происходило по простой и неправовой формуле: активы в обмен на свободу. «Вымпелком» меняет налоги, уплачиваемые в российский бюджет, на гарантии защиты своей собственности, которые он нашел в Нидерландах и которые считает надежнее российских. Законы соблюдены. Волки сыты, овцы целы.

ß

— женщина из простого народа, так про нас говорят журналисты и телеведущие. Живу в центре и часто иду мимо ТВ-камер, где мальчики и девочки говорят: «А теперь спросим у простого народа». И далее какой-нибудь бред про выборы или про Пугачеву. Я и есть простой народ, бухгалтер из жилконторы, я там тружусь, а потом иду домой. Дома меня ждет мой простой народ, мой муж-электрик и дочь — мастер ногтевого сервиса. У нас демократия, все за собой убирают сами, кто первым пришел, тот и готовит. У нас есть дача, машина и любовь между собой, без сюсю-мусю, но любовь, ну как должно быть у простого народа. Когда смотришь про себя по телевизору, то страшно удивляешься: нас специально изображают идиотами, как тетю Асю с порошком или как дур на трибунах в «Давай поженимся»?! Героев из нас там выбирают попьянее и позвероподобнее. Скажу честно: таких людей не знаю, у нас в доме разные люди живут, есть и пьяницы: одна народная артистка и отставной военный, он раньше в папахе ходил, важный такой, с биографией, но потом спился, не выдержал издевательств над нас специально армией и флотом. Геев и лесбиянок ниизображают когда не видела, не довелось, я только слышу идиотами, как тетю о них по радио и ТВ. Так запугали нас депутаты, Асю с порошком что муж мой стал дочь с работы встречать, чтобы педофилы ее не совратили и не распропагандировали. Конечно, за всю страну не знаю, но моя тетка из Перми по помойкам не побирается, работает зубным врачом, а сын ее в Анадыре живет и не совратился, семья, дети, в прошлом году проездом были, на море ехали, нормальные ребята, не наркоманы, Родину любят. Я знаю, что есть старые и бедные, есть те, у кого жизнь не сахар, а когда она тортом была? Но вокруг меня люди не выживают, а живут, как умеют. Все давно знают, что на радио, ТВ и в газеты пишут только идиоты, и на опросы отвечают идиоты, а на презентации в супермаркеты ходят нищие старухи-пенсионерки, бедные женщины, которые всего хотят, а купить не могут, они же и голосуют. Мы не голосуем, ничего от власти не ждем, кроме повышения тарифов, мы рассаду рассаживаем, супруг в свободное время работает «мужем на час», все может руками сделать, лишняя денежка не помешает. Про дочь говорить не буду, пока без жениха, не модная она, хочет девственницей в храм войти, а ей предлагают пробный брак, притереться друг к другу, но она не хочет, ждет, и мы ждем. Мы и в храм не ходим по последней моде, мы с мужем комсомольцами были, с повязками красными стояли от института, отгоняли людей, впавших в религиозный дурман от храма, нас учили, что религия — опиум для народа, и мы это крепко усвоили. Хотя наш преподаватель, который нас научному атеизму учил, теперь староста прихода на Соколе, а мы — нет, прихожанами не стали. Что же нам теперь — поклоны бить и на Бога надеяться, мы уж так, по старинке, а кто хочет, пусть верует. Дочь ходит на йогу, к кришнаитам захаживает, мы не против: они мирные, чем бы дитя ни тешилось, лучше, чем водку жрать или клей нюхать. Скоро весна, поедем на дачу, будем пахать-отдыхать, каждые субботу и воскресенье с апреля до октября, а в отпуск мы тоже не ездим, так и живем без моря-океана, без СПА и шоколадного обертывания. Мы будем на великах ездить на речку, чай пить под абажуром, а по вечерам петь песни советских композиторов. Я, честно, не понимаю, а чего народ такой злой и всего ему хочется, я ни разу устриц не ела, я даже видеть не могу эти сопли, я даже бесплатно сыр с плесенью пробовать не стану. Мы свое пьем, самогончик свой, кальвадос по-нашему, наливочки, овощи и фрукты свои, кино и театр у нас каждый день между собой, нам с собой не скучно, а когда вижу по телику Собчак или Божену, мне даже жалко их, ну я — простой народ, не спорю, но и они не очень сложные. Мне еще бабушка говорила: «Мы не люди, но есть и хуже нас». Вы простите, что я своим суконным рылом в ваш калашный ряд встряла, вы простых людей, пожалуйста, не трогайте, вы сами по себе, а мы сами по себе.

,

,

Слова и дела в экономике — разные вещи

*Автор — сочинитель


16

персона

«Новая газета на урале» понедельник. №20 24. 02. 2014

Венедиктов попросил как-нибудь сделать, чтобы этот заголовок смотрелся иронически. Но как можно обозначить в тексте его знаменитое скептическое хихиканье? Считайте, что там стоит смайлик. На фоне триумфа украинского Майдана российская власть, видимо, будет особенно беспощадна к собственной оппозиции. Это, конечно, плохо сочетается с уверенностью, неуязвимостью, тотальным контролем, — но кто ж сейчас будет заботиться о сочетаемости. Сейчас надо заботиться о том, чтобы здесь ни в коем случае не было, как там. А под это дело важней всего окончательно зачистить медийное поле, на котором одинокой фигой возвышается «Эхо Москвы». 3 марта трудовой коллектив предложит на утверждение совету директоров кандидатуру Алексея Венедиктова. И совет директоров, только что поменявший гендиректора, либо утвердит, либо не утвердит эту кандидатуру. От этой развилки ситуация в стране зависит, на мой взгляд, куда больше, чем от курса рубля.

Алексей ВЕНЕДИКТОВ:

«Мы с Путиным уйдем одновременно»

— Леша, а может так быть, что вслед за гендиректором они поставят своего главного редактора? — Ни при каких обстоятельствах. В уставе записано, что главного редактора выбирает трудовой коллектив. Здесь выдвинута одна кандидатура — моя. Если она не утверждается, 17 марта истекает срок моих полномочий, и я остаюсь на станции политическим обозревателем. Есть контракт. В кресло главного редактора садится мой заместитель Бунтман. Если кандидатура опять не утверждается, три месяца спустя его место занимает другой мой заместитель — Варфоломеев — и радиостанция радикализируется. — Но в таком случае можно закрыть «Эхо» как таковое… — С этим никаких проблем, опыт имеется. Самый надежный способ — санэпидстанция. Приходят, условно говоря, от Онищенко — хотя сейчас Онищенко уже советник премьера, кажется? — и находят таракана. Либо приходят со своими тараканами, простите за невольный каламбур. — У вас есть отходные пути на этот случай? Другая радиостанция, сайт? — Я не думаю об этом случае. Стоит тебе начать выстраивать отходные пути — все, ты проиграл. Закрыть «Эхо Москвы» по причинам его финансовой несостоятельности невозможно — радиостанция приносит стабильную прибыль. Следовательно, это чистая, всем очевидная политика. И я не думаю, что установка на ликвидацию «Эха» сейчас присутствует там, где эти вопросы решаются. Есть заявление Дмитрия Пескова, которое, как мне представляется, отражает волю президента: назначение генерального директора — прерогатива «Газпрома», главный редактор — выбор коллектива. — Но зачем тогда менять генерального директора? — Чтобы создать легкий дискомфорт. Чтобы я себя чувствовал несколько хуже.

Это они напрасно. В окружении блондинок я всегда хорошо себя чувствую. — Но вам даже из кабинета пришлось съехать в другое крыло… — Это временно. Пока там оборудуют кабинет для гендиректора. Представляете — у нас не было кабинета гендиректора. Мы считали, что ему незачем сидеть на станции. Теперь будет кабинет, а я пока посижу в этой комнате. Где когда-то — живо помню — сидел мой приятель Володин, занимавшийся тогда партией «Отечество — Вся Россия». Курировал региональный блок. Он ко мне тогда приходил и жаловался: «Леша, нигде не дают эфира!» — «Что же, — говорил я, — вот эфир — иди…» — «Приятель Володин»? — Ну а что такого? Да, приятель. Не единомышленник. Оппонент. Иногда противник. А иногда — «вискарик». Видите ли,

«

Здесь выдвинута одна кандидатура — моя. Если она не утверждается, 17 марта истекает срок моих полномочий, и я остаюсь на станции политическим обозревателем

«

я за то, чтобы все-таки разговаривать. И радио за этим нужно. Когда меня в Белом доме в девяносто третьем выводили на расстрел по приказу Руцкого, я, ожидая своей очереди, разговаривал с будущим исполнителем. Мы оба оказались москвичами, чуть ли не соседями, с общими знакомыми какими-то. И я выиграл время, и что-то у них там не сложилось, так что я теперь с вами разговариваю. Если разговаривать — постепенно окажется, что у всех нас больше общего, чем мы предполагаем. И гражданская война — не оптимальное состояние для нации. — Леша, а можно немного конспирологии? У меня есть сведения, что вся история с «Дождем» была в действительности направлена не против «Дождя». — А против меня? — Да конечно. Кому особенно нужен «Дождь» и чем он лично мешал Михаилу Юрьевичу Лесину? Гнев-то вызвала ваша программа. — Насколько я знаю, информация об этой программе действительно была доложена Владимиру Владимировичу, когда он ехал на Пискаревское кладбище. То есть момент выбран безупречно. Но известно же, что меня не было на той программе. Я был в Киеве. — Это вам известно. А им не было известно. А потом вы из Киева прилетели в Брюссель и получили там возможность задать Путину вопрос. И упомянули в этом вопросе, что прибыли прямо из Украины… — Ну… вы же не думаете, что я об этом упомянул, дабы подчеркнуть свое отсутствие на «Дилетантах»? — Именно так я и думаю. У вас выхода не было. И Песков, уверен я, предоставил вам слово именно по этой причине. — Уверяю вас, если все было задумано именно для моего ниспровержения, у меня были другие возможности донести свою позицию до президента. Я и так встретился с несколькими людьми, которые передали

мою позицию. А позиция моя заключается в том, что Михаил Юрьевич Лесин имеет давние счеты с «Эхом Москвы» и сделает все возможное, чтобы задушить недодушенное в 2000 году. Я считаю, что исполнение этой его давней мечты никому не принесет пользы. Судя по реплике Пескова о том, что гендиректор — одно, а главный редактор — другое, это мое мнение до президента дошло. — А почему тогда вновь мобилизован Михаил Юрьевич? — А Владимиру Владимировичу, его главному и непосредственному начальнику, с 2000 года кажется, что Михаил Юрьевич очень хорошо умеет отстраивать рынок. Рекламный, в частности, где он сохраняет огромное влияние. Рынок СМИ, с которым он так хорошо разобрался в двухтысячном. Он представляется ему эффективным менеджером в понимании девяностых годов — менеджером нагибающим, решительным, без экивоков. Михаил Юрьевич таков и есть — классический персонаж девяностых, со всеми плюсами и минусами этого типажа. — Почему же он лишился поста советника президента? — Он его лишился при Дмитрии Медведеве. О причинах мы можем только гадать. Что-то говорили о конфликте бизнес-интересов, но это, по-моему, несерьезно. Насколько мне известно, он несколько раз давал советы разным людям от лица президента, хотя в действительности президент таких полномочий ему не давал. — Как вам кажется, украинская ситуация усугубит российскую, в смысле атаки на СМИ и приговора по «болотному делу»? — Во всяком случае, испуг сильно чувствуется, и приговор по «болотному делу» — вы сможете проверить этот прогноз уже в день выхода газеты — будет суровым, с реальными сроками. И конечно, в той атаке, которая идет сейчас, — с орденом Киселеву, с топтанием Шендеровича, с


