Issuu on Google+

22 января 2011 г.

Н Е З А В И С И М О С Т Ь

Газета Московского научно-практического центра наркологии Выходит один раз в месяц с 2009 г.

ТВОРЧЕСТВО

КАК СПОСОБ ЖИЗНИ

Читайте в номере Страница главного редактора стр. 2

Е. А. Брюн

КАК ПЕРЕЖИТЬ МОЛОДОСТЬ? Слово специалисту стр. 3

С. В. Сафонцева

НЕТЕРПЕНИЕ СЕРДЦА Первая помощь стр. 5

ПРИ ПАДЕНИИ С ВЫСОТЫ Сухая справка стр. 6

ПРЕКРАСНЫЕ И УЖАСНЫЕ Тем, кто рядом стр. 8

Наталия Волохова

ТЕМНАЯ АЛЛЕЯ И страшно, и смешно стр. 8 Наша публикация стр. 9

Николай Шипов

АЛКОГОЛИЗМ И РЕВОЛЮЦИЯ. АЛКОГОЛЬНАЯ НАСЛЕДСТВЕННОСТЬ Иди и смотри! стр. 10

ВЕСЕЛЫЕ ПОХОРОНЫ Слово поэту стр. 11, 13, 16 Друг другу стр. 12

ИНТИМ НЕ ПРЕДЛАГАТЬ Что такое?.. стр. 14

А. Е. Личко, В. С. Битенский

ПОДРОСТКОВАЯ ТОКСИКОМАНИЯ Слово священнику стр. 16

Игумен Никон (Воробьев)

ПИСЬМО ПЬЮЩЕМУ БРАТУ Биография к размышлению стр. 17

Наталия Волохова

ДЖЕК ЛОНДОН. ПОД СЧАСТЛИВОЙ СУДЬБОЙ Литературная страница стр. 19

Антон Чехов

ЖЕНЩИНА С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ПЬЯНИЦЫ Где помогут стр. 20

МОСКВА НАРКОЛОГИЧЕСКАЯ


2

НЕЗАВИСИМОСТЬ страница главного редактора

СОТВОРЕНИЕ МИРА

ИЛИ ПОДРАЖАНИЕ АДАМУ

Новолетие  — хороший повод дать новый отсчет своей жизни. Подводя итоги своим победам и поражениям, полезно вспомнить, что нам всем доступен самый надежный способ влияния на окружающий мир — достаточно изменить самих себя. А творчество — прекрасный инструмент для взаимодействия с миром, ведь творческий подход к жизненным задачам предопределен человеку изначально. Способность к творчеству — отличи‑ тельная способность человека. Вспом‑ ним самое начало Библии. Когда был создан Адам, у него было две функции — первая — плодиться и размножаться,

и вторая — называние имен. Адам дает имя всему окружающему. И если первая функция присуща всему живому, то вто‑ рая — совершенно уникальное качество, самая суть человеческая — смыслообра‑ зование. И пусть наше творчество боль‑ ше похоже на комбинаторику и далеко от  возможностей Творца, создающего то, чего никогда не было. Это не умаляет значимости творческого процесса че‑ ловека. Мы познаем существующее, по‑ знаем замысел Божий и таким образом развиваем свои смыслы и раскрываем Божественный замысел. Творчество невозможно без  смыс‑ лообразования. Это почти синонимы.



22 января 2011 г.

Углубляясь в мир, мы его познаем, и, по‑ знавая, называем, озвучиваем. Возьмем, для примера, любое природное явление, любой закон физики. Он осмысляется вначале одним человеком, который дает какой‑то новый термин этому явлению, и потом это имя становится общеупотре‑ бительным. Для человека это неостано‑ вимый, продолжающийся всю жизнь про‑ цесс смыслообразования. Человек все время творец своей судь‑ бы. Как человек увидел этот мир, как он его назвал для себя в своих терминах — в таком мире он и будет жить. Это важ‑ ный момент, потому что у наших больных этот процесс нарушается. Он нарушается по многим биологическим, генетическим, информационным сломам, нарушается системой воспитания. Давно известно, что у холодной, отстраненной матери ре‑ бенок будет аутистом, и познание мира будет ему даваться с трудом. Так, в ре‑ зультате детских травм и ошибок вос‑ питания, у человека повышается порог восприятия. Ребенок, которого не заме‑ чали в детстве, впоследствии сам не ви‑ дит полутонов, деталей, а видит только глобальные изменения. Происходит су‑ жение спектра психических реакций. И, как следствие, ограничивается творче‑ ский потенциал. Мы знаем, что  тридцать процентов наших детей носят фактор риска по за‑ висимому поведению, и выясняется это слишком поздно, как правило, когда они уже имеют заболевания. А ведь для мно‑ гих детей из этой группы риска можно еще в дошкольном возрасте сформиро‑ вать некий общий сектор развития, на‑ учить их менять свое психическое состо‑ яние, получать новые смыслы, творить. На этапе реабилитации творче‑ ский процесс помогает нашим боль‑ ным не только заглянуть в самих себя, но и найти новые возможности взаимо‑ действия с миром, заново открыть его, дать знакомым явлениям новые имена, а значит, и обрести новые смыслы. Творчество  — это самое главное, как в профилактике зависимого поведе‑ ния, так и в реабилитации наших боль‑ ных и вообще в жизни человека, как путь обретения самого себя. Е. А. Брюн Директор Московского научнопрактического центра наркологии


3

НЕЗАВИСИМОСТЬ первая

помощ ь

При творческОМ кризисЕ

Это состояние — увы! — знакомо очень и очень многим. Круг его жертв не ограничивается писателями, актерами, художниками и прочими небожителями. Им еще повезло — творческий кризис входит в их, так сказать, профессиональные обязанности. Им положено страдать, вздыхать, мучиться, гонять семью и близких, скрываться на даче — на всю оставшуюся жизнь! и являться обратно к вечеру, когда вся семья уже приятно расслабилась и приготовилась пожить в свое удовольствие. Какая горькая насмешка судьбы — в то время как творец никак не может разродиться новым произведением, равнодушная толпа (семья) предается низменным утехам… Но что вам делать, если вы не великий писатель, а просто блоггер? Не светило науки, а скромный инженер с творческой жилкой, в конце концов, просто домашняя хозяйка, затеявшая грандиозный косметический ремонт и вдруг потерявшая весь художественный запал? Что делать? Да делайте все, что хотите, только не повторяйте ошибок этих профессиональных мучеников.



22 января 2011 г.

Во‑первых, творческие кризисы бывают у всех. Потому что всю свою жизнь мы в той или иной степени занимаемся твор‑ чеством. И если к вам не приходит инже‑ нерное решение, не пишется курсовая, не шьется платье, не получаются фото — значит у вас творческий кризис. Во‑вторых, творческий кризис — это нормально. Вероятно, вы смогли устано‑ вить себе более высокую планку. А к ней еще надо приспособиться. В‑третьих, творческий кризис — это приятно, значит, вы действительно зани‑ маетесь творчеством. Важно помнить, что всякий кризис когда‑нибудь кончается. Он кончается быстрее, если на нем не зацикливаться. Бессонные ночи прекрасны в период вдохновения. Во время кризиса сон — ваш лучший друг, потому что он даст воз‑ можность поработать вашему подсозна‑ нию. А его творческие кризисы посещают значительно реже! Поистине: утро вечера мудренее! Отвлекитесь от вашей основной работы. Займитесь чем‑нибудь приятным, что у вас хорошо получается. Работа, тре‑ бующая мелкой моторики  — вышивка, лепка, собирание моделей — часто помо‑ гает сосредоточиться. Увеличьте физическую нагрузку на свежем воздухе. В душном и проку‑ ренном помещении у вас вряд ли будет свежая голова. Проанализируйте — не слишком ли вы перегрузились информацией об инте‑ ресующем вас предмете. Не пытайтесь объять необъятное. Слишком большое количество сведений способно потопить свежую идею. Стремление к совершенству похваль‑ но. Но лучшее, как известно — враг хорошего. Много хорошего так и осталось в небытии из‑за желания довести свое детище до идеального состояния. Вместе с водой можно выплеснуть и ребенка. Постарайтесь внести в свою жизнь какие‑то перемены. Отложите решение проблемы, которая завела вас в тупик на потом. Поощрите себя чем‑то приятным. А теперь бросьте валять дурака и займитесь делом! Лапидар Тугодумов собственный корреспондент газеты «Независимость личности»


4

НЕЗАВИСИМОСТЬ л ичный

опы т



22 января 2011 г.

и страшно, и смешно В Монте-Карло из казино выходят два человека. Один совсем голый, а другой в трусах. —  Вы мне даже нравитесь, — говорит голый. — Знаете меру и своевременно останавливаетесь. Прилетает сатана в рай к Богу и говорит: ­— Забери у меня одного грешника! Всех чертей перебил, взобрался на мой трон и орет: «Где тут переход на следующий уровень?!!» Три приятеля сели играть в преферанс. Один упал на мизер, а двое других всадили ему паровоз из семи взяток. Доиграли, разошлись, мужик всю ночь не спал, переживал, а наутро застрелился. Похоронили его, возвращаются приятели его с кладбища, и один говорит другому: —  А вот ежели бы мы тогда в пику пошли, мы б ему восемь вставили! А другой отвечает: —  Да не переживай ты, и так ничего получилось. Зима, на улице жуткий мороз. Стоит мужик и кутается в полушубок. Вдруг видит — навстречу ему голый мужик бежит. Первый: —  Ты что, обалдел, голый бежишь? Мороз‑то какой! —  Семь, девять, валет на мизере ловятся? — Нет! —  Я тоже так думал… Преферансист просыпается ночью с диким криком. Жена (в ужасе): —  Вася, Вася, что случилось?! —  Да вот сон приснился. Играю я с приятелем в шахматы. Игра переходит в эндшпиль. У меня король с пешкой и у него тоже. И мне надо ходить из‑под второго короля! Новичок смотрит как профи в преферанс играют и замечает, что один из игроков — шулер. После очередной сдачи он подходит к соседнему игроку и шепчет на ухо: —  Сейчас ваш партнер скинул себе на колено всех тузов. —  Ну и что, — говорит тот, — сейчас его раздача.

В общем, если опустить предысторию, мы были счастливы лет семь. Даже странно, что это так долго продолжалось, потому что потом мы были очень несчастливы. Знаете, мы не были особенно залихватской парою, с  какими‑то необыкновенными страстями и приключениями — встретились, поженились, родили мальчика и  девочку. Ничего безумного. Ничего через край. Выпивали  — по  поводу, очень умеренно. Иногда курили травку — тоже очень умеренно. Со временем оба стали много пропадать на работе — пошли хорошие

деньги, выплачивали квартиру. Дети подрастали. А потом — вдруг — оказалось, у него ВИЧ. Сдавал анализы для пустяшной операции, и вот обнаружили. Я чуть с ума не сошла. Конечно, проверила и себя, и детей — ничего. Он укололся‑то всего пару раз. И зависимости у него нет, и не было. А ВИЧ есть. Научились и с этим как‑то жить. Только как подумаешь — не было бы этих двух раз, и у нас могли бы быть еще дети. Не было бы этих глупых двух раз — и была бы другая жизнь.

