Issuu on Google+

Тема семьи и семейного счастья в сказках А.С. Пушкина Тема любви находит принципиально новое, реалистическое продолжение в творчестве А.С. Пушкина. Поэта интересует целая человеческая жизнь и то место, которое отведено в ней обычному человеку. В 1830-е годы А.С. Пушкина особо привлекает тема семьи, семейного счастья. В письме к жене от 8 июня 1834 г. он писал: «Зависимость жизни семейственной делает человека более заведующая нравственным» *3+. сектором Волшебная сказка опоэтизировала тему редкой книги семейного счастья. Ее герой достигает не только Центральной полной свободы, выразившейся в идеальном представлении о царствовании, но и счастливого библиотеки супружества. Путь его испытаний всегда им. А.С. Пушкина завершается свадебным пиром, он становится счастливым супругом прекрасной, сказочной невесты. Волшебная сказка представила жизненную норму личной судьбы человека как идеал. «Сказка о царе Салтане» написана сразу после женитьбы как своеобразное величание невесты-красавицы, выражение переполнявших поэта чувств. Многое в сказке было понятно только поэту и его жене. Сцена объяснения князя Гвидона с царевной Лебедью может быть прокомментирована документами, имеющими отношение к женитьбе Пушкина.

Наталья Борисовна Крылова

«Князь Гвидон ей отвечает: «Грусть – тоска меня съедает…». «Я полюбил ее, голова у меня закружилась, я сделал предложение, ваш ответ, при всей его неопределенности, на мгновение свел меня с ума; в ту же ночь я уехал в армию; вы спросите меня – зачем? Клянусь вам, не знаю, но какая-то непроизвольная тоска гнала меня из Москвы, я бы не мог там вынести ни вашего, ни ее присутствия» (франц., письмо к матери Натальи Николаевны от 5 апреля 1830 г.) *3+. А.С. Пушкин оставался женихом, чуть ли не целый год до свадьбы. Князь пред нею стал божиться, Что пора ему жениться, Что об этом, обо всем Передумал он путем…


«Все, что бы ты мог сказать мне в пользу холостой жизни и противу женитьбы, все уже мною передумано» (письмо Н.И. Кривцову от 10 февраля 1831 г.) *3+. … Что готов душою страстной За царевною прекрасной Он пешком идти отсель Хоть за тридевять земель. Благословение было получено. И в сказке: Над главою их покорной Мать с иконой чудотворной Слезы льет и говорит «Бог вас, дети, наградит». Заветная мечта о Доме в жизненных планах Пушкина стала занимать большое место после Михайловского периода. Е.А. Маймин писал: «В детстве – мы знаем – ему не было дано ощущения Дома, и он переживал это как беду, как важное лишение. Он радовался всякому приближению к домашней обстановке – так было, например, когда он на время вошел в семью Раевских. Он особенно остро и настойчиво стал мечтать о Доме, когда ему стало, как никогда раньше, тревожно и тяжело жить – в трагические подекабрьские годы. Теперь его мечта о Доме становится мечтой, о спасении, мечтой не о счастье даже, а о тихом покое» *1+. Известно, что в этот период поэт уже задумывался о том, чтобы оставить тягостную для него придворную жизнь в столице. В стихотворении «Пора, мой друг, пора<», обращенном к жене, он мечтает о «покое» и «воле», которые можно обрести только в деревенском уединении: Давно, усталый раб, замыслил я побег В обитель дальную трудов и чистых нег. Такую жизнь он называет «завидной долей». С неудавшейся попыткой отставки можно связать «Сказку о золотом петушке». В ней своеобразие присутствия автора состоит в осознании Пушкиным своей общественной, социальной зависимости. Внешний конфликт, сюжетный – во взаимоотношениях Дадона со звездочетом. Внутренний – его собственный конфликт с царями, который зашифрован в сказке. Настроения этого периода: неудовлетворенность своим общественным положением, тревожное ожидание будущего – вошли в художественную ткань сказки. Идейный замысел «Сказки о мертвой царевне<», в которой лесной терем богатырей – это и этнографическая зарисовка, и идеальная мечта русского крестьянина о счастливой жизни, и мечта о будущем самого поэта. Не случайно он помещает в этот терем хозяйку. Царевна живет «средь зеленые дубравы» без всякой славы, но не скучно ей у семи богатырей: она чувствует себя хозяюшкой – и так идут за днями дни *2+. Народная свадебная поэзия, хорошо известная Пушкину из жизни крестьян, многообразно рисует идеальный терем. Свадебные терема впервые появляются задолго до изображения лесного убежища невинно гонимой падчерицы, и именно как перефразировка обрядовой песни: Свой приехал, царь дал слово, А приданое готово: Семь торговых городов Да сто сорок теремов.

Уж у меня приданое изготовлено: Девять городов с пригородками, Три терема с притеремками. Обрядовая поэзия

А.С. Пушкин А.С. Пушкина привлек этический момент, связанный с теремами. Солнце, месяц, звезды и заря в русском фольклоре, в разных его жанрах, символически обозначают счастливую семью. В свадебных песнях и причитаниях терем – это опоэтизированное пространство человеческого мира; как и в волшебной сказке, в нем сочетаются реальные и фантастические элементы. Александр


Сергеевич следовал этой традиции. Буквально заимствуя многие детали, поэт воссоздал внешний вид лесного терема (ворота, подворье, крыльцо, кольцо), а затем вместе с царевной ввел читателя внутрь (светлая горница, под святыми стол дубовый, печь с лежанкой изразцовой, светлая светлица и др.). В пушкинском тереме поселяется невеста – сговоренка, то есть просватанная девушка, которую в крестьянском быту начинали «обыгрывать» традиционными песнями. Злая мачеха изгнала ее из дома перед девичником – значит, накануне свадебного дня. Это делает любовную ситуацию особенно драматичной, что мог понять только читатель, знающий народный свадебный обряд. Для народной сказки обычен зачин «Жили-были старик со старухой». Пушкин незаметно подчеркивает патриархальную подчиненность старухи мужу: «Жил старик со своею старухою<». То же в концовке: «На пороге сидит его старуха<». Каждый занимался своим делом, испокон установленным делом: Старик ловил неводом рыбу, Старуха пряла свою пряжу. Бытовая зарисовка выражает народное понимание жизненной нормы. В том, что оно было близко лично для Александра Сергеевича, убеждают его письма, например, письмо к теще Н.И. Гончаровой от 26 июня 1831 г. *3+. Упорно проникая в русскую национально-историческую культурную традицию, приобщаясь к этическим идеалам народа, А.С. Пушкин шел к творческой мудрости. Личное благополучие человека, как бы оно ни идеализировалось, не мыслилось народом вне семейно-бытовых форм жизни. Поэтому фабула волшебных сказок завершается женитьбой героя и свадебным пиром.

Литература: 1. Маймин, Е.А. Пушкин. Жизнь и творчество / Е.А. Маймин. – М., 1984. – С. 136 – 137. 2. Пушкин, А.С. Избранные сочинения в 2-х т. Т. 1. / А.С. Пушкин. – М.: Худож. лит., 1980. – 814 с. 3. Пушкин, А.С. Письма / А.С. Пушкин // Собр. Соч. в 10-ти . Т. 10. – М.: Правда, 1981. – 448 с. 4. Русская народная поэзия. Обрядовая поэзия / сост. Б. Чистова, К. Чистова. – Л., 1984. – С. 360.


Push2 1