«Новая газета на урале» понедельник. №20 24. 02. 2014

ИТАР-ТАСС

«

«Биохимией предательства», — отчетливо различим отзвук этого страха. Но Россия — страна разнонаправленных действий, и давать однозначное преимущество одной стороне Путин уже не будет — он слишком опытен для этого. Как-никак самое долгое пребывание у власти из всех нынешних мировых лидеров. Закручивать гайки? А куда дальше? — Почему, есть еще возможность массовых посадок… — Зачем? Прагматический смысл какой? После Олимпиады никаких массовых репрессий не будет. Будут точечные сдачи силовиков или банкиров. Но Путину не нужны потрясения — он понимает, что они стратегически невыгодны. А у него установка стратегическая — до 2024 года. — Вы в этом уверены? — На сегодняшний день — абсолютно. Я, кстати, планировал одно время устраивать перевыборы главного редактора не раз в два года, а в пять лет. Тогда мы с Путиным одновременно ушли бы в 2024 году. Ему передали это мнение, и он, насколько я знаю, усмехнулся и сказал: «Похоже». Да и без этого ясно, что он рассматривает выборы 2018 года вполне серьезно. Хотя постоянно продолжает искать преемника, и наивысшие шансы у трех Сергеев — Иванова, который не утрачивает надежды на реванш за 2008 год, Собянина и Шойгу. Да и Медведева я не сбрасывал бы со счетов. Когда на закрытых встречах главных редакторов кто-то пытался подольститься, выступая с шуточками в адрес Медведева, — Путин это резко пресекал: «Уважайте пост президента!» — Я не могу обойти украинскую проблему, сами понимаете. Каков ваш прогноз? — Как и у всех: федерализация. Вариант Соединенных Штатов, где в Техасе национальным героем является генерал Ли, а в штате Мэн — генерал Грант. При свободной федерации, где субъекты наделены большими правами, из Луганска во Львов по крайней мере не будут ездить громить памятник Бандере, и наоборот — сторонники Бандеры не будут громить памятники героям Советского Союза в Восточной Украине. Этот вариант устраивает большинство. — Насколько я понимаю, отношения ваши с Майданом после того знаменитого эфира на Громадском телевидении трудно назвать идиллическими. — На Майдане и вообще в Киеве прекрасно знают, что никаких личных интересов у меня нет — я в этой ситуации предельно объективен. Я смотрю на нее

После Олимпиады никаких массовых репрессий не будет. Будут точечные сдачи силовиков или банкиров. Но Путину не нужны потрясения — он понимает, что они стратегически невыгодны. А у него установка стратегическая — до 2024 года

«

как историк. И я склонен согласиться с теми, кто говорит, что Украина сегодня переживает свой 1993 год. По-моему, это самая близкая аналогия. Только концовки разные. Но отступление Януковича еще не кажется мне его окончательным поражением. Новые выборы не снимут раскола. Одна половина граждан не признает за другой прав гражданства. Кроме сосуществования в рамках очень широкой и свободной конфедерации, я тут вариантов не вижу. Кстати, я не стал бы возлагать на Януковича вину за первый разгон Майдана. Это была провокация в чистом виде. Когда хотят разогнать с площади — вытесняют с нее, а здесь, напротив, окружили, не давая убежать. Существует радиоперехват, почитайте его внимательно. Кому нужна была эта провокация? Уж точно не Януковичу. — Верите ли вы в некий аншлюс — или другие сценарии вмешательства — со стороны России? — Нет, конечно. Путин — человек очень хитрый и осторожный. Я бы даже сказал, не боясь слушательских нападок, — умный человек. — Путин ведь не может не понимать, что, если при нем в России не начнется хотя бы умеренная федерализация, после него возможен и распад… — Путин прекрасно понимает, что ригидная, жесткая система не способна ни к развитию, ни к сопротивлению. В начале Великой Отечественной войны генералы часто попадали в котел именно потому, что боялись отступать без приказа свыше. Когда они научились действовать по ситуации без постоянной оглядки, войну начали выигрывать. И сегодня система тоже ригидна, и Путин, постепенно передавая часть полномочий регионам, будет делать ее более гибкой. Это уже началось, кстати. Иное дело, что скреплять страну он намерен не столько административными, сколько культурными связями. Даже я не сразу понял, что ЕГЭ по русскому — тоже способ закрепить в едином пространстве все регионы, и Кавказ, и Казань, и Туву, и кого хотите. Но установки на абсолютную административную жесткость у Путина как раз нет — в конце концов, участие Навального в выборах было именно его решением. Никто другой здесь таких решений не принимает.

Дмитрий БЫКОВ

17

Пугливый оказался…

В суде по делу об убийстве Анны Политковской начался допрос осужденного подполковника Павлюченкова, который боялся бандитов

Н

а прошедшей неделе слушания в Мосгорсуде по делу об убийстве Анны Политковской выдались короткими, но плодотворными. Был, наконец, допрошен бывший водитель ныне подсудимого экс-опера Сергея Хаджикурбанова (по версии следствия, руководившего организацией убийства обозревателя «Новой» на последнем этапе — осенью 2006 года) Дмитрий Грачев, который сам одно время подозревался в причастности к убийству Политковской и даже содержался под стражей. В суде он рассказал, что был знаком почти со всеми участниками преступления, а его телефонная книжка, имеющаяся в материалах дела, это подтвердила. Осенью 2006 года, по словам Грачева, он два раза подвозил Хаджикурбанова в Люберцы на встречу с Павлюченковым, который должен был отдать некий долг. По версии следствия, речь шла о вознаграждении за соучастие в преступлении в размере 137 тысяч долларов. По биллингам, совпавшим с воспоминаниями Грачева, это было 29 сентября и 2 октября. Также по биллингам видно, что подсудимый ЛомАли Гайтукаев несколько раз бывал в августе 2006 года в Потаповском переулке (редакция «Новой») и на Долгоруковской улице (дом, где была прописана Политковская). «Аквариум» вел себя спокойно. А негатив пошел оттуда, когда в зал пригласили следующего свидетеля — того самого Павлюченкова, уже осужденного на 11 лет колонии строгого режима и рассказавшего про роли каждого из подсудимых в этом преступлении. Вошел он в зал, опираясь на костыль, другая его рука была сцеплена наручниками с охранявшим его приставом. Выглядел вяло, говорил медленно (у него эпилепсия). — Здоровья тебе, ты нам здоровым нужен! — доносилось со скамьи подсудимых. Отвечая на вопросы гособвинения, свидетель пояснил, что в 2006 году он по просьбе Лом-Али Гайтукаева обеспечил слежку за женщиной (имени «объекта» Гайтукаев не называл), установил с подчиненными все ее маршруты передвижения (Гайтукаев, согласно материалам дела, передал лишь номер машины журналистки и адрес официальной регистрации), достал через знакомого Владимира Набатова пистолет с глушителем и передал его Рустаму Махмудову. Этот пистолет, продемонстрированный тут же в суде обвинителем Марией Семененко, Павлюченков опознал. А далее подтвердил: за организацию слежки за женщиной деньги ему выдавал Гайтукаев — 150 тысяч долларов, и сказал: «Денег не жалей». Из этой суммы три тысячи Павлюченков выдал своим подчиненным — за «халтуру», то есть слежку за «объектом». Еще десять тысяч долларов по просьбе Гайтукаева Павлюченков передал Рустаму Махмудову, ну а оставшиеся те самые 137 тысяч потребовал Хаджикурбанов в качестве «долга». Правда, по словам Павлюченкова, он до сих пор не понимает, за что был этот долг. Тем временем прокурор Борис Локтионов сердито спрашивал подполковника Павлюченкова: — Я хочу понять, почему вы, офицер милиции, пошли на поводу у Гайтукаева?

В связи с чем вы просто не отказали ему осуществлять слежку? — Когда мне в лицо Гайтукаевым озвучивается: «ты не забывай, что у тебя есть семья», а до этого мне рассказывают о связях Гайтукаева, то… Я испугался. В «аквариуме» хихикнули. Когда же, продолжал свидетель, Гайтукаева осенью 2006 года арестовали (по делу о покушении на убийство украинского бизнесмена Корбана. — Ред.), то Павлюченкову позвонил Павел Рягузов (сотрудник ФСБ, ранее проходивший по делу в качестве подозреваемого) и сказал, что ему, в свою очередь, позвонил из СИЗО Гайтукаев и потребовал, чтобы он, Павлюченков, продолжал работу, которую начал. — Меня тогда очень удивило, что Гайтукаев позвонил из СИЗО Рягузову, а не мне, — подчеркнул Павлюченков. По его словам, он подозревал, что «идет какая-то катавасия, силовая акция вплоть до убийства». «А я в этом участвовать уже не хотел», — и свидетель рассказал, что в конце сентября — начале октября 2006 года ему позвонил Хаджикурбанов и заявил, что в его, Павлюченкова, услугах больше не нуждаются и что всю информацию, собранную в ходе слежки, нужно передать Рустаму. Что он и сделал. — Сообщал ли вам кто-либо о том, что совершено убийство Политковской? — спрашивал прокурор Локтионов. — Напрямую мне сообщено не было. Мне позвонил Хаджикурбанов и сказал: «Проблема решена, долг списан». Только после 7 октября Павлюченков, по его свидетельству, понял, что была убита журналист Анна Политковская. Причем он отметил, что организаторы убийства по неизвестным ему причинам очень торопились к дате 7 октября. (Врет — по данным следствия, убийство планировалось на конец августа 2006-го, мало того, киллер появлялся на месте преступления 5 октября, но вынужден был уйти, потому что столкнулся в дверях подъезда не только с Анной, но и с грузчиками, которые носили мебель, — это зафиксировали камеры.) Вспомнил Павлюченков и машину, на которой в августе 2006-го ездил Рустам Махмудов: ВАЗ 2104 зеленого цвета, как раз та, которая была запечатлена камерами видеонаблюдения у дома на Лесной. — На период 2006 года Наиль каким образом выглядел? — уточнял Локтионов. — Спортивная фигура борца. Хромал. Адвокатов подсудимых снова интересовали заказчики убийства. Павлюченков сказал, что Гайтукаев озвучил ему имена Березовского и Закаева. — Скажите, — обратился к нему Мусаев, — а часто ли так получалось, что наружное наблюдение за «объектом» оканчивалось его гибелью? — Никогда. — Никогда? — переспросил Мусаев. — Никогда, — повторил свидетель. И опять соврал. Надежда ПРУСЕНКОВА, Вера ЧЕЛИЩЕВА


