Issuu on Google+

№ 93 ИЮЛЬ, 2011 ТАМУЗ, 5771 Еврейский антифашистский комитет

Репрессированная культура Стр.

6-7

Наша культура

Презентация книги Хейли Стр.

8-9

Этика

РОБЕРТУ ТИВЬЯЕВУ В ЮБИЛЕЙ Трудом своим познавши суть, Скопивши жизненный багаж, Прошли пешком огромный путь И сели в нужный экипаж.

Журналисты не должны скрывать источники инСтр. 12-13 формации Выдающиеся деятели искусства

Поздравляем с юбилеем!

За Вас мы гордостью полны, Успехам Вашим каждый рад: Из нашей скромной джугури Вы в Кнессете, Вы – депутат. Вы в руки дали нам мечи, Надежду выдали для всех. Прислушайтесь – народ кричит: Желает сил Вам и успех! Ноберт ЕВДАЕВ

Читайте свежие выпуски и архив нашей газеты - «Новый рубеж»

Наши звезды Стр.

16

на WEB SITE WWW.NEWFRONT.US


2

№93

Июль, 2011

Новый Рубеж, www.newfront.us

Кавказкий танец, как огонь в груди Под небом голубым нет выше красоты Летят джигиты, радуя наш взор А им в ответ доносит эхо ритмы гор!

“ЛЕЗГИНКА” В НЬЮ-ЙОРКЕ! Студия кавказких танцев “LEZGINKA NYC” под управлением народного Артиста Дагестана Анатолия Вартанян приглашает детей и взрослых всех возрастов Если Лезгинка Звучит В Вашей Душе, Звоните 347"556"4205 929 Kings Highway, 2nd Floor, Brooklyn, NY


Новый Рубеж, www.newfront.us Борис ТЕНЦЕР, ведущий на телеканале RTNWMNB (вечерние новости по субботам и воскресеньям, разговорное шоу «Контакт по понедельникам») www.boristenzer.com 

  Не всегда можно однозначно определить значение того или иного события.

Сражение, после которого надо искать победителя Над США больше не нависает тень дефолта: Сенат принял закон о повышении потолка госдолга, а президент США подписал его. Экономия, предписанная новым законом, лишь немного превысит 1% ожидаемого ВВП и не дотянет до минимальной суммы (4 трлн долларов), которая нужна для стабилизации долгосрочных долгов США. На что в следующем году Америка будет выделять средства, решать теперь предстоит не президенту и парламенту, как это предусмотрено конституцией, а специально созданной комиссии. Если «суперкомитет», которому поручено найти способ сократить расходы на 1,2–1,5 трлн долларов, не придет к консенсусу, будут введены автоматические сокращения, половина из которых придется на долю военного ведомства и других агентств безопасности. Угроза снижения кредитного рейтинга США сохранится еще несколько месяцев, а, может, и лет. Мечты Обамы, по-видимому, начали рассеиваться. Остаток своего президентского срока он проведет в заботах о пустой казне. «Победа обернулась поражением», – утверждают некоторые комментаторы. Противники увеличения налогов настояли на своем, и теперь у Обамы не так уж много надежд на прибавку поступлений, хотя он и поклялся на втором этапе переговоров в Конгрессе добиться повышения налогов для богачей. Америка не могла бесконечно жить в долг, этому рано или поздно должен был прийти конец. Однако принять программу по экономии бюджета на 2500 млрд долларов во время кризиса – отчаянная мера. И теперь отсутствие средств у Вашингтона отразится на американских предприятиях и их работниках, а это сулит уменьшение количества новых рабочих мест и сокращение шансов Обамы на переизбрание. Но есть и другие мнения, которые утверждают, что это был гениальный стратегический ход, обеспечивший Обаме наилучший трамплин для переизбрания в 2012 году. Судя по соцопросам, большинство избирателей назвали выходки конгрессменов «смехотворными» и «отвратительными». Да, имидж Обамы тоже пострадал, но он, в отличие от партийных боссов, проявил готовность к компромиссу. Но и республиканцы вправе сказать, что они довольны: налоги повышены не будут, и они добились обсуждения по сокращению затрат в таком «священном» для демократов вопросе, как медицинское страхование. Несомненно, в ходе баталий о повышении лимита госдолга речь шла не столько об экономической стороне вопроса, сколько о политической, точнее предвыборной. Даже при Обаме лимит уже повышался, без привлечения внимания общественности. За год до президентских

Июль, 2011

ВЕСТИ выборов для республиканцев речь идет прежде всего о том, чтобы «разрушить нимб вокруг Обамы». Действительно, за два с половиной года в Белом доме Обаме не удалось оставить хоть сколько-нибудь значимых следов в политике. И еще одно мнение: на данный момент проигрывают Соединенные Штаты, пережившие падение престижа страны, надежность как великой державы и состоятельность как экономического образца. «Премьер-министр Российской Федерации Владимир Путин назвал Соединенные Штаты “паразитом” из-за их огромной долговой нагрузки, вспомнив термин, использовавшийся советскими лидерами для очернения людей, которые не служили коммунистическому государству», – пишет The Wall Street Journal. Кому же должна Америка? Да, Китай держит самую большую сумму,  но она не является преобладающей. Посмотрев  на  структуру  американского  долга,  можно увидеть,  что  большая  его  часть  размещена внутри страны. Сумма  американских  долговых  обязательств Китаю составляет 1,16 триллионов  долларов, что является лишь 8,0% от общего долга США. Иностранцы  и  иностранные  правительства  владеют американскими долговыми обязательствами на сумму 4514 трлн долларов. Но  большей  частью  государственного  долга  Соединённых  Штатов  (14  342  909  569  328,74)  владеют сами американцы.  «Хороший результат, но ужасный процесс», – заметил министр финансов США Тим Гейтнер после «битвы за госдолг». А лидер республиканцев в Сенате Митч Макконнелл сказал, что то была американская демократия на практике: «Воля народа добивалась своего в рамках политической системы».

Жаркое израильское лето после «арабской весны» Две недели назад на бульваре Ротшильда в Тель-Авиве появились палатки молодых людей, протестующих против чрезмерного роста стоимости жилья в Израиле. Постепенно они заняли целый километр широкого бульвара. 30 июля вечером протестующие решительно выбрались из своих палаток и нaправились к Опере и Музею современного искусства. По пути к ним присоединились мотоциклисты, протестующие против роста цен на горючее, родители, требующие денег на воспитание и образование своих детей, бастующие медики, жители арабских городов Галилеи. В результате на улицах Тель-Авива появилась 100-тысячная толпа манифестантов. Аналогичные марши прошли в Иерусалиме, Хайфе, Беэр-Шеве, Назарете и еще дюжине городов. Арабское население расставило палатки в своих городах, к ним присоединились бедуины. Участники маршей – представители нового поколения израильтян, отслужившие в армии, получившие образование и имеющие работу, но не имеющие возможности жить хорошо в современной стране. В принципе, это средний класс,

№93

3

«Гитлеру следовало освободить Иерусалим от исламской оккупации» Андерс Брейвик – христианский на-

77 человек, одержимый сохранением «нордических/германских» народов, неожиданно заявил, что является пылким… сионистом. Его манифест осуждает антисемитизм. Он считает, что Гитлеру следовало освободить Иерусалим от исламской оккупации и передать его евреям. Брейвик призывает: «Давайте сражаться вместе с Израилем, с нашими сионистскими братьями против всех антисионистов, против всех культурных марксистов/мультикультуралистов». Удивительное проявление чувств для скандинавского фашиста. Корни европейских ультраправых давно уходят в нацизм, и в течение десятилетий антисемитизм являлся их отличительной чертой. Однако поддержка Брейвиком Израиля далеко не уникальна. В то время как Жан-Мари Ле Пен, основатель ультраправого «Национального фронта» Франции, является отрицателем Холокоста, его дочь и преемница Марин Ле Пен делает все для того, чтобы очистить репутацию партии как партии ненавистников евреев, заявив израильской газете Haaretz, что партия «всегда была сионистской». Журнал «Ньюсуик» опубликовал статью об этом явлении под заголовком «Европейские ультраправедные политики нашли любовь – и общую цель – в Израиле». Три политика – бельгийский политик, известный своими контактами с ветеранами СС, австриец со связями с неонацистами и швед, корни политической партии которого уходят глубоко в шведский фашизм – посетили музей Холокоста «Яд Вашем». Они встретились с членами Кнессета и подписали бумагу, называемую Иерусалимской декларацией, в которой было сказано, что «мы находимся в авангарде борьбы за западное, демократическое сообщество» против «тоталитарной угрозы» исламского фундаментализма. Очевидно, что в основе этого причудливого союза между Израилем и европейскими белыми националистами находится исламофобия. Мусульмане заняли место, которое когда-то занимали евреи в воображении европейских реакционеров; мусульмане считаются исполнителями апокалипсического заговора, угрожающего самому выживанию Европы. Предчувствие грядущего халифата вытеснило старый миф о строящих козни сионских мудрецах. Некоторые ивритские веб-сайты проводят опросы, заслуживают ли норвежцы какого-либо сочувствия израильтян, учитывая пропалестинскую политику этой страны. А газета Jerusalem Post считает, что, «хотя нет абсолютно никакого оправдания такого чудовищного акта, совершённого в Норвегии, но недовольство провалом мультикультурализма не должно быть предст��влено как мнение, которого придерживаются только самые экстремистские элементы среди правых». Но, как и большая часть новых ультраправых друзей Израиля, Брейвик испытывает лишь презрение к той части еврейского народа, которая склонна иметь либеральные взгляды. Обращаясь к своим европейским сотоварищам-националистам, он призывает: «Пожалуйста, усвойте разницу между разрушающим страны евреем-мультикультуралистом и консервативным евреем... Никогда не нацеливайтесь на еврея потому, что он еврей. Мы ожидаем поддержки от всех культурно консервативных евреев в наших будущих усилиях по консолидации». А вы что думаете по этому поводу?

ционалистический террорист, убивший

www.boristenzer.com

который правые порой презрительно называют «гедонистами из Тель-Авива», т. е. людьми без ценностей и нравственности, в противовес так называемым националистическим и религиозным ценностям правых, которые предпочитают вкладывать средства в строительство домов в поселениях. Некоторые комментаторы назвали события в Тель-Авиве «детонатором самого серьезного протестного движения в израильской истории». Важно, что за этим движением стоят не только левые – поддержку демонстрантам выразили мэры и муниципальные советники из числа правых. Протесты привлекли представителей всего политического спектра и проходили вне рамок установившихся политических партий Израиля и их лидеров. Демонстрации объединили «ястребов» и сторонников политики мира, левых и правых, которые традиционно расходятся во мнениях относительно арабо-израильского конфликта. Опросы показали широкую общественную поддержку протестующих и резкое сокращение рейтинга одобрения Нетаниягу после начала демонстраций с девизами «Народ хочет социальной справедливости!» и с требованиями отставки премьер-министра. Столкнувшись с первой серьезной внутренней угрозой с момента своего прихода к власти, израильский премьер-министр призвал «изменить наши приоритеты» и объявил, что он назначил группу министров и экспертов, чтобы сформулировать план «облегчения экономического бремени для граждан Израиля». Биньямин Нетаниягу намерен пригласить представителей разных групп и разных секторов, чтобы они поделились своими недовольствами и предложениями, прежде чем план будет принят правительством. Возможное признание палестинского государства в ООН в сентябре может на время отвлечь внимание от социального кризиса, но политический кризис очень глубок. Кстати, об усилиях палестинцев, направленных на признание независимости ПА в ООН. Эти усилия оказывают определенное давление на Израиль и заставляют его искать пути к возвращению за стол переговоров при посредничестве США. Представитель израильского правительства заявил в Иерусалиме о том, что его страна готова к переговорам на основании границ 1967 года с последующим обменом территориями. Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаниягу изначально решительно отвергал предложенный президентом Обамой вариант решения ближневосточного конфликта, основанный на консенсусе о границах 1967 года. В Иерусалиме считают, что палестинцы откажутся от своего намерения добиваться признания независимости палестинского государства, если возобновление мирных переговоров пройдет успешно.


4

№93

Июль, 2011

Лондон: социальная сеть может служить не только тем, кто хочет разрушать, но и тем, кто хочет созидать мае я был в Лондоне. Из театров и баров мы возвращались далеко за полночь. И всегда я ловил себя на мысли о том, что так спокойно, как в Лондоне, я не чувствовал себя нигде. И вдруг… Я позвонил вчера, после последних ночей вандализма в Англии, своим друзьям. На мой вопрос: «Что у вас происходит?» – они сказали, что сами в шоке. И пока что никто в стране не может толком объяснить, откуда эти погромщики взялись. Многие жители Англии не могут прийти в себя после нескольких дней массовых беспорядков, поджогов и мародерства. На этой неделе в Лондоне можно было наблю-

В

дать самые невероятные сцены – от горящих кварталов и уличных столкновений с полицией до людей, без колебаний вламывающихся в магазин через разбитую витрину и выходящих оттуда с плазменным телевизором под мышкой. Многие из мародеров даже не потрудились закрыть свои лица. Хулиганы, часто малолетние, грабят магазины, поджигают здания, нападают на полицейских. Беспорядки охватили не только Лондон, но и другие крупные города Великобритании. Толпы молодых людей грабили магазины и поджигали машины в Бирмингеме, Бристоле и Ноттингеме. Беспорядки на-

Новый Рубеж, www.newfront.us

чались в субботу в Тоттенхэме, на севере Лондона, когда около 300 человек собрались у местного полицейского участка, чтобы выяснить, как идет расследование гибели 29-летнего Марка Даггана. Молодой человек погиб в перестрелке с полицией, хотя кто выстрелил первым, пока не ясно. Вышедшие на улицу люди обвинили полицию в убийстве. Сначала кричали, потом подожгли пару полицейских машин. А заодно автобус и соседние магазины. Эти события напоминают то, что происходило несколько лет назад в парижских пригородах и задолго до того в британских городах. Да, сходство в том, что молодежь окраин – в основном дети мигрантов – полностью разочаровались в жизни. Общество их не приемлет, а безработица и отчаяние толкают на насилие, которое создает иллю-

зию причастности к чему-то значительному, запоминающемуся. И это подымает их в своих же глазах. Знаменательно, что они никого не обвиняют. Не выдвигают требований. Не ставят ультиматумов. Но что вселяет оптимизм: в пострадавших от действий мародеров районах Лондона сейчас вовсю идут масштабные операции по уборке территории. И порядок наводят, убирают не только специальные городские службы, но и сотни простых людей, приехавших в пострадавшие районы с щетками и лопатами. И что знаменательно, они откликнулись на призывы тех же самых социальных сетей Twitter и Facebook, которые до этого использовали погромщики. Так что социальная сеть может служить не только тем, кто хочет разрушать, но и тем, кто хочет созидать. А таких всегда больше!

Azerbaijan, Israel have become ‘strategic allies’ Political analyst Arye Gut comments for News.Az on Azerbaijani-Israeli relations on the eve of Palestinian leader Mahmoud Abbas’ visit to Baku. As a professional specialist in the field of international relaArye Gut tions, this is not the first time I have analysed the various aspects of Azerbaijani-Israeli cooperation and their media coverage. But I don’t remember such a spate of publications that we’ve seen in recent weeks in the Israeli, Russian and Armenian media, which, frankly, are designed to undermine Israeli-Azerbaijani relations. I hope they do not work, although there can be no doubt about the partisanship of these gentlemen. As part of my public work, I often meet representatives of the Israeli elite. And, typically, political, military and public figures in Israel, as a rule, speak positively about our country and the prospects for bilateral cooperation. And it isn’t just a gesture towards political correctness. Despite the ongoing global economic crisis, last year was very successful for Azerbaijani-Israeli relations. A number of large-scale transactions of an economic and military-technical nature were concluded and a major contract signed with Israeli construction company Shikun & Binui. Total trade between our countries has reached four billion dollars - a figure that makes our countries strategic allies. On the other hand, these figures do not please everyone: secret and open enemies to strengthen the Israeli-Azerbaijani cooperation, alas, is missing. As a representative of the Israel-Azerbai-

jan International Association (AZIZ), representing the Israeli community of descendants from Azerbaijan and the Azerbaijani diaspora of Israel, I have repeatedly answered questions about the lack of an Azerbaijani embassy in Israel. And every time I repeat that Baku’s foreign policy is built on the basis of specific objectives and challenges  to meet, in the first place, the national interests of Azerbaijan itself. It’s easiest to accuse Baku of indecision and a lack of goodwill and much more difficult, without resorting to street populism, to analyse the situation and argue pragmatically. In fact, the Republic of Azerbaijan, which signed an agreement with Israel on establishing full diplomatic relations almost 20 years ago, has not opened an embassy here, despite numerous requests from Jerusalem and calls from Washington following the lobbying of American Jewish organizations. First and foremost, because of a reluctance to exacerbate the rather complex and contradictory relationship with Iran - well, if they open an embassy in Israel, these relations may be completely stopped. In addition, by making such a move, Azerbaijan would risk losing the support of some Muslim countries on life-changing issues. In particular, we are talking about the decades of armed confrontation with Armenia caused by the occupation of 20 percent of Azerbaijani territory. On the other hand, the lack of an Azerbaijani embassy in Israel has almost no effect on economic cooperation and trade between our countries, nor on constructive political dialogue between our countries. That’s why I think that statements by some Russianspeaking “experts” who talk about ‘the collapse of Azerbaijani-Israeli cooperation” are highly irresponsible. I can give the assessments of a number of Israeli political analysts and experts on Cen-

E ж е м е с я ч н а я

Главный редактор Ноберт Евдаев Редакционный совет Яков Абрамов Сергей Вайнштейн Герман Захарьяев Иосиф Мигиров Цви Мишиев Беньямин Шалумов Рашбил Шамаев

Шемтов (Александр) Рахамимов Мириам Хейли Манашир Якубов Ренат Зарбаилов Шауль Симантов

Г а з е т а

О б щ и н ы

tral Asia, who believe that the current leadership of Azerbaijan conducts foreign policy independently of Ankara and Tehran,  and has earned a reputation as a strong and independent player in the international arena. The clear position of Azerbaijani President Ilham Aliyev on relations with Israel, in particular his refusal to submit to the demands of Iran and to cancel the visit of Israeli President Shimon Peres to Baku and his refusal to join any anti-Israel campaigns cause sincere respect in Israel. On the other hand, the Israeli political establishment and, in many ways thanks to Foreign Minister Avigdor Lieberman, today does not see the Republic of Azerbaijan is the same way that it did a few years ago. It was Lieberman who managed to convince the public that Israel needed not only support from the US and EU, but also the support of moderate Muslim countries formed after the collapse of the Soviet Union. In 2008, as minister for strategic planning, he did much to develop relations with the countries of the former Soviet Union, including Georgia and Azerbaijan.  And today, just three years later, Lieberman’s multi-vector policy, as it is called, is the main thrust of the Israeli Foreign Ministry and became possible thanks to the historic visits of Shimon Peres to Azerbaijan and Kazakhstan and the regular exchange of delegations of Israeli ministers and their Central Asian counterparts. The multi-vector policy is already yielding real dividends to Israel - in terms of economic relations, votes at the UN and advancing the interests of Jewish communities in Muslim countries. At the same time, in neighbouring Azerbaijan there are 30,000 Jewish religious and secular communities. Our compatriots hold prominent positions in virtually all areas of economic, political and cultural life of the country. The chairman of the interparliamenГ о р с к и х

Е в р е е в

tary group Azerbaijan-Israel in at the Milli Majlis of the Azerbaijan Republic is Yevda Abramov, an ethnic Jew, born in the Jewish village of Krasnaya Sloboda. In the last 18 months alone, two large synagogues have opened in the capital of Azerbaijan, while the largest Jewish campus in the South Caucasus has started operating for 400 children, and its opening was attended by President Ilham Aliyev and first lady Mehriban Aliyeva, president of the Heydar Aliyev Foundation. An integral part of the Jewish community in Azerbaijan is the Israel-Azerbaijan International Association (AZIZ), which unites about 60,000 Israeli citizens who came from Azerbaijan and do a lot to open the eyes of Israeli society to modern Azerbaijan. As real Azerbaijani diaspora in Israel, AZIZ has played an important and constructive role in maintaining dialogue between our countries. The III Congress of Azerbaijanis Worldwide, which will be held at the beginning of July this year in Baku and will discuss a strategic vision of the Azerbaijani diaspora in the 21st century, has invited an AZIZ delegation to take part. A wise politician once remarked, not without humour, that Israel and Azerbaijan are almost equally unlucky with their neighbours. This observation contains not only the truth, but also a proportion of bitterness. But this is the reality in which they live, our countries, Israel and the Republic of Azerbaijan. Two strategic partners interested in strengthening each other. Two of countries with a maritime coast, who are not surrounded by the most benevolent neighbours. Two southern people with a similar mentality and a huge stock of tolerance. These are our countries. And we will not allow them to be at loggerheads!

С Ш А

News.Az

и

К а н а д ы

НОВЫЙ РУБЕЖ Tel./Fax (718) 693-5902, www.newfront.us E-mail: newfront777@yahoo.com 347 Ocean Pkwy., Brooklyn NY 11218

• • • •

Редакция оставляет за собой право сокращения, правки и корректуры текстов. Материалы не рецензируются и не возвращаются. Materials published in “Noviy Rubezh” not necessarily reflect the views of the paper. “Noviy Rubezh” is not responsible for the content of advertising.


Новый Рубеж, www.newfront.us

№93

Июль, 2011

5

Новый проект СТМЭГИ для поддержки малого бизнеса аглянув в историю евреев Кавказа, мы увидим, что среди наших предков было очень много людей, занимавшихся торговлей, а также реализацией продукции собственного производства. Даже во время советской власти многим удавалось остаться в сфере торговли или занимать посты, на которых они могли использовать свои деловые   способности. С развалом СССР многие горские евреи фуехали в Израиль, а те, кто остался на Кавказе, со временем перебрались в крупные города России, где многие и по сей день успешно занимаются привычной им деятельностью, которая сегодня называется бизнесом. Предприимчивые молодые люди общины находятся в непрерыв-

З

орогие друзья, мы хотим поделиться с вами новостями о начатой нами год назад работе по ведению сайта www.LeOlam.Net – вкладе в духовное развитие нашего народа по всему миру. Как вы уже заметили, мы переделали и вывели наш сайт на более совершенный уровень. Сейчас вы можете смотреть и слушать лекции по Интернету, а также загружать их на ваши mp3- и mp4-плееры. В ближайшем будущем станет возможным пользоваться сайтом и через мобильные телефоны. За один год нам удалось издать несколько книг, написать статьи и загрузить более 115 лекций. Напоминаем всем и убедительно просим пересылать информацию о существовании и деятельности нашего сайта вашим друзьям, близким и знакомым. Категории на сайте следующие: «Тора», «Мицвот», «Актуальное», «Выживание», «Женщинам», «Праздники», «Внимание». Мы предлагаем вашему вниманию книгу «На пути к совершенству», написанную рабби Гавриэлем на русском и иврите. Скоро выйдет её вариант и на английском языке. В разделе «Тора» представлены лекции по недельным главам Торы. В разделе «Мицвот» представлены лекции по 613 корневым заповедям Торы. В разделе «Aктуальное» представлены лекции на различные актуальные темы. Например:  • Mысли и управление ими  – лекция

ном поиске идеи для создания собственного успешного бизнеса, но на своем пути часто сталкиваются с массой проблем разного характера, которые мешают им приблизиться к своей цели. В связи с этим фонд СТМЭГИ принял решение помочь предпринимателям, которые хотят построить свой бизнес или улучшить уже действующий. Проект предназначен для горских евреев, жителей Израиля и России. Фонд поможет преодолеть финансовый барьер, который, как известно, решающий в создании собственного бизнеса. От предпринимателей потребуется детальный бизнес-план для анализа идеи. Грамотно составленный бизнес-план облегчит оценку идеи и значительно повысит шансы на ее

осуществление. На следующем этапе будут обсуждаться условия, при которых будет оказана поддержка. Вид деятельности должен быть законным в стране его будущего осуществления. Все желающие могут обращаться к координатору проекта Мататову Михаилу Борисовичу по телефонам в Москве: 7 (926) 779-88-68, 7  (965)  403-83-33 или на электронную почту: 7798868@mail.ru. Давид МОРДЕХАЕВ

Благодарность

Д

• •

придаёт большое значение тому, как человек может и должен контролировать свои мысли и в последствии свою жизнь, тем самым полагаясь на Всевышнего.  Зивуг (вторая половина) – эта лекция рассказывает о том, как правильно искать себе партнера для жизни. Мы все знаем и прекрасно понимаем, как тяжело найти себе правильную половину. Предсказатели – в этой лекции разъясняется запрет обращения к магии или так называемым предсказателям, а также плачевные последствия такого обращения, подвергающие вашу жизнь и жизнь ваших близких опасности. Сглаз – в этой лекции разъясняются факторы и последствия Айн Раа, а также то, что нужно делать, чтобы сберечься от него. Еда и вино – из этой лекции вы узнаете, насколько в действительности вредны алкоголь и неправильная еда. В разделе «Женщинам» представлены лекции для дорогих и уважаемых дам. Раздел вскоре получит большое развитие.  В разделе «Праздники» – лекции по еврейским праздникам и событиям в течение года.

• В разделе «Внимание» – лекции, требующие внимания любого здравомыслящего человека. А недавно открылся новый раздел – «Выживание». Это уникальная рубрика, подобной которой в мире просто не существует. В ней речь пойдёт о духовном выживании человека – его выживании как самостоятельного уникального существа, попавшего в этот грубый материальный мир, заключённый в рамки физического тела. Чтобы выжить, человеку необходимы навыки выживания, но только они одни его не спасут. Прежде всего ему потребуется правильное отношение к ситуации. Все знания в мире теряют свою ценность, если у человека не будет воли к жизни. С установкой на выживание человек обретает огромные возможности выйти из любой ситуации. Независимо от того, в какой сложной ситуации вы оказались, помните: у вас есть необходимые ресурсы, чтобы преодолеть любые трудности. Это ваша сила духа и ваши духовные возможности. Наши лекции посвящены духовному выживанию человека. Раздел «Выживание» будет состоять из семи подразделов:  Часть 1. Высшая природа человека. Часть 2. Реальность и иллюзия. Реальность и иллюзия материального мира.

Реальность и иллюзия в истории. Реальность и иллюзия в археологии. Реальность и иллюзия в науке. Реальность и иллюзия в экономике. Реальность и иллюзия в структурах власти. Реальность и иллюзия внутри общества. Реальность и иллюзия в религии. Часть 3. Предназначение. О существовании цели. В поисках цели. Главная цель человека. Второстепенные цели человека. Путь к совершенству. Противодействие. На пути к совершенству. Кедуша. Преимущество назирута. Часть 4. Парнаса и благосостояние. Часть 5. Взаимоотношения. Часть 6. Стрессы и срывы. Часть 7. Всё, что происходит, – к лучшему. На сайте вы также найдёте рубрику «Издание книг». Дорогие друзья, мы проделали не малый путь ради того, чтобы предложить вам здоровый и рациональный образ жизни, наполненный смыслом и радостью. Мы глубоко благодарны всем тем, кто уже помогает нам поддерживать этот нужный и полезный всем сайт. Вы тоже можете принять в этом участие! Участвуйте в издании книг, в наполнении и развитии сайта – тем самым вы сможете внести свой неоценимый вклад в духовное развитие нашего прекрасного народа. С уважением и наилучшими пожеланиями, лектор сайта рабби Гавриэль, менеджер сайта Арон Нисанов, редактор сайта Натан Нисимов


6

№93

Июль, 2011

Новый Рубеж, www.newfront.us

«Помнить»

РЕПРЕССИРОВАННАЯ КУЛЬТУРА врейский антифашистский комитет (ЕАК) был сформирован в Куйбышеве в апреле 1942 года при официальной поддержке советских властей, чтобы влиять на международное общественное мнение и организовывать политическую и материальную поддержку советской борьбы против нацистской Германии. ЕАК был создан и курировался заместителем председателя Совета Народных Комиссаров СССР Берией. Создание ЕАК планировалось с лета 1941 года. Поначалу во главе должны были встать председатель президиума Бунда Виктор Альтер и его заместитель Генрих Эрлих. Осенью 1941 года оба были арестованы и погибли в тюрьме. 24 августа 1941 года был созван митинг «представителей еврейского народа», на котором выступили с речами Михоэлс, Эренбург, Давид Бергельсон, Петр Капица (единственный нееврей, участвовавший в деятельности комитета) и другие. Они призвали «братьев-евреев во всем мире» прийти на помощь Советскому Союзу. Этот призыв произвел большое впечатление на евреев демократических стран. В США был создан Еврейский совет по оказанию помощи России в войне во главе с Эйнштейном. В январе 1948 года Михоэлс был зверски убит на даче главы НКВД Белоруссии Цанавы под Минском с инсценированной после убийства автомобильной катастрофой. В ноябре 1948-го советск��е власти начали кампанию, чтобы ликвидировать то, что осталось от еврейской культуры. 20 ноября 1948 года Еврейский антифашистский комитет был формально распущен решением Бюро Совета Министров СССР и закрыт «как центр антисоветской пропаганды». В декабре 1948 года были арестованы председатель ЕАК Ицик Фефер и директор Еврейского театра в Москве Вениамин Зускин. В начале 194-го было арестовано несколько десятков членов Еврейского антифашистского комитета. Они были обвинены в нелояльности, буржуазном национализме, космополитизме, планировании создать еврейскую республику в Крыму, чтобы служить американским интересам. В январе 1949 года советские средства массовой информации начали массовую пропагандистскую кампанию против «космополитов», явно нацеленную против евреев СССР. Маркиш написал: «Гитлер хотел разрушить нас физически, Сталин хочет сделать это духовно». 12 августа 1952 года 13 подсудимых, среди которых было несколько видных еврейских поэтов, были казнены, и эта казнь известна также как «Ночь казненных поэтов». Один из обвиняемых не дожил до суда и умер в больнице.