Мужик приходит в сберкассу и снимает с книжки десять тысяч. Кассирша и спрашивает: —  Мужчина, вы что‑то прикупили? —  Да, два туза на мизере! В «скорую» привозят пациента с переломом ноги. —  Как это случилось? —  Во время игры. —  В футбол играли? —  Нет, в карты. —  В карты?? —  Да, мой приятель подавал мне знаки под столом. Разговор за ломберным столом. —  Полковник, а почему не сыграл мой козырной туз??? —  Хе-хе, расклад, батенька, расклад…


НЕЗАВИСИМОСТЬ

5

биография к размышлению

АЛЕКСАНДР ВЕРТИНСКИЙ ОТ АРЛЕКИНА ДО ПЬЕРО



22 января 2011 г.

влюбчивый и пылкий, он шатался по Киеву и его окрестностям, впитывал революцион‑ ную смуту, крал из дому деньги, бывал не‑ щадно бит, озлоблен и неукротим. Вряд ли мы сможем узнать тоскующего и утончен‑ ного Пьеро в этом подрастающем волчон‑ ке. Образ Арлекина подходил бы ему куда больше. Свой среди своих

Тот, кому суждено быть повешенным не утонет. Уже в этот босяцкий период своей жизни Вертинский страстно увле‑ кается театром, музыкой и литературой. В молодой богемной среде он, наконец, ощущает себя своим среди своих. На про‑ питание себе Вертинский зарабатывал, продавая открытки, работая грузчиком, корректором в типографии, играя в люби‑ тельских спектаклях, а в тяжелые периоды возвращался под кров своей тетушки, чей нрав значительно смягчился с рождением собственных детей. Декадент

В 1910 году дерзкий киевлянин приехал покорять Москву. Вальяжная, богатая Мо‑ сква, которую так и не затмил холодный Петербург, встретила молодого Вертинско‑ го ласковым равнодушием холеной краса‑ вицы. Где попало жил, как попало переби‑ вался, в начале один, а потом с компанией земляков — голодных, холодных, неуто‑ мимых молодых гениев и проходимцев, ясноглазый Саша. В Москве он обрел свою кровиночку‑сестру Надю, блиставшую на  провинциальных подмостках. Когда сестра возвращалась с гастролей, они по‑ долгу жили вместе, наверстывая упущен‑ ные годы детства. Вертинский выступал в литературных и драматических сообществах, на театре его имя приобретало известность, начал успешно сниматься в кино. Где только не пробовал он свои силы! Но и жизнь пробовала его на зубок. Творческие кру‑ ги не только в Москве, но и во всем мире были охвачены кокаиновой эпидемией… Бастард

Какая нелегкая бросила юную кра‑ савицу-дворянку в  объятия немолодо‑ го, небогатого присяжного поверенного, так и не получившего развод у первой жены? Дочь Надю и сына Сашу, родивше‑ гося в 1889 году, счастливому отцу при‑ шлось усыновлять. Недолго продолжалась эта незаконная идиллия. Саше не было еще и четырех, когда умерла мать, а вскоре от горя и чахотки сгорел отец. Семья мате‑ ри не только разлучила сирот, но и уверила Сашу, что его сестра умерла, та же мысль о смерти брата внушалась и сестре. Горек хлеб сиротства, даже если его вдоволь. И Саша, и Надя не видели в семьях теток ни  ласки, ни  любви. Вполне возможно,

что тетушки не желали зла свалившимся им на головы детям, а только хотели иско‑ ренить ворвавшееся в семью беззаконие и страстность родителей их, однако ре‑ зультат они имели прямо противополож‑ ный. Неудивительно, что чуткий, ранимый и одаренный ребенок к отрочеству пре‑ вратился в отпетого киевского хулигана и двоечника. Отпетый

«По всем законом логики, — писал Вер‑ тинский в своих воспоминаниях, — я дол‑ жен был стать преступником». Вечно го‑ лодный — то ли от недостатка пищи, то ли от избытка энергии, оборванный — одеж‑ да на нем горела, регулярно отчисляемый из гимназий за прогулы и неуспеваемость,

Мистер Кокаин

«Кто первый начал его употреблять? Откуда занесли его в нашу среду? Не знаю. Но зла он наделал много», — писал Вертинский. Вначале кокаин был общедоступен, продавался в аптеках. Потом его запре‑ тили продавать без  рецепта, доставать становилось все труднее, цена выросла в десять раз. «После первой понюшки на короткое время ваши мозги как бы прояснялись, вы чувствовали необычайный подъем, яс‑ ность, бодрость, смелость, дерзание. Вы говорили остроумно и ярко, тысячи ори‑ гинальных мыслей роились у вас в голове. Жизнь со своей прозой, мелочами, неуда‑ чами как бы отодвигалась куда‑то, исчеза‑ ла и уже больше не интересовала. Вы улы‑


6

НЕЗАВИСИМОСТЬ



22 января 2011 г.

бались самому себе, своим мыслям, новым и неожиданным, глубочайшим по содер‑ жанию, — так описывал Вертинский дей‑ ствие препарата. — Продолжалось это десять минут. Через четверть часа кокаин ослабевал, переставал действовать. Вы бросались к бумаге, пробовали записать эти мысли… Утром, прочитав написанное, вы убеж‑ дались, что все это бред! Передать свои ощущения вам не удалось!» В дурмане

Дозы кокаина приходилось постоянно увеличивать. »… Вы ничего не могли есть, и организм истощался до предела. Пить кое‑что вы могли: коньяк, водку. Только очень крепкие напитки. Они как бы отрез‑ вляли вас, останавливали действие кокаи‑ на на некоторое время, то есть действовали как противоядие. Тут нужно было ловить момент, чтобы бросить нюхать и лечь спать. Не всегда это удавалось. Потом, прибли‑ зительно через год, появлялись тяжелые последствия в виде мании преследования, боязни пространства и прочее». Кокаин вытягивал деньги. Богема почти вся была заражена этим поветри‑ ем. Пузырьки и пудреницы с порошком были чуть не в каждом жилетном карма‑ не и дамском ридикюльчике. Сестра Надя тоже кокаинилась. «… наркоз почти не  действовал и не давал ничего, кроме удручающего, безнадежного отчаяния… Что это, кока‑ ин, анастезия? Полное омертвление всех чувств. Равнодушие ко всему окружающе‑ му. Психическое заболевание…» Конец кокаиновой эры

Однажды из окна своей мансарды Вертин‑ ский увидел скат крыши, густо усеянный ко‑ каиновыми баночками. В первый раз в жиз‑ ни ему стало страшно. Среди его знакомых был знаменитый профессор-психиатр. «Я вышел на Тверскую и решил ехать к нему.(…) Подходя к остановке, я уви‑ дел совершенно ясно, как Пушкин сошел с своего пьедестала и, тяжело шагая «по потрясенной мостовой» (крутилось у меня в голове), тоже направился к остановке трамвая. А на пьедестале остался след его ног, как в грязи оставшийся след от калош человека. — Опять галлюцинация! — спокойно подумал я, — Ведь этого же быть не мо‑ жет? (…) Тогда я понял, что просто сошел с ума. (…) Профессор Баженов тотчас принял меня. Я объяснил ему все, рассказав также и о том, как ехал с Пушкиным в трамвае. —  Обычные зрительные галлюцина‑ ции! — устало заметил он. Минутку он по‑ молчал, потом взглянул на меня и строго

сказал: —  Вот что, молодой человек, или я вас сейчас же посажу в психиатрическую больницу, где через год-два вас вылечат, или вы немедленно бросите кокаин! Сей‑ час же! Он засунул руку в карман моего пиджа‑ ка и, найдя баночку, швырнул ее в окно. —  До свидания! — сказал он, протя‑ гивая мне руку — Больше ко мне не при‑ ходите! Я вышел. Все было ясно». После начала Первой мировой войны Александр Вертинский отправился добро‑ вольцем на фронт санитаром на санитар‑ ном поезде. Он пробыл на фронте почти год. Получив лёгкое ранение, Вертинский вернулся в Москву. За это время он сделал 35000 перевязок, избавился от кокаина и потерял сестру, погибшую, по слухам, от передозировки. Рождение жанра

Дебют Александра Вертинского на эстраде состоялся в 1915 году с программой «Пе‑ сенки Пьеро», для артиста изготовили экзо‑ тическую декорацию, подобрали «лунное» освещение. Вертинский стал выходить на сцену загримированным и в специально сшитом костюме Пьеро, под мертвенным, лимонно-лиловым светом рампы. Вертинский и  его искусство «пред‑ ставляли феномен почти гипнотического воздействия не только на обывательскую, но и на взыскательную элитарную ауди‑ торию». Его Пьеро (согласно биографии Е. Р. Секачевой)  — «комичный страдалец, наивный и восторженный, вечно грезя‑ щий о чем‑то, печальный шут, в котором сквозь комичную манеру видны истин‑ ное ст��адание и истинное благородство». Со временем сценический образ менялся. Пьеро взрослел, мужал, и на место юно‑ шеской чистоте и  ранимости приходи‑ ла язвительная ирония. «Я был больше, чем поэтом, больше, чем актером. Я про‑ шел по нелегкой дороге новаторства, соз‑ давая свой собственный жанр», — гово‑ рил Вертинский. Король без венца

Так назывался фильм 1915 года, где в роли бродяги успешно снялся Александр Вер‑ тинский. Некоронованный король рус‑ ской эстрады покидает родную землю в 1920 году и на многие годы становится скитальцем, бродягой с поддельным грече‑ ским паспортом. Константинополь и Поль‑ ша, Германия, Франция и США оказыва‑ ют ему королевский прием. Он успешно концертирует, снимается в кино и тоскует по Родине. Среди его поклонников пред‑ ставители династии Романовых, принц Уэльский, король Густав Шведский, милли‑ онеры и банкиры Ротшильды и Морганы, Чарли Чаплин, Марлен Дитрих, Гретта Гар‑ бо. Годы эмиграции скрашены теплыми от‑ ношениями с Анной Павловой и Тамарой Карсавиной, а с Федором Шаляпиным за‑ вязывается крепкая дружба. Сборники сти‑ хов и песен певца выходили за границей, но ни строчки не печатают на Родине. Последняя любовь

После удачных гастролей в США Вер‑ тинский снова вернулся во  Францию, но не остался там надолго. В 1935 году он перебрался в Китай, обосновавшись в Шанхае. Именно здесь сказочной Пти‑ цей-Феникс посетила его жизнь послед‑ няя и главная любовь. Там он женил‑ ся на Лидии Владимировне Циргваве. В июле 1943 года у них родилась дочь Марианна, а через год Анастасия. Долгая дорога домой

В 1943 Вертинскому разрешили вернуться. Позади была Россия, которую все поте‑ ряли, мировая слава, бесшабашная моло‑ дость, родные могилы. Впереди было еще  тринадцать лет счастливого брака, концертной деятель‑ ности, роли в кино, Сталинская премия. Впереди было тотальное замалчивание и ложь, изнурительный гастрольный мара‑ фон, равнодушие соотечественников, от‑ сутствие друзей, болезни и старость. Впереди была мудрость, взрослеющие дочери и долгая дорога к тем, кто слушает песни Вертинского сегодня. Наталия Волохова


7

НЕЗАВИСИМОСТЬ ч т о

т а к о е



22 января 2011 г.

?..