18

«Новая газета на урале» понедельник. №20 24. 02. 2014

скандалы

Радость подозрения Усилиями ФСБ на Курилах парализована служба предупреждения цунами. Она не работает с сентября прошлого года Люди в масках

Бумажная волна Как только стало известно о первом изъятии оборудования на Кунашире, подкомиссия по цунами Комиссии по чрезвычайным ситуациям (КЧС) Сахалинской области провела срочное заседание, и тревожные письма полетели во все мыслимые адреса: в комиссию по цунами при Президиуме РАН, Росгидромет, в полпредство Дальневосточного федерального округа, правительство, прокуратуру, УФСБ и ГУ МЧС Сахалинской области... Директор института океанологии РАН им. Ширшова (Москва) пожаловался на изъятие регистраторов вице-премьеру Дмитрию Рогозину. Волна поднялась не хуже цунами. Но сошла на нет без видимых последствий. Достаточно оказалось грозного уведомления со стороны областного УФСБ: оборудование изъято, потому что сахалинская гидрометслужба создала реальную угрозу безопасности России, разместив иностранные технические средства без согласования с соответствующими органами исполнительной власти. Да уж, если речь идет о безопасности страны, то нечего соваться в калашный ряд со своим мониторингом за уровнем моря,

Фото из архива

С 24 августа по 13 сентября на метеостанции «Южно-Курильск», «Малокурильское», «Курильск» и «СевероКурильск» прибыли сотрудники ФСБ в сопровождении людей в масках и с автоматами. Предъявив постановление Сахалинского областного суда о проведении оперативно-разыскных мероприятий, они изъяли оборудование на автоматизированных постах наблюдения. Опешившему персоналу метеостанций пояснили: получены достоверные данные об угрозе государственной, военной и экономической безопасности Российской Федерации, а возможно, и преступления, предусмотренного ст. 283.1 УК РФ, — незаконное получение сведений, составляющих государственную тайну. Обещали вернуть оборудование через 60 суток. Поползли слухи: месяца два назад в Охотском море проходили морские учения. И якобы военные обнаружили на побережье Сахалина, там, где базы «научников» Дальневосточного отделения РАН, какое-то подозрительное акустическое оборудование. И хотя оно было неисправное, то есть не работало, грозное ведомство решило прошерстить все Курилы. Правда, чекисты не знали, что именно и у кого именно искать. Об этом говорит и постановление суда, выписанное не на какую-то определенную организацию, а сразу на весь остров. Ну, чтобы найти какое-нибудь оборудование, «могущее составлять государственную тайну» (цитата из постановления).

Татьяна Ивельская: «Бывают волны и покруче»

с какой-то там возможной опасностью цунами для сахалинцев и курильчан. Тем более что и прокуратура, судя по ее ответам, в разгроме островных метеопостов нарушений закона не выявила. И лишь руководитель Сахалинского центра цунами Татьяна Ивельская продолжает, не таясь, утверждать, что вся операция демонтажа системы наблюдения — бред чистой воды. И что УФСБ практически уничтожило службу цунами.

Обыски В конце сентября 2013 года, когда оперативная группа чекистов вернулась с Курил, старший оперуполномоченный УФСБ по Сахалинской области в сопровождении куратора метеослужбы пришел в Сахгидромет. На этой встрече особо разговорчивой, в отличие от мужчин-начальников, оказалась директор Центра цунами Татьяна Ивельская. Солидные визитеры даже предупредили: если она и дальше будет продолжать в том же духе, пусть покинет совещание. — Они несли жуткую галиматью! — вспоминает Татьяна Ивельская. — А я всего лишь объясняла, что управление по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды (УГМС) имеет все

«

необходимые разрешительные документы на оборудование, включая ФСБ, работы по его установке производились в рамках федеральной целевой программы… Напоминала, что согласно Перечню сведений, подлежащих засекречиванию, данные измерений датчиков, установленных в пунктах наблюдения за цунами, не являются сведениями, отнесенными к государственной тайне, и предложила прочитать в их конторе лекцию о цунами… Визитеры на этом совещании, правда, уже про гостайну не заикались, уговаривали только признать, что изъятые регистраторы предназначались для научных исследований (а значит, требовали специального разрешения), а не для оперативного снятия показаний. Неправда, это не научные исследования, а наблюдения, утвержденные Росгидрометом и государственным заданием, стояла на своем Ивельская. Может быть, после этой встречи проблема бы рассосалась, но стали возвращаться на Сахалин, в том числе в УФСБ области, многочисленные жалобы, отправленные в Москву. От ведомства требовали объяснений. Гэбистам надо было или признавать, что перегнули палку, или искать веские оправдания своих действий. Понятно, что они выбрали. И понятно, что пошли искать к той, что, по их мнению, была инициатором жалоб — к Ивельской… 18 ноября в Центр цунами, который находится в Южно-Сахалинске, приходят уполномоченные УФСБ по Сахалинской области с уже новым постановлением областного суда о проведении оперативноразыскных мероприятий (ОРМ). Статья принципиально другая: не гостайна и не безопасность, а «мошенничество, связанное с реализацией федеральной целевой программы четырехлетней давности — «Снижение риска и смягчение последствий чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера в РФ до 2010 года». И сумма обозначена — 20 млрд рублей. Адрес обыска — Сахалингидромет. Но ищут компромат не в кабинетах руководства УГМС и главного бухгалтера, а только в Центре цунами — у Татьяны Ивельской. В ее кабинете изъяли компьютер (до сих пор не вернули!), в котором кроме служебной хранилась персональная информация (копии личных документов, реквизиты банковских карточек, фотографии),

Гэбистам надо было или признавать, что перегнули палку, или искать веские оправдания своих действий. Понятно, что они выбрали

«

документы, личные вещи, диссертация хозяйки кабинета (без проведения копирования)… Поскольку мели все подряд, в том числе и документы, никакого отношения к предмету постановления не имеющие, осталось чувство, что на самом деле искали совсем другое, а именно жалобы на УФСБ в Москву. Сотрудники УФСБ вели себя как хозяева, вмешиваясь в рабочий процесс, задавая вопросы, не касающиеся темы постановления областного суда, на основании которого проводились ОРМ. Дежурному океанологу запретили звонить, использовать компьютер, на котором установлена программа для просмотра данных глубоководных датчиков. Все эти дни в Центре не анализировали ситуацию, связанную с цунами, не связывались с метеостанциями. Не было возможности вести переписку, получать консультации подразделений Росгидромета, работать с каталогами сильных землетрясений и цунами, устранять ошибки и сбои в программном обеспечении. Оперативники прямо сказали: надо было вам сразу соглашаться, что изъятое на Курилах оборудование — научное, тогда и не было бы проверки. Дали понять, что нашли нужный материал для уголовного дела на начальницу. Десять дней шмонали Центр цунами. …А потом Татьяна Ивельская заметила слежку на автомобиле. Неизвестные люди, представлявшиеся сотрудниками угрозыска, опрашивали соседей, не сдает ли она жилье в незаконную аренду и как вообще можно охарактеризовать ее семью. Трудно, наверное, пришлось тем, кто выполнял эти приказы: у директора Центра цунами нет распорядительных, организационных или хозяйственных функций, нет права подписи финансовых документов, она занимается только оперативной работой — наблюдением за цунами, предупреждением о его угрозе да просвещением населения на эту тему. Нет незаконных источников обогащения, порочащих ее связей. Зато есть безупречная репутация. 5 декабря руководство УГМС решило, наконец, обратиться за юридической помощью. Кандидатура адвоката обсуждалась по телефону. В этот же день начальника управления пригласили в «контору». На встрече заявили: претензий к нему и в целом к УГМС нет. Есть претензии только к Ивельской — зачем она сообщила в правительство, что УФСБ уничтожило службу цунами? Хотя все письма на эту тему отправлялись за подписью руководителя или заместителя руководителя УГМС и речь в них шла только об изъятии оборудования, нарушении мониторинга за уровнем моря и о невозможности исполнять свои обязанности в полной мере. В Центре уверены: ОРМ были организованы для поиска писем или доку-


«Новая газета на урале» понедельник. №20 24. 02. 2014

Типичная метеостанция на Курилах, «угроза национальной безопасности»

19

СМОТРИТЕ, КТО

Сергей ПОЛОНСКИЙ:

ментов, касающихся действий чекистов на Курильских островах. Ну и с целью запугивания Ивельской.

Невельск, Фукусима, далее везде Конечно, гендерные характеристики — мужики по кустам, а баба воюет — тут ни при чем. Татьяна Николаевна бьется и будет биться до конца, потому что систему безопасности от грозной стихии, островную систему предупреждения цунами она буквально «вынянчила». Я помню, как после сильного невельского землетрясения 2 августа 2007 года и последовавшего за ним цунами в район почти одновременно со спасателями пришли океанологи. Они проводили исследования, чтобы восстановить, говоря их словами, «сценарий цунамигенного события». А я все пыталась узнать, почему при таком сильном землетрясении (разрушенные дома, жертвы, изменение ландшафта) не была объявлена тревога цунами? Да, повезло, высота волны, пришедшей в район бедствия, не превышала 30 сантиметров. А если бы превысила? И Татьяна Николаевна рассказала мне поразительные вещи. Оказывается, цунамистам для оценки объективной ситуации нужно было собирать информацию по крохам в сопредельных службах — у сейсмологов и эмчеэсников, портовых служб и местного населения. У самих же океанологов не было телеметрических регистраторов цунами, которые позволили бы в режиме реального времени отслеживать ситуацию. А они просто

КОММЕНТАРИЙ Заведующий лабораторией цунами Института океанологии РАН, доктор физико-математических наук Евгений КУЛИКОВ: — В результате непрофессиональных действий управления ФСБ России по Сахалинской области жители Курильских островов и побережья Сахалина остались без защиты от возможной атаки цунами, поставлена под угрозу жизнь и безопасность населения, с учетом возможной экологической катастрофы в районах интенсивной нефте- и газодобычи. За время, прошедшее с момента демонтажа системы в зоне ответственности Центра цунами, произошло уже два сильных цунамигенных землетрясения. К счастью, волны оказались незначительными. Прекращение мониторинга цунами на Курилах — это ущерб всей Тихоокеанской наблюдательной системе. Сегодня мы при-

необходимы в каждом порту цунамиопасного побережья Сахалина! Но нет худа без добра: после невельских событий телеметрические регистраторы в соответствии с федеральной целевой программой «Снижение рисков и смягчение последствий чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера в РФ до 2010 г.» были установлены во всех портах. Проблема, о которой океанологи и сейсмологи твердили столько лет, была решена. И вовремя, учитывая последующие события, связанные с Фукусимой (март 2011 года). «Система предупреждения о цунами сработала эффективно, — подчеркнул президент России Дмитрий Медведев на встрече в Москве с российскими спасателями, вернувшимися из Японии. — Все были оповещены заранее. Система работает. Я доволен». Ему вторил глава МЧС Сергей Шойгу: «…на Дальнем Востоке создана система раннего предупреждения о цунами. Очень серьезная система, которую делали вместе с Академией наук и Гидрометом. И в этой ситуации она, конечно, себя показала с самой лучшей стороны». Три года курильские станции передавали в Центр цунами важнейшую информацию. Но в результате шпионского зуда у руководства УФСБ по Сахалинской области теперь эта сеть наблюдений разрушена. Между тем в настоящее время действует среднесрочный прогноз сильного землетрясения в районе южных Курильских островов.