Е

В Москве на территории кладбища Донского монастыря имеется монумент в память погибших членов Еврейского антифашистского комитета. Израильтяне помнят об этой страшной трагедии и также установили Стелу в память о погибших. Каждый год, в один и тот же день, 12 августа, у этих памятников собираются люди, отдающие дань памяти этим жертвам сталинских репрессий и возлагающие к ним цветы скорби. Ниже приводится статья Г.В. Костырченко, который первым опубликовал архивные документы этого жестокого события.

Дело Еврейского антифашистского комитета 12 августа отмечается печальная дата – 59-я годовщина расстрела Сталиным 13 видных еврейских советских общественных и культурных деятелей, проходивших по сфальсифицированному МГБ СССР так называемому делу о Еврейском антифашистском комитете (ЕАК). После закрытого суда были казнены: инициатор создания ЕАК, бывший руководитель Совинформбюро и заместитель министра иностранных дел С.А. Лозовский, еврейские литераторы П.Д. Маркиш, И.С. Фефер, Д.Р. Бергельсон, Л.М. Квитко, Д.Н. Гофштейн, художественный руководитель и актер Государственного еврейского театра в Москве В.Л. Зускин, главный врач Центральной клинической больницы им. Боткина Б.А. Шимелиович, журналисты и переводчики И.С. Юзефович, Л.Я. Тальми, И.С. Ватенберг, Ч.С. Ватенберг-Островская, Э.И. Теумин. Перед сталинской Фемидой предстали академик-физиолог Л.С. Штерн, которую не расстреляли, выслав на пять лет в Казахстан, и бывший заместитель министра Госконтроля РСФСР С.Л. Брегман, тяжело заболевший в ходе процесса и умерший в санчасти Бутырской тюрьмы в январе 1953 года. Вряд ли они могли представить себе десятью годами ранее, когда в

ходе Великой Отечественной войны, в конце 1941 – начале 1942 годов, создавался ЕАК, чем обернется для них вхождение в эту общественную организацию. Тем более, что она создавалась непосредственно аппаратом ЦК ВКП(б) как пропагандистская структура, призванная главным образом формировать благоприятное для СССР общественное мнение в союзных странах Запада и инициировать в тамошних еврейских общинах кампанию по сбору средств на нужды Красной армии. С этими задачами ЕАК блестяще справился. И во многом благодаря активной деятельности его руководства, увенчанной триумфальной поездкой в 1943 году в США, Канаду, Мексику и Англию артиста и режиссера С.М. Михоэлса (председателя ЕАК) и И.С. Фефера (редактора газеты «Эйникайт»). За годы войны только одним Еврейским советом военной помощи России (США) было передано Советскому Союзу свыше 10 млн. долларов (1). Однако, несмотря на такие успехи на международной арене, в советских верхах уже вскоре после создания ЕАК возникло и стало постепенно нарастать недовольство его деятельностью. Особое раздражение у сталинского руководства вызывало стремление неформальных лидеров советского еврейства противостоять массовому бытовому антисемитизму, резко усилившемуся в стране вследствие тягот и лишений военного времени и пропагандистской юдофобской обработки нацистами населения оккупированных советских территорий. К тому же Михоэлс и его единомышленники не могли не замечать происходившего в это время усиления негласной политики официального антисемитизма, чему они пробовали в скрытой форме противодействовать. В ответ против них посыпались сверху обвинения в стремлении вести диалог с властями от имени всего еврейства, что квалифицировалось как националистический вызов. В этой связи наибольшее недовольство Сталина вызвало направленное ему 15

февраля 1944 года письмо руководства ЕАК с предложением создать в Крыму Еврейскую советскую социалистическую республику. А сразу же по окончании войны в аппарате ЦК ВКП(б) начали высказывать мнение о необходимости закрытия ЕАК. На Кропоткинскую, 10, где размещался президиум ЕАК, зачастили с проверками чиновники со Старой площади. 19 ноября 1946 года секретарь ЦК ВКП(б) и заведующий отделом внешней политики ЦК М.А. Суслов, который курировал ЕАК, направил Сталину и другим членам политбюро пространную записку, в которой счел «дальнейшее существование Еврейского антифашистского комитета нецелесообразным и политически вредным» и предложил его ликвидировать (2). Но благодаря заступничеству В.М. Молотова, по существу второго после Сталина человека в государстве, чья жена, П.С. Жемчужина, покровительствовала Михоэлсу, ЕАК не закрыли. Однако с конца 1947 года над ЕАК вновь стали сгущаться административные тучи. Тогда прошли аресты родственников Сталина по линии его второй жены Н.С. Аллилуевой и их знакомых (вели «антисоветские разговоры» о личной жизни вождя), среди которых оказался и ученыйэкономист И.И. Гольдштейн. Последний был знаком с Михоэлсом, что заинтересовало руководство МГБ, которое, зная о подозрительном отношении Сталина к евреям (после войны предубеждение дряхлевшего вождя стало стремительно перерастать в паранойю), решило этим воспользоваться. С помощью угроз и физических истязаний от Гольдштейна было получено «признание» в том, что он получил от Михоэлса задание сблизиться с дочерью Сталина Светланой и ее мужем Григорием Морозовым, для того чтобы через них собирать информацию о личной жизни вождя и переправлять ее потом американцам. Когда 10 января 1948 года министр госбезопасности B.C. Абакумов доложил «главе Советского правительства» об этих показаниях, тот был так взбешен, что дал указание о немедленной подготовке тайной операции по физическому устранению Михоэлса. Вскоре это «заказанное» Сталиным убийство было совершено в Минске, где еврейский артист находился в творческой командировке. 14 января министр внутренних дел СССР С.Н. Круглов направил Сталину, Молотову, Берии, Ворошилову и Жданову совершенно секретное донесение, в котором сообщалось: «13 января с.г. в 7 часов 10 минут утра в городе Минске, на дороге около строящейся трамвайной линии, ведущей с улицы Свердлова на улицу Грабарная, были обнаружены два мужских тру-


Новый Рубеж, www.newfront.us па. Выехавшие на место руководящие работники МВД Белоруссии и Управления милиции гор. Минска вместе с судебно-медицинским экспертом обнаружили два мужских трупа, лежащих лицом вниз. Около трупов имелось большое количество крови. Одежда, документы и ценности были не тронуты. Убитыми оказались Михоэлс С.М., художественный руководитель Государственного еврейского театра, народный артист СССР, и Голубов-Потапов В.Г., член московской организации Союза советских писателей. У обоих оказались поломанными ребра, а у Голубова-Потапова также и правая рука в локтевом изгибе. … По данным осмотра места происшествия и первичному заключению медицинских экспертов смерть Михоэлса и Голубова-Потапова последовала в результате наезда автомашины, которая ехала с превышающей скоростью и настигла их, следуя под крутым уклоном по направлению к улице Грабарная. Приняты меры к установлению автомашины. Ведется следствие» (3). Излишне говорить, что это убийство не было раскрыто милицией, констатировавшей случайный характер гибели еврейского артиста и его спутника, а загадочный грузовик – орудие убийства – так и не был найден. Между тем, чтобы отвести от себя подозрения, власти опубликовали пространный прочувствованный некролог, в котором Михоэлс был назван «крупным общественным деятелем, посвятившим свою жизнь служению советскому народу», и организовали пышные похороны (4). Но под прикрытием внешнего декорума руководство МГБ СССР стало именовать его в секретных документах государственным преступником, главой еврейских националистов, злоумышляющих против Советского государства. Уже 26 марта в записке Сталину, Молотову, Жданову и А.А. Кузнецову министр Абакумов назвал Михоэлса «активным националистом», «своего рода знаменем националистически настроенных еврейских кругов», а его коллег по президиуму ЕАК обвинил в «ориентации» «на американцев» (5). Однако Сталин не спешил принимать радикальных мер в отношении тех, кто был отнесен госбезопасностью к разряду еврейских националистов. И на то были свои причины. Самая веская заключа��ась в том, что подобными действиями диктатор не хотел бросать тень на проводившийся тогда СССР внешнеполитический курс, поддерживавший образование еврейского государства на Ближнем Востоке. Однако пройдет лишь несколько месяцев, и этот момент из фактора сдерживания антиеврейского террора внутри страны превратится в фактор, его провоцирующий. Произойдет это после того, как осенью 1948 года в Москве пройдут стихийные демонстрации еврейской солидарности по случаю прибытия в Советский Союз первого посланника Государства Израиль Голды Меир. Причем таких официально несанкционированных массовых выступлений

№93

Июль, 2011

столица не знала с 1927 года, когда троцкистско-зиновьевская оппозиция провела крупные уличные протестные акции. По сути, сами того не сознавая, евреи бросили вызов Сталину, который ответил на него решительными действиями. 20 ноября он провел через политбюро постановление о закрытии ЕАК. А спустя несколько недель начались и аресты лиц, причастных к его деятельности. В Москве первыми взяли под стражу Фефера и Зускина, потом та же участь постигла Шимелиовича и Юзефовича. От них, а также от арестованного еще в сентябре 1948 года в Киеве Гофштейна потребовали в первую очередь компрометирующих показаний против высокопоставленных покровителей ЕАК – члена ЦК ВКП(б) Лозовского и жены Молотова Жемчужиной. Когда с помощью угроз и пыток следствие добилось этого, Сталин в двадцатых числах января 1949 года дал санкцию и на их арест. В последующие месяцы проводились интенсивные допросы и очные ставки арестованных. Причем, те, кто отказывался давать «признательные» показания – Шимелиович, Лозовский, – подверглись физическим истязаниям. К концу 1949 года следователи, в общем, закончили свою работу и подготовили обвинительный материал для итогового рассмотрения на Особом совещании при МГБ СССР. Однако Сталин согласился, чтобы через этот внесудебный орган «пропустили» только пятнадцать неосновных фигурантов «дела ЕАК» – П.С. Жемчужину, поэта С.З. Галкина и др. И хотя 25 марта 1950 года всем остальным арестованным еаковцам, за исключением Фефера, было официально объявлено об окончании следствия, вопрос о подсудности так и не был окончательно решен. Произошло это, видимо, потому, что внимание Сталина в то время было сосредоточено на политически более важном «ленинградском деле», и определение дальнейшей судьбы Лозовского и его «подельников» он решил на время отложить, склоняясь все же, очевидно, к тому, чтобы «главари» «еврейских националистов» предстали в конце концов перед Военной коллегией Верховного суда СССР. Она не была подчинена МГБ, и Сталин, по всей вероятности, надеялся, что в ходе судебного разбирательства она сможет внести свой вклад в расследование «сионистского заговора» в СССР. Такой расклад не мог устроить Абакумова, который опасался, что шитое белыми нитками «дело» может развалиться даже на закрытом официальном процессе. Поэтому он был заинтересован в том, чтобы «дело» как можно дольше пребывало в положении спущенного на тормозах. Положение изменилось только летом 1951 года, когда Абакумов, будучи обвиненным в обмане партии и потворстве еврейским буржуазным националистам, был смещен со своего поста и арестован (6). Теперь будущее арестованных еаковцев оказалось в руках нового министра госбезопасности С.Д. Игнатьева и

ставшего его заместителем и руководителем следственной части по особо важным делам М.Д. Рюмина, авантюриста по характеру и к тому же махрового антисемита. Последний, тщеславно именовавший себя «уполномоченным ЦК ВКП(б) по вскрытию еврейского националистического центра», стремился как можно быстрее возобновить «дело ЕАК», заверяя сталинское руководство, что оно представляет «значительный интерес с точки зрения… шпионской и националистической деятельности обвиняемых» (7). Получить нужную санкцию ему удалось только 19 января 1952 года, после чего «дело ЕАК» стали форсированно готовить к рассмотрению на закрытом судебном процессе: были проведены дополнительные допросы арестованных, различные экспертизы по определению степени секретности и идеологической направленности пропагандистских и литературных материалов, подготовленных подследственными в свое время, а теперь используемых как доказательства их преступной деятельности. Все эти процедуры, организованные помощником начальника следственной части по особо важным делам П.И. Гришаевым, осуществлялись с грубейшими нарушениями даже тех условных правовых норм, которых хотя бы формально и показушно придерживались в МГБ на первом этапе следствия в 1949–1950 годах. К началу весны 1952 года следствие было завершено, а 5 марта было офи-

7

циально оформлено объединение дел по обвинению Лозовского, Фефера, Брегмана, Юзефовича, Шимелиовича, Штерн, Квитко, Маркиша, Бергельсона, Гофштейна, Теумина, Ватенберга, Зускина, Ватенберг-Островской, Тальми в общее производство. Предпринятая группой следователей попытка предотвратить привлечение трех последних к объединенному делу (по причине их полной непричастности к руководству ЕАК) была решительно отвергнута Рюминым. 31 марта он утвердил подготовленное Гришаевым обвинительное заключение, в котором деятельность 15 арестованных квалифицировалась как контрреволюционное преступление против государства, выразившееся в осуществлении шпионской работы, а также развертывании широкой пропаганды буржуазного национализма среди еврейского населения СССР. Сам процесс проходил с 8 мая по 18 июля 1952 года. По сути, он носил формальный характер, так как приговор был заранее «апробирован» Сталиным. Направленные приговоренными в Президиум Верховного совета СССР прошения о помиловании 7 августа были отклонены политбюро (8). Включенные в подборку документы хранятся в фондах Российского государственного архива социальнополитической истории и Центрального архива Федеральной службы безопасности Российской Федерации. Все они, за исключением документа №1, публикуются впервые.

Наше ТV в Америке!

Более 100 телеканалов На компьютере 

$20/мес Бесплатное тестирование  2 дня

На Телевизоре 

$30/мес* Пробный период  30 дней

В пакет включены: tŸÎ¯ŸǽʽÈØÅÄ­ËÎÎÅÅ °ÇͽÅÊØ   ÍÉÂÊÅÅ  ÄÂ;½ÆÁýʽ   ¯½ÁÃÅÇÅÎϽʽ  Å¥ÄͽÅÈÙ¬ÈÛÎ t¯ÂɽÏÅÔÂÎÇÅÒǽʽÈË¿¾ÂÄÍÂÇȽÉØ tÍÒÅ¿ǽʽÈË¿ĽÊÂÁÂÈÅ tŸÄÍËÎÈØÆǽʽÈ=

Дополнительные пакеты: Литовские ТВ каналы (5) Религиозные каналы (8)

ǎǛǚǠǞ)5((**

ТЕЛЕТЕКА – 300,000 фильмов, сериалов, концертов без рекламы

www.NashDomTV.com Бесплатный тел.: 888 426 1183 ¯Í¾ÐÂÏÎÜÏËÈÙÇËÈÅÊÅÜ¥ÊÏÂÍÊÂϽ©¾ÅʽÕÁÂÇËÁÂͬÍÂÁËÈÃÂÊÅÂÁÂÆÎÏ¿ÅÏÂÈÙÊËÏËÈÙÇËÌÍÅÌËÇÐÌÇÂÁÂÇËÁÂͽ ¬ÍÂÁÈËÃÂÊÅÂËÀͽÊÔÂÊË


8

№93

Июль, 2011

Новый Рубеж, www.newfront.us

ПАЛАТОЧНЫЙ ПРОТЕСТ В ИЗРАИЛЕ На исходе субботы, 6 августа, во многих городах Израиля прошли массовые демонстрации протеста против социального и экономического положения в стране. В Тель-Авиве собралось от 60 до 250 тыс., в Иерусалиме – 20–30 тыс. человек. Протестанты разбили палатки на центральных площадях городов, разместившись в них, видимо, не на короткий срок, выставили различные социальные требования, начертанные на баннерах, листовках и плакатах. Этими действиями они выразили протест правительству в отношении несправедливой социальной политики по отношению к населению Израиля. В этой статье мы приводим разные мнения по этому поводу известных израильских политиков. Уважаемые читатели, присылайте в редакцию ваше мнение по этому вопросу. Участвуйте в интерактивной жизни вашей газеты. Редакция

Александр ГОЛЬДЕНШТЕЙН Элькин: «Левой элите наплевать на проблемы репатриантов»

Председатель парламентской коалиции Зеэв Элькин («Ликуд») считает, что сначала надо решить проблемы пенсионеров и бедняков, а потом требовать дешевое жилье в центре Тель-Авива. По его словам, левой элите, которая стоит за демонстрациями, наплевать на проблемы репатриантов. Председатель парламентской коалиции Зеэв Элькин («Ликуд») с усмешкой наблюдает за публикациями в ивритоязычной прессе о том, что «русские» не выходят на улицы и практически не участвуют в акциях протеста последних недель. Попытка коренных израильтян понять «загадочную русскую душу», используя при этом ограниченный набор штампов, его откровенно забавляет. У Элькина есть свое объяснение этому социальному феномену. «При виде красных флагов и портретов Че Гевары наши дважды соотечественники переходят, как правило, на другую сторону улицы, – заявил он порталу IzRus. – Когда толпа скандирует, что хочет все и прямо сейчас, то репатри-

анты, будучи людьми здравомыслящими, понимают, что им на этих демонстрациях делать нечего». В Израиле жить нелегко, это понимают и наши дважды соотечественники. Почему же они не требуют социальных и экономических реформ? Потому, что у нас чувство т.н. социальной справедливости развито получше, чем у большинства участников ярких демонстраций с концертами. Бороться за средний класс важно, но как можно за него бороться, если проблемы слабых слоев населения стоят так же остро, как и в прошлом? Ведь проблемы пенсионеров не решены, а проблемы матерей-одиночек куда острей, чем проблемы среднего к��асса. Но большинство демонстрантов этих проблем не замечает. Уверен, что борцам за социальную справедливость важны и пенсионеры, и бедные репатрианты... Я помню войну, которую мне пришлось вести с этими «борцами», в частности с главой профсоюза Офером Эйни. Решили они выделенные на помощь пенсионерам деньги разделить поровну, в лучших традициях социализма. И полу-

чилось, что каждому пенсионеру полагается 18 шекелей (5 долларов) в месяц. В частности, и Шимону Пересу, нашему президенту, получающему президентскую зарплату. И бывшим министрам, чья пенсия позволяет им жить безбедно. Да, пенсионеры важны борцам за справедливость – вопрос, как они пытаются решить проблему. «Русские» старики очень, конечно, обрадуются этой «огромной» надбавке, но какая социальная справедливость с таким подходом? И репатрианты интуитивно чувствуют это, они понимают, что в этом протесте что-то не то... Некоторые корифеи ивритоязычной журналистики, обвиняющие нашу алию в тоталитаризме, сетуют, что сейчас мы не становимся под красные флаги... Да, в связи с моими последними законопроектами мне самому довелось слышать не раз и не два о том, что я – наследие советского режима, большевик, сталинист и так далее. Все, на самом деле, просто – левая элита всегда враждебно относилась к нашей алие. Она недовольна

тем, что большинство репатриантов голосуют за правый национальный лагерь. Она недовольна тем, что мы стремимся вверх, не желая довольствоваться отведенными нам второстепенными ролями. По большому счету, левой элите, которая стоит за всеми этими якобы спонтанными акциями протеста, наплевать на проблемы репатриантов. Когда ей выгодно, она обвиняет нас в тоталитаризме и непонимании принципов демократии, при этом ожидая, что мы, словно стадо, пойдем под красными стягами, когда это нужно ей. Наверное, нежелание «русских» быть частью стада и автоматически действовать по указу новоявленных «лидеров» бесит эту элиту. Что же, пусть бесит... Александр КОГАН Киршенбаум: «Кто спонсирует палаточников?»

Депутат Кнессета Фаина Киршенбаум не понимает, в чем причина того, что имена спонсоров акций социального протеста, вносящих немалые средства в его поддержание, держатся в такой тайне: «Неужели им есть что скрывать? А как насчет прозрачности, о которой все так любят говорить?» «Я не понимаю, в чем проблема с открытием источников финансирования кампании социального протеста. Почему их так рьяно скрывают? Пресса публикует различные слухи, организаторы “палаточного” протеста их опровергают, но свою информацию не предоставляют. Я хочу знать, с чем это связано», – заявила порталу IzRus генсек партии НДИ, депутат Кнессета Фаина Киршенбаум. Она  отметила, что ощущает некое «дежавю» в связи с происходящим. Именно Киршенбаум инициировала несколько месяцев назад законопроект о создании парламентской комиссии по расследованию источников финансирования неправительственных организаций, которые участвуют в делегитимации ЦАХАЛа. Эта инициатива была провалена в Кнессете из-за того, что многие депутаты партии «Ликуд», по словам Кир-

шенбаум, буквально «бежали с поля боя», испугавшись шумихи в СМИ. «Что мы имеем сегодня? Демонстрация стоимостью в сотни тысяч шекелей, за которую, судя по данным 10-го канала ИТВ, заплатил некий американский миллиардер, придерживающийся ультралевых взглядов? Организаторы опровергают это, но имена своих спонсоров не называют. В “Едиот ахронот” пишут про “подаренный” организаторам протеста офис. Кто это сделал – нам тоже не сообщают, это тайна. Насколько в организации протеста участвует печально известный фонд “Керен ха-Хадаша ле-Исраэль” – тоже непонятно», – отметила Киршенбаум. Вместе с тем она считает, что протест основан на реальных социальных проблемах, копившихся десятилетиями. «Попытка скрыть от общества источники финансирования бросает тень на леги-

тимный протест, так как нам неизвестно, каковы намерения спонсоров. Может, они желают просто сменить власть в стране, а не решить социальные проблемы народа», – заключила собеседница портала IzRus. Александр ГОЛЬДЕНШТЕЙН Обвинение: за 20 лет «русские» не научились бороться за свои права Одна из самых ярких русскоя-

зычных активисток левого лагеря, член Политбюро леворадикальной партии МЕРЕЦ Алла Шаинская призывает всех «русских» выйти на демонстрации. «За 20 лет вы так и не научились бороться за свои права?» – вопрошает она. Окончание на стр. 9


Новый Рубеж, www.newfront.us

№93

Июль, 2011

9

ПРЕЗЕНТАЦИЯ КНИГИ МИРИАМ ХЕЙЛИ В ИЗРАИЛЕ Мы все кавказские евреи. Из выступления М. Хейли

В уютном ресторанчике города Нетании прошёл творческий вечер кавказско-еврейской писательницы Мириам Хейли. Ее рассказы довольно широко освещают жизнь горско-еврейского народа, в частности поселка Красная Слобода в Азербайджане. Но, как сказала сама писательница: «Неважно, откуда с Кавказа мы приехали. Какая разница? Мы все кавказские евреи. И этим всё сказано». Поэтому, читая её рассказы, мы в первую очередь видим образы, характеры людей, которые могли жить и в Дербенте, и в Грозном, и в Нальчике… Однажды мне довелось услышать и такое сравнение: «Мириам Хейли – это кавказско-еврейский Шолом-Алейхем в юбке». е хочу вдаваться в анализ творчества писательницы, тем более что до меня это сделали профессионалы своего дела. При спонсорской поддержке Жанны Азарьевой вышли уже две книги Мириам

Н

ПАЛАТОЧНЫЙ ПРОТЕСТ В ИЗРАИЛЕ Окончание. Начало на с. 8

Общественное возмущение дороговизной жизни набирает обороты и принимает все более массовый характер, тем не менее, «русских» голосов в нем по-прежнему не слышно. Многие общественные деятели уверены, что выходцы из бывшего Союза боятся демонстраций, тем более тех, которые проводятся под красными знаменами. Однако одна из самых ярких русскоязычных акти-

Алла Шаинская Фото IzRus

висток левого лагеря, член Политбюро леворадикальной партии МЕРЕЦ Алла Шаинская считает, что эти акции протеста не имеют политической окраски. «На этих демонстрациях нет левых и правых, нет МЕРЕЦа и “Ликуда”. Все мы – израильтяне, все мы страдаем от жуткой дороговизны в стране, – заявила она порталу IzRus. – Любой, кто поездил по миру, знает, что мы получаем мало, а платим много. Но наши дважды соотечественники все равно не выхо-

Председатель Ассоциации выходцев с Кавказа «Ле Маан Йоцей Кавказ» Олег Алхазов и члены женского клуба Нетании

руководством Беллы Садыковой-Фоминой. На встречу Мириам Хейли пришла, как и всегда на различные общественные мероприятия, вместе со своим супругом. Поддержать писательницу пришла и дочь, представительница молодого

Художник Шалум Шалумов

Хейли: «Душа народа» и «Ветры судьбы». Предисловие к первой книге написал главный редактор газеты «Новый рубеж» (США) Ноберт Евдаев, а ко второй – председатель Федерации союзов писателей Израиля Эфраим Барух. Встреча Мириам Хейли с читателями была организована Ассоциацией выходцев с Кавказа «Ле Маан Йоцей Кавказ» под руководством Олега Алхазова, который по совместительству был также и ведущим вечера, и женским форумом города Нетании под

дят на улицы, не борются за свои права». Шаинская считает, что выходцы из бывшего СССР так и не научились отстаивать свои интересы, хотя с начала Большой алии прошло более 20 лет. «Я звала людей, обращалась даже к незнакомым людям на улицах, приглашала их принять участие в митингах. Но никто не пришел», – сетует она. По ее словам, люди стесняются. Многие не понимают происходящего и теряются в израильских реалиях. В этом она винит прессу: «Русскоязычные СМИ описывают происходящее неверно и предвзято. Они пытаются наклеить ярлыки, рассказывают о заговоре левого лагеря. Сами они на демонстрации не ходят и потому не знают, что политических лозунгов ни в Тель-Авиве, ни в Иерусалиме не было». Отсутствие русскоязычных израильтян в лагере протеста на бульваре Ротшильда ее откровенно беспокоит. Шаинская считает, что когда правительство будет разбирать требования лидеров протеста, то «русские» останутся за бортом, несмотря на то, что именно они являются наиболее ущемленным сектором общества. «Я призываю всех выходцев из бывшего СССР выйти на улицы. Цены на квартиры, на бензин, на творог – это касается нас всех. Ценам все равно, голосуешь ли ты за правых или за левых. И в этой борьбе мы должны сплотить ряды, чтобы вместе отстаивать наши интересы», – заключила собеседница портала IzRus. Iz.Rus.co.il

поколения кавказских израильтян, а также мама Мириам и её свекровь. Присутствовавшие, впервые встретившиеся с писательницей, наверняка поняли, почему в её произведениях красной нитью проходит тема связи между поколениями. Многие из Председатель союза художников – выходцев с Кавказа в Израиле Симха Ашуров

Мириам Хейли подписывает книги читателям

Не только родственники, но и друзья, коллеги пришли в тот день на творческий вечер Мириам Хейли: заместитель главного редактора «Кавказской газеты» Маргарита Казакова, председатель Союза художников – выходцев с Кавказа в Израиле Симха Ашуров, предприниматель Жанна Азарьева, художник Шалум Шалумов и другие. На встрече также присутствовал секретарь Союза писателей – вы��одцев с Кавказа в Израиле Шауль Симан-Тов, который рассказал о выпущенной недавно Центром сохранения национальных традиций кавказских евреев Sholumi аудиокниге Мириам Хейли «Сердце матери». Рассказ о встрече будет неполным, если не упомянуть, что вечер украсил небезызвестный певец и шоумен Сулик Садыков, чьи песни и весёлые истории очень органично вписались в происходящее. Вместо запланированных полутора часов творческий вечер продлился почти в два раза дольше. Читатели не хотели отпускать писательницу, задавая ей всё новые и новые вопросы и втягивая в дискуссии о нашей сегодняшней жизни. В завершение всем присутствующим была подарена вторая книга Мириам Хейли «Ветры судьбы». Же-

этих историй Мириам рассказал её ныне покойный свёкор, и, отвечая на один из многочисленных вопросов из зала, Мириам призналась, что все герои историй, описанных в её рассказах о событиях в Красной Слободе, имеют своих прототипов: «Естественно я не могла знать слова, которые они говорили в тот момент, но сама сюжетная линия абсолютно верна». В творчестве Мириам Хейли есть место и для рассказов о нашей сегодняшней израильской дейСекретарь Союза писателей – выходцев с Кавказа в Израиле ствительности. Одно из Шауль Симан,Тов и предприниматель Жанна Азарьева таких произведений она и прочла, в лишний раз доказав, что талант- лающие могли получить её вместе с дарливый писатель может найти и продемон- ственной надписью от самого автора. стрировать читателю что-то такое, что мы Кямран АБУШЕВ (НИРА «Аксакал») упускаем в повседневной суете. Фото автора


10

№93

Июль, 2011

Новый Рубеж, www.newfront.us

ВЕСТИ ИЗ ИЗРАИЛЯ

Андрей Макаревич «споет» на иврите

Коммунистические власти Китая бережно сохраняют еврейское наследие «последнего оплота русского сионизма», откуда происходят семьи Генри Киссинджера и Эхуда Ольмерта.

