Page 1

Лубянские разгромили и шаболовских, и сугробовских За организацию преступного сообщества арестован бывший главный борец с коррупцией — генерал МВД Сугробов, а полицейские главки федеральных округов упразднены

понедельник

страницы 6, 15

№ 50 (2191) 12.05.2014 г.

четверг

на Урале

Деньги Януковича О том, как Великобритания и США пытаются убедить высокопоставленных чиновников всех известных офшоров раскрыть информацию о счетах российских и украинских коррупционеров, – в материале Александра МИНЕЕВА

Петр САРУХАНОВ — «Новая»

Чем больше ольше их конфискуют, юдей убьют в Украине. тем меньше людей 93 миллиона долларов Уже арестовали 193

страница 13

Никакой Новороссии нет

Дмитрий ОРЕШКИН проехался по юго-восточным областям Украины и пришел к выводу: в отличие от Донецка и Луганска, в тех регионах, где деньгами Януковича пахнет не так отчетливо, никаких протестов нет. Да и шахтеры не выходят страницы 7—9 на улицы

Специальные репортажи корреспондентов «Новой» из Одессы и Харькова страницы 10—14


2

«Новая газета на урале» понедельник. №50 12. 05. 2014

день победы

Светлой памяти Юрий ШЕВЧУК

М

ой друг много лет искал своего деда, погибшего в Великую Отечественную войну. Собирал информацию в военных архивах, сопоставлял карты местности, где происходили бои. Познакомился и подружился с поисковиками Новгородской области, замечательными людьми, которые до сих пор находят и хоронят с почестями павших солдат. И вот звонит мне друг три дня назад, чуть не плачет от счастья: «Нашли!!! Нашли эту точку в непролазном лесу (Рамушевский коридор, кто знает)». Нашли прикопанную воронку, где через пару взмахов лопатой наткнулись на берцовую кость. Позавчера достали 5 человек, 2 медали, одна — «За отвагу», простреленная пулей. По найденным документам, там лежит 121 солдат, а рядом еще тысячи… Люди с Дальнего Востока, Урала, Узбекистана, Грузии, Украины и Москвы. …Сколько еще неотпетых, непохороненных по лесам, по болотам…

Вот и опять наступили времена, когда рушатся последние иллюзии о братской любви и надежды на взаимопонимание. Суровая реальность вытоптала наши рок-н-ролльные клумбы с пацификами, распинала по асфальту человечность, и из смятых, распоротых пропагандой телесных оболочек расползлись в разные стороны химеры взаимной ненависти и вражды. Русский рок в большинстве своем на этой войне выбрал свою сторону. Еще в конце февраля нас, давно уже разных (Макса Леонидова, БГ, ДДТ, Бутусова и других), объединила идея: еще раз сказать нашим слушателям в Украине и в России о мире, потому что мир — это самое ценное, что у нас есть (эти слова сейчас не банальны). Я никогда не апеллировал к массам, классам, партиям и так далее и тому подобное. Для меня важна каждая человеческая личность, вне зависимости от того, чем она дышит, где живет — в Уфе, Киеве или Донецке. Правда, не люблю радикалов. Ни правых,

9 Мая. Москва. Поклонная гора

Фото Алексея КОМАРОВА — «Новая»


ни левых. Они умеют хорошо разрушать и вешать. Строят совсем другие люди. Мир, обнимающий каждого человека, имеющего гражданские права и социальную справедливость, — вот моя позиция. 9 Мая я пойду в храм, помолюсь и поставлю свечки по всем погибшим в Киеве, Славянске, Одессе… Помолюсь и поставлю свечки нашим отцам и дедам. Русским, украинцам, татарам, белорусам, героям всех национальностей, которые ценой невероятных жертв, ценой своей жизни, подарили нам не войну, а мир. Подарили всем нам Мир! И Шевчуку из Питера. И Денису из Луганска. И Ленке из Харькова. И Роману из Барнаула. И Турчинову из Киева. И Меркель из Германии. И Путину из Москвы. С праздником!

9 Мая. Москва. Идет Бессмертный полк

3

В 11 часов вечера после войны Киев отпраздновал Победу — и по европейскому, и по московскому времени Сирень и каштаны в темноте пахли еще сильней. Днепр внизу был тих и, как положено, чуден. Люди безмолвно и медленно шли на огонь, трепетавший в конце аллеи Славы, у обелиска. Многие прятали лица в цветах. Обнимались и замирали влюбленные пары. За зиму столице Украины пришлось пережить столько боев, страданий и прощаний, что чувства истончились до предела.

–М

ам, да, я позже перезвоню, — девочка в белом плаще накрыла ладонью неловко зазвонивший телефон. Это напоминало пасхальную ночь. «Памятати» («Помнить») — горело красной строкой из лампадок на граните рядом с Вечным огнем. Праздник Победы в Киеве рождался в мире и тишине. Буквально накануне Институт национальной памяти и министерство культуры предложили отныне отмечать его вместе с Европой, то есть 8 мая, в 23.00 — в час окончания Второй мировой. Символом всеукраинской акции «Никогда больше. 1939—1945» становился алый, как разверстая рана, мак с черной, подобно следу от пули, сердцевиной. Идею воплотили харьковские художники и дизайнеры, и она несла в себе не только новый метафорический смысл. Мак соперничал с георгиевской ленточкой, которую, в свою очередь, события последнего времени сделали приметой сепаратистов. Однако по телевизору о предстоящем вечернем событии сообщили лишь раз, да и то вскользь, видимо, не желая вызывать дополнительную активность граждан. Ведь в Киеве, отказавшемся от парадов и организованных массовых шествий, все равно сохранялась опасность диверсионных и террористических актов, предупреждали силовики. И добавляли: «Обещаем обеспечить порядок. Но просим не реагировать на провокации. Мы сами будем принимать меры — жестко». Поэтому на площади, где установили небольшую концертную сцену, собралась в основном молодежь, человек пятьсот, бдительных и бесстрашных. Без партийных знамен. Без плакатов, лозунгов, пива и «ответственных за явку» товарищей со списками. Совершенно несоветская уже молодежь, которая помнила все слова государственного гимна и узнавала по первым нотам «Оду к радости» — гимн Евросоюза. Тут же, среди толпы, находились и несоветские — поскольку без личной охраны, свиты и чиновного высокомерия — члены правительства. Я, по крайней мере, заметила двоих: заслуженного артиста Украины Евгения Нищука, министра культуры (в пору Майдана он выступал в качестве бессменного ведущего на сцене), и Дмитрия Булатова, министра молодежи и спорта, в недавнем прошлом — одного из руководителей Автомайдана. Впрочем, десяток машин Автомайдана, преобразованного теперь в Автодозор, патрулировали акцию со стороны проезжей части улицы Мазепы, а несколько экс-соратников Булатова, пользуясь случаем, «наезжали» на министра: зачем доверяет участок работы в Ивано-Франковской области такому-то «негидныку»? К дискуссии самым внимательным образом прислушивались хлопцы с чубами и в камуфляже из 4-й сотни самообороны Майдана. Нищуку сравнительно повезло: он отвечал на вопросы телевизионщиков. Милиция, еще не привыкшая к подобному обращению граждан с начальством, держалась особняком — у кустов. И докладывала оттуда по рации: дежурство без происшествий. Зато наутро на подступах к Вечному огню временно установили рамку-металлоискатель: возложение одинаковых букетов роз совершали Яценюк, Турчинов и все, за исключением Януковича, экс-президенты Украины. Лица у них были также одинаково напряженными. В ночь с 8 на 9 мая в колодец туннеля между телевышкой и помещением Национальной телерадиокомпании Украины, где проложены оптоволоконные кабели, бросили «коктейль Молотова». Пожар сразу погасить не удалось. Прекратили вещание ведущие

ИТАР-ТАСС

Евгений ФЕЛЬДМАН — «Новая»

«Новая газета на урале» понедельник. №50 12. 05. 2014

9 Мая. Киев. У Вечного огня

каналы, в том числе «Интер», где начинался марафон, посвященный Дню Победы… У метро «Арсенальная», где формировались немногочисленные колонны коммунистов и социалистов, георгиевские ленточки желающим отмеряли прямо с рулонов. Иные прикалывали их на грудь с вызовом, запальчиво выискивая по сторонам идейного оппонента: ну?! Но стоило вспыхнуть словесной атаке, как десятки голосов с разных сторон требовательно кричали: «Прекратите!» Наступление захлебывалось. Киев не изменял себе в главном: идти не с партиями, а с семьями, нести фронтовые фотографии, бережно поддерживая под руки своих и чужих стариков. Те, кто в уме делил уже столицу на «колорадов» и «бандер», были точно люди неместные — город имел достаточный иммунитет к вирусу гражданской войны. Примерно в полдень у обелиска возник с корзиной сине-желтых, вызывающе искусственного и патриотичного окраса хризантем бывший градоначальник Александр Попов. После разгона студенческого Майдана 30 ноября 2013 года он находится под следствием под личное обязательство: Попову запретили покидать пределы Украины. Александр Павлович старательно расправлял ленту на композиции, но фотокоры смотрели мимо и вверх, игнорируя кадр. Столь же непродуктивным для имиджа оказалось и появление представителей Партии регионов, и живописной бригады православных, вооруженной хоругвями и полотнищем с призывом победить «еврейский фашизм». Две бабушки-близняшки с портретом Жукова, непременные участницы торжеств 9 Мая на протяжении долгих лет, добавляли к прежним рассказам все новые невероятные детали из жизни партизанского отряда. Их обнимали, как детей, и угощали конфетами. А группа студентов — Олег, три Ани, Наташа и Саша — снова включали «минусовку»: «Этот день мы приближали, как могли…» — Слова нужно напомнить? — периодически спрашивал Олег, поднимая вверх распечатанные листы. Ему в ответ улыбались и возрастные женщины с георгиевскими ленточками, и отставники в кителях, тяжелых от наград, и хипстерского вида юноши, и молодые мамы… Пахла сирень, сияло солнце. Поющие сменяли друг друга, но круг не уменьшался и не редел. Ольга МУСАФИРОВА, соб. корр. «Новой», Киев


«Новая газета на урале» понедельник. №50 12. 05. 2014

Шведского гражданина не пустили в Минск на хоккей из-за «жестокого обращения с мягкими игрушками»

Гостеприимство переполняет тюрьмы В день открытия чемпионата мира по хоккею в Минске арестовали двадцать девятого по счету активиста оппозиции — Данилу Гончарова. А счет был открыт арестом лидера «Маладога фронта» Дмитрия Дашкевича, который отправился за решетку на 25 суток еще 24 апреля. Даниле, правда, дали 20 суток — к лету выйдет. Этот список из трех десятков оппозиционных активистов — хоккейный.

П

ревентивные аресты случались и раньше — как правило, перед запланированными акциями оппозиции. Для Дмитрия Дашкевича, например, такой арест перед днем выборов 19 декабря 2010 года закончился почти тремя годами тюрьмы. Но чаще всего активистов отправляли за решетку на 10—15 суток. Бывало, что и на пять. А вот 25 суток ареста — такое даже в Административном кодексе не предусмотрено.

блиц-фельетон

2014 год по случаю хоккея был объявлен в Беларуси «годом гостеприимства». На время чемпионата введен безвизовый въезд для всех, кто купил билеты хотя бы на один матч. Впрочем, и это оказалось враньем. 7 мая в Беларусь не впустили шведского правозащитника Мартина Угла. Он прилетел, как положено, с билетами на хоккей. На границе шведу сообщили, что он находится в списке нежелательных персон и подлежит депортации. Почти сутки его держали под охраной в транзитной зоне аэропорта, а на следующий день депортировали. Пресссекретарь Государственного погранкомитета Беларуси Александр Тищенко объяснил журналистам, почему шведа не впустили в страну: «Он не болельщик, хоккей не любит, страну ненавидит, жестоко обращается с мягкими игрушками». Только не подумайте плохо о Тищенко из погранкомитета: тут никаких застарелых обид, и Мартин Угла вовсе не отбирал у пограничника любимую плюшевую собачку. Просто осенью 2012 года правозащитная организация Оstgruppen, которую возглавляет Угла, собирала в Швеции плюшевых мишек, чтобы по почте отправить их белорусским чиновникам, включенным в черный список ЕС. Это было продолжение шведского «плюшевого десанта», когда летом того же года двое пилотов пролетели над Беларусью и сбросили с самолета игрушки с записками «Свободу политзаключенным!». А 8 мая в Беларусь не пустили двух молодых норвежских политиков — тоже с билетами на хоккей. Ирина ХАЛИП, соб. корр., «Новой», Минск

После присоединения Крыма у Воронежа появился новый побратим — Джанкой

Скрепы и скрепки Правительство РФ закрепило за российскими регионами 14 районов и один город Крыма. Каждая область должна оказывать материальную и методическую помощь объектам коммунального хозяйства и социалки братского полуострова.

Д

ружба домами развивается стремительно и сразу по трем направлениям. Джанкой готов дать воронежскому бизнесу самое дорогое — десять участков земли с предложениями реконструкции овощехранилища на консервном заводе и теплоснабжения на объектах соцкультбыта, строительства тепличного комплекса и промышленной разработки месторождения термальных вод. Губернатор Воронежской области посоветовал местному клубу миллионеров под названием «Гражданское собрание «Лидер» срочно этим заняться. Бизнесмены из «ОПОРЫ России» уже обучают крымских коллег прогрессивным стандартам ведения бизнеса и удивляются, до чего захирел Крым под украинским господством: в развитие привлекательного полуострова много лет не вкладывали деньги. Теперь его надо спасать — в первую очередь туризмом и сопутствующей торговлей. А также укреплением сельского хозяйства, которое сильно здесь запущено, но славу винных погребов сохранило, удобрениями, механизацией и современными технологиями АПК. Задача это непростая из-за слабой логистики: три парома (еще один обещают), которые ходят через Керченский пролив, не справляются с транспортным потоком. Машинам приходится стоять в очереди от четырех до 24 часов. К маю агентство «Ваше мнение!» провело в Воронеже опрос и получило

удивительный результат: этим летом в Крыму планируют отдохнуть 18% воронежцев! А во враждебную заграницу поедут не больше 4%; никуда не поедут 37%. Но туристической отрасли Крыма вряд ли стоит рассчитывать на большой доход с воронежских туристов: потратить на поездку больше 35 тысяч рублей готов лишь один процент, 32% ограничатся 15 тысячами, а 15,5% хотели бы уложиться в 10 тысяч, что равноценно перелету в один конец. Дружат с Крымом теперь не только бизнесмены и туристы, но и дети простых воронежцев. «Единая Россия» срочно организовала в школах Воронежа цикл лекций на тему «Россия и Крым — мы вместе». Депутаты и учителя просвещают школьников о совместной истории России и Крыма, духовных и культурных скрепах. Как сообщила «Единая Россия», у ребят вырос интерес к истории, и они уже твердо усвоили, что крымчане доказали свое право на самоопределение. Но партия не остановилась на достигнутом и объявила конкурс «Россия и Украина — одна судьба». Все желающие могут представить на конкурс фотографии, видеосюжет или рассказ о том, что мы не поддадимся на провокации тех, кто хочет рассорить наши братские народы. А пока крепнет дружба, Воронежская область со своего стола отправила джанкойскому столу 74 единицы оргтехники и офисные принадлежности на 500 тысяч рублей, а главное — нормативноправовую базу: образцы документов для управления имуществом, финансами и экономикой.

Александр ЯГОДКИН Воронеж

Петр САРУХАНОВ — «Новая»

4

Жители российских регионов не упускают возможности припугнуть власть бунтом по-украински

Труд, Май, Майдан Недавно у нас приняли закон, запрещающий в кино, в театре и в СМИ употреблять некоторые нехорошие слова. Культурные люди эти слова знают весьма поверхностно и в растерянности переспрашивают друг друга: «Будьте любезны, а что за запрещенное слово начинается вот на эту букву? Ай-яй-яй! Что вы говорите?»

З

акон требует дополнений, причем очень четких. Безо всяких там намеков (типа «…начинающееся на букву «м») пора запретить нехорошее слово «майдан». Чтоб не было его ни в газете, ни на заборе. Слово «майдан» режет слух власти, которая, как мы знаем, прислушивается к народу. А народ выражений не выбирает. Чуть что — кроет словом на букву «м». В апреле жители поселка Кармановский пригрозили властям устроить майдан. С дымом на всю Ярославскую область. Гнев людей, вышедших на сход с яростными плакатами, вызвало закрытие пешеходного тоннеля под железной дорогой. Тоннель примитивный, неосвещенный, сложенный из грубых бетонных блоков. Но по нему все же можно было прошмыгнуть по прямой из поселка в магазины Ярославля и обратно. Но вот кто-то повредил в темноте ногу, пожаловался, и тоннель заварили решетками — хромай теперь в обход по большому кругу. Наверное, в поселке есть и другие проблемы, но раньше народ хотя бы видел свет в конце тоннеля… А какие у народа проблемы? К примеру, в Татарстане заметно подорожали хлеб, молоко и картошка, да еще про-

Переправу в Крым надо ждать часами

Берега Автомобильная пробка на подъезде к переправе в Крым стала меньше: теперь вместо суток водители ждут по 3—4 часа. Улучшение наступило после того, как в районе переправы был организован оперативный штаб. Оказалось, что российская помощь нужна не только жителям Крыма, но и тем, кто туда направляется.

Г

лавная причина возникших трудностей — политическая. Раньше часть российского автотранспорта попадала в Крым через Украину. Теперь же все ринулись на паромную переправу в порт «Кавказ», что в Темрюкском

гнозируется рост безработицы. Все на майдан? Ну что вы! Тут на «Рубин» не всякого дозовешься, не то что на майдан. Но не у народа, так у профсоюзов появился повод попугать власть. Как страшны в гневе наши профсоюзы и как власть их боится, все знают. Тем не менее даже профсоюзные функционеры, стараясь понравиться трудовому народу, научились выговаривать нехорошее слово. Перед 1 Мая местные СМИ сообщили: «Профсоюзные деятели напомнили Ильдару Халикову, с чего начался украинский Майдан». А мы напомним, что Ильдар Халиков — это премьерминистр Татарстана. Он проводил с профсоюзными лидерами предпраздничную встречу на тему: «Мир, труд, май, зарплата за апрель» — и вынужден был как-то реагировать на их пылкие речи. А реакция тут может быть разнообразной. Так, один из выступавших заявил, что нежелание слышать людей привело к бунту в Украине, и газета «Бизнес Online» отмечает: «В зале возгласы и смех: кто-то поддержал, кто-то рассмеялся». Рассмеялся ли премьерминистр, не сообщается. Если слово «майдан», наконец, запретят, возникнет проблема: придется переименовывать населенные пункты, которые так называются. У нас есть несколько деревень Майдан: в Пермском крае, в Татарстане, в Марий Эл, в Архангельской области и еще гдето. А в Нижегородской области, кроме Майдана, есть еще и деревня Винный Майдан. Вот ее надо оставить как есть. Винный Майдан — это звучит весело и жизнерадостно. И совершенно невинно. Борис БРОНШТЕЙН

районе Краснодарского края. В начале мая автомобильные пробки растянулись на несколько километров, заставляя водителей ждать очереди по 24 часа. И хотя паромы ходят круглосуточно, через каждые 30—35 минут, это не решает проблему. С 1 мая в районе порта «Кавказ» создан оперативный штаб, который помогает застрявшим в пробке. Организованы пункты питания и негласный контроль за тем, чтобы «блатных» водителей не пускали без очереди — было на переправе и такое. Заторы в порту «Кавказ» случались и в прежние годы. Причины — плохая погода и таможенный контроль. Сейчас таможенного контроля нет и погода прекрасная, но переправа остается проблемной.

Евгений ТИТОВ, соб. корр. «Новой» Краснодарский край


В Ростовской области набирают отряды казаков для «войны с оккупантами» в Украине

Фальш-бросок Международный союз общественных объединений «Всевеликое войско Донское» на своем сайте опубликовал обращение и приказ атамана Николая Козицына в связи с последними событиями на востоке Украины.

А

таман заявил, что в соседней стране под знаменами украинизации «идет оккупация поляками, румынами, венграми» территории, которая «нужна им как сырьевой придаток для уничтожения тех русских, казаков, белорусов, которые живут на юго-востоке Донбасса». Чтобы противостоять агрессии, Козицын приказал «всем казакам, имеющим совесть, встать на защиту своих братьев». А именно: «в станицах, хуторах, округах и также в других войсках» нужно, по его разумению, сформировать «Казачью Национальную Гвардию», отряды которой затем будут отправлены в соседнее государство «для участия в погашении и уничтожении живой и технической силы противника». На сайте указаны адрес и телефон для записи в отряды добровольцев. Это — так называемый штаб, который расположен в центре Новочеркасска. — Запись идет по пятницам, с 12 до 15 часов, — ответил по телефону мужчина, представившийся дежурным. Какие качества (кроме совести) необходимы для попадания в ряды «Казачьей Национальной Гвардии», а также что за задачи придется выполнять «гвардейцам» в Украине, дежурный не уточнил. Не смог

он назвать и примерное число добровольцев, изъявивших желание отправиться на «войну с оккупантами». Но сказал, что «народ звонит, интересуется». Атаман Николай Козицын известен на Дону как лидер так называемых нереестровых казаков. Его организация — это общественное объединение донцов, которые по каким-то причинам отказались вступать в ряды реестрового казачества, в 1995 году объединенного указом президента РФ во Всероссийское казачье общество «Всевеликое войско Донское». Главное отличие реестровых от нереестровых в том, что первые состоят на государственной службе. В июне 2013-го войсковым атаманом Всевеликого войска Донского был избран Виктор Гончаров. Недавно Гончаров в очередной раз категорически открестился от сторонников атамана Николая Козицына опять же по украинскому поводу. В начале мая в интернете появилась информация о том, что в украинском городе Антрацит действуют вооруженные казаки, прибывшие из соседней Ростовской области. Въезжали эти люди в город колонной, затем якобы захватили здание администрации города и подняли над ним флаг Ростовской области. Кадры и фото, подтверждающие прибытие в Антрацит донских казаков, появились в интернете. В связи с чем Виктор Гончаров заявил следующее: — На территории Украины реестровых казаков Всевеликого войска Донского нет. Приказ «в поход» по войску не отдавался. Казаки общества несут службу в своих юртах и округах. Считаю необходимым отметить, что у реестровых казаков нет в наличии стрелкового оружия. Сейчас в ростовских СМИ появилась информация о том, что в Антраците уже сформированы отряды, куда входят несколько сотен казаков, прибывших в Луганскую область с Дона.

Виктория МАКАРЕНКО, соб. корр. «Новой», Ростов-на-Дону

Найдены тела шести полицейских, пропавших осенью на Ангаре

Река отдала В Красноярском крае завершена масштабная поисковая операция. Тела всех сотрудников МВД, пропавших без вести на ночной рыбалке близ острова Судоплатный еще в сентябре (см. «Новую», № 110 за 2013 год), обнаружены.

Н

апомню: пропали двое из аппарата краевого ГУ МВД — начальник контрольно-ревизионного отдела и оперуполномоченный угрозыска. И четверо их местных коллег — глава угрозыска ОМВД по Мотыгинскому району, двое оперуполномоченных и полицейскийводитель. От сержанта до подполковника, 1968—1987 годов рождения. Компания отправилась рыбачить в восемь часов вечера из села Мотыгино в лодке, рассчитанной на четверых. В час ночи один из

них позвонил товарищу и сообщил, что они возвращаются. В ту ночь на Ангаре штормило. Местные рыбаки в поселок с острова переправляться не решились. Полицейские поехали. Очевидец слышал, что подвесной мотор лодки стал работать с перебоями, после чего его звук исчез. Поиски осенью результата не дали. До того как Ангару в ноябре сковал лед, нашли лишь два спасжилета и бензобак, а также в семи верстах ниже Мотыгина — скамеечку из пропавшей лодки. Розыск пропавших возобновился 30 апреля, и в течение 10 дней все тела были поочередно найдены. Последние — на большом отдалении: в 30 верстах ниже Мотыгина и уже в Енисее — этого утопленника случайно заметила команда проходившего теплохода.