Ольга ВАСИЛЬЕВА Южно-Сахалинск

остановили свои международные обязательства по обмену данными о слежении за уровнем моря. Фактически в наблюдательной сети образовалась «дыра» длиной в 1200 километров. Что-то подобное можно представить себе так: в Российской системе радиолокационного наблюдения за ядерной атакой вышли из строя радары вдоль всей западной границы России. У Ивельской превосходная репутация! Она — кандидат физико-математических наук, вице-председатель межправительственной координационной группы Тихоокеанской системы предупреждения о цунами, ответственный и компетентный специалист. Несмотря на дикое давление со стороны ФСБ, сохранила выдержку, не впала в истерику. Административное дело, возбужденное против нее, конечно, чепуха, но нервы ей помотает. Очень надеюсь, что публикация в СМИ вместе с настойчивостью руководства МЧС принесет свой эффект, система предупреждения о волнах цунами вновь заработает, а виновные будут наказаны.

встрече Сергея Полонского с Олегом Дерипаской в Швейцарии мне рассказал депутат Госдумы Алексей Чепа (именно под его поручительство Полонского освободили из тюрьмы Сиануквиля. — И. М.). Интервью с Чепой было записано 30 мая прошлого года. В начале июня «Новая» направила запрос на имя Олега Дерипаски. В документе, зарегистрированном в секретариате компании «Базовый элемент» 4 июня, было написано: «В конце марта СМИ распространили информацию о том, что компания «Базовый элемент» готова «оказать юридическую и другую необходимую поддержку Сергею Полонскому. Наши адвокаты намерены вылететь в Камбоджу в самое ближайшее время. Мы также готовы подключиться к консультациям с МИД РФ по возможностям, которые существуют в юридическом и дипломатическом направлениях для его скорейшего освобождения». Буквально через неделю после того, как была обнародована эта информация, Полонский был освобожден. Нам стало известно, что уже после освобождения Сергея Полонского Вы якобы встретились с ним и предположительно обсудили вопрос приобретения акций ОАО «Славиа Групп», принадлежащих Сергею Полонскому. Буду признателен, если найдете возможность подтвердить или опровергнуть информацию о встрече с Сергеем Полонским и рассказать, где произошла эта встреча и какие вопросы Вы с ним обсудили» (подробности см. в «Новой», № 64 от 17 июня 2013 г.). Олег Дерипаска не посчитал необходимым отвечать на журналистский запрос. Но вопросы остались. И я не мог не задать их Сергею Полонскому, когда на прошлой неделе встретился с девелопером в столице Камбоджи Пномпене. Полонский подтвердил, что в мае прошлого года вылетел из Камбоджи в Швейцарию на частном самолете, который прислал за ним Дерипаска. Полонский рассказал, что во время встречи в Женеве они действительно обсуждали вопрос перераспределения долей в ОАО «Славиа Групп». И договорились, что Полонский продаст Дерипаске свою долю в компании. Но, по словам Полонского, Дерипаска не выполнил взятые на себя обязательства, и сделка не была закрыта. Но полторы недели назад появилась информация о том, что контролируемая Олегом Дерипаской компания «Альтиус девелопмент» приступает к застройке жилого комплекса на столичном Кутузовском проспекте. Речь о возведении офисно-торгового комплекса с жилыми корпусами площадью 580 тысяч квадратных метров на территории, принадлежащей предприятию «Первый Московский приборостроительный завод им. В. А. Казакова». Основной акционер завода имени Казакова — именно ОАО «Славиа Групп», которой в свою очередь владели кипрские компании, контролируемые Дерипаской и Полонским. Поэтому решение Дерипаски приступить к реализации проекта выглядит странным, когда, по утверждению Полонского, собственники еще не до конца урегулировали вопросы распределения активов ОАО «Славиа Групп». Тем более что Дерипаска однажды уже «обжигался», и именно на акциях завода им. Казакова. Напомню, в декабре 2006 года Российский фонд федерального имущества

(РФФИ) выставил на аукцион 15% акций завода, оценив их в 100 млн рублей. В ходе торгов цена выросла до 5 млрд. Но вскоре выяснилось, что завод провел допэмиссию, и 15% превратились в 1%. Контролируемое Дерипаской ООО «Альтиус девелопмент» попыталось опротестовать допэмиссию, но Арбитражный суд Москвы 15 февраля 2007 года вынес решение по делу № А40 -70996/06 25-433, которым отказал в удовлетворении иска. Решение устояло и в апелляции. Пока команда Дерипаски разбиралась в судах, РФФИ провел еще один аукцион, продав еще 15% акций завода им. Казакова. И здесь Полонский оказался расторопнее. В торгах участвовал партнер Полонского Алексей Адикаев, который приобрел акции за 110 млн рублей (при стартовых 100 млн).

Reuters

РИА Новости

«Из Камбоджи я улетел на самолете Дерипаски» О

Вскоре после аукциона Полонский встретился с Дерипаской, и компаньоны договорились на двоих выкупить оставшиеся 75% акций завода у тогдашних акционеров. Что и было сделано. Акции были аккумулировали в ОАО «Славиа Групп». В ноябре прошлого года появилась информация о перераспределении долей в ОАО «Славиа Групп». Контролируемая Дерипаской доля кипрской «Кариано Лимитед» якобы стала в 5,6 раза больше доли «Сарино Инвестментс Лимитед», контролируемой Полонским. Во время нашей встречи в Пномпене Полонский заявил мне, что сделка по продаже принадлежащих ему акций ОАО «Славиа Групп» не завершена. В то же время Полонский подчеркнул, что еще в 2007—2009 годах вложил в проект около 170 млн долларов. И сегодня оценивает свою долю в компании в сумму не менее 250 млн долларов. Мы продолжаем расследование и направляем журналистский запрос Олегу Дерипаске с просьбой представить свою версию и переговоров в Женеве, и последующего развития событий. Ирек МУРТАЗИН, спец. корр. «Новой» Пномпень — Москва


20

«Новая газета на урале» понедельник. №20 24. 02. 2014

/

урал права человека

Пытать нельзя помиловать?

ОНК — это доказательство бездействия прокуратуры. «Мы можем добиться большей эффективности, если консолидируемся и будем взаимодействовать. Все ОНК по всей России», — уверен Дмитрий Рожин из ОНК Свердловской области. «Также мы должны активно публиковать сведения о применении пыток. Да, многие СМИ контролируются властными структурами и не могут о таком открыто говорить, но, к счастью, есть интернет. В своих блогах мы обязаны информировать общественность», — добавляет Ирина Пайкачева, еще одна участница круглого стола, член ОНК в Мурманске.

17

февраля в Екатеринбурге за круглым столом собрались адвокаты, журналисты, члены общественных наблюдательных комиссий (ОНК), чтобы обсудить злободневную проблему пыток заключенных и попытаться найти пути ее решения. Тема круглого стола «Механизм предотвращения и борьбы с пытками: региональные практики». Его организаторы: Некоммерческое партнерство «Содействие в правовой защите населения «Правовая основа» и МОО «Межрегиональный центр прав человека» при поддержке Консульства Великобритании в Екатеринбурге.

Униженные и оскорбленные «Когда первый раз привозят в колонию, активисты (на тюремном жаргоне — заключенные, открыто сотрудничающие с администрацией исправительнотрудового учреждения — прим. автора) тебя волокут по дороге, раздевают на ходу, приводят в продол (на тюремном жаргоне коридор, по обеим сторонам которого располагаются камеры с заключенными — прим. автора), ты у всех на виду стоишь абсолютно голый, никуда не спрятаться, ходят женщины-врачи. Тебя активисты спрашивают, есть ли вопросы. Понятно, вопросов нет, потому что тебе страшно. Это невозможно описать. Дальше они говорят: «Ты будешь мыть туалеты администрации, ты будешь обыскивать таких же осужденных, унижать их, гонять по коридору, пинать». Это каждого заставляют там делать. Нормальный человек, разумеется, начинает отказываться. Тогда тебя отводят в баню, обливают ледяной водой, так, что ноги распухают потом. И это еще не самое страшное наказание. В «карантине» заставляют учить правила внутреннего распорядка наизусть, а также приседать по 3000 раз. Потом ноги отказывают. Что касается сексуальных унижений — так это там вообще в норме вещей. Это делают в основном с теми, кто пытается противостоять, кто знает законы и свои права и старается донести их до других. Причем все изнасилования снимают на фото/видео камеры и потом угрожают выложить в сеть, если ты пожалуешься. В изоляторах сутки принуждают стоять на ногах, сесть ты не можешь. Если чтото сделал «не так», то тебя снова тащат в баню. Там могут руку в анальное отверстие по локоть засунуть, потом кровь прям по ногам течет… Издевательства страшные. Кружки, ложки — невиданная роскошь. Заставляют, как собак, есть и пить прям из мисок, стоящих на полу. Серьезная проблема в том, что, пока человек «сидит», он не может рассказать обо всем этом. Если узнают, что болтал, изобьют до смерти», — рассказал нам Александр Демко, бывший заключенный 63 исправительной колонии особого режима города Ивделя. Александр освободился на прошлой неделе. Он активно борется не только за свои права, но и за права других заключенных. Кстати, Демко — один из первых, кто обратился в Верховный суд. Ему помогает опытный адвокат, правозащитник Роман Качанов.

Фото Дмитрия УТУКИНА

Как унижают честь и достоинство людей в местах принудительного лишения свободы и как с этим бороться

«Система ГУФСИН — это ГУЛАГ»

Выступает Татьяна Мерзлякова, уполномоченная по правам человека в Свердловской области

К сожалению, история Александра не единична. В интернете на форумах бывшие заключенные под безликими никами рассказывают такие вещи, что стынет кровь. Это, бесспорно, серьезная проблема, которой не уделяется должное внимание. Многие цинично говорят: «Они преступники. Так и надо с такими обращаться». Но разве это гуманно? Положа руку на сердце, разве всех заключенных можно назвать преступниками? В нашей стране несовершенная судебная система, поэтому за решеткой часто оказываются люди по ошибке или простые хулиганы, на которых «навесили» кучу преступлений. Там могут оказаться наши близкие. Да и кто надзирателей наделил моральным правом пытать и унижать? Пункт 2 статьи 12 «Основные права заключенных» Уголовно-исполнительного кодекса РФ гласит: «Осужденные имеют право на вежливое обращение со стороны персонала учреждения, исполняющего наказания. Они не должны подвергаться жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или взысканию. Меры принуждения к осужденным могут быть применены не иначе как на основании закона». «Жестоким обращением ничего не добиться, — считает Юрий Блохин, участник круглого стола, адвокат, член ОНК из Ростова-на-Дону. — Ведь эти озлобленные люди после освобождения будут ходить с нами и нашими детьми по одним улицам. У нас нет внятной карательной политики. Сколько раз Путин после терактов подходил к директорам ФСБ и говорил: «Преступников надо найти и уничтожить». Неясно, чего мы в итоге желаем добиться от заключенного. Мы хотим воздать ему по заслугам или исправить его? Наказание для заключенных возможно, ведь они далеко не ангелы, но тогда это должно быть принято на законодательном уровне».

