Page 1

Рассказы, драбблы и стихи Парочка интересных рецептов кофе

Фанфикшин

Миры Гарри Поттера и Vampire Knight

Магия кино.

Что стоит посмотреть? И новая книга в рубрике рецензий.

Фотогалерея

Героиня фотосета - осень

Диалоги Конкурс

Какой он - «супер-герой» комиксов?

Узнайте, как правильно составлять диалоги

mycoffee.ucoz.ru

12/12/2012


Чашка Горячего Кофе Добро пожаловать на страницы шестого номера журнала “Чашка Горячего Кофе”! Этот выпуск открывают драбблы Хеллоуинской тематики, победившие в конкурсе “В ночь перед днем Всех Свеятых” - “Сыграем?” от дзихико и “Неудавшийся хеллоуин” от dinalt’a. Далее идет статья о теории написания диалогов в художественных произведениях. Как “оживить” героев с помощью их речи? Что стоит передать в диалоге, а что лучше оставить для описательной части? На эти и другие вопросы ответы найдутся в статье “Скажи мне что-нибудь, и я скажу кто ты или как написать диалог так, что бы героям поверили” В этом номере мы открываем цикл статей, посвященный великим мастерам литературного дела. “Неизвестное об известных”, именно так мы решили озаглявить этот цикл. В этом номере вы узнаете интересные подробности из жизни Ганса Христиана Андерсена, Чарльза Диккенса и Оскара Уайльда. Далее, уже привычно, творчество авторов нашего форума: в разделе “Рассказы” Вы сможете найти следующие произведения - “Дневник сэра или воспитай оруженосца сам”, “История одной мечтательницы”, “Коллекционер голосов”, “Мечта заветная”, “Ночь, полная Луна, лесочек” и продолжение рассказа “Неудачник”. Следом, драбблы - “Музыка внутри”, “Однажды”, “Про ведьму”, “Солнце, звезды и трава...”, “Старик и статуя” и “Тишина становится тобой...”. Далее идет раздел Фанфикшина: “Первая встреча, последняя встреча”(ГП), “Разговоры за чашкой чая. Волшебная палочка”(ГП) и “Театр абсурда. Пешка на краю”(Vampire Knight). Затем раздел конкурсных рассказов. Подведены итоги конкурса “Супер-герой”! И мы предоставляем Вашему вниманию рассказ-победитель “Тень” от Политехника. После прозы - поэзия. Вашему вниманию предоставлены лучшие стихи наших поэтов! Спешите насладится прекрасной рифмой! Далее фотогалерея об ушедшей осени. После - рубрика “Магия кино” - в этом номере мы расскажем о фильме “Артист”. Потом небольшой литературный обзор “Что почитать?”(в этом номере мы расскажем о книге “Звенья одной цепи”), и в заключение - наша постоянная рубрика, посвященная кофе! Приятного чтения! С уважением, редакция журнала ЧГК администрация сайта ЧГК.

2


Чашка Горячего Кофе. Кофейный образ

Сыграем? - Какое сегодня? - 31 октября… Дрю! Так сегодня же Хэллоуин! У-У-У! Страшно? Ха, может, отметим? - Да ну, Стас, это не наш праздник, - поморщился Андрей, второй пилот космического грузового корабля «Балбес». - Наш не наш, какая разница, его и у нас празднуют, лишь бы было что выпить! - ухмыльнулся Стас, первый пилот, отвязный гуляка и весельчак. - В общем, ты как хочешь, а я пару бутылочек пивка тяпну. Стас, открыв небольшой холодильник, достал две запотевшие холодные бутылки, откупорил одну, сделал большой глоток и удовлетворенно рыгнул. - А ты, Дрю, в приведения веришь? Я верю и в оборотней, и в вурдалаков всяких. Мне бабка про них в детстве рассказывала… А, чушь , конечно все это собачья… Эй, ты чего? - Тише ты, не балаболь! - махнул Андрей рукой на первого пилота, к чему-то настороженно прислушиваясь. - Слышишь? - Что? - Шум, будто стучит кто… - Нет, не слышу. Да ну, Дрю, расслабься мы в космосе, одни. За тысячу парсеков ни одной живой души. - Вот опять , тук-тук… похоже из грузового. Пойду, гляну. - Вот неймется парню! Я с тобой, а то свалишься спать, а я тут один сиди... - Прекратилось! - Андрей остановился возле двери в грузовой отсек, прислушиваясь. - Да и не начиналось! Слушай, Дрю, может, ты поспишь, а? А то тебе уже всякая чертовщина мерещитс…Что это?! - Ага, услышал?! – вскрикнул Андрей, - теперь не будешь потешаться надо мной. Но стук стал сильнее, намного. Пойдем. Андрей отворил дверь в отсек и зажег свет, озаривший длинное помещение, заставленное Металлическими ящиками с человеческий рост. - Стас, напомни-ка мне, что за груз мы доставляем? - По бумажкам, вроде как не живой товар, больше никакой информации. - Странно… Может, глянем? - Мальчишка! Как ты можешь, в своде правил космических грузовиков строго настрого запрещается вскрывать груз, но одним глазком , думаю, можно. - Я в тебя верил! Пройдя мимо нескольких ящиков, их внимание привлек один, из которого и доносился стук, звучавший теперь очень громко. Закаленные в передрягах и многочисленных приключениях, повидавшие самые опасные уголки галактики, эти двое изрядно трусили и все не решались подойти ближе к ящику. - Больше не стучит, - прошептал Стас, Он медленно подошел к ящику и положил на него руку. - Еж, твою мать!!! – испуганно дернулся первый пилот. - В нем точно кто-то есть и бьет в барабаны!

3


Чашка Горячего Кофе. Кофейный образ Дрю, ты как хочешь, а я к нему больше не подойду, и тебе не советую. До пункта назначения осталось всего два часа. Закроем отсек, и привалим к двери что-нибудь тяжелое и будем молиться. Авось и пронесет! - Стас, да я с ума быстрее сойду! Нет, я его открою, а ты будь наготове. Если что, сразу стреляй , не раздумывая. - Ага, а если там, безобидное и дорогое, нам еще потом и самим платить придется! - Если ты боишься, то можешь возвращаться обратно , я все равно его открою, с тобой иди без тебя. Андрей вытащил из кармана маленький прибор для вскрытия замков любой сложности, приобретенное когда-то на черном рынке планеты Ютуб. Приложил его ящику и через несколько секунд замок щелкнул. Контейнер был вскрыт. - Ну что, готов? - спросил Андрей Стаса. Первый пилот сглотнул и неуверенно кивнул, сжимая в руках свой бластер. Дрю, хоть и старался держать себя в руках, тоже изрядно трусил, и открывать крышку ящика не спешил. А стук становился сильнее, убыстряя темп. Андрей решился и стал медленно поднимать крышку контейнера. - Это что за…?! - удивленно спросил Стас, засовывая в кобуру бластер. - Не знаю, шкатулка какая-то, хотя нет, больше похоже на деревянную коробку … О! Смотри! Это игра! - Ага, вижу. И надпись на ней непонятная, ненашенская. Ты по-английски чего разумеешь? Стас присел рядом с Андреем и стал разглядывать коробку с выпуклой стеклянной серединой. - Немного, Джу… А! Джуманджи! Вдруг коробка открылась, явив двум пилотам космического тягача свою внутреннюю часть с клеточками для ходов и кубиками. - Два часа говоришь нам еще лететь? - спросил Андрей. - Ага. - Сыграем? - Сыграем! дзихико(Анна Мороз)

4


Чашка Горячего Кофе. Кофейный образ

Неудавшийся Хеллоуин Шелест мелкого, только начавшегося, дождя по сухим опавшим листья создавал атмосферу легкой грусти. Но это мало кто замечал - люди привычно спешили домой после очередного рабочего дня; призраки, привидения и прочая нежить беспомощно слонялись по городу, тщетно пытаясь хоть кого-нибудь напугать. Это уже стало довольно привычным для них: быть незамеченными. Из года в год, просыпаясь на один единственный день, они попадали в мир, в котором в них никто не верил. А если человек во что-то не верит, то заметить это он просто не в состоянии. Даже дети перестали обращать на них внимание. Как, ну как это возможно, что ребенок, в пятилетнем возрасте, твердо знает, что приведений не существует, а бабайка это выдумка, что бы он не баловался?! Среди всех прочих можно было заметить одного полупрозрачного человека, держащего свою голову в плетенной корзинке. Он не слонялся по городу поисках годовалых детей, которых еще можно было испугать, не искал ближайшие лечебницы для душевно больных, не подсматривал за молоденькими девушками(некоторые, отчаявшись вселить ужас в живых, просто наслаждались своей невидимостью). Наш неприкаянный призрак сидел в центре города, на лавочке. Корзинка на коленях, голова повернутая глазами вверх, рассматривает звезды. Пошатываясь от выпитого, мимо прошествовал молодой парень. На секунду замер, оглянулся. Неуверенно улыбнувшись, он развернулся и прямо таки рухнул на скамейку рядом. - Классный костюм! - немного громче нужного произнес он, шаря по карманам. Призрак неуверенно повертел глазами, пытаясь понять, к кому обращена реплика, но поблизости никого не увидел. - Вот черт... - снова произнес парень, - Спички промокли. Дурацкая привычка, давно пора переходить на зажигалку, - сам себе прокомментировал он. - А ты не куришь случаем? - вновь обратился он к призраку. - Я? - немного неуверенно переспросил тот. - Ага, ты. Слушай, а классный костюм, даже губы у головы шевелятся! - А.. это.. да, - неуверенно произнес призрак. - В общем - я не курю. - Да, в таком костюме неудобно, наверное, было бы... - задумчиво произнес парень. - А чего ты тут один сидишь? Ладно, я - без костюма, да и вообще... - Просто решил, что бессмысленно слоняться по городу в поисках кого-бы напугать, - честно признался призрак. - Аааа. Тебя как звать? Я - Антон. - Герцог Кринкорский, - представился призрак. - Не хочешь из образа выходить... ну ладно, - немного обиженно произнес парень. “Это мой шанс, - вдруг понял призрак. - Я могу попробовать хоть кого-нибудь напугать, за последние пятнадцать Хеллоуинов! Что же делать? Я должен что-то придумать прямо сейчас!” Герцог медленно поднялся с лавки и встал напротив молодого человека, который пытался зажечь хотя бы одну спичку. Опустив корзину на землю, призрак достал оттуда свою голову. Фонари вокруг неуверенно моргнули несколько раз, погасли, потом снова зажглись, но совсем слабо. - Опять электричество глючит... давно пора сменить здесь проводку, - прокомментировал парень. Промокший коробок отшвырнул к урне - почти попал. - Ты уже уходишь? 5


Чашка Горячего Кофе. Кофейный образ Начал сгущаться туман, призрак зловеще улыбнулся. - Наверное, пора и мне домой собираться... - размышлял вслух Антон. - Завтра еще на работу, - с некоторым отчаянием произнес он, поднимаясь. Туман вокруг становился все гуще и гуще, вокруг, еще совсем тихо, звучали стоны и крики. Но звук нарастал с каждой секундой. - Да и погода портится. Ох гуляют где-то? - усмехнулся он, - Умеет наш народ. Герцог собрался издать страшный вопль, но Антон не дал вставить и слова. - Ну, ушел я, хорошо погулять, - еще раз улыбнулся он и подмигнув, развернулся и потопал прочь. Призрак издал страшный рев, надеясь хоть сейчас вселить ужас в человека. Но Антон лишь махнул рукой, и крикнул, не оборачиваясь: - Да! Круто! С Днем Всех Святых! Спустя секунду туман совсем растворился, фонари светили в полную силу, а призрак сидел на скамейке, с корзиной на коленях. Лицо было повернуто вниз, упираясь носом в плетенное дно. dinalt(Владимир Заричнюк)

6


Чашка Горячего Кофе

Содержание Кофейный обра з. Х эллоу ин . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 3 Сыграем? (дзихико) . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .3 Неудавшийся Хеллоуин (dinalt) . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .5 Тема номера . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Скажи мне что-нибудь, и я скажу кто ты или как написать поверили . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Статья 1. Интересное об известных. . . . . . . . . . . . . . . . . .

. . . . . . диалог так, . . . . . . . . . . . . . . . .

. . . . . . 7 чтобы героям . . . . . . . . 8 . . . . . . . 15

Расска зы . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 20 Дневник сэра или воспитай оруженосца сам (Светлана) . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 20 История одной мечтательницы (Panda) . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 25 Коллекционер голосов (дзихико) . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 28 Мечта заветная (Gitta_Ogg) . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 33 Неудачник (продолжение) (dinalt) . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 36 Ночь, полная Луна, лесочек (Азазелло) . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 41 Драбблы . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 44 Музыка внутри (Gitta_Ogg) . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 44 Однажды (Avert) . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 46 Про ведьму (дзихико) . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 47 Солнце, звезды и трава... (dinalt) . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 48 Старик и статуя (Гардемарин) . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 49 Тишина становится тобой... (Lagrima-Cristy) . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 51 Фанфикшин . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 58 Первая встреча, последняя встреча (Илляна) . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 53 Разговоры за чашкой чая. №1. Волшебная палочка (Gitta_Ogg) . . . . . . . . . . . . . . . . . 55 Театр абсурда.Пешка на краю стола (Kir Lugaru) . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 59 Конку рс «Су пер-герой» . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 61 Тень (Политехник) . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 61 Стих и . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 71 Луна (Ботан-Шимпо) . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 71 Отряхнула осень позолоту (saadi) . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 72 Плакали родители… (Netta) . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 73 Позвольте мисс поведать вам о том (Panda) . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 74 Треснувший лед (Ansuz) . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 75 Цветок (Dan17) . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .76 Га лерея фотографий . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 77 Ма гия кино. Артист . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 85 Что почитать? Вероника Иванова – Звенья одной цепи. . . . . . . . . . . . . . 89 Несколько рецептов . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 90

7


Чашка Горячего Кофе. Тема номера

Скажи мне что-нибудь, и я скажу кто ты

или как написать диалог так, чтобы героям поверили Существует мнение, что самое простое в любой литературной форме – это диалоги. Казалось бы, чего уж проще, мы каждый день тратим много времени на общение, как в устной, так и в письменной форме и можем с помощью некоторого набора слов выразить свою мысль. Но многие из вас наверняка не раз перечитывали заявления, которые отправили в чат, уже после его отправки и ужасались. А если бы мы записали парочку наших повседневных диалогов и потом прослушали, то ужаснулись бы ещё больше. Наша речь изобилует повторами, тавтологиями, бессмысленными фразами и сленгом, не говоря уже о неправильном употребление и произношении некоторых фраз и выражений. Для устной речи это не является такой уж проблемой, а вот для литературной – и есть тот самый «камень преткновения» из-за которого теряется плавность, читабельность и образность диалога. С другой стороны диалог обязан создавать иллюзию живой речи, то есть читатель должен верить героям, не спотыкаясь о пафосность, вычурность и перегруженность. Достоверность и художественность две составляющих любого диалога, которые на первый взгляд кажутся полными противоположностями, но именно они позволяют наделить героев той речью, которая в полной мере раскроет каждого из них. Ведь по большей части живым героя делает не то, как он выглядит, а то, что он делает и, в особенности, говорит. О том, как сделать так, чтобы читателя увлекали диалоги, мы и поговорим в этой статье. И начнём, пожалуй, с основ.

Функции диалога в литературе 1. Передача информации. В любом произведении писателю необходимо потратить много усилий на то, чтобы объяснить читателю свой мир, идеи и логику всего происходящего. Часто такие объяснения, идущие от лица самого автора, очень скучны и затянуты. Для того чтобы избежать подобного, достаточно позволить герою донести эту информацию посредством беседы с другим героем. Причём в этом случае это нужно делать постепенно, чтобы рассказ героя также не превратился в монотонный монолог. 2. Продвижение сюжета В хорошем произведении сюжет двигают вперёд не описания, а действия, подкреплённые словами. Очень многое зависит от того, что сказал герой, и как отреагировали на это другие. Диалоги помогают читателю построить своё собственное представление о том, как, возможно, будет развиваться сюжет (лучше, конечно, чтобы он не угадал на сто процентов, но, в любом случае, доставьте ему немного приятных ощущений и поиграйте с ним «в провидца»). Так же диалоги «раскручивают» историю, увлекая и заставляя задуматься. 3. Выражение эмоций Сухой, неэмоциональный диалог превращает персонажей в картонных кукол-марионеток, которые с выражением лица покерного шулера перебрасываются ничего не значащими фразами. Читая такой диалог, лично у меня всегда только одна мысль: «Огня мне, огня!». Хочется либо сжечь 8


Чашка Горячего Кофе. Тема номера эту книжку к чертям, либо подбросить его героям. Может быть тогда они оттают, перестанут пытаться выложить из букв «п», «ж», «о» и «а» слово «вечность» и хоть что-то почувствуют. Однако это не значит, что нужно перегружать предложения восклицательными знаками и, не дай бог, заглавными буквами. Не стоит пытаться обмануть читателя. В разговоре герой должен понастоящему «эмоционировать», причём зачастую правдоподобнее смотрится не описание эмоции, а конкретное действие. Сравните: 1) - Я не буду этого делать! – сказал Степан, он явно нервничал и переживал из-за заявления Антона. 2) Степан машинально смял, попавшуюся под руку бумагу. - Я не буду этого делать, - твёрдо сказал он и разорвал ни в чём не повинный лист. 4. Отображение характеров Без диалога невозможно до конца понять ни одного героя, каким бы классным описанием не наделил его автор. Лишь посредством бесед и высказываний до конца раскрывается характер и отношение к тому или иному событию. При этом нужно помнить, что для завершения образа, будь то смешливый добряк, самовлюблённый злодей, глупая красавица или, наоборот, заумный «ботан», необходимо наделить их и соответствующей речью. Не может гламурная дурочка употреблять таких фраз, как: «в отличие от вас, я леди высокой моральной нравственности», а дипломированный учёный: «эй ты, дурило, иди сюда, я тебе глаз на большой палец левой ноги натяну». Также следует избегать однообразности высказываний. Каждый герой должен иметь свой, неповторимый речевой стиль. А если все они будут, всего лишь, тупо повторять за автором привычными именно ему словами, то к концу диалога читатель уже и не вспомнит, кто и что говорил.

Иллюзия жизни Существует великое множество приёмов превращения обыкновенного диалога в увлекательную «живую» беседу. Каждый автор пользуется своим собственным набором, я же вам расскажу о самых распространённых. 1. Подтекст. Любой живой человек частенько в разговоре оперирует намёками, аллюзиями, крылатыми фразами и другими туманными образами. Это называется «искусство дипломатии» или попросту хитрость. Причин тому много: от нежелания вступать в конфликт, до особенностей характера самого говорящего. Использование этого в литературе, в той или иной мере, помогает придать героям ту индивидуальность, которая поможет отличить их друг от друга. То есть герой открытый и прямолинейный будет «рубить правду-матку», скандалист стараться «укусить», используя негативный подтекст, а в каждом слове мудреца затаиться глубокий скрытый смысл. 2. Особенности речи и произношения Очень помогают в решении проблемы живости различного рода диалектизмы, сленговые слова, слова-паразиты, специальные речевые обороты и тому подобное. Единственное, что нужно помнить – это аккуратность в их использовании, здесь очень легко переборщить и тогда диалог будет смахивать на смехотворную болтовню. Пример: - Вы, сударь мой Алексей Митрофанович, превратно понимаете смысл моих слов. Я ни в коем разе не имел в виду ваших личностных качеств, а только намекнул на необходимость оглянуться вам на

9


Чашка Горячего Кофе. Тема номера своё невежество в определённых вопросах. - Вот я щас как врежу тебе по уху, господин хороший, и оно у тебя так распухнет, что ты и думать забудешь, как честных людей поучать. - Увольте меня от вашего мужицкого подхода к решению вопросов, я не для того шёл к вам, чтобы вы учинили здесь дебош и физическую расправу.