Алексей ТАРАСОВ, соб. корр. «Новой», Красноярск

кафедра истории «Новой газеты»

Кто такие бандеровцы 14 мая в Круглом зале редакции «Новой» состоится третья лекция курса кафедры новейшей истории России, возглавляемой профессором Андреем ЗУБОВЫМ.

Ее тема: «Бандеровщина: украинский национализм и антикоммунистическая борьба на Украине в 1940-е годы». Прочитает лекцию кандидат исторических наук, доцент Санкт-Петербургского университета Кирилл АЛЕКСАНДРОВ.

Как водится, не более 30 желающих смогут прослушать лекцию «живьем» в редакции и задать свои вопросы лектору и Андрею Зубову. «Новая» будет вести онлайн-трансляцию, а в конце недели опубликует полное видео лекции в высоком разрешении. Для того чтобы принять участие в лекции, следует отправить заявку на адрес: facultynovayagazeta@gmail.com, сообщив имя, фамилию, контактный телефон, возраст и род занятий. Торопитесь.

5

Арестован «водочный король» Петербургского миллиардера подозревают в организации хищений из бюджета по той же схеме, которую раскрыл Сергей Магнитский

Э

кс-сенатора от Ненецкого автономного округа, российского «водочного короля», миллиардера Александра Сабадаша 8 мая арестовал Басманный суд Москвы. Днем ранее авторитетного петербургского предпринимателя задержали в столице по подозрению в покушении на мошенничество в особо крупном размере (ст. 159 ч. 4, ст. 30 ч. 3 УК РФ). По версии следствия, бывший член СФ РФ пытался похитить из бюджета около 2 млрд рублей путем незаконного возврата НДС. В спецоперации по задержанию Сабадаша были задействованы оперативники центральных аппаратов ФСБ и МВД. А накануне столичные следователи и сотрудники управления «К» (оперативное обеспечение кредитнофинансовой системы) при ФСБ России провели несколько обысков, в том числе — по месту жительства фигуранта. В Следственном комитете «Новой» сообщили, что в феврале 2014 года в отношении миллиардера возбудили сразу три уголовных дела, по которым Сабадаш проходит сегодня в статусе подозреваемого. По данным следствия, еще в 2010 году он создал организованную преступную группу для хищения денежных средств из бюджета. В настоящее время установлены пять предполагаемых участников группы, но один из них скрылся и объявлен в международный розыск. Как уверяют в СК РФ, следствию удалось получить сведения, подтверждающие, что за организацией хищений стоял именно петербургский бизнесмен, а сама схема строилась на незаконном возврате НДС через фактически подконтрольные ему или связанные с ним компании. Некоторые подробности этих преступлений раскрыл журналистам 9 мая официальный представитель СК РФ Владимир Маркин: — В 2010 году ОАО «Выборгская целлюлоза» (комбинат считается подконтрольным Александру Сабадашу через британский офшор «Алцем ЮК Лимитед». — Н. П.) привлекло ООО «ЭС-Контрактстрой» для выполнения строительных работ на сумму 12 млрд рублей. Затем подозреваемые представили в налоговую инспекцию № 28

ДОСЬЕ «НОВОЙ» Александр Витальевич Сабадаш родился 12 апреля 1965 года в Ленинграде в семье крупного торгового работника. В 1985 году, окончив три курса, бросил учебу в Высшем военно-морском училище подводного плавания и занялся торговлей. Сабадаша называют «водочным королем» России, так как он является владельцем производств, выпускающих водку марок «Гжель», «Наша водка», Cristall, «Александр Сабадаш» и др. Также Сабадаш — совладелец ОАО «Русский Дизель», ОАО «Выборгская целлюлоза». С 2003 по 2006 год был членом Совета Федерации от Ненецкого автономного округа. В июне 2006 года сложил с себя полномочия сенатора. Дважды был женат. Обе семьи Сабадаша проживают в США.

ИТАР-ТАСС

место событий

«Новая газета на урале» понедельник. №50 12. 05. 2014

Александр Сабадаш

по Москве поддельные документы о выполнении указанных работ в полном объеме, намереваясь незаконно получить из бюджета 1,8 млрд рублей в качестве возмещения НДС. Между тем, как выяснили следователи, фактическая стоимость работ составляла не 12 млрд, а 5 млрд рублей, и выполняли их не субподрядчики, от имени которых выставлялись счета-фактуры, а иные лица, в том числе — мигранты, трудовые отношения с которыми не оформлялись. (Московскую налоговую инспекцию № 28 в тот момент возглавляла Ольга Степанова — действующий фигурант «списка Магнитского». По делу Сабадаша она сейчас проходит свидетелем.) — Однако, — отметил Маркин, — преступный умысел не удалось довести до конца: в возмещении НДС участникам группы Сабадаша в итоге все-таки отказали. Ходатайствуя в Басманном суде об аресте подозреваемого, прокурор подчеркнул, что следствие 42 месяца не могло определить местонахождение Александра Сабадаша, поскольку у него есть вид на жительство в США, и еще он использует документы на неустановленное лицо. Вдобавок следователи выразили опасения, что авторитетный предприниматель будет использовать свои связи в высших кругах бизнеса и власти, чтобы воспрепятствовать расследованию. Сабадаш возразил, что он никогда ни от кого не прятался, постоянно присутствовал на собственных предприятиях и многократно пересекал границу по своим документам. Обещая судье не давить на следствие и не скрываться, Сабадаш сказал: «Куда я денусь от своих заводов и пароходов?» Адвокат миллиардера также просил отпустить того под подписку о невыезде, ссылаясь на голословность доводов следствия и плохое здоровье своего клиента. Невзирая на эти доводы, суд заключил Сабадаша под арест до 8 июня — до окончания предварительного следствия по делу. Нина ПЕТЛЯНОВА, соб. корр. «Новой» Санкт-Петербург


6

«Новая газета на урале» понедельник. №50 12. 05. 2014

громкое дело

Лампасам тесно Генерал-майора Колесникова увезли из «Лефортова» с пробитой головой, на его место заехал генерал-лейтенант Сугробов

А

ббревиатура «ОПГ» меняет смысл. Учитывая, что в рамках громкого дела о полицейских провокациях арестованы 12 высокопоставленных сотрудников и агентов МВД, всю эту компанию логично считать «организованной полицейской группой». Присутствуют и важнейшие квалифицирующие признаки — распределение ролей и наличие лидера. Генерал-лейтенант Денис Сугробов, 21 февраля уволенный с должности начальника антикоррупционного ведомства МВД, а 8 мая отправленный в СИЗО, может снова возглавить своих бывших подчиненных.

Басманный суд Москвы выдал санкцию на арест экс-главы Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции (ГУЭБиПК, бывший ДЭБ) Дениса Сугробова. Если Мосгорсуд не отменит это решение, генерал проведет в тюремной камере как минимум два месяца. Однако похоже, что на свободе Сугробов окажется не скоро: он подозревается в том, что вместе со своим заместителем генералом Борисом Колесниковым создал «структурное, сплоченное преступное сообщество», где «были четко распределены роли» и в которое были «вовлечены иные сотрудники управления». В ходе судебного рассмотрения ходатайства об аресте Сугробова следователь Руслан Миниахметов сообщил, что генералу инкриминируются преступления по ч. 3 ст. 210 УК РФ (организация преступного сообщества), по ч. 3 ст. 33 ст. 304 (организация провокации взятки) и по ч. 3 ст. 286 (превышение должностных полномочий с причинением тяжких последствий) — всего десять эпизодов преступлений. Напомним, первые аресты офицеров и агентов ГУЭБиПК начались 14 февраля, когда был задержан бизнесмен Руслан Чухлиб. Его «взяли с поличным» в момент передачи им 10 тысяч долларов Игорю Демину, заместителю начальника 6-й службы 9-го управления ФСБ (подразделение физической защиты в управлении собственной безопасности ФСБ. — И. М.). Одновременно был задержан и Сергей Пирожков — еще один бизнесмен, участвовавший в передаче взятки. Тогда же в тюремных камерах оказались и действующие высокопоставленные сотрудники МВД: заместитель начальника управления генерал-майор Борис Колесников, начальник управления «Б» ГУЭБиПК МВД РФ полковник Салават Муллаяров, заместители начальника управления «Б» майор Иван Касауров, подполковник Алексей Боднар и другие (подробности в «Новой», № 34 от 31 марта 2014 г.). По нашим сведениям, Касауров и Боднар еще в марте дали первые показания о роли генерала Сугробова в преследовании подполковника ФСБ Демина. А вот непосредственным поводом для возбуждения уголовного дела в отношении Сугробова стали прослушки телефонных разговоров агента Сергея Пирожкова с коммерсантами Павлом Глобой и Русланом Чухлибом. На записях разговоров (осуществленных ФСБ) слышно, как Пирожков рассказывает, что разработка Демина

ведется с санкции генералов Сугробова и Колесникова. Генерал Колесников в ходе допроса назвал эти разговоры «словоблудием Пирожкова» и заявил, что «никому из своих подчиненных не давал указаний оперативно разрабатывать Демина и не получал таких указаний от Сугробова». По словам Колесникова, лишь после возбуждения уголовного дела в отношении него самого он узнал, что его подчиненные разрабатывают офицера ФСБ. Более того, Колесников утверждал, что до своего ареста даже не знал о существовании агентов Пирожкова, Глобы и Чухлиба. Сейчас генерал-майор Борис Колесников вообще опасается что-либо говорить. За день до ареста генерал-лейтенанта Дениса Сугробова Колесникова доставили из СИЗО «Лефортово» в отделение нейрохирургии городской клинической больниц д цы № 5. По словам адвоката Колесникова

ного роста. Что вообще-то логично — хотя бы потому, что одновременно при падении разбить и лоб, и темечко вряд ли кому-то удастся самостоятельно. Борис Колесников находится в сознании, но даже сам инцидент пока не поясняет. В это же время отрекся от агентов Пирожкова, Глобы и Чухлиба и генерал Сугробов. 8 мая в Басманном суде Москвы он заявил: «Моей роли ни в одном инкриминируемом преступлении нет, я никогда не знакомился с материалами оперативного учета, я не знаю фигурантов разработок. Моя роль заключалась в том, что мне докладывались только результаты работы». Сугробов подчеркнул: «Я лично знал только своего заместителя Колесникова и Боднара, сотрудников среднего звена и агентов я никого не знал».

Диагноз генерала Колесникова

«График дежурства»: Сугробов знал Пирожкова с 2009 года

Анны Ставицкой, ее подзащитному диагностировали ушиб головного мозга средней тяжести, мелкоочаговые ушибы обеих лобных долей, перелом лобной, теменной костей, ушибленную рану теменной области. Сотрудники СИЗО выдвигают версии, что Колесников то ли упал с подоконника, когда мыл в камере окно, то ли поскользнулся в душе. Ставицкая заявила «Новой», что защита намерена провести собственное расследование обстоятельств получения травм. По утверждению адвоката, медики исключают версию падения с высоты собствен-

Но у «Новой» есть серьезные основания предполагать, что как минимум с агентом Сергеем Пирожковым генерал Сугробов был знаком лично. И при этом — задолго до того, как 28 июня 2011 года президент РФ подписал указ о назначении Сугробова руководителем антикоррупционного ведомства МВД России. Еще в конце февраля «Новая» обнародовала «График дежурства личного состава» ОРБ № 10, подписанный 27 июля 2009 года подполковником милиции Денисом Сугробовым, в то время исполняющим обязанности начальника

СПРАВКА «НОВОЙ

Денис Александрович Сугробов родился 11 июля 1976 года в Москве. В 1997 году окончил Московскую высшую школу милиции. Кандидат юридических наук. В 1997 году назначен оперуполномоченным уголовного розыска в ЦАО Москвы. С 1998 по 2001 год служил в подразделениях по борьбе с организованной преступностью МВД России. С 2001 года — в Оперативноразыскном бюро (ОРБ) по экономическим и налоговым преступлениям ГУ МВД России по Центральному федеральному округу в должностях оперуполномоченного по особо важным делам, старшего оперуполномоченного, начальника отдела. В 2007 году назначен начальником отдела ОРБ № 7 (страхование и рынок ценных бумаг) МВД России. В 2009 году возглавил ОРБ № 10 (противодействие организованной преступности в сфере экономики, пресечение каналов финансирования терроризма и экстремизма) МВД России. 28 июня 2011 года указом президента РФ Сугробов был назначен начальником Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции (ГУЭБиПК) МВД России. 21 февраля 2014 года освобожден от должности начальника ГУЭБиПК МВД России. Жена Сугробова — Яна Робертовна Тихонова, 1966 года рождения, руководитель представительства Glencore International AG в Москве (один из крупнейших мировых трейдеров сырьевых товаров и редкоземельных материалов). Яна — родная сестра Кристины Тихоновой, супруги Константина Чуйченко, который с 13 мая 2008 года занимает должность начальника Контрольного управления президента России. У Дениса Сугробова и Яны Тихоновой пятеро детей. десятого оперативно-разыскного бюро МВД России. В графике дежурства есть и фамилия майора Сергея Пирожкова, который тогда еще служил в ДЭБ и, по сведениям наших источников в МВД, был особо приближен к будущему генерал-лейтенанту Сугробову (подробности в «Новой» от 27.02.2014). Есть такая, не прописанная ни в одном штатном расписании силовых ведомств должность — «офицер по спецпоручениям».

Ирек МУРТАЗИН


7

Reuters

ПОЛИТИЧЕСКИЙ РЫНОК

«Новая газета на урале» понедельник. №50 12. 05. 2014

Донецк. 25 апреля 2014 года. Донецкая республика (на заднем плане) едва ли превышает один гектар

Никакой Новороссии нет Такой вывод наш спецкор сделал, проехав по востоку и югу Украины

здесь!

Дмитрий ОРЕШКИН

специально для «Новой»

Выборы в Украине все равно состоятся. В худшем случае без Донецка и Луганска — как в свое время Россия голосовала без Чечни. Конфликт уже не про это: у него своя внутренняя логика, не всегда подвластная инициаторам. Дело переходит к войне мировоззрений, систем ценностей, здравого смысла с безумием. Не случайно все жарче становится в информационной сфере: кто громче, тот и прав. По крайней мере, в глазах своей секты.

П

ечальный факт состоит в том, что в этом конфликте идей Россия, как никогда, одинока. И, похоже, обречена на усугубление одиночества. Во всяком случае, к этому тянет ее руководство, заинтересованное в сохранении власти. Не видеть, не слышать, не понимать — горькая судьба страны в ближайшем будущем. Иначе уже нельзя: если вдруг прозреем — развалимся от горя, стыда и скрытых до поры взаимных претензий. А если не прозреем — то развалимся от других, более приземленных хозяйственных причин. Попозже, но надежнее. Другой печальный факт состоит в том, что игра, первоначально затеянная Путиным с целью вовлечь Украину в сферу влияния России, привела к прямо противоположному результату. Никогда прежде наши два государства так не враждовали —

вплоть до балансирования на грани войны. Перейти эту грань с прямым вводом регулярных войск на юг и восток Украины Россия пока не решается. И, скорее всего, не решится. То есть взять Украину не удалось ни добром, ни силой. Тогда о чем скандал? Только об имидже и сведении счетов. Об очевидном геостратегическом поражении на украинском направлении, как и вообще о заметном ослаблении конструкции Евразийского союза в телевизоре, естественно, ни гугу. Хотя информационный вакуум вокруг минского саммита, где Лукашенко и Назарбаев вежливо увильнули от поддержки вторжения, говорит сам за себя. По всем правилам пропагандистского искусства в ящике просто сменили набор слайдов, повернув дело так, будто локальная удача в Крыму (насколько это можно на самом деле считать удачей — вопрос отдельный) важнее, чем небывалое поражение не только по украинскому, но и по всему европейскому вектору. Впрочем, для целевой аудитории это работает отлично. Хотя вряд ли продержится больше года-двух. Беда в том, что эта стезя подразумевает системную дебилизацию населения, изоляцию от актуальной информации, стирание коммуникативной памяти и быстрое сползание России к статусу страны-изгоя на обочине. Понятное дело, с нарастанием победной истерики, цензурой, преследованием инакомыслящих и, главное, неудержимым отрывом сияющих пропагандистских небес от грешной земли. С последующим неизбежным падением небес на землю: все-таки опять загнать немного поумневшее российское население целиком в советское стойло невозможно. Даже сейчас около 20% граждан (около 22 млн человек) не склонны разделять восторгов большинства по поводу украинской политики российского руководства. При этом, как показывают данные Левада-центра, среди управленцев (как лиц, более информированных

и приученных сопоставлять амбиции с амуницией) эта поддержка втрое ниже, чем в среднем по стране. Иными словами, если бы ширнармассы побольше знали — они бы поменьше радовались. Отсюда «стратегия стабильности»: массам следует знать как можно меньше. Желательно, вообще ничего, кроме времени сбора участников первомайской демонстрации. Полный и окончательный «крымнаш» как форма цивилизационного извращения и эволюционного тупика. В нормальных условиях человеку все-таки свойственно любопытство и желание узнать побольше. Но только не у нас! Вот и Киев, который внезапно оказался заселенным американскими прихвостнями, фашистами и жидо-бандеровцами, мы уже многократно одолели по телевизору. Лишили энергетических ресурсов, ввергли в пучину нищеты. Теперь сидим, с чувством глубокого удовлетворения ждем, когда они приползут с повинной, хлебнуть братского газку на халяву… Чтобы понять, как далеки эти величественные бредни от действительности, нет способа лучше, чем слетать в Украину и на все посмотреть своими глазами. Предлагаю несколько простых наблюдений и соображений по итогам поездки.

1. Путинско-дугинская Новороссия не то чтобы приказала долго жить, а хуже того — даже на свет не появлялась. Чисто виртуальная конструкция, изображенная на карте для удовольствия патриотической общественности. События, которые эти добрые люди наблюдают, погрузив голову в ТВ-ящик, в действительности имеют место на ограниченных территориях, в основном Донецкой и Луганской областей. Гастроли вооруженной художественной самодеятельности идут по кругу: Славянск, Краматорск, изредка Мариуполь. Константиновка ненадолго всплыла; Луганск; Красный Луч; опять Донецк. Порой удается подхалтурить в

Харькове или еще где-нибудь — но без аплодисментов. По замыслу главного режиссера, российские зрители должны верить, что любовь к путинскому режиму полыхает по всей русскоязычной Украине, включая Харьковскую, Днепропетровскую, Запорожскую, Одесскую, Николаевскую и Херсонскую области. Нет, не полыхает. Наоборот, показатель негативного отношения украинцев к Путину к майским праздникам вырос с 40 до 75%. В России, конечно, этого не знают. Если бы уважаемые телезрители обладали способностью хоть ненадолго вынимать голову из ящика, они бы, возможно, задумались: а почему там совсем нет сюжетов, к примеру, из Запорожья или Днепропетровска, не говоря уж про Сумы и Кировоград? В Харькове митинги в поддержку федерализма, сепаратизма и России собирают на порядок меньше народа, чем в поддержку суверенной Украины. На самой большой (говорят) площади Европы, у ног темно-серого Ленина кучки товарищей с красными или черно-оранжевыми флагами выглядят откровенно грустно. Скорбный разрыв в массовости пророссийские активисты пытаются компенсировать лихостью, нападая на массовые украинские шествия с арматурой, бейсбольными битами и цепями. В последнее время все чаще и с огнестрелом. Нельзя сказать, чтобы харьковчане были этому рады. Главное, опять пиар-стратегия: нападаем, бьем, стреляем, убегаем. ТВкартинка есть, народу куча, кто за кого — черт разберет. А нам, кроме картинки, ничего и не надо! Трюк неплохо работает для российских потребителей, но в Украине популярности его изобретателям не добавляет. Народ, наблюдая провокационный беспредел, — понемногу закипает. И вовсе не от горячей любви к путинской России. Окончание материала — страницы 8—9




8 

«Новая газета на урале» №50 12. 05. 2014

поля истории

страница 7

2. Информация — страшное оружие. Я ехал в Украину с инстинктивным ожиданием увидеть депрессивную преддефолтную страну с агонизирующей тяжелой индустрией 50-х годов. Что-то вроде наших Воркуты, Нижнего Тагила или Челябинска. И сильно ошибся. Киев, Харьков и Донецк — приятные современные города с чистыми улицами и всеми признаками неплохо развитой постиндустриальной экономики. Хорошо одетые дружелюбные люди. Дети в колясках, дамы с собачками... То есть в данном конкретном случае ожидания, сформированные российским информационным фоном, оказались заниженными относительно украинской реальности. Нет, там с макроэкономикой далеко не сахар, но и вовсе не «ужас, ужас, ужас». Во всяком случае, пока. Теперь о том же, но с противоположной стороны. Во время экономических дискуссий с харьковской элитой страдальцы из местной интеллигенции жаловались, что промышленный потенциал разбазарен, 200 тысяч человек позорным образом живут торговлей на Барабашке, «а вот в соседнем Белгороде душевые доходы в четыре раза выше…» У российских экспертов аж челюсть отвисла: откуда в четыре раза?! Оказывается, если взять «реальный» валовый продукт да разделить на численность населения, то как раз и выйдет четырехкратный разрыв. Ну тогда понятно. Во-первых, «реальный продукт» — чисто пропагандистское изобретение, основанное на странном советском убеждении, что «реальная» экономика имеет дело лишь с материальными сущностями типа чугуна и стали. А всякая там сфера услуг, финансовый сектор, коммуникации и прочее IT — сплошь империалистическое надувательство, специально выдуманное, чтобы принизить завоевания социализма. С такой методологией вообще нет проблем загнать валовый региональный продукт Вены, Парижа или Нью-Йорка под плинтус в сравнении с могучей индустриальной Горловкой. Только при чем здесь экономическая «реальность»? Про то, что показатели душевого ВВП от показателей душевых доходов в принципе так же страшно далеки, как декабристы от народа, уж не говорим. Как и про то, что значительная часть постиндустриального хозяйства (тем паче харьковского) аккуратно держит доходы в тени, и ни по каким статистическим отчетам они не проходят. Хотя в реальной жизни успешно крутятся и функционируют. Вот и получается: Харьков как феномен экономической действительности живет и в целом неплохо себя чувствует, а как феномен социального восприятия бьется в тисках экономического кризиса и, того и гляди, отдаст богу душу. Неосознанная предвзятость, заложенная информационным фоном, заставляет людей с нашей стороны слегка недооценивать украинские достижения, а людей с той стороны — слегка завышать российское благополучие. Ничего удивительного: коммуникативные фильтры всегда анизотропны. Когда у людей больше информации из разных источников, балласт предвзятости постепенно уменьшается. Это есть в Украине, и это правильно. В России этого нет. Насчет моральных качеств и эффективности городского головы Кернеса в Харькове, кажется, никто иллюзий не питает. Тем не менее выстрел ему в спину вызывал остро негативную реакцию — просто потому, что это мерзко само по себе. Вообще, похоже, граждане Украины (в том числе этнически русские) как-то тихо-тихо, незаметно обошли нас в неформальном соревновании за право быть вменяемыми. Вроде налицо кризисная ситуация; самое время остервенеть, найти кого-нибудь виноватого и порвать ему пасть до самой задницы. Но нет, терпят! С одной стороны, вроде как слабость — провокаторов давно бы пора взять за жабры, а они свободно разгуливают со своим

убийственным инвентарем. С другой стороны, это же удивительное свойство громадян долго не позволяло лубянским стратегам спровоцировать их на прямое ответное действие. Как-то слабо они отзывчивы на провокации. Те, кто организовал покушение на Кернеса, тоже надеялись взорвать ситуацию. Но не получилось. В Харькове не видно ни паники, ни хаоса. Скорее презрение, смешанное с отвращением.