летия с началом строительства КитайскоВосточной железной дороги (КВЖД), которая должна была соединить Москву и Пекин. Еврейская община сформировалась в Харбине в 1903 году, а ее расцвет пришелся на 1920-е. В 1931 году численность местного еврейского населения достигала 15 тыс. человек. Практически все они были русскими евреями. С началом гонений на сионистов в соседнем Советском Союзе этот город остался единственным крупным центром русского сионизма. Особым влиянием здесь пользовалось ревизионистское движение, в частности организация «Бейтар». В дальнейшем значительная часть местных евреев переселилась в подмандатную Палестину, другие эмигрировали через

а днях Харбин и Шанхай посетила делегация межпарламентской ассоциации «Израиль – Китай». Инициатором и организатором поездки выступил китайский Институт международных отношений. Заявленная цель – продемонстрировать, как жила еврейская община в Харбине и Шанхае с конца XIX до середины XX столетия и как китайский народ чтит наследие евреев, бежавших сюда от гонений в России и странах Европы. Как рассказал один из участников этой поездки, председатель фракции «Наш дом Израиль» Роберт Илатов, еврейское кладбище в Харбине китайцы сохранили в мельчайших нюансах. «То же самое можно сказать и о еврейском музее в Шанхае. Это – небольшое гетто, которое китайцы сохранили таким, каким оно было в те годы, – отметил Илатов. – Хотя многие общественные здания опустели после отъезда оттуда евреев, китайцы поддерживают всё в первоначальном виде. На всех зданиях сохранились еврейские символы и есть надписи о том, что эти здания принадлежали еврейской общине (школа, больница, синагоги и др.)». Из всех городов Китая именно Харбин считался центром еврейской жизни и сионистского движения в масштабах Дальнего Востока в целом. Евреи стали селиться здесь в последние годы XIX сто-

Шанхай в США, Канаду, Австралию. Из семей харбинских евреев происходят такие известные личности, как бывший госсекретарь США Генри Киссинджер, экс-премьер Эхуд Ольмерт, бывший депутат Кнессета Эфи Эйтам, бывший высокопоставленный офицер Службы общей безопасности ШАБАКа Яков Ланир. Харбинская община тяжело переживала мировой финансовый кризис (1929– 1933) и особенно японскую оккупацию (1932–1945). Но конец еврейской жизни в этом городе был положен во время советской оккупации в 1945–1946 годах. В свою очередь, в Шанхае долгое время преобладали сефардские евреи, и лишь с началом Второй мировой войны сюда устремились многие еврейские беженцы из Европы. Оказались здесь и русские евреи, хотя куда в меньшем количестве, чем в Харбине. В основном то были переселенцы из Северного Китая, а также беженцы из Западной Украины, Бессара-

тересно. Хотя пока о результате рассказывать рано – будет готова работа, тогда и поговорим». IzRus.co.il

Андрей Макаревич и «израильский голос Владимира Высоцкого» записывают совместный альбом. Песни лидера «Машины времени» зазвучат на иврите. скором времени Андрею Макаревичу предстоит услышать, как звучат его песни на иврите. Как сообщает российский сайт Station.ru, песни лидера «Машины времени» исполняет израильский певец Михаил Голдовский. Сам Макаревич участвует в работе как музыкант и саундпродюсер. Работа над альбомом проходит в Москве.

В

Ни название, ни трек-лист будущего диска пока не известны. Выход альбома в Израиле запланирован на осень 2012 года. Будет ли альбом выпускаться в России, пока не решено. Station.ru сообщает, что самой известной работой Голдовского является диск с записью ивритоязычных версий песен Владимира Высоцкого. Кстати, в работе над каверами Высоцкого Михаилу помогал Максим Леонидов (группа «Секрет»), в те дни тоже живший в Израиле. Андрей Макаревич заявил в интервью сайту: «Я всегда думал, что Высоцкий в чужом исполнении в принципе не может звучать. Тем более – на другом языке. Но работа Голдовского мне показалась неожиданно убедительной. И когда он предложил записать альбом с моими песнями, мне подумалось, что это может быть ин-

Китайцы сохраняют последний оплот русского сионизма

Н

бии, Белоруссии, Литвы. В 1940-е годы в Шанхае издавался еженедельник русских евреев «Наша жизнь», функционировало издательство «Еврейская книга» на русском языке. IzRus.co.il

В Израиле будут продвигать ветряную энергетику В Израиле создана Ассоциация ветряной энергетики. оучредителями ее выступили генеральный директор компании Quantum Business Group, член Совета директоров в Международной ассоциации солнечной энергетики Владимир Будянский, генеральный директор компании CleanElectric Евгений Кашировский и экс-руководитель фирмы «Левитан энергия гидроэлектрит» Гади Харэли. Ее основные задачи – продвижение данного вида энергетики в стране. Созданная организация будет заниматься лоббированием соответствующей темы в Кнессете и в СМИ, проведением форумов и конференций с участием специалистов, а также будет популяризировать альтернативную энергетику. На днях в Кнессете состоялось заседание парламентского лобби, посвященное альтернативной энергетике. В ходе его проведения министр национальных инфраструктур Узи Ландау заявил, что нынешнее правительство видит своей стратегической задачей развитие альтернативных источников энергии – ветряной и солнечной. Напомним, что 18 июля правительство утвердило продолжение реализации программы по внедрению альтернативной энергетики на территории страны. Квота на развитие ветряной энергетики составляет 800 мегаватт до 2014 года. Ближайшее актуальное обсуждение темы развития альтернативной энергетики состоится 21–22 сентября на конференции, которая пройдет в рамках международной выставки EnergyTech-2011.

С

Мила ГЛУЗМАН

ПОЛИТИКА

AXIA, the Greek national weekly newspaper, interviewed AJC Executive Director David Harris, on Greek-Israeli relations AXIA: From the beginning of 2010, Greek-Israeli relations have

improved in all levels and in all sectors. To what extent does this reality influence the stance of Jewish American or Jewish organizations vis-à-vis Greece and Diaspora Greeks? DH: For the American Jewish Committee (AJC), it has been a very welcome development in a story that began for us in the 1980s. At the time, we had established warm relations with leaders of the Greek American community and the Greek Orthodox Church

in the United States. We were the first Jewish organization to become involved in a meaningful way with Diaspora Greeks and then with the Greek government, starting with Prime Minister Andreas Papandreou. While our cooperation in the U.S. was excellent, it was not as easy with Greece itself in those early days. The government’s attitude to Israel and America was, shall we say, rather chilly. To see the transformation over the past 25 years has been tremendously gratifying.

AXIA: A recent article of Israeli newspaper Jerusalem Post entitled “Netanyahu: the new lobbyist for Greece” claimed that Israeli Prime Minister Benjamin Netanyahu used his international contacts in support of the Greek economy. Has the American Jewish Committee tried or taken initiatives to contribute to the recovery of the Greek economy? DH: I wish we were in a position to directly help the Greek economy, but we are a non-profit


Новый Рубеж, www.newfront.us organization with a limited mandate. That said, as friends of Greece, we have been encouraging increased investment, tourism and support.  AXIA: In August 2010 you met with Prime Minister Papandreou in Athens. What was your impression of him back then? How do you evaluate the political choices of Mr. Papandreou so that Greece can overcome its current economic crisis? Do you believe that the Greek Prime Minister will be successful? DH: I have had the privilege of knowing Prime Minister Papandreou for 20 years. He is an individual of rare courage and conviction. He is an admired leader worldwide with an unenviable set of difficult decisions to make. He is driven, above all, by a desire to help strengthen the country he loves. AXIA: Greece and Israel have stated to cooperate closely in sectors such as the economy, trade, tourism, defense and security. However, particularly crucial is the cooperation in the energy sector, and especially regarding the exploitation of the natural gas reserves located in the Eastern Mediterranean and the ways it can reach the international markets. How do you evaluate the perspectives of the bilateral cooperation? Can Greece become the natural gate of Israeli natural gas to Europe? The cooperation between Israel and Cyprus in the energy sector has moved rapidly recently. The two countries have agreed on the demarcation of their EOZ (exclusive economic zones), while American and Israeli companies have taken over the research and exploitation of the huge natural gas reserves that have been found in the area. Can Greece benefit from the Israel-Cyprus cooperation and if yes, in what way? DH: The possibilities of Israeli-Greek-Cypriot cooperation on energy issues are many and exciting. They will bring a new level of intimacy to the relationships, and greater security and well-being to all three countries. If the technical issues can be worked out, Greece

Июль, 2011

would, of course, be a logical entry point for Eastern Mediterranean energy headed for southeastern Europe and beyond. AXIA: If Greece was able to solve its problem of borrowing and sustainability of its debt inside the dollar zone and not the euro one, would that be a move in the basis of realism? DH: I am not in a position to answer the question. AXIA: Have the uprisings in the Mediterranean (North Africa and Middle East) changed the situation and given the ability to the European south to get from a deficit to a surplus in relations to the countries of North Africa and the Middle East? Should the Southern European countries be “looking” to the other coast of the Mediterranean for the creation of a Union? DH: It is still early in the Arab upheaval. Of course, there is great hope that the outcome of the popular protests will be greater democracy, openness and development, but it will take more than hope to achieve the desired results. I would like to see those Western countries providing aid make clear their expectations about minority rights, the rights of women, the rule of law, and free and fair elections. Otherwise, a unique opportunity may be lost. By the way, the very experience of the European Union, for all its current challenges, offers a viable model for how countries can organize themselves in the Mediterranean and beyond. Remember, it began with very modest goals for six West European countries long before the EU took its current shape. AXIA: Have the relations between the Greek and Jewish communities become more constructive after the Greek-Israel rapprochement or are they at the same level they were before? DH: For AJC, relations between the Greek and Jewish communities have long been a model of friendship and cooperation between two active American constituencies. That link, for example, led us to raise funds for the rebuilding of the St. Nicho-

las Orthodox Church after it was destroyed in New York in the terrorist attacks of 9/11. Both communities here long wanted to see strong ties established between Greece and Israel – and now we have the pleasure of seeing the realization of that vision. Winston Churchill once spoke poetically of Athens and Jerusalem in the same breath. Now it’s not just poetry, but, increasingly, everyday reality. AXIA: The relations between Israel and Turkey have suffered, especially after the May 2010 events off the coast of Gaza. Moreover, Turkey has chosen a policy of rapprochement with Iran or with groups like Hamas and Hezbollah. Let’s not forget Turkey’s stance on the issue of sanctions against Iran at the Security Council in the summer of 2010. Which is your opinion of the strategy followed by Turkey, which is investing in its relations with the Islamic and Arab worlds in a way that is upsetting the long-established fine balances in its relations with the West and Israel? DH: It is no secret that there has been widespread concern about the direction of Turkish foreign policy. The UN Security Council vote on Iran, the embrace of Syria, the support for Hamas, and the friendship for Sudan’s president were all major disappointments. I would like to think that today Turkey is beginning to realize that its interests may not be well served by this policy. That’s already visible regarding Syria, where Ankara is distancing itself from President Assad after establishing intimate ties not long ago. Is Turkey’s future, with all its political and economic promise, really linked to such irresponsible international actors? AXIA: Do you think Turkey and Israel can reestablish their ties and under which terms could that happen? Could such an event influence the Greek-Israeli relations which, under the present circumstances, are better than ever before? DH: I certainly hope that Turkish-Israeli relations can be rebuilt. Not long ago, they were strong and

№93

11

serving the best interests of both countries. It is a shame that Turkey took a decision -- by the way, well before the May 2010 incident at sea – to distance itself from the only stable democracy in the Middle East. Perhaps as Turkey realizes that Iran, Sudan and Gaza are not the best foundations on which to build a regional foreign policy, Israel’s attraction will be restored. Whether it is or not, however, it is a safe bet that Greek-Israeli ties will continue to grow, driven by converging bilateral interests that serve both Athens and Jerusalem. AXIA: Recently, the Greek government took important decisions and initiatives in order to deter the the sailing of ships from Greeks ports to Gazar to participate in the “Gaza flotilla.” The Greek foreign ministry issued an announcement asking that no Greek citizens or Greek ships participate in the flotilla, while the coast guard stopped the activists’ boats from sailing from Greek ports. Moreover, the Greek government announced its willingness to transport the humanitarian assistance, on its own initiative. Israeli Prime Minister Netanyahu thanked Greek Prime Minister Papandreou. How do you evaluate Athens’ stance? What are the repercussions of the Greek moves and initiatives within the Jewish diaspora and what moves has the Αmerican Jewish Committee made on the issue? DH: I applaud the Greek government’s principled and courageous decision on the flotilla. Let’s be clear. The flotilla’s aim was not to bring humanitarian aid to Gaza. That’s happening every day via Israel and Egypt. Rather, it was to challenge Israel and open a sea lane to Gaza that could one day be used by other ships, perhaps from Iran or its proxies, bringing weapons to Gaza. Gaza is run by Hamas, which is deemed a terrorist group by the European Union and the United States. To understand the true nature of Hamas, I urge readers to get hold of the Hamas Charter, which is easily available online, and understand what Israel and the region are up against.


12

№93

Июль, 2011

Новый Рубеж, www.newfront.us

Журналист не должен скрывать методов сбора информации Скандал в медиаимперии Руперта Мердока поднимает важные вопросы журналистской этики, а также ответственности руководителей и хозяев СМИ. Когда-то лондонская Флит-cтрит, где размещаются редакции британских газет, была именем нарицательным всемирной и всемогущей прессы, как Уолл-cтрит в Нью-Йорке – именем нарицательным финансового мира. С тех пор прошло много времени. Печатные СМИ стремительно теряют читателей и рекламодателей. Несмотря на свою реакционность, медиаконгломерат The News Corporation Руперта Мердока для многих в СМИ казался образцом того, как уцелеть и даже зарабатывать деньги в стремительно меняющемся мире массовых коммуникаций. ейчас Флит-стрит, может быть, в последний раз вернулась в заголовки газет. Скандал вокруг порочных журналистских приёмов в медиаимперии Руперта Мердока разгорается всё сильней. Журналистов его британской газеты The News of the World поймали на систематическом прослушивании телефонов, на стирании телефонных сообщений несовершеннолетней жертвы убийства. Сейчас оказывается, что прослушивались и телефоны королевской семьи, премьер-министра и его семьи, других видных деятелей, жертв преступлений и террористических актов. Газеты Мердока давали взятки офицерам полиции и королевской охраны за информацию. Мердок закрыл газету, чтобы прекратить скандал. 160 сотрудников редакции оказались без работы. Оказалось, что и в других газетах Мердока занимаются подобной уголовщиной. Среди них гонящаяся за сенсациями The Sunday Times – флагман британского филиала Media Corporation. Встал вопрос и о мере ответственности самого Мердока. В одночасье он потерял всех политических друзей. Обозреватель нью-йоркской радиопрограммы On the Media Боб Гарфилд заметил, что скандал сравним с распадом «Битлов» и распадом Британской империи. Более того, расследование порочных практик начали в США, куда Мердок перенёс центр своей империи. Здесь ему принадлежит один из крупнейших новостных телеканалов Fox News, несколько студий в Голливуде и многое другое. В последнее время Мердок приобрел крупнейшую деловую газету The Wall Street Journal. Упала не только репутация концерна, вниз пошли и его акции. За несколько дней Мердок потерял на бирже более миллиарда долларов. События скандала нарастают стремительно. Когда я спросил осведомленного в делах СМИ нью-йоркского обозревателя, то он саркастически ответил: «Ваш ресурс может спокойно заверить читателей, что в течение ближайших 15–20 минут, пока они читают ваш материал, ничего существенного в деле не произойдёт». И действительно, через час после разго-

С

Ещё недавно Руперт Мердок ногой открывал двери любых кабинетов

вора появилось сообщение, что «Media Corporation «активно рассматривает продажу всех своих газет в Великобритании». Не надо недооценивать способностей и опыта 80-летнего Руперта Мердока. Он проявил себя незаурядным, безжалостным и рисковым стратегом, неизменно побеждавшим своих противников. Мердок умел брать на себя ответственность, умел подымать казавшееся бесперспективным. Он прекрасно понимает газетное дело, а ещё прославился лояльностью к своим сотрудникам. Да и, кроме Мердока и его редакторов, здесь хватает ответственных – полиция, политический истеблишмент, телефонные компании. Ведь телефонное хакерство голосовой связи – старый и довольно лёгкий трюк. Давно пришло время пресечь эту технику. Кампания против медиаимперии Мердока раскачивалась очень долго. Рой Гринслейд из газеты The Guardian годами старался привлечь внимание общественности к проблеме использования журналистами телефонного и компьютерного хакерства. До самого последнего времени на это закрывали глаза, полагая, видимо, что «право общества знать» куда важней. Возможно, не хотели связываться с Мердоком, который в Британии пользовался репутацией «делателя королей». Недаром нынешний премьер-министр Дэвид Кэмерон взял в советники бывшего босса британского отделения концерна.

Для нашего аналитического издания куда важней проследить тенденцию, чем предсказывать, во что выльется скандал. А здесь нельзя не вспомнить другой случай телефонного хакерства, связанный с газетой The Cincinnati Enquirer. Дело было 14 лет назад. Газета эта пользовалась хорошей репутацией в профессиональных кругах и уважением читателей. После года расследований и 100 тысяч долларов расходов газета опубликовала серию статей о криминальных бизнесах базировавшейся в Цинциннати транснациональной компании «Чикита». Там было и о нарушении закона в четырёх странах, о том, что рабочих подвергали воздействию вредных пестицидов, о том, что утюжили бульдозерами целые деревни и изгоняли людей, чтобы расчистить землю для банановых плантаций. Было в расследовании и о контактах менеджеров «Чикиты» с террористическими военизированными группами в Колумбии. Публикация вызвала огромный отклик. Однако через некоторое время газета сама осудила публикации. Оказалось, что их репортёр Майк Галлагер получил некоторые материалы путём незаконного прослушивания системы голосовой почты «Чикиты». Газета уволила Галлагера, понизила в должности редактора, кое-что знавшего о хакерстве. Газета многократно извинялась и согласилась выплатить «Чиките» компенсацию в миллионы

долларов (по разным оценкам от 10 до 50 миллионов). Никто не подвергал сомнению истинность фактов, выявленных Галлагером. Только факты никого больше не интересовали. Никто не говорил о журналистском успехе, зато все говорили об этическом скандале. Пиарщикам «Чикиты» удалось переключить внимание общественности на негодное поведение газеты. Если методы добывания информации негодны, то и сама информация, тот, кто её приносит, становятся сомнительными. Скандал по поводу деятельности «Чикиты», да и американских властей, связанных с этой компанией, удалось превратить в скандал вокруг газеты. «Чикита» стояла перед нелегким выбором, хорошо знакомым многим компаниям, работающим в странах бывшего СССР. Военизированные правые банды, «эскадроны смерти», которых позже признали террористическими организациями, требовали от них денег за «протэкшн». «Чикита» имела три возможности – не платить и видеть, как убивают её сотрудников; свернуть всю деятельность и уйти из Колумбии, потеряв лакомый кусок рынка. Компания выбрала третье – заплатить преступникам (где-то около 25 миллионов долларов), хоть это и нарушает довольно строгие законы США, карающие за коррупцию и дачу взяток в третьих странах. Скандал с The Cincinnati Enquirer показывает, чем для Мердока может закончиться


Новый Рубеж, www.newfront.us расследование деятельности его компании в США, для него это куда опасней любого скандала в Великобритании. The Cincinnati Enquirer был поставлен в похожее положение. Если бы редакция решила защищать репортёра и его методы, то газету затаскали бы по судам и могли пустить по миру. Тем самым обесценить и сделать невозможным множество других качественных расследований коррупции в школьной и политической системе города, сделавших газете доброе имя. В отличие от «Чикиты», газета не могла уйти из Цинциннати. Можно критиковать выбор, который сделали редакторы и владельцы. В свою очередь Мердок закрыл газету, чтобы не проиграть очень выгодный пакет акций крупнейшего британского телеканала. Он не «сдал» и Ребекку Брукс, бывшего редактора The News of the Worl, сейчас она директор концерна Мердока. Многие из нас, занимающиеся журналистикой, не раз испытывают искушение сделать что-нибудь незаконное. Скажем, во время интервью кто-то выйдет из комнаты, оставив нас наедине с включенным компьютером, откуда можно много чего скачать. Либо кто-то даёт тебе пароль от ресурса, где можно найти интересную информацию. Либо забудет на столе важные бумаги, которые соблазнительно бы положить за пазуху… Журналист постоянно занят сбором малейших кусочков общей картины и может и не устоять. Но всем нам необходимо понимать, что на кон поставлена репутация, наша собственная, профессиональная, издания. И, используя сомнительные методы сбора информации, можно подорвать доверие к себе и к изданию. С другой стороны, профессия

№93

Июль, 2011

13

Руперт Мердок с третьей женой, китаянкой Венди Дэнг

журналиста – это обеспечение права людей иметь информацию. И здесь, наверное, не стоит придерживаться расхожей мудрости, что извиняться после всегда лучше, чем просить разрешения заранее. Наверное, правильно – не скрывать своих

методов, дать публике знать заранее, как добыта информация. Важней этого нет ничего, разве только защита своих источников информации. Примерно так, как это делает WikiLeaks. Можно, в конце концов, и оступиться. Однако если издание зара-

нее объяснит своей аудитории, как добыта информация, то, скорее всего, люди его поддержат. И такая поддержка позволяет выстоять любую бурю. Михаэль ДОРФМАН

ПИСЬМО ДОКТОРУ

ой дорогой доктор! У меня появилась идея – хочется пожить хоть немножко без сердца. И если у вас есть в мечтах такие эксперименты – я согласна на это. Очень много лет ученые придумывают роботов. Ломают головы и тратят дорогие ресурсы. А я предлагаю вам: превратите меня в робота – я уверена, что у вас получится. Вы талантливый учёный, профессор, и у вас обязательно получится. Ведь вам должно быть интересно проделать такой эксперимент с женщиной, которая устала болеть душой за всех и вся. Просто поменяйте моё усталое и заштопанное сердце на какой-нибудь механизм. Пусть он будет небольшой и недорогой. Я думаю, этот опытный вариант протянет недолго. Но на мне вы проверите аппарат, и, может быть, появятся желающие, такие же, как я, а наука уже будет готова к потребностям

М

человечества. Инженеры учат роботов говорить, убирать, стирать, готовить обед и даже наливать вино. А я все умею делать. Живой робот! Мечта учёных! А мне будет не трудно. Я всё смогу перенести… Я подумала и решила, что так будет намного легче жить. Молодой девушке или женщине не стоит менять сердце, а я уже многого насмотрелась, и мне даже хочется пожить без сердца. Обиды не будут обидны. Любовь не будет любовью, потому что сердце не будет чувствовать и мне будет всё равно. И самая страшная сердечная боль уже не будет меня пугать. И даже потеря близких людей не отдастся в сердце болью. А сколько времени освободится у кардиологов, которые оперируют днём и ночью по несколько часов: заменяют, зашивают, переделывают, прочищают, оживляют. После такого эксперимента у них поубавится работы – будут только заменять израненные жизнью сердца на прибор с батарейкой. Представьте себе робота, который ходит и бегает, читает и пишет, играет на фортепиано и поет, одевается и раздевается, купается, убирается, ходит в магазины, водит машину, готовит еду, плачет и смеётся, да еще у него не будет болеть сердце, и ему не нужны лекарства от давления и высокого пульса. Только надо что-то придумать, чтобы оно не очень быстро заржавело… И только одна просьба ещё, доктор:

пожалуйста, не говорите мне, женщине-роботу, о сроке оставшейся жизни, а то, по-моему, не очень приятно будет вести обратный отсчет – я и математику тоже хорошо знаю... А теперь мне вдруг подумалось: а захотят ли мужчины жить рядом с такими женщинами-роботами? Разве они будут довольны тем, что на их капризы и требования жена будет реагировать спокойно, да еще с улыбкой. Всю жизнь она прожила как нормальный человек – терпела обиды, тяжело работала, рожала и воспитывала детей, болела, а теперь ей всё это будет так легко доставаться?! Нет, мне кажется, мужчинам это не понравится. Только одно их может устроить в такой женщине-роботе: не сможет она полюбить другого человека, потому что вместе с сердцем уйдут и чувства. Так и зачем эти чувства? Можно и без них обойтись. Зачем переживать и расстраиваться?.. Представьте, пожалуйста, доктор, как идеально будет выглядеть пара с женой-роботом… Довольные лица, тихая и спокойная жена, да и мужу тоже придется быть спокойным, ведь что без толку спорить и ругаться – она ведь все равно не реагирует... И домашние будут довольны такой атмосферой в семье. Мне кажется, что я права. Стоит пожить без сердца хотя бы остаток своей жизни. Вот вы, профессор, всё время о чёмто думаете... Наверное, вы больше всех

знаете, что там внутри нас происходит. Вы маг и волшебник. Вы творите чудеса с нашими жизнями, но даже вы не знаете, где находится душа человека, а тем более женщины... Поверьте мне, профессор, скоро не нужны будут людям чувства, и всё больше будут требоваться люди-роботы, и профиль у кардиологов поменяется. Я очень часто задумываюсь о том, почему мужчины очень любят делать для себя игрушки стреляющие и убивающие? Да и роботы теперь у них тоже стреляют и убивают. А для женщин они сделали моющие и стирающие роботы, хотя женщина сама с удовольствием помоет посуду и постирает – всё зависит только от того, для кого это делать! По-моему, профессор, вы именно над этим и думаете. Может быть, пора… Скоро будет на такое сердце очень большой спрос, и, может быть, мужчинам оно ещё больше нужно. Это нужно будет вам думать: придет к вам больной человек, и вместо операции вам придется решать, что лучше для него – ремонт или замена на прибор. И будьте уверены, Министерство здравоохранения будет согласно на такой эксперимент, так как экономическая выгода будет огромной. Можно даже составить бизнес-план. Только себя берегите. И свое сердце особенно. Сусанна АЗАРЬЕВА


14

№93

Июль, 2011

Новый Рубеж, www.newfront.us

Литературные страницы

ДЕВЯТОЕ ЛЕТО ЖИЗНИ...

Тофик МИРЗОЕВ Заслуженный артист Азербайджана авно это было... Настолько давно, что я уже успел забыть события тех далеких лет… Воспоминания пришли неожиданно, ниоткуда, и, перехватив горло цепким, сухим комком, мгновенно перенесли меня ровно на семьдесят лет назад... В июне 2011 года я отправился в селение Бузовны, которое находится на Абшероне, в нескольких десятках километров от города Баку. Мы приехали туда с друзьями, на прекрасный морской берег, а на обратном пути наша машина почему-то остановилась около полуразрушенного здания, в котором я узнал бывший пионерский лагерь, куда меня летом 1941 года привезли родители. И на меня, совершенно забывшего события тех далеких лет, обрушились воспоминания о том дне, когда я впервые в своей жизни расстался со своей семьей... Наша дружная и очень тесная семья состояла из пяти человек: папы – Ибрагима Мирзоева, мамы – Беллы, меня – их старшего сына Тофика девяти лет, пятилетнего братика Теймура и годовалой сестрички Лейлы. Наш дом находился на улице, которая в то время называлась Коммунистической, в доме №17, напротив АГУ – Азербайджанского государственного университета, где сейчас располагается Академия финансов. Мы жили в обычной коммунальной квартире, со множеством соседей, которую я за свою девятилетнюю жизнь ни разу не покидал. Это был мир, наполненный моими товарищами, двором, играми, 6-й школой, до которой я какое-то время проучился в 134-й, когда мальчики и девочки еще учились вместе. А потом, во время войны, нас разъединили, и 6-я школа стала мужской, а 134-я – женской. Словом, все это вместе взятое, было для меня очень дорогим и близким. И когда впервые, в 41-м году, в июне месяце, папа с мамой привезли меня в этот пионерский лагерь в Бузовнах, мне стало очень грустно и тоскливо, потому что я привык жить в семье. Родители приехали навестить меня через несколько дней, и, видя мое подавленное состояние, папа попытался как-то меня взбодрить: «Тофик, мы тебя определили в отряд для младшеклассников, поэтому ты по-

Д

будь здесь еще две недели, а потом мы тебя заберем. Зато здесь вечерами прохладно, здесь море, фрукты, вы купаетесь...» Но все эти описанные папой прелести меня не интересовали. Я хотел только одного – домой, туда, где мне было хорошо, где были мои детские товарищи, с которыми я играл в казаки-разбойники и футбол... Поэтому я стал проситься обратно в Баку, но папа, словно желая прервать этот жалобный поток, коротко сказал: «Потерпи две недели, и мы тебя заберем». Что же мне оставалось делать? Ослушаться папу я не мог, раз он сказал, значит, так надо, тем более и мама его поддержала... После того как родители уехали, я нашел кусок стекла и на стене за кроватью размашисто процарапал первую черточку – один прожитый в лагере день. И так я поступал каждый вечер, радуясь, что прошел еще один день моего изгнания. Однажды, когда на стене было уже шесть черточек, меня вдруг окрикнули: «Эй, Тофик, к тебе приехали папа с мамой». Я был потрясен! Я не ожидал, что увижу их так быстро! Я кинулся им навстречу, и после объятий и поцелуев папа сказал: «Собирай свои вещи, мы тебя забираем домой». Наконец я услышал это долгожданное слово – домой!!! На станции «Бузовны» мы сели на электричку, и я, замирая от счастья, смотрел, как мимо пролетали дачи, деревья, поселок Маштаги, Забрат, Сабунчи. И краем уха я вдруг услышал, как папа что-то говорит маме про войну, но я не обратил на это никакого внимания. В тот момент меня вообще ничего не волновало – самое главное, я ехал домой... Когда мы приехали в Баку, я тут же кинулся во двор, к своим друзьям. А вечером, когда брат и сестра уже заснули, я долго ворочался, и, перебирая события этого бесконечного дня, вдруг вспомнил, как в электричке папа держал плачущую маму за руки, и просил ее, чтобы она не плакала. Он говорил, что война быстро кончится и чтобы она не беспокоилась, потому что мы победим фашистов через дватри месяца. А завтра ему нужно будет пойти в военкомат, и по всей вероятности, придется уйти на фронт... И тут я уснул, а на следующее утро папы уже не было... Прошел день, другой, и я спросил у мамы: – А где же папа? – Он ушел на какое-то совещание, – уклончиво ответила мама. Дело в том, что папа был историком, но поскольку страна была большевистская и историки не пользовались сильным спросом, он возглавлял некоторые районы Азербайджана и был там первым секретарем райкомов партии. И вдруг, спустя несколько дней, появляется папа, и я впервые увидел его в военной форме! Он был в сапогах, брюках-галифе, гимнастерке, перепоясанной новенькими хрустящими ремнями, и что особенно пораз-