Типичные ошибки в построении диалогов Для того чтобы до конца разобраться какой диалог можно считать хорошо написанным, мы шагнём от противного и разберёмся, что именно является ошибкой и чего следует избегать прописывая ту или иную беседу. Итак, десять самых распространённых ошибок в диалогах: 1. Бессодержательность Это диалоги, которые очень распространены в повседневной жизни, но не имеют право на существование в литературе, так как не несут в себе никакой смысловой нагрузки. Сюда относятся: приветствие и прощание, привлечение внимания собеседника, бесконечные переспрашивания и уточнения, «кастрированные» мысли вслух и тому подобное. Подобные диалоги очень часто высмеивают и относят к категории «перлов». Пример: - Смотри! - Где? - Там! - Ага. Или: -Это ты здесь? - Это я здесь. Конечно, бывают и исключения из правил, когда автору жизненно необходим подобный диалог, чтобы, например, передать глупость или легкомысленность героев. Но, как правило, подобный диалог лучше заменять одним предложением, описывающим заключённое в нём действие: «Они попрощались», «Он показал на странный предмет, зависший высоко в небе» и так далее. 2. Неестественность Впечатление неестественности обычно создают диалоги, перегруженные сложноподчинёнными предложениями, канцеляризмами, пафосными оборотами тому подобными «скучностями». Они заставляют читателя зевать и терять веру в героев, воспринимая их некими запрограммированными роботами. Например: - Пожалуйста, закрой оконную фрамугу или отодвинь своё тело на десять сантиметров вправо, потому что сквозные воздушные потоки, проникающие в комнату, могут пагубно повлиять на твой организм и вызвать одну из разновидностей острого респираторного заболевания. Конечно, я сейчас утрирую, но поверьте и с такими диалогами мне не раз приходилось сталкиваться. Или вот ещё пример неверно использованной стилистики речи: 10

- Зачем я пришёл сюда, кто-нибудь может мне поведать? Для чего поднялся столь рано с кровати и


Чашка Горячего Кофе. Тема номера осилил путь через лес под руку с моим верным другом? Неужто, чтобы беспощадная нора, проклятая всеми богами этого мира пленила моё беззащитное тело? - Винни, что узрели мои раскосые очи, ты застрял? Исключением может быть только намерение автора специально наделить героя «книжной» речью для выражения определённых черт его характера или же создать комичную ситуацию. 3. Затянутость и пространность Ни предложения в диалоге, ни сам диалог не должны быть слишком длинными, иначе читатель устанет и запутается. Если разговор предвидится долгий и непростой, лучше перемежать его отношением одного из героев ко всему сказанному, а также определёнными действиями собеседников. Недопустимы также произведения, пусть и малых форм, состоящие из одних только диалогов (исключение – миниатюры в несколько слов, но и они должны сопровождаться действием). Пространные псевдофилософские речи персонажей так же зачастую вызывают только одно желание – поспать. Вы, наверняка, замечали, что есть такие книги, которые мы сами для себя называем «снотворными», а есть те, что напрочь отшибают сон. И то, как изъясняются герои, играет в этом не последнюю роль. 4. Пересказ Очень распространённая ошибка писателей, которые сами сомневаются, что читатель сможет понять их мысль или идею с первого раза. Тогда они пускают в ход «тяжёлую артиллерию» и заставляют персонажей по нескольку раз пересказывать происшествие или слова третьего лица друг другу, вызывая тем самым нервный срыв у читателя. То же случается и с авторами, которые вдруг осознали, что придумали просто грандиозную фразу. Она настолько шедевральна, что по ходу повествования её повторят все действующие лица и, быть может, не один раз. Опять же бывают исключения, когда данный приём необходим для логичного развития повествования, но здесь необходимо не переборщить и очень внимательно присмотреться. Если купирование этого диалога почти никак не повлияет на ход событий, от него нужно без сожаления избавляться. 5. Излишняя и однотипная атрибуция Атрибуция – это авторские комментарии в диалогах по типу: «сказал он», «воскликнула она» и так далее. Если их нет вовсе, текст кажется неполным, но когда с ними перебор – это сильно перегружает диалог. Есть множество литературных школ, которые советуют вообще избавляться от слова «сказал» и его синонимов, заменяя их конкретными действиями. Но я не буду требовать от вас этого, ибо не считаю и такой подход верным на сто процентов. Единственное о чём нужно помнить, что атрибуция – это далеко не обязательный элемент каждого предложения в диалоге и лучше оставить высказывание героя вообще без авторского пояснения, чем сорок раз употребить в диалоге слово «сказал». 6. Несоответствие ситуации и характерам С одной стороны это может показаться очевидным, но с другой, мы очень часто наблюдаем и в произведениях МТА (молодых талантливых авторов) и в «нетленках» ПМС (премированных маститых старичков). Сюда относится как шаблонные пафостно-затянуте речи злодеев, которые в пылу битвы вдруг начинают рассказывать о своих планах и силах, которые ими движут, начиная с «сотворения мира». И не менее распространённые крики идеально-доброго героя: «Я накручу на лезвие меча твои кишки и стану хохотать, пока ты будешь истекать кровью, наслаждаясь эхом своего голоса». А так же странные рефлексивные потуги вроде бы сильных духом и безобразный сленг у интеллигента в пятом поколении. В общем, всё то, что автор берёт у себя самого и милостиво 11


Чашка Горячего Кофе. Тема номера жалует шокированному герою. 7. Частое употребление имён В повседневном разговоре мы можем употребить имя человека от силы раз или два, в литературе же, зачастую, автор не забывает вставлять «кодовые названия» персонажей практически в каждое предложение диалога. То ли он боится, что мы не запомним, как кого зовут, то ли всё время забывает сам – тайна покрытая мраком. Но факт остаётся фактом – частое употребление имён делает беседу странной и неестественной, придавая ей некий налёт разговора двух клоунов. - Здравствуй, Бим - Здравствуй, Бом - А что ты, Бим, сегодня делал? - А я, Бом, сегодня корову доил… Ну и так далее. 8. «Говорящие» глаголы и ярлыки Сложность передачи эмоций многие начинающие писатели передают с помощью так называемых «говорящих» атрибутивных глаголов. «Прошипел», «проскрежетал», «ухнул», «чавкнул», «пискнул» и так далее. Огромное количество таких глаголов в диалоге не только не характеризует персонажа, а даже вызывает некоторое недоумение, будто автор пытается нас заставить поверить во что-то, чего и сам до конца не понял. То же с перебором наречий и «ярлыков». Не нужно каждый раз снова и снова повторять, что лохматый дядька в капюшоне – это злобный демон, а девушка в чулках на голое тело – «распрекрасная леди». Характеризуют героя прежде всего его поступки и слова, а потом уже образ, подаренный автором. 9. Перебор со сленгом и матом В последнее время я всё чаще и чаще натыкаюсь на произведения, где «искусству речи» персонажей мог бы позавидовать пропитый сапожник на пару с угрюмым боцманом. Я не знаю, хотят ли создатели сих творений показать, что их герои эпически современны и могут выстроить целые небоскрёбы из накрученных друг на друга матерных выражений или же завлекают в свои сети определённую аудиторию. Но одно сказать могу точно, в таких произведениях абсолютно не хочется искать смысл, даже если он там есть. При этом я не сноб и не курсистка, краснеющая от каждого бранного слова. Если усталый старик, причмокнув папироской, нет-нет да выдаст матерок, я только довольно прищурюсь, но если белокожий эльф, нервно подвигав ушами, скажет своему врагу, что он… (дальше идёт непереводимая игра слов), то я ещё раз гляну на жанр, а вдруг это чёрная пародия? Нет? Тогда такую книжку, как говорил Фима Королёв, лучше спрятать, а ещё лучше сжечь. Что касается сленга, то он бывает очень хорош, но тут есть одно огромное «но». Сленговые слова и выражения, как, впрочем, и диалектизмы, часто употребляются только в некоей ограниченной местности и, ввернув их в свой текст, вы можете быть не поняты большинством своих читателей. А уж если герой только «им и разговаривает», то он и вовсе оказывается нелепым иноязычным гражданином. 10. Слишком сильное искажение речи и иностранная речь Наделять героя акцентом, речевыми недостатками и другими свойствами, которые существенно искажают речь можно, а иногда даже и нужно. Однако его фразы лучше перечитывать вслух, а также давать перечитывать вслух знакомым. Если у них, а тем более у вас произношение вызывает затруднение, то лучше избегать подобного приёма, ограничившись просто упоминанием о том, что герой говорил с сильным акцентом. 12


Чашка Горячего Кофе. Тема номера Ещё хуже дело обстоит с персонажем, который по задумке писателя говорит на иностранном языке, или любит употреблять фразы на этом языке. Особенно раздражает в таких текстах отсутствие перевода, когда ты совершенно не понимаешь, о чём только что сказал герой и как это влияет на продолжение беседы. Притом, что его-то собеседник понял и хитро ухмыльнулся в усы. Я, как читатель, быть может, тоже хочу в усы ухмыльнуться и ещё более хитро, но за отсутствием последних, а также познаний в англо-саксонском наречии, просто не могу этого сделать. Хорошо бы ещё вставлять перевод непосредственно в сам текст, чтобы не приходилось рыться в сносках и примечаниях, и совсем идеально, когда «иностранные фразочки» (если они не длинные и позволяет стиль и сюжет) написаны транслитом (с иностранного на русский).

Свойства хорошего диалога Вот мы и подобрались к самой сути. Так что же такое хороший диалог, и по каким свойствам его можно отличить от неудачного? Попробую сформулировать кратко. Итак, хороший диалог должен быть: 1. Необходим. То есть без него повествование много потеряет, и некоторые последующие события, а также действия персонажей будут смотреться нелогично. 2. Эмоционален. Фразы, выражения и атрибутивные глаголы должны чётко отражать настроение героев, их отношение к данному разговору, событиям, которые ему предшествовали и друг к другу. 3. Разнообразен. Каждый персонаж должен говорить на своём уникальном языке, с одной стороны, не перебарщивая и не ударяясь в клоунаду, а с другой не становясь абсолютным клоном собеседника. 4. Ситуативен. Это означает его тесную связь с предыдущими и последующими событиями. А также с местоми временем в котором он происходит. Диалог не должен быть «подвешен в пустоте», вокруг должна быть жизнь, со всеми составляющими: звуками, запахами, образами и так далее. 5. Соразмерен. Длина предложений в диалоге должна соответствовать эмоциональному состоянию персонажей и скорости развития событий. Не может герой, на которого вот-вот обрушиться потолок ударяться в долгие рассуждения о том, в чём состоит смысл жизни.

Виды речи и их оформление в тексте. Диалог может быть как внешним, так и внутренним. То есть персонаж может разговаривать не только с другим персонажем, но и с самим собой. Причём это возможно и мысленно и вслух. Исходя из этого, существуют различные способы оформления речи в тексте. - Если мысли представлены от лица персонажа, с употреблением соответствующих местоимений «я», «ты» и так далее, они оформляются как прямая речь, по следующей схеме (П – прямая речь, А – слова автора): А: «П!»

«П!» - а.

А: «П?»

«П?» - а.

А: «П…»

«П…» - а.

А: «П».

«П», - а.

«П, - а. - П». – разорванная мысль (то есть, когда мыль можно выразить двумя отдельными предложениями) «П, – а, – п» - цельная мысль (когда предложение нельзя разрывать) - Если мысли представлены от лица автора: «Фёдор Сумкин думал о том, как тяжело ему будет 13


Чашка Горячего Кофе. Тема номера донести такое огромное кольцо, да ещё и на собственной шее», они никак не выделяются на письме, оставаясь в тексте классически оформленным предложением. - Диалог нескольких персонажей, а также мысли вслух, оформляются подобно прямой речи, только с заменой кавычек на дефис (Д – диалог, А – слова автора), а в случае слов автора предшествующих диалогу, последний пишется с новой строки: А:

А:

А:

- Д!

- Д?

- Д.

- Д! - а. - Д? - а. - Д, - а. - Д, - а. - Д. – разорванная мысль - Д, - а, - д. - цельная мысль Надеюсь, что теперь вы сможете порадовать ваших героев и ваших читателей живыми и увлекательными диалогами. Удачи и творческих успехов!

14

Всегда ваша, Гита.


Чашка Горячего Кофе. Тема номера

Статья 1. Интересное об известных. Андерсен, Диккенс, Уайльд В настоящее время мы стали далеки от истории жизни таких людей, как Уильям Шекспир, Чарльз Диккенс, Ганс Христиан Андерсен, Эрнест Хемингуэй и других писателей, поэтов, драматургов. Ведь сухие научные статьи об их биографии не могут передать нам сути реальной жизни этих поистине выдающихся людей. Для того что бы понять творчество в целом или творчество периода, а тем более творения одного определенного писателя, необходимо знать его задумку, что же он хотел сказать на самом деле своим произведением, а для этого надо понимать его самого. Все писатели люди с богатым воображением и это знает каждый. А вот что послужило этому? Есть ряд очень интересных фактов об их жизни. Самым известным писателем Дании всех времен и народов является Ганс Христиан Андерсен, но кем же он был на самом деле? В детстве Ганса Христиана «гоняли» все – от учителя, лупившего по рукам линейкой за невнимательность и страшную неграмотность, до однокашников, которым он «заливал» по-черному. Только однаединственная девочка Сара как-то подарила белую розу. Длинноносый нескладный мальчуган был так поражен, что всю жизнь помнил чудо. Волшебная роза есть во многих его сказках, так же она являлась его отличительной эмблемой-печатью. В силу выше упомянутых «гонений» Ганс стал крайне пугливым человеком. Трудно сказать, чего не боялся Андерсен и от чего не страдал. Он был страшным паникером. Малейшая царапина доводила его до приступа ужаса, а названия болезней вызывали дрожь. Он шарахался от собак, опасался незнакомых людей. Ограбления чудились ему на каждом шагу, а привычка экономить заставляла постоянно мучиться вопросом, не переплатил ли он за покупку. Обедал он только «на стороне», годами ведя список «объедаемых», чтобы приходить к ним по очереди. В кошмарах ему мерещилось, что его похоронят заживо, и каждый вечер он клал у кровати записку: «Я жив!» Вечным страданием Андерсена была и зубная боль. Теряя очередной зуб, он расстраивался, а простившись с последним в 68 лет, заявил, что теперь не сможет писать сказки. Так в 1857 году Ганс Христиан Андерсен приехал в гости к Диккенсу. Они познакомились еще в 1847 году, пришли в полный восторг друг от друга, и вот, 10 лет спустя, датчанин решил воспользоваться данным ему приглашением. Беда в том, что за эти годы в жизни Диккенса все очень изменилось и усложнилось — он был не готов принять Андерсена, а тот прожил у него почти пять недель! «Он не владеет никакими языками, кроме своего датского, хотя есть подозрения, что и его он тоже не знает» — в таком ключе рассказывал друзьям о своем госте Диккенс. Благодаря этому Андерсен стал мишенью для насмешек многочисленного потомства автора «Крошки Доррит», а когда он уехал, отец Диккенса оставил в комнате, где жил Андерсен запись: «Ганс Андерсен ночевал в этой комнате пять недель, которые показались нашей семье годами». И вы еще спрашиваете, почему Андерсен писал такие грустные сказки? Кстати говоря, о сказках, Андерсен объяснял смысл своего «Гадкого утенка» не так, как мы. «Ты 15


Чашка Горячего Кофе. Тема номера можешь вырасти на птичнике, главное, что ты вылупился из лебединого яйца. Если бы ты оказался сыном селезня, то из гадкого утенка превратился всего лишь в гадкую утку, каким бы добрым ни был!» – вот неожиданная мораль сказки. Писатель был уверен: отец его – король Кристиан Восьмой, который, будучи принцем, позволял себе многочисленные романы. От связи с дворянской девушкой Элизой Алефельд-Лаурвиг якобы и родился мальчик, которого отдали в семью сапожника и прачки. Во время путешествия в Рим датская принцесса Шарлотта-Фредерика действительно сказала Андерсену, что он является внебрачным сыном короля. По всей видимости, она просто посмеялась над бедным фантазером. Однако, когда нищий писатель в 33 года неожиданно получил ежегодную королевскую стипендию, он еще больше уверился в том, что «отец его не забывает». «Жить значит путешествовать». Эту фразу Андерсена в наше время взяли на вооружение тысячи туристических бюро. Сказочник был одержим движением, в общей сложности он совершил 29 больших путешествий, что по тем временам казалось почти невероятным. В поездках он проявил себя отважным и выносливым человеком, ездил верхом и хорошо плавал. «Я все еще невинен, но кровь моя горит», – писал Андерсен в 29 лет. Похоже, Ханс Кристиан этот пожар так и не потрудился потушить. На своей первой подруге он пообещал жениться, когда станет зарабатывать по полторы тысячи риксдалеров в год. В 35 лет его годовой доход уже был выше, но он так никогда и не женился. Хотя к концу жизни его состояние выросло до полумиллиона долларов (по нынешним меркам), да и квартирка в Копенгагене стоила не меньше 300 тысяч. Все «большие любови» Андерсена так и остались платоническими. Два года он ездил в Швецию к певице Йенни Линдт (ее прозвали соловьем за прекрасный голос), осыпал цветами и стихами, но был отвергнут. Зато читателям досталась сказка о чудесной певчей птице. Вторую половину жизни Андерсена в путешествиях сопровождали молодые друзья, однако открытых свидетельств о близких отношениях приятелей не сохранилось. Своих детей у Андерсена не было. Чужим он охотно рассказывал истории, но не терпел, чтобы они сидели у него на коленях. Незадолго до смерти – а прожил он 70 лет – Ханс Кристиан просил композитора Хартмана сочинить марш к его похоронам. И подогнать ритм под детский шаг, поскольку дети будут участвовать в церемонии. Он не боялся травмировать детскую психику, ненавидя счастливый конец и оставив нам грустные, а порой и мрачные сказки. Единственным произведением, которое, как он признался, трогало его самого, была «Русалочка». Oн всю жизнь был неугомонным, непрактичным мечтателем, страстным любителем неожиданностей и перемен, великодушным и откровенным другом. А еще умел увидеть жемчужину даже в сточной канаве. По вечерам начиналось домашнее кукольное представление. Куклы оживали и рассказывали голосом мальчика его же истории. А когда он прочел Шекспира, его маленькие актеры начали играть пьесы великого англичанина. Сражения и подвиги героев наполняли сердце Ганса радостью, и он мечтал стать театральным драматургом. Но прежде чем перейти к следующему писателю, не по важности и значению, а по порядку, вот еще несколько интересных моментов из жизни Андерсена: В сказке «Два брата» Х. К. Андерсен писал про знаменитых братьев Ханса Кристиана и Андерса Эрстедов. У Андерсена есть сказка про Исаака Ньютона. Ганс злился, когда его называли детским сказочником и говорил, что пишет сказки, как для детей, так и для взрослых. По этой же причине он приказал, чтобы на его памятнике, где первоначально сказочника должны были окружать дети, не было ни одного ребёнка. У Андерсена был автограф А. С. Пушкина. Сказку Андерсена «Новое платье короля» разместил в первом букваре Л. Н. Толстой. Андерсен до конца дней писал со страшными грамматическими и орфографическими ошибками. Особенно тяжко дело обстояло со знаками препинания, и Ганс тратил огромные деньги на девушек, которые переписывали его сказки перед тем, как отнести их в издательство. Теперь перейдем к следующему писателю, к уже выше упомянутому Чарльзу Диккенсу. Английский писатель, триумфатор обоих берегов Атлантики, богатейшей англичанин эпохи 16


Чашка Горячего Кофе. Тема номера (после смерти Диккенса осталось состояние в 93 000 фунтов стерлингов – больше, чем личные средства королевы), знаток человеческих сердец и душ, певец доброты и милосердия в реальной же жизни он оказался одним из тех самых тиранов-самодуров, которых с таким блеском выводил и отделывал в своих романах. Полное имя писателя Чарльз Джон Хаффам Диккенс. У Чарльза Диккенса было очень тяжелое детство. Когда его папа попал в долговую тюрьму, маленького Чарли отправили работать, ему было всего 11 лет, когда он попал на производство крема для обуви, где он с утра до вечера наклеивал ярлычки на баночки. Попробуйте поклеить с утра до вечера вместо того, чтобы играть в футбол с ребятами, и поймете, почему образы несчастных сироток получались у Диккенса такими убедительными. Оскар Уайльд не воспринимал всерьез сочинения Диккенса и по любому поводу насмехался над ними. Вообще, современные Чарльзу Диккенсу критики без конца намекали на то, что он никогда не войдет в список лучших британских писателей. А до Оскара Уайльда мы еще доберемся. Зато Диккенса преданно любили простые читатели — в 1841 году в порту Нью-Йорка, куда должны были привезти продолжение финальных глав «Лавки древностей», собралось 6 тысяч человек, и все орали пассажирам швартующегося теплохода: «Умрет ли крошка Нелл?» Знаете ли вы, что Чарльз Диккенс каждый день выпивал по пол-литра шампанского. Началось все с того, что в 1858 году Диккенс, чтобы поднять свою популярность на новый уровень, решил выступать с лекциями. Его выступления оказались крайне успешными, и он исколесил всю Англию, а затем отправился в Америку. В итоге Диккенс сильно переутомился, что также усугублялось его страшно беспорядочной личной жизнью. Чтобы поправить здоровье писателя, какой-то добрый доктор прописал ему диету, сильно отличающуюся от того, что мы привыкли понимать под этим словом сегодня. Так, прежде чем встать с постели, Диккенс выпивал большой стакан сливок с одной-двумя столовыми ложками рома. В полдень он «перекусывал» коктейлем «шерри-коблер» и бисквитом. В три часа по расписанию следовало шампанское – пол-литра! Между пятью и восьмью вечера, перед лекциями, следовало скушать яйцо, взбитое с шерри. И, наконец, поскольку рацион все-таки должен быть сбалансированным (читай: включать не только алкоголь, но и пищу), писатель завершал свой день говядиной, супом и чаем. Но, как и у Андерсена, так и у Диккенса есть ряд не менее интересных, но не больших фактов из жизни: Чарльз всегда спал головой на север. Так же он садился лицом на север, когда писал свои великие произведения. Одним из любимейших его развлечений были походы в парижский морг, где выставлялись неопознанные тела. Так же он увлекался гипнозом, или как говорили в те времена, месмеризмом. Диккенс не оканчивал начальной школы, как кстати писатель Марк Твен и драматург Ноэль Ковард. Диккенс не мог работать, если столы и стулья в его кабинете не стояли так, как надо. А «Как надо», знал только он — и каждый раз начинал работу с перестановки мебели, а каждые 50 строк написанного запивал глотком горячей воды. Чарльз Диккенс был отцом 7 сыновей и 3 дочерей. Он умер от инсульта и надо сказать настолько не любил памятники и монументы, что в завещании строго-настрого запретил возводить их ему. Единственная бронзовая статуя Диккенсу установлена в Филадельфии. Кстати, статую первоначально отвергла семья писателя. 17


Чашка Горячего Кофе. Тема номера Так от личности Чарльза Диккенса мы плавно переходим к не менее интересной персоне Оскару Уальду. Оскар Фингал О’Флаэрти Уиллс Уайльд — британо-ирландский поэт, писатель, эссеист. Один из самых известных драматургов позднего Викторианского периода, яркая знаменитость своего времени. Лондонский денди, позднее осуждённый за «непристойное поведение» (гомосексуализм) и после двух лет тюрьмы и исправительных работ уехавший во Францию, где жил в нищете и забвении под изменёнными именем и фамилией (Себастьян Мельмот). Наиболее известен своими пьесами, полными парадоксов, крылатых фраз и афоризмов, а также романом «Портрет Дориана Грея» (1891). Писатель родился в богатой, известной семье. Отец его — сэр Уильям Уайльд — был хирургом. Мать Оскара — леди Джейн Франчески Уайльд — светская дама, которая также писала стихи под псевдонимом Speranza — Надежда. В конце 2007 года, после специального опроса телезрителей корпорацией «BBC», Оскар Уайльд был признан самым остроумным человеком Великобритании. Он обошёл самого Шекспира и У. Черчилля. После освобождения из тюрьмы Оскар опубликовал несколько статей с предложениями по улучшению условий жизни заключенных. В 1898 году Палата Общин приняла «Акт о тюрьмах», в котором отразились многие предложения Уайльда. Оскар Уайльд ненавидел себя за то, что написал роман о Дориане Грее. По ночам его мучили галлюцинации: искаженное пороком лицо Дориана нависало над кроватью, грозило стать его лицом. Уайльд не знал. где и в чем искать спасения от творящегося ужаса. И вот однажды, уже будучи в Париже, он забрел в церковь: пылали свечи, звонкие голоса тянули «Анжемос», кругом был покой и умиротворение. Душевную боль как рукой сняло. Писатель признавался, что в тот момент он испытал чувство, близкое к экстазу. В один миг он, бунтарь и безбожник, стал глубоко верующим. Настолько, что в конце своей жизни принял католичество. Оскар был известен свои остроумием и чувством юмора вот ситуации в полной мере раскрывающие эту сторону его характера: Оскар Уайльд однажды встретился с уже не очень молодой актрисой и начал сильно хвалить ее последнюю роль. Актриса с притворной скромностью (очевидно, рассчитывая на другие комплименты) возразила: “Ну что вы! В этой роли следовало бы выступать более молодой и красивой женщине!” Уайльд галантно возразил ей: “Сударыня! Вы прекрасно доказали обратное!” Как-то Уайльда спросили, что он думает о том, почему и за что женщины любят мужчин. Уайльд ответил: “Женщины любят нас, прежде всего, за наши недостатки. Если у вас наберется их достаточное количество, то они простят вам все, даже ваш гигантский ум”. Однажды в каком-то казино Уайльд проигрался в пух и прах. Наличных денег у него не осталось ни одной, даже самой мелкой, монетки. Выходя из казино, писатель спросил у распахнувшего перед ним дверь швейцара: “Вы не могли бы одолжить мне двадцать франков?” Швейцар с поклоном протянул Уайльду деньги: “С удовольствием, сэр”. Уайльд величаво отстранил его руку: “Оставьте себе! Это ваши чаевые”. Один английский писатель, произведения которого не пользовались у публики никаким успехом, хотя он очень много писал, в отчаянии обратился к Уайльду: “Что мне делать с этим “заговором молчания” против моих произведений?” Уайльд ответил: “Вам не остается ничего другого, как тоже присоединиться к нему”. 18