3. То, что из телевизора выглядело как вопиющая слабость и трусость киевских властей, при ближайшем рассмотрении оказалось частью осознанной стратегии. И той же самой, несколько странной для нас политической культуры. Пока незнакомец не достал

какого бока не нужны, ибо всем, включая ее, ясно, что она их проигрывает. Отчего нестабильность на востоке ей по большому счету на руку… Короче, у странного долготерпения киевского руководства слишком много объяснений.

5. В отличие от большинства украинского населения, рядовые борцы за Донецкую республику к люстрациям, наоборот, давно готовы. Ничуть не переживают: вот ужо придет революционный народ (в их лице) и люстрирует всех сразу к известной матери. При помощи и поддержке Путина. После чего наступит счастье и справедливость. У них вообще на редкость ясная картинка мира — как раз тот самый советский случай.

лично к Путину. Историей, как известно, движут трудящиеся массы. Казалось бы, при чем здесь Янукович?

6. С другой стороны, медицинский факт состоит в том, что в соседних регионах, где Януковичем и его деньгами пахнет не так отчетливо, из революционных искр пламя почему-то не возгорается. Население косоротится. Элиты в лучшем случае держат нейтралитет и смотрят в сторону. Поэтому российская ТВ-картинка в поисках сюжетов про массовую поддержку вынуждена оперировать ограниченным меню, в основном глубоко провинциальной природы. Очень закономерно: чем выше условный показатель столичности, тем меньше у гопников шансов на успех. Донецк выше

Никакой Новороссии нет «калаш» и не начал палить направо-налево, нехорошо ограничивать его свободу действий. Плюс, конечно, огромная доза верховного конформизма. И слабости тоже. И корпоративного саботажа, смешанного с непрофессионализмом и нежеланием брать на себя ответственность: бог его знает, кто в итоге возьмет верх, а крайним в любом случае оказаться неохота. Но есть в этом наборе причин и такой фактор, как осознанная сдержанность. В общем, при конкретном наблюдении в коктейле опять оказалось больше ингредиентов, чем мыслилось издалека. И смешаны они в другой пропорции.

4. В Луганской и, особенно, Донецкой областях управленческий корпус более чем наполовину (в офисе губернатора Таруты говорят: на 90%) состоит из прикормленных людей Януковича. От депутатов облсоветов и городских мэров до милиции, СБУ, бизнес- и медиаэлит. Митинговые взвизги про люстрацию кадров упираются в чисто техническое ограничение. Это что, януковичские менты, суды и прокуратура возьмутся люстрировать януковичских бюрократов, бизнесменов и воров, с которыми парились в одной сауне и пилили один бюджет? Или, наоборот, — януковичские воры, бюрократы и бизнесмены будут люстрировать януковичских ментов, судей и прокуроров? Трудно представить такое в смысле конкретных управленческих шагов. Естественно, в таких условиях Киев был вынужден долго терпеть эксцессы и сдерживать борзых пацанов из «Правого сектора», жаждущих дать ответку. То есть соблюдать женевские соглашения — раз; не давать формального повода для вторжения «миротворцев» — два; быть готовым, что выборы, возможно, придется проводить без двух мятежных областей — три; сдерживать расползание конфликта — четыре. И при этом еще глотать вполне правдоподобные обвинения в свой адрес касательно того, что в правительстве собрались в основном люди Юлии Тимошенко, а ей выборы ни с

Сама республика по площади едва ли превышает 1 гектар. Сразу за периметром сквер, где горожане наслаждаются выходными. Классовая сознательность и революционная отмобилизованность масс на нуле. На Донецкую народную республику они ходят поглазеть, как москвичи на Белый дом в октябре 1993 г. До или после посещения зоопарка. Как и тогда, герои сосредоточены на выполнении боевой задачи, мужественно держат оборону и двусмысленности своего положения не замечают. — Вот вы горсовет захватили. А дальше что? — Дальше будет ограниченный контингент в нашу поддержку. Осталось неделю продержаться, не больше. А там дело пойдет: Донецкая республика, Новороссийская республика, Украинская республика. Весь целиком Советский Союз! Ну, может, без прибалтов и Галичины… — А без ограниченного контингента никак нельзя? Чтобы самим? Тут от разных республиканцев, в зависимости от темперамента и образования, следуют разные варианты ответа, которые сводятся к трем основным линиям. Вариант первый: «Провоцировать приехал, да?! Подожди, мы скоро до вас доберемся!» Вариант второй: «Еще как можно без контингента! Только нас же сразу Америка задушит. И олигархи». Вариант третий: «А как же нас Путин бросит? Обязательно будет контингент!» Дальше восстановления Союза мечты не распространяются. Там все будет хорошо. Что еще нужно человеку труда для счастья? Очень искренние люди. В отличие от губернатора Таруты или Рината Ахметова, они ни разу не задумывались, откуда деньги и оружие у их суровых командиров и вдохновителей; почему им без препятствий позволяют перемещать свое шоу с площадки на площадку, и милиция в нужный момент всякий раз отворачивается, докладывая кому-то по телефону. Они верят, что это все идет снизу, от горячей народной любви к революции, к армии и

Луганска, Славянска и Краматорска; Харьков выше Донецка; Одесса выше Харькова (если кто не согласен — дело оценочное); Киев выше их обоих. В конечном счете столицы всегда побеждают. А если, не дай бог, где-то временно побеждает провинция (Вандея, красные кхмеры или, допустим, сталинская чистка кадров с привлечением молодых талантов с периферии: Хрущева, Ежова, Берии) — то горе такой стране на поколения вперед. Люди в Украине вряд ли об этом задумываются. Просто искренне удивляются, отчего граждане РФ так безропотно глотают самую тошнотворную ТВ-стряпню. Им трудно поверить, что медийное пространство и элиты России за годы путинского правления были благополучно опущены до уровня примерно между Нижним Тагилом и Чечней. Они все еще уважают Россию — по привычке. Но это проходит.

7. Кроме всего прочего, в Украине путинская бригада нарушила нетленную технологию захвата власти, разработанную еще тандемом Ленина—Сталина. У тех все было логично: сначала силовой захват исполнительной власти, уничтожение свободных выборов, независимой прессы, политических конкурентов и оппозиции. Почта, телефон, телеграф, все такое. Полная информационная изоляция. И только потом — самая сладкая часть процесса: вдумчивый, с чувством, с толком террор. Здесь, — в отличие от Крыма, где изначально стояли войска ЧФ, и потому все удалось, — они вынуждены действовать наоборот. Грабеж и отстрел уже налицо, а интернет и СМИ еще не под контролем. Ну так же нельзя, товарищи! Все, у кого есть головной мозг и доступ к Сети, отчетливо понимают, кто жертва, а кто палач. И откуда он заявился со своими ПЗРК, противотанковыми орудиями, деньгами и камуфляжной формой. Это грубая политическая ошибка. По классическим канонам трудящиеся давно должны быть отрезаны от информации и взахлеб спо-


«Новая газета на урале» №50 12. 05. 2014

РИА Новости

Харьков и Донецк — приятные современные города с чистыми улицами и всеми признаками неплохо развитой постиндустриальной экономики. Хорошо одетые дружелюбные люди. Дети в колясках, дамы с собачками...

рить, каким именно способом диверсионная группа НАТО («Правого сектора», жидо-бандеровцев, фашистов — нужное подчеркнуть) была заброшена в Горловку или Харьков с целью замучить депутата Рыбака, подстрелить мэра Кернеса или взять в заложники миссию ОБСЕ. Вон в России, где СМИ были своевременно взяты под контроль, все в порядке. А в Украине беда: путаница с последовательностью ходов привела к тому, что в Донбассе число сторонников вхождения в Россию за два месяца снизилось вдвое. Можно, конечно, не верить цифрам украинских социологов, которые говорят, что на апрель 2014 г. таких осталось лишь 18%. Но общая тенденция действительно вниз — это факт. Люди, воочию наблюдающие действительность (а украинцы просто вынуждены ее наблюдать), на конкретном личном опыте убеждаются, что георгиевские ленточки, бейсбольные биты, заложники, пытки, оружие для террористов, запредельное вранье официальных лиц и хоровой крик «Россия! Россия!» — идут сегодня в одном пакете. Как бы горько и стыдно ни было это сознавать нормальному русскому человеку, не согласному опускаться до уровня серой вороны.

8. Самая большая Военная Тайна заключается в том, что история с Донецкой республикой растет не снизу, из народных масс, а сверху, из элитных разборок. Трудящиеся используются как недорогой расходный материал в борьбе за завоевание и укрепление власти номенклатуры. И опять: разве не удивительно, что в российской ТВреальности начисто отсутствуют шахтеры, вроде бы передовой отряд рабочего класса, краса и гордость тов. Зюганова? Кому, как не им, крепким пролетарским плечом поддержать Донецкую республику?! Однако не видно шахтеров в телевизоре. Нет, стало быть, их и в обобществленной голове ширнармасс. Но ведь должны они где-то существовать, верно? Понятно, что по правилам путинской игры мы должны про них забыть и вычеркнуть из

учебника истории вместе с картинкой, но ведь не у всех получается! Некоторым, на беду, втемяшилось в голову, что Донбасс — это где водятся шахтеры. А все потому, что, в отличие от периферийного левацкого сброда и дворовой шпаны, у шахтеров есть свой профессиональный интерес, свой профессиональный союз и, соответственно, свой взгляд на вещи. Профсоюзу, прекрасно знающему об убыточности своей отрасли (в отличие от заполошных пропагандистов, орущих, что Донбасс всю Украину кормит), совсем неинтересно ссориться с работодателем в лице Ахметова. Тому, в свою очередь, неинтересно ссориться с Киевом, откуда отрасль ежегодно получает около миллиарда долларов дотаций. И тем более ему неинтересно идти под путинских пацанов, которые быстро и легко лишат его собственности и статуса. Шахтеры, наравне с Ахметовым, отлично понимают, что в стране нефтегазовой иглы Донбасс с его дотационным «черным золотом» никому особенно не нужен. Они знают, что российские шахты в расположенной по соседству Ростовской области закрыты. Поэтому в море ТВ-страстей их угрюмое дело — сторона. Поэтому в Донецке, где населения под миллион, на митинги в поддержку бутафорской республики выходят максимум 2—3 тысячи горожан. Естественно, для такой приземленной действительности места в кадре РФТВ не остается.

9. Тех немногих, кто на востоке Украины все еще верит, будто вся эта история развернута ради русского языка, защиты народа от «западенцев» и еще для чего-нибудь этакого возвышенного, по-человечески жалко. Им предстоит болезненное разочарование. Как и предсказывали некоторые вменяемые аналитики, никакая Красная армия на подмогу к Донецкой республике не придет. Во-первых, потому, что Кремль понял, что Запад с санкциями не шутит и в случае прямого вторжения будет вынужден запустить третий и чет-

вертый раунды. А не хотелось бы, когда экономика и без того в рецессии уже второй квартал кряду. Во-вторых, потому, что, в отличие от телезрителей, в Кремле за три месяца все-таки смогли осознать, что на востоке Украины их любят не так сильно, как на «Уралвагонзаводе». Армию будут встречать не с цветами, а с оружием. В-третьих, в изменившейся обстановке Кремлю совсем неинтересно сажать на закорки вздрюченную, погруженную в хаос элитных разборок, дотационную, а теперь еще и разоренную военными действиями территорию. Своей депрессухи хватает! Нет, пусть лучше за восток несет ответственность Киев. Пусть они там друг друга отстреливают, чтобы у российского МИДа всегда был повод возмутиться нелегитимностью президентских выборов в Украине. Но Россия при этом должна оставаться как бы ни при чем. Иными словами, возвращаясь опять к драгоценному советскому опыту, — войны (в конвенциальном смысле) не будет. Будет такая борьба за мир, что никому мало не покажется. Особенно Украине. В этой схеме Кремль воюет Януковичем, Янукович воюет деньгами; деньги воюют наемниками (местными, из Крыма, из Приднестровья, из России — откуда угодно) и оружием, купленным по случаю в сельмаге. Оружие стреляет, камеры снимают, комментаторы комментирует. Виноватым в итоге получается Киев. По крайней мере, для российского телезрителя точно. Ибо у кого камера, тот и решает, что входит, а что не входит в картинку мира. Зачем при такой благодати лезть в Донецк с танками и по факту принимать ответственность за то, что там творится? Совершенно незачем, дураку ясно. Так что напрасно простодушные защитники Донецкой республики со дня на день ждут «ограниченного контингента» и «выполнения интернационального долга». У путинской России нет ни желания, ни политического интереса, ни, что самое главное, ресурсов, чтобы попытаться улучшить жизнь русскоязычной Украины. Однако на то, чтобы ситуацию ухудшить, ресурсов хватит с лихвой — благо дурац-

9

кое дело не хитрое и не дорогое, да и платит все равно команда Януковича. Удобно и полезно поддерживать на теле соседа незарастающую язву, где в нужный момент всегда можно пошуровать кочергой. Чтобы оттянуть выборы. Или чтобы отложить транш от МВФ. Или задержать вступление в ЕС, не говоря уж про НАТО. Да и вообще, чтобы жизнь медом не казалась. Другим в науку. На беду, при всех краткосрочных тактических выгодах такого положения, в стратегическом отношении оно для Путина все-таки проигрышное. Украина уходит еще дальше. Вместе с Европой. Крым и Приднестровье остаются зависимыми эксклавами под блокадой. Пробить к ним стабильный сухопутный коридор не получается. Имиджевые потери накапливаются. У простаков, ждавших спасительной армейской инвазии, наступает похмелье когнитивного диссонанса и взрыв мозга. Трех месяцев не прошло, как надежный донецкий парень Янукович, который так искренне пекся о русском языке, — всех кинул, сбежал и в итоге оказался заурядным казнокрадом (намедни в Швейцарии арестовали его счета на 200 млн долларов). А тут еще последний свет в окне, крутой братан вдруг ударится оземь и обернется не ясным соколом, а… ну чем бы, кем бы таким в их глазах он обернется, если не станет вводить войска? В России-то проблем с этим нет. При полном контроле над телевизором, кем надо, тем и обернется. Хотя бы мудрым и несгибаемым борцом за мир, дальновидно не поддающимся на провокации Запада. Но вот в Украине, боюсь, такой фокус уже не пройдет. Вот так, понемногу, вопреки желанию действующих лиц и исполнителей, необратимо сокращается шагреневая кожа Империи вранья. Лубянский эволюционный тупик проигрывает конкурентную борьбу, отжимается на периферию и там потихоньку отсыхает за ненадобностью. ...Короче, никакой Новороссии нет. Украинцы непозволительно быстро накапливают социальный опыт, и вернуть их назад в состояние информационной изоляции и агрессивного варварства можно лишь двумя способами. Либо понемногу закручивая гайки — но тогда сначала необходимо заполучить исполнительную власть, взять под контроль силовиков и с их помощью удушить интернет и СМИ. Либо с помощью одномоментной, но массовой кампании запугивания и террора — но тогда придется все-таки вводить войска и устанавливать оккупационный режим. Перед Путиным (и перед Восточной Украиной) простой и понятный выбор: между плохим и просто ужасным. Думаю, он выберет плохой вариант. Сначала сделает все, что можно чужими руками для нагнетания обстановки. А потом, когда выборы все же состоятся, бросит рядовой состав в одиночестве оправдываться перед победителями, а своих конторских офицеров, белую кость, постарается вывести. Они так всегда поступают, когда прижмет. Потом на скорую руку восстановит вокруг себя железный занавес и, рассказывая трудящимся про коварство Запада, займется вымещением зла на внутренних врагах. За занавесом можно протянуть довольно долго — пусть при заметном снижении уровня жизни населения и даже элит. В этом случае конец получается все равно бесславный, зато более растянутый во времени. Альтернативный вариант — ввод регулярных частей — по-прежнему кажется менее вероятным, хотя полностью его исключать не следует. Если у государства крыша поехала, трудно сказать, где ее удастся остановить. Тем более пока что и некому.

Дмитрий ОРЕШКИН — специально для «Новой»


10

«Новая газета на урале» понедельник. №50 12. 05. 2014

специальный репортаж 4 мая. Штурм отдела милиции

У

тро 4 мая. Мы с депутатомкоммунистом Одесской областной думы Алексеем Албу едем домой к погибшему у Дома профсоюзов Андрею Бражевскому. Открывает дверь его мама — женщина в черном, серое лицо, тихий голос. Просит помянуть сына, дальше рассказывает, как все было: — В тот день я не могла до него дозвониться. Один раз только получилось — сказала: Андрей, смотри, что происходит, лучше разойдитесь. Он мне: ты, мама, не волнуйся, ничего страшного. Потом моя подруга говорит мне по телефону: там просто ужас что происходит. И я поехала на Куликово поле — где-то в восемь-девять вечера. Когда приехала, там все горело, из здания начали выходить ребята, я бросилась к одному парню, которого избивали… Потом меня оттащили, потом я еще раз позвонила Андрею, а мне ответила медсестра… Она сказала, что сына убили и его тело отправили в Еврейскую больницу (ГКБ № 1. — Ю. П.). У моего Андрея было разбито все лицо, заплыл кровью глаз. Он выпрыгнул из окна, а его еще били. От удара о землю у него были травмированы только ноги, а травмы головы — это его уже добили. Когда его несли в «скорую», он уже был в состоянии клинической смерти, в себя уже не пришел. Андрею Бражевскому было 26 лет. По профессии — программист. В его комнате много книг, одна так и осталась лежать раскрытой. …Едем на Куликово поле — там ожидался митинг. Но человек 150—200 перекрыли Преображенскую улицу, рядом с отделом милиции. В основном женщины, которым за сорок, многие знают друг друга и обнимаются с теми, кто выжил после 2 мая. Скандируют: «Свободу одесситам!» Кто-то встает на клумбу и предлагает дать милиции два часа на то, чтобы отпустили задержанных, которых сегодня должны были доставить в Приморский суд. Девушки-милиционеры из окон снимают происходящее, им кричат: «Идите трупы снимайте, которые вы дали вчера сжечь». Кто-то призывает к партизанской войне. Громко кричат: «Один за всех и все за одного!», намного тише звучит: «Одесса — русский город!». Подходит молодой одессит, Игорь Дмитриев, говорит знакомым в толпе, что завтра идет на допрос в СБУ, чтобы имели в виду: если он исчезнет — значит, арестовали. Спрашиваю: за что? — Я был у торгового центра «Афина». Сначала в здание занесли раненых журналистов, потом туда же забежали… Как хотите их назовите — русские украинцы, сепаратисты, «куликовцы» или «антимайдановцы». В это время с другой стороны здания забежала часть «майдановцев». Внутри началась перестрелка — вроде были только травматы. На улице тоже шел бой.

Андрей Бражевский

Оружие было с

Специальный репортаж и свидетельства очевидцев

Снаружи кидали зажигалки — без кремния, но с пламенем, в одном из магазинов загорелось. «Антимайдановцы» вышли на крышу, многие из тех, у кого было оружие, встали по периметру. В это время с одного из входов зашли «Вымпел» и «Сокол» (спецподразделения полиции. — Ю. П.). Начальник местного УБОПа уговаривал людей покинуть здание, говорил, что они дадут показания и их отпустят домой. Но первых, кто вышел, жестоко отлупила толпа. Тех, кого вывели, увезли в БелгородДнестровский и обвинили 33 человек в организации массовых беспорядков и умышленном убийстве. Сейчас родственники блокируют райотдел милиции — боятся, что на блокпостах, на подъезде к Одессе, когда на суд повезут, над задержанными учинят расправу. 2 мая и с той, и с другой стороны стреляли из серьезного боевого огнестрела, есть видео. «Антимайдановцы» стреляли из охотничьей «Сайги», видимо, из нее были убиты ультрас (футбольные фанаты. — Ю. П.). «Майдановцы» тоже стреляли из чего-то подобного, плюс картечь… Довольно много людей было ранено. На моих глазах

2 мая. Человека, выбегавшего из Дома профсоюзов, взяли в плен

парня — журналиста газеты «Думская» Константинова Олега — ранили. В него попали сторонники Майдана. Прямо на моих глазах ему пуля в спину вошла. Собравшиеся люди расспрашивали друг друга о судьбе своих знакомых: — А где Бовбалан Сергей? — Здесь (имеется в виду, что люди задержаны, находятся в отделении милиции, и это всех радует — значит, они живы. — Ю. П.), и еще Музыко Олег… — А Барда где? Он пропал. — Нет, не пропал, он сейчас на Куликовом поле. А сестра его убита. — Как убита? Нет… — женщина начинает плакать. — Да, мне сказали, что она убита. Нина, не плачьте… — Говорили же, что надо брать оружие! А не сидеть… — кричит одна из женщин. — А Албу, что с ним? — Он в реанимации. Тут уж пришлось вмешаться и объяснить, что депутат Алексей Албу не в реанимации, а тут, среди них: да, пострадал — швы на голове, забинтован, но ничего страшного. Толпа успокаивается. А я прошу одного из организаторов лагеря на Куликовом поле («антимайдановцы»), Нину Кочановскую, рассказать, что она видела 2 мая. — Это была провокация. Я клянусь, никто из членов Куликова поля не обзванивал и не давал указания собираться на улице Греческой. Кто-то дал народной дружине провокационные сведения. А мы собирались только держать Куликово поле. Это я вам говорю как один из руководителей. Но в итоге часть людей пошла на Греческую. Хотя никто с Куликова поля не давал такой команды — кто-то нас специально разъединил. Сначала там (на Греческой улице. — Ю. П.) силы были равными, но если бы милиция нас не стала оттеснять, то мы бы победили. Никому не верьте, стреляли они, эти гады. Однако, по словам многих других одесситов — и «майдановцев», и «антимайдановцев», и тех, кто не втянулся в противостояние, — на самом деле стреляли обе стороны — у тех и у других было огнестрельное оружие. — Они кидали камни, они стреляли, но скажу честно: мы тоже собирали камни для наших мужиков, чтобы они кидали. Этого хватало с обеих сторон, мы тоже били хорошо, мы долго держались, у нас была хорошая

оборона, но милиция, наверное… — продолжает Нина Кочановская. — Многие пошли в Дом профсоюзов. Я не умею ни стрелять, ни кидаться камнями, но я вынуждена была пойти со всеми, потому что бросить людей означало бы предать их. Когда мы вошли в здание, я увидела, что те, кто зашел перед нами, подготовили все, даже лекарства разложили, но не было сделано главного — не проверили воду. А воды в здании не было. Первым делом загорелась лестница, мы пытались тушить огнетушителями, но потом все… Сначала я хотела прыгнуть со второго этажа, уже скинула каску, туфли… Нина так и не закончила рассказ — с криками «Свободу!» люди проломили ворота отделения милиции, стали вытаскивать щиты, шлемы, дубинки. Выволокли экипированного милиционера, и кто-то с остервенением начал сдирать с него шлем. Толпа — собралось уже около двух тысяч — вступилась: «Не бейте его, вы не звери!» Глазами, полными ужаса, милиционер смотрел на людей и двигался туда, куда его тащили. Вокруг орали: «Отпустите его!», «Позор!», «Убийцы!», «Это 18-летний пацан, у него вся жизнь впереди!». В итоге бить не стали, передали другим сотрудникам милиции. С флагами — отдельная тема. Какой-то человек попытался закрепить российский триколор, но возмущенная толпа не одобрила, флаг спустили и подняли украинский — принесенный из Дома профсоюзов, в крови и пепле. Провисел недолго, вместо него появился флаг Донецкой республики, а закончилась символическая битва флагом Одессы — вот он устроил всех. Послышались два выстрела. Потом — «скорая», по толпе пошел слух, что ранен журналист. Кто стрелял, чем стрелял — никто не знает. Толпа начинает искать провокаторов: проверяют друг друга — спрашивают адрес, где кто живет, просят позвонить домой, показать паспорт. ...В итоге милиция сдалась: всех задержанных — двух женщин и несколько десятков парней — из отдела отпускают. Один из них, Олег Музыко, рассказывает мне о том, что с ним произошло: — Мы были непосредственно на Куликовом поле, потом, выломав двери Дома профсоюзов, вбежали туда. Потом загорелось. Я с частью людей забрался на крышу, нас оттуда сняли пожарные, а потом задержала милиция. Доставили в отдел, и здесь