Г алл ю ц иноген ы

этой группы, затрагивают не только вос‑ приятие, но и гораздо более тонкие и глу‑ бокие структуры психики. Свойства

Наркотики этой группы способны изме‑ нять человеческое восприятие и сознание весьма необычным образом. Биохимический механизм их действия до конца не ясен. Многие из них содержатся в растениях, ко‑ торые с древнейших времен люди использо‑ вали в религиозных ритуалах. Некоторые синтезированы в химических лаборатори‑ ях и стали использоваться в мистических ритуалах новейших времен. Некоторое время наука считала, что гал‑ люциногены моделируют или имитируют симптомы шизофрении. Среди сторонников широкого примене‑ ния данных веществ появился уже знако‑

мый нам термин «психоделики». Это слово, введенное в оборот одним из пионеров исследования LSD Хамфри Осмондом, в до‑ словном переводе с греческого означает «расширяющий сознание» или «помогаю‑ щий психике». После законодательного запрета на ис‑ пользование подобных веществ в обиход вошел термин «галлюциногены» (по  их главному свойству — способности вызвать галлюцинации). Однако это название применяет‑ ся не всеми специалистами, так как оно не вполне точно. Изменения, происходя‑ щие в сознании под влиянием наркотиков

Способность вызывать яркие, разноо‑ бразные, преимущественно зрительные и слуховые образы событий и предметов, отсутствующих в окружающей челове‑ ка реальности, то есть галлюцинации. Для психоделических галлюцинаций ха‑ рактерен феномен эйдентизма — слит‑ ности ощущений, происходящих из раз‑ личных органов чувств. Острые эффекты галлюциногенов включают в себя иллюзии — искажен‑ ное или измененное восприятие реально существующих объектов окружающего мира. Иллюзии возникают на фоне дереа‑ лизации — ощущения тотального измене‑ ния реальности, изменения времени, по‑ падания грезящего в «иной мир», в «иные измерения»; и деперсонализации — чув‑ ства измененности размеров собственно‑ го тела и структуры своего «Я». Прием наркотиков этой группы время от  времени вызывает необычное эмо‑ циональное состояние, которое можно сравнить с чувством открытия или рели‑ гиозного откровения. Причем здесь имеет место не просто подъем настроения (эй‑ фория), но и ощущение внезапного про‑ зрения, открытия истины и т. п. Для эмоций человека, принявшего гал‑ люциноген, характерно также чувство до‑ верия и распахнутости по отношению к окружающим. Экстатические видения (галлюцинации и иллюзии) не обязательно сопровожда‑ ются положительно окрашенными эмо‑ циями. Ощущения могут быть сопряжены с тревогой, страхом, чувством безнадеж‑ ности, доходящим до уровня панической реакции. В основном переживания, испытывае‑ мые после принятия наркотиков этой груп‑ пы, абсолютно индивидуальны. Доказано, что они зависят от конкретной структуры бессознательных психических процессов. Как и в сновидении, могут возникать обра‑ зы и символы забытого человеком опыта, вытесненных переживаний. Доказано, что под воздействием нар‑ котиков этой группы люди разных куль‑ турных традиций испытывают разные по содержанию видения. Эксперименты


8

НЕЗАВИСИМОСТЬ

60‑х годов, показали, что и сам «визио‑ нер», и внешний наблюдатель (врач, ша‑ ман или просто партнер по приему нарко‑ тиков) способны «направлять» опьянение и изменять образы, которые видит грезя‑ щий. Вообще, человек под  воздействием галлюциногенов чрезвычайно внушаем. Внушенные в подобном состоянии мыс‑ ли и действия будут определять («про‑ граммировать») поведение человека го‑ раздо более долгий срок, чем, например, сеанс гипноза. Механизмы химического действия галлюциногенов.

С середины 50‑х годов ученые поняли, что LSD и аналогичные ему вещества на‑ рушают ту часть передачи электромагнит‑ ного импульса между нервными клетками, которая связана с нейромедиатором се‑ ротонином. Наркотики могут имитировать серотонин и парадоксальным образом ак‑ тивизировать серотониновые рецепторы нервных клеток головного мозга. Серото‑ нин находится в каждой клетке головного мозга. Известно, что он играет важнейшую роль в  формировании эмоционального фона нашего поведения.

Много споров об LSD велось вокруг по‑ бочных эффектов. На сегодняшний день считается, что  LSD вызывает изменения в человеческих хромосомах, нарушает на‑ следственную информацию в ядрах кровя‑ ных клеток. Эти данные получены «в про‑ бирке» и основаны лишь на лабораторных экспериментах. Однако в связи с запретом LSD доказательств непосредственно на че‑ ловеке получено не было. Современная биология считает, что лабораторных экс‑ периментов достаточно, чтобы утверждать: У постоянно принимающих этот нар‑ котик мужчин и женщин вероятность рождения неполноценных детей или де‑ тей с  врожденными аномалиями раз‑ вития в 2  –  3 раза выше, чем в среднем по популяции. РСР вызывает неестественный сон, а LSD — искусственное безумие. Психо‑ логически это сходные феномены, а меха‑ низм химического действия — различный. LSD является самым мощным среди из‑ вестных галлюциногенных препаратов. Даже чрезвычайно малые дозы способны вызвать психические изменения. Физические симптомы проявляются при приеме LSD практически всегда:



22 января 2011 г.

Симпатическая реакция — учащение пульса, подъем артериального давления, расширение зрачков, трудности фокуси‑ ровки зрения на  отдельных предметах, густая липкая слюна, потливость, подъем волос на теле, посинение рук и ног, запор и озноб за счет сокращения перифериче‑ ских артерий. Перасимпатические реакции  — за‑ медление пульса, снижение артериального давления, слезоточивость, слюнотечение, понос, тошнота, рвота. Обе эти реакции могут перемежаться, но, как правило, преобладает либо одна, либо другая. Эмоциональные симптомы проявля‑ ются первыми. Для большинства здоровых испытуемых, принимающих средние дозы LSD, характерна эйфория, то есть различ‑ ные проявления радостного или припод‑ нятого настроения. Человек может осоз‑ навать такое настроение как оживленное, как чувство безмятежного покоя, как пере‑ полняющую его радость и даже… как ор‑ газм. Однако при более высоких дозах возрастает склонность к смене настроения и отрицательным эмоциям. Во время «трипа» может появиться тре‑ вога, переходящая в панику. Или же воз‑ никнуть «спокойная» или «пустая» печаль (депрессия), сопровождаемая мыслями о бессмысленности существования, когда единственным выходом из тупика видится самоубийство. Подобные переживания могут сопро‑ вождаться агрессией, истерическими реакциями и криками. Вообще реакция опорно-двигательного аппарата на прием наркотика будет соответствовать эмоци‑ ональному состоянию. Человек способен беспричинно смеяться, двигаться или на‑ брасываться на кого‑то с кулаками без вся‑ ких на то причин. Во время LSD-«трипа» человек испы‑ тывает практически любое известное пси‑ хиатрии патологическое эмоциональное состояние: от выраженной мании до глу‑ бокой депрессии. В какое именно попадет человек после приема наркотика, зави‑ сит от индивидуальных особенностей его нервной системы и от желания людей, на‑ ходящихся рядом во время «путешествия». Сексуальные симптомы. Чаще всего, независимо от эмоционального состояния, сексуальность заторможена. «Психонавт» отказывается говорить о сексе. Кажется, что для него нет ничего менее интересного, чем секс. Однако случается, что весь «трип» ори‑ ентирован именно на интенсивные сек‑ суальные влечения и  фантазии. В  этом случае они носят странный и необычный характер  — как  правило, связаны либо с  половыми извращениями (пережива‑


9

НЕЗАВИСИМОСТЬ



22 января 2011 г.

ниями собственного садизма, гомосексу‑ альности и т. д.), либо принимают формы «мистического» секса  — сатанинский ведьминский шабаш или, скажем, оплодот‑ воряющий природу вселенского масштаба половой акт. Симптомы изменения мышления, интеллекта и памяти

Происходит своеобразная трансформа‑ ция мышления. Логическое и абстрактное мышление возможно, но требует видимых сознательных усилий. На передний план выступает мышление алогичное. Это мышление — как бы по типу сно‑ видений, ибо оперирует не словами, а об‑ разами. Связи (ассоциации) между ними наступают без всякой логики, случайно, за счет видимой похожести одного образа на  другой. Современные исследователи сказали бы, что мышление во время LSD«Трипа» похоже на виртуальное мышле‑ ние или мышление посредством случайных образов‑артефактов. Мышление с помощью случайных ассо‑ циаций развивается из‑за ощущения рав‑ нозначности всех воспринимаемых объ‑ ектов. Как правило, наркоману и во время «трипа», и после него очень трудно вы‑ делить главное как  в  переживании, так и в окружающем мире. Пациенты при по‑ пытке пересказать содержание галлюцина‑ ций «утопают» в деталях и подробностях, а события и объекты окружающей реаль‑ ности воспринимаются как имеющие рав‑ но‑символическое значение для личности. Спонтанная (случайная) связь зри‑ тельных образов может сделать мышле‑ ние абсолютно неожиданным и привести к внезапным решениям как внешних, так и внутренних проблем личности. Случайное совпадение образов может восприниматься как интуитивная проница‑ тельность, позволяющая соединять вместе доселе несовместимую информацию из са‑ мых разных областей знания. В самом «трипе» большая часть таких «прорывов» мышления — явления скорее случайного порядка. Произвольное взаи‑ модействие галлюцинаторных образов вы‑ зывает ошибочное объяснение внешних событий и нередко может приводить «путе‑ шественника» к состоянию, похожему на ма‑ нию преследования или манию величия. Логическое, то есть последовательное, мышление во время сеанса замедляется, следовательно, интеллектуальные возмож‑ ности «психонавта» резко снижаются. Память об  ощущениях, пережитых во время LSD-«Трипа», практически полно‑ стью сохраняется. «Забывание» содержимого сеанса мо‑ жет быть вызвано и прямым внушением со стороны присутствующего посторонне‑ го наблюдателя. Эффект при этом будет

гораздо более стойким, чем от внушения гипнотического. Внушаемость

Равнозначность объектов и  образов во время сеанса LSD — это неспособность человека логически объяснить, связать в единую смысловую систему свои пере‑ живания. Хаотически наплывающие об‑ разы приводят к ощущению, которое наши пациенты описывают как «потерю воз‑ можности ориентироваться в собствен‑ ном внутреннем мире» или просто — «потерю самого себя». Вот, например, типичный рассказ: «Где‑то глубоко во мне как будто лопнул какой‑то очень тонкий, но, тем не менее, способный удерживать осколки моей души рядом друг с  другом мыльный пузырь. С момента этого беззвучного лопания я пе‑ рестал осознавать, что я такое. Меня боль‑ ше не было. Точнее говоря, вокруг плавали какие‑то куски, в которых я себя узнавал. Эти куски когда‑то были мною, но собрать их  снова вместе никакой возможности не было. Это было очень смешно. Потом мне говорили, что я ржал как безумный. Но в этом ощущении отсутствия меня вну‑ три меня я не мог ничего делать — меня же

не было. То аморфное и глуповатое «оно», которое существовало на месте меня, вдруг испугалось отсутствия всяких ориентиров в продолжающем вертеться мире. «Оно» остро нуждалось и с нетерпением ждало любых слов или  приказов из  внешнего мира. Казалось, что звук, который при‑ дет извне, может посадить все осколки на какую‑нибудь ось. Эта ось превратится во что‑то наподобие меня, моего бывшего пузыря. Я вдруг осознал, что жить совсем без такого пузыря мое обезумевшее «оно» не в состоянии…» Симптомы изменения восприятия

Изменение восприятия есть видимая суть воздействия наркотика. Прием LSD искажает работу всех органов чувств: зре‑ ния, слуха, осязания и обоняния. Искажа‑ ет он и специфическую внутрителесную (проприорецептивную) чувствительность. Доминировать, почти во  всех случаях, будут визуальные (зрительные) видения и галлюцинации. Использованы материалы из книги А. Г. Данилина «LSD. Галлюциногены, психоделия и феномен зависимости» Центрполиграф, Москва 2001


10

НЕЗАВИСИМОСТЬ с у х а я



22 января 2011 г.