ило мое мальчишеское воображение – у него были петлицы с одной шпалой (погоны появились только в 1943 году), что означало звание капитана. Раньше я этого не знал, но подумал, что это здорово! И в ответ на наши восторженные и удивленные вопросы, папа рассказал, что человеку, занимавшему в мирное время определенные должности, в военное время присваивали соответствовавшее прежней должности воинское звание. И так как он был секретарем Агдамского райкома партии, одного из самых крупных промышленных районов Азербайджана, ему и присвоили звание капитана. В общем, что и говорить, я все никак не мог налюбоваться папиным видом и жутко ему завидовал – вот бы и мне стать капитаном и уйти с ним на фронт! А бедная мама все это время стояла и плакала, потому что у нее были совсем другие мысли... Наутро, когда мы проснулись, мама сказала: «Все, дети, папа ушел на фронт... Тофик, теперь ты мой первый помощник». С продуктами становилось все хуже и хуже, и даже перловку и манку выдавали по полкило, а вскоре ввели карточную систему... Мама будила меня в пять утра, и мы шли в ближайший магазин, чтобы занять очередь, и она, слюнявя химический карандаш, записывала на своей и моей руке номер очереди, а потом убегала кормить мою годовалую сестричку. А через пару часов, когда мне уже надо было идти в школу, она заменяла меня в очереди. Сонный и уставший, я плелся на занятия, садился за последнюю парту около вешалки и засыпал. Понятно, что учился я неважно... А между тем сводки с фронта становились все страшнее и страшнее, и мы уже понимали, что ни через три месяца, ни даже через полгода война не закончится. Через несколько месяцев после папиного отъезда к нам неожиданно приехал его младший брат, дядя Иса, главный инженер Кедабекского медеплавильного завода, возле которого находились огромные рудники по добыче медной и железной руды. Это производство было организовано еще в середине XIX века знаменитой фирмой «Сименс», которая до сегодняшнего дня является одной из ведущих мировых компаний. А мой дедушка со стороны отца всю жизнь проработал в этой фирме механиком вагонеток, которые доставляли на завод руду. У деда был прекрасный дом и большой сад с огородом, но сейчас все это пустовало, потому что дед давно уже умер. И дядя Иса, который как главный инженер стратегического объекта имел «бронь», усадил нас за стол и сказал: «Вам тут будет очень трудно, – и добавил, обращаясь к маме: – Собирайтесь, мы поедем к нам на родину, в дедушкин дом». Так мы и сделали. Сели на поезд и отправились в Кировабад, а уже оттуда добирались до высокогорного

Кедабекского района, в селение Казахлы, где поселились в пустующем дедовском доме. Мама устроилась в местную школу учительницей русского языка для азербайджанского сектора. Вообще-то она по профессии географ, но там было не до географии – нужен был русский язык. Конечно же, здесь нам стало полегче. Если бы мы остались в Баку, наверняка бы голодали, а тут все было свое – сад, огород, да и половина села были нашими родственниками, и они понемногу нам помогали... В Казахлы мы приехали летом, как раз во время школьных каникул, и я стал знакомиться со своими сверстниками. И так как с самого детства я был безумно влюблен в лошадей, которые до сегодняшнего дня являются самыми любимыми моими животными, я очень близко сдружился с Исламом. Он был на три года старше меня и работал курьером в колхозном управлении. Ислам был хромой: однажды он участвовал в межрайонных скачках и на полном скаку упал с лошади. Сломанная нога срослась, но хромота осталась навсегда... В колхозе было двадцать две гужевые лошади – массивные, мощные и очень крепкие. Но были еще две лошади – гнедой конь и кобыла в серых яблоках. Первый принадлежал председателю колхоза Гарибу, а кобыла – председателю сельсовета. Эта была пара скаковых коней удивительной красоты и изящества, и когда они бывали свободны, Ислам сажал меня сзади и мы отвозили документы в райком или райисполком, а оттуда привозили всевозможные приказы и распоряжения. Боже мой, какое же это было счастье – скакать вдвоем с Исламом на замечательном гибком коне! Бывало и так, что мы объезжали колхозные поля и Ислам собирал у колхозников данные, цифры и результаты и отвозил их в район. Что и говорить, курьер был важной персоной, а я всегда был с ним рядом... Каждый день мы приходили к управлению колхоза и ждали распоряжений председателя, который, кстати, тоже был хромым. Но история его хромоты была менее романтичной, чем у Ислама. В свое время, когда в стране началась коллективизация, в Казахлы ею занимался именно Гариб, и однажды кто-то из раскулаченных из мести его подстрелил. Словом, в колхозе работало два хромых человека... В один из дней мы, как всегда, уселись около сельсовета и вдруг слышим, как Гариб начал спорить с парторгом. Оказалось, что из райкома пришел приказ, что все колхозные лошади должны быть отправлены в район, потому что из Украины эвакуировали детей-сирот, и для них там будет стоиться дом. – Ну, хорошо, давай отдадим гужевых коней, а эти двое умрут же через неделю! – кричал Гариб. – Мы ничего не можем сделать, у


Новый Рубеж, www.newfront.us нас есть приказ. Раз просят всех, значит, надо отдать всех, – убеждал его парторг. – Ладно, я не буду с тобой спорить, раз ты так считаешь, так мы и сделаем, – сдался Гариб, – если всех коней забирают, будем ездить с тобой на ослах. Но учти, я с тобой несогласен... А в колхозе в то время как раз строили огромный склад, но он еще стоял без крыши, дверей и окон, возвели только «коробку». Туда и загнали всех лошадей, чтобы с утра отправить их в район. Услышав весь этот разговор, я с тревогой спросил у Ислама: – А что, они действительно погибнут через неделю? – Еще как! Их же нельзя запрягать, они скаковые лошади, - ответил Ислам. – Что же делать? Как же это может быть? И ��ут Ислам хитро улыбнулся: – Да так. В общем-то, никто же не знает, сколько всего лошадей, в бумаге ничего не написано. – Ислам! Неужели мы не сможем их спасти? – воскликнул я. – Я знаю одно место, куда их можно спрятать. Ночью, когда село уснет, я тебе свистну, и мы пойдем их спасать. Ночью мы пробрались в сарай, и Ислам стал загонять всех тяжеловозов в угол, а мне поручил сесть на гнедого коня, разогнаться и перепрыгнуть через невысокую калитку. Так мы и сделали... Мы ехали долго, примерно километров пятнадцать. Наконец я не

Июль, 2011

выдержал и спросил Ислама: – Слушай, а куда мы едем? – Да тут в лесу живет Мамедали. Когда-то он был самым богатым человеком в нашей деревне, но при этом был очень добрым и хорошим. И когда началась коллективизация, сельчане дали ему возможность сбежать, и с тех пор он поселился в лесу, в самой глухой чаще. Когда наконец мы добрались до Мамедали, Ислам рассказал ему всю эту историю и попросил, чтобы лошади пожили у него: – Но в случае чего, – добавил Ислам, – у Тофика очень уважаемые родственники. Они помогут. – Ладно, сказал Мамедали, – пусть поживут, только я не имею к этому никакого отношения... Он покормил нас картошкой, и мы, уже пешком, отправились в обратный путь и только к утру добрались до села. – Ну все, – сказал мне Ислам, – теперь я ухожу к бабушке в другую деревню, а ты делай вид, что ничего не знаешь. Если вдруг тебя спросят про меня, ты скажи, что я уже несколько дней живу у бабушки. На том мы и расстались. Я отправился к недостроенному амбару, а там скандал в самом разгаре – парторг ругается с Гарибом. – Что же хочешь от меня? – орал Гариб. – Как получилось, что у нас было двадцать четыре лошади, а сейчас мне

позвонили из Кедабека и сказали, что пригнали только двадцать две? – не отставал от него председатель сельсовета. – А я тут при чем? Может, это они ошиблись? – пытался успокоить парторга Гариб, но тог все никак не унимался. – Но мы же хотели отдать всех лошадей, а у нас не получилось... – Если ты такой добросовестный, надо было тогда до утра самому сидеть и охранять этот амбар, а ты ушел спать. Кто теперь виноват? В этот момент Гариб обернулся и, увидев в окне мое растерянное лицо, подмигнул мне... И я сразу понял, что он был в курсе нашей «операции»... А вскоре Ислам как ни в чем не бывало вернулся в Казахлы и опять занялся своей курьерской работой. Осенью начались занятия в школе, до которой надо было добираться несколько километров в соседнее село. Потом пришла снежная зима, пролетела весна, и когда наступили каникулы, я опять стал проводить все свое время со своим другом Исламом. В один из дней он отвел меня в сторонку и таинственно прошептал: – Тофик, ты только не волнуйся, идем со мной, я тебе что-то покажу. Он повел меня за какие-то колхозные постройки, и когда мы повернули за угол, я увидел нашего гнедого коня, кобылу в серых яблоках, а между ними стоял жеребенок. Это была фантастика! Я их обнимал, целовал их шелко-

№93

15

вистые шеи, гладил нежные бархатные ноздри и никак не мог насладиться этим неописуемым счастьем. И в этот момент неизвестно откуда появился Гариб: – Ну что, Тофик? Может, ты тоже станешь курьером, как Ислам? Договоритесь, кто на какой лошади будет ездить, и работайте себе на здоровье. Согласен? И тут он опять подмигнул... Конечно, я был согласен. Мы прожили в Казахлы два с половиной года, а в 1944 году от папы пришло долгожданное письмо. Он писал, что был контужен, ранен, пролежал в госпитале, а сейчас его перевели в Тбилиси и оставили при Закфронте. И еще папа написал, что немцы почти разбиты и нам пора собираться домой, тем более что он и сам в скором времени приедет в Баку... Возвращение домой после почти трехлетнего отсутствия было для нас огромным счастьем. А в 45-м году, перед самым окончанием войны, вернулся папа. Как же мы им гордились! У него вся грудь была в орденах – Красной Звезды, Отечественной войны, медаль Победы над фашисткой Германией и другие боевые награды... Наконец-то мы снова были вместе... Говорят, прошлое уходит безвозвратно, но та поездка в Бузовны жарким летом 2001 года стала моим возвращением в далекое и счастливое детство, о котором я почти уже перестал вспоминать...


16

№93

Июль, 2011

Новый Рубеж, www.newfront.us

STASS

сли вы были на выставке художников азербайджанской диаспоры, открытой во время ежегодного праздника – Дня горско-еврейской общины в НьюЙорке – 5 июня, то наверняка обратили внимание на работы живописца, подписанные именем Stass. Они были показаны здесь наряду с произведениями Ноберта Евдаева, Эмина Гулиева, Рената Забраилова и еще нескольких известных и маститых мастеров. Картины художника по имени Stass по своей художественной структуре основательно отличались от работ большинства остальных художников, явных поклонников воинствующего модернизма, среди которых есть, несомненно, удачные и яркие во всех отношениях полотна. Логично было бы предположить, что Stass – это живописец предшествующего поколения, приверженец если и не строго реалистического искусства, скажем, передвижников, то, во всяком случае, В. Серова, М. Врубеля или раннего Кандинского. Но логика, необходимая в математике, в данном случае дает осечку, потому что Stass оказался очень молодым художником Станиславом Шпаниным, чья жизнь и судьба как творца только начинает складываться, но первые же шаги, вызвавшие благожелательный отклик художественной общественности, очень обнадеживают. Стас родился в 1990 году в Баку. Он – потомок ученогоэтнографа Ильи Анисимова, исследователя истории горских евреев. Учиться рисованию Стас начал в четыре года, а когда ему было семь, в Баку уже открылась первая персональная выставка его картин. Еще через два года Стас был приглашен на церемонию вручения приза I степени на международном конкурсе изобразительного искусства «Рисунок-поздравление», посвященном 200-летию со дня рождения А.С.  Пушкина. Жюри под председательством президента Российской академии художеств Зураба Церетели выбрало картину Стаса Шпанина из тысячи других. Церемония

Е

награждения проходила в Государственной Третьяковской галерее. С той поры выставки в разных городах мира, награды и призы следовали один за другим: Италия, Франция, Россия, страны Прикаспия, Израиль. С 2005 года Стас живет в Америке, в штате Массачусетс, учится в Гарвардском университете в Коннектикуте, а также в частной школе МакДаффи и устраивает многочисленные выставки как в городах своего штата, так и соседних: Коннектикута и Нью-Йорка. В октябре 2007 года Стас показал зрителям картину «Мадонна 11», посвященную трагедии 9/11. Президент США Джордж Буш выразил письменную благодарность Стасу Шпанину за эту работу, а позднее его поблагодарил и

Тяжелая ноша

комиссар полиции Нью-Йорка Раймонд Келли, написавший художнику открытое письмо. Сегодня картины этого уже признанного художника украшают коллекции музеев мира и известных персон, в частности Библиотеки Конгресса США, Музея современного искусства (НьюЙорк, США), Музея мужества и славы (Хадера, Израиль), Музея славы Всемирной Маккабиады (Иерусалим, Израиль), Норвежской гуманитарной миссии (Осло, Норвегия), посольства Израиля в Азербайджане, коллекции ныне уже покойного президента Азербайджанской Республики Гейдара Алиева, мэров городов Салерно и Оливерто-Чито (Италия), Нетания (Израиль), министра транспорта Японии и др. В 2002 году экспертный совет Книги мировых рекордов Гиннесса решил назвать Стаса Шпанина самым молодым профессиональным художником планеты, и его имя было внесено в Книгу. – Как это произошло? – спросил я у Стаса, когда мы встретились 5 июня на выставке в еврейском центре на Sea Breeze Avenue в Нью-Йорке. – Все началось с того, что в детстве я брал мамину помаду и что-то рисовал ею на холодильнике. Никто в нашей семье рисованием не занимался. В конце концов, маме надоело смывать краску с холодильника, и меня отвели во Дворец пионеров на кружок рисования. Там я и остался. Прошло время, и один из моих рисунков отправили на конкурс, который проводился Третьяковской галереей в Москве. Неожиданно для меня мой ри-

сунок получил первую премию, которую мне и вручил Зураб Церетели, когда я приехал в Москву. – А что привело тебя в Нью-Йорк на этот раз? – Меня пригласили участвовать в выставке художников азербайджанской диаспоры, а с 1 по 26 июля состоялась моя персональная выставка в галерее Waltuch Art в Нью-Джерси. – Ты подписываешь свои картины Stass. Это твой псевдоним? – Да, он происходит от моего имени и фамилии – Stas Shpanin. Я подумал: Picasso пишется через два «s», Pissarro – тоже. И я решил не отставать от компании... Разумеется, это шутка! – Но компания у тебя нешуточная! Кто же из этих двоих художников тебе ближе? – Пикассо мне нравится как личность. Уже будучи всемирно известным, он не стоял на месте, постоянно искал чтото новое, а иногда даже возвращался к старому. Таков был его принцип, и он им никогда не поступался. Я очень слежу за тем, что происходит сегодня в искусстве, и мне хочется не отставать от современных тенденций, хочется быть понятным сегодняшнему зрителю. – Стас, прокомментируй, пожалуйста, картины, которые ты представил на этой выставке азербайджанских художников. – На одной из картин изображены две кр��сивые девочки. Это дочери Николая II. Ни в чем не повинные дети, они были убиты в политических целях. Изучая историю того времени, я ощутил себя визуальным журналистом, который должен использовать свою способность убедительно изображать события, для того чтобы восстановить в художественных образах исторические и культурные картины прошлого, поскольку в противном случае они будут навсегда утеряны. На второй картине изображен, так сказать, антигерой – простой человек с неромантической профессией: мясник. По всему видать, это неглупый и сильный человек, который хорошо делает свою работу и потому достоин не меньшего уважения, чем, допустим, президент. – А теперь вернемся всетаки к Книге Гиннесса. Что было толчком, чтобы тебя в нее записали? – Некоторое время тому назад один человек, скорее всего в шутку, сказал: «Тебе только 17 лет, а уже в скольких выставках ты участвовал, сколько раз побеждал на конкурсах – тебя можно записывать в Книгу Гиннесса! И я подумал: «А почему бы и нет?» Заполнил все необходимые документы, отослал их и потом практически об этом забыл. А они, как оказалось, проверили тем временем все факты и решили вопрос в мою пользу. Но я не отношусь к этому слишком серьезно, считаю, что мои настоящие победы еще впереди.


Новый Рубеж, www.newfront.us

№93

Июль, 2011

МЕДИЦИНА Новые исследования процессов старения головного мозга, проведенные в США и Англии, доказывают, что значительно замедлить эти процессы способны ежедневные, достаточно длительные прогулки…

КАК УЛУЧШИТЬ ПАМЯТЬ ольшинство людей в возрасте от 55 лет и старше думают о том, как не потерять память. Их опасения можно понять. Ведь всем известно, что число жертв болезни Альцгеймера (первичное дегенеративное заболевание головного мозга, возникающее обычно после 50 лет и характеризующееся прогрессирующим снижением интеллекта, нарушением памяти и изменением личности) год от года неуклонно растет. В США, например, по данным медицинской статистики, этой болезнью страдают на сегодняшний день более 4 млн американцев. По прогнозам американских ученых, к 2050 году данный показатель увеличится в четыре раза. Когда заболевание становится распространенным, на помощь «страждущим», не желая упустить свой шанс, спешат бизнесмены. Во многих странах мира рынок буквально завален продукцией, использование которой, как указывается в рекламных проспектах, обещает улучшить функционирование головного мозга. С тех пор как в СМИ и Интернете появились материалы о том, что экстракт из листьев дерева гинкго билоба благотворно влияет на работу головного мозга, улучшая память, на его основе создали препарат, его стали добавлять и в безалкогольные напитки, которые сегодня можно купить в любом супермаркете. На самом же деле каких-либо ясных, определенных научных доказательств, что вещества, содержащиеся в вытяжке из листьев этого дерева, действительно помогают хотя бы приостановить процесс дегенерации мозговых функций, до сих пор нет (см. на сайте статью «Гингко и лечение болезни Альцгеймера» – в разделе «Медицина»). Был момент, когда верным помощником в восстановлении памяти объявили хорошо знакомый нам всем сельдерей. Но и эта идея, как выяснилось, надежды не оправдала. По мнению некоторых ученых, некий положительный эффект в замедлении процесса ухудшения мозговых функций дает тренировка памяти: разгадывание кроссвордов, решение головоломок, настольные игры, изучение иностранных языков. Помогает и самоконтроль. Данный метод, в частности, состоит в том, чтобы не прочитывать какой-либо текст весь сразу, от начала до конца, но останавливаться после каждого абзаца и пересказывать себе его содержание. Проведя специальное исследование по изучению влияния умственных тренировок на мозговую деятельность, ученые пришли к выводу, что они могут приостановить развитие болезни Альцгеймера на срок до четырех лет. Впрочем, многим исследователям процесса старения головного мозга подобные утверждения представляются бездоказательными. На сегодняшний день едва ли не единственным научно обоснованным способом приостановления дегенерации мозговых клеток считаются физические упражнения, улучшающие в человеческом организме кислородный обмен. Об этом сообщает доктор Кирк Эриксон (Питтсбургский университет, США) в своей статье, опубликованной в медицинском журнале «Неврология». «Регулярные физические тренировки и, в частности, ходьба, – пишет он, – могут относительно быстро улучшить память. Люди,

Б

многие годы совершающие ежедневные, достаточно длительные пешие прогулки, получают возможность значительно замедлить процесс старения мозга». Иначе говоря, чтобы сохранить память, надо каждый день, по рекомендации доктора Эриксона, проходить примерно по полтора километра. Такое заключение основано на результатах инициированного д-ром Кирком Эриксоном долгосрочного эксперимента, в котором участвовали 300 человек пожилого возраста. Исследование длилось 13 лет. За пациентами наблюдала группа ученых-медиков. Завершающая эксперимент проверка выявила, что у тех, кто выполнял рекомендацию исследователей и проходил от полутора и более километров в день, выгуливая, скажем, собаку или специально, в оздоровительных целях, ухудшение мозговых функций составило в среднем 50% по сравнению со снижением тех же функций у тех, кто пренебрегал ежедневными прогулками. «Физические упражнения улучшают основные характеристики мозга, – отмечает в своей статье доктор Эриксон. – Они способствуют росту новых клеток и нормализуют процессы, связанные с познанием нового и памятью». Когда человек стареет, его мозг постепенно уменьшается в объеме. Ежедневная ходьба, интенсифицируя кислородный обмен в организме, сдерживает развитие этого процесса. Таким образом, у пожилых любителей прогулок мозг большего объема, нежели у людей в том же возрасте, не имеющих привычки много ходить. Данные эксперимента Эриксона подтверждаются и результатами исследования, проведенного в Кембриджском университете (Великобритания). «Умеренные физические упражнения, – подчеркивает в отчете член британской исследовательской группы доктор Тим Бусси, – стимулируют регенерацию мозговых клеток. И, в частности, в отделе, ответственном за воспоминания. По нашим наблюдениям, у пожилых людей, которые берут себе за правило каждый день помногу гулять, заметно улучшается память». В дополнение к регулярным пешим прогулкам и американские, и британские ученые рекомендуют для улучшения памяти диету. В первую очередь богатую жирными кислотами группы Омега-3, которые задерживают процесс старения мозга. Эти жирные кислоты содержатся, например, в лососе (салмон). Медики считают, что такую рыбу надо есть не менее двух раз в неделю. Благотворное влияние на мозг оказывает и ежедневное употребление в пищу овощей и фруктов. И вообще, для пожилых людей больше всего подходит средиземноморская диета, в основе которой – овощи, фрукты, оливковое масло, глубоководная морская рыба. При этом важно не забывать, что правильное питание – лишь подспорье в работе над сохранением функций головного мозга. Без регулярных и достаточно долгих прогулок добиться ощутимых результатов не удается. Пайпер ВЕЙС Медицинский раздел портала yahoo.com Перевод с английского

Община горских евреев США и Канады и редакционный совет газеты «НОВЫЙ РУБЕЖ»

поздравляют братьев-близнецов

Янива

и Юриэля Израиловых

с наступившим днем совершеннолетия – бар-мицвой – и желают им счастливого вступления в период ответственности перед обществом, семьей и самими собой. Пусть ваша жизнь и дорога освоения знаний и опыта старшего поколения будут полны радости и мудрости. Мы также поздравляем всю семью близнецов с этим замечательным праздником торжества результатов воспитания и любви. Желаем в течение всей жизни радоваться счастью ваших Юриэля и Янива.

17


18

№93

Июль, 2011

Новый Рубеж, www.newfront.us

БЛИЖНИЙ ВОСТОК

Евгений Сатановский: «Границ 1967 года на самом деле нет» Беседу ведет Михаил ЭДЕЛЬШТЕЙН МИХАИЛ ЭДЕЛЬШТЕЙН: «Фатх» и «Хамас» помирились и собираются создать правительство национального единства, на повестке дня – провозглашение палестинского государства… ЕВГЕНИЙ САТАНОВСКИЙ: Надеюсь, оно пойдет тем же путем, что и бен Ладен. Возможно, его не утопят в Аравийском море, но общее направление движения будет таким же… «Хамас» и «Фатх» слились в объятиях, причем никакого Израиля «Хамас» признавать не намерен. А Абу Мазен будет представительствовать в ООН, радостно повторяя: «У нас демократия, поэтому наличествуют разные точки зрения». То есть деньги мы у вас берем, но воевать на уничтожение не перестаем. Хотите – заключим перемирие. М.  Э.: Для чего это объединение нужно «Фатху», ведь их съедят? Е.  С.: Абу Мазен старенький. Он зачистил политическое пространство, команды у него нет, не мог он ее создать. Вот Арафат на сдержках и противовесах, на уничтожении тех, кто не хотел быть под ним, на стравливании многих и многих (неслучайно у него было 12 мухабаратов, 12 спецслужб) держал систему. А Абу Мазен на это не способен, он прекрасный министр иностранных дел при Арафате, но не более. И получилась грустная ситуация: с Саламом Файядом отношения у него не просто отвратительные, а запредельно отвратительные; Саиб Арикат изгнан из всех процессов с криками о коррупции (понятно, что в ситуации, когда вокруг одна сплошная коррупция, это обвинение используется против тех, кого нужно «зачистить»); молодой и опасный для Абу Мазена уже самим фактом своей молодости любимец Арафата из сектора Газа Мухаммед Дахлан пытался совершить переворот в «Фатхе» и теперь сидит в Иордании; Джибриль Раджуб окопался в своем родном Иерихоне, и амбиции его за пределы города не распространяются… Кто наследники, кому сдавать дела? Вот он их и сдает «Хамасу». Плюс к этому Египет, который при Мубараке был опорой Абу Мазена, перестал быть таковой: глава высшего совета вооруженных сил Египта маршал Тантауи развернулся лицом к «Хамасу». Сектор Газа деблокирован с египетской стороны, вези хоть оружие, хоть консервы, иранские корабли гуляют туда-сюда по Суэцкому каналу, отношения Каира и Тегерана налаживаются, а кэмп-дэвидская система, наоборот, рушится, и взорванный газопровод – это только первая ласточка. Правда, Синай окончательно перестал подчиняться кому бы то ни было – ну так Тантауи это не очень волнует, его задача – взять власть в Каире. Плюс подходит сентябрь, когда руководство Рамаллы собирается проводить в ООН авантюру с признанием палестинского государства в границах 1967 года. А для этого лучше выступать от лица единого палестинского народа. «Хамас» при этом бодр. Особенно его взбадривают события в Сирии, потому что сирийский штаб движения может потерять не просто вспомоществование от дома Асадов, а вообще все. В случае падения нынешнего режима Сирия, скорее всего, расколется, и едва ли в разных ее частях к власти придут люди, симпатизирующие группировке Халеда Машаля, – разве что в Алеппо, где сильно влияние суннитов. Известно, что было в Ираке после того, как там всерьез занялись палестинцами после свержения Хусейна: их вырезали,

как нигде и никогда, разве что в Иордании в «черный сентябрь» 1970-го. А ведь в Сирии палестинцы сидят в комфортабельных условиях. Это, конечно, не Иордания, где они получили гражданство, но лагеря палестинских беженцев в Сирии – это нормальные населенные пункты, а не те гетто, в которые превратили палестинские лагеря ливанцы. А кроме 400 тысяч палестинцев в Сирии сидят иракцы, их там от миллиона до полутора. У них нет ни статуса беженцев, ни программ ООН – только огромное желание перерезать тех, у кого все это есть. В связи с этим «Хамасу» надо закрыть тему гражданской войны или хотя бы приостановить, заморозить ее. Это тем более возможно, что главный враг «Хамаса» Дахлан, потерявший Газу и желавший мстить, как мы говорили, изгнан с Западного берега. М.  Э.: ООН признает Палестину в границах 1967 года? Е. С.: ООН формировалась на основе Потсдамского и Ялтинского соглашений, но мир с тех пор изменился, идет его полная перекройка. Однако до сих пор ООН как бы международный арбитр, так что почему бы Абу Мазену не разыграть эту карту? Надо заметить, что границ 1967 года на самом деле нет. «Зеленая черта» – это симпатичный термин, не имеющий к границе ни малейшего отношения. Это линия Родосского перемирия 1949 года. То есть воевали, остановились на некоторой линии, а потом война продолжилась, и эта линия передвинулась. При чем тут будущие границы палестинского государства? С тем же успехом можно вспомнить конференцию в Сан-Ремо, которая говорила про еврейский национальный очаг в границах, включающих современную Иорданию. А ведь ООН является правопреемницей Лиги Наций, так отчего бы не выполнить ее решение? Палестинское государство, если оно возникнет, будет стоять на очень зыбких основаниях. Есть территории Башана (Голаны, Заиорданье), есть Синай и Южная Сирия, включая пригороды Дамаска, на которые существуют купчие – кушаны турецких времен, гарантирующие право Еврейского земельного фонда и, следовательно, еврейского государства на огромные площади, куда большие, скажем, чем весь Западный берег. Более того, есть иорданские, сирийские карты, например, ГушЭциона, где четко показано, какие участки принадлежат арабским племенам и кланам, а какие – тому же земельному фонду. Вот документы, о которых надо говорить. М. Э.: Почему тогда это не является официальной ежедневно озвучиваемой позицией еврейского государства? Е. С.: Потому что еврейское государство демонстрирует позицию не сиониста, а галутного еврея, который боится, как бы чего не вышло. Даже когда с перепугу оно громит своих врагов, то все равно боится предъявить и жестко отстаивать свои права. Похоже, что кроме Либермана в действующем правительстве нет людей, которые готовы хотя бы просто говорить об этом. М. Э.: Разве речь Нетаниягу в Конгрессе не свидетельствует об обратном? Е.  С.: Нетаниягу не сказал ничего сверхъестественного, не объявил об аннексии территорий или о роспуске палестинской администрации. Он всего лишь не позволил нарушить статус-кво. Но и это уже немало. Израиль приперт к стенке. Рушащийся режим Асада пытается спровоцировать пограничный конфликт, в Иордании и парламентарии, и огромная часть населения требуют разорвать мирный договор с