Чашка Горячего Кофе. Тема номера Однажды таможенник, досматривая багаж прибывшего в Нью-Йорк британского драматурга, поэта и писателя Оскара Уайльда, широко известного своим остроумием, поинтересовался у высокого гостя, есть ли при нем драгоценности и предметы искусства, которые необходимо внести в декларацию. «Ничего, кроме моего гения», — ответил Оскар Уайльд. В США Уайльд столкнулся с одним страстным любителем заключать всяческие пари. Тот сделал писателю следующее предложение: “Выигрывает тот из нас, кто сумеет сильнее солгать, то есть тот, кто обнаружит превосходство своей фантазии...” Уайльд согласился: “Хорошо, начинайте вы...” Американец начал: “Как-то один американский джентльмен...” Уайльд любезно, но твердо прервал его: “Достаточно! Можете не продолжать! Вы победили!” Оскар Уайльд скончался в изгнании во Франции от острого менингита, вызванного ушной инфекцией. Он был похоронен в Париже на кладбище Баньо. Спустя примерно 10 лет Уайльд был перезахоронен на кладбище Пер-Лашез, а на могиле его установлен крылатый сфинкс из камня работы Джейкоба Эпстайна. На этом хотелось бы закончить знакомство с такими писателями, как Ганс Христиан Андерсен, Чарльз Диккенс и Оскар Уайльд. Но если вам было интересно, то в следующей статье, я расскажу о таких не менее интересных личностях, как Жюль Верн, Марк Твен и Агата Кристи. На этом все. Приятного прочтения великих произведений, не без сомнения великих писателей. Автор: Богинская Иляна

19


Чашка Горячего Кофе. Рассказы

Дневник сэра или воспитай оруженосца сам Часть 1 Лето 724 круга выдалось на редкость сухим, жарким и бездеятельным. Никакие дела не могли выгнать меня из дома и заставить гнать несчастное, едва переставляющее ноги животное, куда бы то ни было. Будь это «ни было» хоть адмиралтейством, казначейством, казармами столичного гарнизона, напрямую мне подчиняющегося... Сам дворец Его Величества, в конце концов! Даже ночью спать получалось лишь в комнате с распахнутыми настежь окнами, выводящими во внутренний дворик. А он, кстати, вроде как, не особенно за день и нагревался в виду отсутствия в нем прямых солнечных лучей. Каждое утро слуги разбрызгивали по старому щербатому камню, которым мостились двор и утопающие в цветах тропинки, воду. Испаряясь, она должна была наполнять воздух прохладой и давать хоть небольшое облегчение. Но, увы. Становилось лишь хуже. *** С тоски я уехал в родовое имение. Смысл сидеть в душной столице, если даже самые неисправимые интриганы и заговорщики выглядят снулыми рыбинами на дне пересохшего водоема? На фрейлин Ее Величества тоже без слез не взглянешь. Причем, без их собственных слез! Окружающие были настроены ко мне крайне доброжелательно. Вассалы проявляли радушие. Прекрасные дамы выходили на балкончики и выглядывали в окна, дабы кинуть цветы под ноги моему жеребцу. Прислуга просто порхала по дому. Учитывая то, что я проводил все дни у моря или, на худой конец, в личных купальнях, приставать со всякими странными поручениями к ней оказалось некому. Войн, интриг, подложных писем, предлагающих прогуляться в какое-нибудь милое аббатство, где меня под видом прекрасной дамы встретит дюжина-другая наемных убийц – тоже не было. И это удручало, чтобы не сказать хуже. *** В первую неделю осени я решил, что, если уж за два с половиной месяца не удосужился отрастить себе хвост, то можно дальше и не пытаться. Вылез на берег, наскоро оделся и отправился бездельничать в столицу. Неясно, какая муха сначала укусила меня, а потом и завела в замок Герольда Кардэ. Ничем хорошим попойка с этим господином не могла окончиться по определению. Выглядел Герольд отвратительно, чтобы не сказать хуже. Один большой одутловатый живот чего стоил! А седые пряди в редких волосах делали его почти стариком в неполные сорок. У меня, конечно, тоже серебра в шевелюре было достаточно. Но оно появлялось сплошь из-за обеспокоенности государственными делами. А уж моей выправке и умению держаться в седле и сейчас позавидовал бы любой юнец. *** Вспомнили прошлое. В свое время я и Герольд не особенно ладили, но оба мы расчувствовались, припоминая три так и не состоявшихся дуэли. 20

Воспользовавшись моим расслабленным состоянием и шестой (кажется) бутылкой, радушный


Чашка Горячего Кофе. Рассказы хозяин и посетовал на своего милого шалопая аж четыре года назад покинувшего стены отчего дома. Юный Анри, копия отца (и надо же, ничто при этих словах внутри не ойкнуло), был направлен для обучения и получения соответствующих изящных манер к какому-то столичному маркизу. *** Выслушивая рассказ о талантах юного Кардэ, я ухмылялся, закатывал глаза и старался думать о чем-нибудь постороннем. А хотя бы об Ее Величестве. Однако расслышав последнюю фразу о бескорыстном служении отечеству и успехах, не сдержался и скривился – как известно, все мы были когда-то оруженосцами и даже иногда оправдывали чьи-нибудь надежды. Герольд вздохнул и – вы не поверите! – заломил руки. Оказалось, что в столице Анри столкнулся с жутчайшей проблемой, и имя ее была смерть. Нет, слава Создателю, с мальцом ничего не случилось. Но вот маркиза, у которого тот служил, хватил удар (и тут тоже ничего не екнуло у меня под сердцем, видать, помешало содержимое очередной бутылки). Юный граф оказался озабочен поиском нового монсеньора, но не преуспел на этом поприще. Герольд и хотел бы забрать отпрыска в родовое гнездышко, но тот проявил свойственное всем Кардэ упрямство, и покидать столицу отказался наотрез. Кстати, в этом нежелании я юношу полностью поддерживал, достаточно сказать, что вместо запланированных двух дней в замке я проторчал неделю. А потом попросту сбежал – с похмельем, жуткой головной болью и обещанием взять мальчишку к себе. И вот тут-то и началось веселье. *** Анри Кардэ оказался юношей прекраснодушным, в меру возраста смышленым, застенчивым и, что особенно угнетало, самостоятельным. Проявлялись все эти качества в изрядно извращенной форме, то есть, азартности, несдержанности, нахальности и особенной нелюбви к неизвестно откуда взявшемуся южанину. Иной раз я удивлялся, как его не прибил еще прошлый господин. Зато, кажется, понял причину скоропостижной кончины сего достойного человека. Если я и был в чем виноват перед Герольдом, тот мог считать себя полностью отомщенным. *** За неделю, проведенную в моем доме, шалопай успел убить троих на дуэлях, подольститься к виночерпию и проиграться в пух и прах. Вот за последнее я и уцепился. - Юноша, а вы знаете, что на щелбаны играть некуртуазно, неазартно и даже как-то недостойно? Означенный молодой человек рассматривал меня, склонив голову к плечу и слегка кривя бровь. Явно не доверял, но так казалось еще интереснее. Часть 2 Потратив без малого месяц, я получил удовлетворения на два. Мало того, что пристроил оруженосца к кухне, то есть чистке картошки, так еще и получил сносного противника в тарок*. Учитывая, что третьего игрока попеременно заменяют то виночерпий, то домоправитель, задумываюсь над тем, не стоит ли пристроить малолетнего идиота (а мальчишки все такие) еще и в помощь прислуге. Обучающий момент у оруженосца – это нечто – во всяком случае, проигрывать мне не грозит довольно долго. 21


Чашка Горячего Кофе. Рассказы Малдисион*! Нужно быть полным полудурком, чтобы мухлевать и при этом проигрывать! *** Сегодня обнаружил чудо пока еще не в перьях чистящим картошку, уплетающим рябчика и запивающим все это вином трехсотлетней выдержки. Хорошо же устроился, паразит! Для острастки решил поучить фехтованию. Оба остались довольны. Я тем, что таки частично выколотил из русоволосой головы дурь. Он, видимо, удовольствовался встречей с более искусным соперником. Ну, так! На моей стороне опыт!.. Впрочем, он, как и многое другое – дело наживное. *** Отпустил на вольные хлеба поразвлечься. Результат – дуэль с двоими сразу, проигранная лошадь (туда и дорога, в Кардье отродясь хороших лошадей не держали) и отказ от игры вообще. - Юноша, проигрыш это повод стать лучшим, - говорю, а сам кусаю себя за щеку, чтобы не рассмеяться в голос. Дабы вытрясти дурь, гонял малолетнее недоразумение до седьмого пота. Пятью ударами отличился я, тремя – он. *** Решил пошутить. Подбросил Анри письмо, как бы от прекрасной дамы. Молокосос оказался с гонором – поверил сразу. Не учел, что на семнадцатилетних остолопов засматриваются либо дамы в возрасте, либо наемные убийцы. Впрочем, простительно, я в его возрасте попадался также. Для острастки на этот раз нанял троих висельников с указанием ни в коем случае не калечить (пусть земля двоим будет пухом). *** Поведал о шалости любовнице. Выслушал ряд нотаций о том, что с питомцами… ой, то есть оруженосцами так себя не ведут. Походу раскрыл заговор и случайно переспал с королевой. Впрочем, король может считать себя отомщенным: на самом интересном месте ввалился оруженосец, кинул удивленный взгляд и спокойно доложил о том, что отчет о ходе столетней войны готов и находится у виночерпия. И чего заходил?.. Кстати, учитывая то, что в Ее Величество влюблены все юнцы королевства, нужно с ним серьезно поговорить, а то еще на дуэль вызовет или, тем паче, траванет. Судя по тому, что в последнее время пью я, по большей части в его обществе, сделать это нетрудно. *** Напился с виночерпием. Рыдаю… от хохота. Кроме того, что Анри отписал причины конфликта и итоги столетней, так вдобавок описал на десяти листах то, как необходимо было действовать проигравшей стороне, дабы таковой не оказаться. На трех – даже вполне интересные идеи. Надо бы заняться с оруженосцем стратегией и тактикой. *** Снова спал с королевой. Вновь сунувшегося с какими-то глупостями Анри послал подальше. 22

Выслушал от королевы нотацию о том, что с питомцами, то есть с оруженосцами, так не


Чашка Горячего Кофе. Рассказы обращаются. Выяснил, что в тот момент, когда я с ее величеством ... кхм-кхм… Анри стойко защищал меня перед любовницей. Надо же, мальчик, похоже, все-таки принял меня за своего монсеньора. По крайней мере, готов, если надо, не выдать. Польщен, конечно, но… Напился по этому поводу с домоправителем. *** Узнал о том, что худышки вроде Ее Величества не во вкусе Анри Кардэ, а также получил дозволение спать с кем угодно по выбору. На пожелание идти подальше оруженосец отправился в бордель. Если еще и куртизанки станут меня обвинять в том, что с питомцами, то есть с оруженосцами так не обращаются – застрелюсь… из собственной шпаги. Потому как с ума сойду. И то, что меня полдвора уже считает безумцем – неважно. *** На этот раз Анри проиграл фамильный перстень и уже мою лошадь. Ну, положим, лошадь я выкупил, а кольцо… Пусть выпутывается, как хочет. *** Выслушал нотацию от виночерпия и домуправителя. Ну, ясно по какому поводу. Угроза второго лишить меня подхода к собственному подвалу, полного собственного же вина возымела действие. В тарок в доме прекрасной Эдит Лиз отыграл кольцо, прекрасно провел время и, кажется, нащупал очередной заговор. Ох, тьфу-тьфу-тьфу, лишь бы не сглазить: я за канцлером*, вероятно, десять лет как охочусь. *** Анри злился, но кольцо забрал. Наверное, он хотел вызвать обидчика на дуэль. Впрочем, необязательно. С нынешнего дня ему стало поразительно везти в карты. Похоже, научился шельмовать. За ради развлечения (ну, ладно, не только его одного) отправился чистить картошку сам. И на кой… то есть, для чего, нам столько чищеной картошки?! *** Заговор, действительно, есть. Более того, он набирает обороты, а корнями уходит аж в Рентию. Соседнее государство… мирный договор… пакт о ненападении. А когда это мешало интриговать и строить козни? Имел разговор с Его Величеством. Пришел домой злой. Напился один. *** Сегодня меня пытались убить. Грубо, некуртуазно, зато эффективно. Вряд ли с двумя десятками головорезов я бы смог и в молодости совладать. В последний момент появился Анри с отрядом слуг. Отбились. Держите меня четверо, а из парня все ж таки толк выходит. Пусть и недолжно так воспитывать оруженосцев, то есть питомцев... 23


Чашка Горячего Кофе. Рассказы Зато теперь можно заводить полный дом, то есть особняк, галдящей ребятни. Привычка нянчиться с недорослями угнездилась надолго. Приеду в Кардэ, расцелую Герольда. *** Сегодня. Бывший оруженосец выиграл войну. Сказал, что ради меня, при этом, как обычно, кривил бровь и слегка склонял голову к плечу. И пусть кто-нибудь еще хотя бы заикнется о том, что я не умею воспитывать! _________________________________________________ * ТАРОК - карточная игра, в которой используется колода из 54 карт, сочетающая в себе элементы обычной колоды и Таро. Тарок рассчитан на трех игроков. * Maldición – проклятье исп. * Ка́нцлер (нем. Kanzler, от лат. cancellarius — секретарь) — в феодальных государствах средневековой Европы — высшее должностное лицо, возглавлявшее королевскую канцелярию и архив. Светлана

24


Чашка Горячего Кофе. Рассказы

История одной мечтательницы Дара вышла из-под покрова осеннего леса и ступила на пологий, устланный рыжими иголками, берег меленькой речушки. Дойдя до воды, она порывисто опустилась на колени, умыла лицо и, не удержавшись, фыркнула. Так радостно и жизнеутверждающе, что даже побитый жизнью ёжик, которого она спугнула по пути, замер, не добежав до ряда сосен всего лишь пару тысяч своих ежиных шажков, и обернулся, в любопытстве шевеля единственным ухом. Девушка же отошла на несколько метров от воды и выложила на землю небольшие переносные динамики с подключенным к ним заранее проигрывателем. Задумавшись на мгновение, она нажала кнопку на матово-чёрной поверхности своего вечного спутника. Тихие звуки вальса спугнули ежа, что заинтересовался было в прямоходящем вторженце, и заставили Дару прикрыть глаза и повторить мысленно движения недавно увиденного ею танца. Под изумлённый шелест сосен она, до того неподвижная, сорвалась в стремительное, но неловкое движение; как ни старалась девушка, ей никак не удавалось попасть в сплетённую румынским (она прочитала в интернете) композитором мелодию! А на финальных аккордах и вовсе полетела носом в землю, не заметив под ногами выглядывающего из земли корешка. Ничуть не смутившись, Дара поднялась на ноги и, даже не отряхиваясь от иголок, продолжила свои попытки. Если бы её увидел в тот момент давешний ёжик, то признал бы в ней безусловную, пусть и потерявшую последний рассудок, родственницу. Но ежа на берегу не оказалось. Спустя ещё несколько неудачных попыток, она остановилась и снова стала вспоминать движения. Дара прикрыла глаза – ей было так удобней. Перед её взором появился огромный бальный зал, пустой и искрящийся от света тысяч восковых свечей. В центре стояла девушка в простом белом платье; непременных казалось бы украшений на ней не было вовсе: лишь изящный серебряный кулон покоился в ложбинке между хрупкими ключицами. Волна иссиня-чёрных волос рассыпалась по открытым плечам, а на девичьем лице застыло тревожное, но решительное выражение. Дара окинула зал взглядом, надеясь отыскать кавалера незнакомки, когда её слуха коснулись звуки шагов. – Не открывай глаза, – услышала она мужской голос, донесшийся из-за спины. – Я не желаю тебе зла. Звуки голоса, казалось, проникали в самые глубины её души, неодолимая сила и непоколебимое достоинство были в нём. Девушка с удивлением оглянулась, но никого не увидела на сияющем паркете величественного зала. Посмотрев же обратно, она натолкнулась на изумлённый взгляд незнакомки. Та смотрела чуть выше Дариного плеча и шептала что-то, едва шевеля губами. Дара нахмурилась и хотела было что-то сказать, как яркой вспышкой пришла мысль: «Не здесь, не в мечте. На берегу». Грёза осыпалась к её ногам мелкой хрустальной крошкой и девушка открыла глаза. Попыталась открыть: тело ей более не подчинялось. Всё что она могла – это стоять и прислушиваться к шелесту палой хвои под ступнями неизвестного. – Это была очень красивая мечта, – с досадой произнёс он, огибая девушку, – но ты хотела Танца. Невидимый незнакомец устроил её левую руку на своём, сокрытом незнакомой Даре тканью, плече. Ткань оказалась бархатистой на ощупь и источающей удивительное внутреннее тепло. Он прикоснулся к её талии и бережно, будто великую драгоценность, обнял девичью ладонь своими пальцами: Даре показалось, что за мягкими касаниями скрывалось нечто столь твёрдое, что даже сталь гляделась бы в сравнении с этим размякшим под солнечными лучами маслом. Странное ощущение овладело девушкой, но она не сумела облечь это ощущение мыслью. Игравшая до того

25


Чашка Горячего Кофе. Рассказы беспрерывно мелодия вальса прекратилась как-то вдруг и спустя секунду сменилась другой, смутно знакомой, музыкой. Музыка эта звучала теперь не от берега ручья, где Дара оставила проигрыватель, а буквально отовсюду. – Вдохни, – сказал он, начиная вести её в танце, – почувствуй мир вокруг себя. Смотри, не открывая глаз! Размеренный, волшебный ритм овладел всем её естеством. Она поняла, что к вальсу этот танец не имеет отношения, что он не имеет отношения ни к одному ей известному танцу. Но даже удивляться Даре стало неинтересно: она старалась запомнить движения. – Ты видишь звёзды? – спросил он вновь. – Они тоже танцуют. С самого рождения и до смерти, снова и снова! Ты видишь их? Ты должна видеть. Незнакомец отпустил её руку и одним слитным движением подбросил девушку вверх. Дара почувствовала, что летит. Попробовав закричать от сладкого ужаса – или воистину ужасающего восторга? – она не сумела выдавить ни слова, ни звука… но прозрела, неожиданно для себя. Сквозь ставшую уже привычной тьму проступили сияющие ненаглядным и нестерпимым белым светом пятна продолговатой формы: её руки, всё ещё вытянутые вперёд, тщетно ищущие оставшегося позади партнёра по танцу. Затем появились тысячи маленьких пятнышек самых разных форм и оттенков. Сперва бледные, они разгорались всё сильней и сильней по мере того, как она поднималась к неведомым горизонтам. Вскоре они затмили даже сияние свечей в пригрезившемся ей бальном зале. А после свет полился отовсюду. Похожий сперва на блёклый туманный саван, он становился всё ярче и распадался вместе с тем на мириады крохотных, с игольное ушко размером, искорок. Бесконечно чуждым человеческой повседневности оказалось это зрелище. Бесконечно близким – её мечтам. От охватившего её восторга, Дара забыла даже то единственное, что было ей подвластно: дышать. Она оставила попытки открыть глаза: когда ещё предстанет перед ней такое чудо? Спустя мгновение – или вечность? – её руку мягко перехватила чужая рука и знакомый голос произнёс: – Не бойся. – Я не боюсь, – ответила она, почувствовав в великом облегчении, что вновь обрела дар речи, – но кто же ты? – Спросила она и забыла ждать ответ. Вокруг них в сказочном хороводе проносились искорки-звёзды и величественно проплывали огни-галактики; музыка звучала будто бы яснее, чем тогда, когда они танцевали на берегу реки – ей показалось даже, что там, внизу, она услышала лишь далёкое эхо волшебной мелодии. Танцевали ли звёзды и созвездия под эту, как ей подумалось, музыку Вселенной или музыка сплеталась танцем звёзд? «Должно быть это тоже моя мечта» - подумалось ей. «Пускай и никогда они не походили на… это». Её мысли прервал ответ таинственного спутника: – Я – это я. Разве можно не быть собой? – Многие пытаются… – ответила она вполголоса и замолчала, устремив свой взгляд в одной ей известные дали. – Ты Бог, – прошептала она полуутвердительно и посмотрела новым – и единственным тогда – зрением на своего визави.