с п р а в к а

Т уберкул ё з или

К ак Р оссия каждый год теряет

население небольшого города Трудно припомнить болезненное состояние, которому бы мировая литература уде‑ лила столько внимания. Пожалуй, только любовная горячка может соперничать с чахоткой в рейтинге популярности. Вот только проходит любовное безумие значи‑ тельно быстрее, и благополучнее.

Туберкулез — спутник человека с неза‑ памятных времен. Чахотка, бугорчатка под этими именами скрывалась практи‑ чески неизлечимая до XX века болезнь. Это широко распространённое инфекци‑ онное заболевание человека и животных, вызываемое различными видами мико‑ бактерий. Туберкулёз обычно поражает лёгкие, реже затрагивая другие органы и  системы. Mycobacterium tuberculosis передаётся воздушно‑капельным путем при разговоре, кашле и чихании боль‑ ного. После инфицирования заболева‑ ние протекает обычно в бессимптомной, скрытой форме (тубинфицированность), но примерно 10 процентов скрытых ин‑ фекций, в конце концов переходит в ак‑ тивную форму, при которой летальность, по некоторым данным, достигает 50 %. Классические симптомы туберкулёза лёгких длительный кашель с  мокротой, иногда с  кровохарканьем, появляющим‑ ся на более поздних стадиях, лихорадка, слабость, ночная потливость и значитель‑ ное похудение. Если вы заметили у себя или своих близких подобные явления — не откладывайте визит к врачу. Туберку‑ лез — не экзотический пережиток про‑ шлого, а  вполне актуальная опасность. Всё больше людей в развитых странах за‑ ражаются туберкулёзом, потому что их им‑ мунная система ослабевает из‑за приёма иммуносупрессивных препаратов, злоупо‑ требления психоактивными веществами и  особенно при ВИЧ-инфекции. Тубер‑ кулез лёгких может длительное время протекать бессимптомно и обнаружиться случайно при проведении флюорографии или рентгеновском снимке грудной клетки. Диагностика основана на  флюоро‑ графии и рентгенографии поражённых органов и систем, микробиологическом исследовании различного биологическо‑ го материала, кожной туберкулиновой пробе (реакции Манту), а также методом молекулярно-генетического анализа (ме‑ тод ПЦР) и др. Лечение сложное и длительное, тре‑ бующее приёма препаратов в течение


11

НЕЗАВИСИМОСТЬ



22 января 2011 г.

биография к размышлению

СЕРГЕЙ ЕСЕНИН

ПОСЛЕДНЯЯ ДОБЛЕСТЬ ПОЭТА минимум 6 месяцев. Лиц, контактировав‑ ших с больным, обследуют флюорогра‑ фически или с помощью реакции Манту, с возможностью назначения профилак‑ тического лечения противотуберкулёз‑ ными препаратами. Актуальной пробле‑ мой в  лечении туберкулёза является устойчивость возбудителя к противоту‑ беркулёзным препаратам основного и, реже, резервного ряда, которая может быть выявлена только при микробиоло‑ гическом исследовании. Профилактика туберкулёза основана на скрининговых программах, профосмо‑ трах, а также на вакцинации детей вак‑ циной БЦЖ или БЦЖ-М. С целью выявления туберкулёза на ранних стадиях, всем взрослым необ‑ ходимо проходить флюорографическое обследование в поликлинике не реже 1 раза в год (в зависимости от профессии, состояния здоровья и принадлежности к различным «группам риска»). Также при резком изменении реакции Манту по сравнению с предыдущей (т. н. «ви‑ раже»), фтизиатром может быть пред‑ ложено провести профилактическую хи‑ миотерапию несколькими препаратами, как правило, в комплексе с гепатопро‑ текторами и витаминами. Для человека заболевание является социально зависимым. Отмечено, что за‑ болеваемость туберкулёзом зависит от неблагоприятных условий (стрессовой нагрузки), а также от индивидуальных характеристик организма человека (на‑ пример, от группы крови и возраста за‑ болевшего). Существует несколько факторов, вы‑ зывающих повышенную восприимчи‑ вость человека к туберкулёзу: ВИЧ; Курение (особенно более 20 сигарет в день) увеличивает вероятность тубер‑ кулёза в 2 – 4 раза; Диабет; Тюремное заключение В России смертность от туберкулёза составляет около 25 000 человек — на‑ селение небольшого города. В структуре смертности от инфекционных и парази‑ тарных заболеваний в России доля умер‑ ших от туберкулёза составляет 85 %.

Пойду в скуфье смиренным иноком Иль белобрысым босяком – Туда, где льется по равнинам Березовое молоко… …В полутемной прихожей маялся, не зная, куда деть шапку, русоголовый мальчик со свежим, неистасканным лицом. Яркие синие глаза смотрели приветливо и немно‑ го застенчиво. Было в нем что‑то сусаль‑

ное, но милое, детское. Недостаточно про‑ ницательный взгляд, скользнувший по его складной фигуре, вряд ли распознал бы, что мальчик не прост, и под его аккуратной и даже щегольской поддевочкой можно разглядеть куда ему более привычный ему цивильный костюм типографского подчит‑ чика. Но каждый видит желаемое. И сто‑ лица, наевшаяся декадентами и умниками, радостно встречала природного русака.


12

НЕЗАВИСИМОСТЬ



22 января 2011 г.

Так входил на литературное поприще Сергей Есенин, ярким, быстрым и оглу‑ шающее коротким был его путь от пасто‑ рального рязанского мужичка до великого поэта, московского хулигана, скандали‑ ста, пьяницы и самоубийцы. Лягушачьей шкуркой, отброшенной за ненадобностью, стали и валенки и косоворотки. В шел‑ ковых сорочках, изысканных костюмах, цилиндрах и котелках он уже утверждал свою новую и внешнюю и внутреннюю правду. «Тривиальное определение «молодой человек» не подходит к нему. Вы видели изящную внешность, стройную фигуру, жизнерадостное выражение лица, живой взгляд, и казалось, что все это изоблича‑ ет породу в самом аристократическом значении этого слова. Но под этим об‑ ликом и манерой держать себя тотчас обнаруживалась подлинная натура этого человека, та, что выразилась в «Испове‑ ди хулигана». В резких жестах руки, в мо‑ дуляциях голоса, временами доходящих до крика, распознавался табунщик, маль‑ чик нецивилизованный, свободный, пол‑ ный безотчетных влечений…» (Франц Элленс) Правила игры он понял слету и его ранний успех в Петербурге во многом был обеспе‑ чен удачным и свежим имиджем. Максим Горький вспоминал: Впервые я увидал Есенина в Петербур‑ ге в 1914 году, где‑то встретил его вме‑ сте с Клюевым. Он показался мне маль‑ чиком пятнадцати — семнадцати лет. Кудрявенький и светлый, в голубой ру‑ башке, в поддевке и сапогах с набором, он очень напомнил слащавенькие открытки Самокиш-Судковской, изображавшей бояр‑ ских детей, всех с одним и тем же лицом. Было лето, душная ночь, мы, трое, шли сначала по Бассейной, потом через Симе‑ оновский мост, постояли на мосту, глядя в черную воду. Не помню, о чем говорили, вероятно, о войне: она уже началась. Есенин вызвал у меня неяркое впечатле‑ ние скромного и несколько растерявше‑ гося мальчика, который сам чувствует, что не место ему в огромном Петербур‑ ге. Такие чистенькие мальчики — жиль‑ цы тихих городов, Калуги, Орла, Рязани, Симбирска, Тамбова. Там видишь их при‑ казчиками в торговых рядах, подмасте‑ рьями столяров, танцорами и певцами в трактирных хорах, а в самой лучшей позиции — детьми небогатых купцов, сторонников «древлего благочестия». Позднее, когда я читал его размаши‑ стые, яркие, удивительно сердечные сти‑ хи, не верилось мне, что пишет их тот

самый нарочито картинно одетый маль‑ чик, с которым я стоял, ночью, на Симео‑ новском и видел, как он, сквозь зубы, плю‑ ет на черный бархат реки, стиснутой гранитом.» Застенчивый рязанский паренек, усер‑ дно посещавший литературные салоны Пе‑ тербурга, произвел впечатление приятное. Ему хотелось покровительствовать. Его приятно было похвалить и приободрить. Было в нем что‑то такое… Нетронутое. Пшеничные волосы. Синие глаза. Мягкая улыбка, нрав простой, вкусы незатейли‑ вые. Пресыщенное литературное сообще‑ ство готово было слегка потесниться, чтобы дать место на Парнасе самородку, малень‑ кому мужичку, крестьянской косточке. Никто не прочил пастушку славу великого поэта, соловья России. И глазом моргнуть не успели, как приветливый мальчик с кре‑ стьянской сметливостью и  хваткой вы‑ двинулся в первые ряды. И по‑прежнему золотились на солнце кудри, и ярко синели глаза, и чист и свеж был румянец — но «не замай!», мальчик оказался бойцом. Все живое особой метой Отмечается с ранних пор. Если не был бы я поэтом, То, наверно, был мошенник и вор. Худощавый и низкорослый, Средь мальчишек всегда герой, Часто, часто с разбитым носом Приходил я к себе домой.