«Новая газета на урале» понедельник. №50 12. 05. 2014

11

Одесса. 2 мая 2014 года

двух сторон

«Коктейли Молотова» перед Домом профсоюзов. 2 мая

о том, что происходило в Одессе 2 и 4 мая с нами никто не разговаривал, никто не опрашивал, никому не было интересно, что произошло, — просто пришли следователи, предъявили обвинение, и все. По толпе проносится слух: идет «Правый сектор», человек 700—800. В мегафон кричат: «Женщины, разойдитесь». Расходятся, но большинство возвращается с какими-то палками в руках и ножками от табуреток. Появляется несколько крепких парней, у некоторых налокотники, наколенники, бронежилеты, резиновые дубинки, есть даже оружие. Спрашиваю: а это кто? — А это наши отряды народной дружины, — отвечают люди. Их не боятся, наоборот, относятся с уважением. Только их лица фотографировать запрещено. Но никакой «сектор» не появился. …В Дом профсоюзов меня повели Наталья Юраш и Влад Войцеховский — они находились там в момент пожара. Наталья рассказывает: — Хочу, чтобы вы понимали, я не имею отношения ни к активу Куликова поля, не отношусь ни к какой политической партии, я — простой гражданин Украины и простая одесситка. Да, я посещала митинги, которые были организованы на Куликовом поле. В тот трагический день мы с мужем тоже решили поехать на Куликово поле. Приехали примерно в половине шестого вечера. Там буквально было человек пятьдесят, абсолютно безоружных. Все в основной массе старше 50 лет. Потом нас предупредили, что к Куликову полю приближается агрессивно настроенная толпа футбольных фанатов, и мы начали строить баррикады. Но поняли, что нас очень мало, и поэтому было принято решение зайти в Дом профсоюзов. Я поднялась на второй этаж, потому что меня попросили отнести фотографии погибших «беркутовцев», чтобы их не осквернили. А вот назад я уже выбраться не смогла. Выход был забаррикадирован. Я выпрыгнула на руки своему мужу — успела до того, как начали бросать «коктейли Молотова». Когда вспыхнули входные двери, «коктейли Молотова» продолжали лететь. Я видела оружие. Я видела, как стреляли по окнам. Пожарных машин очень долго не было, а когда они приехали, то в машинах воды не оказалось. Я видела медиков, врачей среди нападавших — они все-таки оказывали помощь. Я видела одесского депутата Юсова, который возглавляет у нас в Одессе партию УДАР, он ходил возле здания, и в руках у него была бита, он руководил толпой. И когда я к

4 мая. Рядом с отделом полиции решили поднять украинский флаг, принесенный из Дома профсоюзов

нему подбежала и начала кричать: «Господин Юсов, что вы делаете, остановить все это!» — меня эти люди окружили и начали бить, грозились убить. Подбежали какие-то их сотники и мой муж, они вырвали меня из озверевшей толпы ультрас и вывели. И еще факт: когда все пылало вокруг, некоторые из них (нападавших. — Ю. П.) фотографировались на фоне всего происходящего. На фоне горящих палаток, на фоне горящего здания. ...Сейчас вокруг Дома профсоюзов цветы, одежда, обувь погибших. На стене написано «Сегедка рулит». Влад Войцеховский объясняет, что это — группировка фанатов-ультрас «Черноморца». Рядом — остатки сцены с Куликова поля: сторонники Евромайдана помогали пожарным с помощью этих конструкций вытаскивать людей из огня. Влад подтверждает: «Да, так и было, только потом, когда люди спускались, на них бросались — может, другие, но из этой же толпы». Первый этаж, ступени, затем — большой холл. Поднимаемся по выгоревшей лестнице на второй этаж. «Здесь было больше всего людей: кто-то из окон кидался камнями, кто-то отстреливался. — Влад подводит меня к разбитым окнам. На полу

валяются пакеты с асфальтом. — Асфальт мы притащили… » Третий этаж, под ногами разбитые стекла, стены от огня оплавились. Перед лестницей вещи погибших: четыре пластиковые каски, деревянные щиты и маленькая сумка. Прошлись по крыльям здания. Удивительно, но если очаг возгорания был внутри и пожар начался в одной из комнат, то почему тогда столы, стулья, оргтехника, кучи бумаг остались нетронутыми огнем? В одной из комнат большой цветок, листья которого даже не свернулись от угарного газа… Спрашиваю: могли ли люди, находившиеся внутри, сами разбивать стекла? «Дышать-то надо было чем-то». Так что, возможно, сработала тяга — и огонь долетел по лестнице до пятого этажа. Дом профсоюзов построен буквой «П»: по центру огромная парадная лестница. Правая часть здания практически невредима — там часть окон закрыта решетками, как и лестничный запасной пролет. Но у одного — раскрытого — окна валяются женские сапожки. Основные события происходили в левом крыле. Влад показывает, откуда они выпрыгивали: «Вон там (он показывает

на ворота с тыльной стороны дома) был организован коридор из милиции. Среди них были и сотники Евромайдана, когда мы там пошли, на нас набросились, меня стали бить битой. А потом кинули мне аптечку». У Влада на голове три шва. На четвертом и пятом этажах везде цветы, каски, биты. В одном углу раскиданы медикаменты, рядом — стакан с георгиевской лентой: «Тут подстрелили самого первого мужчину, лет шестидесяти, он выглядывал в окно, и его подстрелили», — вспоминает Влад. (Потом действительно появились данные о том, что часть людей в Доме профсоюзов умерла в результате огнестрельных ранений.) Проходим лужи крови, на стенах — тоже кровавые потеки. Добрались до крыши. Влад продолжает рассказывать: «Нас было около двухсот, половина — женщины и старики. Пожарные действительно пытались людей спасти, но люди были в шоке, они боялись, что их убьют, поэтому не шли к пожарным». …23.00. В городе опять начинают собираться толпы — возле Дома профсоюзов около тысячи сторонников Евромайдана, все спокойно — кто-то курит, кто-то прогуливается, читает надписи на стене про Хатынь и геноцид. Таксисты даже за двойную плату отказываются везти на Куликово поле. Добираюсь до максимально близкой точки — дальше пешком. Навстречу, по направлению к центру, идут две группы людей — с битами, кто-то в камуфляже, в бронежилетах, наколенниках, налокотниках. Даже девочки с битами…

Юлия ПОЛУХИНА, Одесса 4 мая 2014 года Фото автора и Валерии ИВАШКИНОЙ (Полностью текст — на сайте «Новой»)

P.S. Тех из задержанных, кого увезли в Белгород-Днестровский, вечером того же дня переправили в Винницу и на следующий день суд по видеотрансляции определил им меру пресечения — домашний арест. О том, как развивались события в Одессе, — репортаж Павла КАНЫГИНА, стр. 12—13 


12

«Новая газета на урале» понедельник. №50 12. 05. 2014

П

осле трагедии люди собираются на Куликовом поле каждый день. Человек 80— 100 постоянно находятся перед входом в обгоревший Дом профсоюзов. Почти все с георгиевскими ленточками, но без плакатов, многие с цветами. Здесь же у входа что-то вроде временного мемориала — черный картонный плакат «Помни Хатынь» и рядом другой — «Смерть фашистам!». Возле них то и дело слышны крики и женский плач, на которые тут же откликаются репортеры, пытаясь найти кого-то из родственников погибших. Но плачущие оказываются православными активистками, в скверике у Дома Профсоюзов они обустроили вахту. Самые активные поднимаются на ступеньки к входу в опечатанное здание, некоторые хотят высказаться перед собравшимися. В основном женщины — и реже мужчины — рассказывают со ступенек о том, что делал «Правый сектор» с антимайдановцами внутри здания. — Когда-то за свободу умирали наши деды, теперь умирают сыновья, — говорит в толпу женщина с пакетом овощей. — Так я скажу, кто виноват! Сначала Америка породила Гитлера, но мы выстояли, а теперь она растит этих выродков, проклятых правосеков. Неужели не выстоим теперь и не раздавим фашистских гнид? — Сжигают нас заживо! — плачет рядом женщина лет 55 в платке и с иконкой Богоматери в руках. — Сожгли девочку беременную, тридцати лет от роду! Есть здесь российская пресса? Пусть расскажут всему миру, ведь наши никогда не расскажут! — Российская пресса! — кричит женщина с овощами. — Телевидение! Люди в толпе начинают осматриваться. Репортера с красным микрофоном Lifenews обнаруживают курящим возле колоннады Дома профсоюзов. — Запишите, пожалуйста, что они сожгли девушку, — просит репортера женщина. — Вот ее мама. — Как зовут вашу дочь? — спрашивает репортер и быстро достает камеру. — Но я не знаю, — говорит женщина с иконой. — С утра тут ходил мужчина, говорил, что сожгли беременную девушку! Репортер Lifenews, едва заметно выматерившись, тут же выходит из толпы. — Подождите! Напишите об этом! Вы должны показывать правду! — кричит вслед женщина с овощами. Толпа заводится и начинает обсуждать предвзятость украинских и европейских СМИ. Но разговор сам собой очень быстро возвращается к теме США. Женщина с овощами окончательно становится заводилой. —Когда это было видано, чтобы американская черная обезьяна указывала людям, как им жить! Фашисты льют кровь наших детей, а Америка им оплачивает… В толпе одобрительно загудели. Запротестовал только полный мужчина в бейсболке. — Подождите, дамочка, а шо у вас опять Америка? — А вы любите Америку? — Не говорите комедию. Лучше скажите, почему у вас везде Америка? У нас в Одессе мало проблем без Америки? — Это провокатор! — нашлась женщина с овощами. И полного мужчину тут же стали обступать со всех сторон люди. Кто-то закричал: «Обыщите карманы!», «Где твой американский паспорт, подонок?». Несколько молодых людей, взяв неосторожного одессита под руки, вывели его с площади. «Где тут главный? — возмущался задержанный. — Я хочу говорить с главным?»

С

6 мая главным в Одесской области стал Игорь ПАЛИЦА, назначенный губернатором. Вот что он сказал мне по поводу расследования трагедии 2 мая. — Я уже владею некоторыми фактами и данными, но пусть их озвучит милиция. Вы знаете, сейчас там новое руководство.

специальный репортаж

— Прошло уже пять дней. И руководство пока не торопится обнародовать даже предварительные результаты. — Они с завтрашнего дня будут участвовать в работе комиссии. И еще для них просто было шоком то, что трагедия 2 мая — не внешняя агрессия, а внутренняя провокация. Они были шокированы, когда услышали фамилии организаторов побоища, что называли задержанные в ходе событий 2 мая. — Замминистра внутренних дел Украины Чеботарь настаивал на брифинге в ГУ МВД на той версии, что пророссийские «антимайдановцы» подожгли себя сами. — Послушайте, я не могу комментировать его. Но поверьте, на тот момент он еще не владел информацией. Она меняется постоянно, обновляется. Задержанных допрашивают, опрашивают очевидцев. Я надеюсь, очень скоро мы все узнаем. Мы должны найти не стрелочников, а реальных виновников трагедии. — Вы сказали, это не внешняя агрессия, а внутренняя. Что вы имеете в виду? — Я не вижу здесь следов действий внешнего врага. Я вижу действия людей, которые еще недавно имели все рычаги власти… Поймите, я сейчас не могу говорить лишнего. — Вы имеете в виду людей Януковича? — Подождем немного. Вы все узнаете позже.

Н

Одесса. Куликово поле — каждый день

есколько личных наблюдений сделал я, проникнув после встречи с губернатором в опечатанный Дом профсоюзов. Видно, что горели здесь

только лестничные пролеты. ВСЕ кабинеты при этом остались невредимы. Почему люди не спасались там? Некоторые кабинеты были закрыты решетками. Но не все. Особенно удивительно — выбраться из здания можно было через окна туалетов на втором этаже, выходящие во двор. Высота окна туалета в левом крыле — 3 метра, а в правом — окно и вовсе выходило на покатый козырек — по нему вниз спуститься можно, как по трапу. Судя по следам, источник губительного пожара был внутри и вряд ли мог попасть в здание извне. Окна конференц-зала выходят прямо к входной колоннаде Дома, которую ультрас закидали коктейлями. Но зал не имеет признаков пожара вообще! При этом даже в холле и в пролетах, обгоревших сильнее всего, — целым остался паркет. Ощущение, будто пожар здесь начался молниеносно и очень быстро закончился, вообще не распространившись по зданию. В милиции заявляют, что следственные действия на месте еще идут, и отказываются оглашать даже предварительные итоги расследования — не очень понятно, на какой вообще оно стадии. Новый шеф областной милиции Катеринчук лишь заверяет, что «милиция справляется». Меж тем на днях появилась новая версия трагедии в Доме профсоюзов. Она выглядят так: пророссийских сторонников федерализации (или пророссов, как их сокращенно называют здесь) подожгли неведомые лица, уже находящиеся в здании в момент, когда туда прибежали прятаться от ультрас люди. Про эту версию осторожно говорили в окружении нового губернатора Палицы. Видимо, в мини-интервью он давал мне понять, что уже имеет некоторые подтверждения именно этой версии…

П

еред Днем Победы из города уехали почти все, кто оказался под угрозой ареста. Остался в Одессе лишь Алексей АЛБУ — депутат-

Внятных объяснений трагедии 2 мая до сих пор не прозвучало. Все, кто опасается ареста, уехали из города коммунист областного Совета и один из политических лидеров Антимайдана. После назначения нового губернатора многих коллег Албу объявили в розыск, а его самого вызвали на допрос в СБУ. Евромайдановцы надеялись, что с допроса тот на свободу уже не вернется. Но вышло по-другому. На интервью Албу пришел ко мне с марлевой повязкой на голове и перепутал столик в кафе, подсев не к тем людям. Оказалось (случайно) — что к патриотам. Депутата узнали и поприветствовали словами «Слава Украине!» и хотели даже сдернуть повязку. Но Албу успел вырваться. Встречу едва не пришлось переносить. Албу расказывает, что получил травму в Доме профсоюзов, где на него напали боевики-неофашисты. Активисты же Евромайдана настаивают, что парламентарий выходил из здания «в чистой белой рубашке, без капли крови». Более того — «евромайдановцы» утверждают, что именно Албу призывал людей прятаться в Доме профсоюзов, после чего в здании и случился таинственный пожар. Депутат, впрочем, все обвинения отрицает. — Как все было в СБУ? — Меня вызвали в качестве свидетеля по статьям «умышленное убийство» и «массовые беспорядки». Я рассказывал, что видел 2 мая своими глазами, никаких документов не подписывал. То есть я

в общем-то пообщался со следователями и рассказал все, что знаю. — Неожиданно, что вас отпустили, если учесть что многие в бегах, а кого-то арестовали… — Мой арест взбудоражил бы и так разъяренную общественность. Зачем им это? И не было у них доказательной базы, чтобы вешать на меня хотя бы даже кровинку. Тут нужно очень постараться, чтоб предъявить мне. А если мы живем в правовом государстве, то бояться мне нечего. Слава богу, нормально все — я вышел… Проросийские силы, конечно, несут ответственность, спровоцировав драку на Греческой. Но нужно понимать, что в город тогда, кроме прочего, приехали неофашисты в экипировке, касках, с огнестрельным оружием. Ехали они с явным намерением. А что касается, почему люди не могли спастись в Доме профсоюзов, то я не знаю. Могу судить только по фотографиям. Когда эти боевики зашли в здание, началась зачистка… — Какие боевики? — Неофашисты, «Правый сектор», думаю. Понимаете, у наших активистов потом обнаруживали огнестрельные ранения, у кого-то обгорели только руки и туловища, а ноги нет. Это наталкивает на мысль, что людей застреливали, а чтобы скрыть следы преступления, их чем-то обливали и жгли.


«Новая газета на урале» понедельник. №50 12. 05. 2014

13

Евгений ФЕЛЬДМАН — «Новая»

Дом профсоюзов. 9 Мая

«

ультраправых боевиков, которые съехались отовсюду. Надо нам баланс (восстановить. — П. К.). Потому что сейчас мы наблюдаем полнейшую однобокость — арестовывают только антимайдановских активистов, милиция не хочет расследовать преступные действия правых, а одесситы боятся ходить по улицам. — Какие цели у вашего антимайдановского движения в Одессе? Хотели бы, как в Донбассе, — в Россию? —Нет такой цели. Мы выступаем против капитализма и фашизма, нам неприемлема их власть. Но мы ни в коем случае не выступаем за интеграцию в Россию. Да, мы видим как один из выходов — увеличение полномочий местных громад, федерализацию без выхода из состава Украины. Хотя при этом нас называют сепаратистами, но это же смешно. Мы, напротив, настоящие патриоты. — Но на ваших акциях люди поднимают флаги России… — Ну, на наших акциях бывают и те люди, которые видят решение проблемы под несколько другим углом. Мы же не можем запрещать и указывать что-то сочувствующим. Кто-то там поднимает и флаги Украины, кто-то флаги Советского Союза, это не значит, что мы все идем под этими флагами.

Н

В милиции заявляют, что следственные действия на месте еще идут, и отказываются оглашать даже предварительные итоги расследования — не очень понятно, на какой вообще оно стадии

«

— Евромайдановцы говорят, что такую диверсию предприняли как раз пророссийские наемники. Вас самого они при этом обвиняют, что вы заводили людей в здание… — Это наглая ложь. Людей в здание я не заводил. Наоборот, я отговаривал их идти в здание. И зная немного расположение коридоров, я пытался их вывести оттуда. Это все, что я мог. В результате я вывел группу где-то из 15 человек. Кто-то выпрыгивал из окон, а их потом забивали палками. Так погиб мой товарищ, депутат облсовета Андрей Марков, его добили на земле. Думаю, мотивом у ультраправых была просто звериная ненависть, но самое главное, что Марков стал свидетелем зверств, которые творились в здании. — Если он был свидетелем, почему его не убили тогда на месте, в самом здании? — Я не знаю, это вообще только наша догадка. — Вы уверены, что его добивали, когда он выпрыгнул? — Они всех добивали, вы что! — Как вы сейчас оцениваете обстановку в городе? — Тревожно. Правые опасаются, что им будет возмездие. На наших глазах реализуется тезис, что зло порождает зло. Если бы не приехали фанаты из Харькова, не было бы реакции пророссийской дружины. Не было бы реакции дружины — не было бы побоища на Куликовом поле. Знаете, чтобы успокоить город, надо вывести отсюда

есмотря на уговоры властей, антимайдановцам удалось собрать в День Победы около двухсот активистов. Единомышленникам Албу предложил выйти 9 Мая к Вечному огню и затем маршем отправиться к Дому профсоюзов. Но накануне мэрия попросила горожан не выходить без надобности в город, а самих ветеранов обещали поздравить адресно. В итоге в Одессе не открылось большинство магазинов и кафе, ювелирные магазины закрыли окна металлическими ставнями, автосалоны убрали машины с витрин. А к Дому профсоюзов активисты шли по молчаливым пустынным улицами и распевали «Вставай, страна огромная!». Возглавлял колонну мужчина лет семидесяти в кителе с погонами генерал-лейтенанта. Рядом с ним шли еще семь пожилых в военной форме. Генерал-лейтенант представился мне Георгием Петровичем Романовым, почетным гражданином Одессы и ветераном битвы за Берлин. — Да здравствуют ветераны! С великой Победой! — кричали в колонне. Пожилые мужчины в орденах бодро шагали вдоль трамвайных путей по Канатной улице. Самые молодые — кому на вид под шестьдесят — шли с поднятыми красными знаменами. Окружали пенсионеров женщины средних лет и парни в спортивных трико. Редкие автомобилисты сигналили колонне. Кто-то из прохожих вклинивался в ряды, чтобы вручить людям в военной форме цветы. Наконец, колонна зашла на Куликово поле. До Дома профсоюза, где, как обычно, уже митинговали люди, оставалось около полусотни метров. «Ветераны идут!» — закричали в колонне обитателям площади. «Приветствуем ветеранов!» На какой-то миг на площади воцарилось молчание, затем кто-то закричал оттуда «Ура-а!». Через секунду все Куликово поле аплодировало «ветеранской колонне». Пожилые мужчины в орденах распрямляли плечи, кто-то пытался даже на последних метрах чеканить шаг. Далее к картонному мемориалу возлагали цветы. После чего «ветеранская колонна» окончательно слилась с «куликовскими».

Павел КАНЫГИН, спец. корр. «Новой» Одесса — Донецк

Репортажи наших специальных корреспондентов из областей, проводивших в воскресенье, 11 мая, референдум по вопросу о федерализации Украины, читайте на сайте «Новой».

БЕШЕНЫЕ ДЕНЬГИ

И это — президент? Швейцарская прокуратура заблокировала около 170 миллионов швейцарских франков (193 млн долларов), принадлежащих Януковичу

Александр МИНЕЕВ

соб. корр. «Новой»

Санкции Запада против беглого президента Украины Виктора Януковича и его ближайшего окружения, похоже, могут подтолкнуть мир к новому состоянию, в котором коррупционерам краденные в своих странах деньги трудно будет спрятать даже в самых укромных и молчаливых уголках планеты.