26

Девушка не увидела сгустка света, каковыми казалось ей всё вокруг и каким она сама себя представляла. Вместо этого её явилось существо странное и прекрасное. Он, пожалуй, мог бы показаться обыкновенным человеком, каких на Земле собрались многие миллиарды, если бы не некоторые отличия. Ткань, показавшаяся ей такой необычной и приятной на ощупь, оказалась кожей. «Или шерстью?» – задумалась Дара. Даже ладони его были покрыты этим удивительным, длиною всего в несколько миллиметров, но невероятно густым и нежным ворсом. Девушка поняла наконец, что же она почувствовала там, у реки, когда он взял её ладонь в свою. Что чувствовала она сейчас: он так и не выпустил её руку. А цвет покрова заставил её всерьез задуматься о том, что она


Чашка Горячего Кофе. Рассказы украла кавалера у незнакомки из бального зала: настолько контрастно смотрелась бы пара. Дара никогда до того не видела абсолютно чёрного цвета; теперь он летел рядом с ней, вырисовываясь на фоне окружающего великолепия силуэтом с идеально ровным контуром. Лишь глаза выделялись на чёрном фоне, ибо глазами был Свет. Первородный – она поняла это сразу – ничем не разбавленный Свет, на фоне которого меркли так завладевшие ею сперва звёзды. – Ты – Бог! – повторила она восторженно и громко, не допуская своим тоном и намёка на отрицательный ответ. – Бог? Кто такой Бог? Она не ожидала такой реакции: – Творец! Создатель… - она смутилась под испытующим взглядом прищуренных глаз, - … жизни, света и всего такого. – Глупости какие, – фыркнул он в ответ, – неужели в это кто-то верит? Мир сам творит себя! И это удивительно. Хаос, созидающий гармонию. Жизнь - как венец этого совершенствования. Вселенная всегда была: прежде неё не было времени. Вселенная всегда будет, ибо нет времени после. Я мало знаю о вашем народе, но до чего же вы страшитесь смерти… Наверное, вы и жизни от этого страшитесь? Ничто не бессмертно, девочка. Но и ничто не конечно. Всё, что встретит свой конец, отыщет и своё начало. Будь то звёздная пыль или Вселенная – разницы нет. Panda(Алексей Фрадкин)

27


Чашка Горячего Кофе. Рассказы

Коллекционер голосов - Мирита, вы договорились о встрече? - Да, мистер Кракроу, - ответила молодая высокая девушка, с прямой спиной и хорошей выдержкой, которая ей и позволила занять столь выгодное место работы, как офис самого богатого человека города. На ее глазах происходило много событий, узнай о которых посторонний обыватель, он бы схватился в ужасе за голову и никогда не возвращался в эти холодные бетонные стены. Но Мирита была не из тех людей, которые лезли в чужие дела и трепались попусту, что и сохраняло ей жизнь, возможно, до поры до времени... - Отлично! - удовлетворенно кивнул мистер Кракроу, средних лет мужчина с уже лысеющей головой и холодными глазами. Он всегда держал себя в форме, и его физической силе, как и складу ума, мог позавидовать любой. Благодаря своему упорству и железной хватке, этот человек смог сколотить миллиарды денег и стать самым богатым человеком Нового города. У мистера Кракроу было одно увлечение, его слабость, которому тот отдавался без остатка и делал все, чтобы получить желаемое. А желаемым были голоса. Он их коллекционировал и подходил к этому занятию с трепетом и большим терпением. Ведь найти, а еще и заполучить в свою огромную на сегодняшний день коллекцию лучшие голоса не только страны, но и всего мира - это тяжкий труд. Мистер Кракроу всегда получал желаемое и ни один человек не смог отказать отдать ему свой уникальный голос. Вот и сейчас в стеклянную дверь его кабинета на четырехсотом этаже неуверенно постучались, и когда хозяин кабинет ответил “да”, в нее вошел мужчина небольшого роста. Он был не уверен в себе, в руках крутил широкополую шляпу и старался не поднимать свои глаза цвета зеленого луга на мистера Кракроу. - Проходите, мистер Бурмюк, - Кракроу указал на стул напротив, и продолжил, когда гость присел, - вы знаете, зачем вы тут? - Да, мне сказала жена, когда от Вас пришел гонец. - хорошо. Тогда не будем тянуть! Я хочу купить у вас ваш голос, для моей коллекции. У меня как раз нет такого тенора. - Кракроу смотрел на Бурмюка пристально, не отрывая взгляда. - Но, как же я буду работать? Мои ученики ... мои песни...мне придется уволиться из консерватории! Тогда я не смогу прокормить свою семью! Я не могу согласиться на ваше предложение, - Бурмюк с негодование вскочил со своего стула, - простите меня мистер Кракроу, но мне пора. Всего доброго! - Сядьте мистер Бурмюк, - холодно сказал Кракроу. - Я не для того вас позвал к себе, чтобы выслушивать как вы будете кормить свою семью. Мне не понять этого, у меня семьи нет, так что все это неинтересно. И интерес составляет лишь ваш голос. Не волнуйтесь, я бизнесмен, а не вор, и красть его у вас не собираюсь. Поэтому предлагаю вам заключить сделку. - Какую? - Бурмюк провел языком по высохшим губам. - Ваш голос взамен на хорошее жалование в моей компании и дом в центре. Согласитесь, это более чем щедрое предложение, притом, что многие отдали бы мне не только свои голоса, но и душу только лишь бы получить то, что я вам сейчас предложил. Так что мистер Бурмюк не будьте дураком и соглашайтесь. - Я согласен, - вздохнул Бурмюк, а про себя подумал, как выгодно он продал свой голос. Рано или поздно, его все равно бы выперли из консерватории, да и платить за маленькую квадратную квартирку ежемесячно становится все дороже. Хозяйка, старая карга, решила свести своих 28


Чашка Горячего Кофе. Рассказы квартирантов со свету и подняла оплату. Мистер Бурмюк знал, что старуха хотела продать квартиру, но закон запрещал выгонять платежеспособных и примерных квартирантов. - Отлично! Мирита, моя секретарша все подготовит. Как только вы подпишите контракт, ваш голос будет моим! О, не переживайте вы так, говорить же вы сможете, только вот уже петь никогда не получится! Всего доброго мистер Бурмюк, у меня дела. Кракроу более не интересовал этот мужчина. Он склонился над бумагами, что были азложены на его стеклянном столе и более не обращал на Бурмюка внимание. Тот почувствовал себя не ловко, просеменив к двери, буркнул “до свидания”, и вышел. Кракроу недолго ждал. Через несколько минут в сейфе за его спиной раздался сигнал. Кракроу даже не повернулся, но слегка улыбнулся. Голос мистера Бурмюка занял свое место в небольшом черном ящичке, где отныне он будет храниться, как золотое украшение. - Мирита, - позвал Кракроу секретаршу, нажав на кнопочку в столе, - принеси мне воды и вызови машину. На сегодня хватит с меня работы. - Да мистер Кракроу, сейчас все сделаю, - поставленным исполнительским голосом ответила Мирита. За окном уже был поздний вечер, но город никак не хотел ложиться спать. Вокруг пестрели огни рекламы и яркие вывески. Множество народу бродило по узеньким улочкам, рестораны и бары зазывали к себе посетителей. Кракроу был доволен сегодняшним днем, провернуть три сделки по недвижимости, да еще и заполучить в свою коллекцию уникального тенора, это вряд ли кто мог сделать, кроме него. - Барстак, останови возле того кафе и купи мне булочек с шоколадом, хочу себя немного побаловать, - обратился к водителю Кракроу. Тот кивнул, и машина плавно притормозила на обочине. Водитель вышел и скрылся за дверями небольшой кондитерской-кафе. Вдруг до острого слуха Кракроу донесся тонкий чарующий звук, плавно переливающийся в красивую мелодию. И кто-то ее выводил. Кракроу не мог удержаться, и он вышел из машины. Источника мелодии нигде не было видно, но его это не остановило, и Кракроу пошел на слух. Голос становился все громче, все чарующе он звучал, затрагивая те струны души, о которой сам коллекционер даже не знал. Этот голос привел его к входу в подземку. Бурные аплодисменты и кучка народа, стоявшая полукругом. Когда Кракроу подошел ближе, то смог разглядеть молодую и красивую девушку, которая собирала монеты в свою шапку. А рядом с ней на инвалидной коляске сидел юноша, он держал в руках гитару и медленно перебирал тонкими пальцами струны. - О, мистер! Вы так щедры! - воскликнула девушка, увидев в своей шапке крупную купюру. Она удивленно посмотрела на столь щедрого зрителя, что коллекционера это даже позабавило. Видимо не все в этом городе знают миллиардера в лицо. - Спой! - требовательным тоном сказал он. - Что хочет услышать мистер? - вместо девушки ответил юноша. Он напряженно смотрел в лицо Кракроу и явно ожидал подвоха. - Мне все равно, лишь бы она пела! - коллекционер кивнул на девушку. Толпа оживилась. - Хорошо, - кивнула девушка и запела. В слова песни коллекционер не вслушивался, он впитывал в себя голос, который как мелодия самой жизни давал успокоение. Гитара зазвучала громче, нарастая темп. И голос последовал за ней, становясь все трагичней, яростней. Казалось, что голос сейчас сорвется, а вместе с ним и застынут сердца, что слушают его.

29


Чашка Горячего Кофе. Рассказы Не было никого рядом, ни людей, ни подземки. Коллекционер оказался в пустоте, мимо него промчались звезды, планеты становились все больше, а потом неожиданно ускользали из рук. Сотни птиц пели песню, и в тоже время это был всего один соловей. Он слышал стук своего сердца, и сердца других людей. А потом ... - Эй, мистер! - кто-то окликнул Кракроу. - Что? - не сразу понял, где он и что с ним. Оглядевшись, коллекционер увидел коридор подземки и расходящихся людей. - Мистер, что с вами? Вы в порядке? - спросила участливо девушка, что пела сейчас ему песню. - Все нормально, - растерянно ответил он. - Как вас зовут? - Нота. А это мой жених Лос, - девушка указала на юношу в инвалидной коляске. - Нота, приходите ко мне завтра, - Кракроу протянул ей свою визитку и, кивнув на прощание, быстрым шагом ушел из подземки. В эту ночь ему было не до сна. - Ты хочешь пойти туда? - кивнул на визитку Лос. Он перебирался из коляски на кровать. Нота, было, хотела помочь ему, но знала, что Лос оттолкнет ее, стыдясь своей беспомощности. - Нет, не хочу, - пожала плечами Нота и присела на краешек кровати, вертя в руке визитку коллекционера, - но для чего-то он позвал нас. - Не нас. Тебя! - Лос, прекрати! Я же ничего еще не сделала, чтобы ты на меня дулся! - Вот именно, что еще! Нота, я узнал его, того мистера. Это миллиардер Кракроу. - Ты уверен? - с сомнением посмотрела на Лоса Нота. - Конечно. Я недавно видел его на таблоидах возле центрального парка, где мы с тобой гуляли, помнишь? Ты еще тогда пела про цветы, а я разглядывал дома. Все думал, как бы мы хорошо зажили в одном из таких зданий. - Да, помню.... Не волнуйся, у нас все будет, только позже! - Нота тепло улыбнулась и положила свою белокурую голову на грудь Лосу. Так они и заснули. А на утро Нота твердо решила сходить к мистеру Кракроу. - Заходите, леди Нота, я вас давно жду! Уже и не надеялся вас сегодня увидеть. - Здравствуйте, мистер Кракроу. - немного смущаясь, поздоровалась Нота. Она оставила Лоса, дома одного и ничего ему не сказал, лишь наврала, что ушла за продуктами. И от того, что она без разрешения своего жениха пришла к самому богатому человеку города, ей было в двойне не по себе. - Присаживайтесь. Давайте перейдем сразу к делу. Признаться честно, я вчера был очень поражен вашим прекрасным голосом. Так поражен, что не мог спать ночью и все думал о вас. Кракроу встал из-за стола и подошел к двери, что была слева от него. - Позвольте мне вам кое- что показать, - коллекционер протянул Ноте руку, а та неуклюже встав с мягкого стула, чуть не уронив его, подошла к Кракроу и положила свою ладонь в его. Дверь открылась, и перед Нотой предстало длинное помещение с высокими стеллажами. На этих стеллажах стояли банки с какими-то светящимися комками внутри. Словно звезды сияли внутри стекла. - Что это? - ахнула Нота. 30


Чашка Горячего Кофе. Рассказы - Это моя коллекция! - с гордостью ответил Кракроу. - Пойдем, я покажу тебе все свое сокровище. Здесь собраны величайшие голоса планеты. Певцы, актеры, ораторы, дикторы! Все! Смотри, а здесь у меня хранятся самые редкие и непревзойденные голоса. Им я отвел специальное место. - Зачем вы все показываете мне? - Я хочу, чтобы твой голос стал жемчужиной моей коллекции! - Кракроу пристально посмотрел на Ноту. Он не мог больше сдерживаться. Его пьянила даже сама мысль об обладании таким уникальным голосом, как у Ноты. И возбуждало. Нота это заметила, и со страхом отскочила от Кракроу. Теперь она еще больше жалела, что пришла, сюда не подумав. - Ты станешь богата! Я дам тебе, все, что ты захочешь! Дом, деньги, украшения, власть. Все! Только отдай мне свой голос и ... себя! - У меня есть жених! И мы скоро поженимся! - Он калека! - Кракроу взял себя в руки и заговорил уже более деловым тоном. - Что он может дать тебе? Только нищету, а я буду холить и боготворить тебя! Поверь, мне было бы достаточно и твоего голоса, но ты красива и молода, а я уже не тот юнец, что был когда-то. Если ты будешь моей женщиной, то я дам тебе все, что только пожелаешь. Даже могу нанять лучших докторов, чтобы они излечили твоего друга. И дам ему денег на дорогу, обосноваться в любом городе страны. - Я не могу! И не хочу! До свидания мистер Крароу, - Нота развернулась и уже хотела уйти, как коллекционер схватил ее за руку. Он резко дернул Ноту на себя, так, что их лица оказались очень близко. - Подумай, о том, что я тебе предлагаю! - зашипел Кракроу, - Я могу забрать голоса даже у мертвых. И у тебя я тоже рано или поздно его заберу, только тебе решать, что ты сможешь с этого поиметь! Кракроу отпустил Ноту и та рванула из кабинета, не оглядываясь. И не успокоилась, пока не была от здания на целую милю. - Где ты была? - спросил с порога Лос,- и где продукты? Ты что ничего не купила? Милая, что случилось? Ты так напугана! - Лос! - всхлипнула Нота, и бросилась к нему. Юноша крепко прижал к себе девушку и шептал, что бы та успокоилась. Потом он все понял. - Ты была у него! У того богача! - Да. Прости меня! - Нота вытерла ладошкой мокрые щеки и виновато посмотрела на жениха. - Я думала, что он даст мне работу. И мы заживем, как нормальные люди. Сможем купить себе квартиру в том доме, о котором мы мечтали. - Нота, милая, ты не должна была ничего мне не говорить . А если с тобой, что случилось!... - Лос, он предлагал мне выйти за него замуж, чтобы я была жемчужиной его коллекции голосов. И деньги предлагал, если я соглашусь. - Ты... согласилась? Ты пришла, чтобы попрощаться? - голос Лоса дрогнул. - Нет! Я никогда не оставлю тебя! Слышишь! Никогда! Я очень тебя люблю! - Я тоже тебя люблю Нота! Как думаешь, он будет нас преследовать? - Коллекционер мне сказал, что может забирать голоса даже у мертвых, - Нота испуганно посмотрела на Лоса. - У мертвых? Нам надо уезжать! Куда угодно, лишь бы подальше от этого города! - Лос, погоди! Он ничего не сможет сделать! И никогда не заберет мой голос, даже после смерти, 31


Чашка Горячего Кофе. Рассказы - Нота тепло улыбнулась юноше и нежно поцеловала того в губы. Она больше не боялась и знала, что все будет хорошо. Что надо делать, чтобы спасти и себя, и Лоса. - Почему? - Потому что я дарю свой голос тебе! - О! Вы только посмотрите, как они прекрасно смотрятся вместе! - воскликнула слегка полноватая дама, средних лет в дорогой шубе. - Да-да, они изумительно подходят друг другу, - закивали ее подружки по клубу истинных леди. - Вы были на ее концерте в круглом театре в эту субботу? - Конечно, пропустить концерт самой дорогой певицы Нового города- это дурной тон! - Я слышала, что Кракроу, хотел заполучить себе ее божественный голос, но он потерпел неудачу, и теперь самый богатый человек города таковым не является. Его обскакал муж певицы! - ха! Кракроу зажрался! ну и хорошо, что ему не достался голос Леи, иначе мы не смогли наслаждаться им в полной мере. -Да-да, - закудахтали дамы и их взгляды устремились на ослепительно улыбающуюся пару. Молодой стройный мужчина с красивым лицом, стоял на ступеньках собора и страстно целовал свою новоиспеченную жену. дзихико(Анна Мороз)

32


Чашка Горячего Кофе. Рассказы

Мечта заветная Жил да был на свете один паук. Не было в нём ничего особенного: маленький, серенький, восьмилапый. Сидел он тихо в своём углу под потолком на неприметной паутинке и уныло глядел на мир четырьмя парами глаз. Все остальные пауки, завидев его, презрительно поворачивались толстым брюшком, специально выставляя напоказ красивый крест или другой не менее привлекательный узор. Так и жил бы паучок один, проклиная несправедливость этого мира, если бы не приключилось однажды поймать ему в свои сети старую платяную моль. Выполз он, значит, из своего укрытия, смотрит, а моль сидит на паутине тихо-тихо, не бьётся, не голосит, как другие бывало, а только тихонько так подхихикивает. Подполз паучок поближе и спрашивает: - От чего это ты так веселишься, старуха? А та глянула на него, да и отвечает: - А это от счастья, юноша. - Да какое же тут счастье? - не унимается наш членистоногий. – Я ведь тебя съем. - Обязательно, - радостно кивает моль. – Только вначале ты ведь укусишь меня, я засну, а ведь это самое главное для старого насекомого. - Быть съеденным? – удивляется паук. - Нет, тихо умереть во сне. Задумался паучок. Интересной показалась ему мысль старой моли. Неужто даже смерть становится нестрашна, если ты добился в жизни самого главного? Погружённый в свои мысли, он спустился на паутинке до самого пола. Видит, ползёт куда-то коричневый таракан и пыхтит так сосредоточено, по-деловому. Окликнул его паук. - Эй, ты, куда? - На кухню, - говорит таракан. – Хозяйка сегодня ночью в холодильник полезла, а на неё сверху кот прыгнул. Она так напугалась, что это муж её застукал, что кусок торта из рук выронила. Много крошек под холодильник попали. Так я проследил, чтобы она спать пошла, а теперь вот пировать иду. - Ну, приятного ужина, - пожелал воспитанный паучок и добавил. – Только прежде чем уйдёшь, ответь мне на один вопрос: - Есть ли что-то такое, что для тебя важнее самой жизни? Удивился таракан вопросу, усами шевелит, лапами на месте топочет, мыслительный процесс у него пошёл, значит. Думал, думал, вдруг как заорёт: - Есть! Есть у меня такое! Хочу хозяину в тот тапок нагадить, которым он вчера моего сто пятьдесят восьмого брата убил. - Так хозяин же не заметит ничего, - озадаченно говорит паук. - Вот то-то же и оно, - таракан довольно прищурился. – Зато кот хозяйский почует и обязательно перепометит всё по-своему. Почесал наш паучок головогрудь и обратно наверх отправился. Дополз до середины, смотрит, муха по оконному стеклу ползёт. - Муха, а муха, - говорит он заискивающе. Муха вся аж затряслась и ну в стекло головой лупиться. Паук подождал, пока она вдоволь

33


Чашка Горячего Кофе. Рассказы настучится и на подоконник отдыхать повалится, а потом и спрашивает. - Скажи-ка мне, муха, что для тебя важнее жизни? Видит муха, делать нечего, отвечать надо. Вон, восемь глаз как пристально на неё смотрят. Откашлялась она, брюшко зелёное почесала и отвечает, будто пионер речовку читает: - Есть у меня мечта. Если исполнится, то и умереть не жалко. Хочу найти где-нибудь место, где кучка навоза и лужица варенья всегда были бы рядом. И чтобы я могла пол дня валяться в одном, а потом ещё пол дня плескаться в другом, и так всё время, пока силы бы не оставили меня. Вот тогда бы я умерла счастливой. - Ох, муха, как ты дурой была, так дурой и останешься, - сказал паук и клацнул на неё зубами. Муха тут же зажужжала и снова в стекло принялась биться. Паук лапой морду накрыл, головой покачал и дальше пополз. А как домой вернулся, так и стал гадать, что бы такое придумать, чтобы тоже стало самым важным в жизни. Надо сказать, думалось ему неплохо: не мешал ни кто кругамито бегать, а потому и не заметил паучок, как новую сеть сплёл. Да не обыкновенную, как все, а зигзагообразную. Посмотрел он, значит, на результат нежданно-негаданно пришедшего вдохновения и побежал скорее других пауков звать. Те, как увидели, ну хохотать, чуть брюхо не порвали. А двое даже игру затеяли. Изловили где-то мошку-дрозофилу и принялись перебрасываться ею через необычную сеть. Та сначала испуганно верещала, а потом видит, паутина её не задевает, есть, вроде никто не собирается, ну и давай услужливо паукам подхихикивать, да слова обидные для творца за ними повторять. Расстроился паучок, хуже некуда, даже повеситься хотел. Жаль, только паутина у него для этого не подходящая, не с того конца торчит. Погоревал он пару дней, а потом решил новую сеть сплести. Эта ещё лучше прежней получилась: вся в завитушках красивых, кружочках. Эту паук уже не стал показывать собратьям, спустился вниз и таракана позвал. А тот лапкой смущённо шаркнул и говорит: - Э, друг, ты же знаешь, я ничего в этом не смыслю, да и отсюда видно плохо. А так, ничего, прикольно даже. Снова расстроился паучок. Не так сильно, конечно, как в первый раз, но всё же. Три дня глядел он на своё творение и посасывал свежепойманного комара с большим процентным содержанием алкоголя. Потом вдруг подорвался, шелуху комариную выбросил, да как примется рвать и топтать паутину, что аж треск стоит. Всю разорвал, уничтожил, и, тяжело дыша, спать повалился. А наутро за новую взялся. Так прошёл целый год. Паук плёл свои паутинки, рыдая рвал их на части, потом снова плёл и снова рвал. В сотый раз схватился он лапкой за очередную работу, чтобы разорвать её ко всем чертям, как вдруг видит, стоит хозяин в майке и трусах семейных, на потолок смотрит, и рот у него как-то неестественно распахнут, а глаза такие восхищённые, будто чудо какое увидел. Ну и паук тоже, замер, дыхание затаил. А хозяин как гаркнет: - Лиза, иди, посмотри какая паутина, да это же произведение искусства! Тут и хозяйка подоспела, стала охать, руками размахивать, на мобильник паучью сеть фоткать и взвизгивать так, радостно: - Ну, ничего себе! Я во всех соцсетях повыкладываю. Хозяин головой кивает. - Класс! – говорит. – Будет паутина в паутине. А наш паучок, наблюдая, как они потешно прыгают, да фотки в интернет выкладывают, горькогорько заплакал. 34


Чашка Горячего Кофе. Рассказы Наутро, когда хозяин с хозяйкой проснулись, чтобы на работу топать, первое, что они увидели, был их собственный портрет, сотканный из тончайших белых нитей, а внизу небольшими, аккуратными буквами было вышито: «Любимым фанатам от благодарного автора. Ваш П.» Gita_Ogg

35


Чашка Горячего Кофе. Рассказы

Неудачник (продолжение)