«Мы не справились с проблемой пыток в нашем регионе»

«Помню случай, когда начальник уголовного розыска Серова решил «обучить» своих ребят, как добывать показания. Это как-то сняли на камеру и показали мне. Запись была передана в СМИ. Было много шума. В итоге «учитель» сел. Я думала, что тогда мы и исчерпали эту тему. Но вскоре Лободу забили до смерти. Было осуждено двое работников колонии», — выступила Татьяна Мерзлякова, уполномоченная по правам человека в Свердловской области. Оговоримся, что она вспоминает

единичные случаи, когда руководители были наказаны. «Доказать факт пыток крайне сложно. Особенно, когда случай произошел в мае, а обращаются в ноябре. Но в любом случае надо пытаться. Я учредила премию для начальников, которые доводят дела по факту пыток до конца. Их надо вознаграждать, ведь тема проблемная. Алгоритма расследования таких дел до сих пор нет. Его надо выработать. Скажу честно, в нашем регионе мы пока не справились с проблемой пыток», — констатировала госпожа Мерзлякова. Слово «пытки» фигурирует в ст. 302 УК РФ. Защитить заключенных призваны члены ОНК. В комиссии состоят разные люди: адвокаты, журналисты, священники, бывшие сотрудники правоохранительной системы и службы исполнения наказания... Есть представители и многих других профессий. Особенно популярным ОНК стало в последние годы среди вчерашних полицейских и надзирателей. Так как эти комиссии ни в коем случае не финансируются государством, повлиять на ситуацию с «оголтелыми» правозащитниками можно только изнутри. Ведь представители ОНК могут в любой момент наведаться в места принудительного содержания и проверить, соблюдаются ли права заключенных. Они также могут общаться с осужденными, производить фото и видео съемку. «Присутствие общественников в тюрьмах делает систему прозрачной, — уверен отец Александр Косов, председатель ОНК в Красноярском крае. — Главное, чтобы у них было искреннее желание идти до конца». Желания-то у них — хоть отбавляй, но путь оказывается очень тернистым. Пускать в колонию желают не всегда, особенно с записывающей техникой, но это грубое нарушение. «Мы, адвокаты, в суде Верх-Исетского района добились, чтобы нас пускали в колонии», — замечает Роман Качанов, член ОНК Свердловской области. «Осужденный по закону имеет право давать интервью с использованием фото и видео техники, поэтому нас обязаны пропускать с фотоаппаратами и видеокамерами. Если надзиратели не хотят, то нужно просто быть настойчивей», — уверен Василий Рыбаков, член региональной ОНК. Второе препятствие — это порой нехватка доказательств по делу о пытках. Часто бывает так, что свидетелей нет, или они не хотят (читай — боятся) говорить. Еще одно серьезное препятствие — угрозы. Не всех устраивает деятельность правозащитников, ведь они выставляют напоказ «пороки» нашего общества. Вообще появление

Вспомним Копейск. Местная колония №6 «прославилась» на всю страну в конце 2012 года. Заключенные (всего в ИК около 1500 человек) залезли на крыши зданий на территории колонии и вывесили простыни с надписям «Люди, помогите!», «Спасите», «Нас пытают и с нас вымогают деньги». Это был крик о помощи. Сотрудники исправительной колонии № 6 серьезно избили осужденного Коровкина. Именно об этом сообщили многочисленные свидетели, которые отбывали наказание вместе с ним. Сначала не выдержал Даниил Абакумов. Как только «вырвался» из колонии, оказавшись в одном из следственных изоляторов Челябинска, он рассказал проверяющим из ОНК, что есть такой заключенный Коровкин, который неоднократно жаловался на «прессинг» со стороны сотрудников исправительного учреждения, что его избили, и в связи с этим он попал в лечебное учреждение. Правозащитники решили встретиться с избитым. Однако, прибыв в ЛПУ-3 они узнали, что он умер. Точную причину смерти не назвали, но сослались на то, что у него был ВИЧ. «Пытки пытаются замаскировать под хронические заболевания, травмы, мол, упал с лестницы/кровати и т.п.», — негодует Оксана Труфанова, член ОНК Челябинской области. Заметим, что Копейское дело тянется до сих пор... «Копейск не повторить. Зэков надо гнобить более цивилизовано», — написал на своей страничке в популярной социальной сети один из сотрудников ГУФСИН. Интересно, что он имел в виду?.. Ирина Пайкачева, продемонстрировала наглядно (на фото) так называемые «камеры пыток». Это «резиновые» камеры, в которых очень тяжело дышать. «Я пробыла там три минуты и начала задыхаться, а заключенных там закрывают на сутки и больше», — заметила она. Если здоровым заключенным, мягко говоря, несладко приходится, то что говорить об инвалидах, которые не могут даже самостоятельно в туалет попасть, помыться… «Система ГУФСИН — это ГУЛАГ, мало изменившийся, особенно в нравственном отношении. ОНК — это комиссия, от которой приходят в ужас. ГУФСИН объявил войну независимым ОНК, и этому нужно противостоять», — выразил мнение многих коллег Юрий Вдовин, член ОНК Санкт-Петербурга и ОО «Гражданский контроль». Впрочем, то, насколько живучей и эффективной окажется система ОНК, покажет только время.

Мария СТВОЛОВА, «Новая газета на Урале»


«Новая газета на урале» понедельник. №20 24. 02. 2014

до паралимпиады осталось 11 дней

21

Д

аша родилась в испанском городке с дивным названием Площадь Попугаев. Родители поехали туда погостить у родственников. Ребенок должен был появиться на свет 20 апреля, в день рождения папы, а родился на неделю раньше. Папа, кстати, ждал мальчика. И ультразвук дважды показывал, что будет мальчик. Папа накупил уже кучу машинок, самолетиков, танков и даже детскую комнату выкрасил в синий цвет. Сначала отец был в шоке, пацана же обещали! Но едва склонился над новорожденной, та с такой силой дала ему ногой в нос, что он закричал в восхищении: «Наша порода!» Папа был мастером международного класса по боксу, и в шесть лет Даша уже занималась боксом, потом еще картинг, автогонки, стрельба… Но главное не это, а Дашин голос! Столь необыкновенный, что маме со всех сторон говорили: «Срочно определяй куданибудь дочку учиться пению». «Мама зацепилась за этот момент, и в три года отдала меня в студию «Меридиан», потом в музыкальную школу. И с детства я играла на трех инструментах — фортепиано, гитаре и саксофоне». Петь Даша стала раньше, чем говорить. Первую свою песню написала в шесть лет. И с тех пор пишет непрерывно. Она не прекращала сочинять песни и когда совсем онемела и оказалась неподвижной, и тогда слова в ней не ослабевали, не выхолащивались, и музыка рождалась.

П

апа умер, когда Даша училась в девятом классе. К тому времени он уже ушел из спорта, занялся серьезным бизнесом. Жена и две дочки ни в чем не знали отказа. Дашина мама все двадцать лет семейной жизни не работала. «У мамы с папой была грандиозная любовь. Они созванивались друг с другом каждые десять минут. Папа мог уже в третьем классе забрать меня с уроков к себе на деловые переговоры, обучал азам бизнеса. Очень грамотно вел, учил разбираться в людях. А мама занималась со мной музыкой, танцами, языками — английским, итальянским, испанским». У папы начались серьезные проблемы с бизнесом. Собственно, бизнес у него отняли. И когда папа умер, оказалось, что в семье остались ровно 34 рубля и ни копейкой больше. Девятиклассница Даша перешла на домашнее обучение и устроилась работать курьером. Потом стала менеджером на фирме у знакомых, подрабатывала в модельном агентстве, давала уроки вокала детям, вечерами танцевала в клубе. «Слава Богу, что не стриптиз!» — признается, смеясь. На первые заработанные деньги Даша оплатила маме курсы бухгалтера и менеджмента. «Я просто принесла ей квитанцию об оплате этих курсов и сказала: мама, должна быть какая-то движуха, ты — нормальная умная баба, у тебя все получится, выходи из ступора» Мама оказалась примерной ученицей на курсах, быстро нашла работу, сначала в фирме, потом на заводе от этой фирмы. Сегодня Дашина мама — бизнесвумен, директор завода.

Хитрая девушка Даша,

Фото из архива

С актерами Евгением Редько и Оксаной Коростышевской мы поехали в центр реабилитации «Три сестры», это Щелковский район, неподалеку от деревни Райки. В лесу среди сосен — трехэтажное современное здание. Здесь восстанавливают после инсульта, черепно-мозговых и спинальных травм, переломов шейки бедра и так далее. Ничто не напоминает больницу, скорее хороший западный частный отель. В фойе собирались ходячие пациенты. Оксана и Женя рассказывали о фильме «Дура», в котором они вместе снимались. Нежный и жесткий фильм. На эту встречу , нас позвала незнакомая на тот момент девушка Даша Задохина, или певица Дария. Вот ей понравилась «Дура», и она решила, что сильные позитивные чувства, которые этот фильм вызывает, могут помочь людям. Еще привозила сюда актера Евгения Миронова, тренера Татьяну Тарасову, актрис Ирину Муравьеву и Марию Голубкину и других.

которая едет на Паралимпиаду Даша тоже не отставала. Училась в Гнесинке, потом в ГИТИСе. В ГИТИСе, на первом же курсе, за компанию с однокурсницей пошла на прослушивание в Большой театр; однокурсница не прошла, а Дашу взяли, и она пела в нескольких спектаклях Большого… А дальше — полный обрыв.

Д

аша выходила замуж. Лето, перешла на второй курс ГИТИСа, она влюблена в него, он в нее, и что это за глупости ждать два или три месяца регистрации, договорились в ЗАГСе по блату, что сегодня они подадут заявление, а через два дня их распишут, и самое главное было в том дне — получить благословение любимой Дашиной бабушки, съездили к бабушке в деревню под Домодедовом, получили ее благословение, и на обратном пути в Москву, когда Даша была за рулем… Авария была страшная. Машина перевернулась несколько раз, и еще сверху упал бетонный столб. От японской «Мицубиси диамант» остался неповрежденным только багажник, все всмятку. «Первый раз я умерла прямо на месте аварии. У меня отказали легкие, сердце. Но я вернулась». Может, почувствовала, что приехала мама. Даша была в коме, и в больнице не знали, что с нею, подключенной к аппаратуре, делать дальше. «Давайте отключим?» — спрашивали врачи Дашину маму. Мама сказала: «Нет! У меня в вашей больнице несколько лет назад умер отец. А теперь вы хотите, чтобы я у вас потеряла дочь?» И стала вызывать вертолет из Москвы. Медицинский вертолет прилетел. Но брать на борт Дашу отказались: «Мы труп не повезем». Мама вызвала реанимобиль. «И, представляете, по дороге в Москву этот реанимобиль со мной, подключенной к аппаратуре, попадает в аварию. И я падаю с носилок на пол… вот везучая, да?» — смеясь, рассказывает Даша. Слава Богу, обошлось.