Мне осталась одна забава: Пальцы в рот — и веселый свист. Прокатилась дурная слава, Что похабник я и скандалист. Многие современники отмечали не только поэтический размах и лирич‑ ность Есенина. Он ни в какой мере не же‑ лал довольствоваться второстепенными ролями. Он желал быть полководцем большой литературы. «Есенин был дальновиден и умен. Он ни‑ когда не был таким наивным ни в вопросах политической борьбы, ни в вопросах ху‑ дожественной жизни, каким он представ‑ лялся иным простакам. Он умел ориенти‑ роваться, схватывать нужное, он умел обобщать и делать выводы. И он был сметлив и смотрел гораздо дальше других своих поэтических сверстников. Он взве‑ шивал и рассчитывал. Он легко добился успеха и признания не только благодаря своему мощному таланту, но и благодаря своему уму». (А. К. Воронский) Его мгновенно вспыхнувшая слава со‑ впала с революционным пожаром, охва‑ тившим страну. И так же как революция зажгла с четырех сторон Россию, так же горел на огне своей славы Сергей Есенин. Обожание и  требовательность жен‑ щин, преданность и зависть друзей, голод и изобилие шли рука об руку. Зинаида Райх, Айседора Дункан, Софья Толстая и  многие другие ждали и  жаждали его внимания, ласки и любви. А ему хотелось утвердить себя. Спустя шесть лет после


13

НЕЗАВИСИМОСТЬ

первой встречи таким увидел его в Бер‑ лине Горький: «От кудрявого, игрушеч‑ ного мальчика остались только очень ясные глаза, да и они как будто выгорели на каком‑то слишком ярком солнце. Беспо‑ койный взгляд их скользил по лицам людей изменчиво, то, вызывающе и пренебрежи‑ тельно, то, вдруг, неуверенно, смущенно и недоверчиво. Мне показалось, что, в об‑ щем, он настроен недружелюбно к людям. И было видно, что он — человек пьющий. Веки опухли, белки глаз воспалены, кожа на лице и шее — серая, поблекла, как у че‑ ловека, который мало бывает на возду‑ хе и плохо спит. А руки его беспокойны и в кистях размотаны, точно у барабан‑ щика. Да и весь он встревожен, рассеян, как человек, который забыл что‑то важ‑ ное и даже неясно помнит — что именно забыто им.» Начиналось страшное для  Есени‑ на время… К нему начал наведываться Черный человек. Неотступно чувствовал он его присутствие рядом — парализую‑ щее волю, отравляющее душу холодное и незримое присутствие. Только водкой и можно было отогреться на короткое время. Друг мой, друг мой, Я очень и очень болен! Сам не знаю, откуда пришла эта боль. То ли ветер свистит Над пустым и безлюдным полем, То ль, как рощу в сентябрь, Осыпает мозги алкоголь. Есенин стал недоверчив и подозрите‑ лен. У него проявлялась мания преследо‑

вания и тоска, тоска, тоска… Мариенгоф с ужасом и бессилием наблюдал эту не‑ равную борьбу своего друга с демоном: «Вот он — алкоголик. Обреченный, бес‑ просветный, с дневным бредом, с пеной на губах, с галлюцинациями, с затем‑ ненным сознанием и… со стихами! Да, он мог потерять и терял все. И деньги из кармана, и стыд из души, и последне‑ го друга, и любимую женщину, и шапку с головы, и голову в кабаке — только не стихи! Стихи были биением его сердца, его дыха‑ нием». Есенин знал, что он глубоко и трагиче‑ ски болен. Как в воронку, затягивало его все глубже и глубже. Мариенгоф писал: «В последние месяцы своего страшного существования Есенин бывал человеком не больше одного часа в сутки. А, порой, и меньше. От первой утренней рюмки уже темнело его сознание». В желании разомкнуть порочный круг поэт то ложился в больницу, где его без‑ успешно лечили, то падал под колеса по‑ езда, то пытался вскрыть вены… Попытка в гостинице «Англетер» была не первой, но оказалась последней… Благодатный ручей, питавший его жизнь, иссяк и  высох, как  чернильница в  гостиничном номере. Но, с  последней доблестью поэта, обмакнув в свою кровь перо, он посылает нам прощальную улыб‑ ку: До свиданья, друг мой, до свиданья. Милый мой, ты у меня в груди. Предназначенное расставанье Обещает встречу впереди…



22 января 2011 г.

давно известно, ч��о… Первая чарка — первая палка. Руки золотые, да рыло поганое Мужик напьется — с барином дерется; проспится — свиньи боится. Корчма невысока, да дорожка весела. Наша Татьяна и не евши пьяна. Охнула Татьяна, напоив мужа пьяна. Хлеб на ноги ставит, а вино валит. У него в голове гусляк разгулялся. Первая чарка крепит, вторая веселит, а третья морит. Разок, другой — да и с ног долой. Ох-охонюшки, хорошо жить Афонюшке; одним Фонюшка не хорош: промысел его негож. Где кабачок, там и мужичок. Где кабачок, там и мой дружок. Чего трезвый не скажет, то пьяный развяжет. Не пригож, да во хмелю угож. Испила кума бражки, да и хватилась рубашки. Пить хмельное, так и говорить такое. Мало пьется: одно донышко остается. Допился до чертиков. Попей, попей — увидишь чертей. Не то пьяный, что ничком падает, а то пьяный, что навзничь. Нездоров; не совсем здоров; в дело не годится. У него под горлом дыра. Выпьешь много вина, так поубавится ума. Пьяный, что малый: что на уме, то и на языке. Спасибо тому зеленому кувшину, что развел доброму молодцу кручину. Сапожник настукался, портной настегался, музыкант наканифолился, немец насвистался, лакей нализался, барин налимонился, солдат употребил. Нос свербит — в рюмку глядеть. Вино надвое растворено: на веселье и на похмелье. Пьяному бесчестье — до чарки вина. У нашего Куприяна все дети пьяны. За вино бьют, а на землю не льют. Пей, да ума не пропей! Хмель не плачет, что пьяницу бьют. Тот не лих, кто во хмелю тих. Не жаль молодца ни бита, ни ранена, жаль молодца похмельного. Выпил две, да и не помнит где. Кто много пьет вина, тот скоро сойдет с ума. Хмелек — щеголек: сам ходит в рогожке, а нас водит нагишом. Хошь не хошь, а выпить надо. Пьяного речи — трезвого мысли.


14

НЕЗАВИСИМОСТЬ с л о в о



22 января 2011 г.

с п е ц и а л и с т у

Алкоголь и творчество В плане влияния этанола на процессы творчества, следует прежде всего отме‑ тить анксиолитический эффект препара‑ та (элиминация тревожности, неуверен‑ ности в себе), повышение контактности и социабельности. В то же время повы‑ шается порог восприятия так называе‑ мого сенсорного шума. Говоря проще, человек перестает реагировать на такие малозначащие раздражители как хлопа‑ нье дверей, шум за окном. Облегчается контакт с  другими людьми, снимается внутренний барьер в общении. Все это связано со сдвигом общего баланса ЦНС в  сторону превалирования тормозных процессов. Индивидуальные особенности ре‑ акции систем мозга могут приводить к необычным эффектам (либо быстро развивающаяся сонливость со  стертой фазой возбуждения, либо выраженное возбуждение, напоминающее маниа‑ кальное, с затруднениями в общении и вспышками немотивированной агрес‑ сивности). Другой большой проблемой использования этанола является доза. Как правило, фаза возбуждения, несмо‑ тря на усиление сенсорного шума, субъ‑ ективно переносится хорошо. Некоторые характеризуют данную фазу усилением насыщенности цветов и интенсивности и богатства звуков. Безусловно, подоб‑ ные эффекты могут иметь определенное значение для художников и музыкантов, однако, если вспомнить о том, что дан‑ ные эффекты развертываются на фоне общего возбуждения, сопровождаемого трудностями в сосредоточении и двига‑ тельным и речевым растормаживанием, то полезность данных эффектов этанола представляется сомнительной. Следует также отметить, что возбужде‑ ние и эйфория без дальнейшей подпитки очередными порциями этанола быстро уступают место созерцательно спокой‑ ному состоянию с легким оттенком эйфо‑ рии. В принципе данное состояние явля‑ ется достаточно удачным для процессов творчества, однако именно в это время превалирование тормозных процессов приводит к тому, что просто становится лень делать что‑либо полезное. Многие на собственном опыте зна‑ ют состояние, когда вроде и настроение ничего, и умные мысли в голове роятся,

однако непроходимо лень подняться с дивана и изложить эти мысли на бума‑ ге. Сил и энергии хватает лишь на под‑ держание высокофилософского трепа с собутыльником (или бутылкой, если партнер уже ушел или уже упал). Именно данная анергия и приводит к желанию повторить вливание очередной дозы этилового спирта. Однако повышение дозы этанола приводит к лавинообраз‑ ному нарастанию процессов возбужде‑ ния с соответствующим хоровым пением, борьбой со стеклами в соседних парад‑ ных, стойким желанием ехать в «нумера с девочками» и известным выяснением проблемы «ты меня уважаешь». Понятно, что и на второй волне воз‑ буждения и  на  подстольной фазе во‑ просы творчества перед индивидуумом не  встают. Интересно также отметить, что данная фаза лавинообразного воз‑ буждения, как правило, сопровождается не столько эйфорией (хорошее настро‑ ение) сколько дисфорией (злобность, подозрительность, ревность и  т.  д.). Резюмируя, можно сказать, что малые дозы алкоголя за счет эффектов снятия тревожности, повышения контактности, уменьшения отвлекаемости могут иметь определенное положительное влияние на творческий потенциал человека, од‑ нако данные эффекты трудно плани‑ руемы, крайне индивидуальны и прак‑ тически не фиксируемы во времени. Следовательно, набросать короткий сти‑ шок или сочинить мелодию под влияни‑ ем пары рюмок хорошего коньяка вполне реально. Однако роман в стихах или опе‑ ру на алкогольной подпитке не создать. Кроме того, в связке алкоголь-творчество постепенно алкоголь начинает домини‑ ровать. Печальная судьба многих спив‑ шихся талантливых писателей и компо‑ зиторов позволяет сделать такой вывод.

Кофеин и творчество

Кофеин, как и этанол, являются наиболее часто употребляемыми психоактивными веществами в среде людей. Мы потре‑ бляем кофеин в виде чая, кофе, кока-ко‑ лы и других кофеин‑содержащих напит‑ ков. В обществе традиционно сложилось мнение о том, что чашка крепкого кофе

или  чая повышает работоспособность, усиливает творческие процессы и вообще заставляет мысли в голове течь в нужном направлении. Так ли это? Кофеин является блокатором А1 и А2А аденозиновых рецепторов. По‑ скольку аденозин является тормоз‑ ным медиатором, блокада рецепторов кофеином оказывает стимулирующее действие. Поскольку аденозиновые ре‑ цепторы расположены не только на ней‑ ронах, но и на клетках кровеносных сосудов, кофеин помимо прямого психо‑ стимулирующего эффекта еще и рассла‑ бляет сосуды, усиливая мозговой кро‑ воток. Остальные эффекты малых доз кофеина прямого отношения к высшей нервной деятельности не имеют, одна‑ ко могут серьезно мешать творческому процессу (например, диуретический эффект — все отлично помнят нестер‑ пимое желание посетить туалет после нескольких чашек крепкого кофе). На макроуровне мы наблюдаем улуч‑ шение настроения, повышение активно‑ сти, прилив сил. Работа спорится, про‑ блемы решаются. Это плюсы. А теперь о  минусах. Колотится сердце, трудно сосредоточиться. Энергия бьет через край, но ее практически невозможно на‑ править на созидательную деятельность. Человек хватается сразу за десять дел, однако ни одно не доводит до конца. То есть видимость активной работы за‑ меняет результативность работы. Самое интересное, что исследование с ис‑ пользованием добровольцев и двойно‑ го слепого метода назначения кофеина или плацебо не выявило какого‑либо психостимулирующего эффекта у препа‑ рата. При этом большинство доброволь‑ цев субъективно отмечали психостимули‑ рующий эффект кофеина при отсутствии подобного эффекта со стороны незави‑ симых наблюдателей. В другом исследовании было пока‑ зано, что  определенным психостиму‑ лирующим эффектом обладают только сравнительно небольшие дозы кофеина (до 80  мг). Прием более высоких доз приводит к выраженному возбуждению, трудности сосредоточения, тревожности и  чувству внутренней напряженности. Если учесть, что 80 мг это примерно 2 – 3 чашки хорошего кофе (не бочкового, раз‑


15

НЕЗАВИСИМОСТЬ

умеется), то мы легко придем к выводу, что в вопросе применения кофе для сти‑ муляции творческих процессов самое трудное — это вовремя остановиться. Ведь очень просто переступить хрупкую грань, и попасть в полосу нежелательных эффектов кофеина. Достаточно интересным вопросом является также индивидуальная чув‑ ствительность к кофеину. Не говоря о 15 – 20 % человеческой популяции, ко‑ торые просто не чувствительны к стиму‑ лирующим эффектам кофеина, следует отметить, что 1) с возрастом чувствитель‑ ность к стимулирующим эффектам ко‑ феина резко снижается (многие старич‑ ки с удовольствием пьют кофе на ночь для улучшения сна); 2) к кофеину очень быстро вырабатывается толерантность (снижение чувствительности).