Часть 3. И снова... Спустя 749 лет... 700 очень многое способны изменить. Они изменили мир, изменили людей. Немного изменили меня. Бессмертие действительно было изобретено в 2534 году, но он мне не понравилось - становиться полу-машиной, полу-человеком это не для меня. Я люблю свое тело, люблю себя. И теперь я управлял миром. Даже двумя сразу: реальным и виртуальным. Сейчас уже даже сложно сказать в каком из этих двух миров больше людей - виртуальный мир понравился очень многим, ведь там можно почти все. И там нем кучи ограничений нашей глупой реальности. Я единственный собственник виртуальности и восьми заселенных планет Солнечной системы. Дальше человечество пока не прорвалось. В смысле, я пока еще не дал такой команды. До виртуального бессмертия пытались сделать бессмертие по средствам клонирования. Но увы, не все так просто. Создать близнеца - пожалуйста, а вот что бы он все помнил... Но зато получилось создать тело моему Джинну! Теперь он мой лучший друг и заместитель, Халиф.В общем все было прекрасно и замечательно до февраля 2764 года... Я как раз шел с чашкой своего любимого кофе из кухни на веранду. Посреди комнаты каким-то чудом я споткнулся и выронил свою чашку. - Блин! Ну что за фигня?! Придется идти за новой чашкой кофе, - выругался я, и отправился обратно на кухню. Через пару минут, когда я возвращался обратно, то еле удержал вторую чашку в руках. Кофе ровным узором разлилось по всей комнате(и почему робот-уборщик его еще не убрал?!), свет был выключен. Темноту рассеивали только свечи. По непонятной причине стереосистема играла какую-то загробную музыку и напевала что-то полумертвым голосом. Когда центр комнаты неожиданно озарился яркой вспышкой пламени, я все же уронил и вторую чашку кофе. В этот раз выругаться у меня не вышло - язык не слушался, а рот распахнулся создавая мне удивленное лицо. Через несколько секунд все утихло, и в центре моей комнаты стояло непонятно чудовище почти трехметрового роста и плевалось огнем. - Здравствуй, Григорий! Я явился по твоему приказанию! - прорычало оно. - Я никого не вызывал! Выметайся отсюда, и выключи эту противную дрянь! - прокричал в ответ я, пытаясь заглушить вой стереосистемы. В тот же миг звук стих. - Что значит не вызвал?! Сейчас... А так, это ж ты! Ну здарова! - чудовище неспешно сдулось до размеров уже знакомого мне дьявола. Только теперь он был в классическом строгом костюме черного цвета. И красной рубашке. Без очков. - Ты? - устало переспросил я. - Слушай, можешь отдыхать, я уже сам справился, не переживай. - Куда отдыхать?! Ты с ума сошёл? У меня куча дел! Мы должны устроить апокалипсис! Мы принесем Ад на Землю! - дьявол запнулся, - Ну и еще на Марс, Венеру и так далее... - фраза прозвучала немного неуверенно, но потом снова последовали пафосные речи, - Мы поставим все человечество на 36


Чашка Горячего Кофе. Рассказы колени! Кто не захочет повиноваться нам, те умрут в ужасных муках! - Я и так всеми командую, не надо! - возразил я. - Что? Кто? - немного смутился дьявол, - Ты ничего не понимаешь! Мы установим мировое господство, - с невообразимым пафосом продолжил он, - Весь мир будет у наших ног! - Сам этим занимайся, хорошо? - Не, мы вместе! И надо начинать сейчас же! У нас только 50 лет! - Что значит 50 лет? - переспросил я с опаской. - НУ там появится некий Адеолла, который тебя убьет, а меня свергнет обратно в Ад, - с улыбкой до ушей сообщил дьявол. Ну ты не парься, ты тоже в Ад попадешь. Я тебе все устрою: пытки выберу попроще, перерывы с дерзкими искусительницами. Будешь как сыр в масле. У нас там уважают всемирных диктаторов. - Я против, - сообщил я дьяволу и отправился на кухню за третьей чашкой кофе. - Сам разбирайся. - О, ты за кофе? И мне сделай, только покрепче... люблю кофе... - мечтательно произнес дьявол, - Делать все будем вместе. Тут ты не отмажешься. - И как же ты меня заставишь? - решил уточнить я. - Ну просто в любом случае, даже если ты откажешься что-либо делать, твое лицо будет везде, как символ революций. В общем, Адеолла придет за тобой. - Но мне и так хорошо! - Хорошо да не очень! - возразил дьявол, - Но ты не переживай, я тебе помогу. Сам вон видел каким я могу быть большим и страшным. И это еще не предел! У тебя просто потолки низковаты. Я поставил перед ним чашку кофе, и начал пить свое. - Не гостеприимный ты какой-то, - обижено сообщил мне дьявол, - Шоколадку не предложил. Хоть бы пирожное дал или сливки к кофе. - Обойдешься. Ты мне всю жизнь ломать собрался, - огрызнулся я, - Если сильно хочется, то сам себе наколдуй. Ты ж хвалишься тут, что “это еще не предел”. Вот, вперед. - Ой, ой, ой. Какие мы обидчивые! Ладно... - он щелкнул пальцами и на барной стойке возникло блюдо с шоколадом и пирожными, и кувшинчик молока, - Угощайся, я ж не жадный! - с укоризной в голосе сказал он. Я демонстративно кинул презрительный взгляд на блюдо и ничего не взял. - И надо будет тебе имидж сменить, - осматривая меня сообщил дьявол, - Ожерелье из костей, пару черепов... Ну в общем все в таком стиле, понял, да? - Я отказываюсь принимать в этом участие! Дьявол тяжело вздохнул. - Но Адеолла все равно тебя убьет, - грустно произнес он, - Так хоть повеселишься последние 50 лет, а? - Нет. Ты делай что хочешь. Можешь рушить все, что я создал. Использовать мое лицо. Говорить, что это все я. Но все делай сам, и не трогай меня, ок? - Ты уверен? - печально уточнил он. - Да. Полностью и безоговорочно. - Но ты понимаешь, что когда Адеолла будет меня свергать в Ад, мне придется сказать где ты и 37


Чашка Горячего Кофе. Рассказы как тебя искать? Я кивнул. - Я просто должен тебя предупредить, - виновато продолжил он. - Это не мой выбор, понимаешь? - Ты мог бы ничего не делать, - возразил я. - Нет, не мог. Я должен. Тут без вариантов. - Ну и сообщай, я сам с ним разберусь. - Не получиться, уже все предрешено, он тебя убьет. - Сам разберусь, слышишь? А теперь все, иди “приносить Ад на Землю, а еще на Марс, Венеру, и так далее”... - перекривлял его я. - Как хочешь... - он начал растворяться в воздухе, - Если что - зов... Конец фразы я уже не услышал. Вместе с дьяволом растворились его шоколадки, пирожные и молоко. - Угощайся, я ж не жадный! - перекривлял его я в пустоту, - Сволочь.

Часть 4. Еще + 49 лет, 11 месяцев и 29 дней... Всегда любил свой загородный дом. Он почти не изменился за те 700 лет, пока я живу здесь. Несколько раз правда полностью перестраивался. Но точно также как был построен с самого начала. Как не крути - я человек привычки. А тем более сейчас, когда так называемый дьявол, “правит миром”, активно при этом используя мое лицо. Якобы это я устроил весь этот беспорядок. Знали бы вы, что он устроил! Начал он с виртуального мира: умудрился превратить его в настоящий Ад. Жар, огонь, черти... В общем уже через пару месяцев после того, как он начал захватывать власть в мире, из виртуальности ушли все. Многие из тех, кто был привязан к ней компьютерным телом просто стер себя навсегда. Но и реальный мир оказался не лучше. Новый правитель Солнечной Системы, то бишь я, оказался жестоким тираном. Он уничтожал всех, кто пытался его ослушаться. Отряды “моих” подручных отрезали неверным уши, пальцы, носы; сажали на кол, расстреливали из оружия; разрубали на куски... В общем ужас. Я еле выдержал небольшой блок новостей и больше этой темой не интересовался. Посчитал, что за 700 с лишним лет я заслужил небольшой отпуск в тишине и спокойствии. Халиф жил недалеко от меня. Оказалось, что он очень любит разные науки, исследования и эксперименты. Именно он был первым, кто смог создать нормального клона. Такой вот курьез Человек, которого в XVI веке заперли в лампе, в XXIII клонировал людей. Не знаю, применял ли он при этом свои умения Джинна или нет, но получалось у него лучше все. Хотя с душой все же были проблемы... Цифровое бессмертие, тоже его рук дело. Так вот, он обитал в лаборатории недалеко от моего загородного дома и иногда приходил ко мне на чай. Послушать музыку, побеседовать о вечном, помолчать, но не в одиночестве, а вместе. И вот сижу я как-то на лесной опушке недалеко от дома, под многовековым дубом - он немного младше меня, сам его садил. Вдруг лес вокруг озаряется ярким светом и ужаснейшим механическим шумом. На металлическом подобии коня снося деревья на своем пути несется нечто белобрысое и машет мечем. Причем не простым мечем, а с электрическим лезвием - изобретение дьявола, будь он неладен - и кричит что-то. “Ну вот и все,” - подумал я, - “Надо попробовать его утихомирить, вдруг одумается”. 38


Чашка Горячего Кофе. Рассказы - Я пришел по твою душу Кровавый Григорий! - гордо воскликнул он, соскакивая с коня, - Теперь тебе не избежать смерти! - Слушай, парень, - я говорил уверенно и твердо, но подходить к нему близко не решался, - Тут небольшое недоразумение вышло... - Недоразумение это то, что ты еще жив! - воскликнул молодец, чем-то напомнивший мне Шварцнегера в фильме про Конана-варвара, - Я, Адеолла, убью тебя и низвергну в Ад! - Подожди, не спеши, я не тот за кого ты меня принимаешь! Это все дьявол сделал, а я тут был все это время! - Поздно, Кровавый! Теперь тебе не уйти от меча возмездия! - он кивнул в сторону своего клинка,- Твоего Темного Повелителя я уже низверг царство Тьмы! - Какого повелителя? Ты с ума сошел? Да он мне даже... - Ха-ха... Как же ты наивен, Кровавый, наверное ты думал, что это он служит тебе?! - от его громкого и пафосного голосу у меня потихоньку начинала болеть голова, - Знай же - Дьявол никому не служит! Он играл тобой словно игрушкой! - Он? Играл? Да ты видел этого коротышку?! Он меня даже уговорить на это все не смог! - Я уничтожил его! Теперь твой черед! - мои слова словно и не долетали до него. Может он уши не чистит, и надо говорить громче? - Я говорю, что я все 50 лет был здесь! - крикнул я. - В смысле? - немного расстроено переспросил Адлеолла. Видимо он действительно редко чистит уши. Либо шум его железного коня угробил ему слух... - Где здесь? - Вон в том доме, - не сбавляя голоса продолжил я указывая за спину герою. - Все эти 50 лет. Адеолла с опаской обернулся назад. На несколько мгновений, боясь упустить меня из виду. Видимо он полагал, что я хочу его обмануть и нанести удар исподтишка. Потом упер в меня свой взгляд. Молчание начинало затягиваться. Наверное герой немного завис. - Я был здесь, - медленно повторил я, - В этом доме. А беспорядки устраивал дьявол. Тот, которого ты уже убил. Понимаешь? Адеолла отрицательно покрутил головой. Выглядело это немного смешно - маленькая головка на такой большой шее. Но смех я сдержал, получилось. - Ну, что непонятно? - воскликнул я. А потом медленно продолжил - Он прикрывался моим лицом. Не знаю, сам в меня превращался или клона сделал. Но меня там не было. - Был! - уперто воскликнул Адеолла. - Я видел, в новостях. - Я же говорю: это был не я, а клон, понимаешь? - Был ты, - утвердительно произнес он. - Я понял! “Ну наконец-то!” - радостно подумал я, но видимо рано, он продолжил: - Ты пытаешься меня запутать! А ты хитёр... Поумнее Дьявола будешь. Не зря он тебя выбрал для своей цели... Но ничего у тебя не выйдет! - гордо прорычал он, - Я тебя раскусил! - Тебе бы орехи раскусывать, с такой челюстью... - чуть слышно произнес я. - Что ты сказал? - Сказал - какой же ты умный и сообразительный, я просто шокирован! - Вот именно! - сарказма этот парень не понимал... - Теперь ты умрешь! 39


Чашка Горячего Кофе. Рассказы Меч страшно зажужжал и затрещал в его руках. Лицо оскалилось в злобном оскале. “Что ж видимо хватит жить на этом свете, пора на тот...” - промелькнуло в голове. - УМРИ!!! - прокричал верзила, и... - Просыпайся! Слышишь, проснись! “Не дай Бог это все был сон” - промелькнуло в голове, - “Не хочу ни в школу, ни в университет... В каком возрасте я мог лечь спать, что так крепко уснул?”. - Григорий! Очнись! - голос не мамин и не папин... - Я знаю, что у меня получилось! Не могло не получиться! Халиф? О быстро открыл глаза. Халиф довольно смотрел на меня. - Это ты? Что помнишь? - Я... Этот.. Адеолла меня убил вроде. - Ура! Вышло! - его счастью не было предела. - Что вышло?! - Я словил твою душу! - Словил? Душу? - Да. Ты мне рассказывал, что тебя должны убить, вот я и занялся созданием нужной технологии. 25 лет ушло, но я сделал! - довольно резюмировал он. Я оглянулся, пощупал себя, пощипал. Действительно я, живой, в своем теле. - Тело я клонировал, когда последний раз к тебе в гости приходил, вчера. Так что оно почти такое же как ты покинул. Мне удалось! Ура! dinalt(Владимир Заричнюк)

40


Чашка Горячего Кофе. Рассказы

Ночь, полная Луна, лесочек По ночному лесу шел человек. Лет где-то около тридцати, судя по походке и телосложению борец, на спине - походный рюкзак. Видно было, что человеку глубоко плевать и на полную луну, и на непривычный вид ночного сосняка. Вернее, сосновый бор в ночи не казался ему непривычным - а естественный спутник планеты давал освещение достаточное, чтобы не споткнуться, идя с приличной скоростью. Время от времени этот не то борец, не то турист доставал из кармана какойто пакетик, что-то из него брал - и начинал неторопливо жевать. Птицы, поначалу притихшие при приближении человека, поняв, что он не представляет для них никакой опасности, возвращались к своим птичьим делам. Рысь, слегка подергивая ушами, следила за двуногим. Кошка знала, что эти звери бывают опасны. Она помнила, как двуногие убили ее мать, когда им с братом оставалось лишь три дня до окончательного расставания с ней - подросшие котята должны были покинуть гнездо и отправиться осваивать новые территории, обозначая свои охотничьи угодья. Рысь помнила все. Она терпеть не могла этих вечно меняющих шкуры и пахнущих на три заячьих лежки вокруг животных. Но ненависть в умном и осторожном звере мешалась со страхом. Человек, словно что-то почуяв, остановился. Плавно и неторопливо он повернулся и посмотрел кошке в глаза. Рысь приготовилась к схватке, решив разменять свою шкуру как можно выгоднее. Но уже в следующую секунду поняла - двуногий ее не видел, лишь догадывался о том, что именно в этих ветвях кто-то есть. Постояв секунд двадцать, человек вновь достал что-то из кармана, начал жевать... и пошел дальше. Хищница облегченно прикрыла веки - все же чувствовалась в двуногом большая опасность, которую глупые птицы просто не в силах были распознать - но тут же встрепенулась. Недалеко скрипнуло старое мощное дерево. Не от ветра. Так деревья говорят с другом леса. Боровик молча окликнул уже собравшуюся уйти - от греха - кошку. Зашипев с досады, та все же подошла к существу, которого боялись и уважали даже своры одичавших псов, не говоря уже об истинных жителях бора. Вопросительно взглянула на боровика, ожидая просьбы. Он всегда был миролюбив, никогда не приказывал - но зверям и в голову не приходило считать его доброту слабостью. Друг леса был и его силой - чаще спокойной и неторопливой, но иногда становившейся слепой и безжалостной. Силой, которую никому одолеть не по плечу - даже двуногим. Но их дурно пахнущие звери с прочными шкурами из лета в лето рушат лес, вскапывают вокруг него землю, шумят, сводя с ума наиболее впечатлительных обитателей - и сила друга леса уменьшается. Потому, что слабеет сам лес. Потому, что птицы и звери, рыбы и насекомые учатся жить за счет двуногих. Потому, что исконных хищников леса - лис и волков, изредка забредающих с гор медведей и даже рысей - вытесняют отрыжки человеческой ненависти - бродячие стаи, ставшие настоящим бичом их дома. Боровик еще мог иногда их усмирить - сил хватало. Но что будет, если стаи станут больше? Рысь встрепенулась. Друг леса попросил ее смотреть за двуногим, пока тот не выйдет из бора. Хищница тенью последовала за невозмутимым нарушителем лесного покоя, стараясь все время идти по ветвям - чтобы, если придется, наброситься на него сверху и увеличенным от прыжка весом и ударом когтей попытаться убить. Спина двуногого чуть заметно напряглась. Почуял. Странно, обычно люди вообще не в состоянии обнаружить зверя, пока не увидят его. Рысь, недовольно дернув ушами, продолжила наблюдение. <...> Лес ему в этот раз попался какой-то странный. С одной стороны, ничего особенного, лес как лес: корабельные сосны и стройные рябины, мягкий хвойно-травяной ковер под ногами, птицы, мыши, зайцы... С другой - что-то настораживало. Что конкретно, понять было невозможно - и это раздражало. То какой-то взгляд упирался в спину - один раз путнику даже показалось, будто он понял, откуда на него так смотрят - но, вглядевшись, ничего кроме ветвей он не увидел; то ощущение чуждости всего окружающего его леса - хотелось как можно скорее выбраться отсюда, что на самого путника было совсем не похоже. Не такой он человек, чтобы лесов бояться. И потому

41


Чашка Горячего Кофе. Рассказы через силу сдерживал шаг, старался идти как можно медленней, оглядываясь вокруг. “Неужели стал настолько впечатлителен? - спросил сам себя человек. - Это как, я теперь ночного леса боюсь? А то, может, и полнолуния? Начитался-насмотрелся, а теперь получите и распишитесь - так, что ли? Такими темпами скоро и оборотни всякие мерещиться начнут! Нет, похоже, просто давно не отдыхал. Надо бы завтра в баньку, после похлебать кваску, да поваляться на мягкой кроватке, а то нервишки ни к черту стали”. Успокаивая себя таким нехитрым образом - беседуя с собой - путник, тем не менее, все быстрее двигался к краю сосняка. Хотя опушки еще не было видно, но по шуму ветра чувствовалось, что идти уже недолго. Заметив, как что-то блеснуло в траве, отражая лунный свет, человек наклонился. В ту же секунду над его головой промелькнуло гибкое, едва заметное в ночном освещении тело лесного хищника. “Странно, - подумал человек, распрямляясь - для рыси рост имеет значение и в открытую, с земли она вряд ли атакует. - Вроде рыси на людей не охотятся. Или я чего не понимаю?” - решил он, обнажая нож златоустовской работы. <...> Промазала! Кошка тихо заворчала с досады, разворачиваясь к двуногому. Тот встал во весь рост, немного разведя передние лапы в стороны - так обычно делают медведи, показывая свою мощь и предупреждая о последствиях; на правой лапе тускло блеснул коготь. Рысь покосилась на него - один, зато большой... Глотку перехватит... Двуногий начал что-то дружелюбно ворчать, не глядя в глаза. Хочет убедить, что не нападет? С такими когтями? Кошка была уверена, что коготь на второй лапе он просто держит втянутым, не показывая до поры оружие. А даже если не нападет... Днем опять появятся другие двуногие со своими ломающими лес чудовищами - а они уж никого спрашивать не станут. Когда двуногих много, они ломают и жгут все, до чего могут дотянуться их звери или они сами. Шерсть на холке хищницы встопорщилась, в глазах сверкнула дикая ярость, сжигающая остатки страха, лишающая зверя инстинкта самосохранения; мышцы заиграли под шкурой... <...> Стой! Он - не враг. Я сам с ним поговорю. <...> “Видимо, кошка бешеная, - решил путник. - Сейчас бросится.” Он сделал шаг, развернув корпус боком и слегка пригнувшись - легче присесть и ударить снизу. Но рысь вдруг замерла. Человек готов был поклясться собственным здоровьем, что зверь был удивлен до степени, у людей характеризующейся как “сковородой огретый”. У рыси было такое выражение лица, за которое любой фотограф-анималист, не торгуясь, отдал бы год своей жизни!!! Но, видя, как она попятилась, прижимаясь к земле, путник встревожился. Кого испугалась кошка? Собак? Волков? Медведя? Качнув для успокоения нож, человек осторожно осмотрелся. Вроде никого, хотя это ни о чем не говорит: хищники умеют быть незаметными. Взять ту же рысь. <...> Слушай! Тебе здесь не рады. Уходи. <...> Чертовщина какая-то, решил борец. Вот уж чего он не ожидал - так это столь явных галлюцинаций. Судя по всему, не за горами и визит к психиатру... <...> Уходи, человек. Нет, ну что за народ нынче пошел, а? На все плевать, ни во что не верят, никого не слышат... 42


Чашка Горячего Кофе. Рассказы Творят, что в голову придет - а потом жалуются: пожары, дескать, дома поедом едят; реки, мол, на рыбу да раков бедны становятся; дожди-де не питают овощи, а губят их; вулканы-от, жара, мороз, туман, землетрясения, вьюги... Ну не обнаглели, а? Люди? Лю-уди! Сколько вам надо лесу выкорчевать, чтоб понять - загнетесь без него? Сколько можно над речками да озерами издеваться: выпрямлять их, “очищать” берега от кустов, выкашивать поймы, засыпать берега песком - чтобы понять, что чахнут они от такого обращения, вода в них гниет, рыба изводится? Сколько вам нужно еще землю вспахивать - все больше, больше и больше - чтобы понять, что однажды останетесь в обнимку с пустынею??? А? Люди? А доведете ведь так до пустыни, доведете... И будут с вами не понимающие боровики, хмурые таежники, да крепкие дубравники говорить; не смех русалок да пение лесавок слушать будете; не танцы мотыльков да светлячков наблюдать. Будете вы спорить с сухими и жестокими джиннами, ветрами песков бороться; будут красный да белый самум вам глаза выжигать; будут миражи над вами издеваться... Уходи, человек. Если ты сейчас уйдешь - завтра не придут другие. А значит, роща еще может расправить плечи да на ноги встать. Зверье, избравшее этот лес домом, не будет бежать из него. Молодой, тонкий еще подлесок не пойдет на жерди, а вырастет в гордых коричневых гигантов, дающих приют многим новым птицам и зверям, паукам и насекомым. Уходи, человек. Будь добр. <...> Выйдя на опушку, путник наконец остановился. Смахнул пот со лба, покосился в сторону сосняка. Сейчас лес казался ему монолитной стеной - не видно было даже тропки, по которой человек вышел из рощи. Показалось ли, нет ли - кто ж теперь скажет? Расскажешь - покрутят пальцем у виска или предложат успокоиться, отдохнуть. Да и вообще... И лишь полная Луна, повисшая в зените, понимающе улыбалась вслед человеку. <...> Азазелло