На Полежаевке проезжали мимо городской клинической больницы № 67. Мама даже не знала, есть ли там травматологическое отделение. Она врывается в эту больницу и падает перед врачами на колени. Вот прямо на коленях стоит и умоляет: «Делайте что хотите». И врачи решаются на операцию. Она длится двенадцать часов. И Андрей очень пострадал в той аварии. Не меньше, чем Даша. Когда Даша через полтора месяца пришла в сознание, она первым делом позвонила Андрею. Он тогда тоже только что вышел из комы. Но родители Андрея во всем случившемся обвинили Дашу. И с тех пор они больше не виделись. Четыре с половиной месяца провела Даша в больнице. «Все это время я училась говорить, тренировалась на слове «мама», обкатывая его со всех сторон». Песни шли в голове непрерывным потоком. «Я вот что придумала: мама показывала мне буквы, а я моргала на нужную». Так из буковок складывались слова, а из слов стихи. А мелодию просто запоминала. Смеется: «Вот такая я хитрая девчонка!» Врачи спасли ей жизнь. И она им очень благодарна. Особенно хирургам: Виктору Борисовичу Заварухину и Дмитрию Николаевичу Дзукаеву.

С

Женей Редько, Оксаной Коростышевской и тремя ее маленькими дочками приезжаем в гости к Даше. Дашина мама угощает нас суперскими пирогами и рассказывает: «Я уходила на работу, а Даша после больницы училась ползать по квартире. Отвоевывала по миллиметру, по сантиметру пространство свободы. За весь мой рабочий день могла всего лишь проползти по нашей квартире от спальни до кухни. Я приходила в десять вечера с работы, и до пяти утра мы вместе ползали... А в

Даша Задохина, , или певица Дария ия

шесть утра я уезжала на работу. Очень боялась за нее. Она скрывала от меня свою боль. Терпела, все терпела. Я думала, ее разорвет от боли. А Даша повторяла мне: «Что ты переживаешь — сейчас все пройдет». И никогда не теряла чувство юмора — рот до ушей всегда». А потом три года подряд Даша занималась в спортзале. Каждый день с девяти утра до девяти вечера, без выходных. И если раньше даже руки не могла поднять, то теперь так укрепилась, что с октября прошлого года опять села за руль, водит машину. И почти все время они с мамой были только вдвоем. «Моя старшая сестра умерла полтора года назад от рака. Мама — самый близкий мой человек». И после паузы — выделяя каждое слово: «Мама — единственно близкий мне человек». Летом прошлого года Даша пригласила легендарную Татьяну Анатольевну Тарасову в реабилитационный центр «Три сестры» на встречу с пациентами. Потом Тарасова послушала песни Даши, прониклась голосом ДариE и и предложила ей поехать на Паралимпиаду в Сочи. В группе поддержки. Если ничего не случится и ничего не помешает, певица ДариEя поедет. И, может, будет там петь. И, может быть, даже на открытии. А сегодня, в понедельник, 24 февраля, будет петь на гала-концерте в «Лужниках». Даша помнила, что было самое страшное, когда она лежала в больнице: никто не оказывал никому никакой эмоциональной помощи. Поэтому Даша теперь работает над этим пробелом. Через благотворительный фонд «Адели» помогает детям-дэцэпэшникам, бесконечно возится с ними, отдает им деньги от своих благотворительных концертов. И ездит сама и возит людей в центр реабилитации «Три сестры». Даша знает: сострадание и вправду не очень стойкое чувство. Его надо перевести в действие — иначе оно глохнет. Вот Даша и переводит.

Зоя ЕРОШОК, обозреватель «Новой»


«Новая газета на урале» понедельник. №20 24. 02. 2014

Владимир МОЗГОВОЙ

обозреватель «Новой»

Э

ту золотую медаль должна была взять сборная Украины. Мне не просто хотелось, чтобы случилось именно так: я примчался на «Лауру», чтобы переживать прежде всего за Виту и Валю, Юлю и Алену. Согласен, про российский последний шанс для Романовой, Зайцевой, Шумиловой и Вилухиной (а может, это был и последний шанс для провалившегося 5-летнего курса всего российского биатлона) я тоже помнил, но… Украине медаль была нужнее, как и всем тем, кто принимает происходящую у соседей трагедию близко к сердцу. Конечно, что может сделать кусочек металла? Крохотный лучик света, капля добра в море вражды и ненависти — и вообще, когда свистят пули, про какие-то там спортивные успехи лучше молчать, это вещи несовместные. Олимпиады давно никого и ничто не останавливают, добро существует отдельно, а зло делает свое черное дело, не обращая внимания на призывы и традиции. Формально спортивные форумы выполняют свою завещанную Пьером де Кубертеном миротворческую миссию, но только на бумаге. Олимпийские клятвы звучат красиво, но мир пропускает их мимо ушей. И все же. Пока человечество помнит о таком понятии, как гуманизм, оно пытается охранить явления, хранящие память о нетленных ценностях. Олимпиады были возрождены не ради удовлетворения амбиций, но ради сплочения человечества, во имя мира и добра. Век спустя, невероятно повысив спортивную и зрелищную составляющие, они во многом превратились в ярмарку тщеславия со всеми вытекающими, но… А много ли у нас осталось такого, что мы можем предъявить в качестве оправдания своего достаточно бездарного существования? Век гуманизма, возможно, уже никогда не наступит, но цепляться за его соломинки добра — необходимо. Олимпиада, в том числе наша, сочинская, вчера погасившая свой огонь, — со всеми ее госпонтами, непомерными тратами и чудовищными ошибками — свой вклад в доброе и общечеловеческое все-таки внесла. Надеюсь, что внесла. А одна маленькая команда одержала самую важную на Олимпиаде победу. Ей было очень трудно выйти на старт, она

Медальный свет могла даже от него отказаться, никто бы не осудил. Но они — Вита и Валя Семеренко, Юлия Джима и Алена Пидгрушная — все-таки вышли со всей своей болью и надеждой. И продемонстрировали — нет, проявили — такую сплоченность, мужество и достоинство, которых, увы, давно так не хватает их многострадальному отечеству. Я им аплодировал, ничуть не боясь обвинений в отсутствии патриотизма, и украинские флаги на трибуне были для меня флагами надежды. Девушки совершили свой маленький подвиг во имя этой высокой и благородной цели. Кто-нибудь да увидит, кто-нибудь да оценит. Российская команда, конечно, со всей своей энергией отчаяния сотворила невозможное, отстояв и вырвав второе место и второе сочинское биатлонное серебро. Но наутро оказалось, что из состава сборной до конца сезона выведена Катя Глазырина, которую накануне старта заменили на другую Катю — Шумилову. Глазырина высказалась и получила наказание, но это, похоже, только начало в предстоящих весенних разборках в нашем донельзя запутанном биатлонном хозяйстве. У немок вообще плохи дела — на старт не вышла Захенбахер-Штеле: известную биатлонистку, как и еще двух членов команды, уличили в применении допинга. А еще прямо с трассы увезли на «скорой» потерявшую сознание француженку Мари-Лор Брюне. Это были тяжелые и неприятные, но рабочие моменты. Относящиеся к спорту и к его, увы, далеко не всегда радостным проявлениям. Но я о другом. Страшно красный и красивый закат напоминал о страшном. Эх, если бы пули свистели только на биатлонном стрельбище…

Н

е думал, что вернусь в «Большой». Туда, где национальная сборная России по хоккею блистательно похоронила самые большие надежды, связанные с домашней Олимпиадой. Но поздно вечером, когда сил уже не оставалось, а в рюкзаке лежал билет на явно медальные для России состязания фигуристок в произвольной программе, я решил, что клин клином вышибают, и двинул к «Большому».

СОЧИНСКАЯ ДЕСЯТКА

Лучшие анекдоты про Олимпийские игры ✔ Я не смотрел ни фигурное катание, ни хоккей. Но, прочитав интернет, понял, что ворота американцам мог сдвинуть только один человек — Плющенко. ✔— Почему Терешкова несет знамя вместе с Михалковым? — От великого до смешного — один шаг. ✔— Скажите, Холмс, а почему в Сочи не приедет Обама? — Это элементарно, Ватсон. — Как, и он тоже?! ✔ После поражения на Олимпийских играх в Сочи было принято решение, чтобы сборную России по хоккею расстреляла сборная России по биатлону. Никто из наших хоккеистов не пострадал. ✔ Результат игры хоккейной сборной с финнами признан пропагандой гомосексуализма.

✔ Украинские террористки, отстреливаясь, вывезли из олимпийского Сочи все золото. (Услышано специальным корреспондентом ИД «Коммерсантъ» Андреем Колесниковым в сочинском такси) ✔ После вылета сборной России в четвертьфинале В.В. Путин признался, что его любимый фильм — это «Убить Билла». ✔ Судя по траектории перемещения олимпийского огня, его можно было просто отправить «Почтой России». ✔ Власть нашла способ окупить Олимпиаду — продала один билет Ходорковскому. ✔ Наконец, настало время, о котором мечтал комментатор Николай Озеров: «Когда наши футболисты будут играть так же, как и хоккеисты!»

Об Олимпиаде с перебором, или Как побеждали те, о ком говорили, но о ком не кричали

ИТАР-ТАСС

22

За шестикратного олимпийского чемпиона Виктора Ана трибуны болели как за своего

Вы знаете, как выглядело это разрезанное вдоль гигантское «яйцо» поздним вечером тогда, когда проходили матчи? Это стоит описания. Все огромное светодиодное пространство изображало два флага и мгновенно реагировало на изменение счета. Так вот, когда я шел к арене, на куполе возле полосатого американского флага горела цифра «2», а возле «кленового листа» — цифра «0». Да, я шел на финал женского хоккея, а увидел совсем не женский, а просто хоккей, причем хоккей потрясающий, невероятный, неповторимый. Даже так скажу: нашим великим мастерам по части понимания игры далеко было до представительниц прекрасного пола из США и Канады. Я много разных качественных и драматичных финалов видел. Но этот… Он если не примирил меня с потерей главной надежды, то хотя бы умиротворил. Две лучшие команды не бились — они играли в какой-то космический хоккей. Когда канадкам надо было уже выбрасывать белый флаг, они совершили чудо под управлением судьбы. Сначала за три с половиной минуты до сирены Дженнер отквитала одну шайбу. За полторы минуты до сирены Канада оставила ворота пустыми. И именно туда из зоны сборной США отправилась шайба. Она катилась, а американки уже готовы были вскинуть клюшки в честь исторической победы. А шайба ткнулась в штангу, заставив буквально застонать переполненный зал — одних болельщиков от ужаса, других от восторга. И через несколько секунд несравненная канадка Пулин нашла лазейку в воротах, а на девятой минуте овертайма поставила точку. Народ на трибунах рыдал! Была еще одна команда, которой я бы вручил специальный приз, — мужская хоккейная сборная Латвии. Это она, многие члены которой работали бы учителями физкультуры, не включись рижское «Динамо» в Континентальную хоккейную лигу, в четвертьфинале едва не укатала самих канадцев. Они играли против Сидни Кросби и всей его монстровидной компании без всякой дрожи в коленках, а вратарь Кристерс Гудлевскис заставлял хвататься

за голову лучших форвардов мирового хоккея. Латыши не победили, но дело же не только в статистике!