Израилем. В этой ситуации Израиль просто не может позволить себе дальнейших игр в мирный процесс. Проблема в том, что Израилю до смерти хочется избавиться от своих арабов, а также от арабского населения Палестины. Ну не хочет Израиль быть «оккупирующим» государством. Это глупость и предательство – предательство не только национальных интересов, но и тех десятков тысяч арабов, которые бежали из Палестины именно потому, что хотели мирно жить с Израилем. Они были брошены на произвол судьбы в первую интифаду, отданы террористам Арафата в ходе Соглашений Осло. Мои друзья-поселенцы рассказывали, как уничтожались старосты арабских деревень, потомственные мухтары, кланы которых держали эту территорию для турок, для англичан и которые готовы были держать ее для евреев; как шли многочасовые бои; как были вынуждены бежать те, у кого есть родственники в Израиле, – а в старые времена наиболее прозорливые юноши из этих семей женились на еврейках, их дети получали израильское гражданство и перетаскивали родственников в Израиль. Добавим к этому тотальную дехристианизацию Палестинской автономии (я уж не говорю про Газу). Сегодня в Рамалле христиан максимум процентов 15, а от христианского Вифлеема остался клочок Бейт-Джалы. А при израильтянах это были устойчивые анклавы с христианским населением. Даже на территории Израиля растут исламизм и арабский национализм, и вот уже все три арабские партии проходят в Кнессет под антиизраильскими лозунгами. Причина в том, что не ведется работа по превращению арабов Израиля и палестинцев в лояльных граждан. А ведь это вполне реально, если учесть, из кого состоят жители Западного берега: бывшие греки и курды, французы и итальянцы, бывшие евреи и самаритяне, грузины и туркмены. Весь этот винегрет, который называется арабами Палестины, не составляет единого этноса и единого социума даже в пределах отдельно взятых деревень. Это группы, представители которых не женятся друг на друге. В деревне Уджа под Иерихоном половину населения составляют бывшие рабы из Судана, а вторую – бывшие рабовладельцы. И экс-суданцы до сих пор, получая зарплату, отдают часть ее бывшим хозяевам. О какой солидарности тут можно говорить? М. Э.: А как эти рабы оказались в Палестине? Е.  С.: Османская империя была нормальным рабовладельческим обществом. Что с того, что армия была вооружена пулеметами, а в Стамбуле и Смирне были современные магазины парфюмерии? Палестинских суданцев освободили англичане в 1920-х годах. В Саудовской Аравии работорговля просуществовала до 1960-х. А, скажем, в Мавритании и Судане патриархальное рабство существует и до сего дня… Еще перед Осло, в начале 1990-х годов, у израильских левых партий – я уж не говорю о правых – существовали вполне толковые планы, как весь этот народ интегрировать после присоединения Западного берега. Реальность-то совсем другая, чем международная мифология по поводу палестинского государства. Поэтому оно и не склеивается, не срастается. Для него нет материала, потому что, оставив всех этих людей один на один друг с другом, не получаем ничего, кроме гражданской войны, – что и продемонстрировал уход из Газы и Южного Ливана. На самом деле это гордиев узел, его надо рубить, его нельзя развязать. Увы,

существует мифологема, что можно избавиться от головной боли, просто воткнув в какую-нибудь кочку флажок и сказав: «Это Палестина». В результате проблемы накапливаются. Но взять на себя смелость перейти Рубикон не способен никто. М.  Э.: Что значит в данном случае перейти Рубикон? Е. С.: Нужно силой решить проблему Газы: оттуда в сторону Израиля ничего лететь не должно. Нужно отключать Газу от воды, канализации, электричества и всего остального и подключать к Египту. Либо Египет присоединяет ее к себе в рамках договора по Синаю, либо эта территория становится такой же серой зоной, как сегодняшнее Сомали. Западный берег в условиях надвигающегося развала Иордании и Сирии можно только присоединить, ничего другого не остается. Дальше надо проводить перепись населения и начинать работать с теми, кто там живет. Те, кто готов существовать в общем пространстве с Израилем, могут оставаться; тем, кто не готов, придется уехать. Проблема в том, что подобные вещи надо делать быстро и комплексно, а Израиль так себя вести разучился. В израильской элите влиятельные позиции занимают люди вроде Амоса Оза, посылающего свои книжки с автографами в тюрьму террористу Баргути – представляю, как тот веселится, когда их получает. (Самое смешное здесь, что Баргути – старый талмудический род; в отличие от предков Оза, про предков Баргути в Талмуде написано.) М.  Э.: Если строительство любого поселения вызывает волну негодования, то не приведет ли реализация изложенного вами плана к окончательной изоляции Израиля в международном сообществе? Е.  С.: Международное сообщество – это кучка много ворующих бюрократов и много болтающих квазиинтеллектуалов. Это несколько тысяч журналистов, политиков, «экспертов», которые зарабатывают на различных международных аферах: на «пандемиях» свиного, куриного и прочих гриппов, на глобальном потеплении, на озоновых дырах и так далее. Палестинское государство – точно такая же финансово-политическая афера. Ну так будет одной аферой меньше. М. Э.: Но жить в условиях санкций, наверное, не очень весело. Е.  С.: Ни на кого и никогда санкции не оказали ни малейшего влияния. Исключение – ЮАР, которая развалилась как серьезная военно-политическая сила только потому, что ее руководство хотело быть «в клубе»: играть в бридж, гольф и прочие крокеты на международных турнирах… М.  Э.: А как быть с демографией? Разве аннексия не влечет за собой автоматического предоставления гражданства всем проживающим на территориях? Е. С.: Это бред, который мы должны оставить политкорректной Европе. Когда Америка откусила половину Мексики, что, все мексиканцы получили гражданство и право голоса? М. Э.: Так будет ли осенью провозглашено палестинское государство? Е. С.: Вполне возможно, что его действительно провозгласят, и по этому поводу в ООН будет произнесено много речей. Ну и что? Понимаете, это как с человеком, который вечером в районе, полном шпаны, от страха крадется по тихим углам, – его непременно побьют. Не тронут только того, с кем связываться – себе дороже. Нужно, чтобы чиновники ООН поняли, что они персонально Окончание на стр. 19


Новый Рубеж, www.newfront.us

Июль, 2011

№93

19

БАКУ, НЕТАНИЯ, ДАЛЕЕ – ВЕСЬ МИР Были города на советском пространстве, которые прославились незаурядными, а порой и вовсе выдающимися людьми. В этом списке находится и Баку – город, знаменитый учеными и мастерами искусств, такими как Ландау, Ростропович и др., которые внесли огромный вклад в развитие мировой цивилизации. Мы знаем и многих других выдающихся людей, родившихся и выросших в Баку, а затем прославивших свой город. Мои друзья, проживающие в Израиле, много раз рассказывали мне о бакинце, человеке, который был яркой фигурой среди прочей городской технической интеллигенции. Он внес огромный вклад в развитие республики и заслуженно носит звание «Почетный гражданин города Баку». Имя его – Исай Сквирский. 1996 году Исай репатриировался в Израиль, следуя за членами своей семьи. Свой пенсионный досуг он проводит очень активно, общаясь с друзьями и занимаясь любимым хобби: коллекционированием брелоков. Его коллекция входит в список самых значительных в мире и постоянно пополняется. Каждый человек по-разному реализует свой творческий потенциал. Исай Сквирский родился очень одаренным этой творческой энергией – она начала проявляться еще в детстве. Ему посчастливилось учиться в 6-й спортивной бакинской школе, одной из лучших в республике, где сложились благоприятные условия для реализации своих талантов. Успех был предопределен. Дорогу осилит идущий, а здесь – и хорошо бегающий. Спорт приял его в свои объятия. Здесь он впервые ощутил преимущества лидера, и это помогало ему успешно использовать эти качества в дальнейшей жизни. Любовь к истории привела юношу в Центральный дом пионеров, где он серьезно увлекся археологией и участвовал в раскопках вблизи Баку у горы Бешбармак. Руководителем проекта был Евгений Александрович Пахомов, обладатель уникальной нумизматической коллекции. Возможно, общение с ним и породило в Исайе

В

Окончание. Начало на с. 18

будут терять от попыток делегитимации Израиля. Надо, чтобы люди осознали, что все ими украденное станет известно, что все скелеты из их шкафов будут извлечены. Это единственное, что понимают бюрократы, – страх за свои карьеры и за личное благосостояние. Те, кто создавал Израиль, умели работать с бюрократами, поэтому во время голосования в ООН взяток было роздано немало. В результате проголосовали так, как проголосовали. Это не вопрос, хорошо или плохо, это вопрос, на карте вы или вас там нет. М.  Э.: Как быстро признают палестинское государство, если флаг в кочку все-таки воткнут? Е. С.: Думать надо не об этом, а о том, каков механизм интеграции по израильским правилам. Не по правилам международного сообщества – его дело сторона. Сегодня есть историческая возможность сделать так, чтобы никакой кочки, куда можно воткнуть флаг, вообще не оста-

желание вступить в семью коллекционеров. Это очень заразительное увлечение, и к чему оно привело, мы увидим позже. Следующий этап – Бакинский политехнический институт, строительный факультет. Знаменательное время. 1957 год – VI Всемирный фестиваль молодежи и студентов в Москве, время первого после Октябрьской революции массового проникновения западной культуры вместе с маленьким глотком свободы, которую принесла молодежь из стран свободного мира. Сквирский, один из ярких представителей студенческой среды в Баку, был делегирован на фестиваль. Обмен значками и брелоками – самый доступный метод знакомств и общения. Случайная встреча с молодым израильтянином разбередила душу Исая. Он встретил человека из другого мира – манящего, на который можно было смотреть только с оглядкой. Тогда просто не могло прийти в голову, что пройдет всего несколько десятков лет и он станет гражданином той самой страны. Знакомство завершилось обменом сувенирами: Исай получил памятный подарок – брелок с надписью «Шалом» – и его захлестнула волна чувств, вызванных созерцанием реального предмета из загадочной страны. Так проснулся в Исае инстинкт собирательства, коллекционирования. Брелок «Шалом» стал первым экспонатом его огромной в будущем коллекции.

Пройти студенческую жизнь без какого-либо приработка было практически невозможно. Хорошо ориентируясь в своем родном городе и уже имея небольшой запас знаний истории родного города, Исай начал подрабатывать в экскурсионном бюро в качестве гида. Брелоки, которые стали предметом интереса Исая Сквирского, начали поступать в качестве сувениров от благодарных участников экскурсий. Коллекция пополнялась. Вообще коллекционирование имеет свою историю. Этим увлекательным занятием люди начали заниматься еще в XVI веке, но это были маленькие семейные коллекции, постепенно перерастающие в крупные, которые стали собирать в том числе и государства. Наука коллекционирования, как говорит сам Исай, требует от коллекционера организованности, терпения, силы воли. Все эти качества у Исая Сквирского были. Но не хлебом единым жив человек. Окончив с отличием институт, Исай поступил в аспирантуру в Москве и вернулся в родной город, где основным его хлебом стала профессия строителя. И все качества коллекционера ему пригодились в его профессиональной деятельности. В качестве инженера он прошел трудовой путь от сварщика до управляющего крупнейшего треста «Спецпромстроймонтаж», который построил много специальных и интересных обектов, в том числе здание железнодорожного вокзала, Милли Меджлиса и многие другие. Сам Исай говорит: «Нет такого промышленного объекта, в строительство которого я не вложил бы свои знания и свое сердце». Ответственная работа была связана с командировками по стране и даже за границу, что способствовало значительному пополнению коллекции. Каждый брелок – это произведение прикладного искусства в миниатюре, и человек, рассматривающий эту коллекцию, получает такое же эстетическое удовлетворение, как и при созерцании предметов любых других видов пластических искусств. Материалом для брелоков могут быть металл, дерево, кожа, пластмасса, которые в руках мастера превращаются в произведения, воплощающие в себе время, настроение, географические, политические, этнографические, духовные понятия. Но главное: в центре этого огромного мира находится человек, который собрал эту коллекцию. Ведь эти маленькие предметы, собранные коллекционером благодаря упорному труду и терпению, могли быть затеряны вместе с висевшим на них

ненужным уже ключом. (Этот вид собирательства называется коноклефилией.) Кстати, имеются коллекционеры, собирающие те же ключи и находящие в этом какой-то магический смысл. Думается, что каждый коллекционер, определивший для себя предметы коллекционирования, находит в этих предметах какуюто магию, приносящую удачу. У ��сая Сквирского в коллекции не только брелоки для ключей. Его интересы гораздо шире. Коллекция систематизирована по темам, и в этом можно усмотреть серьезную работу собирателя. Классификация и сортировка экспонатов в блоки по разделам, изучение истории брелоков требуют большого исследовательского труда – таким образом мировоззрение коллекционера расширяется. С этим можно Исая Сквирского поздравить. В чем же состоит главная страсть коллекционера? Конечно, в публичной демонстрации своих экспонатов. И вот в Израиле, в учебно-научном и культурном центре города Нетании, прошла выставка коллекции Исая Сквирского. Она стала настоящим звездным часом коллекционера. Публичный показ собранных за многие годы брелоков явился серьезным этапом этого увлекательного марафона. На 57 стендах-витринах более 1200 брелоков из 70 стран мира. Как говорят посетители, у людей эмоциональных, любящих миниатюрное искусство, выставка захватывала дух. Каждая витрина была посвящена какой-нибудь теме: там и иудаика, и предметы быта, и символика стран, и посвящение знаменательным датам, событиям, искусству, дизайну и многому другому. Имеется стенд, посвященный родному городу Исая Сквирского – Баку, который заложил в него самые добрые качества: альтруизм, чувство товарищества и особое гостеприимство, которое было проявлено по отношению к автору данной статьи при нашей первой встрече в Нетании. Выставка вызвала широкий резонанс на радио, телевидении и в прессе. В августе этого года у Исая Сквирского юбилей. Ему исполняется 75 лет. Он по-прежнему строен, энергичен и полон решимости приумножать предметы своей уникальной коллекции мирового уровня. Прими, дорогой Исай, поздравления со славным юбилеем. Бакинцы тобой гордятся и желают тебе крепкого здоровья. Продолжай высоко держать знамя, на котором ярким светом отражается уникальное понятие «бакинство»!

лось. А заморачиваться на тему того, будут ли над Газой объявлять бесполетную зону, бессмысленно. Пример Каддафи показал, что смелый отбивается даже в условиях прямой интервенции, что тот, кто готов воевать, – воюет. М.  Э.: Станет ли Обама сдержаннее в своих попытках давления на Израиль после того, как его заявление о необходимости возвращения Израиля к границам 1967 года встретило негативную реакцию значительной части американской элиты? Е.  С.: Обама принципиален и последователен в своем отрицательном отношении к еврейскому государству. Его позиция по Израилю – это, по сути, саудовская позиция, позиция консервативной части арабского мира. Неслучайно Абу Мазен сказал, что Обама загнал ситуацию на высокое дерево, сам спрыгнул, а его оставил, убрав лестницу. Ведь теперь никто из арабских лидеров не может потребовать от Израиля меньше, чем потребовал американский президент. Сейчас Обама будет мстить – мел-

ко и по-крупному. Уже объявлено, что американское посольство еще полгода пробудет в Тель-Авиве и не переедет в Иерусалим, поставлены под вопрос поставки Израилю 35-х «Фантомов». На «восьмерке» лишь благодаря твердости канадского премьера не прошло предложение Обамы потребовать от Израиля поделить Иерусалим с палестинцами и отступить к границам 1967 года. Единственная возможность в этой ситуации – торпедировать все инициативы президента и его администрации через Конгресс. М. Э.: А если посмотреть на дело с другой стороны: что плохого во всем этом для Израиля? Ну, сегодня существует автономия, завтра ее назовут государством… Е.  С.: Послезавтра Израиль будет уничтожен, потому что это государство не возникнет рядом с Израилем – оно возникнет вместо него. Образование государства – это экстерриториальность, вывод израильской армии, взятие территории под контроль международ-

ными силами, которые, как известно по Южному Ливану, являются крышей для террористов, взаимодействие с «Братьями-мусульманами», создание системных блоков давления – например, по водной проблеме. Общий план прост: создать невыносимые условия, при которых истеблишмент дезорганизован и только отбивается; армия, при всей своей мощи, не может ее применить, потому что нет политического решения; террористические атаки изматывают, но не так масштабны, чтобы дать повод для решительного ответного удара. Параллельно на международном уровне следуют бойкоты, обвинения в апартеиде и расизме. Йерида многократно превышает алию, на этом фоне на первый план выходит демографический фактор, который, естественно, за арабов… Просто надо понять, что здесь нет Давида и Голиафа, а есть раковая опухоль, которая пускает метастазы. И размеры этой опухоли совершенно не важны – она вас уничтожит вне зависимости от того, насколько вы молоды, крепки и здоровы внешне.

Ноберт ЕВДАЕВ


20

№93

Июль, 2011

Новый Рубеж, www.newfront.us

Выдающиеся люди

Марк Азов

«Жидовский гений» (Продолжение. Начало см. в №91)

Последнее из анекдота, рассказанного Утесовым: «Вы знаете, сегодня в Одессе был суд. На скамье подсудимых Рабинович, Нухамович, Лейзерзон, Зильберман...» – «А что, русских там совсем не было?» – «Почему? Были! Для конвоя». Так вот: для конвоя выдвинули меня. С подачи Райкина я начал изобретать псевдонимы: Амаров. Не понравилось: «Это что-то рыбное». Тогда я придумал – Азов, с ударением на «о». Не русская, не еврейская фамилия – явный псевдоним. «Ударять будут не по “о”, а по морде», – пообещал Райкин. И верно: ударение перескочило на первый слог, и я остался при русской фамилии на «-ов». Но кого это тогда бодало? Речь шла не об опусах «под себя». Райкина не спрячешь в стол, чтобы потом вытянуть из стола с наступлением эпохи гласности. И мы, профессиональные «критиканы», не то что фамилию готовы были поменять, но и жен, детей, квартиру, прописку... род... пол... лишь бы протащить шило в мешке. К тому же до Райкина доходило: на нас готовят погром. Некий весьма высокопоставленный театровед в штатском, который даже среди черносотенцев считался антисемитом, уже сидел в Министерстве культуры, вытряхивая из редакторской корзины даже те материалы, которые не пошли. Он имел твердую установку – бить народного любимца не прямым в челюсть, а финтом, чтобы и капитал приобрести, и невинность соблюсти, и рыбку съесть, и... – словом, попартийному. Так что в результате не где-нибудь, а в центральной партийной печати появилась статейка о том, что Райкин, видите ли, неосторожен в выборе авторов. Так этот стрелок-вохровец рикошетом от авторов бил по артисту: народ-то без него не догадывался, что и Райкину кто-то пишет. «Райкин сказал»... А если не Райкин, а какие-то авторы – надо еще разобраться, кто такие. Коли на клетке льва написано «собака» – это одно, а если «доберман» – совсем другое... Короче, читаем в той газете, что авторы бывают разные: Азов – вообще душечка, Амаров (тут он меня принял за узбека) и так и сяк, а все зло, ясное дело, от таких, как Айзенштадт... И пошел, и пошел «строить горку» (это райкинский термин – так он строил свои номера: начинает с ерунды и нагромождает до абсурда). Неразборчивость в выборе авторов, по мнению рецензента, довела Аркадия Исааковича до того, что он замахнулся на самое дорогое и священное для русского человека, то есть на что бы вы думали? На... дурака! Это было уже что-то новое. Раньше дураки либо помалкивали в тряпочку, либо кивали на других дураков. А тут у Райкина, в нашем «Монологе попугая», были такие слова: «Я, конечно, дурак, но меня не снимут с занимаемой жердочки.

В крайнем случае, подыщут умного заместителя». Если учесть, что все евреи к тому времени перешли в заместители к национальным кадрам, а наш рецензент, как на грех, был главным редактором, а не заместителем, то он, естественно, стал взывать к милосердию: разве дурак виноват, что он дурак?! Дурак – это просто больной человек! И не грех ли артисту-гуманисту насмехаться над больным человеком?! Райкин на то ответил: «Дурак – не болезнь, а должность. Назначьте меня министром здравоохранения – я тоже буду дурак». Но где бы он отвечал, в каком печатном органе, если бы на одной из должностей не оказался умный человек? Зять самого Хрущева, в то время всесильный Аджубей, редактор «Известий», выступил в защиту Райкина. Впервые «Известия Советов депутатов» долбанули орган ЦК – и критик схлопотал... чуть было не сказал «по мозгам». Но и критика тоже можно понять: он своим антисемитским нутром чуял, что Райкин относится к дураку как-то не порусски. Артист никогда не валял дурака и не строил «ваньку». О каких бы расейских благоглупостях ни шла речь, грустные еврейские глаза неизменно вопрошали: кому это надо и кто это выдержит?.. А если к «промблеме», без которой он на сцену не выходил, прибавить популярность Райкина да помножить на эффект, скажем, монопольного телевидения в руках услужливого дурака, представляете, что получится?.. Идет передача из Дворца съездов. Концерт, посвященный окончанию очередного эпохального съезда партии. Райкин читает наши басни, потом снова выходит на сцену с авоськой: – Разрешите выступить в прениях. Хотя я не делегат, а натуральный зверь – волк. Случайно в Москве оказался в командировке. Вот кое-какие продукты купил – волка ноги кормят... Ну и услышал – тут артисты басни рассказывают про меня. Эзоповский язык называется. Чтоб на бессловесного зверя спихнуть ответственность. Еще и объявления пишут: «Зничтожайте волков!» Волк скотину режет. Я, значит, режу... А ты? – Райкин начинает искать глазами кого-то в зрительном зале – и услужливое телевидение подставляет крупный план Хрущева, который впервые в истории сидит не в ложе, а в первом ряду. – Может, ты, – спрашивает «волк», – всю скотину перерезал? Хрущев ищет кого-то в зале у себя за спиной. – Ты не оглядывайся, – одергивает его артист, – ты на себя оглянись. У нас, естественно, темно в глазах: мы на Хрущева не рассчитывали, когда писали «не оглядывайся»; предполагалось, что весь скот в стране перерезали отдельные нерадивые очковтиратели из Рязанской области... – По-твоему, волк разменял всех коров на квитанции? – продолжает допра-

шивать артист генсека. – Или, может, ты? Телевидение не сводит очарованного объектива с обожаемого руководителя, а Хрущев вот-вот шею свернет, высматривая у себя за спиной: на кого там указывает Райкин?.. – Нет, ты не оглядывайся, – ты на себя оглянись! – повторяет Райкин, пока холуйское телевидение показывает могучий загривок обожаемого генсека. – Так, может, не меня надо зничтожать, а... Артист снова смотрит в зал, наши жены сушат для нас тюремные сухари из черного хлеба, поскольку белый исчез вместе с мясом... – Ты не оглядывайся, – говорит волк генсеку. – Ты на себя оглянись. Гробовая тишина в зале Дворца съездов. Кажется, Райкин впервые в жизни уйдет со сцены под стук собственных каблуков... Но тут сам Хрущев включает свои натруженные ладони – и цвет коммунистов страны начинает дружно «делать чапчики». На сей раз пронесло. Но все же не зря «еврей-интеллигент» предпочитал не засвечиваться под сводами Дворца съездов. Сперва надо было «пробить» спектакль, а потом уж «истину царям с улыбкой говорить». Поэтому каждую свою новую программу Аркадий Исаакович еще до показа начальству прокатывал на периферии, чаще всего – в Одессе. Если Лев Абрамович Кассиль был у него консультантом по литературе, то одесситы, должно быть, – по смеху. А уж смех... Короче: одну нашу миниатюру, тоже на хрущевскую тему, он выбросил после первого представления. Одесситы еще не успели доаплодировать, а Райкин уже за кулисами сдергивает парик: – Все! Я этого делать не буду! – Но почему? Они так смеялись! – Они так смеялись, что у меня – мороз по коже. ...Через два года мы с Тихвинским вынули эту сценку из стола и прочитали на вечере в «домжуре» – Доме журналистов. Называлась она «Семь робинзонов на одного Пятницу». На сцене, как следовало из ремарки, сидел президиум некоего совещания, состоящий из голых людей, прикрывающих портфелями библейские места... Выяснялось, что буря, внезапно прервав прения, занесла их на необитаемый остров, где несчастные жертвы уже доедают портфели с монограммами, папки с документами и даже шнурки от папок. Оставалась лишь одна надежда: на товарища Пятницу, которому наши робинзоны доверили сельское хозяйство, отдали все свои удобрения. И вот пришел срок товарищу Пятнице накормить собрание. – Товарищи жертвы! – начинает Пятница свой отчетный доклад. – Мною выращена выдающаяся цифра урожая: аж двести центнеров на гектар. – Ничего, все съедим! Мы – голодные! – Товарищи жертвы! Цифра «из расчету!» А фактически мною засеяна одна

лунка. Но зато с нее выросла выдающаяся свекла, которая пошла в пищу мне лично... Естественно, шум: «цифру» не съешь, но импорту жратвы не закупишь – необитаемый остров. Что остается?.. «Выборы лица, предназначенного к съедению»... И, понятно, решают съесть товарища Пятницу!.. ...Но тут его толкают в бок: – Товарищ Пятница, вам присваивается звание Героя Социалистического Труда, а вы спите на собрании. Так что все кончается благополучно для Пятницы... Два года назад. А на этом вечере в «домжуре», после чтения, к нам подошел один журналист-«правдист», вращавшийся, видимо, в высочайших сферах, и доверительно спросил: – Как вы пронюхали, что Хрущева съели? – Ка-ак с-съели?! – Ну ладно, не прикидывайтесь. Только вчера – на Политбюро. Небось всю ночь сочиняли эту вашу хохму. Так и не поверил, что Райкин уже показывал два года тому назад в Одессе, как члены Политбюро будут съедать Хрущева... Но ролью пророка в своем социалистическом отечестве он, как мы знаем, тогда не соблазнился, хотя совершил, на мой взгляд, куда более смелый, просто безумно смелый поступок: сбросил маски!.. То есть отказался от «картона», как он это называл, – носов, усов, бород, паричков, деталей костюма – словом, от мгновенных трансформаций. Мы с Тихвинским до того расстроились, что я бухнул в сердцах: – Может, вы и талантливый актер, но не самый умный человек (это ему-то, которому в глаза говорили: «гениальный Райкин!»). Острить со сцены может и другой артист, а смена масок – жанр Райкина!.. Он, как обычно, склонил голову к плечу и скосил на меня глаз, как петух на червячка: – Кто из нас Райкин? Ничего, кроме культа собственной личности, мы в таком его ответе тогда не углядели. И напрасно: путь каждого Художника – дорога к самому себе. Кто бы и как бы для Райкина ни писал – Райкин все равно выносил на сцену свою совершенно неповторимую индивидуальность. Ну и, конечно, свой райкинский юмор, который в «картоне» не нуждался. В жизни Аркадий Исаакович никогда не комиковал, не острил – все на полном серьезе, как говорят, на голубом глазу. Как-то его долго уговаривали сняться для телевизионного фильма. До этого он телевидения на дух не переносил, еле уговорили на три съемочных дня и за огромные по тем временам деньги. А операторы, осветители и т. д., как всегда, не готовы: что-то прилаживают, долаживают, тянут-потянут. Аркадий Исаакович сидит – деньги телевидения идут... Наконец он тихо так говорит: – Ребята, может, поснимаемся...  для смеха? И сидит дальше. А в другой раз Жак – уже упомянутый «чичероне» – оторвал его от работы – затащил, вместе с нами, в новый, открытый в бывшем Доме правительства на Берсеневской, Театр эстрады. Спектакль назывался «Пришедший в завтра», и главным


Новый Рубеж, www.newfront.us

Июль, 2011

№93

21

Выдающиеся люди героем в нем был Маяковский, который неизменно маячил впереди массовки. – Это похоже на семейную фотографию, – шепнул нам Райкин. – Всегда какой-нибудь троюродный племянник, седьмая вода на киселе, забегает вперед всех и строит рожи. Так и этот Маяковский. И пригрозил Жаку кулаком. – Зато у них на сцене целых два поворотных круга! – стал оправдываться бедный Жак. – Когда идут ко дну, всегда пускают круги. И ни тени юмора... на лице. Говоря по-театральному, полнейшая органичность. Как Жак Длугач – от природы смешной человек, так Аркадий Райкин – от природы остроумен. Но именно эта «природа» и не устраивала начальство. Как-то мы приволокли Аркадию Исааковичу материал, казалось бы, вполне райкинский: и смешной, и проблемный, а он говорит: – Не пойдет. – Почему? – Вы смеетесь над тем, что и так смешно. А смеяться надо, когда плакать хочется.

Тогда-то впервые оно и возникло – смутное ощущение, что здесь у Райкина не эстрада, на которой мы до этого зубы съели, а еврейский театр. Значит, его еще не до конца истребили?.. Хотя... Разве Райкин для одних лишь евреев старался? Или даже для одних интеллигентов? Он в свое время не сработался с таким тонким мастером, как Марк Розовский, именно потому, что, как он сказал, «мой зритель – асе: от слесаря до профессора». Да и начальство постаралось сделать вид, что никакой природы в природе не существует – Аркадий Райкин человек без национальности. Отчество «Исаакович» одно время чуть ли не сам Главлит изымал – Управление по охране государственных и военных тайн в печати. Максимум – инициалы: «А.И. Райкин». Как-то в номер Райкина в гостинице «Москва» вваливается толпа командированных с бутылками: «Аркадий Иванович тут живет?» Аркадий Исаакович спрятался: для него их бутылки были страшней гранат – он, как спортсмен, держал форму для выступлений. Гости смертельно обиделись: – Зря он отказывается выпить с на-

родом! Впрочем, в гостинице «Москва» номера для народа не бронировались. Скорей всего, это были слуги народа, те, что, как в песне: «вышли мы все из народа», но так и не вернулись... И все же природа оказалась сильней самого Главлита. Время неумолимо выпячивает наши национальные черты. Конечно же, Райкин проявил безумную для артиста смелость, сбросив маски, когда ему уже стукнуло пятьдесят. И, естественно, чем больше он старел, тем меньше оставлял сомнений своим бесчисленным болельщикам: тот, на кого мы молимся, – еврей. Уже бессмысленно, да и неприлично стало скрывать его отчество – Исаакович – в печати, уже пошли слухи-сплетни, нас стали спрашивать: «Правда ли, что Райкин нафаршировал свою тещу бриллиантами и переправил в Израиль?» Но билетики на Райкина по-прежнему рвали из рук. И слухисплетни, и дурацкие вопросы – все говорило о том, что популярность Райкина только растет. В конце концов, русскому человеку оказалось «без разницы»: Иванович или Исаакович – лишь бы

почище уделывал Сергеичей, Ильичей, Кузьмичей... Антисемитам оставалось лишь утираться, властям – присваивать артисту звания, навешивать лауреатские медали к юбилеям – «Золотую Звезд��», такую же, как себе. Рыцарь с поднятым забралом победил. Хотя, может быть, слишком поздно: спины товарищей ждановых, сусловых, ильичевых, толстиковых заслоняли от нас лицо артиста в его лучшие годы. Это трагедия не только его, но и нашей жизни. У нас не будет другого Райкина. У Кости – своя дорога и даже свой театр. И еврейский театр в России появился. Евреев стало меньше – театров больше. Поют, танцуют, играют на двух еврейских языках. И все же, кто был на райкинских спектаклях среди райкинской публики, вспомнит совсем другое. Для меня, например, он – как еврей-скрипач на русской свадьбе. Только свадьба пошире, и скрипка куда слышней. И, странная вещь, пьяницы протрезвели, присмирели хулиганы – русский смотрит на еврея, и ему не хочется быть антисемитом, а хочется еще и еще раз на этого еврея хоть краем глаза взглянуть.