43


Чашка Горячего Кофе. Драбблы

Музыка внутри

Привет! А что вы кислые такие? Да ладно, знаю я, конец недели, зарплату опять не дали, шеф – сволочь пузатая, да и вообще, достало всё. Откуда знаю, если рожа такая довольная? Так я с работы шёл, о том же самом думал, и вот точно с таким же лицом как у вас, ребята. А потом я увидел её. Она шла по противоположной стороне улицы. Нет, не шла - танцевала. Я подумал: «Вот, очередное беззаботное существо, накрепко застрявшее в детстве». Народ глазел и улыбался, только как-то по-доброму, без насмешки. Я тоже решил понаблюдать. Долго за ней шёл, всё ждал, пока музыка у неё в ушах закончится, и она свой танец прекратит. Хотя, знаете, где-то в глубине души мне очень хотелось, чтобы она не останавливалась, не прерывала странного маленького чуда, происходившего на серой, осенней улице. Но потом я всё-таки решился. Перебежал дорогу, преградил ей путь и начал приставать. Ну не так, чтобы приставать, просто заговорил. Сказал что-то дурацкое, вроде того, как мне нравятся танцующие посреди улицы девушки и ещё несколько фраз в том же духе. Она слушала молча. Её большие глазищи лучились таким неподдельным счастьем, что я и сам невольно почувствовал себя счастливым. Но она явно не понимала того, что я ей говорю. - Девушка, выключите, пожалуйста, музыку на минутку, - я проиллюстрировал свои слова жестом, коснувшись собственных ушей и тут только заметил, что на ней нет наушников. Значит, она всё слышала, значит, просто играет со мной, либо я для неё – пустое место. Хоть бы улыбнулась ради приличия или ответила что-то. Я был разочарован. - Что вы слушали? – спросил я просто потому, что обрывать разговор вот так было бы нехорошо. Она на миг задумалась, поглядела себе под ноги и вдруг, заулыбавшись, вытащила из сумки большой блокнот и простой карандаш. Её маленькая ладошка вспорхнула над бумагой, будто палочка дирижёра. Я невольно залюбовался. Закончив писать, она повернула блокнот ко мне. На бумаге, красивыми буквами было выведено: «Прости, я не слышу тебя. По губам прочесть не могу, ты слишком быстро говоришь» 44


Чашка Горячего Кофе. Драбблы Во мне что-то перевернулось, будто мой мир разом решил вспрыгнуть на голову. Я отобрал у неё блокнот и карандаш. «Это ты прости, я не знал», - вывел я непослушными пальцами. Взглянув на листок, она беспечно махнула рукой. «Хочешь кофе?», - дописал я. Она отрицательно покачала головой и, подняв ладонь, указала на маленькое золотое колечко на своём пальце. Не знаю почему, но меня вдруг охватило такое чувство, что я потерял в своей жизни что-то важное. «Как же ты слышишь музыку?» Я всё ещё не мог поверить в то, что у неё нет плеера или ещё чего-то в этом роде. Как, в таком случае, она так ритмично двигалась? «Музыка внутри» - вывела она, вернув себе блокнот, и тут же спрятала его обратно в сумку. Снова одарив меня счастливой улыбкой, она помахала рукой и, пританцовывая, унеслась прочь. А я остался смотреть ей вслед, пока её маленькая фигурка не скрылась из виду. В тот момент я перестал сомневаться и понял, как легко быть счастливым не смотря ни на что, если у тебя внутри живёт музыка. Gita_Ogg

45


Чашка Горячего Кофе. Драбблы

Однажды

Однажды мы взлетим. В это аквамариновое небо с кляксами облаков. Мы будем свободны от самих себя, от тех обязательств, что взяли на себя, от проблем, суеты. Однажды мы сгорим. Вспыхнем в ночи, станем сверхновыми на краткий мир и сгинем в холодном космосе. Однажды мы улыбнемся друг другу и потеряем дорогу времени, свернув не туда. Однажды... однажды... никогда. Ведь один из нас не летает, второй не горит, а третий считает секунды. Но даже если мы разойдемся, все равно будем рядом. Вне времени, рамок, жизни. Avert

46


Чашка Горячего Кофе. Драбблы

Про ведьму

Однажды, я встретила на ярмарке одну свою знакомую товарку из Тридевятого царства, с которой когда-то крепко дружили. Я была несказанно рада нашей встрече. Мы крепко обнялись и стали делиться новостями. Рассказав о своей совсем нелегкой жизни в Восточных Пустошей, я жаждала услышать, что происходит в моем родном крае, где родилась и провела свое беззаботное детство. Товарка призадумалась, а потом начала с упоением рассказывать. — Ты помнишь бедную девочку, у которой умерла мать, а отец вскоре снова женился. — Конечно, помню! Бедняжка. Мачеха издевалась над ней, заставляя постоянно работать почерному. — Точно! И девчонка в итоге сбежала. Наткнулась в лесу на семерых братьев лесорубов. Те пожалели девушку, узнав о ее нелегкой судьбе, а она так и осталась с ними жить. Но потом, к счастью, а может и не к счастью, мачеха ее умерла. Ну и братья отправили девчонку к папаше. — Вот и хорошо, что хорошо все хорошо закончилось! — Ничего подобного! Она недолго у отца пробыла. Вернулась к лесорубам с одним лишь зеркалом в руках. Девчонка сильно изменилась. Стала такой злой и жестокой, что братья начали ее откровенно побаиваться. Житья им не давала, а потом и вовсе околдовала. Полегли лесорубы в доме рядком в стеклянных гробах. А девица и деревню после уморила. Никого не выпустила. Люди проезжающие мимо там камень с предостережением поставили, что б никто в ведьмовские когти не попал. — Да ты что?! Неужели она там так и бесчинствует?! — Нет, конечно! Пришли местные герои, девчонку эту, что в ведьму злую превратилась, сожгли. Братьев спящих, заколдованных, девки жаркими поцелуями из гробов подняли. А на месте дома того и деревни теперь яблони цветут. Ох, красота! Вот яблочков оттуда привезла. Купи – не пожалеешь! - Что-то не хочется… Я оставила товарку зазывать покупателей, а сама пошла домой. Про себя подумав, что в Тридевятом царстве ничего не меняется. дзихико(Анна Мороз) 47


Чашка Горячего Кофе. Драбблы

Солнце, звезды и трава...

Множество маленьких звездочек, нарисованных, как маленькие пятиугольнички. Немного ниже и правее - кружок солнца, с лучами-палочками. Следом луна из двух неровных полукругов, она слева. Еще чуть ниже, под всем этим небом девочка нарисовала множество человечков из кружочков, квадратиков, палочек и треугольников. А в самом низу сплошным неровным частоколом была нарисована трава, в которой скрывались ноги человечков. Закончив работу девочка внимательно всмотрелась в свой рисунок - все было именно так, как ей много раз рассказывал папа - звезды, солнце, луна, трава... Только люди вышли у нее немного не так, как в жизни. Но это было совсем не страшно, ведь главное не они, а все остальное. Девочка сама себе улыбнулась и беззвучно засмеялась. Но привал уже кончился и отец позвал ее идти дальше. Взбираясь ему на шею девочка еще раз посмотрела на свой рисунок, но кто-то из их отряда уже успел наступить на него. Человечки смазались и почти исчезли, но главное - осталось, и девочка вновь улыбнулась. В дороге отец ей всегда рассказывал о звездах и солнце, которые она никогда не видела. А зеленую траву он описывал так, что она словно сама дотрагивалась к ней, или держала губами небольшой стебелек(папа говорил, что это очень весело). Отец обещал, что они скоро покинут это скучное и серое место, где небо вечно затянуто густым смогом, а земля устлана слоем пепла,и она сама сможет увидеть солнце. И девочка верила ему, и поэтому ей совсем не было жалко, что вскоре рисунок совсем сотрется... Главное - скоро она сама все увидит! dinalt(Владимир Заричнюк)

48


Чашка Горячего Кофе. Драбблы

Старик и статуя

В нежном розовом свете статуя была просто божественной: ее не портило даже отсутствие кистей рук. Молодой человек, стоящий напротив, искренне любовался этим поистине нетленным творением. Он был художником, очень хорошим, под его кистью рождались картины, достойные мастеров древности, таких, как Тициан или Рафаэль. Глядя на статую, юноша втайне завидовал тому, кто умел так самозабвенно отдаваться своему творчеству, что, не замечая, пересекал пределы человеческих достижений, устремляясь еще выше. Из-за куста цветущей азалии за ним наблюдал угрюмый морщинистый старик. - Не правда ли, что все прекрасное непреходяще, пока мы мыслим теми же категориями, что и наши предшественники? - Неожиданно прервал он сладкие грезы юноши. - Что? - молодой человек с трудом оторвался от созерцания прекрасной статуй, - Ах, простите, я вас не заметил! Вы что-то сказали? - Я сказал: не правда ли, что все прекрасное непреходяще, пока мы мыслим теми же категориями, что и наши предшественники? - терпеливо повторил старик. - О, полагаю, вы правы. Я, правда, никогда не задумывался над этим, - смутился юный художник. - Уверен, что так и есть, - с непонятной горечью промолвил незнакомец, - это рок всех людей - не задумываться о самых фундаментальных основах собственного мироздания. Я некогда тоже был таким. - Вы философ? - с интересом спросил юноша. - Философ? Может быть и так. Но прежде чем стать им, я был величайшим из творцов, когдалибо рожденных землею. Мои творения были неописуемо прекрасны, они надолго пережили не только меня, но и само мое имя! 49


Чашка Горячего Кофе. Драбблы Я не вижу смысла называть тебе его: многие столетия прошли со времени, когда я расстался с телесной оболочкой, чтобы познать истинную природу вещей из уст своего Создателя. И вот, я вернулся в мир, некогда породивший меня, чтобы застать одного весьма способного юношу за созерцанием своего творения. - Так это вы создали эту чудесную статую! - в голосе молодого человека звучал неприкрытый восторг, - вы поистине величайший из мастеров! - Увы, это так, - с вздохом согласился старик, - но не подумай, что я доволен этим. Да, некогда я был бы весьма уязвлен, если бы кто-нибудь превзошел меня! Ныне же я скорблю о тех, кто, глядя на мои творения, восклицает: сотворить подобное мне не под силу! Мир стареет, мастерство угасает, если никто не пытается превзойти лучшего мастера, пусть даже не имея никаких шансов! Старик снова горько вздохнул, коснулся статуи грубой, мозолистой рукой. Его седые волосы на миг подернулись какой-то пеленой, сквозь которую проглянули черные, как смоль, жесткие пряди, которые словно пытались вернуть себе прежний, прижизненный вид. - Понимаешь, весь смысл существования человека заключен в совершенствовании. Не только себя, но и окружающих его вещей, и даже условий существования! А если процесс совершенствования остановлен вследствие возникновения препятствия, вроде этого прекрасного творения, то творчество начинает хиреть, а мастера теряют прежнюю хватку. И все живое оказывается под угрозой исчезновения, ведь мир, в котором ничего не меняется - обречен на смерть! Это и происходит здесь, в моем мире. Подумать только, что всему виной я сам! - Неужели ничего нельзя сделать! - воскликнул юный художник, потрясенный описанными последствиями, - и мир неминуемо погибнет? - У нас остался лишь один шанс. Это ты. Тебе необходимо достичь такого мастерства, чтобы превзойти меня, и создать творение, которое затмило бы все, созданное мною! И тогда мир сдвинется с мертвой точки, и родятся новые гении, которые смогут продвинуть творчество на новые горизонты. Но чтобы совершить подобное, тебе необходимо отринуть все стереотипы, шаблоны, клише, весь опыт созидания, накопленный человечеством. И начать с нуля, как поступил в свое время я. Но главное - у тебя не должно быть ни тени сомнения, что ты способен на это. Лишь найдя свой путь на тропе созидания, ты сумеешь спасти этот мир от гибели! Старик повернулся и медленно побрел прочь. Юноша пару секунд смотрел ему вслед, потом окликнул: - Но с чего мне начать, мастер? Старик медленно повернулся, в глазах его мелькнули искорки силы, и, наконец, ответил: - Для начала? - он окинул свое великое творение оценивающим взглядом, вздохнул, качнул головой, - Для начала возьми что-нибудь тяжелое и разбей эту статую. Ты должен избавиться от сомнений, а пока у тебя перед глазами будет мое творение, тебе вряд ли удастся от них избавиться. А теперь прощай. Он снова направился в никуда, а юный художник, взвесив в руке тяжелый молоток, поправил его: - Не прощай, а до встречи, мастер! И он повернулся к статуе, чтобы стать новым корифеем... Гардемарин 50


Чашка Горячего Кофе. Драбблы

Тишина становится тобой...

Я уже третий день прихожу по вечерам под твои окна. В раскаленном дневной жарой воздухе удушливо пахнет розами. Тяжелые бутоны покачиваются возле самого моего лица, чуть задевая нежными лепестками. Цветы охраняют тебя, твое забытье, но они так ненадежны. Боль от тонких кровоточащих царапин ничто по сравнению с той, то ширится в моей груди. Именно она помогает пробираться через живую изгородь, за колючую проволоку розовых кустов, чтобы встать под самым твоим окном и жадно ловить дребезжащие жалкие звуки расстроенного рояля. Мне не нужно видеть тебя. Я наверняка знаю, что ровно в девять часов ты спускаешься по витой лестнице в гостиную. Ладонь с тонкими артистичными пальцами скользит по перилам. Тихонько скрипят половицы под быстрыми шагами. За рояль ты садишься, будто бросаешься в воду с обрыва. Или решаешься на сложную, болезненную операцию. Горбишься, вжимаешь голову в плечи, но все же кладешь руки на черно-белый ряд клавиш. Замираешь и молчишь. Я тоже молчу. Вся природа застывает в ожидании рождения чуда. Но его не происходит. Несколько аккордов, неумелых, корявых, на уровне бесталанной школьницы пронзают вязкий, как сироп, воздух и еще долго висят в нем, словно вопрос без ответа. Тебе больно, ты закрываешь лицо руками, и я поступаю также. Я съезжаю по стене в сухую колючую траву. Тупо смотрю, как бегают по песку рыжие шустрые муравьи, и слушаю, как затихают в доме шаги. Тишина множится и становится тобой. Сил нет смотреть на это. Ты пришел ко мне прошлой весной. Во всем блеске своего величия - нежданным откровением, озарением, спасением. Твоя музыка вросла в меня с первых нот, оплела своими побегами и распустилась ядовито-красными цветами где-то глубоко внутри. Она окружила меня. Раздавалась из разбитых колонок, когда я сидел дома в кресле, или звучала в наушниках, когда я шел в университет или на работу. Всегда и везде со мной. Твой голос, низкий, чувственный, пробирающий до костей, твои стихи, задевающие за живое, твои мелодии, уносящие душу куда-то за пределы ведомого мира...

51


Чашка Горячего Кофе. Драбблы Я узнал, что когда-то твой первый диск разошелся миллионными тиражами. На концертах залы не вмещали то огромное количество желающих увидеть излучаемый тобой свет хотя бы издалека. Это было десять лет назад…А потом какой-то недоброжелатель плеснул тебе в бокал уксуса. Жизнь удалось спасти, но не голос. Его ты потерял навсегда. Единственными доступными звуками отныне стали тихий шепот и неразборчивые хрипы. Можно, наверное, было продолжить писать песни… Но главный инструмент вышел из строя, и ты погрузился в чернейшую депрессию. А когда, однажды, открыл глаза и огляделся по сторонам с готовностью жить дальше, оказалось, что и вдохновение ушло в неизвестном направлении. Ты остался лицом к лицу с одиночеством и забвением. Поселился в этом доме, переполненном тишиной, чтобы самому однажды превратиться в тишину… Мне стоило огромных усилий найти тебя. Даже твои соседи не знают, что рядом с ними живет легенда. «Угрюмый подозрительный мужчина средних лет, худой, вечно небритый, в потрепанной одежде…наверное, наркоман», - вот каков ты в глазах миловидной женщины из дома напротив. Когда я услышал эти слова, земля ушла из-под ног. Мне больно за тебя, ведь когда-то твои песни помогли начать новую жизнь…А теперь их создателя знает лишь узкий круг случайных слушателей, которым каким-то чудом попал в руки диск. И уже третий день я мучаю себя. Ежевечерний ритуал неизменен. Ты с трудом встаешь из-за рояля и, шаркая, направляешься к лестнице. Твоя комната – склеп ждет своего хозяина. Вскакиваю на ноги и перемахиваю через подоконник. Лезвие складного ножика выпрыгивает на свободу и ловит на себя закатный луч, окрашиваясь красным. Рановато еще…Я дышу тяжело и так глубоко, что болят ребра. Ты оборачиваешься. Смотришь непонимающе, но без страха. Улыбаюсь в ответ. Хочется пасть на колени и, рыдая, целовать руки своего кумира…Но вместо этого подхожу к тебе, хватаю за волосы и, притянув к себе, провожу лезвием по горлу. Ты не пытаешься ни отстраниться, ни загородиться. Просто оседаешь на пол, в лужу собственной крови. А я захлебываюсь истерическим смехом, присаживаясь рядом и гладя тебя по плечу… «Прости, - говорю я. – Не могу смотреть, как тишина становится тобой. Лучше ты сам станешь тишиной…» Lagrima-Cristy(Анна Кулакова)

52


Чашка Горячего Кофе. Фанфикшин

Первая встреча, последняя встреча Лакричные леденцы на воздухе ожили и начали вприпрыжку разбегаться, но ловкие русалочьи пальцы их хватали их на лету. Несколько леденцов упало в воду, но там их моментально словили. Пара штук досталась приплывшей рыбе. - А ещё есть? – в волнении пискнула опоздавшая русалка, тараща на волшебника большие выпуклые глаза. - Есть, конечно. – Дамблдор достал ещё кулёк. Пока русалочьи дети делили лакомство, Дамблдор заговорил со старшей русалкой: - Как у вас дела? Всё ли в порядке? - Всё хорошо, - кратко отозвалась русалка и на секунду отвлеклась, чтобы шлёпнуть двух мелких детёнышей, затеявших драку. - А как наш отшельник? - Хандрит, - ответила русалка и сделала кувырок в воде. - Заболел? – встревожился волшебник. - Нет, просто не в настроении. Как обычно. - А позвать его можешь? Русалка совсем по-человечески передёрнула плечами: - Да уж сколько раз звали, не идёт. - Ну, ещё раз. Мне очень нужна его помощь. Русалка понимающе кивнула: - Ладно, попробую. Она нырнула, а Дамблдор остался ждать на берегу. Солнце стало ярче и почти по-весеннему пригревало фигуру волшебника, медленно ходившего вдоль берега. Любопытные русалки долго следили за ним, но потом соскучились и расплылись в разные стороны по своим подводным делам. Дамблдор предавался воспоминаниям. В последнее время они часто стали его посещать, слишком часто. Стар он стал. Стар и одинок. Совершенно одинок. И самый близкий его друг, единственный друг давно его покинул. Дамблдор вспомнил их первую встречу. Они встретились на берегу пруда, маленького заросшего пруда недалеко от Годриковой впадины. Встретились и разговорились. - Привет! – сказал мальчишка и первым протянул Альбусу руку. День был такой тёплый, ясный и улыбка у мальчишки была такая же ясная и открытая. Как же давно это было! Целая вечность прошла…. Тогда они были молоды, полны сил и надежд. И его друг был молод, порывист и стремителен. Альбус любовался его силой, его целеустремлённостью, с восторгом внимал его идеям. Что же потом пошло не так? Они долго были друзьями, но затем страшная трагедия развела их. А потом они стали противниками и врагами. Нет, сам Дамблдор, пожалуй, не считал своего бывшего друга врагом. Вот только тот думал по-другому. 53


Чашка Горячего Кофе. Фанфикшин У берега плеснуло, высунулась русалка: - Плывёт. И она тактично нырнула в глубину. Дамблдор нервно сжал палочку: он и не надеялся на согласие. Солнце зашло за тучу. Огромный чёрный кальмар всплыл около самой кромки воды и уставился немигающими глазами. - Здравствуй, давно тебя не видел, - «сказал» кальмар мысленно, слегка шевеля в воде щупальцами. – Как у тебя дела? Дамблдор стал подробно рассказывать. Водный обитатель молча покачивался на воде, его внешность не выражала ничего. Возможно, он внимательно слушал, возможно, дремал. - Чего ты хочешь? – спросил он вдруг. - Помощи. Дамблдор показал кальмару руку. Кальмар подплыл совсем близко и почти вылез на берег. - Нет, тут я бессилен. Дамблдор вздохнул: - Да я и не рассчитывал. Солнечные лучи ярко засверкали, отразившись от водной поверхности. Кальмар прикрыл глаза: - Ты ещё что-то хочешь. - Может, вернёшься? Про тебя уже забыли. Кальмар шевельнул щупальцами: - Нет. Не хочу вспоминать. Неприятно. - Я сожалею, что так всё произошло. Шевеление щупалец: - Я теперь тоже. - Ты был великим волшебником… - Был. - Ты бы мог помочь… - Извини, но не могу. Прощай, Альбус. Большой кальмар бесшумно ушёл в воду. Тучи заволокли небо, снова пошёл мелкий дождь, переходящий в снег. А одинокая фигура осталась стоять на берегу, безнадёжно глядя в чёрные воды озера, ветер трепал мантию и длинную бороду. Великий волшебник Альбус Дамблдор смотрел вслед своему бывшему другу, великому чародею и анимагу Геллерту Гриндевальду. Илляна

54


Чашка Горячего Кофе. Фанфикшин

Разговоры за чашкой чая. №1. Волшебная палочка «Дёрнул же меня Мэрлин прийти сюда!» - ругал себя Снейп, остановившись в паре шагов от двери кабинета профессора МакГонагалл. Сегодняшнее приглашение на чашку чая от декана Гриффиндора было, пожалуй, самым странным событием за последний десяток лет. Никто и никогда не звал его разделить компанию, кроме, разве что, Дамблдора, да и тот, по большей части, предпочитал говорить о деле. То, что за обедом эта сдержанная женщина вдруг ни с того ни сего обратилась к нему, поразило Снейпа до глубины души. Он даже на секунду забыл о своей вечно угрюмой маске и, словно глупый подросток, хлопнув глазами, уставился на Минерву. - Так вы принимаете приглашение, Северус? – спросила она, невозмутимо глядя прямо в глаза растерявшемуся Снейпу. - Зачем это? – пролепетал он, не сумев взять себя в руки. Она усмехнулась, её рука дрогнула. Видимо, в этот момент она боролась с желанием потрепать смутившегося мальчишку по щеке. - Мне доставили замечательный чай, - ответила она с улыбкой. – Зная, какой вы ценитель, просто не могу не разделить с вами этой радости. Кроме того, сполна насладиться подобным напитком можно только в компании с хорошим собеседником. Минерва произнесла это так, будто говорила со старым приятелем и даже не обратила внимания на поперхнувшегося стейком Флитвика, который стал невольным свидетелем разговора и теперь принимал все мыслимые и не мыслимые методы самоусмирения, чтобы подобно преподавателю зельеделия не глазеть сейчас на МакГоногалл. Снейп удивился ещё больше. Признанный одиночка, хам и сноб он вряд ли мог предположить, что представляет интерес в качестве собеседника. - Так вы придёте, профессор? – повторила Минерва всё тем же спокойно-дружелюбным тоном. И зачем он так быстро закивал? Неразумно, по-ребячески. Теперь наверняка придётся хорошенько потрудиться, чтобы восстановить настолько подпорченную репутацию. А теперь ещё и топчется у её кабинета, вроде нашкодившего школьника. Нет, вся теплота чайных бесед мира не стоит того, чтобы вот так подставиться. Снейп вонзил ногти в ладони и слишком резко, до боли в связках, развернулся, чтобы поскорее убраться из этого места. В спину ударил поток воздуха, всколыхнул полы его мантии и по коридору разлился мягкий голос, заставивший разнервничавшегося профессора до крови прикусить губу. Она была его учителем. Всегда. Вот и сейчас он робел так, будто всё ещё её ученик. - Как я рада, что вы пришли, Северус. А я как раз думала о вас. Боялась, вы посчитаете меня неподходящей компанией для вечернего чаепития. И то верно, годы берут своё, знаете ли, и… Он обернулся. - Вы слишком строги к себе, профессор, - Снейп не узнал своего голоса, слишком мягко, даже приторно. Он невольно поморщился. Но тут же испугался, что она воспримет это на свой счёт и прогонит. - Я думал, что, как раз вам претит общение со мной, - поспешно продолжил он. Она улыбнулась. У Снейпа защемило в груди: так улыбалась ему мать когда-то давно. Так давно, что черты её лица уже почти стёрлись из его памяти, но вот эта улыбка, да, она была точь-в-точь