В

любой олимпийский день можно было успеть максимум на два значимых события, третье всегда было под вопросом. Но предполагаемый маршрут предпоследнего моего олимпийского путешествия предполагал смену пяти точек в обоих кластерах. Одного неудачного из-за погоды знакомства с экстрим-парком горного комплекса «Роза Хутор» оказалось мало. И я начал со ски-кросса, на трассу которого то и дело снова наплывали облака с близлежащих вершин, но нам всем повезло — старт не отменили. Зрелище было захватывающим и опасным — двоих участниц увезли с трассы на специальных носилках, они пополнили внушительный список оказавшихся в больницах олимпийцев, а самой отчаянной оказалась канадка Мариэль Томпсон, лихо расправившаяся со всеми соперницами. Чтобы попасть на соседний горнолыжный комплекс, требовалось либо вернуться в медиацентр «Горки» и ждать автобуса нужного маршрута, либо переехать ущелье в кабине канатной дороги. Но до канатки следовало преодолеть 400 ступенек широкой лестницы, по которой я восходил со скоростью ретрака — он уже утюжил разбитую и придавленную дождем трассу. «Прыжок» через ущелье оказался недолгим, гораздо дольше поднимался к месту финиша слаломной трассы. И здесь трибуны были заполнены до отказа, и здесь приветствовали каждую участницу. Охватить всю панораму идеально вписанного в горные склоны комплекса не представлялось возможным, но и отдельные детали были хороши. Увы, героиня горнолыжных трасс Красной Поляны словенка Тина Мазе на этот раз до золота не дотянулась. Наличие российских соискательниц и не предполагалось, и случится подобное, наверное, не раньше следующей домашней зимней Олимпиады, если на проведение таковой еще решимся.


«Новая газета на урале» понедельник. №20 24. 02. 2014

23

Если не будем готовить своих, то так и придется прикидывать, кого стоит «умыкнуть» в преддверии очередного спортивного события. Так и до массовой натурализации хоккеистов недалеко, на чем наш хоккей, пожалуй, и кончится

«

Об этом можно было успеть подумать, едучи по горному серпантину вначале вниз, а потом снова вверх автобусом и канаткой к биатлонному комплексу, про действо на котором я уже рассказывал. Обратный путь в Адлер к Олимпийскому парку занял часа полтора. Нужно было обязательно успеть на шорт-трек — к финалам мужской 500-метровки и эстафеты. В «Айсберге», в котором россияне завоевали первое золото и в котором позже был добыт основной его запас, в первую тройку неофициального зачета должен был выводить российскую сборную Ан Хен Су, или, как его теперь россияне знают, — Виктор Ан. Уже после того, как гениальный кореец с невероятным, каким-то кошачьим изяществом выиграл финал 500-метровки, а третью свою сочинскую золотую медаль с показательной уверенностью завоевал в эстафете, я еще успел на концовку топового хоккейного полуфинала Канада — США. В полночь Олимпийский парк, а с ним и всю страну облетела весть, что Россия вышла на второе место как по числу завоеванных золотых медалей, так и по числу всех медалей. Я уже ничему не удивлялся.

М

ой замечательный и зрящий в корень старший товарищ Юрий Рост поделился следующей мыслью: крах потерпели самые раскрученные перед играми медийные проекты под названием «Евгений Плющенко», «Иван Скобрев», «хоккейная сборная» и, уже по ходу Олимпиады, — «Юлия Липницкая». С Плющенко случилось известно что, не сходивший с обложек Скобрев, по его же словам, оказался «не готов», про хоккеистов промолчу. А бедная девочка, как и ее красавица-тренер Этери Тутберидзе, ни в чем не были виноваты — после командной победы Липницкую просто разрывали на части, от чего не спасло даже временное бегство в Москву.

Перебор — фирменная черта. Даже когда Аделина Сотникова шла второй после исполнения короткой программы, отдельные наши коллеги продолжали твердить о том, что именно Юля Липницкая должна, обязана, сможет. Не смогла, не выдержала многотонного груза навязчивого внимания. А забытая и слегка обидевшаяся на то, что ее не включили в число участников командных соревнований, Сотникова вышла из тени свежей и не растратившей эмоций. Потому и выиграла — может, не без благосклонности судей, но вполне заслуженно. Побеждали те, о ком говорили, но о ком не кричали. Как не следует, наверное, кричать и сейчас про невиданный медальный успех и про рекордную Олимпиаду — легко может сложиться впечатление, что у нас все хорошо и что лучше некуда. Отдавая должное всем героям и прекрасным мгновениям, которых было немало, не стоит забывать, что львиная часть золотых медалей, падавших на финише в копилку российской сборной как пятак в кружку, была добыта натурализованными россиянами. То есть усилиями хорошего менеджмента, а отнюдь не системной работой по созданию прочного спортивного фундамента. Это не умаляет достижений феноменального, ныне уже шестикратного олимпийского чемпиона корейца Виктора Ана в шорт-треке, бесподобного двукратного чемпиона американца Виктора Уайлда в сноуборде, замечательной украинки Татьяны Волосожар в фигурном катании. Если другим можно переманивать наших спортсменов и тренеров, то почему нашим нельзя? Можно, конечно. Но если не будем толково воспитывать и готовить своих, то так и придется прикидывать, кого стоит «умыкнуть» в преддверии очередного грандиозного спортивного события. Так и до массовой натурализации хоккеистов недолго дойти, на чем наш хоккей, пожалуй, и кончится. Конечно, «Айсберг» болел за Виктора Ана как за своего. И товарищей по эстафетной команде он явно подтащил и приподнял со времени своего переезда в Россию. Я сам был в этом бушующем зале, и сам готов был кричать, если бы не находился на верхотуре пресс-трибуны. Но, радуясь успехам старых и новых русских, равно как несомненному успеху всей Олимпиады, я не забывал и о разочарованиях — не только из-за врожденной нелюбви к всякого рода победным рапортами и крикам «ура!» по любому поводу. От праздника тоже можно устать. Одно успокаивало: сильно устаешь — меньше грустишь. Мне еще предстояло прощаться, но я уже знал, что будет сниться после олимпийского Сочи. Не пальмы и море, а горы и облака. Про остальное поговорим после.

Сочи

P.S. Когда верстался номер, сборная России, благодаря победе наших биатлонистов в эстафете и лыжников в марафоне, вышла на первое место в неофициальном медальном зачете.

17-летняя дебютантка Аделина Сотникова сотворила главную сенсацию Игр-2014

В это не верил никто. В это и сейчас трудно поверить. Золото женского одиночного катания «отправляется» в Россию. Вы скажете, что правильнее было бы написать: остается. Но ведь такой победы наше фигурное катание еще не знало. Только представьте: 26 (!) золотых медалей (а всего 54 награды) завоевали в самом красивом зимнем виде наши спортсмены на Олимпиадах. И из них дамы намыли всего 3 кругляша. Кира Иванова — бронза Сараево-84. Ирина Слуцкая — серебро Солт-Лейк-Сити-2002 и бронза Турина-2006. Такая грустная «женская статистика» была до 20 февраля 2014 года.

Б

уду честен: я собирался писать про кореянку Юну Ким, которая, по моим прогнозам, должна была превратиться в двукратную олимпийскую чемпионку. Обойти королеву, чьи гонорары исчисляются миллионами, реально, по сути, в одном случае — когда она не выходит на лед. Если же Юна выходит и не падает, обставить ее по части катания почти не представляется возможным. Вы спросите: «Ты не верил в Юлию Липницкую и Аделину Сотникову?» Скажем так: «Надеялся…» …В середине 90-х я путешествовал по Америке. Когда люди узнавали, что я из России, то выдавали не вполне стандартный набор «ассоциаций»: медведи, водка, мороз, Оксана Баюл. При упоминании принцессы Лиллехаммера-94 они неизменно показывали большой палец. С первыми тремя пунктами я был согласен. А вот по поводу фигуристки… Мне, конечно, было приятно, но справедливости ради я пытался объяснить американцам, что Баюл — все-таки украинка. Впрочем, это оказалось занятием бесполезным. И тогда я подумал, что чемпионка мира-95 среди юниоров Ирина Слуцкая, озолотившись в Нагано, наверняка подкорректирует для жителей Нового Света набор «русских символов». Но Ира не озолотилась. Ни в Японии. Ни в Солт-Лейк-Сити, что было особенно больно и обидно. А Марии Бутырской — первой в российской истории чемпионке мира — олимпийский пьедестал не покорялся вовсе. И после завершения карьер этих великих барышень я уже ни во что не верил. И не мог понять: почему в России женское фигурное катание настолько слабенькое?

Потом проклюнулись Алена Леонова и Ксения Макарова. И вроде бы неплохо получалось у девчушек, но не хватало им чего-то. И не являлись они, на мой взгляд, «амазонками». Ни по духу и характеру. Ни по образу и подобию. Не так они, победительницы, выглядят. А как? Как Катарина Витт, Сидзука Аракава. Как Юна Ким… Понимайте как хотите. …Про появившихся почти одновременно вундеркиндов Елизавету Туктамышеву, Аделину Сотникову и Юлию Липницкую болельщики три года слушали сказки и повести: мол, подрастут, обретут право соревноваться с серьезными тетками и зажгут всем на зависть. Но у нас так «подрастали» Андрей Грязев, Артем Бородулин, Артур Гачинский…

Да, Аделина уже в 12 лет стала лучшей в стране, повторив достижение своего тренера Елены Буяновой (Водорезовой). В 13 лет она исполняла два сумасшедших каскада в одном номере: тройной лутц—тройной риттбергер и тройной сальхов—тройной риттбергер. Но не секрет, что при взрослении и наборе веса прыгучесть и координация иногда исчезают. А первая любовь не всегда способствует вращениям… идеальным вращениям «малолетки» действиВ том, что «мало тельно надежные и стоящие, шиудостоверилась на рокая публика удо чемпионате Европы в Будапеште, где Юля и Аделина сбросили с верКостнер. Но в Сочишины Каролину Кост то итальянка будет не одна… Мао Асада, парочка ее друзей и кучка говоря уже о Ким. К американок, не говор тому же родные стены юных фей могподстраховать, так и крепко ли как подстрахова придавить. …После того как Аделину «закулисно» прокаСотникову «заку тили с командным первенством, я опасался, что это скажется на ее выступлениях негативно. Но личных выступления жалевшая себя на трениАделина, не жалевш мои сомнения, едва ровках, развеяла мо корейскую «машину» в не опередив корейс программе. короткой программ говорят, что Сотниковой …Сейчас говорят всех. Мол, медали было проще всех народ любой ценой Федерация и наро не требовали. Все лишнее внимаболельщиков утянули ние прессы и болел Плющенко и Юлия на себя Евгений Пл Безусловно, в этом Липницкая. Безус есть доля правды. Как и в том, что соперницы Аделину в принципе не когда-то не ждали Тару ждали. Как когда-т Хьюз. Но подкрасЛипински и Сару Х момент незаметно, ться в нужный мо сохранив при этом недетское э спокойствие, — это э тоже большое искусство. «Хрен вам!» — читалось в глазах протеже Татьяны Тарасовой Тат после выставления выставлен судьями крутых оценок Каролине Костнер. Кар …А потом были четыре минуты доброго, доброг грациозного, женственного, женственног артистичного, но в то же время мощного по вр исполнению исполнени и убедительного катания, если и не ката потрясшие потрясши мир, то заставившие крепко напрячься к арбитров арбитро в «Айсберге». Но служители спортивслуж ной Фемиды не дрогнуФе ли и со с своей задачей справились на «отличсправ но». А вот Юне Ким, потерявшей с годапоте ми эксклюзивную воздушность, восво парить, как преп жде, оказалось не под силу. Андрей УСПЕНСКИЙ ЕРА

«

К домашним Играм медийный проект «Иван Скобрев» оказался не готов

ИТАР-ТАСС

Золото какое!