Александр ГОЛЬДЕНШТЕЙН

Максим Шевченко: «Норвежский террорист убивал за Израиль» Популярный телеведущий и член Общественной палаты России Максим Шевченко озвучил собственный комментарий по поводу терактов в Норвегии. Даже в этой трагедии он умудрился обвинить Израиль... июля в Норвегии произошел двойной теракт, жертвами которого стали около сотни человек. Вот уже который день это событие остается самой горячей темой международных СМИ. 25 июля свое мнение по этому поводу высказал на сайте «Актуальные комментарии» и известный российский телеведущий, член Общественной палаты РФ Максим Шевченко. Он предпочел заострить внимание на отношении террориста Андерса Беринга Брейвика к Израилю. «...Этот человек одновременно был крайним любителем политики Израиля (он расстреливал людей, которые собрались в лагере в поддержку палестинского сопротивления), второе – этот человек был гомосексуалистом, и третье – он был неонацистом. Мы уже не первый раз видим, как в европейском пространстве совпадают три вещи: неонацизм, гомосексуализм и радикальная симпатия к Израилю, вплоть до готовности убивать других. Я думаю, что эта тенденция является искусственно созданной в Европе как противовес той позиции огромной части европейского общества во всех странах, которые просто с изумлением смотрят на политику

22

Максим Шевченко Фото Первого канала

государства Израиль по отношению к палестинцам, которая напоминает во многом нацистскую политику в Германии по отношению к евреям». Максим Шевченко давно известен своей фанатичной ненавистью к Израилю и поддержкой «палестинского освободительного движения», в том числе террористической организации «Хамас». Еще в ноябре 2000 года тогдашний заведующий интернет-отделом «Независимой газеты» Александр Шерман охарактеризовал его следующим образом: «Хорошо, что репортажи Максима Шевченко с Ближнего Востока не являются для редакции “НГ” и населения России единственным источником информации о происходящем. В противном случае положение было бы плачевным, поскольку тексты, представленные вниманию читателей “НГ”, не выдерживают элементарного фактического разбора». А в 2006 году один из его поклонников, философ Александр Дугин, считавший, что Максим Шевченко

– «лучший наш ведущий, действительно серьезный человек, который ставит серьезные вопросы, поднимает серьезные проблемы», с явным изумлением отреагировал на высказывание своего кумира, заявившего, что «Хамас» – аналог социал-демократии. «Я просто удивляюсь некоей пристрастности наших людей, которые настолько любят фундаментальный исламизм, работая на Первом канале, что уже для этого утверждают самые нелепые вещи» (радио «Свобода», 12.02.2006). Шевченко редко удосуживается подкреплять свои тезисы фактами или ссылками на первоисточники. Так, он утверждал, что Израиль намерен уничтожить «палестинцев целиком и полностью, до последнего ребенка, до последнего человека». Он же убеждал свою аудиторию в том, что «израильские элиты заинтересованы в сегрегации и в росте фашизма в других странах, в России в частности, в исламофобии, в разжигании ненависти между русскими и нерусскими» («, 15.01.2009). «В душе он – борец с евреями. Для того чтобы эта борьба была результативной, он прослушал курс лекций в МГУ и Институте стран Азии и Африки по проблемам религии и межнациональных отношений, – отмечал по поводу этого поклонника палестинцев критик Тимур Боярский. – Возможно, вторую зарплату ему платит «Хамас», за то, что Шевченко его прослав-

ляет и поддерживает всеми ему доступными способами». А популярный писатель Леонид Радзиховский однажды заметил, что «Шевченко стал, можно сказать, неофициальным послом “Хамаса” в России» («Еврейское слово», №5, 2009 год). После перехвата иностранных провокаторов с флотилии Free Gaza в мае 2010 года Шевченко заявил в эфире Russia.ru, что Израилю «сходит с рук массовое убийство палестинского населения... Израиль привык убивать ливанских детей... Они могут атаковать любое судно в нейтральных водах, убивать любого человека в любой точке земного шара... Они открыто поджигают Кавказ, они убивают моряков в нейтральных водах, они всегда правы». Он сравнил тогда действия ВМС ЦАХАЛа с нападениями сомалийских пиратов и призвал изолировать Израиль. Кстати, супруга Максима Шевченко, журналистка Надежда Кеворкова, так же яростно отстаивает интересы «угнетаемых мусульманских народов». Это ее жизненное кредо, наравне с разоблачением «агрессивной сущности» американцев и сионистов. О ее сенсационных открытиях насчет израильских «зверств» и генетических «мутаций» палестинского народа портал IzRus сообщал в августе прошлого года. Izrus.co.il


22

№93

Июль, 2011

Новый Рубеж, www.newfront.us

Литературные страницы

Мириам ХЕЙЛИ

Как живете-можете, женщины-голубки? – Поезд, следующий до Беэр-Шевы, отправляется со второго пути, – приятный женский голос прозвучал одновременно со скольжением чистеньких голубых вагонов вдоль перрона. Слегка покряхтев, поезд остановился. Толпа, еще минуту назад чинно ожидающая его, спонтанно разбившись на живые клинья, энергичным потоком заструилась внутрь. Яков, решительно, но без суеты зашагал в ближайший вагон. Он поднялся на второй этаж и присел на свободное сиденье у окна напротив молодой женщины. Каре из черных прямых волос обрамляло круглое лицо с правильными строгими чертами. Она читала книгу, обернутую в прозрачную библиотечную пленку. Скользнув взглядом по серьезному сосредоточенному лицу, закрытой почти под горло светлой кофте и не слишком облегающим полноватую фигуру джинсам, он не нашел ничего интересного и надел темные солнцезащитные очки. Прикрыв глаза, он слегка склонил свою крупную, увенчанную жесткой кудрявой шевелюрой голову и уперся в прохладное стекло окна. Яков еще на перроне решил поспать в пути – ехать предстояло около двух часов, делать все равно было нечего. Он уже почти задремал, но был разбужен веселыми женскими голосами, громко по-русски радовавшимися тому, что успели до отправки поезда. Одна из них – обладательница низкого грудного голоса – села рядом с Яковом, другая – что говорила высоким звонким голосом – напротив, рядом с молодой женщиной с книгой. Яков не успел подумать, что поезд стоит на станции непривычно долго, как недовольный мужской голос объявил по радио: – Внимание пассажиров! Во втором вагоне найдена спящая девочка трех лет. Пассажиров, знающих о местонахождении родителей, просим срочно обратиться к начальнику поезда. Повторяю… – Ай-вой! – сказала вдруг на джуури соседка Якова, – ребенка потеряли. Чтоб у той дурной мамаши спина надвое сломалась! – А они на каждой станции долбят: «Не забывайте вещи в вагонах», – хохотнула по-русски другая. – Пусть сразу объявляют: «Не забывайте вещи и детей!» Или как у Жванецкого: «Ненормальную мамашу просят подойти, откуда угодно!» Яков усилием воли не позволил губам растянуться в улыбке. – Это наверняка религиозная семья с кучей детей, – неожиданно вклинилась в разговор молодая женщина с книгой. – У них же по десять-двенадцать голов, забыть одного в поезде – обычная история. Слава Богу, что не в машине – там и задохнуться можно. – А, может, и арабская семья, – неуверенно возразил высокий голос, – у этих тоже целый выводок маленьких разбойников. – Вон мужик бежит, небось, папашка, – возбужденно закричала та, что сидела рядом с Яковом. Он тихонечко приоткрыл левый глаз и скосил в окно. Невысокий мужчина средних лет, с усиками, бежал вдоль платформы в сопровождении двух

железнодорожников. – А мужчина-то из наших, кажется, – почти шепотом произнес низкий голос на джуури, – я его на свадьбе видела. Поезд тронулся, оставляя на перроне галдящую толпу, окружившую мужчину с девочкой на руках. Она казалась непричастной к этой суете и шуму. Положив головку на плечо отца, девочка придерживала его за шею одной ручкой, указательный палец другой, словно соска, наполовину выглядывал из вишневых губ. Сонным равнодушным взглядом малышка провожала набирающий скорость поезд – Наши евреи, как всегда, переплюнули всех, – со вздохом констатировала женщина с книгой. Ее низкий чуть с хрипотцой голос звучал уверенно. Так обычно разговаривают люди, привыкшие отдавать распоряжения. – Ты тоже горская еврейка? – спросила соседка Якова. Получив, по всей видим��сти, положительный ответ, она продолжила: – А по тебе не скажешь. Вон какую толстую книгу на иврите читаешь. – И по-русски читаю, и по-английски. Сколько можно нашим женщинам полы да туалеты мыть? Мы что, тупее этих ашкеназов? Нет, девочки, пришло время и нам за ум взяться и доказать, что мы не хуже других. Яков проснулся окончательно, но продолжал прикидываться спящим. – Точно! – звонко вскрикнул молодой веселый голос. – Меня вон тоже муж по приезде на фабрику устроил кур разделывать. Его тетя на той фабрике от уборщицы аж до бригадира дошла за двадцать лет-то. Я годик со скрипом поработала. Потом смотрю: подружки по ульпану красиво вырядятся и на работу шествуют, а я как бомжиха одеваюсь, чтобы приличные вещи не портить. Целый месяц мужа уговаривала: и слезами, и словами, даже до крика доходило! Пока, наконец, не дотумкалась пойти за помощью к его тете. Как же! Тетя, папина сестра – кялятаи (старший, старейшина), ее можно слушать! Спасибо, она оказалась толковая тетка и убедила его не только записать меня на курсы секретарей медицинских учреждений, но и деньги дала на учебу. Уж я училась – изо всех сил старалась! Даже компьютер вместо поездки в Турцию уговорила мужа купить. А что? Я в школе всегда «хорошистка» была. Хотела даже в техникум поступать, но меня в восемнадцать лет отдали замуж. Потом дети пошли, не до того было, а потом мы приехали сюда. Друг мужа через свою соседку устроил меня в регистратуру нашей зубной поликлиники. И что вы, девочки, думаете? Я сама слышала, как мой Робик перед друзьями выпендрялся: «Я, мол, своей жене не позволил грязной работой заниматься! Дал деньги – записал на курсы, а потом по знакомству устроил на работу в поликлинику. Зарплата копеечная – зато в чистом месте, в белом халатике сидит, на кнопочки махшева нажимает. Зачем она должна на работе выкладываться? Пусть лучше побережет силы на домашнюю работу вечером и ночью, конечно!» Представляете? Как будто я не работаю! Да у меня…

– Не гневи Бога, Светка, – в низком голосе подруги звучало раздражение, – твой муж – нормальный парень! А что ты хотела, чтобы он всем рассказывал, что он глупый, не въехал, а жена – умная, настояла и оказалась права? Ну, ты дурная прямо! – Твой родственник, – вновь засмеялась вторая, – кук холяй ту, конечно же, будешь защищать! Муж у меня хороший, спору нет. Правда, командовать любит, и последнее слово всегда за ним должно быть – так мне в доме не комнатная собачка нужна, а мужчина. Главное, что мне было хорошо. А если что не так, я уже умная, не как раньше, – она залилась заразительным смехом, – я уже знаю, как на него повлиять. – Бессовестная, – беззлобно усмехнулась подруга, – вы родители троих детей, а у обоих глупости в голове. – Да, ладно тебе, Лиза. Я вот тебе удивляюсь. Ты умная баба: в свое время институт заочный закончила. Что же все за стариками ходишь? Неловкое молчание прерывали только негромкий шум движущего поезда да тихий смех влюбленной парочки на соседнем сиденье. Яков приоткрыл глаза и бросил незаметный взгляд из-под очков на свою соседку. Полные белые руки сложены на широких коленях, проступающих через тонкую черную ткань длинной юбки. Не слишком гладкая, пористая кожа не скрывала приятных черт молодой – лет тридцати пяти – женщины. Черные волнистые волосы схвачены простой резинкой и подняты на затылке вверх пластмассовой заколкой. – Ты ведь знаешь, Света, сначала я несколько лет смотрела за прикованной к постели свекровью. После ее смерти както незаметно, правда уже официально за оплату, я стала ухаживать за ее подругой. Так и пошло. Учиться… Мне вообще-то пришло приглашение с биржи труда для репатриантов с высшим образованием на курсы социальных работников. Да там, вопервых, надо учиться два года на иврите, а во-вторых, необходимо еще и оплатить учебу. Не полностью, конечно, большую часть платит Министерство абсорбции, но для меня и это большие деньги. – А в-третьих, твоему тамбялу (лентяю) мужу придется не в нарды со стариками играть, но а′шкара (по-настоящему) работать, – Света почти кричала, – чего он не любит. Он же ни на одной работе больше полутора лет не держится. Последующие пять-шесть месяцев – пока безработица капает – на диване лежит, в потолок плюет, жене и сыну нотации читает. – Перестань. Он не такой уж плохой. Зато по дому помогает: за продуктами ходит, на базар. – Ой, только не открывай мой рот. Да ему западло готовый суп в тарелку себе налить. Типа недостойно мужчины в кастрюлю за едой лезть! Помощничек! На прошлой неделе раз встретил моего Робика на базаре, все мозги ему затрахал. Ты, мол, не умеешь вести хозяйство. Нельзя покупать творог и сметану или, например, яблоки и груши одновременно. Купи творог и, предположим, яблоки. Съедят – пойди еще раз

на базар и уже принеси что-то другое. Так ничего не пропадает и не выбрасывается, и у твоих домашних всегда молочное и фрукты на столе, и экономия. Скупердяй. Мужчина, для которого единственный способ увеличить доход семьи, – экономия, не достоин папаху носить! – Подождите, девочки, – вмешалась в разговор женщина с книгой. Меня зовут Зина. Я живу в Сдероте. С твоим мужем, Лиза, мне все понятно. Давай разберемся с тобой. Знаешь ли ты, что вот уже несколько лет существует организация, которая помогает кавказским евреям получить образование? Скажи, из какого ты города и дай мне номер твоего телефона. Социальный работник, – это то, что с твоим терпением надо. Я тебе обещаю по-любому найти финансирование, а ты уж постарайся выучиться. – Я не знаю, – голос Лизы звучал смущенно, – как раз учиться мне не трудно. Помогая сыну в учебе, я неплохо выучила язык, газеты легко читаю, но… мой муж, – она почти шептала, – он, по-моему, не согласится, даже если будут деньги. Она запнулась, а затем продолжила. – Я, конечно же, могу взять несколько уборок после учебы. Но дело не только в деньгах... – Да говори уже, – решительно влезла в разговор Света. – Понимаешь, – повернулась она к Зине, – ее родители выдали замуж за разведенного мужчину на пятнадцать лет старше. Ей уж было двадцать два, и они как люди старой закалки испугались, что она останется старой девой. Наши мужчины – горячие кавказские джигиты – и так все ревнивые, этот же всех перещеголял! Он даже с соседями здороваться не разрешает. Да он ни за что не позволит учиться. – Ну, тогда я просто обязана помочь тебе! – Зина вытащила из сумочки айфон. – Положить свою молодость на этого батлана и его мамашу недостаточно? Надо всю свою единственную жизнь на него угробить? Хватит! Двадцать первый век за окном! Знаете, девочки, когда я с детьми, мужем и его родителями в Израиль из Дербента приехала, была сначала, почти как все. Но меня страшно раздражало немым и глухим идиотом с извиняющейся рожей ходить по чиновникам, а потом потешным клоуном – по магазинам да базарам. Тогда я, закончив обычный ульпан, добилась следующей ступени, хотя мне по образованию не полагалось: у меня за плечами был всего лишь техникум. Чтобы лучше усваивать язык, я брала в библиотеке книжки на иврите и читала детям. И еще смотрела с ними детские передачи и мультики. Когда мы переехали в Сдерот, я повела свою дочь записываться в самую лучшую престижную школу. Оказалось, что для зачисления детишки должны сдавать тесты. Надо – сдали. Директриса, объявляя о том, что моя дочь принята, добавила, что моя малышка пополнила самую немногочисленную группу учеников – выходцев с Кавказа. Мол, наши детки, как правило, не проходят тестирование, типа тупее всех. Я


Новый Рубеж, www.newfront.us

Июль, 2011

№93

23

Литературные страницы думала, убью ее! Назвать наших малышей тугодумами! Да наши выросшие пацаны пол-Москвы у ногтя держат! Пусть они не знают интегралов и закона Ома, но «соображалка» у ребят работает – дай Бог каждому, другим у них еще ума занять не помешает. Успокоившись, я стала разбираться в проблеме, и оказалось, директриса назвала почти правильную статистику. Я стала искать причину и нашла: нашими детьми просто никто не занимался. То, что ребенок хорошо и чисто одет, накормлен вкусной домашней едой – хорошо, но это никак не поможет ему выделить красным цветом треугольники, а зеленым – эллипсы. Если ему к шести годам не объяснили, что это, и не научили отличать цвета, никакая «соображалка» не спасет. Что я сделала, спрашиваете? В первую очередь, сама пошла учиться. Не скрою, поначалу были проблемы в доме, пока я не убедила мужа, что его родителям лучше жить отдельно. Были сложности и с языком, пришлось помимо конспектирования записывать лекции на диктофон. Спасибо учителям и студентам, которые мне очень помогали. Окончив заочно университет, я не просто начала работать по специальности, но решила сделать все, чтобы изменить негативный имидж общины. Я ходила по домам, разговаривала с родителями, бегала по школам – искала помощников-старшеклассников. Вы не поверите – нашла не только девочек, но и мальчиков. Вскоре сколотила довольно большую группу единомышленников. Потом начался марафон по разным инстанциям с нелегкой задачей выбиванием средств и помещений. И все это под бомбежки. Сами знаете – русский привет от двоюродных братьев под названием «Скад». Во время войны мы организовывали дежурства в бомбоубежищах, доставляли все необходимое нашим старикам и детям. Не то чтобы руководство города не делало это. Просто к нашим людям нужен свой подход, хотя бы стариков так просто в бомбоубежища не загонишь. В конце концов, мой муж и дети тоже включились в работу. Скажу честно, без поддержки в семье очень трудно. – А результат? Чего вы достигли? – спросила Лиза. – О достижениях мы не рапортуем, не на партсобрании – мы просто делаем свое дело. А результат налицо. Число наших детей, поступающих в лучшие школы, тихоны и университеты, поднимается неуклонно, как кривая перевыполнения плана на плакатах советских времен. И каждый раз мы открываем новые проекты: для детей, выпускников, солдат, студентов, женщин и стариков. «А про мужчин, как всегда, забыли, – усмехнулся про себя Яков. – И что это с нашими женщинами здесь делается? – подумал он с грустью. – Уж моя-то Зарина всегда такая спокойная, послушная. Если ей что-то надо – начинает ластиться, как кошечка. Зеленые глаза становятся изумрудными, розовые губки в легкой улыбке сложит – попробуй откажи плутовке! Мне даже нравилось выполнять ее капризы, тем более она никогда не просила невыполнимого! – Он вздохнул. – А сейчас...» Яков давно уже не прислушивался к разговору женщин. Глядя на проплывающие за окном цитрусовые плантации, он погрузился в свои невеселые думы. Зарина… Зорька его ясная…

Группа наряженных женщин, торжественно несущих свадебные подносы с подарками – табакхо, – вошли во двор, где жила невеста. За ними важно шли музыканты: толстый кларнетист, натужно дующий в переливающийся в бликах прожектора кларнет, барабанщик, выбивающий такт серьезно и вдумчиво, словно шаман, для которого каждый удар имел важный потусторонний смысл. За ними чинно шествовали мужчины с женихом. Беник – двоюродный брат Якова, родителям которого надоели постоянные интрижки сына с нееврейскими девочками, наконец-то дал себя уговорить взять замуж порядочную девочку из своих. Тетя думала, что теперь ее мальчик успокоится. К слову сказать, более или менее успокоился он лет этак через пятнадцать. Яша увидел ее сразу. Она стояла в толпе девчонок, и ему казалось, что прожекторы, освещающие просторный двор, направлены только на нее. Каштановые с рыжинкой волосы были заплетены в толстые косы, но непослушные мелкие кудряшки, казавшиеся в бликах прожектора оранжевыми, выбивались из вплетенных в косы прядей, обрамляя девичью головку огненным ореолом. Зеленые, цвета яркой весенней травы, глаза смотрели на всех с нескрываемым любопытством, но как-то по-детски, без всякого кокетства. – Это Зарина, младшая сестричка моей Ривы, – многозначительно улыбаясь, ответил на его вопрос Беник. – Понравилась, бери – моим баджанагом будешь. – Ты сошел с ума, – сказала мама, – девочке только шестнадцать, она же еще школу не закончила. – В самый раз, – сказал папа, – пока обручение, туда-сюда, школу закончит. Да в конце концов в загсе аттестат зрелости не спрашивают, не академия. Если парню девушка понравилась, что за проблема – пойдем и засватаем. – Нехорошо, когда из одной семьи двух сестер берут, – покачала головой тетя, – сравнивать начнут, завидовать. – Пусть обзавидуются, – мама встала гордо, уперев полные руки в бока, – да можно ли твоего кривоного Беника с моим красавцем-джигитом Яшей сравнить? – Да моему Бенику девки каждый день телефон обрывают! Уж я им сто раз говорила, что он женится, а они готовы и без свадьбы. Вот это мужчина! – Ой не могу, джуурский Казанова… – Все, женщины, прекратили базар, – поднял голос папа. – Поговорите с мамой девочки, – обратился он сразу к жене и сестре, – если возражений не будет, на следующей неделе пошлем сватов. Ей едва исполнилось восемнадцать, а ему двадцать два, когда они связали свою судьбу. Пятнадцать лет пролетели как один день. Три гипершустрых кудрявых пацана и спокойная, улыбчивая рыжая малышка. Он называет их «три диких сыночка и лапочка дочка». Одно воспоминание о них вызвало у Якова улыбку. Он вел себя как истинный мужчина: его жена не работала ни одного дня! Она растила четверых детей, ухаживала за его стареющими родителями, вела дом. Она никогда не знала, почем буханка хлеба или килограмм помидоров, все покупки он делал сам. Только

одежду для нее и детей они ходили покупать вместе. И все всегда было хорошо! Но в последнее время… Как могло случиться, что та, с которой он знаком с шестнадцати лет и, казалось бы, знает о ней все-превсе, вдруг так изменилась? Почему это произошло? Может, потому что не стало его родителей? Может, потому что дети подросли и начали отдаляться от матери… Хотя нет! Как же я не понял? Рива, сестра ее. Пока дети ее были маленькие, она не работала, а когда подросли, устроилась уборщицей в «Кантри-клаб» недалеко от дома. Яков бы в жизни не позволил своей красавице жене работать в таком месте. Но Беник не слишком любил свою жену и как будто никогда ее не ревновал, хотя сам был еще тот «ходок». Впрочем, может, еще и потому, что его женушка после рождения троих детей стала корова коровой. Хотя нет. Ослепительно белая кожа, покрывающая все эти залежи жира и сложенная толстыми складками на подбородке, придавала ей сходство скорей со свиньей, а не коровой. Ну, так вот. Поработала она там с годик-другой, и вдруг что-то в ней замкнуло. Сначала она стала бегать в своем тренажерном зале, потом плавать в бассейне, потом массажи, диеты. Через пару лет она не только скинула килограмм тридцать, но изменилась во всем. Прежде всего, окончила какие-то курсы и начала работать в том же «Кантри-клабе». Изменился ее стиль одежды, манера поведения, осанка и даже походка. Даже Беника проняло. Он срочно побросал всех своих подружек и начал отвозить-привозить свою жену на работу и с работы. И хотя сестры особой дружбой не отличались, да и Яков делал все, чтобы влияние на Зарину ее сестры было минимальным, но все-таки не удержал. Втемяшилось ей в голову, что она хочет пойти учиться на косметолога – делать всякие эпиляции, ну то есть волосы на лице каким-то прибором удалять. Да Якову денег не жаль, он почти уверен, что следующий шаг будет устройство на работу в этот же проклятый «Кантри-клаб». Чтоб он позволил своей красавице жене ходить среди полуодетых мужиков! Правда, сам Яков там ни разу не был: делать нечего – за такие деньги плавать в воде с хлоркой! Тут море под носом – десять минут на машине. Купайся не хочу! Так. Судя по рассказам этих женщин, особенно той общественницы, которая с книгой, эта зараза, называемая демократией, коснулась многих наших женщин. Возможно, это поколение еще сможет воспользоваться свободой, соблюдая порядочность и целомудрие, – они все-таки получили воспитание своих бабушек и мам. А молодежь! Для них свобода и распущенность – одно и то же! Вот!!! На это надо напирать при разговоре с женой. А что предложить взамен? Он вдруг открыл глаза и обратился на джуури к женщинам, продолжавшим о чем-то горячо спорить. – А скажите, сестрички, что можно предложить женщине, которая никогда в жизни не работала, а сейчас вдруг захотела идти учиться? Лиза от удивления прикрыла рот ладонью, Света смущенно захихикала. Они никак не ожидали, что дремавший всю дорогу мужчина оказался вполне бодрствующим,

к тому же своим, а значит, понимавшим всю их беседу. – Сколько ей лет? – невозмутимо спросила Зина, прищурившись. – Тридцать четыре. – Молодая. Что, джигит, не хочешь отпускать жену в большую жизнь? – Не хочу, – Яков решил играть в открытую, – она, видите ли, желает учиться на косметолога – эпиляцию делать. А потом ее сестра обещала устроить в «Кантриклаб». – Так ты боишься, что ее клиентами могут быть мужчины? Яков на минуту лишился дара речи. – А такое тоже бывает? – его взгляд был совершенно обалдевший. – Ну да, правда, не электроэпиляцией, но многие молодые люди удаляют волосы с груди, спины и рук. Накаченный торс должен быть гладким. Ты никогда не обращал внимания на фотки всех этих качков в глянцевых журналах? Не бойся. Ко мне такие, как твоя жена, ходят толпами на консультацию. Выход есть. Ты должен помочь ей открыть дома кабинет. Это недешево: надо официально оформить документы, купить специальное оборудование, кресло. Но тогда она будет принимать клиенток, не выходя из дома. Яков повеселел. – Ладно, – он с достоинством кивнул в знак благодарности, – я сам выясню все подробности. Спутницы пытались продолжить разговор, но их беседа явно не клеилась. На следующей остановке Яков вышел. Он перешел в дальний вагон того же поезда и вновь сел у окна. Яков не жалел, что поехал за советом к дяде Нисиму. Старик остался единственным кялятаи в их семье, и все племянники часто обращались к нему за мудрым словом. Старик посоветовал ему поучить зарвавшуюся женщину старым дедовским методом. То есть плеткой. – Но будь осторожен, – дядя поднял указательный палец, – постарайся не оставлять следов на теле. Тут же чуть что – полицию вызывают. Идиоты! Потому и молодежь, и женщины на голове лезгинку танцуют, что страха нет. А страх – это дисциплина и порядок. Яков знал, что никогда не сможет поднять руку на любимую. Она же такая нежная, хрупкая и ранимая. Плетью, возможно, можно вернуть порядок в доме, но любо��ь не захочет вернуться в такой дом. Жизнь идет вперед, попытаться вернуться во вчерашний день невозможно. Она хочет изменений? Хорошо. Он все возьмет в свои руки. Яков внезапно засмеялся. Скажу ей: «Я буду твоим менеджером!» Унылая степь за окном, залитая ярким солнцем, казалась не серой, а желтой. Пожилой бедуин в длинной светлой одежде вел под уздцы двух каких-то облезлых одногорбых верблюдов. «Да, у этих ничего не меняется», – подумал Яков. За секунду до того, как эта троица исчезла из виду, он увидел, как старик остановился, вытащил что-то из кармана и приложил к уху. Мобильник! Яков засмеялся. Продолжая улыбаться, он смотрел сначала вслед убегающей назад пустынной степи, а потом вперед, навстречу проступающему в желтой дымке хамсина городу, навстречу новой жизни.


24

№93

Июль, 2011

Новый Рубеж, www.newfront.us

Калейдоскоп событий в Нью-Йорке

К НАМ ПРИЕХАЛ РЕВИЗОР аиболее отличившихся на разных поприщах представителей русскоговорящей общины отмечали и награждали в Нью-Йорке весь

Н

июнь 2011 года. Дважды это делал мэр Блумберг – на фестивале «Наше наследие», проводимом Русско-американским фондом, и в своей резиденции Gracie Mansion в Верхнем Ист-Сайде Манхэттена; боропрезидент Бруклина Марти Марковиц и боропрезидент Манхэттена Скотт Стрингер – на этом же фестивале, и Русский отдел UJAFederation. Поздравительный месячник закончился в историческом здании суда на Chamber Street, где героев года приветствовал и награждал городской ревизор Джон Лу – третье лицо в городе. Фира Канцепольская награждена за создание программ помощи в образовании и в социальных проблемах людям с недостатками в интеллектуальном и физическом развитии. Зоя Максумова получила памятную грамоту как глава некоммерческой женской организации, входящей в состав Бухарского еврейского конгресса США и Канады, главный редактор журнала «Женщины мира», спонсор нескольких еврейских организаций. Она помогает бухарским женщинам в их становлении как новых американок. Евгений Школьников прибыл в США в семнадцатилетнем возрасте из Киева и, начав с самой примитивной работы, постепенно стал крупным финансистом и филантропом. В частности, недавно он подарил еврейскому центру Kings Bay Y большую библиотеку книг по экономике для детей. В предыдущем номере нашей газеты помещена статья о том, что имя Евгения Школьникова включено в электронную «Энциклопедию Русской Америки». Алик Тейтель приехал в США в 1991 году в возрасте 35 лет. Он сделал карьеру крупного финансиста и банкира, а в 2003 году организовал и стал бессменным президентом Бизнес-клуба при Бенсонхерстском JCH, принесшего общине неоценимую практическую пользу. Награду группе «Семьи

11 сентября», созданной в 2002 году семьями, чьи близкие погибли во время теракта 9/11, принимали Валерий Савинкин и чета филантропов Дина и Джонатан Лидер – активные участники акций разносторонней помощи

семьям погибших 9/11 и увековечения их памяти. Перед собравшимися выступили два фольклорных коллектива: бухарский «Маком» и украинская «Голубка».