55


Чашка Горячего Кофе. Фанфикшин такой же. - Проходи, Северус. Ты не станешь возражать, если я позволю себе немного сгладить официоз? Он мотнул головой и, шагнув через порог её кабинета, осмотрелся. Ничего не изменилось. Разве что кое-где появились новые паучьи сеточки, но даже они смотрелись здесь уютно, будто бы были нарочно сплетены под неусыпным руководством хозяйки. Опустившись в предложенное кресло, Снейп с еле заметной улыбкой принялся наблюдать, как Минерва хлопочет разливая чай в прозрачные фарфоровые чашки, на каждой из которых мило беседовали пастухи и пастушки, совершенно позабыв про овец. - О чём вы хотели поговорить со мной? – спросил он, грея окоченевшие ладони о тёплые бока чашки. Минерва тоже взяла чашку и вгляделась в её содержимое. Нарисованные пастухи с пастушками бросили миловаться друг с другом и прислушались. Ожидая ответа, Снейп сделал глоток. Чай и вправду был великолепен. Чуть терпковатый вкус с едва уловимым оттенком липы и ягод сразу наполнил его душу непривычным спокойствием. - Почему вы не берёте сахар? – спросила Минерва. - Я глубоко убеждён, что не стоит портить хороший чай, добавляя в него сладости, - отозвался Снейп, сделал ещё глоток и чуть зажмурился от наслаждения. - А с вашей жизнью тоже так? Снейп поперхнулся. - Что? – он с громким стуком поставил чашку на стол. – Вы позвали меня, чтобы обсудить мою жизнь? Он даже задохнулся от негодования. - Всё никак не оставите попыток расшевелить меня, да, профессор? Мне казалось, я ясно дал понять, как только появился в стенах этой школы, что ни вам, ни кому-то другому не позволительно совать свой нос в мои дела! Он попытался встать. Профессор устало вздохнула, но не стёрла улыбки с лица. - Сядь, Северус, - почти ласково сказала она. – Сядь, и успокойся. Поверь, меньше всего на свете я хотела бы обсуждать твои поступки. Снейп сузил глаза и недоверчиво взглянул на неё. - Что же, в таком случае, вам от меня нужно? - Хочу спросить твоего совета. Снейп хмыкнул, но МакГонагалл сделала вид, что не заметила и, кашлянув, внимательно посмотрела на собеседника. - Что ты делаешь, когда палочка вдруг приходит в негодность и её уже невозможно починить ни одним из известных заклятий? - Почему именно я? К чему вы клоните? – Снейп вновь попытался встать. - Просто ответь на вопрос, Северус. – она едва коснулась его руки. - А что тут делать? – вспыхнул он, отдёрнув руку. – Выбросить и дело с концом. - И что потом? – Минерва задумчиво провела кончиком пальца по ободку чашки. - Понимаю. Вы издеваетесь, так? – Снейп не столько спросил, сколько постарался уколоть собеседницу, а заодно и подтвердить свою догадку. 56


Чашка Горячего Кофе. Фанфикшин Скорее всего, МакГонагалл решила отомстить ему и выставить идиотом перед остальным преподавательским составом. Вот только он никак не мог вспомнить причины. Хотя, если быть честным, он всё время делал и говорил то, за что его в средние века уже три десятка раз бы отравили, пару сотен раз придушили подушкой и один раз истыкали кинжалом от макушки до пяток. - Ничуть, - Минерва удивлённо глянула на него из-под очков. – Я в отчаянии и не знаю, как мне поступить. Она порылась в складках своей мантии и выудила на свет сломанную в трёх местах палочку с выдернутым и подпаленным волосом единорога. - Вот, что ты об этом думаешь? – МакГонагалл протянула изуродованный предмет Снейпу. - Ого! Кто это вас так? – не удержался от возгласа тот. - Неважно, - она беспечно махнула рукой. – Мало ли способов. Всего на миг Снейпу показалось, что хитрая улыбка тронула уголки её губ. Но нет, она оставалась такой же огорчённой, как и была, когда только заговорила о палочке. Снейп повертел пострадавший предмет в руках. её.

- Вряд ли с этим возможно что-нибудь сделать, - заключил он. – Думаю, вам придётся заменить

- Да что ты? Как можно?! – воскликнула Минерва, выдернула полочку из рук шокированного Снейпа и, прижав к груди, всхлипнула. – Дороже этого у меня ничего нет. Теперь настала очередь Снейпа уговаривать расстроенную женщину. Он слабо себе представлял, как это делается, но понимал, что в таком состоянии её точно нельзя оставлять. - Это всего лишь предмет, - осторожно начал он. – Нельзя так привязываться… - Сам ты предмет, - Минерва капризно дёрнула плечом. – Она - друг. Всё, что я помню хорошего связано с ней. Никто и ничто не заменит её. - Я вас не узнаю, профессор, - Снейп начал злиться. – Вам никогда не было свойственно подобное ребячество. Отдайте! Он вырвал из рук женщины её палочку, взмахнул своей и процедил короткое заклятие. Поверженный предмет рассыпался в пыль. Оттерев ладонь о мантию, Снейп вручил Минерве остывшую чашку и ещё одним заклятием подогрел чай. - Пейте и забудьте. Её больше нет, найдите себе новое увлечение, - одними губами он выругался. - Что ты наделал? – убито протянула МакГонагалл. – Как ты мог? Она приложила платок к глазам. Всхлипы участились и усилились. Снейп окончательно вышел из себя, он вскочил с кресла так, что испуганные пастушки попрятались за спины своих пастухов. - Вы взрослая женщина, наконец, вы – учитель, декан! И позволяете себе попадать в зависимость от обычной палочки? От предмета, который даже не способен проявить к вам ответные чувства? Я удивлён, профессор! Как можно быть таким ребёнком? В вашем-то возрасте… Снейп осёкся. МакГонагал смотрела на него абсолютно спокойным, тёплым взглядом. Её глаза были сухими, а на лице не осталось и тени отчаяния. - Вот и я часто задаю себе этот вопрос по отношению к тебе, Северус. - А вы чудесная актриса, - зло прошипел Снейп. – Браво. - Прошу тебя, не сердись, - она подала ему чашку. – Выпей чаю и подумай. Возможно, в твоих словах о зависимости кроется истина. Я просто убеждена, что так и есть, а ты? 57


Чашка Горячего Кофе. Фанфикшин Снейп сел и потёр лицо руками. - Не понимаю о чём вы, - наконец, выдавил он. - Думаю, что понимаешь, - Минерва осторожно коснулась его плеча. – Мне больно смотреть, мой мальчик, как ты терзаешь себя. Ты зависим от того, что даже не может проявить к тебе ответных чувств. Не ты управляешь чувствами, а она управляют тобой. Она протянула руку, аккуратно вынула из пальцев Снейпа его палочку и положила на раскрытые ладони. - Что стало бы, если бы она вдруг вышла из-под контроля? - Я бы уничтожил её, - выдохнул Снейп, завороженно наблюдая за отблесками свечей на отполированном дереве. - А если бы не смог? - Невозможно. - Просто представь. Он помолчал. - Одно из двух: либо я её, либо она меня. - Так и есть, - МакГоногалл вернула палочку Снейпу, тот покрутил её в руках, поёжился и убрал подальше с глаз. – Если не одумаешься, твоя любовь уничтожит тебя. - Я уже уничтожен, - тихо сказал Снейп и умоляюще глянул на МакГоногалл. – Давайте на этом закончим. - Нет, - она покачала головой. – Если бы ты не пришёл сегодня, я бы так и подумала. Но твой визит говорит мне о многом. Твоё сердце всё ещё бьётся и, хотя оно уже не способно согреть тебя, оно вполне ещё может согреть кого-то другого. - Вряд ли это кому-нибудь нужно, - горько усмехнулся Снейп. - Поверь мне, Северус, я гораздо старше и вижу то, чего ты заметить не в силах. - Что вы имеете в виду? – Снейп сильно сжал подлокотники кресла. - Просто оглянись. Ты ведь давно не делал этого. Поверь мне, всё получится. Она улыбнулась. - Прости, но вынуждена попросить тебя покинуть мой кабинет. Поздно, да и чай закончился. Снейп кивнул и поднялся. Уже у двери он обернулся, взглянул на человека, которому от чего-то доверял не меньше, чем профессору Дамблдору и с надеждой спросил: - Профессор, а у вас получилось? Она тяжело вздохнула. - Нет, Северус. Нет.

58

Gita_Ogg


Чашка Горячего Кофе. Фанфикшин

Театр абсурда.Пешка на краю стола (Зеро Кирию; мельком: Ридо Куран, Кайен Кросс, Ичиру Кирию) - У вас проблемы. – У Кросса по спине пробежались холодные мерзкие мурашки, которые зарылись где-то на затылке в волосах, спрятавшись и заставив невольно поежиться. Уж больно знакомый голос раздался в темноте кабинета, где проводятся совещания. Где-то кто-то щелкнул переключателем, и тусклая лампочка загорелась, освещая помещение и давая охотникам лицезреть восседающего на месте Главы Гильдии Зеро Кирию, который бесцеремонно закинул ноги на стол, откинувшись на спинку стула и держа в руке верную Bloody Rose. Кажется, его никак не волновал тот факт, что его могли без предупреждения застрелить, проткнуть катаной сердце или еще что похлеще. От охотников можно многое ожидать, как и от вампиров. Те еще хищники. - Кто объявился, - с каким-то уважением хмыкнул Тога, который первый из всей компании пришел в себя. – Ну и хули? - А нехули. – Огрызнулся сереброволосый юноша. – Я все еще охотник, Ягари-сэнсэ-э-эй. – Протянул Кирию, не улыбнувшись, а оскалившись, обнажая аккуратные острые клыки, но глядя немигающим взором лиловых глаз. – Есть у меня наводка, что Король решил устроить кровавый пир во время чумы. Вы по уши в дерьме, господа основное блюдо. ** Слишком внезапно и быстро - за какой-то год власть в Гильдии взял в свои руки охотник Зеро Кирию. Кроссу оставалось только догадываться, что же способствовало такому перевоплощению приемного сына, ведь жалкие пять с лишним месяцев назад юноша безучастно вел себя по отношению к будущему своему посту Главы. Хотя Кайен не упускал такой возможности, что Зеро решил преподать Курану урок за то, что тот сделал его своей пешкой в мучительно-долгой шахматной партии начавшейся для выжившего близнеца чуть ли не с момента рождения. Кирию старался контролировать все, до чего мог дотянуться, услышать или увидеть. Но в частности большее внимание уделял подготовке юных охотников и статистике участившихся нападений вампиров на людей и друг на друга. Помогали же ему Ягари с Кайто в тех вопросах, которые для Зеро были еще темным лесом. Да и для Кросса «сынок» нет-нет да найдет дельце, чтобы «скучно не было». Зайдя в свой бывший кабинет, Кросс застал «сына» за сборкой и разборкой оружия. - Что случилось, Зеро? – Не видя смысла скрывать свое беспокойство, спросил Кросс, проходя внутрь и садясь напротив рабочего стола Главы Гильдии. - Вы знали? – Вопросом на вопрос. Видимо, что-то серьезное задело и так не сладко поживающего юношу. Да и тон: холодной, властный, почти без лишних эмоций. «Маска». Не нужно быть гением, чтобы вспомнить – лучшей защитой является нападение. - О чем ты? - О плане Курана. – Бережно, словно любимую, положив пистолет на кипу бумаг, Кирию поднял глаза, глядя на своего опекуна, переплетя пальцы в «замок» перед своим лицом. «Защита». - Нет. – Неверие и подозрение в глазах юноши, которого взял под свое крыло охотник, Кросса задело, но уже ничего не поделаешь. Процесс запущен, и только один способен его остановить. Хотя бы потому, что больше никого к себе так близко не подпустит. 59


Чашка Горячего Кофе. Фанфикшин - Зеро, а не слишком ли… - Не слишком. – Резко прервал начавшего говорить мужчину Кирию, хлопнув ладонями по столу. – Завтра, в шесть утра жду у себя в кабинете. – Тоном, не терпящим возражения, произнес сереброволосый, откинувшись на спинку кресла и устремив взгляд аметистовых глаз в окно, всем своим видом показывая, что разговор окончен. Поднявшись со своего места, Кросс окинул взглядом о чем-то своем задумавшемся молодого охотника так обманчиво сейчас расслабленного и вышел. Спорить не хотелось, лезть в душу – тоже. Остается надеяться, что Кирию вскоре сам все расскажет. Когда дверь за опекуном закрылась и перестали быть слышны шаги в коридоре, Зеро бросил книгу в лампочку, тем самым погружая помещение в темноту. За спиной у Главы появились две тени. Одна из них представляет собой юношу с длинными серебристыми волосами, собранными в низкий хвост лентой, на конце которой был прикреплен колокольчик. Младший брат выполнил свое обещание – всегда находится рядом. Вторая тень – взрослая копия Короля вампиров, но с разноцветными глазами. Ридо Куран ухмылялся, одна его рука находилась на плече у Зеро, словно поддерживая всю его авантюру, которая будет стоить ему жизни. Каждому из присутствующих здесь есть, за что мстить Королю. - Что ж, Куран, ты добился своего. Хотел сделать из нас с Ичиру живое оружие, способное уничтожить всех чистокровных? – Тихо произнес Кирию, чуть наклонив голову и прикрыв горящие алым глаза, затылком чувствуя присутствие единственно-родного человека, которого не смог уберечь. – Хорошо же ты все рассчитал. Я буду оружием, но тем, которое пойдет против тебя. Черная пешка, дошедшая до противоположного края поля, стала Королевой. Kir Lugaru (Мария Гардер)

60


Чашка Горячего Кофе. Конкурс

Тень Некогда прекрасный город. Вероятное, но не обязательное будущее. Дождь... Небесный душ для зловонной туши города, испещренной червоточинами узких улочек. Некогда прекрасный мегаполис умер. Стервятники, терзающие агонизирующее тело и паразиты, пожирающие его изнутри - вот нынешние обитатели города. Люблю начало осени за теплый дождь, омывающий огромный жертвенник, в который превратилось это место. Честь, совесть, верность - все хорошее, что еще оставалось в людях, алыми каплями стекло по языческому камню, в угоду Хаосу. Но дождь позволяет ненадолго поверить в иллюзию очищения. Во время дождя и я чувствовал себя чище... *** Порт давно уже стал территорией банд. Не какой-то конкретной группировки, нет - здесь решались вопросы, делились точки, распределялись доли, устраивались заговоры и заключались союзы. Я стоял между контейнерами, стараясь не слышать слабые стоны людей, доносящиеся из них. Обычные человек вряд ли смог бы расслышать детский плач, какой-то невнятный лепет и всхлипывания, приглушенные дождем, барабанящим по крышам. Но я слышал, и это было настоящим испытанием моего хладнокровия. Тьма послушно окутала меня, закрывая от нежелательных глаз, делая меня частью дождливой ночи, растворяя в ней, словно призрака. Если задуматься, я и был призраком, духом мщения, снова обретшим плоть лишь для того, чтобы воздать по заслугам тем, кто отнял у меня все то, ради чего стоит жить. В центре пятачка света от одинокого фонаря стояли двое. Светловолосый громила в спортивной куртке и высокий, широкоплечий мужчина в дорогом плаще. - Ну что, готовь бабки, компаньон - здоровяк постучал широкой, словно весло, ладонью по одному из контейнеров, гулкое металлическое эхо исказило тихий детский плачь. - Товар - высший класс. Товар... Я едва сдержал желание перерезать ему глотку, до боли стиснув зубы, до хруста сжав кулаки. “Нельзя размениваться на малую справедливость, когда на кону стоит все”, - убеждал я себя, чувствуя, как холодный огонь ярости разъедает сердце. Сначала нужно было узнать, куда отправятся контейнеры, а уж потом - освободить пленников. - Егор, я тебе говорил - в прошлый раз хозяин был недоволен, - грубый голос широкоплечего бандита, стоявшего ко мне спиной, показался знакомым. - Девки какие-то щуплые, больные, мужики тоже какие-то чахлые, для боев вообще не подходят... Больше половины на запчасти разобрали, еле отбили затраты на твои услуги. Знаешь, что сейчас на рынке органов творится? - Стоп-стоп-стоп, - Егор поднял перед собой руки. - Здоровеньких богатеев не достать - у них в охране бойцы - ветераны Европейской Войны, не ровня моим и твоим недоучкам. Все здоровые парни - в бандах, все ладные девки - на улицах и в клубах... Так что, о качестве материала и говорить нечего... - Хватит болтать, - оборвал его собеседники, и вдруг посмотрел прямо на меня, словно и не было темной завесы, способной укрыть меня от любого живого взгляда... Лишь когда бандит отвернулся, я понял, что он меня не видел. Чувствовал, но не видел. Я продолжал ломать голову над тем, где его видел, не забывая вслушиваться в разговор преступников.

61


Чашка Горячего Кофе. Конкурс - Эти - такие же? - спросил обладатель дорогого плаща, кивнув в сторону контейнеров. - Если да, придется сделать скидку. - Да нет, эти помоложе будут, - усмехнулся бандит и почесал длинный шрам, уродовавший левую щеку . - Девки лет по восемь-десять, пацаны - тоже молодняк. Вроде бы крепенькие такие, здоровенькие... - Мама... - донеслось из чрева контейнера, на который я оперся левым плечом. - Мама... Тоненький детский голосок острой бритвой полоснул по сердцу. Из широкой раны горячим потоком вырвалась ненависть. Я сдерживал ее слишком долго. Не бывает малой справедливости. Что бы ни было на кону... Я вышел из тени. Работорговец в плаще, словно почувствовал мое присутствие. Он отреагировал молниеносно - ушел в сторону приставным шагом, одновременно вытаскивая из-за пояса револьвер. Три пули с хищным свистом пронзили пустоту, так и не испив моей крови, а я уже стоял за спиной у светловолосого. Лезвие ножа с хрустом впилось в бычью шею, описало полукруг и с легкостью вышло с другой стороны. Когда широкоплечий повернулся, он увидел своего подельника, упавшего на колени - тот тщетно пытался зажать окровавленными руками распоротое горло. И темный силуэт, в который бандит снова выстрелил. И снова промахнулся. Когда моя ладонь схватила сжимающую пистолет руку, преступник вскрикнул от неожиданности - я двигался намного быстрее, чем то мог заметить человеческий глаз. И это пугало тех, на кого я охочусь. - Да кто ты такой? - прошептал головорез в ужасе. Конечно, лицо и шея, изрезанное старыми длинными шрамами, первородная Тьма в черных, как агат глазах, безумная улыбка психопата зрелище, признаться, не для слабонервных. Но это всего лишь оболочка, Тьма внутри меня незрима, но она страшнее всего, что можно увидеть воочию. Работорговец боялся... Он видел, с какой скоростью я двигаюсь, как тьма черным дымом клубиться вокруг моего тела, чувствовал силу, с которой я сжимал его запястье. Бандит понимал перед ним - не человек. Понять, кто я, он не мог, и от этого преступника охватил страх. Я ударил ребром ладони под локоть, с хрустом ломая ему руку. Пистолет бесполезной железкой брякнул о бетон, разбрызгивая грязную воду в набежавшей от дождя луже. Надо отдать бандиту должное - он зарычал и попытался боднуть меня головой в нос, собрав, видимо, всю силу и смелость в кулак. Ему это не помогло. Я отстранился, и коротко ткнул его коленом в пах. Бандит вскрикнул и скрючился на земле. - Я. Могу. Продолжать. Так. Вечно. - Каждое слово - удар по ребрам. Я избивал пытающегося опереться на здоровую руку врага, чтобы сломить его дух, дожидаясь момента, когда то прекратит все попытки подняться. Зная свою силу, я контролировал каждый удар, чтобы не отправить ублюдка в Ад, раньше времени. Бандит, перевернулся на спину и закашлялся. Изо рта на подбородок вылетел небольшой сгусток крови, который тут же смыло дождем. - Чего ты хочешь? - выдавил из себя преступник. Поверженный, он потерял прежний лоск: дорогой плащ намок и испачкался, правая рука широкоплечего была неестественно вывернута, некогда белая сорочка обзавелась бурыми и красными потеками, а грязное лицо... Я знал это лицо. 62

- Кто ты? - я наклонился над сломленным врагом. - Мне кажется, я тебя где-то видел.