страницы 16—17

Алексей ВЕНЕДИКТОВ, главный редактор «Эха Москвы» — «Новой»: После Олимпиады никаких массовых репрессий не будет. Будут точечные сдачи силовиков или банкиров



страница 14

страница 11

Андрей КОЛЕСНИКОВ, шеф-редактор «Новой»:

Кирилл РОГОВ, обозреватель «Новой»:

Режимы, схожие с путинским или януковичским, называют гибридными. Украинский пример демонстрирует, до какой степени они чреваты смутами

Обвинение по «болотному делу» — это тот механизм, который превращает граждан в тушки для битья, а стражей порядка — в беспредельщиков

Болотническое Чтоб не дрожать рассудку и не терять лицо — посадим в зайца, в утку, в конце концов, в яйцо! Серьезные ребята на давнем рубеже так делали когда-то — и получалось же!

Дмитрий БЫКОВ

Чтоб мир наш был уютен и крепок, как орех, — Владим Владимыч Путин, давай посадим всех! Представь, как мы всклокочем Россию, нашу мать. Ведь ты же хочешь очень — зачем себя ломать? Возьмем буквально за день — всю прессу, всех жидят… Болотников посадим, хотя и так сидят… Алехина — помеха, Навальный — паразит. Давай закроем «Эхо» — никто не возразит. Всех либеральных змиев, весь креативный цвет! Иначе будет Киев. А Харькова-то нет.

А чтобы снять нервозность от этих грозных дел — Давай посадим возраст, чтоб он всегда сидел. Разделаться со всеми, допустим, тяжело — Давай посадим время, чтоб никуда не шло, Чтоб легче строгим дядям на средней полосе… И ту давай посадим, кого боятся все. Чтоб не дрожать рассудку и не терять лицо — Посадим в зайца, в утку, в конце концов, в яйцо! Серьезные ребята на давнем рубеже Так делали когда-то — и получалось же! Но кто-то шепчет сзади ж, что этот способ — ложь, Что время не посадишь, что правду не возьмешь, И все идет к итогу — его не избежать… Зачем тогда, ей-богу, Болотную сажать?

Петр САРУХАНОВ — «Новая»

Пускай в родном пейзаже ликует большинство. Нам станет легче даже, когда ты нас тово. Ты, к собственной досаде ж, повысишь наш престиж… Не ждать, когда посадишь, а ждать, когда простишь! В условьях нашей эры, как знают все братки, Не катят полумеры — тут катят лишь катки. Пусть будет дух погромен и едок, как табак. Пусть будет только Семин, а Мамонтов — слабак. Пускай врагов поймают, и лучше без суда. У нас не понимают иначе никогда. Давай, Владим Владимыч, пускай звенят ключи! И высуши, и вымочь, и снова замочи.

www.novayagazeta.ru

Редакторы номера: Р. Дубов, С. Соколов Наш адрес в интернете:

NovayaGazeta.Ru РЕДАКЦИЯ Дмитрий МУРАТОВ (главный редактор) Редакционная коллегия: Ольга БОБРОВА (обозреватель), Сергей КОЖЕУРОВ (первый зам главного редактора), Андрей КОЛЕСНИКОВ (шеф-редактор), Андрей ЛИПСКИЙ (зам главного редактора, редактор отдела политики), Нугзар МИКЕЛАДЗЕ (зам главного редактора, редактор службы информации), Алексей ПОЛУХИН (редактор отдела экономики), Георгий РОЗИНСКИЙ (зам главного редактора), Юрий РОСТ (обозреватель), Петр САРУХАНОВ (главный художник), Юрий САФРОНОВ, Сергей СОКОЛОВ (зам главного редактора, расследования — «отдел Юрия Щекочихина»), Ольга ТИМОФЕЕВА (редактор отдела культуры), Олег ХЛЕБНИКОВ (зам главного редактора), Виталий ЯРОШЕВСКИЙ (зам главного редактора, омбудсмен редакции)

Обозреватели и специальные корреспонденты: Роман АНИН, Юрий БАТУРИН, Борис БРОНШТЕЙН, Борис ВИШНЕВСКИЙ, Ирина ГОРДИЕНКО, Эльвира ГОРЮХИНА, Елена ДЬЯКОВА, Зоя ЕРОШОК, Вячеслав ИЗМАЙЛОВ, Сергей КАНЕВ, Павел КАНЫГИН, Елена КОСТЮЧЕНКО, Юлия ЛАТЫНИНА, Елена МАСЮК, Владимир МОЗГОВОЙ, Ирек МУРТАЗИН, Галина МУРСАЛИЕВА, Леонид НИКИТИНСКИЙ, Ирина ПЕТРОВСКАЯ, Алексей ПОЛИКОВСКИЙ, Юлия ПОЛУХИНА, Елена РАЧЕВА, Людмила РЫБИНА, Слава ТАРОЩИНА, Марина ТОКАРЕВА, Павел ФЕЛЬГЕНГАУЭР, Диана ХАЧАТРЯН, Вера ЧЕЛИЩЕВА, Наталья ЧЕРНОВА Ведущие рубрик: Евгений БУНИМОВИЧ, Дмитрий БЫКОВ, Александр ГЕНИС, Павел ГУТИОНТОВ, Александр ЛЕБЕДЕВ, Юрий РЕВИЧ, Кирилл РОГОВ, Дина РУБИНА, Владимир РЫЖКОВ, Ким СМИРНОВ, Артемий ТРОИЦКИЙ, Сергей ЮРСКИЙ Руководители направлений: Руслан ДУБОВ (спорт), Лариса МАЛЮКОВА (кино), Елена МИЛАШИНА (спецпроекты — «отдел Игоря Домникова»), Надежда ПРУСЕНКОВА (пресс-служба) Собственные корреспонденты: Надежда АНДРЕЕВА (Саратов), Георгий БОРОДЯНСКИЙ (Омск), Иван ЖИЛИН (Киров), Сергей ЗОЛОВКИН (Гамбург), Сергей КУРТ-АДЖИЕВ, Наталья ФОМИНА (Самара), Виктория МАКАРЕНКО (Ростов-на-Дону),

«Новая газета» зарегистрирована в Федеральной службе по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия. Свидетельство ПИ № ФС 77524833 от 04 июля 2006 г. Учредитель: ЗАО «Издательский дом «Новая газета». Редакция и издатель: АНО «Редакционно-издательский дом «Новая газета». Адрес: Потаповский пер., д. 3, Москва, 101000.

Александр МИНЕЕВ (Брюссель), Ольга МУСАФИРОВА (Киев), Нина ПЕТЛЯНОВА (Санкт-Петербург), Алексей ТАРАСОВ (Красноярск), Евгений ТИТОВ (Краснодар), Ирина ХАЛИП (Минск) Группа выпуска: Станислав АРТЕМОВ (помощник шеф-редактора), Юрий КОЗЫРЕВ (директор фотослужбы), Анна АРТЕМЬЕВА, Евгений ФЕЛЬДМАН (фотокорреспонденты), Анна ЖАВОРОНКОВА, Алексей КОМАРОВ, Татьяна ПЛОТНИКОВА (бильдредакторы), Оксана МИСИРОВА, Надежда ХРАПОВА, Вероника ЦОЦКО (технические редакторы, дизайн, макет) WEB-редакция: Константин ПОЛЕСКОВ (редактор), Зинаида БУРСКАЯ, Мария ЕПИФАНОВА, Сергей ЛИПСКИЙ, Наталья ПОЛОВИНКО, Ольга ПРОСВИРОВА, Евгений ШИРЯЕВ

дирекция Ольга ЛЕБЕДЕВА (директор АНО «РИД «Новая газета»), Светлана ПРОКОПЕНКО (заместитель директора), Валерий ШИРЯЕВ (заместитель директора), Ярослав КОЖЕУРОВ (юридическая служба), Светлана БОЧКАЛОВА (распространение), Владимир ВАНЯЙКИН (управление делами), Вера ИЛЬЕНКО (реклама), Наталья ЗЫКОВА (персонал) Сталина УСПЕНСКАЯ (директор по уюту)

© АНО «РИД «Новая газета», 2014 г.

Любое использование материалов, в том числе путем перепечатки, допускается только по согласованию с редакцией. Ответственность за содержание рекламных материалов несет рекламодатель. Рукописи и письма, направленные в Редакцию, не рецензируются и не возвращаются. Направление письма в Редакцию является согласием на обработку (в том числе публикацию в газете) персональных данных автора письма, содержащихся в этом письме, если в письме не указано иное

Общий тираж — 247 250 экз. Тираж сертифицирован Novayagazeta.Ru — 9 974 018 просмотров за январь 2014 г.

Выходные данные «Новой газеты на Урале»: Учредителем является ЗАО «Новая газета». Газета зарегистрирована в Федеральной службе по надзору в сфере массовых коммуникаций, связи и охраны культурного наследия. Свидетельство о регистрации: ПИ №ФС77-29225 от 31 августа 2007 года. Главный редактор: ДРОБИНА И.В. По вопросам рекламы обращайтесь по тел: 8-922-203-27-18. Предложения и вопросы присылайте на адрес: ng-redaktor@mail.ru. Адрес редакции: 620075, г. Екатеринбург, ул. Кузнечная, 92, оф. 501. Тел: (343) 290-92-20, тел/факс: (343) 365-73-21. Для корреспонденции: 620086, г. Екатеринбург, а/я 39. Цена свободная. Материалы, отмеченные знаком ® , печатаются на правах рекламы.

Срок подписания в печать по графику: 17.00. 23.02.2014 г. Срок подписания в печать фактически: 17.00. 23.02.2014 г. Отпечатано в типографии Тираж регионального выпуска: ЗАО «Прайм Принт Екатеринбург», 3 200 экз. № заказа 545 г. Екатеринбург, пр. Космонавтов, 18н.

"Новая газета на Урале" № 20  

"Новая газета на Урале" № 20 от 24 февраля 2014 г.

Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you