... И БЫЛ БАЛ остоялся ежегодный бал филантропов и верных друзей Русского отдела самой крупной в мире благотворительной организации UJA-Federation. Каждый день более 100 агентств, входящих в состав UJA- Federation, открывают свои двери, чтобы оказать медицинскую, гуманитарную, образовательную и другую необходимую помощь пожилым и инвалидам, одиноким и многодетным, взрослым и детям – всем тем, кто по разным причинам в ней нуждается – в НьюЙорке, в Израиле, в 60 других странах, где живут евреи – 4,5 миллионам жителей ежегодно. Бал проходил в очень респектабельном зале в Манхэттене The Prince George Ballroom и на этот раз, в отличие от предыдущих лет, был объединен с молодежной тусовкой, которая раньше устраивалась с этой же целью отдельно. Гостей приветствовал Генеральный консул Израиля Шломи Кофман, а затем состоялось награждение лауреатов этого года учрежденными памятными наградами. «За достижения всей жизни и деятельности» награду получил Алекс Щегол, основатель и президент The College of Advance Technology – колледж, сегодня всем хорошо известный как ASA. Отвечая на вопрос корреспондента: «Что значит для вас эта награда?», Алекс Щегол сказал: «Сегодняшняя награда принадлежит всей организации, где я работаю. И это определенная веха в нашей жизни, потому что эта награда от UJA показывает, что мы в принципе делаем общее дело: помогаем людям. Наш колледж – это все-таки в большей степени филантропия, чем бизнес, хотя понятно, что мы сами должны зарабатывать, чтобы иметь возможность дать

С

людям образование и предоставить необходимые услуги. А филантропия состоит в том, что мы стараемся делать все возможное для студентов даже в тот период, когда экономика в стране находится на спаде. Наша филантропия состоит также и в том, что, предоставив студентам возможность образования, мы тем самым помогаем им устроиться на достойную работу. Поэтому я считаю, что для сотрудничества ASA с UJA выбрано правильное время и правильное место. Оно помогает нашей русскоговорящей общине жить лучше, а это, в свою очередь, является основой для того, чтобы наши дети и внуки оказались в благоприятных условиях». Награда имени Лидии Варельджан – в прошлом легендарного руководителя Русского отдела UJA-Federation – была вручена супружеской паре Тоби и Рону Хирш. Рон Хирш был основателем и в течение первых четырех лет президентом и членом совета RAJE – молодежной еврейской ассоциации выходцев из бывшего Советского Союза. К сегодняшнему дню RAJE выросла в очень мощную структуру, на счету которой уже много важных и полезных для общины дел. Жена Рона Тоби является инициатором и руководителем многих молодежных акций RAJE. Награда, которая ежегодно вручается

лидерам молодежи русскоговорящей общины, на этот раз присуждена еще одной супружеской паре: Розе Кайоле и Эдварду Мермельштейну. Эдвард – успешный адвокат, специалист по недвижимости, член нескольких благотворительных фондов. Его жена – в прошлом прима-балерина Венгерского театра оперы и балета – теперь основала и стала исполнительным директором Манхэттенского центра кино и изобразительного искусства и Манхэттенского молодежного балета. Бал прошел весело и непринужденно, и Лидия Вайнберг, директор Русского отдела UJA, поблагодарила всех присутствующих гостей и всех тех, кто помог провести мероприятие.

РАВВИНЫ В ПОЛИЦЕЙСКОМ УПРАВЛЕНИИ олицейское управлении НьюЙорка отметило 100-летие введения должности раввина в NYPD. Комиссар полиции Раймонд  Келли  на встрече с общественностью и сотрудниками рассказал о той важной роли, которая принадлежит  священнослужителям полиции, а главный раввин NYPD Элвин  Кесс (на снимке на первом плане), занимающий  эту должность с 1966 года по сей

П


Новый Рубеж, www.newfront.us

№93

Июль, 2011

25

Калейдоскоп событий в Нью-Йорке день, был назван учителем и другом для многих полицейских, евреев  и неевреев. Первым раввином Полицейского управления Нью-Йорка стал в 1911 году Абрахам Блюм. Выступая на встрече, рабби Кесс так определил свою роль: «Раввин – это учитель и друг многих полицейских, политиков и просто людей разных национальностей». Мистер Кесс сказал, что благословляет и молится за наших полицейских, за нашу страну и за всех нас. Он помянул тех, кто героически пожертвовал своей жизнью ради нашей безопасности. На торжественной церемонии присутствовали внуки первых раввинов NYPD, рассказавшие залу о своих замечательных и очень мудрых дедах. Комиссар Раймонд Келли вручил им почетные грамоты.

«ЕСЛИ РАНИЛИ ДРУГА...»

тром самого длинного дня в году, 22 июня 1941 года, началась Великая Отечественная война, и наступила длинная-длинная ночь... Еще древние говорили: «Если забыть войну, начнется новая». Сегодня, через 70 лет, о войне вспоминают по-разному те, кто прошел через нее и для которых после четырех лет войны все-таки наступило какое-никакое утро, и те, которые знают о ней только по рассказам. Литературно-музыкальная композиция, задуманная и вдохновенно исполненная актрисой Еленой Строгановой и ее помощницей скрипачкой Беллой Либерман, посвящена тем героическим женщинам, чей подвиг во время войны был мало замечен: тем только начавшим жить девочкам, которые были связистками, бесстрашно тянувшими свои провода под пулями, свистевшими по степи; тем, кто вытаскивал солдат вдвое тяжелее их самих из горящих танков; тем медсестрам, которые, не задумываясь, отдавали раненым свою кровь. Всем тем, которые после войны стали незаметными и скромными бухгалтерами, управдомами или продавщицами, просто радуясь тому, что живы, хотя и не всегда счастливы. Авторам-исполнительницам удалось избежать стереотипов и очень душевно, на высочайшем эмоциональном подъ-

У

еме и в то же время сдержанно, чего требует хороший вкус, рассказать о короткой (потому что мало кто из них остался в живых) жизни на войне, в ее первые дни, вчерашних школьниц: об их мужестве и страхе; о ежедневной трагедии будней войны; об их природном стремлении, несмотря ни на что, выглядеть женственно, даже в офицерских кальсонах; и, конечно, о первой фронтовой любви – счастливой и в то же время несчастной по определению, практически неизбежно кончавшейся смертью одного или обоих. В ко��позиции была использована малоизвестная или редко исполняемая проза Бориса Васильева, Светланы Алексиевич, стихи Юлии Друниной, Константина Симонова, Роберта Рождественского, Иона Дегена, правдивые произведения непрофессиональных писателей-участников сражений. Очень точно этому сценарию соответствовала подобранная музыка: опятьтаки авторы решили не использовать пусть и замечательные, но стертые чрезмерно частым и неумелым употреблением мелодии популярных песен военных лет. Вместо них достаточно неожиданно, но вполне убедительно прозвучали музыкальные произведения для скрипки-соло Генделя, Масснэ, Уильямса, русского композитора XVIII века Хандошкина и других, а также скрипичные переложения лирических мелодий Дунаевского, Фрадкина, Богословского, чьей песней «Если ранили друга, перевяжет подруга горячие раны его» и назван этот репортаж. Наградой исполнительницам были не только аплодисменты и цветы, но и слезы на глазах слушателей. Одна из слушательниц после спектакля сказала: «Поверьте, я видела талантливых актрис во многих странах. Но чтобы так глубоко заглянули в душу...»

«НАМ ЖИТЬ ТАК МАЛО, НО ПЕСНЕ НЕ КОНЕЦ»

пектакли театра «Диалог», которым руководит Ирина Волкович, директор культурных программ еврейского общественного центра Shorefront Y, пользуются неизменным успехом у зрителей. На этот раз в рамках культурных про-

С

грамм центра И.  Волкович представила спектакль давнего друга центра В. Смехова «Двенадцать месяцев танго». Вениамин Смехов, артист легендарного «Театра на Таганке», непременный Атос всех киноприключений «Трех мушкетеров», режиссер и писатель, выступил в новой ипостаси – роли шансонье! А еще – в роли любящего отца своей дочери Алики Смеховой, актрисы и певицы, в дуэте с которой он и исполнил свою новую литературно-музыкальную композицию. Еще Андрей Вознесенский предсказал: Нам жить так мало, Но песне не конец. Начнет сначала Пускай другой певец! И другой певец действительно пришел, и оказалось, что песне не конец. Он – Смехов – и «начал сначала», решив использовать музыку популярных в 1930-х годах мелодий песен и романсов в ритме танго, получившего в те годы широкое распространение – танго, сочиненные поляком Ежи Петерсбурским и его коллегами-современниками. Песням-танго Петербургского была суждена долгая жизнь, но – удивительное дело – к мелодиям этого композитора и раньше писали новые стихи: вспомним знаменитый шульженковский «Синий платочек» военных лет или романс To ostatnia niedziela («Последнее воскресенье»,1936), который стал хитом, дожившим до наших дней, со стихами на русском языке Иосифа Альвека под названием «Утомленное солнце» (1937). К этим мелодиям В.  Смехов написал 12 собственных текстов песен, которые и исполнила Алика Смехова. А «мостиками» между ними стали стихи поэтов Серебряного века: Осипа Мандельштама, Игоря Северянина, Саши Черного, Георгия Иванова, Валерия Брюсова, Владимира Набокова, Анны Ахматовой, Александра Блока, Сергея Есенина, Владимира Маяковского, которого артист читает особенно ярко. А вот что он рассказал в коротком интервью после спектакля в Shorefront Y, отвечая на вопрос: «По какому принципу в вашей композиции подобраны стихи поэтов Серебряного века? Что объединяет эти стихи и ваши песни?»: «Работая в Театре на Таганке я “набил руку” композициями, в которых мы из прозы делали пьесы. Это большая радость: компоновать, монтировать, как в кино; от многого отсекать ненужное, как в скульптуре. Идея создать диск “Двенадцать месяцев танго” принадлежит моей жене Галине Аксеновой, а после его успеха мы с Аликой решили выйти с этой композицией на сцену и дополнить ее стихами поэтов, которые, по нашему мнению, подходили по месяцам, по временам года, по настроению. Конечно, эта связь не впрямую, а ассоциативная, образная»... Зал Shorefront Y был переполнен. Наверное, потому, что «мир без песен тесен». Настоящих песен.

БОЛЬШОЙ УСПЕХ «МАЛЕНЬКОЙ ЛОШАДКИ» дин из самых масштабных

и престижных в мире по уровню участников, разнообразию жанров искусства и продолжительности Летний фестиваль Линкольн-центра в Нью-Йорке отдал целую неделю балету Мариинского театра из СанктПетербурга. Мариинский балет приехал в НьюЙорк после почти десятилетнего перерыва. Он показал восемь представлений трех своих программ. Художественный руководитель Мариинки Валерий Гергиев выбрал для фестиваля три балета Родиона Щедрина, два из которых – «Анна

О

Каренина» и «Конек-Горбунок» – в постановке выдающегося современного хореографа Алексея Ратманского впервые были показаны в Нью-Йорке. Третье представление составили «Кармен-сюита» Ж.  Бизе – Р.  Щедрина в постановке Альберто Алонсо и одноактный балет на музыку Ж.  Бизе « Си м ф о н и я до мажор» в постановке Дж.  Баланчина. В спектаклях Мариинского балета, одного из лучших в мире, участвовали его суперзвезды: Диана Вишнева, Ульяна Лопаткина, Екатерина Кандаурова, Юрий Смекалов, Владимир Скляров и другие. На спектакль «Конек-Горбунок» (The Little Humpbacked Horse) днем 13 июля пришло особенно много русскоговорящих зрителей – им была предоставлена возможность купить билеты со скидкой. Р.  Щедрин и М.  Плисецкая собирались приехать в Нью-Йорк, чтобы побывать на спектаклях, так тесно связанных с их именами, но болезнь Щедрина этому помешала. Интересно, что примерно в это же время в Нью-Йорк приезжала вместе с основанным ею Национальным балетом Кубы другая легендарная балерина, 93-летняя Алисия Алонсо (на эксклюзивном снимке), брат мужа которой Альберто и является создателем хореографической версии «Кармен». Виталий ОРЛОВ, фото автора


26

№93

Июль, 2011

Новый Рубеж, www.newfront.us

В офисе проводятся уникальные процедуры: • Световая терапия • Лазерная терапия • Магнитотерапия • Озокерит • Компьютерная диагностика сердца • Моментальный анализ крови на кумадин • Безболезненная коррекция стопы

NEW PROFESSIONAL MEDICAL PLAZA 421 OOcean Pkwy. Pk

2269 OOcean Ave. A (угол Ave.R)

718.287-4200

718.339-8200

ТЕРАПЕВТ

Д-р Инна Иноятова, M.D. Кандидат медицинские наук, Высшая врачебная категория, Diplomate of American Board of Internal Medicine Внутренние болезни. Кардиология Профилактика, диагностика и лечение заболеваний: • Сердечно-сосудистой системы, органов дыхания, эндокринной системы, желудочно-кишечного тракта; • Болезней пожилого возраста, диабета • Профилактические осмотры, заполнение форм, прививки • Гериартрия (вопросы долголетия) • Укрепление иммунной системы организма КОМПЬЮТЕРИЗИРОВАННОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ СЕРДЦА И ЛЕГКИХ, ЭХОКАРДИОГРАММЫ, 24-ЧАСОВОЙ КОНТРОЛЬ РАБОТЫ СЕРДЦА (HOLTER MONITOR), СОНОГРАММЫ, АНАЛИЗЫ

СПЕЦИАЛИСТ ПО ЗАБОЛЕВАНИЯМ НОГ

Д-р Эмиль Бабаев, D.P.M.

• Хирургическое и терапевтическое лечение заболеваний стопы • Переломы, вывихи, растяжения • Лечение диабетических ран и трофических язв на ногах • Косметическая хирургия стопы, коррекция деформаций стопы • При необходимости госпитализация в лучшие медицинские центры

ПРИНИМАЕМ ВСЕ ОСНОВНЫЕ ВИДЫ СТРАХОВОК, МЕДИКЕЙД И МЕДИКЕР ПРЕДОСТАВЛЯЕМ ТРАНСПОРТ, ОПЛАЧИВАЕМ ПРОЕЗД тем, кто имеет на это право

ФИЗИОТЕРАПЕВТ ПЕВТ

Д-р Фрида Голдина, M.D. Высшая врачебная категория, Diplomate of American Board of Physical Medicine and Rehabilitation 16 лет опыта работы в американских госпиталях • Диагностика и лечение артритов, ущемлений нервов, невралгий и радикулитов, болей в спине, суставах, головных болей • Лечение последствий автомобильных аварий и бытовых травм • Производятся различные физиотерапевтические процедуры: ультразвук, парафин, вытяжка позвоночника и медицинский массаж, обезболивающие уколы и блокады

Хиропрактор и иглотерапевт

Д-р Эрик Голдин, D.C.

Board Certified • Лечение проблем позвоночника, шеи, ущемленных нервов • Лечение головных болей • Хронические заболевания внутренних органов • Артрит, радикулит, невралгия (тройничного нерва) • Боли в спине, пояснице, суставах • Астма, мигрень • Компьютерная диагностика

Заполняем форму 1-693 для получения гринкарты

Семей Семейный йный й врач высшей категории

Николай Тарханов, M.D.

Выпускник Бакинского Медицинского Института, кандидат медицинских наук. Принимает детей и взрослых. Лечение болезней внутренних органов, определенные кожные заболевения, паталогий органов внутренней секреции. • В офисе проводятся различные диагностические процедуры, в том числе исследование сосудов верхних и нижних конечностей, сонных артерий, эx окардиограмма, легочные тесты. • Пaциентам проводится витаминотерапия и иммунотерапия; в определенных случаях больным назначаются внутривенные капельницы.

ПСИХИАТР

Dr Zinoviy Benzar, MD., Ph.D. Board Certified Psychiatrist • Диагностика и лечение психических расстройств • Депрессий, неврозов • Нарушения сна

ЭНДОКРИНОЛОГ

Дмитрий Кирпичников, M.D.

Chief of Endocrinology, Board Certified in Internal Medicine • Лечение диабета и его осложнений • Заболевания щитовидной железы • Диагностика и лечение остепороза

при необходимости госпитализация в lutheran medical center и другие госпитали ЗАПОЛНЯЕМ ФОРМЫ ДЛЯ ВОДИТЕЛЕЙ ТРАКОВ, TLC И АВТОБУСОВ


Новый Рубеж, www.newfront.us

Июль, 2011

№93

27

Интервью с заслуженным художником Азербайджана Исмаилом Мамедовым Первым, кого я встретил на подступах к Центру еврейской культуры в Бруклине, был, конечно, заслуженный художник Азербайджана Исмаил Мамедов. Это вполне логично, если учесть, что Исмаил, недавно приехавший в очередной раз на длительный срок, – один из инициаторов открывшейся сегодня художественной выставки. удожник принял самое активное участие в организации комплексного мероприятия, включающего также литературные чтения и концерт, – разумеется, не без помощи азербайджанского землячества в США (АЗЕМ), представительства Азербайджана в ООН и Центра горско-еврейской культуры. Торжественное открытие этого комплекса было приурочено ко Дню независимости Азербайджана и 63-й годовщине образования Израиля. На открытии присутствовали гости из Азербайджана, России, Израиля, представители азербайджанской и еврейской диаспор США. (Об этом было подробно написано в № 91 газеты «НОВЫЙ РУБЕЖ».) Как вы понимаете, в этом водовороте событий трудно было отыскать Исмаила Мамедова и тем более взять у него интервью. Тем не менее – то урывками, то во время вернисажа, а то и на фуршете – автору удалось побеседовать с заслуженным художником Азербайджана. – Какие изменения (позитивные или негативные) произошли в облике Баку за последний год твоего пребывания в городе? – На этот вопрос можно ответить двояко: с одной стороны, произошло много хороших изменений. В Международном центре мугама – большом комплексе на бульваре – проходят грандиозные фестивали. После ремонта вновь открыл для зрителей свои двери Театр русской драмы, по давнему обычаю начав театральный сезон премьерой спектакля замечательного драматурга-классика Ильяса Эфендиева «Правитель и дочь», художником-постановщиком которого является ваш покорный слуга. Музыкальный фестиваль имени Мстислава Ростроповича, уже ставший традиционным, привлекает знаменитых исполнителей современности. В Габале – красивейшем, расположенном у подножия высоких гор, районом центре – состоялся Международный фестиваль изоискусства, где среди работ более чем 90 участников из разных стран были выставлены и мои произведения, одно из которых я написал в Нью-Йорке. Но, с другой стороны, чтобы быть до конца правдивым, признаюсь: что-то исчезло во взаимоотношениях между людьми. Нет той теплоты общения, такой характерной для нас, бакинцев. Часто, вглядываясь в лица – а это свойственно художнику, – замечаешь озабоченность, неуверенность и тревогу за завтрашний день. Наверное, это неизбежное состояние в

Х

эпоху перемен. Необходимо выжить. Лично меня спасает любимая работа. – Как ты относишься – с точки зрения художника – к странным архитектурным сооружениям, которые периодически появляются в Баку? – Баку хорошеет день ото дня. Летом прошлого года, после 10-летнего отсутствия, приехал в Баку мой старший сын. Он не узнал знакомый с детства город – новые мосты, много высоток, часто нарушающих панораму города, амфитеатром спускающегося к Каспию, модерновый дизайн зеленых парков, обновленный знаменитый Бакинский бульвар. К сожалению, утеряна цельность планировки города. Хаотично расположенные высотки, особенно в центре города, нарушили классические пропорции архитектурного планирования, очень грамотно заложенного еще в начале ХХ века знаменитыми архитекторами Западной Европы, которые приезжали в Баку по приглашению. Наверное, должны пройти годы, и новое поколение бакинцев будет воспринимать эти новшества как само собой разумеющееся. – Как известный создатель рисуночной карты Баку что бы ты предложил для сохранения древней прелести города? – Карта «Баку: центр с птичьего полета на рубеже тысячелетий», созданная мною в содружестве с дизайнерской компанией БУТА при финансовой поддержке норвежской нефтяной компании Statoil, еще в 2000 году стала частицей нашей истории. В настоящее время большинство улиц переименовано, а многие здания, изображенные на карте, снесены. При этом необходимо сохранить особо важные объекты архитектуры, олицетворяющие наш город, стоящий на границе Европы и Азии. Пора заново взяться за карту уже обновленного Баку. В первую очередь, вопрос сохранения облика древнего Баку – это вопрос сохранения архитектурного планирования старой крепости, привлекающей огромное количество туристов. Отрадно, что после создания Управления историко-архитектурного заповедника «Ичери Шехер», в начале деятельности которого я был назначен главным художником и внес немалую лепту в вопросе пропаганды архитектурного наследия (карта «Ичери Шехер. Сохраним наше наследие», альбом «Ичери Шехер в рисунках», много рисованных проектов-предложений), старая крепость обрела новое дыхание. Улочки вымостили брусчаткой. Ветхие деревянные балконы, с которых, не выходя из дома, можно было поздороваться с соседом, отреставрированы в духе старого времени и поистине радуют глаз. В свое время я предлагал создать интерактивную карту «Ичери Шехер», с компьютерным управлением, как те, что используют во многих музеях мира и которые служат для быстрого поиска нужных маршрутов и наведения исторических справок об архитектурных памятниках. – Знаю, что, находясь в Баку, ты участвовал во многих проектах. Что

нового тебе удалось создать за этот период? – Во-первых, я хотел бы отметить свою работу в качестве арт-директора в англоязычном журнале VISIONS of AZERBAIJAN, который печатается в Баку и распространяется за рубежом. VISIONS of AZERBAIJAN – это обилие очень интересного материала из области истории, искусства, музыки, театра, кино и множество другой информации, предназначенной для пропаганды достижений Азербайджана в разных отраслях. Привлекаются очень ценные статьи именитых авторов, богато иллюстрированные фотограяими и изоматериалами. Посольство США в Азербайджане осуществило издание детско-юношеских произведений американских авторов, переведенных на азери, а именно – «Волшебник страны ОЗ» (у нас он назывался «Волшебник изумрудного города») Фрэнка Баума; «Мальчик для битья» Сида Флайшмана; «Криспин: Свинцовый крест» Ави, «Избранный человек» Лоиса Ловру. Иллюстрации и дизайн – моя работа. Для «Ичери Шехер» подготовил к печати сказку для детей, участвовал в ряде выставок, как в Баку, так и в районном центре Габала. – Есть ли у тебя возможность спокойного созидания в Баку? – В Баку у меня большая мастерская, где скопилось огромное количество работ, как бакинских, так и написанных в Нью-Йорке. Я стараюсь использовать свободное от работы в журналe время для творчества, будь то живопись или графика, пополняя тем самым запасы работ в студии. – Я так понимаю – на будущие века? – Возможно! (Улыбается.) – У поэтов любовь – это муза. Так ли это в творчестве художника, или любовь только мешает созидать? – Ответ на этот вопрос кроется в глубине веков. Если обратиться к истории искусств, то можно найти немало примеров, когда влюбленный художник творил чудеса. Примеры: «Автопортрет с Саскией на коленях» Рембрандта, «Обнаженная Маха» Франсиско Гои, ряд работ Сальвадора Дали, Пикассо, Модильяни, Ренуара, Родена, Майоля и многих известнейших мастеров кисти и резца. Разве можно было, не любя, достичь таких высот мастерства? Просто бывает влюбленность в красивый женский образ, но ведь еще есть любовь к природе, итогом которой стали изумительные пейзажи художников французского импрессионизма, дарящие нам, зрителям, минуты истинного наслаждения. С годами, когда утихает чувство влюбленности, приходит на смену память о любви, которая согревает наши души и помогает в минуты отчаяния и безнадежности... – Я вижу, дорогой Исмаил, что это романтическое чувство тебе и сейчас не чуждо. Тогда почему в твоем многообразном творчестве отсутствуют, по

крайней мере на выставках, картины, выполненные в классическом стиле? Ты игнорируешь этот стиль в угоду моде или просто не приемлешь классику? – Марк, во-первых, я никогда не работал в угоду моде. К сожалению, мы были незнакомы в восьмидесятых годах. Если бы ты в 1985 году посетил мою первую персональную выставку в залах Союза художников Баку, ты бы увидел большое количество почти двухметровых многофигурных картин и обилие портретов как современников, так и классиков нашей литературы. – Я очень сожалею о своем промахе. – Годы идут, даже летят, художник не может топтаться на месте, он пишет и творит, подчиняясь внутреннему состоянию души. Еще со студенческих лет для меня большим примером в искусстве было многообразное творчество великого Пикассо. Если многие люди, не посвященные в тайны большого искусства, воспринимают его более доступные для понимания работы «голубого» и – частично – «розового» периодов творчества, то я считаю вершиной его мастерства поздний – авиньонский – период, когда, полностью раскрепостившись, он создавал свойственную только его натуре ПЕСНЮ. Таких примеров немало, и, я надеюсь, время моей ПЕСНИ придет. – Ты провел много времени в музее Metropolitan. Кроме восхищения, ты что- то для себя оттуда вынес? – Америка – богатая страна, и не только долларами. Несметные богатства собраны в ее музеях. Пример: Музеи Metropolitan и МоМА в Нью-Йорке. Уникальные произведения мирового искусства дают основу для роста многим поколениям художников. В залах искусства Африки я видел маски, послужившие прообразами к картинам Модильяни, Пикассо, Жоржа Брака. А двойная ��омпозиция в дереве нашла свое естественное перерождение в знаменитом бронзовом произведении англичанина Генри Мура «Король и королева». Несколько картин, которые я написал на тему музейных экспонатов, – это только начало переосмысления этого несметного богатства. В зале Эль Греко я оказался лицом к лицу с моей любимейшей картиной студенческих лет «Снятие пятой печати», здесь именуемой «Видение святого Иоанна», последней, говорят, незавершенной картиной 70-летнего мастера. Стоял и с удивлением наблюдал за реакцией посетителей. Рядом расположились не менее знаменитые «Толедо в грозу», «Портрет кардинала», «Поклонение волхвов»... Бродя по залам, я не уставал восхищаться этими бесценными сокровищами большого искусства и решил поделиться этим восхищением с бакинцами, не у каждого из которых есть возможность увидеть эту красоту. Надеюсь в будущем продолжить съемку в музеях Вашингтона и Филадельфии. – У тебя много друзей среди коллег, Окончание на стр. 28


28

№93

Июль, 2011

Интервью с заслуженным художником Азербайджана Исмаилом Мамедовым Продолжение. Начало на с. 27

что несколько необычно для современной творческой интеллигенции. Как ты думаешь, они к тебе относятся так же позитивно? – Дорогой мой нью-йоркский друг Марк, на этот вопрос трудно ответить однозначно. Во всяком случае, я не чувствую с их стороны какого-либо подвоха, и они знают, что в трудную минуту я готов прийти им на помощь как советом, так и делом. Вспоминаю первое интервью, данное в Баку Азербайджанскому телевидению в далеком 1974 году, после окончания Академии художеств в Санкт-Петербурге. На вопрос, как я отношусь к своим друзьямколлегам, я ответил, что готов лечь асфальтом под ногами друзей, только бы облегчить им жизненный путь. Мне кажется, что никто из них не может упрекнуть меня в обратном. – Недавно по твоей инициативе в Культурном еврейском центре Бруклина состоялась Вторая художественная выставка американо-азербайджанских художников. Что ты хотел выразить своими произведениями? Получил ли удовлетворение от выставки? – Это наша коллективная с Нобертом Евдаевым и Яковым Абрамовым инициатива. Она зародилась еще в 2009 году, на Первой выставке художников азербайджанской диаспоры США. Эта идея важна тем, что она помогает сплотить единомышленников, привлечь внимание общественности. Как ты сам видел, кроме выставки, были литературные чтения, концерт. Получился большой праздник для более чем 300 зрителей. Ну а мне хотелось показать другим и самому взглянуть со стороны на работы, рожденные в НьюЙорке. К сожалению, пока нет возможности организовать здесь персональную выставку, подобно прошедшим в Баку, Москве, Лондоне, Турции. Но я не теряю надежды... – На последней выставке в НьюЙорке мне запомнилась твоя картина «Памяти 11 сентября». Эта дата полна печальных воспоминаний у каждого американца. Расскажи, пожалуйста,

о своих эмоциях и об истории рождения этого произведения. – Вот уж третий год Америка, а точнее Нью-Йорк, – моя вторая Родина. Здесь уже более 10 лет живет и работает мой старший сын. В далеком 2001 году, когда 11 сентября произошла ужасная катастрофа, потрясшая весь мир, сын работал на 69-м этаже Empire State Building и был очевидцем этого ужаса. Из его рассказов я узнал о масштабах этой неслыханной трагедии, печальным свидетелем которой он стал волею судьбы, об огромном количестве жертв и пострадавших. Как художника и гражданина нашей многострадальной земли меня до глубины души потрясло горе многих тысяч семей, потерявших в этой ужасной трагедии своих родных и близких. И вот, прилетев в сентябре 2008 года в Нью-Йорк, я первым делом посетил место этой нечеловеческой по размерам трагедии и, узнав, что оплакивание этого чудовищного события происходит в Соборе Святого Патрика, поспешил присоединиться к молящимся в память жертв. Меня потрясла до глубины души сама архитектура этого грандиозного храма. Увидев приспущенные государственные флаги, огромные толпы скорбящих, вереницей стекающихся к собору, чтобы отдать последнюю дань памяти жертв, я решил, что как художник я не имею права оставаться сторонним наблюдателем... Так родилась картина «Памяти 11 сентября», которую на нашей выставке в июне 2011 года в Нью-Йорке смогли увидеть посетители. В связи с приближающейся 10-летней годовщиной этого трагического события я хочу подарить уже ставшему мне родным городу Нью-Йорку эту мою вырванную из сердца картину. Надеюсь, что она займет достойное место среди произведений других художников и скульпторов в проектируемом Мемориале Памяти. – Мне кажется, что ты не равнодушен к скульптурному творчеству. Не хотелось ли тебе попробовать себя в этом жанре? – Марк, дорогой, ты коснулся больной темы. С 1964 года я начал заниматься во Дворце пионеров и школьников имени