Различные исследования дают раз‑ ные цифры, однако можно четко за‑ ключить, что  5 – 7 дней потребления 2 – 4 чашек кофе в день приводит к возникно‑ вению толерантности и появлению сим‑ птомов абтиненции при прекращении потребления кофе. А синдром отмены как правило проявляется сонливостью, сильной головной болью (по���типу распи‑ рания), вялостью, анергией, отсутствием способности заставить себя сделать что‑либо, невозможностью сосредото‑ читься. Некоторые авторы описывали даже возможность развития настоящей депрессии и судорог у лиц с очень вы‑ соким уровнем потребления кофеи‑ на при отмене последнего. Снимается данное состояние классическим обра‑ зом — большой чашкой крепкого кофе. Причем, как при опиатной наркомании,



22 января 2011 г.

при зависимости к кофеину индивид по‑ требляет колоссальные количества ко‑ феинсодержащих напитков не для того, чтобы улучшить свои творческие и иные возможности, а, просто, чтобы вернуться в нормальное рабочее состояние. По за‑ ключению одного из самых известных исследователей эффектов кофеина про‑ фессора Гриффитса, «синдром отмены кофеина субъективно переносится ни‑ чуть не менее болезненно, чем синдром отмены героина» (наверное, профессор выстрадал подобное заключение, исхо‑ дя из собственного опыта). Отдельно следует поговорить о  так называемых «пробуждающих» эффектах кофеина. Действительно, трудно найти человека, который бы хотя бы один раз в жизни не пытался проснуться утром при помощи крепкого кофе или чая. Ис‑ следования также однозначно показа‑ ли, что кофеин ускоряет мыслительную деятельность, уменьшает сонливость, улучшает запоминание и т. д. Однако, при частом применении данный эффект ис‑ чезает с весьма неприятной быстротой. В одной из работ пробуждающий эффект кофеина был статистически недостове‑ рен уже после 2 приемов препарата. Сле‑ довательно, при выраженной усталости и сонливости первая доза кофе, безус‑ ловно, окажет положительное действие. А вот далее выгоднее идти спать, по‑ скольку, позитивные эффекты кофеина с последующими чашечками кофе будут прогрессивно уменьшаться, а  отрица‑ тельные эффекты (см. выше) будут бы‑ стро нарастать. Суммируя, можно заключить, что упо‑ требление кофеина в малых дозах явля‑ ется достаточно полезным в плане стиму‑ ляции работоспособности и творчества. Однако быстрое развитие толерантности и зависимости к кофеину делает регу‑ лярное применение последнего весьма дискутабельным. Кроме того двухфазный эффект кофеина по отношению к функ‑ циям ЦНС (зависящий от дозы) и вы‑ раженные различия в индивидуальной чувствительности к эффектам препарата не позволяют сделать каких либо реко‑ мендации по поводу дозировок и режи‑ ма приема кофеина с целью стимуляции умственной активности и  творческих процессов. (в сокращении) Александр Кузмин д. м. н., психофармаколог, профессор Стокгольмского университета


16

НЕЗАВИСИМОСТЬ с л о в о



22 января 2011 г.

ф и л о с о ф у

Николай Бердяев

Спасение и творчество

Иногда рассуждают так: сначала человек должен спасаться, побеждать грех, а по‑ том уже творить. Но такое понимание хронологического соотношения между спасением и творчеством противоречит законам жизни. Так никогда не происхо‑ дило и не будет происходить. Спасаться я должен всю жизнь, и до конца жизни моей мне не удастся окончательно побе‑ дить грех. Поэтому никогда не наступит времени, когда я в силах буду начать тво‑ рить жизнь. Но так же, как человек всю жизнь должен спасаться, он всю жизнь должен творить, участвуя в творческом процессе сообразно своим дарам и при‑ званию. Соотношение между спасением и творчеством есть идеальное и внутрен‑ нее соотношение, а не соотношение ре‑ альной хронологической последователь‑ ности. Творчество помогает, а не мешает спасению, потому что творчество есть ис‑ полнение воли Божией, повиновение Божьему призыву, соучастие в деле Бо‑ жьем в мире. Плотник ли я или философ, я  призван Богом к  творческому стро‑ ительству. Мое творчество может быть искажено грехом, но полное отсутствие творчества есть выражение окончатель‑ ной подавленности человека первород‑ ным грехом. Неверно, что подвижники и святые только спасались, — они также

творили, были художниками человече‑ ских душ. Апостол Павел по духовному своему типу был в большей степени ре‑ лигиозным гением, творцом, чем святым. Не всякое творчество хорошо. Может быть злое творчество. Творить можно не только во имя Божие, но и во имя дья‑ вола. Но именно потому нельзя уступать творчества дьяволу, антихристу. Анти‑ христ с большей энергией обнаружива‑ ет свое лжетворчество. И если не будет христианского творчества и христианско‑ го строительства жизни, христианского строительства общества, то антихристи‑ анское и антихристово творчество и стро‑ ительство будет захватывать все большие и большие районы, будет торжествовать во всех сферах жизни. Но для дела Хри‑ стова в мире нужно отвоевывать как мож‑ но большие районы бытия, нужно как можно меньше уступать антихристу и его работе в мире. Уходя от мира, отри‑ цая творчество в мире, вы предоставляете судьбу мира антихристу. Если мы, христи‑ ане, не будем творить жизни в истинной свободе и  братстве людей и  народов, то это будет ложно делать антихрист. Секулярная, гуманистическая, ней‑ тральная культура становится все менее и менее возможной. Никто больше не ве‑ рит в отвлеченную культуру. Повсюду че‑ ловек стоит перед выбором. Творчество есть сфера человеческой свободы, исполненной преизбыточной любви к Богу, миру и человеку. Вывести из  кризиса мира и  кризиса христиан‑ ства не могут ни начала новой истории, ни начала старого средневековья, а лишь начала нового средневековья. Христи‑ анское творчество будет делом монаше‑ ства в миру. Религиозный кризис нашей эпохи связан с тем, что церковное со‑ знание ущерблено, не постигло полноты. И раньше или позже эта полнота должна быть достигнута, и должно раскрыться, что  положительное творческое движе‑ ние в мире, в культуре было раскрытием человеческой свободы в Церкви, было обнаружением жизни человечества в Церкви, т. е. было неосознанно церков‑ ным. Творчество человека в мире было жизнью самой Церкви как Богочеловече‑ ства. Это отнюдь не значит, что все твор‑

чество и  созидание человека в  новой истории было неосознанно церковным. Процесс этот был двойствен, в нем уго‑ товлялось и царство мира сего, царство антихриста. В гуманизме была и великая ложь, восстание против Бога, готовилось истребление человека и угашение бытия. Но было и положительное искание че‑ ловеческой свободы, было обнаружение творческих сил человека. Далее твор‑ ческий процесс в человечестве не мо‑ жет оставаться нейтральным, он должен стать положительно церковным, осознать себя или окончательно стать антицерков‑ ным, антихристианским, сатаническим. В мире, в культуре должно быть произве‑ дено реально-онтологическое разделе‑ ние, не формально и внешне-церковное, а внутренне-духовное и онтологическицерковное. В этом смысл наших времен. Божественные энергии действуют по‑ всюду в мире многообразными и часто незримыми путями. И не следует соблаз‑ нять «малых сил» нашего времени, блуд‑ ных сынов, возвращающихся в Церковь, отрицая всякий положительный религи‑ озный смысл за творческими процесса‑ ми, происходившими в мире. В новое время все духовно значитель‑ ные люди были духовно одиноки. Страш‑ но одинок, трагически одинок был гений, творческий зачинатель. Не было религи‑ озного сознания о том, что гений — по‑ сланник небес. Это одиночество гения порождено дуализмом. Преодолеть его может лишь христианское возрождение, которое будет творческим. Но творческое церковное возрождение нельзя мыслить в  иерократических категориях, нельзя втиснуть в рамки церковного професси‑ онализма, нельзя мыслить как исключи‑ тельно процесс «сакральный», в проти‑ воположность процессам «профанным». Творческое церковное возрождение пойдет и от движения в миру, в культу‑ ре, от накопившихся в миру творческих религиозных энергий. Мы должны более верить, что Христос действует в своем ду‑ ховном человеческом роде, не оставляет его, хотя бы действие это было для нас незримо. Христиане стоят перед задачей оцерковления всей жизни. Но оцерков‑ ление не означает непременно подчине‑


17

НЕЗАВИСИМОСТЬ

ния всех сторон жизни Церкви, понима‑ емой дифференциально, т. е. не означает возобладания теократии и иерократии. Оцерковление имеет своей неизбежной стороной признание церковным того духовного творчества, которое представ‑ лялось внецерковным для дифференци‑ ального и иерократического церковного сознания. Церковь в глубинном смысле слова жила и в миру, в миру были неосоз‑ нанные церковные процессы. Восполне‑ ние Церкви как жизни богочеловеческой, раскрытие интегрального церковного сознания означает обогащение новым духовным опытом человечества. Этот ду‑ ховный опыт нельзя оставлять неоправ‑ данным и неосвященным. Человек без‑ мерно тоскует и жаждет освящения своих творческих исканий. Церковь есть жизнь, жизнь есть движение, творчество. Невоз‑ можно долее терпеть, чтобы творческое движение оставалось внецерковным и противоцерковным, а Церковь была бездвижной и  лишенной творческой жизни. Известные формы церковного сознания охотно признавали теофанию в застывших формах быта, в неподвиж‑ ных исторических телах (напр., монар‑ хической государственности). Но насту‑ пают времена, когда церковное сознание должно будет признать теофанию в твор‑ честве. Внецерковное, секулярное, гу‑ манистическое творчество исчерпано, повсюду упирается в  тупик. Культура испошлена. Лучших людей мучит жажда вечности. А это значит, что должна на‑ ступить эпоха творчества церковного, христианского, богочеловеческого. Цер‑ ковь не может остаться уголком жизни, уголком души. В безбожной цивилизации будет погибать образ человека и свобо‑ да духа, будет иссякать творчество, на‑ чинается уже варваризация. Церковь еще раз должна будет спасти духовную культуру, духовную свободу человека. Это я и называю наступлением нового средневековья. Пробуждается воля к ре‑ альному преображению жизни, не только личной, но и общественной и мировой. И эта благая воля не может быть останов‑ лена тем сознанием, что Царство Божье на земле невозможно. Царство Божье осуществляется в вечности и в каждом мгновении жизни и независимо от того, в какой мере сила зла внешне побежда‑ ет. Наше дело — отдать всю свою волю и всю свою жизнь победе силы добра, правде Христовой во всем и повсюду.



22 января 2011 г.