П

рокуратура Швейцарской Конфедерации в Берне сообщила на прошлой неделе, что заблокировала активы на сумму около 170 миллионов швейцарских франков (193 млн долларов), принадлежащих Януковичу, его родным и соратникам. Как уточнил представитель прокуратуры, правоохранители действовали по своей инициативе, а не по просьбе временного украинского правительства. В черный список вошли в основном те же лица, чьи счета и имущество уже заморожены в конце февраля — начале марта решением Федерального совета (правительства). Тогда среди фигурантов назывались сам Виктор Янукович, его сын Александр, экс-премьер Николай Азаров, бывший генпрокурор Виктор Пшонка, 11 бывших министров, другие крупные чиновники и их родственники. Владельцам активов грозит судебное преследование с выяснением законности происхождения средств. Прокуратура альпийского государства открыла в марте не менее трех уголовных дел по подозрению в отмывании денег людьми из ближнего круга Януковича. Репортеры газет Temps и Zentralschweiz am Sonntag, ссылаясь на свои источники в прокуратуре, сообщают, что сейчас в производстве находятся пять дел. Отдельное расследование в отношении Виктора Януковича и его сына проводит прокуратура Женевы. По словам федерального прокурора Михаэля Лаубера, правоохранители женевского кантона действуют в тесной координации с Берном. Откуда у человека, долгое время занимавшего исключительно государственные посты, такие баснословные деньги — вопрос хоть и похож на риторический, но все равно требует ответа. На то, что осевшие в Альпах деньги могут иметь криминальное происхождение, указывают появлявшиеся в швейцарской прессе статьи о деловой карьере Александра Януковича. Le Matin Dimanche писала, что Янукович-младший заработал почти 100 миллионов долларов за три года после вступления отца на президентский пост. Недавний студент-стоматолог продавал в Женеве тысячи тонн угля в сутки. При этом избегал публичности, ездил в Швейцарию по туристической визе и делал бизнес незаметно через зарегистрированную в 2011 году компанию

MakoTrading SA, которая даже не имела таблички на офисе. Швейцария не блещет готовностью раскрывать тайны своих банков. Но мир стал настолько тесно связанным, что и за высокими альпийскими горами не отмолчаться, как бывало в прошлые века. Международное давление растет, и себе дороже не идти на уступки. Аккурат перед майскими праздниками Великобритания и США вместе с Украиной созвали в Лондоне двухдневное собрание, пригласив на него компетентных представителей трех десятков стран и территорий, имеющих репутацию «налоговых гаваней». Там были чиновники Британских Виргинских, Каймановых и Бермудских островов, Кипра, Гибралтара, Джерси, Гернси, Лихтенштейна, Мальты, Монако, Сейшелов… Швейцария была представлена делегацией Федерального департамента (министерства) иностранных дел и Федеральной прокуратуры. Из Киева прибыли генеральный прокурор Олег Махницкий и директор антикоррупционного центра Украины Дарья Каленюк. Цель собрания — развернуть глобальную кампанию по возвращению Украине «миллиардов Януковича и его клана». Дискуссия проходила за плотно закрытыми дверями, о ее содержании почти не было утечек в прессу. Известно лишь, что министры, прокуроры, руководители следственных органов по финансовым делам, слетевшиеся со всего мира, два дня обсуждали потенциальные досье. «Я призываю всех, кто здесь собрался, максимально использовать возможность для обсуждения в деталях конкретных дел», — обратилась к участникам глава МВД Великобритании Тереза Мэй. А министр юстиции США Эрик Холдер энергично напирал на колеблющихся: «Вы на чьей стороне? На стороне украинского народа или тех, кто его обворовывает? Это простой вопрос». По словам украинского генпрокурора, Киев уже идентифицировал не менее 35 миллиардов гривен украденных денег, а общая сумма может достигать «десятков миллиардов долларов». Поиск представляется сложным, потому что сложны схемы маскировки активов. Насколько они юридически запутаны, показывает хотя бы пример загородной резиденции Януковича. Формально она принадлежит австрийской компании Tantalit, хозяйкой которой является британская компания-пустышка, принадлежащая тресту, зарегистрированному в Лихтенштейне, конечный бенифициар которого неизвестен. В центре всей этой конструкции — некий австриец, хозяин швейцарской фирмы, которая специализируется на регистрации новых юридических лиц… Но, по мнению некоторых специалистов, инициатива созыва такого собрания может оказаться продуктивной. При условии если Украина представит имеющиеся в ее распоряжении документы, киевские власти будут максимально транспарентны, а западные банки пойдут на сотрудничество. Если деньги имеют явно коррупционное происхождение, крупные кредитные учреждения Лондона, Нью-Йорка и других финансовых центров не должны их переводить. Брюссель


14

«Новая газета на урале» понедельник. №50 12. 05. 2014

прямая речь

Ультрас:

идеальные армии для городских условий

Политика пришла в околофутбольное движение и слишком далеко там зашла. Специальный корреспондент «Новой» — в среде украинских фанатов

В

событиях в Украине — едва ли не с самого начала острой их фазы — очень заметную роль играло футбольное фан-движение. Фанатов было много на Майдане в Киеве: ультрас львовского клуба «Карпаты», фанаты «Днепра», киевского «Динамо», харьковского «Металлиста». Легкие на подъем, тренированные и хорошо организованные, фанатские группы представляют собой идеальные для использования в городских условиях небольшие армии. В феврале между фанатскими движениями украинских клубов было заключено мирное соглашение, с тем чтобы «направить все силы на борьбу за единство

Украины». Соглашение подписали фан-клубы всех шестнадцати украинских команд, вплоть до второй лиги. Характерно, что у этой идеи нет конкретного автора. Во всяком случае, он не очевиден: никто из тех людей, с кем мне удалось поговорить, так и не сказал, кто же выступил идеологом объединения недавних ярых врагов. Это решение появилось будто ниоткуда. И вскоре появились его следствия. 27 апреля по Харькову перед началом матча между «Днепром» из Днепропетровска и местным «Металлистом» прошли совместным маршем ультрас обеих команд — до тех пор не терпевшие друг друга. Марш закончился столкновением фанатов со сторонниками федерализации, немногочис-

ленная колонна которых пошла поперек маршрута ультрас. Городские власти не препятствовали ни первому, ни второму маршу. Не прошло и недели — и новый футбольный матч «Черноморец» (Одесса) — «Металлист» (Харьков). И снова совместный марш, спровоцировавший страшные одесские события. Милиция снова стояла в сторонке, не решаясь вмешиваться. О том, как политика пришла в околофутбольное движение и не слишком ли далеко она там зашла, я поговорила с представителями фанатского движения разных команд.

Александр, координатор фан-движения ФК «Черноморец»:

Антон, ультрас (северная трибуна, «Днепр»):

«Были люди, которые специально на бойню приехали»

«Война войной, а СБУ работает»

РИА Новости

— За Одессу я вам так скажу: там была провокация. Были там какие-то люди, которые специально на бойню приехали. Мы же не первый год вместе катаемся, знаем уже лица приевшиеся среди самых активных. И у «Металлиста» знаем. А там были люди незнакомые. Да и фаната сразу по одежде можно узнать. А если человек на марш пришел в каске и защите — понятно же, что он не за футбол думает. Таких людей даже не нужно много, просто чтобы толпу завести — а дальше само пойдет. Вот так и получилось, что ультрас подвели под это дело — теперь выходит так, будто это болельщики людей пожгли. Хотя история там мутная, и люди в Доме профсоюзов уже, похоже, так, что мертвые были на тот момент, когда пожар начался. Кому была нужна такая провокация? Пророссийски настроенным гражданам, как вы их у себя называете. В Донецке на носу референдум — а тут лишний аргумент за отсоединение. Уже все давно забыли и про Европу, и про то, как Крым оторвали у нас. Все уже просто боятся.

Болельщики ультрас футбольных команд «Металлист» и «Днепр» во время шествия в Харькове. 27 апреля 2014 года

Егор, координатор ультрас ФК «Металлист», Харьков: — …На меня еще 30-го числа стали выходить какие-то люди: давайте пройдем маршем. При этом лично и конкретно никто на себя ответственность опять не берет. Это были просто «лидеры фандвижения». Без имени, а таких лидеров много. Через переписку на форумах все такие вопросы решаются. И я тогда еще эту идею не поддержал: понятно было, что это будет смертоубийство. Я же вижу, что это шествие по другой совсем цепочке организуется, чем обычно любое иное. Как и в Харькове 27 числа, когда фаны на федералистов прыгнули. Но в Харькове — мы дома, нас много, ситуацию проще контролировать. А в Одессе как бараны пошли. И от нас тоже пошли, но пошли немногие, а теперь все так вывернуто, будто все 500 человек там были. Дальше: побились они немного, а мы уже своих завели на стадион. И вот 57-я минута матча, и мы видим, что у «Черноморца» вся трибуна встает и уходит. Теперь мы знаем: у них пацана грохнули, кто-то сообщил, они всей трибуной пошли мстить. Это очень легко делается. Фанаты — горячий народ, очень легко управляемый. Куда направишь — туда и пойдут. И получилась такая ситуация, что, когда мы вышли со стадиона, на нас уже весь город охотился: где тут фанаты, которые людей

— Идея такого всеобщего объединения клубов появилась на почве Майдана. Тогда все были вместе, и идеи околофутбольной вражды немного на второй план отступили. И еще одна была консолидирующая мысль на Майдане — мы все против ментов, против их беспредела. Кто конкретно предложил? Нет, здесь не может быть ничьих имен. Ты у себя в клубе авторитет — а в другом клубе свои авторитеты есть, зачем выпячиваться. Да и потом, война войной, а СБУ работает. То, что говорят, будто ультрас «Днепра» проплачены Коломойским, — это неправда. У Коломойского есть канал «1+1», и есть люди, которые его смотрят и дальше транслируют, что услышат. Как если сказать, что они все за это получают деньги? Здесь, в движении, многие привыкли своей головой думать, за себя сами отвечают. За столько лет выездов уже понятно становится, кто чего стоит, на кого можно полагаться. Костяк движения — взрослые мужики. Здесь уже люди кое-что себе про жизнь представляют.

Тимошенко говорит: «Браво, ультрас!» А мы говорим: «Какое браво, Юля?»

жгут? Болельщиков с городом столкнули как околофутбольное движение, мы с вами связь прерываем после Одессы». лбами, вы понимаете? А у нас еще три часа до поезда. И я И они правы. Мы сейчас запускаем отдельную групдогадываюсь, что если мои сейчас начнут разбредаться по улицам, то их перебьют пу в нашем фанатском движении, свободпо одному. Очень накалена была атмос- ную от политики. Хочешь выражать свою фера. Кое-как нам удалось наших упако- гражданскую позицию — иди на площадь вать в поезд, в город никого не выпустили. и выражай от себя лично, и не надо под Как доказательство: никого из фанатов это весь клуб подтягивать. Между собой «Металлиста» не было ведь среди по- пускай бьются, живут жизнью клуба, туда расходуют свою агрессию. А когда ее страдавших на Куликовом поле. И теперь: возвращаемся мы в Харьков, уже начинают политики в нужное русло а нас уже местные здесь ждут, тоже мстить пускать — это уже неправильно. — А какой из политических сил хотят. «Вот мы видели, что вы творили в Харькове, а теперь и в Одессе». Слава может быть выгодно фанатов исбогу, поезд пустили не до Харькова, а в пользовать? — Ну еще года три назад львовские Балашов людей привезли, и на два часа раньше. Развели кое-как. Но я еще раз «Карпаты» начали плотно общаться со подчеркну: это шествие было изначально «Свободой». Это сразу прямо заметно стало: и политика на трибунах пояустроено так, чтобы убить людей. И теперь Тимошенко говорит: «Браво, вилась, и даже форму они поменяли. ультрас!» А мы говорим: «Какое браво, У них официальная была бело-зеленая, Юля?» Там люди погибли, а ты теперь а появилась еще красно-черная, запаультрас мешаешь с убийцами. Политикой денская. «Днепровцы», это известно, погубили весь околофутбол, такой раз- с Коломойским дружат. Ну и так — раздрай внутри движения пошел. Раньше ные околомайдановские силы. Нашему сидели, пиво вместе пили, а теперь не админу группы «ВКонтакте» тоже, когда знаешь, от кого ножа выхватишь. Кто Майдан еще только начался, писали с за Украину, кто за Россию… Несколько одноразовых аккаунтов: «Давай размесдней назад нам российские фанаты тим вот такой промайдановский пост». прислали письмо: «Вы себя исчерпали Предлагали деньги — 250 гривен, как за Ольга БОБРОВА, спец. корр. «Новой», Харьков

рекламу, они расценки знают. Мы отказывались: «Нет, ребята, политика — это политика, а футбол — это футбол». Они тогда поднимали: а 500? а 750? Мы не поставили. Но все равно тогда много наших ребят поехало на Майдан — поддержать харьковчан, которые там были. Ну и за Европу. Мы же тоже покатались за клуб, посмотрели, что у них там. Ну и так решили в шутку, что если и жить — где-то на юге Италии только. А так — кому нужна в Европе сильная Украина? Но у нас в фанатском движении здравомыслящих мало. В основном — Майдан. «Кто не скачет — тот москаль». — Но ведь то, что случилось в Одессе, явно не на руку сторонникам единства Украины… — Тогда это, выходит, кому выгодно? Если через шаг подумать: Коломойский спонсирует беспорядки, а Коломойского спонсирует Россия? Да ну — это бред, конечно. Потом, может, там все получилось тоже не совсем так, как задумывалось. Могли бы же ведь и фанатов переубивать. Ну и потом, сейчас очень усложнился весь политический расклад. Сейчас и один вроде за единую Украину, и другой тоже за единую Украину. А на деле они про две совершенно разные страны говорят.


/

политический рынок переделы

«Новая газета на урале» понедельник. №50 12. 05. 2014

Президент Владимир Путин перед самыми праздниками подписал указ № 300, согласно которому ликвидируются семь Главных управлений МВД по федеральным округам. Исключение сделано, ввиду особой сложности региона, только для ГУ МВД по Северо-Кавказскому федеральному округу. Причем «зачистка» прошла в классическом исполнении: за день до выхода указа с шумом уволили начальника ГУ МВД по Дальневосточному федеральному округу генерала Евгения Кужеля. Таким образом, закончилось многолетнее противостояние убоповцев (Управление по борьбе с организованной преступностью) и выходцев с Лубянки.

возвращении опального генерала ходило довольно много слухов. 21 мая 1999 года Владимира Рушайло назначили главой МВД, чуть позже закрытым указом президента его наградили Звездой Героя. Для воспрянувших духом убоповцев началось золотое времечко.

Несчастливый конец

Петр САРУХАНОВ — «Новая»

В

каждом главке работало примерно 500 сотрудников. Следовательно, под сокращение попали около 3,5 тысячи человек, и сколько из них сумеют перейти в другие подразделения, неизвестно.

Шаболовские Поначалу убоповцы действительно занимались важным делом и были грозой преступных группировок. Как многие помнят, в 90-е весь бизнес «лежал» не под силовиками, как сейчас, а под бандитами, мэры же большинства российских городов и директора предприятий были ставленниками местных ОПГ. Расскажу одну историю: в 1996 году я работал во «Времечке», и мы поехали брать интервью у главы небольшого городка в Ярославской области. Нас интересовало, что за люди с «корочками», представляясь сотрудниками городской администрации, взимают «экологические» штрафы с водителей-дальнобойщиков. Мэр-коммунист долго рассказывал, как всей душой печется об экологии. Когда мы собрались уезжать, он неожиданно заявил: «А теперь поедем к хозяину…» Настоящим хозяином города оказался армянский вор в законе. УБОПы, в отличие от уголовного розыска, работавшего по уже совершенному преступлению, напротив — включались в разработку при получении первой же оперативной информации и отличались большой мобильностью. Хорошо была поставлена работа с агентурой, наконец-то появилась единая база данных по ворам в законе и криминальным авторитетам, а собровцев из ГУБОПа бандиты боялись как огня. Во избежание утечек, новые подразделения получили полную независимость от местного

СПРАВКА «НОВОЙ 15 ноября 1988 года приказом по МВД СССР было создано 6-е управление МВД СССР (штат: 32 человека), занявшееся предотвращением тяжких преступлений и нейтрализацией деятельности криминальных лидеров. 4 февраля 1991 года 6-е управление преобразовано в Главное управление по борьбе с наиболее опасными преступлениями, организованной преступностью, коррупцией и наркобизнесом. Соответствующие подразделения были созданы в 10 республиках СССР общей численностью 3 тысячи человек. В феврале 1992 года создано Главное управление по организованной преступности (ГУОП) МВД России. В 1998 году преобразовано в Главное управление по борьбе с организованной преступностью (ГУБОП) МВД России. В 2000 году тогдашний глава МВД Владимир Рушайло вывел УБОПы из подчинения республиканских МВД, ГУВД и УВД и объединил их в единую цепочку подчинения: УБОП—РУБОП— ГУБОП—министр.

15

Лубянские разгромили шаболовских Указом президента ликвидированы полицейские главки федеральных округов

милицейского начальства, вся информация стекалась к начальнику ГУБОПа, являющегося первым заместителем главы МВД. В 1994 году специально под УБОПы пролоббировали Указ президента № 1226 «О неотложных мерах по защите населения от бандитизма и иных проявлений организованной преступности», который разрешал задерживать подозреваемых до 30 суток.

Перерождение «Портиться» УБОПы стали во второй половине 90-х: у оперативников появились дорогие иномарки, на шеях висели килограммовые золотые цепи, и к ним в очередь выстроились «подкрышные» бизнесмены. А уж историю, когда на Шаболовке один из начальников отдела забыл в туалете борсетку с 70 тысячами долларов, вспоминают до сих пор. Благодаря толковым руководителям пресс-служб борцов с оргпреступностью отлично «распиарили»: в СМИ их сравнивали с последними героями, вставшими на пути криминала. Между тем методы оперативной работы особым разнообразием не отличались: получили информацию — подбросили наркотики/оружие — «закрыли». Одни и те же наркозависимые «свидетели» кочевали из одного уголовного дела в другое. Правда, в судах большинство дел разваливалось. И, видимо, не случайно руководство ГУБОПа стало одним из застрельщиков информационной кампании о ненужности судов присяжных. На подтасовках и подбросах выросло целое поколение оперативников-палкоделов, которые больше ничего не умеют. Зато у них обнаруживалась нехилая хватка, когда речь заходила о деньгах. К примеру, отец одного из заложников рассказал мне, как пришел писать заявление в отдел по борьбе с похищениями людей на Шаболовку: «Первым

делом начальник спросил меня, какая сумма выкупа. Я ответил: 40 миллионов. Тогда этот тип намекнул, что его «бонус» должен составить 10% от выкупа». К счастью, заложник самостоятельно освободился, и оперативники остались без «премии». Чтобы хоть как-то обуздать процесс разложения службы, руководство МВД постоянно «перетасовывало» сотрудников и набирало кадры из глубинки. Однако это помогало мало: через полгода «лимитчики» начинали брать взятки еще больше и частенько сами совершали преступления. Особенно отличались оперативники, побывавшие в Чечне. Они и до командировок в горячие точки не особо чтили закон, а уж после и вовсе. Так, например, 07.08.1999 г. на 40-м км трассы Москва—Казань двое сотрудников РУБОП ЮВАО г. Москвы Солохин, Снегирев и примкнувший к ним оперуполномоченный УР ОВД «Хорошевский» Суслов остановили автобус, в котором ехали вьетнамские челночники. Угрожая ножами, борцы с оргпреступностью забрали несколько десятков тысяч долларов, а трое вьетнамцев, оказавших сопротивление, с многочисленными ранениями были доставлены в Ногинскую больницу. Тем временем в самом МВД вовсю шли межклановые войны, жертвой которых стал один из отцов-основателей УБОПа — Владимир Рушайло. В октябре 1996 года он собрал пресс-конференцию и выступил с громкими разоблачениями о коррупции в центральном аппарате МВД. На следующий день «правдолюба» отправили в отставку, и он пристроился советником к тогдашнему спикеру Совета Федерации Егору Строеву. Правда, штатским Рушайло пробыл всего два года и вернулся на должность начальника ГУБОПа — в ранге заместителя главы МВД. Об этом чудесном

С приходом Владимира Путина в Кремль ситуация в стране изменилась: вместо милиции на первые роли выдвинулись выходцы с Лубянки. Начались новые ожесточенные войны силовиков. Особенно усердствовали убоповцы и чекисты, делившие между собой «подкрышных» бизнесменов. При этом обе ключевые службы не брезговали подставами и писали друг на друга доносы. В марте 2001 года Рушайло освободили от должности главы МВД. Новый министр — питерец Борис Грызлов первым делом лишил ГУБОП самостоятельности и подчинил службе криминальной милиции. Еще через три года служба получила новые задачи и аббревиатуру: департамент по борьбе с организованной преступностью и терроризмом (ДБОПиТ). В 2008 году указом президента Дмитрия Медведева № 1316 управления по борьбе с организованной преступностью были расформированы, а их функции переданы в другие подразделения. После выхода этого указа ситуация больше напоминала поговорку «После нас хоть потоп»: сотрудники пресс-служб за бесценок продавали видеоархивы, а на радиорынках появились секретные базы убоповцев с адресами и донесениями агентов. В дальнейшем на базе УБОПов были созданы 8 ГУ МВД по федеральным округам с весьма размытыми функциями. При этом «федералы» и местные полицейские зачастую дублировали друг друга: — Доходило до маразма: допустим, мы полгода разрабатываем банду, и вдруг ее задерживают цэфэошники (управление по Центральному федеральному округу. — С. К.), — рассказал один из начальников МУРа. — Разумеется, вся работа под хвост. Звоню на Шаболовку, а они посылают куда подальше. С помощью тех же цэфэошников бизнес решал свои стратегические задачи, закрывая конкурентов и проводя рейдерские захваты, — трудно найти в Москве какое-либо одиозное уголовное дело, завязанное на больших деньгах, к которому бы не приложили свои умелые руки шаболовские. И потому, наверное, нынешний президентский указ № 300 готовился в обстановке повышенной секретности и для многих руководителей стал полной неожиданностью. Например, в ГУ МВД по ЮФО до самого последнего дня царило приподнятое настроение, а генералы устроили себе турнир по стрельбе. Но если «лампасников» куда-нибудь да пристроят, то оперативники рангом поменьше сейчас забегали по кабинетам других подразделений. Однако «на земле» их не особо ждут: достали, и большинству придется искать работу на гражданке. Правда, есть проблемы и посерьезнее: что будет с сотнями уголовных дел, заведенных следственными отделами федеральных главков? И в чьи руки попадут агентурные досье и секретные базы данных? …Каждый год 15 ноября ветераны УБОПа собираются в парке им. Горького и вспоминают годы совместной службы. Однако итоги совсем нерадостные: в стране запредельная коррупция, высокая преступность, а уцелевшие в криминальных войнах воры в законе живут в шоколаде. Остается добавить, что 322 сотрудника УБОПа погибли при исполнении служебного долга. 35 человек получили звание «Герой России», из них 27 — посмертно. Об этом тоже нужно помнить.

Сергей КАНЕВ


«Новая газета» понедельник. №50 12. 05. 2014

16

«Ï

олиция кончается там, где начинается Беня», — говорили мосье Тартаковскому «резонные люди» в рассказе Исаака Бабеля «Как это делалось в Одессе», имея в виду бессилие правоохранительных органов империи перед бандой жестоких, но харизматичных налетчиков Бенциона Крика. В нынешние времена украинского кризиса, перетекающего в мировой кризис и обратно в украинский, полиция (милиция) кончается там, где начинается большая политика. Точнее, уголовщина с политическими последствиями. Настолько далеко идущими, что главы ведущих мировых держав начинают переговариваться друг с другом по телефону чуть ли не несколько раз в день. А президенту России идут звонки «по инициативе немецкой (американской, британской и т.д. — нужное подчеркнуть) стороны». На события в Одессе и на юго-востоке Украины можно посмотреть с неожиданной — в обстоятельствах «патриотической», «сепаратистской» и какой угодно еще истерии — точки зрения: уголовно-правовой. Когда очищаешь событийную сторону от политической или псевдополитической мотивации, на поверхности проступают волшебные цифры статей Уголовного кодекса. Убийство остается убийством вне зависимости от убеждений, мировоззрения и, как теперь модно говорить в пропагандистском информационном пространстве, полиция (милиция) ценностей. Даже если эти ценности «патриотические» или материкончается там, альные (одно вытекает из другого, но не об где начинается этом сейчас речь). Те, кто шел друг на друга большая политика в Одессе, наверняка считали себя патриотами. Уголовщина началась во имя патриотизма. Но действие уголовного закона никто на этом основании не отменял. Да, мотивы важны. В том числе политические, ценностные, мировоззренческие. Но в том-то вся и штука, что решать вопрос — учитывать мотивы или нет — должен суд. И, надо признать, в той же одесской трагедии больше ясности с уголовно-правовой квалификацией действий преступников, пусть и считающих себя «патриотами» или «бунтарями», чем с оценками любых событий украинского кризиса с точки зрения международного права или конституционности процедур (точнее, все-таки антиконституционности, если речь идет о самопальных референдумах).