Новый Рубеж, www.newfront.us

Юрия Гагарина в оформительском кружке. Через два года мы с моим другом Сашей взбунтовались, когда нас засыпали заданиями делать стенгазеты (в то время мы уже восхищались творчеством Ван Гога, Гогена и считали зазорным заниматься, в ущерб настоящему искусству, этой ерундой). И тогда нас исключили из кружка. В скульптурном кружке преподавал молодой скульптор Рустам Аббасов. Просмотрев наши работы, он согласился принять нас в кружок. Позже, когда открылось наше инкогнито (мы пробирались в кружок тайком, чтобы не попасть на глаза зав. изоотделом), он отстоял нас. Я на всю жизнь запомнил его уроки пластики и считаю его своим первым педагогом. Собираясь стать скульптором, я готовился поступать в художественное училище. К моему горькому сожалению, факультет скульптуры был закрыт вплоть до срока окончания мною училища. Однако любовь к скульптурной пластике сохранилась. И, попадая в музеи, я непременно спешу в залы скульптур. Так было в Милане, где я встретился, как с живым существом, с «Пьетой Ронданини», последним произведением Микеланджело; во Флоренции, где любовался четырехфигурной «Пьетой», в которой какой-то маньяк повредил руку Христа (теперь произведение великого Микеланджело ограждено и находится на лестничной клетке, между этажами). И вот уже в НьюЙорке, в музее Metropolitan, я пустился бегом в залы скульптур Африки, Океании, Мексики, Египта, Греции. Рима, Индии, Китая, Японии, Персепола, Франции и др. Впитываю всю прелесть этих чудных пропорций, умопомрачительной пластики – будто рука не смертного человека, а Бога, как в скульптуре Родена, создала это величие. Пробовать себя в скульптуре могу только в жанре малой пластике, чем иногда и занимаюсь в моей бакинской студии. – В чем заключаются другие твои интересы? Это спорт или коллекционирование, скажем, зонтиков? – Одно время в юности я собирал марки, занимался легкой атлетикой, волейболом, а теперь главное увлечение – компьютер, при помощи которого стараюсь дать вторую жизнь рисункам, в бесчисленном

количестве накопившимся за эти годы. Это путевые рисунки по Санкт-Петербургу, Монголии, Польше, Италии, Австрии, Германии, Турции, Грузии, Казахстана, Америки и, конечно, родному Баку. Мечтаю издать их вместе с нарисованными с натуры более 3000 линейных портретов современников, сопровождая все это воспоминаниями о днях былых. – Ну, это опять же художественное искусство. А что бы тебе хотелось создать для своего города? – В свое время, с 1985 по1988 год, в Баку существовали три настенные росписи – в кафе «Афсана», фотоателье «Ретро» и кинотеатре «Азербайджан», – две из которых – первые – созданы совместно с моим другом Сирузом, а последняя – мною самостоятельно. Но неумолимый «евроремонт» уничтожил их. Хотя в теперешнем градостроительстве нет места экстерьерной работе художника, все же теплится надежда написать большую работу для города. Материалов – уйма. – Что бы ты предложил администрации республики для улучшения условий творчества художников и других деятелей искусства? – Если принять во внимание все численное население республики, нас, деятелей культуры и искусства, немного. Нельзя бросать нас на произвол судьбы, без надежды на завтрашний день. Ведь то, что создает каждый из нас, единственно в своем роде и служит воспитанию вкуса подрастающего поколения. Художников и других деятелей искусства можно было бы «прикреплять» к процветающим фирмам и частным предпринимателям (вспомнить дореволюционных меценатов искусства), предоставляя им взамен налоговые льготы. В этом случае в выигрыше будут все: администрация республики, средства которой могут быть использованы в других целях; процветающие фирмы и частные предприниматели, которые будут освобождены от части налогов; и мы, бедные деятели культуры и искусства, которые смогут наконец полностью погрузиться в творчество и вносить свой вклад в развитие культурного генофонда страны. Беседовал Марк ВЕРХОВСКИЙ

Литературные страницы

Дина РАТНЕР

На бесконечном пути познания Часть третья Из-за горизонта выглянул огненный край солнца. Невдалеке пылит дорога: это мальчик пастух собирает по дворам овец и коз. Тайло вспомнилась маята, когда она, выгнав козу в стадо (корову они давно продали), оставалась дома одна. Мама в сезон созревания овощей пропадала на своём консервном заводе с утра до поздней ночи. Пе��еделав не-

хитрые дела – накормить кур, подмести в доме, – девочка слонялась по двору, не зная, куда себя деть. Соседская Зульфа, с которой они играли в мяч, ещё спала. Зульфа в пятнадцать лет вышла замуж и как-то незаметно перешла от играющей мячиком девочки в кормящую маму. Теперь она судачит с семейными женщинами о свадьбах, кому, чего и сколько дали в приданое, о величине золотых украшений, свидетельствующих о любви мужей. Только с пятого класса, с тех пор, как Григорий Николаевич показал Тайло путь её неосознанных стремлений, маяты, скуки как не бывало. Оставили девочку. «Не ждите чудес и нечаянной удачи, – говорил Григорий Николаевич, – если

что и случается хорошего в жизни, то добиться этого можно только трудом». И Тайло представляла многовековой труд людей, которые жили когда-то на месте их узкой, с лепящимися друг к другу домиками, улицы. «Может быть, в том давнем еврейском поселении была бедная сакля, а до неё – землянка с земляным полом, обмазанными глиной стенами и нескончаемой нищетой. Мне, в отличие от когда-то живущих здесь людей, не на что жаловаться, и я могу учиться. А если не поступлю в университет? Ничего не останется, как вернуться в Дербент и устроиться работать на ламповый или на коньячный завод. Вот уж тогда меня точно никто

замуж не возьмёт. Девушка, уехавшая из дому одна и неизвестно к кому, заведомо порочна. Ни одна женщина не позволит сыну привести её в дом. Мама и отец даже слушать не хотят о моих планах. Случалось, и из наших краёв уезжали в Москву, но не на пустое место – жили у родственников, знакомых; не ночевать же на вокзале в чужом городе. Отец предлагает учиться в Нальчике, на выходные ездить к брату, от его дома до Нальчика можно добраться автобусом. Дети Юсуфа меня любят, когда были маленькими, мамой называли. Жена брата до сих пор злится – ревнует. Однажды даже кричала, что я ведьма – приворожила её детей. Просто я люблю их, играю с


Новый Рубеж, www.newfront.us

Июль, 2011

№93

29

Литературные страницы ними, разговариваю, как со взрослыми, и делаю их любимый морковный сок. Дети не отходят от меня. Но где учиться в Нальчике? Разве что в Технологическом институте, чтобы потом стать специалистом по приготовлению консервов. Нет, хочу в Москву! Боязно ехать одной, и невозможно не ехать. Ночью снился покой: в засыпанном снегом Дербенте исчезли дороги, некуда идти – и, значит, не приходится выбирать. Страх, сомнения отступили, за дверью стоял человек, которому я нужна. У нас с ним будут дети, я их уже сейчас люблю больше всего на свете. Во сне всё решилось само собой». На следующий день отец привёл жениха. Тайло украдкой поглядывала на большого плотного человека лет тридцати пяти, на его покоящиеся на коленях тяжёлые руки – руки мастерового. Явное внимание к гостю считалось неприличным; горская девушка в присутствии незнакомого мужчины не садится, молча стоит у стены, не поднимая глаз. Иногда ей позволено застенчиво улыбнуться. Что-то внутри встрепенулось и затихло – успокоилось: «Вот и хорошо – не нужно теперь ничего искать, куда-то стремиться. Я ведь ещё в детстве отступала от соблазна отправиться по неведомой дороге, поворачивала к берегу, когда тянуло доплыть до средины моря, и преодолевала искушение увидеть, кто живет на дне колодца». Жених приехал из Самарканда, он спешил. – Свадьбу в моём доме играть будем, – говорил Шабтай, – а то у меня родни много, целый поезд придётся заказывать, если сюда ехать. Тайло молчала. – У нас хозяйство давно налажено, всё есть, всё как полагается. Нуждаться не будешь. Маму твою с собой возьмём, с нами жить станет. При виде доброго человека душа словно окуклилась, стало покойно, хорошо; исчезло сознание необходимости на свой страх и риск решать: ехать или не ехать в Москву. Это было состояние, похожее на нетерпение голодного человека, которому, чтобы не умереть с голоду, нужно сейчас, в данную секунду решить уравнение с несколькими неизвестными. – Расскажи мне про твою семью, вообще-то я наслышан, но и от тебя хочется что-нибудь узнать, – проговорил гость. – Маленькая у нас семья: я и мама, про папу вы знаете. Ещё был у нас дядя Акива… – почему-то Тайло сейчас вспомнила о младшем брате отца, именно к нему чаще всего возвращались её мысли, – он один из многих преодолел бедность, все напасти и огромным трудом в чужом городе выучился на врача. – А где он сейчас, твой дядя Акива? – спросил Шабтай. Об этом будущем родственнике он ничего не слышал. – Он погиб на войне. – Так что же ты мне про него рассказываешь?! – недоумевал жених. – Я… я тоже хочу учиться. – Зачем? – Дядя Акива хотел стать врачом, а я – математиком… – Так уж ты выбери: или семью, или математику, – разозлился гость. Тайло молчала, ей не хотелось терять

жениха. И в то же время душа рвалась куда-то в неведомое, где она обязательно встретит попутчика, подобного Гочи. Не дождавшись ответа, Шабтай резко поднялся и решительно направился к двери. Отвергнутая невеста осталась стоять, подавленная чувством потери. Она ещё могла вернуть жениха – броситься следом и уверить его в том, что навсегда расстанется с желанием учиться. Но девушка словно прилипла к полу. Шабтай в тот же день уехал в Самарканд. Чувство потери, сожаление сменилось надеждой – вдруг и вправду Москва окажется городом чудес. «Мама не находит себе места, чего только не придумает; одна картина ей видится страшней другой. Ну как может девочка ехать так далеко одна. Другое дело, если есть родня в чужом месте или хоть кто из знакомых. И ещё мама не знает, поступлю ли я в университет, а если нет – вернусь обратно и окажусь ни здесь, ни там. Никто меня здесь замуж не возьмёт – сочтут гулящей. И всё-таки, всё-таки еду. Конечно, страшно ночевать на вокзале, но ведь в справочнике для поступающих в вузы написано, что иногородним предоставляется общежитие». Тайло спешит сложить в чемодан свои тетрадки, учебники; казалось – промедли она день-другой, и опоздает – кто-нибудь займёт единственное предназначенное ей место. И вот, наконец, ранним утром они с мамой стоят на засыпанном подсолнечной шелухой перроне – ждут поезда. Вокруг толпятся женщины с узлами, корзинами, они едут в окрестные селения и сойдут на ближних станциях. Женщины неспешно судачат, привычным жестом забрасывают в рот семечки – так кочегар забрасывает уголь в зев топки. Мама молчит, подавленная страхом неизвестности, все свои опасения и наставления она уже повторила много раз. И всякий раз дочка уверяла её, что будет осторожной, чемодан станет держать при себе, а если придётся ночевать на вокзале, устроится поближе к милиционеру. Стоящий на путях поезд тронулся и стал медленно приближаться. Женщины поспешно поднимаются со своих узлов, стряхивают с подолов каскады подсолнечной шелухи и в боевой готовности выстраиваются вдоль платформы – на тот случай, если придётся брать вагоны штурмом. Тайло обернулась на понуро глядящую ей вслед маму, усмехнулась их общей беспомощности и нырнула в водоворот отъезжающих. Всего лишь за минуту-другую, вобрав в себя галдящую, толкающуюся толпу, поезд дал сигнал отправления и, набирая скорость, пошёл вдоль берега моря. Чувство свободы, ликования от предстоящих перемен вскоре сменилось страхом неизвестности. Вспомнились горестные вздохи маминых подруг; они-то знали: не может горская девушка выломиться из своей судьбы. Намается в чужом месте и вернётся. Только что же потом с ней будет, разве что старый вдовец позарится. Страх перемен – залог выживания. Сколько веков евреев в Дагестане грабили, убивали, вот и боятся, жмутся друг к другу. Высотное здание университета, что на обложке справочника для поступающих в вузы, представилось миражом в не-

предсказуемом одиноком плавании. И не было дороги обратно. Женщины, набившиеся в купе общего вагона, одна за другой вытаскивают из-под лавок свою поклажу и спешат пробраться в тамбур, поближе к выходу. Поезд на маленьких станциях не задерживается – нужно успеть сгрузить мешки, корзины. В купе остался всего лишь один старик, по виду которого трудно определить, кто он: может, обрусевший лезгин, мог быть и русским, затерявшимся в дагестанских горах, мог оказаться и евреем, давно оторвавшимся от своего клана. Ни одежда, ни глубокие морщины на обесцвеченном годами лице не свидетельствовали о занятиях этого человека. Может, виноградарь, а может, скотовод или бывший учитель. Поражал проницательный взгляд старика: казалось – он всё про всё знает. На одной из станций в купе ввалились двое подвыпивших парней. Ребята были русскими, из тех, которым море по колено – ничего не боялись; не было в них ни накопленного поколениями страха евреев, ни опасений кровной мести мусульман. – Ишь ты, какая куколка меня здесь дожидается, – присвистнул тот, который вошёл первым, коренастый с большой квадратной головой без шеи. – Поделимся, – хохотнул другой в тельняшке и тут же брякнул на стол бутылку водки. – Папаша, выпей с нами, – пригласил первый, – потом мы тебя забросим на верхнюю полку, баиньки будешь. – Дед, ты чё в окошко уставился, там темно. Шевелись давай! Тебе говорят, а то нам тут с девочкой покалякать охота. Старик медленно повернул голову – лицо суровое, умное, лицо про��идца. – Ты чё дед, или не понимаешь, дело наше молодое. Какая сила была в глазах старика! Парни попятились. – Ладно, ладно, мы так, пошутили. Не хочешь – не надо, мы чё неволим тебя, мы и в тамбуре разольём, – сгребая бутылку, сказал тот, что в тельняшке. – Спасибо, – едва слышно проговорила Тайло, когда лихие парни ушли. Старик промолчал. Вернулись попутчики совсем уж навеселе, одним махом оказались на верхних полках, поворочались там раз-другой и засопели. Тайло не заметила, как тоже уснула, а когда открыла глаза, солнце уже выкатилось из-за горизонта. Старик, казалось, так и сидел стражем всю ночь, глядя в окно. – Доброе утро, – проговорила девушка. Старик едва заметно кивнул. Заворочались на верхних полках попутчики. Словно отяжелевшие за ночь, они медленно, кряхтя, спустились, мрачно переглянулись и двинулись в тамбур. Потом, когда вчетвером пили принесённый проводницей чай и поднявшееся солнце слепило глаза, вчерашние молодцы не казались такими уж страшными, и лет им было меньше, чем казалось вечером. На исходе вторых суток, едва стало светать, по вагону забегала проводница, извещая о скором прибытии в Москву. Поезд сбавлял ход, шёл всё медленней, наконец причалил к платформе, вдоль

которой висел огромный плакат: «Добро пожаловать в столицу нашей Родины – Москву!» Тайло отнесла это приветствие на свой счёт и, полная надежд, устремилась к выходу. Вспомнив, что не попрощалась с добрым стариком, стала оглядываться, но его нигде не было. «Куда же он мог так быстро уйти?» – подумала девушка и в нетерпении двинулась вперёд. Вынырнув из привокзальной толчеи, она оказалась на широкой многолюдной улице. Все, к кому она, преодолев смущение, обращалась с вопросом, как доехать до университета, пожимали плечами и спешили дальше. Одна женщина остановилась, окинула понимающим взглядом наглухо застёгнутое с длинными рукавами платье провинциалки, её тяжёлые косы и стала терпеливо объяснять, что есть два университета: старый и новый. Тайло растерялась, достала из сумки справочник для поступающих в вузы и показала тот, что был на обложке. «На Воробьёвых горах, – улыбнулась женщина, – пойдём, я тебе помогу спуститься в метро, а то устроишь со своим чемоданом свалку перед эскалатором». Сбитая с толку водоворотом людей в метро, Тайло испугалась; страх перешёл в панику. Каждые несколько шагов останавливала спешащих людей, спрашивала, правильно ли идёт, туда ли едет. Когда, наконец, на станции «Университет» выбралась на улицу и увидела шпиль высотного здания университета, июльское солнце, почти такое же жаркое, как в Дербенте, уже стояло над головой. Теперь нужно было пристроиться поближе к какой-нибудь степенной женщине и перейти с ней широченную, в несколько потоков машин, дорогу. Дальше, держа под прицелом шпиль университета, Тайло двинулась вдоль высокой ограды, через чугунные переплетения которой были видны недавно высаженные деревца, кусты. Тяжёлый чемодан с учебниками мешал идти, а то бы бежала, летела вперёд. Кончилась чёрная чугунная ограда, и открылась необъятная площадь со зданием, до верха которого пришлось бы долго считать этажи. Красный гранит огромных колонн, царская лестница из того же гранита – всё неправдоподобно большое, величественное, обитель великанов. Провинциалка как-то сразу потерялась, обессилела, захотелось куда-нибудь присесть, перевести дух. Однако, не останавливаясь, миновала гранитные колонны и двинулась вверх по лестнице за щеголеватым мужчиной в светло-сером костюме – он-то знал, куда идти. Оказавшись перед вахтёром, отступилась: тот потребовал предъявить пропуск, а где его взять, Тайло не представляла. Растерявшаяся, она только и могла пролепетать: – Я… я приехала… хочу поступить в университет. – Все хотят, – со знанием дела ответил вахтёр с выправкой отставного военного, – пропуск давай. Или может, ты в списках абитуриентов числишься? – Я не знала… – Понятное дело, что не знала, а то бы вся провинция сюда повалила. – Несгибаемый страж отвернулся и, словно не было рядом вконец потерявшейся девочки, стал насвистывать: «Широка страна моя Окончание на стр. 30


30

№93

Июль, 2011

Новый Рубеж, www.newfront.us

Литературные страницы На бесконечном пути познания Продолжение. Начало на с. 29

родная…» Сохранила бы Тайло присутствие духа, она бы выжала из этого истукана с могучим затылком ключевое слово «приёмная комиссия», куда ей и следовало обратиться. Волоча за собой чемодан, она снова оказалась на необъятной лестнице и, подавленная сознанием невозможности быть причастной к избранным, стала медленно спускаться. Снова пересекла площадь и опустилась на скамью. Ещё и ещё раз посмотрела на увенчанное золотым шпилем высотное здание университета, блестевший на солнце полированный гранит высящихся, как маяки, колонн, царские двери, над которыми вделанные в красный гранит часы отсчитывали другое, непостижимое время. «Мне ли тягаться со столичными гениями», – вздохнула девушка, тяжело поднялась со скамьи и побрела искать педагогический институт, там ведь тоже есть математический факультет. Спустя два часа она стояла перед зданием старинного особняка: такие показывают в кинофильмах о князьях и графах. Невольно отождествившись с барышнями прошлого века, распрямилась, подняла голову и ступила в барские хоромы, где жизнь представлялась торжественно красивой. Объявление приёмной комиссии висело тут же, у входа. Только и оставалось свернуть к лестнице, подняться на второй этаж и найти нужный номер комнаты. Там коротко стриженая блондинка с оголёнными по плечи руками разговаривала по телефону. – Садись, – бросила она вошедшей, продолжая свой разговор. Тайло огляделась и, не зная, куда поставить чемодан, осталась стоять. – Вот тебе анкета, заполняй пока, – белокурая девушка протянула листок и кивнула на стол у стены. Смуглая, с тёмными по пояс косами, Тайло присела рядом с голубоглазой румяной девочкой и узкоплечим очкариком – те тоже заполняли анкеты. Вскоре они один за другим поднялись, секретарша, мельком взглянув на их листки, согласно кивнула и велела посмотреть на стене расписание вступительных экзаменов. – А ты что застряла? Давай помогу. Так, имя, фамилия: Тайло Хизгиловна Давыдова, – это ж надо, каких только имён не придумают. Год рождения – 1947. Родилась в Дербенте. Это где? – В Дагестане. – Национальность – татка. Первый раз слышу. А это кто такие? – Вообще-то я еврейка, но в паспорте нам пишут «таты». Это неправильно, некоторых мусульман тоже записывают татами. – Ладно, раз в паспорте «татка», так и оставим. И где только ни живут евреи, а эскимосами на Чукотке бывают? – На Чукотке вряд ли. – Это почему? – Мы из тёплых краёв: Палестины, Персии, Ирана. – Откуда ты знаешь? – Мальчик в нашем классе учился, историком хотел стать, он знает, – проговорила Тайло и тут же спросила: – На математический факультет большой кон-

курс? – Небольшой, но много медалистов, их без экзаменов возьмут. – Медалисты могли бы и в университет поступить. – Как сказать. Периферийному абитуриенту лучше туда не соваться; собеседование надо проходить на общее развитие. Слыхала о таком? В университете профессорские дети учатся. А ты, судя по чемодану, прямо с вокзала? И остановиться тебе негде. Всё понятно. Выпишу направление в общежитие. Я тоже учусь здесь, на географическом факультете. Летом подрабатываю – секретарём в приёмной комиссии сижу. – Это вам, – Тайло достала из чемодана и протянула стриженой под ёжика секретарше желтую длинную дыню, аромат которой тут же заполнил комнату. – А мне за что? – За доброту, а то бы пришлось ночевать на вокзале. Мама сказала: отдашь тому, кто приютит тебя. – Спасибо, прямо райский аромат у твоей дагестанской дыни. В Москве такую не купишь. – Как вас звать? – смущаясь, спросила Тайло. – Шозефина. Смешное имя. Родительница моя французские романы запоем читала, вот и назвала именем какой-то героини. Я напишу адрес общежития и нарисую, как идти от метро «Студенческая». Вообще-то там живут иностранцы, но сейчас есть места. Теперь девушку с гор меньше смущало многолюдство Москвы, и она уже более уверенно ступила на эскалатор метро, и чемодан без дыни стал легче. – Ну, ну, – повторял с невыразительным, словно смазанным лицом вахтёр общежития, вертя в руках направление, – какой такой начальник сыскался, что разрешил тебе жить здесь. – В приёмной комиссии дали… – Мы таких, как ты, иногородних, размещаем у метро «Электрозаводская». Слыхала о таком? Нет? Ладно, летом иностранцы разъехались, потом разберёмся. А пока вот тебе ключ – второй этаж, двадцать третий номер. Заполненная нежарким предвечерним солнцем большая комната с окном во всю стену показалась царскими хоромами. Две просторные кровати, круглый стол, шкаф, вместительные тумбочки, в одну из которых Тайло начала выкладывать из чемодана учебники, тетрадки. «Ну вот и всё, считай, устроилась. Пока. А там что Бог даст. Сейчас нужно найти почту – маме телеграмму дать. И вперёд – готовиться к первому, самому страшному экзамену: сочинению. Хоть я и ходила в русскую школу, а писать без ошибок так и не научилась. Знать бы, какая тема будет на экзаменах, можно было бы зазубрить правопис��ние нужных слов. А если не поступлю…» Неизвестность страшит, но ещё больше страшила Тайло однообразная работа на конвейере консервного завода, куда придётся идти в случае провала. Невольно думалось и о том, что в Москве она сможет видеть Гочи. Софико дала его адрес. «Постучу в дверь… Откроет жена и сразу догадается. Если вытянуться на постели и закрыть глаза, можно представить, что ничего нет: ни тетрадок, которые нужно просматривать снова и снова, и нет у Гочи

жены, и нет боли, мучительных сомнений. Может быть, ему сейчас тоже хочется закрыть глаза и ни о чём не думать». На следующий день после первого экзамена, не в силах вынести неизвестность, абитуриентка, не зная, что делать – готовиться ли к следующему экзамену, или, если срезалась на сочинении, идти на вокзал покупать билет домой, – направилась в приёмную комиссию к Шозефине. Та наверняка знает оценки до того, как их вывесят на доске объявлений. – Уже смотрела, – состроила смешную рожицу Шозефина, – в списках двоечников тебя нет. – Может, не заметила, моя фамилия Давыдова. – Да нет же, нет. У тебя тройка. Расслабься и готовься к математике. – А с тройкой есть надежда? – Сдашь математику на четвёртку, считай зачислена. У нас на этом экзамене отсеиваются больше, чем на сочинении. Кстати, не зубри. Забудешь какую-нибудь формулу, попробуй вывести её на черновике. Черновик тоже нужно сдавать. Наш Кощей, если соображаешь, сразу просечёт. – Почему Кощей? – Его боятся больше всех преподавателей. На пятёрку не надейся, на пятёрку, говорит, он и сам не знает. «Григорий Николаевич говорил, что я способная, но что это может значить здесь, куда съезжаются со всего Союза», – думала Тайло. Снова, как перед первым экзаменом, надежда сменялась тягостным чувством неизвестности, отчаяньем от сознания необходимости вернуться в Дербент, где на консервном заводе, в случае перевыполнения плана по кабачковой или баклажанной икре, она получит квартальную премию в размере оклада. Привиделся дом, настольная лампа высвечивает в темноте разложенные учебники; школа, где так и не стёрлись различия между мусульманскими, еврейскими и русскими детьми. «Евреи учились лучше, но это в Дербенте, а как выдержать конкурс в Москве. Если нет возможности плыть, сопротивляясь течению, только и остаётся – идти на дно. Нет, нужно пересилить себя и сделать всё, что от меня зависит, – барахтаться из последних сил. Говорят, на экзамене могут быть задачи, которые не входят в школьную программу». Накануне экзамена Тайло не могла уснуть, инстинктивно искала поддержки своего учителя. Григорий Николаевич стоял у доски необожжённой стороной лица к классу и увлечённо рассказывал о Пифагоре, Эвклиде, иррациональных числах, предполагающих не только опытное подтверждение, но и интуитивное знание. Благородный профиль учителя, его вдохновение уводили в мир должного, или, как он говорил, идеального бытия. Магия абстрактных чисел сочеталась у искателя мудрости с конкретной любовью к детям. Будучи завучем школы, Григорий Николаевич приходил к первоклассникам домой, смотрел, где ребёнок спит, делает уроки. Увидит, кто в рваных башмаках, купит на свои деньги новые и подарит, вроде как от родительского комитета. Был внимателен ко всем, особенно к тем, кто выказывал упорное нежелание понять очевидную истину: дважды два четыре. Вопрос «почему?» относил

не на счёт тупости ученика, а к его неумению выразить словами представление того, что за каждым арифметическим действием, числом скрывается особенная значимость. Знал старый учитель, чего стоит девочке в Дагестане отстоять своё право уехать одной из дому, вот и пришёл к родителям Тайло со словами о том, что опасение перемен не страхует от бед; невозможно предвидеть, что с нами случиться. Примером тому рассказал историю своей семьи: – Дворянское звание и землю в Симбирской губернии моему крепостному предку пожаловал Петр Первый за храбрость в Полтавской битве. И фамилию дал – Воинов, ведь у крепостных были только имена. Спустя несколько веков в нашей обедневшей дворянской усадьбе Воиновых останавливался попечитель гимназий Симбирской губернии Ульянов – отец Ленина. Все барышни в нашей многодетной семье были учительницами, а мальчики – юнкерами. – Хорошо, если детей много, – вздохнула мама. – Хорошо, – вглядываясь в далёкое прошлое, отозвался бывший дворянин, – мы не чурались никакого труда, у нас было несколько коров, сами делали и продавали масло. Сестры по вечерам развешивали масло по фунту, упаковывали в специально заказанные пакеты и сдавали в магазин. Масло от Воиновых пользовалось большим спросом. Пока девочки развешивали масло, кто-нибудь из мальчиков читал вслух классиков, будь то литература или философия... Помню, когда сёстры садились за фортепьяно, им, чтобы держали руки прямыми, на запястье ставили чашечку горячего кофе… Мои сестры умерли от испанки, а братья после революции погибли в гражданской войне. Из всей семьи я остался один, – и с горечью добавил: – Такая жизнь. Математика, к которой способна ваша девочка, – продолжал Григорий Николаевич, – это мир, где человек свободен, математика – язык Бога. «Если числа организуют и упорядочивают Вселенную, – думала при этом Тайло, – а единица – исходная чисел, всеобщая сущность, значит, она соотносится с Единым – Богом евреев». Её родители – Хизгил и Ноами – молчали, им нечего было возразить на слова любимого учителя своей дочери. Григорий Николаевич, живший без семьи в крохотной квартирке на заднем дворе школы, мог только отдавать: внимание, участие, заботу. Брать же ему казалось противоестественным. Сколько раз подступалась к нему сваха – хотела жену привести в его одинокий дом. «Жениться нетрудно, – говорил старый холостяк, – но ведь я ничего не могу дать жене». «Наверное, стесняется своей деревянной ноги и обожжённого лица», – искала Тайло причину одиночества самого достойного человека из всех, кого она знала. Натренированное умение видеть решение задачи разными способами помогло на экзамене; в черновике Тайло дала два дополнительных варианта решения, и пятёрка по математике компенсировала тройки по сочинению и иностранному языку. Несколько раз она перечитывала свою фамилию в списках поступивших, и всё боялась поверить своим глазам. Продолжение следует…


Новый Рубеж, www.newfront.us

Июль, 2011

№93

31


мы открыты

мы открыты

Радуйте себя, в любое время года


Выпуск №93 (Июль 2011)