литературная страница

Олег Корабельников

Облачко над головой

Оленев сидел на  переднем сиденье, расслабившись, прикрыв глаза, слышал, не прислушиваясь, разговоры тех, кто был сзади, а чтобы ни о чем не думать, напе‑ вал мысленно тягучую мелодию без слов, что‑то восточное, размягченное до бес‑ форменности, повторяющиеся звуки: а-ао-о-а-а, первая октава, вторая, и снова первая; в уме это давалось легко и навер‑ няка он был бы великим певцом, если бы кто‑нибудь смог его услышать. И все это было, в какое‑то время, поме‑ ченное на календарях и стрелками часов, и вот, нет уже всего этого, а если и осталось что‑то, то лишь память, изменчивая и ли‑ цемерная, а если и уцелело нечто от того, что принято называть прошлым, то лишь следствия, вырастающие из причин, ко‑ рень которых там, в неопределенном вре‑ мени, потерянном и полузабытом. И вот, машина легко катила по утренним улицам, еще не светло, еще туманно, и лег‑ кая поземка перебегает дорогу, и уличные фонари блекнут, и снег кружится вокруг них, как рой бабочек. В мелодию то и дело встревали разные мысли, или просто картинки и голоса, тог‑ да он закуривал и увеличивал громкость звучания до  предела. Он называл это утренней гимнастикой, очищением от ше‑ лухи: ни о чем не думать, ничего не желать, ни к чему не стремиться. Его научил этому Вася, фельдшер, и простое средство это и в самом деле помогало, потому что че‑

рез несколько минут, возможно, придется сжимать время в тугой комок, нужна будет быстрота реакции, свежесть мыслей и не‑ предвзятость мнений. Не как  цепь разрозненных явлений, а как неделимое целое, где живое перете‑ кает в мертвое, а мертвецы оживают и при‑ ходят к живым с расширенными зрачками, свидетельствуя о том, чему нет названий в земных языках. Оленев сам придумал эту бесконечную мелодию. Пески до горизонта, куст саксау‑ ла, след варана, ни облачка в небе, только ветер поет в барханах: а-о-а-о. — Приехали, — сказал водитель, за‑ глушил двигатель и сразу же развалился поудобнее, намереваясь подремать. Хлопнула дверь в салоне, это выходили ребята, вышел и Оленев, поежился на ветру и, выключив свою песню, посмотрел пря‑ мо перед собой. У высокого дома, прямо на тротуаре, лицом вверх лежал человек, сложив руки на груди, и молча смотрел в небо. Фельдшеры, Вася и Женя, уже скло‑ нились над ним и спрашивали о чем‑то, и наскоро ощупывали легкими движения‑ ми карманников. И вот, это был первый за дежурство. Его заперла жена, и он стал спускаться с балкона по бельевой веревке, оборвался и упал на спину, и терпеливо ждал, когда приедут. — Везунчик, — сказал Оленев, — ни‑ чего не сломал. Везет ведь, а? — Альпинист, — сказал Женя, и под‑ няли человека, уложили его на носилки и отнесли в машину, где ровно гудели обо‑ греватели и даже пар не шел изо рта. И Оленев, убедившись, что больному ничего не грозит, снова отключился и за‑ пел мысленно свою песню. Они отдали его на попечение приемного покоя, Оленев вызвал по рации централь‑ ную станцию и сообщил, что они свобод‑ ны. Так и сказал: реанимация свободна. А в ответ ему назвали, сквозь треск и шепоток помех, новый адрес и вкрат‑ це — что там случилось. А случилось там вот что: трое детей отравились чем‑то и со‑ стояние их угрожающее. (А если и осталось что‑то, то вот оно, можно увидеть и потрогать, и убедиться в том, что ничто не умирает, а просто пре‑ вращается из причины в следствие.


18

НЕЗАВИСИМОСТЬ

И нет смысла искать утраченное, ибо ничто не умерло, не погибло, не исчез‑ ло навсегда, а лишь изменило обличье, и  семя становится деревом, и  голова‑ стик — лягушкой, и куколка — бабочкой, и человек) И вот, водитель включает свою крас‑ ную мигалку и выжимает газ, и пришпо‑ ривает машину, и они несутся на другой конец города, не забывая о сирене на пе‑ рекрестках. И Женя смотрит в протаянное окош‑ ко, как в прорубь, поблескивает очками и  улыбается, щелкает языком и  строит гримасы. Он смотрит в мир, проносящийся мимо, и в мимолетности его, в мгновенных стоп‑кадрах находит успокоение. И у Васи есть свой способ. Он протаива‑ ет окошко в себе самом и заглядывает туда, и видит космические дали, и преломление света на лепестке лотоса. И Оленев прислушивается подчас к тому, что рассказывает Вася, но сам не знает, нравится ему это или не нравится. «И», — говорит Вася, — это не рус‑ ский союз соединения, а нечто боль‑ шее. Весь мир — это «И», больше ничего не существует. Оно не состоит из частей

и не есть целое, не имеет конца и на‑ чала, не ограниченно и беспредельно, не  имеет формы, не  пребывает нигде, ни во времени, ни в пространстве. И я, и ты, и человек, умирающий на наших глазах, и новорожденный с пересечен‑ ной пуповиной, и микроб, и галактика, — все это «И». (И первые морщины, и первый седой волос на левом виске, и кашель по утрам, и боль в сердце. И запах эфира, и детский крик под чер‑ ной резиновой маской, затихающий, гас‑ нущий, и расслабляющееся тело, и оста‑ новившиеся зрачки. Полусмерть, полуявь, полусон, полужизнь, грань, обрыв, прово‑ лока под ногами канатоходца). И вот, они лежали на трех кушетках, одному десять лет, двум другим по две‑ надцать. Мыли желудки. И они пытались вскочить и выдернуть зонды, и давились тугой резиной, и пахло чем‑то похожим на ацетон. Линейная бригада доставила их сюда, в детскую больницу, и, конечно же, здесь были и дежурный врач, и ассистент кафе‑ дры, и врач линейной, и сестры, и санитар‑ ки. И вот приехали еще трое, их ждали, они



22 января 2011 г.

реаниматоры, они примут решение. Оленев скинул пальто и поздоровал‑ ся, взглянул по очереди на тех, кто лежал, а потом на тех, кто стоял и сидел, и делал что‑то. Подошел ассистент кафедры, еще тот, у которого не так давно Юра Оленев потел на зачетах, и рассказал о том, что мальчики нашли на стройке бутылку с неизвестной жидкостью и решили, что это спирт, и вы‑ пили, и вот им плохо, сами видите, нужно везти. Оленев пытался сам расспросить мальчиков, но они уже не могли связно говорить, их неудержимо рвало, они по‑ рывались убежать и не совсем ясно пред‑ ставляли, где находятся. —  Дихлорэтан, — сказал Оленев. — Это запах дихлорэтана. И обвел взглядом мальчиков, как судья приговоренных. Он распорядился о том и об этом, по‑ советовал сделать то и то, а сам позвонил в реанимацию, где работал иногда по но‑ чам и, конечно же, знал там всех. Он объяснил суть дела — три места, Ма‑ рья Николаевна, через сорок минут буду, а  на  дежурство, конечно, выйду, сегод‑ ня моя ночь по графику, вы там начните, я продолжу. Можете начинать, говорю я, и они на‑ чинают, и  рассекают кожу, и  проникают вглубь тела. И замершее сердце, и синяя краска, за‑ ливающая лицо, и прерванный вдох, и об‑ лачко души, парящее над телом. И первый крик, и взмах ножниц, пересе‑ кающий пуповину, и лужица крови под но‑ гами И вот, их ждали, и две койки в первой палате, и одна во второй, и респираторы, и системы для переливания, и все эти бле‑ стящие ампулы, иглы. Вот вам и работа, ждите, я скоро сам буду, я позвоню, узнаю: —  Скажите, Оленева не родила? Сегод‑ ня ночью поступила. Спасибо. —  Переживаешь? — усмехнулся Женя. — Брось. Никуда не денется, родит. У тебя первый? А у меня уже двое. Ну, хлебнешь ты горюшка. —  Партию, что ли? — предложил Оле‑ нев вместо ответа. И с грохотом высыпал шахматы на стол. И медленно течет время, и мнится: будь время рекой, то давно бы оно за‑ росло тиной и ряской. И тесные кори‑ доры станции, и два стола на кухне, где пьют крепкий чай, и играют в шахматы, и домино не брезгуют, и вообще — ме‑ сто встречи бригад, пресс-клуб, информцентр. «Ноль первая, на вызов!» Это по селек‑ тору. Значит, бросай незаконченную пар‑


19

НЕЗАВИСИМОСТЬ

тию, ступай в диспетчерскую, бери бланк вызова, и  вниз, по  крутой деревянной лестнице, к своей машине, самой почетной, с большой красной надписью над ветро‑ вым стеклом: «Реанимация». И тут‑то время вытекает из лягушачьей заводи, и набирает скорость, и вспенивает‑ ся на перекатах, и мчится, как «скорая по‑ мощь», взвизгивая на поворотах. Годовалый ребенок, высокая температу‑ ра, судороги, фонендоскоп, укол, собирай‑ тесь, нужно ехать в больницу. Упал, сломал руку, вот здесь болит? А вот здесь? Ничего, это быстро заживет, поехали в травмпункт. Сердце болит, кардиограф, вот этот зу‑ бец ненормальный, и вот этот интервал слишком короткий. Да, инфаркт, вы не бес‑ покойтесь, это не опасно, полежите в боль‑ нице, вас вылечат. Линейная вызывает, на улице, прямо в машине: «Шофер «Волги». Остановка сердца, да, прямо на ходу, едва успел выключить двигатель, заехал на бордюр». Ничего не получается, мас‑ саж! Еще! Вдох! Раз-два-три-четыре, вдох! Раз-два-три! Адреналин на длинной игле! Вдох! Кардиоскоп! Стоит сердце, сто‑ ит, массаж! Поехали в неотложку, массаж не прекращаем. На, смени меня, руки уста‑ ли. Сирена, мигалка, на полной скорости. Осторожно выноси, так, не мешай мне, уже ждут коллеги у входа с каталкой, выхожу спиной вперед, руки крест-накрест на его груди. Что там жужжит за спиной? Это ки‑ нооператор стоит и снимает, нашел момент, подлец, человек умирает, а он экзотику вы‑ искал. Знал бы, что будут снимать, так ли‑ цом бы повернулся. Через месяц по телевизору свою спину и запаренный лоб, когда обернулся, а руки мои на его груди, как символ спасения в древней религии. Да, и облачко души, па‑ рящее над телом, улетело облачко, не вер‑ нул я его, нет, не вернул Темнело, и короткий зимний день про‑ растал изнутри ночью, и кончалось одно дежурство и начиналось другое. —  Простите, как там Оленева?.. Спаси‑ бо. —  Ты же знаешь, — сказали ему, — ро‑ жают обычно ночью. Утром тебя и поздра‑ вим. —  Ну ладно, как дела у мальчиков? — У младшего почки заклинило, об‑ менное сделали, да только, ну сам понима‑ ешь: А старшие понемногу карабкаются. Они лежали в одной палате, на сосед‑ них койках, у одного наколка на груди, что‑то неразборчивое, второй — белобры‑ сый, верткий, ругал сестер, бойко так ругал, не запинаясь и не краснея. Они не давали ему пить и мучили уколами, вот он и злил‑