,

Петр САРУХАНОВ — «Новая»

ïèñüìî èç ðåäàêöèè

Как это не делалось в Одессе

ìíåíèÿ

В эпоху турбулентности и революций расшатываются правовые основы. Оценить с сугубо правовой точки зрения действия разнообразных сил, вовлеченных в конфликт, провести четкую грань между преступлением и народным сопротивлением (в кавычках и без), доказать вмешательство или невмешательство внешних сил, отделить провокацию от трагической случайности иногда совсем не просто. Но вот здесь-то и начинается полиция (милиция). И — суд. Некоторые кодексы и некоторые институты, вроде уголовных судов, продолжают действовать и функционировать (по крайней мере в той же Одессе ситуация в этом смысле несколько иная, нежели в «народных республиках»). И от беспристрастности судов, от адекватного применения права, от реализации принципа неотвратимости наказания зависят в результате и переговоры держав, и мировой порядок, и обоснованность оценочных и пропагандистских суждений. Но пока «так НЕ делалось в Одессе» — кроме политизированных суждений о трагедии в Доме профсоюзов, ничего не слышно. У новых украинских властей остается шанс доказать свою состоятельность, правильно применив такой документ, как КРИМІНАЛЬНИЙ КОДЕКС УКРАЇНИ.

Андрей КОЛЕСНИКОВ

,

ïðèêëàäíàÿ àíòðîïîëîãèÿ

Апология либерализма Либералы — это те, которые выступают против унижения людей, вне зависимости от того, кто они

Ë

иберализм представляет собой простую идею, согласно которой человек принадлежит сам себе. То есть не государству, корпорации, церкви, ремесленному цеху, семье или призывному пункту. Ругают либерализм чаще всего не по делу, а просто из-за отождествления с конкретными неприятными либералами. Если подумать, в современном обществе все люди ведут себя как либералы, по крайней мере когда речь идет об их собственной жизни. Никто не хочет, чтобы ему диктовали, кем работать, какие продукты покупать в супермаркете и какую жизнь, какой распорядок дня вести. Никто не хочет быть в шкуре солдата, заключенного или ребенка под родительским надзором. Правда, многие при этом не способны провести простую аналогию и убеждены, что они сами определенно могут диктовать другим. Либералы выступают против смертной казни, но за право на аборты и эвтаназию. Никакого противоречия нет, это последовательное применение тезиса: только я сам могу распоряжаться собой и своим телом. Государство не имеет никакого права лишать жизни преступника, поскольку эта жизнь не является государственной собственностью. Женщина может сделать аборт, потому что ее тело принадлежит только ей, а не обществу. Человек может требовать для себя эвтаназии, потому что он полноправ* Автор — философ, публицист

ный хозяин своей жизни, что подразумевает возможность от нее отказаться. Помните, как во время перестройки много говорилось о кризисе социалистической экономики, которой хозяина не хватает? Проблема нашего общества того же рода, только не нужно по традиции надеяться здесь на товарища Сталина и новое крепостное право. Чего мы с собой наделали — в таком обществе, среди таких людей и живем: ведь каждый сам себе хозяин. Основатель христианства учил тому же, хотя у либерализма непростые отношения с религией. Либерализм — вообще исторический продукт религиозных войн в Европе Нового времени. Когда на одной улице живут непримиримые католики и убежденные протестанты, у них есть два сценария: начать резню — или попытаться договориться на каких-то новых, не божественных основаниях. Так возникает идея общечеловеческих ценностей. Либерализм важнее для выживания общества, в то время как конкретные религиозные или политические убеждения являются вашим частным делом. Философ Ричард Рорти противопоставлял либеральных ироников и метафизиков. Первые понимают, что

,

ставить на колени никого не надо, ни «майдаунов», ни «колорадов»

,

Кирилл МАРТЫНОВ*

их убеждения сформировались случайно под влиянием географических, исторических и классовых факторов, относятся к этим убеждениям с иронией, а заодно готовы допускать возможность существования любых других наборов убеждений. Пусть эти другие взгляды на жизнь не вызывают у нас симпатии, но мы по крайней мере можем испытывать к ним любопытство и определенно не будем требовать, чтобы их запретили. Метафизики, напротив, считают, что истина не просто существует, но и дана им в некотором готовом, пригодном для употребления виде, а кроме того, может служить непосредственным основанием для социальной политики. Лица, непричастные к истине и имеющие неправильные с точки зрения метафизики убеждения, могут обоснованно подвергаться любым формам угнетения: от запрета на профессиональную деятельность до сжигания на кострах. Ради истины, которой вы где-то нахватались, никого не жалко. Аналогии с нынешними событиями («Вы фашисты, и мы вас…») напрашиваются самые прозрачные, и формулировать трюизмы на этот счет я не буду. Лучше подметить, что либерализм в такой интерпретации вовсе не связан с вульгарными западными ценностями, понятыми как пугало. Можно быть, вероятно, либерально настроенным православным или мусульманином, совмещая потребность в личной вере и жизнь по заповедям, с небольшой самоиронией и пониманием того, что другие люди могут думать и жить иначе. Важно, что тот же Рорти, обсудив ироников и метафизиков, не ставит точку, а говорит, что для либералов еще характерно некоторое, почти аномальное, чувство солидарности по отношению к другим людям. Ирония и любопытство ведут нас к эмпатии: мы понимаем, что другие, в сущности, такие же забавные оболтусы, как мы сами. И вот тогда у либерализма появляется позитивная программа. Либералы — это те, которые выступают против унижения людей, вне зависимости от того, кто они и какие у них убеждения. Коротко: ставить на колени никого не надо, ни «майдаунов», ни «колорадов».


& êîììåíòàðèè

«Новая газета» понедельник. №50 12. 05. 2014

17

âèä ñáîêó

â ôîêóñå

Что делать с матом в литературе роде бы читающую, смотрящую и слушающую общественность должно удручать, что поправки в Федеральный закон «О государственном языке Российской Федерации», подготовленные Государственной думой, приняты при действующем президенте. А это означает, что не удастся забыть, что ругаться нецензурно в произведениях искусства не должно — ни аудиовизуально, ни печатно. Ну как, например, мы забыли или забудем о практически всех новеллах президента предыдущего — алкогольно-водительских, энергосберегающих, зимне-временных, наконец. Конечно же, я против площадной нецензурщины, фигуранты коей с опухшими от пьянства лицами и напрочь отсутствующим IQ просто не знают иных слов нашего прекрасного русского языка. Мне вообще кажется, что подобный феномен — маргинальный случай советского новояза. Многие помнят формулировки партийноправительственных документов: «Имея в виду обеспечить». А вот при выборе места для строительства Музея изящных искусств имени императора Александра III Иван Владимирович Цветаев — отец поэтессы отнесся к заказчику — великому князю Сергею Александровичу следующим высоким образом: «Вашему императорскому высочеству благоугодно было поручить мне…» Естественно, при советской власти музею было присвоено иное имя — «нашего всего». Рафинированное изящество тоже оказалось неуместным и было заменено нейтральными изобразительными искусствами. Но вот что касается искусства, то усилия законодателей оградить наши уши (или же души?) от площадной брани явно вышли за грани разумного. Мне кажется, что лучше всего определил суть этих усилий в своей предсмертной публикации в февральском «Знамени» Марк Фрейдкин, назвав происходящее фарисейством. Да, мне не любезен Иван Барков, потому как, на мой вкус, нецензурщина ради нецензурщины — на любителя. Но возможна и иная ситуация, когда те самые слова и обороты, против которых столь яростно выступают законодатели, искусно монтируются в ткань высокой литературы, поэзии, аудиовизуального творчества, когда они занимают по праву принадлежащее им место, способствуя рождению высокого искусства. И стёбовско-хулиганский Юз Алешковский эпохи страшного в своем сюрреализме «Николая Николаевича», где мат — чуть ли не в каждой фразе, уступает место трагичному Юзу Алешковскому эпохи «Руки» — альтернативной и страшной советской истории, где более чем на полутысяче страниц текста имеется всего пять-шесть нецензурных слов. Но, читая, понимаешь, что без них не обойтись. И вот представим себе, что в соответствии с поправками к закону Юз Алешковский, Владимир Сорокин будут запечатаны в упаковку с надписью: «Содержит нецензурную брань». Та же участь ожидает новые диски Александра Галича, Марка Фрейдкина. Ревнители псевдочистоты русского языка будут радостно потирать руки: явно не наши люди, так и надо им! Однако на месте *Автор — доктор экономических наук

законодателей я бы не забывал при этом, что подобная участь ожидает и любимых ими классиков, ну прежде всего уже упоминавшегося «нашего всего» — Александра Сергеевича Пушкина. Та же участь постигнет Антона Павловича Чехова, точнее, издания с его волшебной перепиской. Николай Алексеевич Некрасов тоже, говорят, грешил подобными стихами. И более поздние — Сергей Есенин и Владимир Маяковский — попадут под действие закона. Визуально представляете? «А.П. Чехов. Содержит нецензурную брань». «А.С. Пушкин. Содержит нецензурную брань». Правда, сильно? И что делать с этой бедой? Нет, выход, конечно же, есть. Просто не издавать полные собрания сочинений, что автоматически исключает подобные ситуации. Короче, вернуться к советским временам, когда все причисленные к классикам и в жизни выдавались за образцы добропорядочных людей. О недостойном поведении некоторых из них в быту, по отношению к женщинам, винопитии и прочих грехах — просто не упоминалось. При таком цензурированном подходе мы не узнаем, почему бранились

,

«А.П. Чехов. Содержит нецензурную брань». «А.С. Пушкин. Содержит нецензурную брань». Правда, сильно?

,

Â

Сергей СМИРНОВ*

Антипьевна с Марфушкою, «от всенощной вечор идя домой»; что сказала балерина Истомина генералу Орлову относительно его «ратных дел»; кому был предан «грошевой солдат» Аракчеев; кого разлюбил капитан Борозда. И кому планировал подавать в баре «ананасную воду» Владимир Маяковский. Все это останется для будущих поколений большим секретом. Если доводить ситуацию до абсурда, то можно пойти дальше. Скажем, как это происходит сейчас с продажей оружия самообороны: желающий приобрести его должен иметь дома сейф, в котором оружие будет храниться. А почему, собственно, не продавать любителям матерщины печатную и аудиовизуальную продукцию с надписью: «Содержит нецензурную брань» по справке, что приобретен несгораемый сейф для предотвращения доступа к ней. Впрочем, нет худа без добра. Может быть, депутаты Государственной думы оказались более мудрыми, чем мне казалось до сих пор? Ведь по факту они сделали доброе дело, особенно для подрастающего поколения. Согласимся: в пубертатном возрасте всяческого рода закрытости — упаковки, да еще с надписями: «Содержит нецензурную брань», привлекут внимание тех подростков, которые еще читают. А там, глядишь, и Пушкин в целом понравится. И Чехов. И Есенин. И дореволюционный Маяковский.

«Считаю себя обязанным нарушить закон»

Â

ступил в силу так называемый Закон об уголовной ответственности за реабилитацию нацизма. По моему глубокому убеждению, это закон не против нацизма, а за него, так как он запрещает какую-либо критику, по сути, гитлеровских, фашистских практик наших карательных органов в годы войны. Именно это зашифровано в ключевой фразе о наказуемости «распространения заведомо ложных сведений о деятельности СССР в годы Второй мировой войны». Отныне заявления о преступлениях НКВД, о роли Сталина в развязывании Второй мировой войны и тому подобном становятся не обсуждением прошлого, а борьбой за свободу слова в настоящем. У нас нет нормальных путей противодействия подобным законам — ни политического представительства, ни независимых судов, а на самые серьезные аргументы против такого рода законодательных нововведений власть не реагирует. Единственный вариант, который я вижу для себя, не призывая к этому других, — публичное нарушение новых нормативных актов с целью вынудить власти к правоприменению, которое, убежден, закончится политическим и моральным фиаско авторов этих законов и, в частности, Закона об уголовной ответственности за реабилитацию нацизма. Я считаю себя обязанным публично нарушить закон не только потому, что, как гражданин России, не хочу мириться с мракобесием и лицемерием, одним из символов которого является для меня новая статья УК. У меня есть и определенная личная ответственность — когда год назад я в своем блоге сравнил СМЕРШ с СС (сравнил, с моей точки зрения, совершенно обоснованно), разразился дикий скандал, и депутаты Государственной думы, пообещав судить меня лично (обещание не выполнили), решили реанимировать уже давно пылившийся без движения законопроект. Невольно я подтолкнул законотворческую активность госпожи Яровой и прочих достойных людей. Итак, «публично и с помощью средств массовой информации» нарушаю этот закон, заявляя ровно то, что заявлял раньше и что отныне заявлять запрещается: Карательные органы Сталина, в частности, НКВД и СМЕРШ, в годы Второй мировой войны (сознательно говорю только о том периоде, на который распространяется действие нового закона) совершали преступления, аналогичные тем, за которые решением Нюрнбергского трибунала были признаны преступными СС, гестапо и гитлеровская партия. В частности, они осуществляли акты геноцида народов СССР, использовали пытки, без суда и следствия в массовом масштабе убивали и репрессировали невиновных. Исполнители по факту моего этих преступлений не только не наказывались, заявления но, наоборот, награждались. Следовательно, компетентные эти действия не могут считаться эксцессами органы обязаны войны, а ответственность за них должна быть возбудить уголовное возложена не только на самих палачей, но и на их дело командиров, вплоть до Верховного главнокомандующего, а также на существовавшее в те годы в нашей стране государство в целом. Считаю, что по совокупности ими совершенного к вышеназванным структурам следует относиться как к преступным организациям. Моя позиция, как, полагаю, ясно любому нормальному человеку, не означает ни отрицания варварской бесчеловечности и преступности гитлеровского режима, ни неуважения к тем нашим соотечественникам, которые воевали с немецко-фашистскими агрессорами, ни отрицания Победы. И, разумеется, я не считаю преступниками всех, служивших в те годы в НКВД и СМЕРШ: там были разные люди, многие из которых честно и самоотверженно защищали Родину. По факту моего нарушающего закон заявления, сделанного публично и с помощью средств массовой информации, компетентные органы обязаны возбудить уголовное дело. С нетерпением жду открытого судебного разбирательства.

,

,

Наше нецензурное всё

Леонид ГОЗМАН*

(Редакция может не разделять мнение автора) * Автор — политик


18

«Новая газета на урале» понедельник. №50 12. 05. 2014

/

урал чернобыльская трагедия

Моя дочь говорит:

«Чернобыль забрал О последствиях страшной трагедии на АЭС из первых уст 28 лет назад случилась трагедия, о которой до сих пор вспоминает весь мир. Ее отголоски слышны и сегодня. 26 апреля 1986 года произошел взрыв в четвертом энергоблоке Чернобыльской АЭС.

Н

аталья Манзурова, эксперт радиационной безопасности, одна из ликвидаторов последствий аварии на ЧАЭС, поделилась с «Новой на Урале» своими воспоминаниями и рассказала о том, что делать, если ядерная катастрофа повторится. К сожалению, большинства коллег Натальи Манзуровой, с которыми она вместе работала на ЧАЭС после аварии, уже нет в живых, поэтому можем смело сказать, что она уникальный человек.

Наталья Манзурова

О тайне, покрытой мраком

О добровольно— принудительной ссылке — Наталья Борисовна, как Вы оказались в Чернобыле после аварии? — Я родилась в закрытом городе Озерске Челябинской области, где в 1957 году на химическом комбинате «Маяк» произошел ядерный взрыв, который рассекретили только после Чернобыля. Его знают как Кыштымский, по названию ближайшего города Кыштым. До аварии на ЧАЭС я десять лет работала научным сотрудником на опытной—научной станции (ОНИС) химкомбината «Маяк», которая была организована для изучения воздействия радиации на объекты окружающей среды на территории первого ядерного следа. Эта организация была уникальная, и ее исследования были засекречены. Такого полигона для исследований не было ни в одной стране. Ученые ОНИС были первыми корифеями в таких областях как радиофизика, радиохимия, дозиметрия, радиационная генетика. И не удивительно, что уже 4 мая 1986 года все мы с необходимым оборудованием поехали в Чернобыль. Никто не знал масштаба аварии. Это должны были узнать мы. Поэтому весь год прошел в длительных командировках в Чернобыльскую Зону. — А Вы добровольно поехали туда? — Правильней сказать: добровольно—принудительно. Ну и это был наш профессиональный долг. Ведь когда случается, например, пожар или наводнение, сотрудники МЧС не раздумывают и едут туда. Когда в 1987 году стало понятно, что последствия катастрофы в Чернобыле очень серьезные и их ликвидация затянется надолго, нас просто перевели туда на постоянную работу. — А как же Ваша семья? — У меня маленькая дочка с мамой остались дома… — А до 1987 года с момента взрыва не было понятно, насколько серьезно случившееся? — Нет. В день взрыва было срочное донесение, разумеется, которое рассекречено было намного позже, подписан-

Наталья Манзурова, 1986 год

ное рукой первого заместителя министра энергетики и электрификации СССР господина Макухина, в котором говорилось, что принятие специальных мер, в том числе эвакуация населения из города, не требуется. И это понятно, ведь оценить масштабы аварии было крайне непросто. Никто толком тогда еще не знал, что такое радиация. Вот возьмите одеяло, встряхните его на солнце, и вы увидите летящую светящуюся пыль. Так вот радиация — это та же пыль, только увидеть которую не вооруженным глазом невозможно. — Как Вы тогда поняли, что Чернобыльская катастрофа войдет в историю и что вещества, разлетевшиеся после взрыва, очень опасны? — После первого месяца работы я получила 1500 рублей, учитывая то, что научные сотрудники всегда получали 120 рублей в месяц. Мы с нашими лаборантами ездили по 30—километровой Зоне вокруг ЧАЭС, брали пробы воды, почвы, всех растений, вылавливали рыб, ставили в стойло животных, ловили разбежавшихся по территории домашних питомцев. Пробы обрабатывались, измерялись на наличие радиоактивного цезия, стронция, плутония. Один наш ученый—аналитик высчитывал дозы. Я эти данные наносила на карты. По ним был виден масштаб аварии и нанесенный вред окружающей территории. Радиация распространилась далеко за пределы огороженной 30—тикилометровой санитарной Зоны. Помню: приехали к нам из определенных органов и забрали все карты, документы. Все это сразу засекретили на много лет. Нам нельзя было ни о чем рассказывать. Мы все подписали специальные документы о неразглашении.

— Зачем, по Вашему мнению, нужна была такая секретность? — Никто не хотел разглашать, насколько масштабна авария: были сильно задеты страны Европы, нанесен вред населению и окружающей среде… — И поэтому западные страны первыми начали копаться в Чернобыльской истории… — Их спутники сразу сняли картинку аварии. Там как раз эта тема обсуждалась открыто. Но мои коллеги и я имели прописку в закрытом городе Озерске, который был секретным. И наши прошлые научные работы имели гриф «секретно». Мы не имели право не только встречаться и разговаривать с учеными, корреспондентами из других стран, которые через четыре года стали приезжать в Чернобыль, а даже находиться недалеко от них, в одном коридоре, например. — Когда в нашей стране стали открыто говорить о Чернобыльской катастрофе? — Совсем недавно. В 1991 году начали делать первые шаги: на карту России нанесли город Озерск и другие, так называемые ЗАТО (закрытые территориальные образования — прим. автора): города Новоуральск, Лесной. Стали рассекречивать некоторые подробности Чернобыльской катастрофы, а потом и Кыштымской аварии. Но все равно оставалось в этих историях множество тайн. Сейчас все документы по Чернобыльской аварии можно найти в Интернете.

О сломанных судьбах

— Наталья Борисовна, в чем конкретно заключалась ликвидация последствий аварии на ЧАЭС? — Я сначала год работала ведущим специалистом в отделе дезактивации и рекультивации природных объектов, потом еще три с половиной года на спец. предприятии в цехе захоронения радиоактивных отходов и мониторинга окружающей среды. В первый год после аварии было организовано много стихийных захоронений радиоактивных отходов. Многие оказались на глубине протекания подземных

вод. И подземная вода стала выносить радиацию в реку Припять, а потом и в Днепр. Проводили их перезахоронение. Все, что было в домах в городах Припять и Чернобыль, так же хоронилось в специальные могильники. Та же участь ждала и деревни, которые начали гореть и с ветром переносить радионуклиды на чистые территории. Предварительно на два раза мы прошли все квартиры в городах Припять и Чернобыль, откуда были эвакуированы люди, описали все имущество, вплоть до люстр. Необходимо было оценить нанесенный материальный ущерб и определиться с суммами его возмещения пострадавшим. С нами ходил человек, который собирал золотые украшения, деньги, документы, резал ковры, шубы, бил хрусталь, чтобы все это не досталось мародерам. Все было заражено. Потом по квартирам шли дозиметристы. Они ставили свои отметки на бытовую технику (телевизоры, холодильники), которая не сильно была «грязной». Ее потом отдавали нам в общежитие для использования. За дозиметристами приходили солдаты, которые выбрасывали все содержимое квартир в самосвалы, стоящие под окнами домов. Это все тоже подлежало захоронению. Со мной работали люди, которые до эвакуации жили в этих квартирах. Они согласны были делать любую работу, чтобы каждый день ездить мимо своих домов. Мужчины и женщины плакали навзрыд, не стесняясь, когда видели, что стало с их вещами, нажитыми за столько лет… — Не все местные жители были эвакуированы из 30-километровой Зоны? — Практически все. Людей эвакуировали стихийно. Моя лаборантка, с которой мы до сих пор поддерживаем связь, рассказывала мне, как она шла по улице из сада в каких-то грязных штанишках, в чунях, с лопатой под мышкой, и навстречу ей шла колонна автобусов с эвакуированными людьми. Ее посадили в один из автобусов и увезли в неизвестном для ее семьи направлении. А ее ребенок остался в детском саду, который был эвакуирован в другое место. Многие потеряли на долгие годы друг друга. В Киеве был организован штаб для командировочных, рядом была каменная стена, на которой были расклеены объяв-


«Новая газета на урале» понедельник. №50 12. 05. 2014

19

у меня мать» ления: «Мама такая-то, меня эвакуировали туда-то», «Кто знает, куда эвакуировали семью Кузнецовых из…?» или «Напишите, куда эвакуировали больных из такой-то больницы?» и т.п. Люди остались без денег. Они не могли позвонить, уехать. Многие рассказывали позже, как им приходилось ночевать в предбанниках, в хлеву, на улице, ибо местные не пускали их в свои дома — боялись радиации. Кто-то все-таки успел в суете выехать с места катастрофы на собственных автомобилях, собрав предварительно некоторые вещи. Это было, конечно, роковой ошибкой, поскольку они вместе с машинами и этими вещами, растащили радиацию по всей стране. Позже объявили, что будут давать новые машины взамен «загрязненных», поэтому нам отдавали эти автомобили на захоронение еще года два. Некоторым удалось вывезти часть своего имущества, в том числе и детские мягкие игрушки, которые не поддаются дезактивации.. Страшно представить, что какой-то ребенок много лет спал с такой игрушкой. Может, она перешла по наследству кому-фто…

О российской несправедливости — Наталья Борисовна, наверное, ликвидаторы последствий ядерной катастрофы в Чернобыле получают неплохие компенсации, ведь работа с радиацией отняла у них здоровье? — В 1991 году вышел закон, который должен был урегулировать вопрос о материальном возмещении ликвидаторам по разным статьям. Еще когда я работала руководителем в Припяти, мне принесли проект будущего закона. Нужно было проработать его, внести свои замечания. Никто из моих коллег просто не верил, что мы доживем до момента, когда закон вступит в силу. Ясно было уже тогда, что закон принимался для того, чтобы какието вышестоящие люди потом получали все компенсации. Не секрет, что многие делали себе командировку в Зону, чтобы там сделать отметку о присутствии. Так они становились ликвидаторами. То же было и с военными: им присуждали высшие

звания за то, что они якобы «работали» в Зоне, а на самом деле все это время они отсиживались в чистых населенных пунктах. А простые ликвидаторы и солдаты, чтобы хоть что-то получить, должны были обращаться в суд. Кто-то успел получить положительное решение суда и теперь получает хорошие денежные компенсации. Но большинство не успело, потому что на тот момент они были уже тяжелобольными людьми, в том числе и я. А потом было распоряжение сверху не давать положительные решения в судах чернобыльцам. И все под одну гребенку стали получать отказ. В 42 года я стала инвалидом второй группы. Я тяжело болела. Меня не брали ни в обычную больницу, ни в специализированную. В первой не знали, что делать, а во второй считали, что я симулянтка и просто пытаюсь попасть под закон, получить льготы. Меня в больницу привозила скорая, а потом просто возвращала домой, где кроме дочери школьницы уже не было никого… Совершенно случайно я узнала, что в Петербурге есть для чернобыльцев отделение в Военно-морской академии. Я написала туда письмо, меня пригласили. Сама я не могла доехать, поэтому повезла меня двоюродная сестра. Там мне поставили диагноз — хроническая лучевая болезнь. Благодаря тем врачам, пожалуй, я еще жива. — То есть Вы проработали в Чернобыле четыре с половиной года, отдав ему все свое здоровье, и не получали от государства ни копейки?! — Получала самый минимум, что положено инвалидам моей категории. Надо было бегать по судам. В то время у меня на это не было ни сил, ни здоровья. — Как у Вас обстоят дела сегодня? — Для того чтобы заниматься своим оздоровлением, чтобы хотя бы просто оставаться на ногах, надо много денег. Не секрет, что все лекарства стоят больших денег. Но это никого не интересует! Ты отдал долг своей Родине и свободен! «Новая газета на Урале» изучила Закон РФ «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС». Из него следует, что ежемесячная компенсация (до последней индексации в 2014 году)

в возмещении вреда здоровью инвалидам I группы, имеющим причинно-следственную связь воздействия радиации на здоровье, составляет 14749,03 руб., II группы — 7374,52 руб., III группы — 2949,8 руб. Ежегодная компенсация на оздоровление — 235,14 руб. Единовременная компенсация семьям, потерявшим кормильца вследствие катастрофы, — 23512,95 руб.

О борьбе и преодолении

— Но Вы справились! И сейчас помогаете справиться другим? — Благодаря каким-то высшим силам и тем людям, которых мне посылала судьба. Как-то в Озерске мне позвонили люди и представились инвалидами Чернобыля. Мы решили объединиться и создали Озерскую городскую организацию инвалидов «Союз Чернобыль», чтобы вместе защищать свои интересы. Я много лет была ее председателем. Мы помогли многим инвалидам Чернобыля получить жилье, качественную медицинскую помощь, санаторное лечение, поддержку в судах. Это был период «оттепели». Но потом организацию закрыли через суд. Сейчас я продолжаю заниматься этими делами в общественной приемной по правам человека. А также как член фракции «Зеленая Россия» партии «Яблоко». Потом в стране пошла новая политика: стали говорить, что радиация не наносит особого вреда, что все это радиофобия. На международной конференции по изменению климата в Индонезии, на которую я была приглашена немецкими коллегами как эксперт по радиационным вопросам, на одной из секций выступал представитель МАГАТЭ (международное агентство по атомной энергетике – прим. автора). Он заявил, что последствия Чернобыльской аварии преувеличивают, что погибло всего 100 человек. То же сказал и Адамов (бывший министр атомной энергетики России — прим. автора) в канун прошлой годовщины Чернобыльской аварии, добавив, что все остальные жертвы — жертвы радиофобии. Мне хотелось сказать ему: «Скажите в глаза украинским, белорусским матерям, что их дети умерли не от рака щитовидной железы, а от радиофобии»… — Что такое радиофобия и как она проявлялась? — Боязнь радиации. Особенно это явление стало распространено после Чернобыля. Много тогда говорилось в СМИ о радиации, но понимания, что это такое, у большинства не было. Были такие группы людей, которые находились в постоянном стрессе из-за страха возможной тяжелой болезни или смерти их детей, изза этого сходили с ума. А среди молодежи были выявлены такие группы, которые, находясь в постоянном страхе ранней смерти, решали, что оставшиеся годы им надо прожить на полную катушку, и пускались во все тяжкие. Были случаи, когда боязнь радиации многие годы не давала людям возможности выходить на улицу с открытыми участками тела.

О просвещении людей

30-километровая зона

Новая жизнь

— Чем Вы занимаетесь сейчас? — Я составила брошюру с рекомендациями, как вести хозяйственную деятельность людям, которые вынуждены проживать на территории, загрязненной

радиацией, и питаться «загрязненными» продуктами, написала памятку, как вести себя в случае возникновения угрозы радиационного поражения. Они переведены на несколько языков. К сожалению, в нашей стране никто не считает нужным просвещать людей, даже тех, которые проживают вблизи атомных объектов… — А Вы думаете, что нам сегодня угрожает опасность? — Рядом с Екатеринбургом Белоярская АЭС. Так что судите сами. От аварий никто не застрахован. — Если будет объявлена тревога, как говорится в поговорке, надо надеть белую простыню и ползти на кладбище? — Это, конечно, юмор, но никто не задумывался, почему именно белую. После бомбардировки японских городов Хиросимы и Нагасаки было установлено, что при сильном лучевом поражении на теле может отпечататься узор, который был на вашей одежде. Например, платье было белое в горошек. Этот горошек в виде ожога будет на коже. А почему ползти, и именно на кладбище? Да потому, что люди не знают, как о себе позаботится в такой ситуации, от страха просто ноги могут подкоситься. — И что все-таки делать, если на БАЭС произойдет ядерный взрыв? Поделитесь своими рекомендациями с нашими читателями. — Сказать в двух словах о том, что делать, очень сложно. Прежде всего, нужно оставаться в том помещении, где вы находились, закрыв плотно все окна, двери, заблокировать вентиляционные системы. Обязательно используйте респираторы, ватно-марлевые повязки, противогазы для защиты органов дыхания. Не выходите ни в коем случае на улицу до особого уведомления! Включите радиоприемники, телевизор. Также нужно срочно провести йодную профилактику: самое безопасное — это нанести йодную сетку на область бедра или предплечья. Йодную сетку надо наносить, пока угроза не спадет. Замечу, что при аварии опасно пользоваться водой из водопровода. Подготовьтесь к эвакуации, возьмите с собой самое необходимое: документы, деньги, предметы личной гигиены, лекарства, смену белья и одежды, радиоприемник, сотовый телефон с зарядкой, фонарик с запасными батарейками, пластиковую посуду и нож. Ваша одежда должна быть из плотного материала. На ноги наденьте резиновые сапоги или обувь с высоким голенищем. Голова должна быть обязательно укрыта плотным головным убором или пленкой, чтобы были закрыты все волосы. Волосы лучше всего накапливают радиацию, она с них не смывается. На руки наденьте перчатки. Плотно закройте нос и рот влажной марлевой салфеткой или полотенцем. При перемещении к месту эвакуации идите только по дороге, не по траве и не по земле. Перед эвакуацией положите в карман своих детей их ФИО, дату рождения, ФИО родителей, адрес и контактные сведения. И главное, не паникуйте!

Мария СТВОЛОВА, «Новая газета на Урале» Фото из личного архива Натальи Манзуровой


20

«Новая газета на урале» понедельник. №50 12. 05. 2014

свидетельства

ИТАР-ТАСС

«Актировка»

По итогам посещения СИЗО-1 «Матросская Тишина» членами ОНК Москвы Анной КАРЕТНИКОВОЙ, Евой МЕРКАЧЕВОЙ и Еленой МАСЮК

История двух «коек» в тюремной больнице «Матросской Тишины»

«Н

аше учреждение отличается от других следственных изоляторов города Москвы и Московской области наличием в его штате многопрофильной больницы, выполняющей функцию оказания профессиональной помощи лицам, заключенным под стражу, на 716 коек», — написано на официальном сайте СИЗО-1 «Матросская Тишина». На одной из таких коек, не по своей воле, но в надежде на профессиональную помощь, оказался и 59-летний Юрий Черваков, которого перевели сюда из подмосковного СИЗО-7, где ему еще в ноябре прошлого года на стадии следствия поставили диагноз «плоскоклеточный рак с ороговением, метастаз в лимфоузел». И там же, в СИЗО-7, специальная врачебная комиссия на основании постановления Правительства РФ № 3 «О медицинском освидетельствовании подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений» от 2011 г. дала заключение, что указанное заболевание «препятствует нахождению под стражей», то есть, как принято говорить в подобных учреждениях, — обвиняемого «актировали». На основании этого заключения 9 декабря Юрия Червакова освобождают из-под стражи. А 20 февраля 2014 года суд приговаривает его к 3,5 года лишения свободы. Червакова берут под стражу в зале суда и опять помещают в СИЗО-7. 20 марта его переводят в больницу «Матросской Тишины» для медицинского освидетельствования. Напомню: осенью ему уже диагностировали рак и по этой причине «актировали». Но «актировали» как обвиняемого, а теперь Черваков стал осужденным. Поэтому надо вновь проходить комиссию, хотя можно подумать, что в изоляторе его излечили от рака. Через шесть дней Червакова осматривает тюремный врач-хирург, который находит на шее осужденного «опухолевидное образование размером 10х10х10 см». Онколога на консультацию приглашать не стали. По словам Червакова, врач ему так сказал: «Это никакой не рак. Надо резать, а то лопнет». Черваков письменного согласия на хирургическое вмешательство не давал, но, как написано в медицинском заключении, была «произведена пункция образования. Получено 10 мл сливообразного гноя. Диагноз: «Аденофлегмоны и нагноившиеся гематомы шеи». Как говорит Юрий Черваков, для обезболивания хирург использовал новокаин. Может, доза была неверно подобрана или

новокаин — не тот препарат, что следовало использовать при подобных хирургических манипуляциях, но осужденный уверяет, что испытывал сильную боль, когда ему «вырезали шишку». Тюремный хирург по итогам операции прописывает антибиотики и ежедневные перевязки. На следующий день после операции шея начала болеть еще сильнее, стало трудно есть, а опухоль увеличилась в размере. Хирург настоятельно предлагает Червакову еще одну операцию. Как говорит Черваков, врач ему сказал, что «фильтры отгнивают, поэтому надо резать еще». Черваков отказывается… Первичный очаг заболевания так и не найден. Хотя, по словам Червакова, начальник больницы Самсон Мадоян не

«

выйти наа волю. Сколько продлится этот этап, неизвестно, а у человека уже неоперабельная стадия заболевания. Юрию Червакову вот с этой неоперабельной стадией метастазов и сильными болями в больнице «Матросской Тишины» для обезболивания колют лишь баралгин. Баралгин не помогает. Других лекарств местные врачи не предлагают. Сокамерники говорят, что Юрий почти не

«Я умру в «столыпинском» вагоне, до колонии не дотяну», — почти шепотом говорит Эльвира

раз заявлял ему: «Я найду очаг, я найду очаг». Очаг в тюремной больнице до сих пор не нашли. Лишь через месяц Юрия Червакова направляют на консультацию к врачу-онкологу в ГБУЗ «ОКД № 1 ДЗМ», где ему ставят диагноз «метастазы в лимфоузлы шеи с обеих сторон невыявленного первичного очага, состояние после вскрытия опухоли. Метастазы неоперабельные. Плоскоклеточный рак. Нуждается в паллиативном химиолучевом лечении». И вот только после этого в больнице «Матросская Тишина» специальная врачебная комиссия дает заключение, что заболевание Червакова попадает уже под другое постановление Правительства РФ № 54 от 2004 г. «О медицинском освидетельствовании осужденных, представляемых к освобождению от отбывания наказания в связи с болезнью», и поэтому он может быть представлен к освобождению от отбывания наказания, то есть «актирован». Под заключением стоят четыре подписи, в том числе начальника больницы С.В. Мадояна и врача-хирурга Э.В. Калмыкова. «Актированный» Черваков очень боится, что вместо того, чтобы отпустить его на свободу, из «Матросской Тишины» его вернут обратно в СИЗО-7 подмосковного г. Егорьевска, и только оттуда он сможет

«

спит: ему больно лежать. На шее у осужденного Юрия Червакова огромная опухоль с окровавленной повязкой. В очередной перевязке ему отказывают. Перевязки по праздничным дням в больнице СИЗО «Матросская Тишина» не делают. Пообещали, что окровавленный бинт заменят после праздников «трудящихся»… Еще на одной из 716 коек больницы в «Матросской Тишине», где, согласно сайту СИЗО-1, «получают квалифицированное лечение заключенные, привозимые на лечение со всех следственных изоляторов города Москвы», сидит 37-летняя Эльвира Караева. У нее опухшие бордово-синие кисти рук. Говорит, что руки синеют, когда сильно болит сердце. Ей тяжело двигаться и дышать. До того как Эльвиру в феврале этого года взяли под стражу, в Научном центре сердечно-сосудистой хирургии им. Бакулева ей поставили диагноз «инфекционный эндокардит с поражением трикуспидального клапана». Там же должны были сделать операцию. Но не успели, по решению суда Караеву приговорили к двум годам лишения свободы и взяли под стражу в зале суда. Ее поместили в 6-й женский изолятор, а затем перевели в больницу «Матросской Тишины».

9 апреля осужденной Караевой здесь выдали заключение: «В соответствии с п. 28 перечня заболеваний постановления Правительства РФ № 54 от 06.02.2004 г. не может быть представлена к освобождению от отбывания наказания в связи с заболеванием», то есть осужденная Караева не попадает под «актировку». Под заключением четыре подписи: главврача С.В. Мадояна, замначальника по клинико-экспертной работе И.А. Бархотовой, врача-терапевта Л.В. Княжевской и врача-инфекциониста Е.Г. Молоковой. Пункт 28, на который ссылаются в заключении, требует, чтобы бактериальный эндокардит был затяжного течения. Как определить затяжное течение болезни? У Эльвиры этот диагноз уже два года. Это затяжной или нет? Насколько профессионально в тюремной больнице могли диагностировать стадию заболевания, если врач-кардиолог в экспертизе не участвовал и даже не осматривал больную? Главврач больницы Самсон Мадоян, по словам Караевой, обещал сам лично осмотреть ее еще три недели назад. Да так и не осмотрел. В изоляторе Эльвире прописали таблетки верошпирона. Вот и все лечение. И никакой операции в перспективе. Впереди — колония. Караева направила жалобу в ОНК Москвы и на имя уполномоченного по правам человека в Москве Александра Музыкантского, в которой пишет, что ее «обследование было сфальсифицировано», что за два месяца пребывания в больнице «Матросской Тишины» ей сделали один раз УЗИ и взяли один раз анализ крови… Вот и все обследование. «Я умру в «столыпинском» вагоне, до колонии не дотяну», — почти шепотом говорит Эльвира.

P.S. Юрий Черваков и Эльвира Караева дали согласие членам ОНК Москвы на обнародование историй их заболеваний и лечения в условиях СИЗО.


/

культурный слой фестиваль к

«Новая газета на урале» понедельник. №50 12. 05. 2014

21

Час икс По сути, Канны давно превратились в главную выставку достижений актуального мирового кинематографа, описывающего мир средствами киноискусства. А для художников из стран с сомнительным режимом Канны не раз выступали в роли заступника. Так было с шедевром «Летят журавли», который за «недостойное» поведение главной героини был бы раздавлен катком критики и воплем Хрущева. На протяжении многих лет Канны публично ратуют за освобождение талантливого иранского режиссера Джафара Панахи, одного из самых знаменитых политзаключенных. Кажется, наступают времена, когда и художественное высказывание Андрея Звягинцева, режиссера, известного своей бескомпромиссностью, не приемлющего цензурирования, — нуждается в защите. Во всяком случае, его «Левиафан» может попасть в опалу в связи с законом, подписанным Путиным, о запрете ненормативной лексики. Но режиссер не считает возможным отворачиваться от языка народа, запрещать этот язык. В «Левиафане» вновь бытовое, обыденное поднимается на уровень философского. Режиссер размышляет о мере свободы, формулируемой и регулируемой «каждым по-своему, изнутри собственного представления о том, кто для него есть Бог».

Канны и политика

Существует обманчивое мнение, что Каннский фестиваль — этакий салон для элитарного кино, оторванного от пульса современной жизни и политики. Это совершенно неверно. Канны охотно включают зеленый свет не только для контркультуры, но и для животрепещущей политики. Поэтому во время показа таких фильмов, как «Арарат» (повествование о геноциде армян) Атома Эгояна или «Вне закона» (об алжирской войне) Рашида Бушареба, пляжно-буржуазные Канны заполняли протестующие. Поэтому победителем конкурса становился провокационный документальный антибушевский кинопамфлет Майкла Мура «11.09 по Фаренгейту». Тьерри Фремо и не скрывает своего интереса к острым темам вершащейся на глазах истории. Он признается, что охотно показал бы и какой-нибудь антипутинский фильм. Были же картины против Никсона и Буша в США. «Свобода художника абсолютна, — считает Фремо. — Люди у власти должны понимать, что это всего лишь фильмы и опасности в них никакой нет». Руководствуясь этой простой идеей, Канны устраивают спецпоказ фильма Сергея Лозницы «Майдан» (его картина «В тумане» принесла режиссеру приз ФИПРЕССИ). Это история протестов в украинской столице, картины жизни еще мирного Майдана. Фильм никем не заказывался, по признанию режиссера, он просто взял камеру, пригласил звукорежиссера — и поехал снимать «государство в государстве».

Звездная карта От одного лишь перечисления имен конкурсантов может закружиться голова. Годар, братья Дарденн, Дэвид Кроненберг, Кен Лоуч, Майк Ли…

Левиафан, Майдан и Сен-Лоран 14 мая начинает работу 67-й Каннский кинофестиваль. Отборщики и директор фестиваля Тьерри Фремо в этом году разложили многообещающий конкурсный пасьянс. Среди звездных претендентов на «Золотую пальмовую ветвь» — Андрей ЗВЯГИНЦЕВ Яростный и неувядаемый борец за радикальное кино, классик «новой волны» Жан-Люк Годар представит картину «Слова, прощайте». Его «Социализм», показанный в программе «Особый взгляд» четыре года назад, спровоцировал острейшие дискуссии во всем мире. Новая работа посвящена, пожалуй, самой напряженной сегодня проблеме — взаимопониманию между людьми. Жан-Пьеру и Люку Дарденнам в Каннах везет. Золото доставалось «Розетте», «Дитя», Гран-при — «Мальчику с велосипедом». Их новую драму «Два дня, одна ночь» Тьерри Фремо назвал «бельгийским вестерном». Это история женщины, стремящейся сохранить работу. В наше время это непросто. Участие в фильме таких полифонических актеров, как Марион Котийяр и Оливье Гурме, обещает магическое действо. Дэвид Кроненберг в «Звездной карте» создает сатирический «семейный» портрет обитателей голливудского олимпа.

В этом ему помогает соавтор — драматург, продюсер и актер Брюс Уэгнер, автор сериала «Дикие пальмы». Звездную «пыль» играют Роберт Паттинсон, Джон Кьюсак, Джулианна Мур, Миа Васиковска. Каннский любимец и завсегдатай, классик социального кино Кен Лоуч («Ветер, что колышет вереск» — «Золотая пальмовая ветвь») снял ретродраму «Зал Джимми» о депортированном из Ирландии политическом активисте Джеймсе Грэлтоне по прозвищу Джимми. Его соотечественник, поэт общественных нравов, ловец воздуха времени Майк Ли («Золотая пальмовая ветвь» за «Тайны и ложь», приз за режиссуру «Обнаженные») представлен фильмом «Мистер Тёрнер». Предвестника импрессионизма, гения пейзажа сыграл блистательный британский актер Тимоти Сполл. Еще один байопик — «Сен-Лоран» Бертрана Бонелло (его «Порнограф» в Каннах получил приз ФИПРЕССИ). В роли молодого кутюрье, взбирающегося

ПРЯМАЯ РЕЧЬ Андрей ЗВЯГИНЦЕВ: — Тяжкий альянс Человека и Государства давно стал темой российской жизни. Теперь он стал и темой нашего фильма. Но хотя картина и создавалась на российском материале, делалось это просто потому, что ни с чем другим я не чувствую такого родства или генетической связи. Однако я глубоко убежден: в каком бы обществе мы с вами ни жили — в самом развитом или самом архаичном, — все мы обязательно будем поставлены перед этим выбором: поступать как раб — или как человек свободный. И если мы наивно полагаем, что хотя бы какой-то тип

государственного правления нас от этого выбора освободит, мы глубоко заблуждаемся. В жизни каждого человека наступает час икс, когда он вынужден встретиться лицом к лицу с системой, с «миром» и отстаивать свое чувство справедливости, свое чувство Бога на земле. И именно потому, что еще возможно ставить эти страшные вопросы перед зрителем, именно потому, что можно еще найти в наших пределах трагического героя, или «сына Божьего», всегда и во все времена персонажа трагического, — моя Родина и не потеряна для меня, как и для всех тех, кто делал этот фильм.

по лестнице сногсшибательной карьеры, — Гаспар Улье. Пикантный момент: сам Улье, недавно сыгравший молодого эстета и людоеда Ганнибала Лектера, сегодня является лицом дома Шанель. Известный канадский режиссер армянского происхождения Атом Эгоян, автор монументальной фрески «Арарат», привезет в Канны триллер «Пленница» — о поисках героя Райана Рейнольдса своей исчезнувшей много лет назад дочери. Оскароносца Мишеля Хазанавичуса на олимп славы вознес фильм «Артист». Его «Поиск» — кино совсем другого толка. Это ремейк одноименного фильма Фреда Циннемана. Хазанавичус переносит события из 40-х в наше время, из послевоенной Европы в Чечню. После чеченской войны ребенок и его мать не могут найти друг друга. Чечню снимали в Грузии. Роль служащей неправительственной организации, помогающей чеченскому ребенку вернуться в семью, играет звезда «Артиста» Беренис Бежо. Турецкий режиссер Нури Бильге Джейлан, снимающий медленный философский арт-хаус, также давно и прочно зарезервировал себе место в каннской номенклатуре (у него есть приз ФИПРЕССИ, награда за режиссуру, а картина «Однажды в Анатолии» получила Гран-при). Судя по всему, и у очередного опуса Джелайна с «многообещающим» названием «Зимняя спячка», длящегося более трех часов, — серьезные шансы на победу. Одна из самых импрессионистических современных кинохудожников — Наоми Кавасэ (в ее копилке есть каннская «Золотая камера» за дебют «Судзаку» и приз жюри за «Лес скорби»). Ее новую картину — «Недвижная водная гладь» также отличает рефлексивный стиль, умение растворить документализм в музыке кадра. Если к вышеперечисленным именам и картинам добавить новую ленту Оливье Ассаяса «Зильс-Мария» (Жюльетт Бинош играет знаменитую актрису), вторую режиссерскую работу прирожденного актера Томми Ли Джонса (он экранизировал известный роман-вестерн Глендона Свортаута «Местный»), да не забыть «киновундеркинда», каннского любимчика Ксавье Долана (его новый фильм «Мамочка» посвящен взаимоотношениям матери-одиночки и ее сына-подростка, страдающего неврологическим заболеванием), — пейзаж выходит впечатляющим. Как же нелегко будет жюри под руководством новозеландского режиссера Джейн Кэмпион из этого крупнокалиберного разнообразия выбирать лучшее. Впрочем, выбор судейства останется лишь субъективным предпочтением этого судейства. А Канны впишут в историю мирового кино новую страницу: насколько яркую и запоминающуюся — покажет ближайшее время.