ся. Оленев подошел по очереди к каждому, цыкнул на белобрысого, пощупал живот тому, что с наколкой, пролистал истории. Консультации, дневники, заключения, на‑ значения, анализы, ленточки кардиограмм. Младший бредил, он выкрикивал людские имена, спорил с кем‑то, просил у мамы гривенник на кино и кричал тонким голосом: «Ага, вот ты где прячешься!» Кожа синеет на руках, нажмешь паль‑ цем, белое пятнышко наливается синевой, пот на лице, хрип из горла, булькают в гру‑ ди пузырьки. Ему ввели в вену то, от чего засыпают. Оленев провел трубку ему в горло, вклю‑ чил респиратор. Не  выходил из  палаты и много часов бился над тем, чтобы обра‑ тить необратимое вспять, любыми силами, до последнего. Что же ты, сынок, не уходи, не уходи, сынок! (Все вы — мои сыновья, вы умираете, и что‑то умирает во мне, в конце концов, вы — часть меня, а я — ваша частица. Да, говорю я, вы знаете, как много лю‑ дей умерло на моих глазах, и вот мои руки, они бессильны. Да, говорю я, так много людей выжило на моих глазах, и вот мои руки, они кое‑что помнят) Он знал, что уже ничего не вернешь, нет и не может быть чудес, и один за дру‑ гим отключались тонкие механизмы в теле его сына, и вот отказал последний. И все равно он пытался запустить его, как заво‑ дят мотор, но остывало тело, и голубые пят‑ на на коже, и зрачки расширены, словно от страха. Что ты увидел там, сынок?.. Его, младшего, укрыли простыней, с ли‑ цом укрыли, с ногами укрыли, и маленькое облачко выпорхнуло в открытую форточку, выкрикивая людские имена. (И железный обелиск на взрыхленной земле, и горстка риса, брошенная у подно‑ жья, и примятые цветы из бумаги, и фото‑ графия в цинковой рамке, и надпись) — Ты  бы отдохнул, Юра,  — сказали ему. — Они постарше, может, и вытянут. И вот, он сел, и вытянул ноги, и закурил



22 января 2011 г.

бессчетную сигарету, и хлебнул крепко‑ го чая, и закрыл глаза, и ушел в пустыню. Там солнце над головой, и тень под но‑ гами, и  горячий песок перекатывается тяжелыми волнами, и бесконечная песня из одних гласных, первая октава, вторая, снова первая. Да, час назад, поздравляю с дочерью. Послушайте, у меня родилась дочь, ну, конечно же, хотелось сына, ну да ладно, дочь так дочь, уже час назад, а я только что узнал, ах да, ведь час назад. Как его зва‑ ли? Я назову дочку его именем, да не смей‑ тесь, девочек тоже так называют. (Ах, Вася, Вася, твое всеобъемлющее «И», твой метемпсихоз, переселение душ, красивая сказка, вечная иллюзия бес‑ смертия, сладкий обман, неуничтожимость материи и духа. Ах, Вася, разве душа — это сгусток волн? И щеки в шоколаде, и косички — мыши‑ ные хвостики. Девочка, на кого ты больше похожа, на папу или на маму?..) К утру умрет еще один, а второй, мед‑ ленно набирая силу, начнет выкарабки‑ ваться, выползать, белобрысый, ругатель‑ ный, цепкий, самый сильный из троих, самый живучий. Это он нашел бутылку, это он уговорил распить ее, оставив себе только глоток. Ну что ж, живи, сынок, ты ведь тоже мой сын, не самый лучший, но мой, крестник мой, перекрестье рук моих на твоей груди. Ты помнишь? Забудешь, знаю, что за‑ будешь, и хорошо. Ты забудь меня, только о тех двоих помни, как я о них помню, ведь они мои сыновья, в минуту смерти младше‑ го из них родилась моя дочь. (Нет, ничто не умирает, а просто пре‑ вращается из причины в следствие, и связь их подчас такая странная, что и названий нет, и слов не хватает, и язык присыхает к нёбу. Лера, Лерочка, ну кто же так рисует? Ну, где ты видела, чтобы из головы росли руки и ноги? Где же все остальное? А что это за облачко над головой?..)


20

НЕЗАВИСИМОСТЬ



22 января 2011 г.

Московская наркология

Что делать, если потребовалась помощь нарколога? 1. Найдите свой наркологический диспансер по месту регистрации. 2. Позвоните в справочную, уточните, когда можно прийти на прием к врачу-наркологу. 3. Не забудьте паспорт и страховой полис.

4. Если необходима анонимная помощь (любой район Москвы), звоните

телефон доверия: (495) 709‑6404

Московский научно-практический центр наркологии: (499) 178‑3505 ЦАО: (495) 491‑6682 (Наркологический диспансер № 7) СЗАО: (499) 245‑1781 (Наркологический диспансер № 14) ЮВАО: (499) 178‑3194 (Наркологический диспансер № 6) ЮАО: (495) 675‑8409 (Наркологический диспансер № 1) Наркологическая служба Москвы построена по территориальному принципу. Каждый москвич может обратиться в свой районный наркологический диспансер и получить квалифицированную помощь. Все хотят лечиться у хороших врачей. Спрашивают у знакомых, ищут в Интернете информацию о «проверенных» специалистах и медучреждениях. Это правильно. К своему здоровью нужно относиться с осторожностью и уважением. Исчерпывающая информация о наркологических диспансерах Москвы представлена здесь. Следует отметить, что по российскому законодательству лечение наркомании, в отличие от лечения алкоголизма, может осуществляться только государственными наркологическими учреждениями, а частные клиники имеют право предоставлять только реабилитационные программы. Система московских наркологических диспансеров ориентирована на оказание современной по‑ мощи всем пациентам, страдающим наркотической и алкогольной зависимостью, игроманией, другими видами зависимостей. Московский научно-практический центр наркологии Адрес: 109390, Москва, ул. Люблинская, д. 37 / 1 Директор — Брюн Евгений Алексеевич Телефон: (499) 178‑35‑05; (495) 660-20-56; (495) 709-64-05 Городской организационнометодический отдел по наркологии Адрес: 113149, Москва, ул. Болотниковская, д. 16 Зав. отделом — Михайлова Валентина Алексеевна Телефон — (499) 317‑2044 Факс — (499) 610‑3811 Наркологическая больница № 17 Адрес: 113149, Москва, ул. Болотниковская, д. 16 Главный врач — Шуляк Юрий Алексеевич Телефон — (499) 619‑3311 Факс — (499) 794‑6610 Приемное отделение — (499) 613‑6911 Наркологический диспансер № 1 ЮАО Адрес: 115280, Москва, 2-й Автозаводский проезд, д.4 Главный врач — Копоров Сергей Георгиевич Регистратура — (495) 675‑2446 Дневной наркологический стационар — (495) 675‑1101 Телефон доверия — (495) 675‑8409 Телефон, факс — (495) 675‑4597 Наркологический диспансер № 2 ЦАО Адрес: 107066, Москва, ул. Ольховская, дом. 17 / 19 Главный врач — Глазкова Людмила Ивановна Телефон, факс — (499) 267‑2400 Наркологический диспансер № 3 СЗАО Адрес: 123448, проспект маршала Жукова, д. 64 / 2. Главный врач — Корявко Инесса Степановна Телефон — (495) 947‑6747 Факс — (495) 947‑6747 Наркологический диспансер № 4 СВАО Адрес: 127018, г. Москва, Сущевский вал, д. 41 / 45 И. о гл. врача — Афанасьева Инна Васильевна Контактный телефон — (495) 689‑5347 Факс — (495) 689‑3558 Регистратура — (495) 689‑4445 Наркологический клинический диспансер № 5 ЗАО Адрес: 121096, ул. Барклая, д. 5, стр. 6. Главный врач — Рубченко Игорь Алесеевич Контактный телефон — (499) 145‑0044 Факс — (499) 145‑0033 Регистратура — (499) 145‑00‑11

Наркологический диспансер № 6 ЮВАО Адрес: 109462, Москва, ул. Маршала Чуйкова, д. 24 Главный врач — Власовских Роман Владимирович Контактный телефон — (499) 178‑1845 Факс — (499) 178‑1845 Регистратура — (499) 178‑3194 Анонимные бесплатные консультации — (499) 179‑7409 Наркологический диспансер № 7СЗАО Адрес: 125362, Москва, ул., Мещерякова, д. 4, корп. 1. Главный врач — Новак Владимир Михайлович Телефон — (495) 491‑6414 Регистратура — (495) 491‑6682 Служба доверия — (495) 491‑6682 Наркологический диспансер № 8 ВАО Адрес: 105187, г. Москва, ул. Щербаковская д. 57 / 20 Главный врач — Ибрагимова Марина Владимировна Факс — (499) 166‑7354 Телефоны — (495) 366‑0769; (499) 166‑7638 Наркологический диспансер № 9 ЦАО Адрес: Москва, Садовническая ул., д. 73, стр. 2. Главный врач — Кутушев Олег Талгатович Контактный телефон — (495) 951‑8501 Регистратура — (495) 951‑8387 Московский городской центр по профилактике и лечению табакокурения — (495) 953‑7339 e-mail: ND9@mosgorzdrav.ru Наркологический диспансер № 10 Зеленоград Адрес: 124489, Москва, Зеленоград, проезд 4923, д. 8, стр. 1. Главный врач — Голубятникова Виолетта Алексеевна Регистратура — (499) 536‑4762 Телефон, факс — (499) 534‑9133 Наркологический диспансер № 11 САО Адреса • Диспансерное отделение: 125130, Москва, улица Приорова, 36. Контактный телефон — (495) 450‑1081. • Отделение медико‑социальной помощи детям и подросткам: улица З. и А. Космодемьянских, 6. Контактный телефон — (495) 159‑2165 Главный врач — Долгий Сергей Владимирович Регистратура — (499) 195‑3005 Телефоны — (499) 195‑0050; (499) 195‑0051

Наркологический диспансер № 12 ЮЗАО Адрес: 117449, Москва, Шверника ул., д. 10 «А» Главный врач — Зыков Олег Владимирович Телефон — (499) 126‑3475 Факс — (499) 126‑1084 Регистратура — (499) 1262501 Наркологический диспансер № 13 СВАО Адрес: 129327, Москва, ул. Таймырская, д. 8, корп. 1 Главный врач — Зимина Татьяна Анатольевна Телефон — (495) 474‑7838 Факс — (495) 474‑4427 Регистратура — (495) 474‑7701 Наркологический диспансер № 14 ЦАО Адрес: Москва, ул. Остоженка, дом 53А. Главный врач — Добровольский Александр Павлович Телефон — (499) 245‑0748 Факс — (499) 246‑9081 Телефон регистратуры — (499) 245‑0385 Телефон доверия — (499) 245‑1781 Адреса газеты: 109390, Москва, ул. Люблинская, 37 / 1 МНПЦ наркологии. Редакция газеты «Независимость личности» Свидетельство о регистрации ПИ № ФС77‑36701 от 29 июня 2009 г. nlgazeta@li.ru Учредитель «Московский научно-практический центр наркологии» Редакция Главный редактор Евгений Брюн Ответственный редактор Наталия Волохова Редактор-координатор, художественный редактор Лариса Фарберова Консультант редакции Нина Гордовская Дизайнер, типограф Игорь Ермолаев Тираж 999 экземпляров Выходит один раз в месяц Распространяется бесплатно Перепечатка материалов газеты возможна только с письменного согласия редакции Отпечатано в типографии «Делай вывод» Заказ №12. Подписано в печать 12.01.2011 Бумага мелованная 115 г / м2


newspaper