Лариса МАЛЮКОВА, обозреватель «Новой»


22

«Новая газета на урале» понедельник. №50 12. 05. 2014

/

урал память

«Невольное»

Осужденные ИК-46 города Невьянск под руководством офицеров ко Дню Победы изготовили диораму великого танкового сражения под Прохоровкой

Н

ебо окутано черными, как смоль, густыми тучами. На нем сотни самолетов чертят огненные молнии. В воздух то и дело вздымается горячий прах танков. Земля безжалостно изрыта взрывами снарядов. Проливается пулеметная стрельба. Яркие вспышки слепят отважных русский солдат-богатырей. Кипит пропитанная кровью земля. Мощные русские танки успешно укрощают немецких «тигров». Именно так выглядит диорама одного из крупнейших в истории Великой Отечественной войны танковых сражений — битвы под Прохоровкой. Над ним усердно трудились пятеро заключенных исправительной колонии №46, расположенной в городе Невьянск Свердловской области, и еще десятки помощников, работой которых руководил заместитель начальника ИК подполковник внутренней службы Дилшод Раибов. После трех месяцев кропотливой ежедневной работы диорама сражения завершена. По завершении празднования 9 Мая она будет передана в дар Невьянскому краеведческому музею.

Моделирование в неволе На часах начало одиннадцатого. На территории колони пусто и тихо. Меня сопровождает майор внутренней службы Дмитрий Мельников. Не отходит ни на шаг. Он с неподдельной гордостью в голосе говорит: «У нас очень красиво летом, когда везде расцветают цветы». Да, пейзаж колонии мрачноват. Думаю: с цветами все-таки лучше. Неприятно пахнет влажностью. Но вдруг, когда мы повернули направо, в воздухе появился тонкий и невероятно привлекательный запах свежеиспеченного хлеба. Майор объясняет: «Заключенные сами хлеб пекут». Преодолев череду КПП, где мы оставляем все средства связи и далее по списку, выслушав неоднократное «Здрав-ствуй-те!» от встречающихся на пути осужденных, мы попадаем в весьма скромный, светлый кабинет подполковника Дилшода Холмуродовича. — Кому пришла в голову идея создания диорамы? — задаю я вполне ожидаемый вопрос. Румянцу сквозь смуглую кожу подполковника все-таки удается пробиться. Майор Д.Мельников помогает: «У нас Дилшод Холмуродович увлекается сбором моделей военной техники времен Великой Отечественной войны». Подполковник собирал модели, дарил их сотрудникам. Так осужденные и прознали об этом увлечении начальника. Первым совместным творением

стала диорама, посвященная войне в Афганистане. Диорама небольшая, но крайне реалистичная. Одну из моделей подполковник подарил начальнику колонии подполковнику внутренней службы Чикину Илье Викторовичу. Подарок не оставил его равнодушным. А потому начальник согласился с предложением зама изготовить диораму совместно с осужденными в рамках воспитательной работы. Начальник обещал личную поддержку. В кабинет входит грозный мужчина весь в черном, с глубокой морщиной на лбу (много мыслей и дум, видимо, теснится в его голове), глазами цвета жженого горького кофе, руками такими, мужицкими. Традиционное, но уже ускоренное «Здравствуйте!». Это Александр Попов. В колонии уже три года. За это время успел жениться. Растет сын. На воле окажется в 2021 году. Он как-то по-свойски присаживается к нам за стол. Говорит с начальником уважительно, но в то же время «по-приятельски» уже. Дилшод Холмуродович просит его принести списки тех, кто работал над макетом. — У нас свое кабельное телевидение, где есть программа новостей о жизни колонии, — продолжает подполковник. Смотрим один из выпусков. На экране в роли телеведущего тот самый Александр. Надо сказать, в кадре он смотрится хорошо, говорит уверенно. — Вот списки, — говорит вновь вошедшая звезда тюремного ТВ.

Деревня Прохоровка прямо перед глазами Мы идем по лабиринту улиц колонии. Здесь будто маленький город. Эдакая «матрешка» — город в городе (штаб, магазинчик, пекарня, мастерские, свое ТВ). Молодой инспектор открывает нам дверь. Мастерская. Или что-то очень ее

напоминающее. Темно. Но уже отчетливо видится нечто большое и рельефное. Свет. Это оказалась то самая диорама, о которой прознала уже вся область. Признаюсь честно: поражена. Столько мелких деталей: солдаты (произнести уменьшительную форму язык не поворачивается), танки, дома, церквушка, подбитые самолеты — реалистичность на высоте. Складывается ощущение, что смотришь сквозь телескоп времени на ту самую деревушку под Белгородом в роковом 1943 году. Слышится рев танков, нет звука отдельных выстрелов — один сплошной грохот, шум, визг. Река, разделившая фашистов от советских солдат, мягко шелестит своими волнами. В окнах полуразрушенных домов еще мерцают бледные огни, фонари на столбах разливают тускло желтый свет. За спиной звучит уже непривычно тихое «Здрав-ствуй-те!». Это вошли все пятеро осужденных, которые изготовили диораму. У них остались финальные штрихи. Для данной диорамы был изготовлен красивый постамент, украшенным плетеной лозой и фотографиями фронтовых лет. — Берем аккуратно, ставим на подставку! — грозно произносит самый высокий из вошедших. Знакомьтесь, Худяков Евгений. По образованию учитель музыки. Хорошо поет. «Пока не женат», — вежливо дополняет Евгений. Его улыбка кажется доброй, но глаза постоянно смотрят либо на диораму, либо опущены в пол. 11 лет назад он убил семью: мать, отца и ребенка… «по заказу». Большую часть свободного времени проводит в стенах церкви, много читает, активно принимает участие в различных мероприятиях колонии. Очень осторожно, крайне бережливо осужденные переносят диораму, чтобы не повредить. Подполковник Д.Раибов и майор Д.Мельников активно помогают.

Видно, что для каждого из них это вещь очень ценна. — Фонари будем включать? — интересуется Михаил Коровин, он в неволе уже четыре года, освободится через два. Сейчас Михаил получает полное среднее образование. В следующем году его ждет ЕГЭ. Но он уже женат. Есть сын. Тем временем в Прохоровке зажглись огни. Деревня будто живая. — А листья на деревьях мы делали из сушеной петрушки и базилика, — послышалось где-то справа. Это сказал Александр. Помните, звезда тюремного ТВ? Осужденные сдвигают на считанные миллиметры детали: бойцов, танки. Пытаются сделать все еще лучше, нанося последние штрихи. Они советуются с Дилшодом Холмуродовичем: «Куда флагшток будем ставить?» Очень скромно, не сказать, что безучастно стоит слева от меня Макаров Константин. Осужден на 7 лет и 6 месяцев, здесь уже три года. «У него двое с половиной детей», — шутят осужденные. Жена Константина беременна. Еще один участник процесса — Владимир Вахрушев, он в колонии 6 лет, еще 5 впереди. Владимир — бывший аспирант металлургического факультета бывшего УПИ. Имеет два высших образования. Последние приготовления макета перед его отправкой в музей завершены. Кажется, только сейчас мы закроем дверь, как на макете все оживет, раздастся пулеметная очередь, танки двинутся с места, в небе взвоют самолеты, а солдаты закричат: «Урааа! В атаку!». Совершенно внезапный вопрос задает Владимир Вахрушев: «Как там мэр? Как Ройзман?» — Нормально. Работает, — не нашла ничего лучше ответить я. — Фондом управляет? Не давят на него? — уже почти хором интересуются все, кто как это ни странно осуждены по 228.


«Новая газета на урале» понедельник. №50 12. 05. 2014

23

творчество «

Столько мелких деталей: солдаты (произнести уменьшительную форму язык не поворачивается), танки, дома, церквушка, подбитые самолеты — реалистичность на высоте. Складывается ощущение, что смотришь сквозь телескоп времени на ту самую деревушку под Белгородом в роковом 1943 году.

«

— Молодец он, правильные вещи делает,— подхватывает Михаил Коровин. — Ну, его политика не однозначна, согласись?— парирует обладатель двух высших образований. Завязывается настоящий политический спор. А тут, оказывается, все в теме! Дилшод Холмуродович напоминает всем о репетиции праздничного концерта.

К репетиции готовься! До праздника оставалось совсем немного времени. Осужденные в сопровождении подполковника и майора отправляются в столовую, которая вскоре превратится в «актовый зал». Через некоторое время состоится репетиция. Там нас уже ожидали остальные участники концерта.

— В праздничном концерте примут участие осужденные, не скрывающие своих талантов. В первых рядах будут сидеть сотрудники колонии, во втором — отличившиеся примерным поведением заключенные. На празднике будут присутствовать не все. Есть такие осужденные, для которых такие слова как «победа», «патриотизм», «Родина» ничего не значат, — рассказывает Дилшод Холмуродович. Сажусь в конце зала, чтобы не смущать выступающих. Репетиция началась. Голос Юрия Левитана: «Началась война!». Звучат строки из известнейшей песни «Вставай, страна огромная». Взгляды осужденных были прикованы к экрану. Никто не проронил ни звука. На сцену поднимается высокий, худощавый, с глубокими морщинами осужденный первого отряда Нагаев Юрий. Он исполняет песню «Снегири». Его голос то и дело срывается, соскальзывая с нот. Его впавшие темные глаза молниеносно устремились вверх (может, случайно, а, может, Юрий не хотел показать слез), голос неизбежно дрогнул, когда он спел «И судьба нашей юности спета…». Помнится, сотрудники колонии уверяли, что Евгений Худяков, тот, что учитель музыки, прекрасно поет. Эта мысль еще не успела обосноваться в моей голове, как уже знакомый вам Александр Попов, ведущий концерта, объявляет песню «Темная ночь» в исполнении осужденного Худякова Евгения.

Евгений смотрит куда-то вдаль, трогательно сжав в руках микрофон. Он будто смотрит в эту темную ночь, где ждет его любимая. Проигрыш. Этот взрослый, «большой» мужчина, совершивший тройное убийство, опускает глаза в пол, закрывает их. Видно, что чувства переполняют… Совпадение или нет, но следующая песня, которую исполняет Евгений, — «Мгновение». Там есть такие строки: «Не думай, о секундах свысока. Нас губит время, сам поймешь, наверное. Свистят они как пули у виска, мгновения, мгновения, мгновения…». Евгений Худяков провел в колонии строго режима уже 9 лет, впереди еще долгих 14 лет. Слова Юрия Левитана о «безоговорочной победе» и песня И.Кобзона «День победы» завершают концерт.

А напоследок… Мы вновь выходим на улицы колонии. Солнце так и не выбралось из-за свинцовых туч. Воздух все так же омерзительно влажен. Только все не исчезающий запах теплого хлеба дарит ощущение радости. Этот запах и мой интерес, который офицеры-таки заметили, приводят нас в пекарню. Пекарь из числа осужденных разрезает только что испеченный хлеб. Раздается звонкий треск. Кажется, что мякоть хлеба дышит. От нее исходит легкий пар. А стрелки часов неумолимо твердят, что день уже близится к завершению. «Далеко не ГУЛАГ, правда?» — говорит на прощание один из сотрудников колонии. Скрип ворот.

Анастасия МЕЛЬНИКОВА, «Новая на Урале»


«

Ложь не непременная составляющая жанра пропаганды, но катализатор безотказный

днями. Разница не вымышляемая: типа тогда был порядок, сейчас бардак, — а реальная: тогда из Свердловска летали в Москву за маслом-яйцами для всего цеха, сейчас собачьего корма дюжина сортов. Общего, разумеется, больше — но не в практике, а в атмосфере, в курсе, предпочтениях и приемах, выбираемых начальством. Когда нынешний МИД возмущается «провокациями боевиков в Славянске», я вспоминаю идеологического секретаря ЦК КПСС Суслова, увещевавшего дочку Сталина не ехать в Индию: «Светлана, там же провокации». Однако это сходство заслоняет,

енный как полноценный учайно кирпич, случайно заложенный в кизячную стену. над Суд Синявским и ыл Даниэлем был нвсего лишь канцелярской за-я корючкой для всех сторон: обвиняемых, судей, защит-ников и всехх 230 милли--

Анатолий НАЙМАН

Старорежимная оптика О разнице между ленинско-сталинскобрежневской эпохой и нашими днями

если не переиначивает, разницу. Ложь не непременная составляющая жанра пропаганды, но катализатор безотказный. Разница между советской пропагандой и нынешней состоит в том, что советскую не заботило правдоподобие. «Сегодня вечером состоится концерт врага народа Шостаковича», — объявляли газеты. «Враг народа» был заклинательной мантрой, никому в голову не приходило вообразить композитора, стреляющего из винтовки в бойцов Красной армии на Халхин-Голе. Употребление таких слов не противоречило и правилу номер один советской действительности: ложь должна быть тотальной, ни в коем случае нельзя проговориться самомалейшей правдой, даже заведомо безвредной, даже бесспорно полезной. Это может повлечь за собой распад всего возводимого здания,

онов граждан. Попались — и значило: приговорили. Иллюзий о том, что человеку, вызванному в Следственный комитет, удастся не стать заключенным, ни у кого нет и сейчас. Но суд над Навальным угнетает видимостью юриспруденции. При всей беззаконности процесса 1965 года судили Синявского и Даниэля за то, что они сделали: за антисоветские книги, переправленные за железный занавес. Навальный разоблачал воров в высоких эшелонах власти, а судили его за какойто лес, и неубедительно. Получалось, как в «Королевской рати» Роберта Пенна Уоррена, где ушлый политик говорит помощнику про своего противника: мол, поищи, что там за ним водится, а тот отвечает, что нет ничего, а политик ему на это: «Человек зачат во грехе и рожден в мерзости, путь его — от пеленки зловонной

NovayaGazeta.Ru РЕДАКЦИЯ Дмитрий МУРАТОВ (главный редактор) Редакционная коллегия: Ольга БОБРОВА (обозреватель), Сергей КОЖЕУРОВ (первый зам главного редактора), Андрей КОЛЕСНИКОВ (шеф-редактор), Андрей ЛИПСКИЙ (зам главного редактора, редактор отдела политики), Нугзар МИКЕЛАДЗЕ (зам главного редактора, редактор службы информации), Алексей ПОЛУХИН (редактор отдела экономики), Георгий РОЗИНСКИЙ (зам главного редактора), Юрий РОСТ (обозреватель), Петр САРУХАНОВ (главный художник), Юрий САФРОНОВ, Сергей СОКОЛОВ (зам главного редактора, расследования — «отдел Юрия Щекочихина»), Ольга ТИМОФЕЕВА (редактор отдела культуры), Олег ХЛЕБНИКОВ (зам главного редактора), Виталий ЯРОШЕВСКИЙ (зам главного редактора, омбудсмен редакции)

Обозреватели и специальные корреспонденты: Роман АНИН, Юрий БАТУРИН, Борис БРОНШТЕЙН, Борис ВИШНЕВСКИЙ, Ирина ГОРДИЕНКО, Эльвира ГОРЮХИНА, Елена ДЬЯКОВА, Зоя ЕРОШОК, Вячеслав ИЗМАЙЛОВ, Сергей КАНЕВ, Павел КАНЫГИН, Елена КОСТЮЧЕНКО, Юлия ЛАТЫНИНА, Елена МАСЮК, Владимир МОЗГОВОЙ, Ирек МУРТАЗИН, Галина МУРСАЛИЕВА, Леонид НИКИТИНСКИЙ, Ирина ПЕТРОВСКАЯ, Алексей ПОЛИКОВСКИЙ, Юлия ПОЛУХИНА, Елена РАЧЕВА, Людмила РЫБИНА, Слава ТАРОЩИНА, Марина ТОКАРЕВА, Павел ФЕЛЬГЕНГАУЭР, Диана ХАЧАТРЯН, Вера ЧЕЛИЩЕВА, Наталья ЧЕРНОВА Ведущие рубрик: Евгений БУНИМОВИЧ, Дмитрий БЫКОВ, Александр ГЕНИС, Павел ГУТИОНТОВ, Александр ЛЕБЕДЕВ, Юрий РЕВИЧ, Кирилл РОГОВ, Дина РУБИНА, Владимир РЫЖКОВ, Ким СМИРНОВ, Артемий ТРОИЦКИЙ, Сергей ЮРСКИЙ Руководители направлений: Руслан ДУБОВ (спорт), Лариса МАЛЮКОВА (кино), Елена МИЛАШИНА (спецпроекты — «отдел Игоря Домникова»), Надежда ПРУСЕНКОВА (пресс-служба) Собственные корреспонденты: Надежда АНДРЕЕВА (Саратов), Георгий БОРОДЯНСКИЙ (Омск), Иван ЖИЛИН (Киров), Сергей ЗОЛОВКИН (Гамбург), Сергей КУРТ-АДЖИЕВ, Наталья ФОМИНА (Самара), Виктория МАКАРЕНКО (Ростов-на-Дону),

«Новая газета» зарегистрирована в Федеральной службе по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия. Свидетельство ПИ № ФС 77424833 от 04 июля 2006 г. Учредитель: ЗАО «Издательский дом «Новая газета». Редакция и издатель: АНО «Редакционно-издательский дом «Новая газета». Адрес: Потаповский пер., д. 3, Москва, 101000.

до смердящего савана: всегда что-то есть». Если исходить из этого, тогда лучше всетаки обходиться без «ваша честь» и «встать, суд идет». А просто назначить по статье «антисоветчина» 7 и 5, а потом добавлять к концу срока. Ни у Горбачева, ни у Ельцина политических доктрин не было, были только реакции на возникавшие коллизии. Бесконечно так продолжаться не могло. Путин выбрал базой, политической и идейной, а тем самым доктриной своего курса — КГБ, единственно действенную на то время конструкцию (не говоря уже о 75 годах предыдущих) и единственно ему досконально известную. Хорошо дисциплинированную, скрепленную не только необходимой по работе, а и необязательной намеренно нагнетаемой секретностью. Однако и по замыслу, и по практическому исполнению не созидательную, а разрушительную. Тогда как гражданам можно потакать, а можно по чуть-чуть подталкивать в сторону продуктивных перемен. Не упирая в продолжение ста лет на злоумышление Запада, а объясняя, почему тамошним людишкам нет-нет да и удается славно пожить.

www.novayagazeta.ru

Редакторы номера: Н. Прусенкова, С. Соколов Наш адрес в интернете:

« ИТАР-ТАСС

В

18 лет я был второкурсником советского технического вуза, мои политические взгляды были, на круг, среднестуденческими, не индивидуальными. Я находился в оппозиции сложившемуся миропорядку, точнее, миру старших. Этим сказано все: не то чтобы антисоветчик, а то, что называлось «несоветский элемент». Власть была, как я прочитал тогда же у Мандельштама (переписанного от руки в тетрадке), отвратительна, как руки брадобрея, — выразительный, убедительный образ, но образ — не реальность. Это переносило мысль в область литературы и совершенно удовлетворяло мое политическое чувство. Когда через год произошла революция в Будапеште, начальство первым делом закрыло нашу институтскую стенгазету «Культура» и приняло решительные меры против писавших в ней. Я был один из, на военную кафедру послали характеристику «морально неблагонадежен, идеологически чужд» и прочее, что лишало меня звания лейтенанта запаса и автоматически отправляло в очередной армейский набор. При этом мой политический облик передавало довольно верно. С тех пор прошло 60 лет. Мои гражданские представления о мире давно сложились, тогдашние поверхностные, мутные гипотезы о пружинах внутренней и международной «обстановки» сфокусировались в самоочевидность. Но принцип оценки происходящего не изменился: я смотрю на жизнь глазами частного человека. Я сам ходил, а потом своих детей водил в кукольный театр смотреть не кукловодов, а Пьеро и Мальвину. В поговорке «паны дерутся, у холопов чубы трещат» я располагаюсь во второй ее части, среди холопов, драка панов не вызывает во мне ни малейшего интереса. Возможно, заложено это было в той самой юности: политика тогда принадлежала одному Политбюро и больше никого не касалась. Сейчас определенно и открыто высказано большинством населения, что советская власть была не просто самым успешным режимом в истории России, но и самым желанным. После того как в 70-х начали ходить по рукам привозимые под полой из-за границы экземпляры солженицынского «Архипелага ГУЛАГ», я был уверен, что, когда это будет прочитано массой народа, советский период пропадет в небытии наподобие какогонибудь Содома. Ничуть. Условное сияние Днепрогэса необоримо перекрыло черноту коллективизации, победа над Троцким и «оппозицией» — уничтожение Вавилова и генетики. Общее направление умов свелось к «хотя и перегибам, но кого надо, того и сажали», и даже возражение «а если бы вашего брата, отца так? или вас самого?» отметалось строгим «меня не за что, а и замели бы, одним больше-меньше — не играет» (подразумевалось — роли). Это все всем известно, навязло в зубах, за повтор прошу простить, но без него не выйдет правильно понять, в чем разница между ленинско-сталинско-брежневской эпохой и нашими

Взгляд частного человека еловека

Александр МИНЕЕВ (Брюссель), Ольга МУСАФИРОВА (Киев), Нина ПЕТЛЯНОВА (Санкт-Петербург), Алексей ТАРАСОВ (Красноярск), Евгений ТИТОВ (Краснодар), Ирина ХАЛИП (Минск) Группа выпуска: Станислав АРТЕМОВ (помощник шеф-редактора), Юрий КОЗЫРЕВ (директор фотослужбы), Анна АРТЕМЬЕВА, Евгений ФЕЛЬДМАН (фотокорреспонденты), Анна ЖАВОРОНКОВА, Алексей КОМАРОВ, Татьяна ПЛОТНИКОВА (бильдредакторы), Оксана МИСИРОВА, Надежда ХРАПОВА, Вероника ЦОЦКО (технические редакторы, дизайн, макет) WEB-редакция: Константин ПОЛЕСКОВ (редактор), Зинаида БУРСКАЯ, Мария ЕПИФАНОВА, Сергей ЛИПСКИЙ, Наталья ПОЛОВИНКО, Ольга ПРОСВИРОВА, Евгений ШИРЯЕВ

дирекция Сергей КОЖЕУРОВ (генеральный директор) Светлана БОЧКАЛОВА (распространение), Владимир ВАНЯЙКИН (управление делами), Наталья ЗЫКОВА (персонал), Вера ИЛЬЕНКО (реклама), Ярослав КОЖЕУРОВ (юридическая служба), Валерий ШИРЯЕВ (заместитель директора), Сталина УСПЕНСКАЯ (директор по уюту)

© АНО «РИД «Новая газета», 2014 г.

Любое использование материалов, в том числе путем перепечатки, допускается только по согласованию с редакцией. Ответственность за содержание рекламных материалов несет рекламодатель. Рукописи и письма, направленные в Редакцию, не рецензируются и не возвращаются. Направление письма в Редакцию является согласием на обработку (в том числе публикацию в газете) персональных данных автора письма, содержащихся в этом письме, если в письме не указано иное

Общий тираж — 245 700 экз. Тираж сертифицирован Novayagazeta.Ru — 15 290 710 просмотров за апрель 2014 г.

Выходные данные «Новой газеты на Урале»: Учредителем является ЗАО «Новая газета». Газета зарегистрирована в Федеральной службе по надзору в сфере массовых коммуникаций, связи и охраны культурного наследия. Свидетельство о регистрации: ПИ №ФС77-29225 от 31 августа 2007 года. Главный редактор: ДРОБИНА И.В. По вопросам рекламы обращайтесь по тел: 8-922-203-27-18. Предложения и вопросы присылайте на адрес: ng-redaktor@mail.ru. Адрес редакции: 620075, г. Екатеринбург, ул. Кузнечная, 92, оф. 501. Тел: (343) 290-92-20, тел/факс: (343) 365-73-21. Для корреспонденции: 620086, г. Екатеринбург, а/я 39. Цена свободная. Материалы, отмеченные знаком ® , печатаются на правах рекламы.

Срок подписания в печать по графику: 17.00. 11.05.2014 г. Срок подписания в печать фактически: 17.00. 11.05.2014 г. Отпечатано в типографии Тираж регионального выпуска: ЗАО «Прайм Принт Екатеринбург», 3 200 экз. № заказа 2091 г. Екатеринбург, пр. Космонавтов, 18н.

"Новая газета на Урале" № 50  

"Новая газета на Урале" № 50 от 12 мая 2014 г.

Advertisement