Чашка Горячего Кофе. Конкурс Когда я вернулся, память стала играть со мной в прятки. Я помню нежный взгляд Алисы, помню, как Катеринка забиралась к нам в кровать, когда за окном гремел гром, как жалась к нам, словно котенок и тут же засыпала, не смотря на яркие сполохи и грохочущие небеса. Помню ночь, в которую я потерял все, помню взрыв, разбитое окно, стекла, вонзающиеся в лицо и шею, недолгий полет и жесткое приземление. Помню, как умирал, глядя на свое окно, из которого вырывались языки пламени, не в силах пошевелиться, крикнуть или просто закрыть глаза. А еще помню тени. Отбрасываемые фонарными столбами, припаркованными у обочины автомобилями, светофором, деревьями, они отделились от своих источников и устремились ко мне, сливаясь, меняя форму, приобретая очертания человека. - Забери меня... - прошептал я тогда, готовый уйти вслед за своей семьей. Меня не заботила месть, мне хотелось умереть, исчезнуть, лишь бы не видеть пожирающий мою жизнь огонь, жадно лизавший оконную раму. - Я не Смерть. - Произнес призрак тысячей голосов и шепотов, вставь на колени у моей головы. Сумрачная плоть существа извивалась, бурлило Тьмой. Той самой, что существовала до того, как Бог сказал: “Да будет свет”. - Плевать, - я едва нашел в себе силы, чтобы заговорить. Кровь из ран на изрезанной осколками шее стекала на асфальт, унося последние крупицы жизни. - Будь ты хоть сам черт. Дай мне спокойно сдохнуть... Последние слова не прозвучали - я беззвучно выдохнул их, но призрак услышал. - Тысячи миров, тысячи времен... И я всегда опаздываю. - Голос, зазвучавший в моей голове, перестал быть чужим, перестал дробиться на миллиарды интонаций, говоров и акцентов, он был живым, полным горя и сострадания. - Судьба едина дли всех Витков... Прости, что снова подвел тебя. Единственное, что я могу для тебя сделать - дать возможность отомстить. Ты ведь хочешь отомстить за них? - Да, - прошептал я одними губами. Существо провело рукой там, где у людей находится голова, сделал неуловимое движение бесплотной кисти, как будто призрак снимал маску - облачко тьмы осталось на бесплотной ладони, на секунду показалось серое, как церковный воск, лицо... Это было мое лицо. Прежде, чем его заволокло тьмой, я столкнулся с сумрачным пришельцем взглядом и увидел в нем вселенскую боль и печаль. И вину. Частица тьмы, замершая в призрачной руке, соскользнула мне на грудь. Я вдохнул тьму, и этот вдох, который должен был стать последним в моей жизни, вернул меня в мир живых. Теперь я Тень - дух мщения, жнец возмездия, пасынок Немезиды. Я иду по трупам, с каждым шагом приближаясь к тому, кто лишил меня смысла жизни, и мне пришлось искать другой. Месть стала моим упоением, моей целью, самой жизнью... - Макс? - прошептал широкоплечий, прервав стремительный полет безумной мысли. Воспоминания, неуловимой молнией озарившие сознание, оставили свежие ожоги, которые останутся навсегда. И это хорошо, шрамы от них - и есть моя память, которая постепенно возвращается ко мне. Темный призрак, возможность отомстить, тьма, бегущая по глотке, в легкие, растворяющаяся внутри, меняющая и тело и душу. - Макс, это ты? - широкоплечий, казалось, испугался еще больше, хотя, ничего устрашающего я не делал - да что там, я даже бить его перестал. - Ты же... ты же умер, Макс! Ты же умер, Макс!!! Бандит вел себя странно. Он ползал в луже, ломая ногти, скреб пальцами по бетону. Дождь будто

63


Чашка Горячего Кофе. Конкурс издевался, смывая с лица рыдающего мужчины слезы, а тот орал, как заклинанье: “Ты же умер!”, перекрикивая раскаты грома и повторяя мое имя. Мое имя? Да, это точно мое имя... “Макс-с-с-с-с... Ма-акс. Макс...”, - голос бандита менял тональность и интонацию, становился выше, пока не изменился. - Макс, ну хватит! Катеринка проснется... Алиса. Наконец-то я вспомнил ее лицо. Ее прекрасные длинные волосы цвета спелой пшеницы, тонкие черты, прекрасные глаза, не привыкшие лгать. Моя любовь. - Папа, папа! - она так похожа на мать... Ее волосы, ее глаза. От меня в ней, пожалуй что, только упрямство... - Макс! Брат, прости меня, - широкоплечий, схватил меня за штанину. Он стоял на коленях, не переставая рыдать, уронив голову на грудь. - Беги, брат! Беги!!! Я активировал маячок! Они уже здесь! - Что ты несешь? - бросил я, решив, что работорговец сошел с ума. - Я не знал, что это ты... Никто не знал! Беги же, идиот! Я ничего не успел сделать: яркий свет разрезал ночь, ослепил, оглушил, сбил с ног, выбил из легких воздух. А потом пришла пустота... *** Смерть. Старуха с косой не считается ни с чьими планами - у нее есть свой. Маленькая черная записная книжка с бесконечно длинным списком имен. Взмах, свист широкого изогнутого лезвия, очередное имя зачеркнуто. Именно так я представлял себе Смерть, ее разумное воплощение. Видимо поэтому она приняла такое обличье. - Здравствуй, Макс, - донеслось из зева капюшона. Приятный женский голос ласкал слух, как язык гейши тело богатого посетителя. Нежно, но фальшиво. - Прости за штамп, но ты сам меня такой представляешь. Мне самой бы образ сексапильной модели в бикини понравился бы куда больше. Но что поделать - большинство мыслит стереотипами. Я пошевелил затекшими руками, бессильно дернулся. Напрасно: колодки, сковывающие даже намек на движение, были покрыты светящимися письменами, как и комната, в центре которой я находился. Старое дерево, из которого было сделана древняя конструкция, выглядело хлипким. Казалось, стоит приложить немного усилий, и колодки развалятся на куски, но этого происходило. Стоило мне пошевелиться, как комнату наполнял яркий свет, источником которого были таинственные письмена. Терзаемая неведомой силой, тьма внутри меня вскипала, лопалась пузырями ожогов, билась в агонии. Боль разрывала меня на части, но мучения, способные свести с ума искушенного мазохиста были ничем, по сравнению с чувством собственного бессилия, не отпускавшего меня с тех самых пор, как я очнулся в этом странном месте. - Здравствуй, Смерть. - Пробормотал я вяло, вывернув голову так, чтобы видеть жуткую собеседницу, на что ушли последние силы. - Ты помочь, или так, поболтать? - Чувство юмора? - Костлявый палец, разбрасывая сноп искр, со скрежетом прошелся по кривому лезвию косы. - Не думала, что ты им наделен. Значит, пройдя долиной смертной тени, не убоюсь я скуки... С таким-то попутчиком. - Значит всё? - спросил я безразлично. - Это - конец? 64


Чашка Горячего Кофе. Конкурс - Смерть - не конец, - назидательным тоном произнесла Смерть, опершись на рукоять косы, словно это было не легендарное орудие Последней Жатвы, а обычный костыль. - Тебе ли не знать, Макс. Я промолчал. Разговор начинал меня утомлять. - Вопреки расхожему мнению, - продолжала умничать Костлявая, - я не вижу будущего. У меня есть немалый опыт, я обладаю могущественной силой и Знанием. Я предвижу множество вариантов, потому что существую одновременно во всех реальностях... Но в этой я ставлю на тебя. - А кто ставит против? - Другие Я. - Похоже, твоя крыша уехала дальше моей. Смерть расхохоталась и несколько раз с хрустом ударила одну костлявую длань о другую. Надо думать, это были аплодисменты. Письмена тревожно замерцали, причиняя мне новую порцию боли. - Воистину, с тобой не соскучишься. - Прощальная фраза растворилась в воздухе, и снова я остался в одиночестве. Правда, ненадолго. Металлическая дверь, исписанная угловатыми рунами, с противным звуком отворилась. В комнату вошел высокий человек в роскошном белом костюме, со старым бежевым саквояжем подмышкой. Аккуратный ежик седых волос плохо вязался с молодым, приятным лицом, а изучающий, умный взгляд синих глаз, казалось, смотрел прямо в душу. При его появлении, мерно светящиеся письмена вспыхнули, лишив меня возможности дышать. Сознание забилось в припадке, но посетитель сделал рукой едва уловимый жест и вокруг распространился уже привычный молочный свет. Стало легче. - Доктор, мне кажется, что вы меня неправильно лечите! - посетовал я, ерзая в колодках шершавое дерево натерло руки и шею. - Ну, это мы еще до процедур не дошли, - поддержал шутку мужчина и коротко кашлянул. В комнату тут же вошли два мордоворота: один нес в руках медицинский столик, другой плетеное кресло. - Ну-с, на что жалуемся? - спросил “доктор”, открывая саквояж и извлекая из него какие-то склянки и странного вида инструменты. Последней, чрево сумки покинула пухлая книга, отделанная кожей. - На запах... Вы его чувствуете? - Запах? - посетитель наморщил лоб, отчего стал выглядеть старше, по меньшей мере, на десять лет. - Не понимаю. - Хотя... - Я состроил задумчивую мину, что было весьма проблематично, ведь чтобы смотреть на посетителя, мне приходилось выворачивать шею вправо. - Вы знаете, до вас не воняло. - Шутник, - доктор презрительно. - Надо признать, ты доставил мне немало хлопот. Знаешь, как прозвали тебя на улицах? - Мне плевать, - огрызнулся я. - Тень, - проигнорировал мой выпад “доктор”. - Романтично, не правда ли? Тебя было невозможно найти - ты словно растворялся во мраке, оставив за собой гору трупов. Но, знаешь, чтобы тебя не нашли, нужно было избавляться ото всех свидетелей. Мелкий сутенер, юный пушер, безобидный наркоман и потасканная шлюха с угловой улицы - мои люди. Даже, если ты сохранил им жизнь или, как тебе кажется, спас - они не будут держать твое существование в тайне. Потому что это мой город.

65


Чашка Горячего Кофе. Конкурс Мужчина взял в руки какой-то пузырек, приложил его к губам, после чего вылил его содержимое на пол, передо мной. Пахучая жидкость образовала идеально-правильный круг и, почти мгновенно, испарилась. Образовавшееся облачко прозрачного тумана устремилось в мою сторону. - Одинокий мститель в черном плаще и длиннополой шляпе, - продолжал вещать мужчина, колдуя над новой склянкой. - Появляется из ниоткуда и растворяется в ночи. Преступность трепещет при одном лишь упоминании о Тени - герое улиц. Вопреки моим ожиданиям, содержимое второго флакончика словоохотливый собеседник выпил. - Знаешь, если бы я не принимал слова очевидцев всерьез, у тебя был бы шанс выжить и продолжить свою борьбу. - Мужчина сочувственно посмотрел на меня и взял в руки книгу. - Проблема в том, что я знаю о таких, как ты. Я слишком давно живу на этом свете, чтобы не относиться с пренебрежением к словам людей, собственными глазами видевших человека, который способен в одиночку вырезать целую банду, который двигается быстрее, чем может увидеть глаз, который исчезает, стоит ему ступить в тень... Нет, демон. Оружие Нечистого - неверие. Но я-то - верю. Именно поэтому я снабдил своих людей маячками. Как же мне повезло, что я был рядом, когда пришел сигнал тревоги - мне удалось застать тебя врасплох! Теперь ты умрешь, а твоя сила достанется мне. Конечно, частью ее придется пожертвовать, зато, после всех очищающих ритуалов... - Ты треплешься, как неопытная шлюха, - перебил я оратора, устав от его занудной речи. - Ты кто вообще такой? - Я - Светоч, истинный хозяин города, хранитель Великого Знания, - представился собеседник, проигнорировав мой выпад. Он открыл книгу и начал читать, мелодично растягивая гласные. - Это что, латынь? - только и успел спросить я, прежде чем огромный кулак врезался мне под дых. Невидимый великан с методичностью заправского вышибалы принялся молотить по мое скованное неведомой силой тело. Противно хрустели кости, чавкали внутренности, трещала рвущаяся кожа. Когда незримый исполин закончил, я потерял способность чувствовать что-либо - болевой порог, вместе с рассудком, остался далеко позади, так что дорогой мучений я шел в гордом одиночестве, если не считать палача, тисками сдавившего мое сознание, не давая ему угаснуть. Мучитель захлопнул книгу и подошел ближе. В руках у него был небольшой шприц с золотистой, словно мед, жидкостью. Укола я не почувствовал... Глухой звук заставил меня выплыть из вязкого небытия. Надписи гневно сверкнули, опаляя жарким светом, когда меня вывели из комнаты. Мой сопровождающий кряхтел, словно старик, и тихо матерился. - Макс, погоди, дай передохнуть. - Меня привалил к стене, по которой я тут же сполз. - Черт, если бы ты меня так не отделал в порту, сейчас было бы намного легче! Я отправил охрану, но скоро все выплывет наружу... - Ты... - прохрипел я, с трудом остановив непослушный взгляд на лице неожиданного помощника и узнав в нем недавнего бандита, которого мне так и не дали добить. - Т-ты... Мужчина бережно просунул в перевязь на шее загипсованную руку и посмотрел на меня. - Ага, я, - кивнул он. - Зачем ты мне помогаешь? - Способность говорить полностью ко мне вернулась - нескольких секунд за пределами исписанной колдовскими рунами комнаты оказалось достаточно. - Я ведь чуть тебя не убил там, в порту.

66

- Ты не узнаешь меня, напарник? - спросил он, заглядывая мне в глаза, будто пытаясь найти в них ответ на мучивший его долгое время вопрос.


Чашка Горячего Кофе. Конкурс И я вспомнил. - Ян... Бессмысленные обрывки воспоминаний сошлись воедино. Тонкая красная нить мести, по которой я шел, за которую хватался, чтобы не утонуть в пучине безумия, кривым швом сшила кровоточащие куски прошлого. Полицейский участок. Кривые взгляды продавшихся сослуживцев, страх и ненависть с оттенком зависти в их глазах. Ян - последний соратник, боевой брат, глаза на моей спине. Таинственный босс, преступной сетью опутавший улицы, купив все и вся, уничтожив тех, кто не продавался. Я не внял угрозам, не сдал назад. Ян - так и вовсе был одиночкой: он прекрасно осознавал, что любую привязанность легко превратить в рычаг давления. Моя семья была надежно спрятана... Насколько это было возможно в самом коррумпированным в мире городе... Взрыв. Короткий миг падения. Пламя, лижущее оконную раму. Сумрачный призрак. Кусочки пазла собрались в изорванную картину, в которой я узнал собственную жизнь. - Ян, почему ты... - Потому что, у Светоча была твоя дочь, - голос напарника дрогнул. - Это было моим наказанием за неподкупность. Чтобы Катя жила, я должен был стать его цепным псом... - Моя дочь? - я не узнал собственного голоса. Тьма проснулась. Я чувствовал, как в груди разгорается черное пламя, как бьющее набат сердце гонит по крови сумрачную силу, подарок гостя из другого мира. - Катерина выжила - она была в ванной, когда прогремел взрыв. Чугун защитил ее от взрывной волны, а пожарные вытащили из огня... Прости меня, брат... - Я тебя не виню, Ян. - Я поднялся на ноги и посмотрел в сторону лестницы, откуда доносился топот и ругательства. - Знал бы ты, сколько раз я прикладывал к виску ствол пистолета... Но мне не хватало духа, напарник не мог сдержать слез. Он невидяще смотрел перед собой, привалившись спиной к стене. - А спустя годы, я привык. Прошло двенадцать лет, Макс! Я думал, ты давно умер... Сам не заметил, как стал одним из них... - Ты никогда не будешь таким, как они. Ян усмехнулся и с трудом поднялся на ноги. - Уходи, брат, - сказал он, доставая из наплечной кобуры пистолет-пулемет. - Я их задержу. Вместо ответа я ухмыльнулся и быстрым движением выхватил оружие из руки Яна и щелкнул выключателем. Коридор погрузился во тьму. - Проверьте комнату пленника! - Хмурый атлет, вооруженный коротким автоматом, вошел на этаж последним. Пятеро крепких боевиков Светоча, облаченные в полицейские бронежилеты и каски с забралом из бронестекла, цепью рассыпались по коридору, обшаривая пространство лучами фонариков и точками лазерных прицелов, установленных на штурмовых винтовках. Замыкающий отдавал подопечным короткие приказы, иногда жестами. “Военные”, - определил я, глядя, как профессиональные убийцы бесшумно скользят по коридору. Короткая очередь прошила ноги командира и свалила его на землю. Боевики отреагировали молниеносно - почти не меняя положения, каждый боец развернул корпус и принялся палить в темноту, но не наугад, а стараясь поразить короткими очередями все пространство, где мог оказаться невидимый стрелок, причем, ни одна пуля не попала в раненного командира. 67


Чашка Горячего Кофе. Конкурс В нависшей тишине было слышно, как наемники споро перезаряжают оружие, как брякают о пол опустевшие обоймы и осыпается штукатурка с изувеченных очередями стен. - Старшой, ты там живой? - спросил ближайший ко мне наемник, прежде чем автомат, принадлежавший его шефу, ожил, и колено боевика лопнуло брызгами крови. Прикрываясь телом командира, я срезал еще одного. Двое оставшихся, сообразив, что мой щит уже перестал быть живым, стали поливать свинцом труп шефа, надеясь достать и меня. Тьма привычно скрыла меня, скрала звуки моих шагов. - Тёма, ты видишь кого-нибудь?! - Нет! Продолжай стрелять! Один из бойцов сорвал с пояса гранату и поднес ее к губам, продолжая пятиться спиной вперед и стрелять, удерживая винтовку в левой руке, но не успел сорвать чеку - подломившись в коленях, он рухнул на пол. - Тёма? - оставшийся наемник развернулся и поймал в дрожащий луч фонарика неподвижное тело товарища, лежащего лицом вниз. Из шеи бойца, между каской и бронежилетом, торчал армейский нож, который я позаимствовал у предводителя группы. Не церемонясь, я ударил последнего наемника в забрало, вложив в удар всю силу. Боевик упал, неестественно вывернув шею. Еще несколько секунд ушло на то, чтобы добить раненных. - Тебя зацепили! - обеспокоенно крикнул Ян, которого я выпихнул в окно, на пожарную лестницу, прежде чем появились наемники. - Не беспокойся, - усмехнулся я, свистя простреленным легким. При каждом вдохе из него маленьким облачком вырывалась тьма. - Сейчас затянется... - Да кто ты, черт возьми? - Вытаращил глаза напарник. Сверху, перекрывая звуки дождя, донесся гул приближающегося вертолета. - Поторопись, брат, - Ян нервно вертел головой, глядя в потолок. - Иначе ты до него никогда не доберешься! - А как же ты? Ты же понимаешь, что сейчас прибудет подкрепление. - Я тебя прикрою, напарник! - ответил Ян, стаскивая с одного из мертвецов бронежилет. Благодарно кивнув, я бросился к лестнице, на ходу подбирая винтовку. Кабина вертолета, приземлившегося на мигающую сигнальными огнями площадку, взорвалась стеклянными брызгами, окрасив багровыми кляксами приборную панель. - Папа! - крикнула светловолосая девушка, схватив Светоча за рукав. Двое секьюрити, беспокойно крутя головами, держали зонтики над головами хозяев. Они синхронно навели на меня стволы пистолетов, но я переместился вправо, оставив призрачный силуэт тени, который и принял в себя предназначавшиеся мне пули. Поймав в прорезь прицела одного из охранников, я надавил на спусковой крючок, и бандит упал под ноги девушки. Та в ужасе закричала, отпрянула за спину Светочу. - Катя, спрячься за вертолетом! - крикнул ей самый страшный человек города и я увидел беспокойство на его лице. Перекатившись вбок, я ушел от огня охранника и расстрелял остатки обоймы. - Надо же! - воскликнул Светоч, глядя, как тело секьюрити сползает по борту вертолета, оставляя металле кровавый след. - Кто бы мог подумать, это ты! А мне сказали, что на здание напали. 68


Чашка Горячего Кофе. Конкурс Преступный босс сбросил промокшее от дождя пальто, затем пиджак, стянул бежевый галстук, оставшись в сорочке. - Столько шума из-за одного человека... - Усмехнулся он, засучивая рукава. - Пусть и обладающего некой силой. Откуда-то снизу донесся стук автоматной очереди, за которым последовал гулкий взрыв и звук бьющихся оконных стекол. Спасибо, Ян, ты искупил свою вину. - Посмотрим, на что ты способен без своих склянок и книжек, - презрительно бросил я, бросаясь к Светочу. Фигура преступного босса начала светиться. Он вскинул руку и три длинных, сверкающих лезвия, возникших из пустоты, вращаясь, разрезая косые линии дождя, устремились ко мне. Уходя от них, я прыгнул вперед - одно лезвие прошло надо мной, едва коснувшись волос на голове, второе, не задев, пролетело снизу, а третье распороло плечо. В отличие от ран, нанесенных обычным оружием, эта принесла нестерпимую боль. Светоч не уступал мне ни скорости, ни в быстроте реакции, так что, когда я приземлился на выставленные перед собой руки и ушел в кувырок, глава преступного синдиката успел отойти на безопасное расстояние. - Неплохо - сказал он, двигаясь по широкой дуге, заставляя меня поворачиваться, чтобы не дать ему зайти мне за спину. - Очень и очень неплохо для такого отребья, как ты! Чтобы уйти от “клинков инквизитора”, нужна сноровка. А если учесть, что заклятье не может разглядеть обычный человек... Крышу озарила молния. Яркая, как вспышка от ядерного взрыва, она осветила место схватки, но ни один из объектов: ни вертолет, ни стройный ряд антенн, ни дико крутящийся флюгер, ничто не отбросило тени - я впитал каждую, прежде, чем пойти в атаку. Три черных, неясных силуэта, одновременно ринулись к Светочу. Глава преступного мира испуганно вытаращил глаза, но лишь на долю секунду - он прекрасно владел собой. Прошептав что-то одними губами, он вскинул обе руки и направил в сторону приближающихся теней. Силуэт слева раздавила гигантская булава, которая, казалось, была соткана из лучей света. Тень, приближающаяся справа, запуталась в возникшей из пустоты искрящейся сети и почти мгновенно испарилась. Когда третий силуэт оказался на расстоянии вытянутой руки, Светоч закрыл глаза. За его спиной распустились огромные прозрачные крылья. Раздался хлопок, и еще одна тень распалась на клубы черного дыма. - Вот и все. - Светоч самодовольно ухмыльнулся. - Тень гибнет на свету! - Под пламенем свечи, - услышал преступный босс за своей спиной мой голос, - всегда темней всего. Правая рука на подбородке, левая - на затылке. Резкий поворот, хруст шейных позвонков. Тело врага упало мне под ноги, подняв брызги дождевой воды. Прохладные капли били в лицо, стекали по разгоряченному схваткой телу. Люблю начало осени за дождь, омывающий огромный жертвенник, в который превратился мой город. Он позволяет ненадолго поверить в иллюзию очищения. Я услышал за спиной какое-то движение и резко повернулся. На меня смотрел зрачок пистолетного дула - скорее всего, девушка подобрала оружие одного из охранников. - Как ты похожа на маму, - сказал я, глядя в глаза дочери. - Ч-что? - девушка непонимающе заморгала. Очередная молния озарила округу, на секунду выхватывая из мрака мое лицо.

69


Чашка Горячего Кофе. Конкурс Лицо, которое дочь не видела двенадцать лет, которые я провел в борьбе с наполнившим улицы злом, пытаясь вспомнить, кто я, пытаясь осознать причину и масштабы своей мести. Лицо, изуродованное давними шрамами и гримасой безумия. Лицо, которое невозможно было узнать. Катерина бросила пистолет и прижала ко рту руки. Прямо как в детстве, когда что-нибудь её пугало. - Отец? Когда тьма опускается на город, наступает мое время. Я появляюсь из ниоткуда и бесследно исчезаю, выполнив свою работу. Я - последний страж Закона. Мне нужно лишь одно - справедливость. Любой ценой. Пока хоть один преступник остается на свободе, пока зло диктует свои порядки и остается безнаказанным, я буду вершить свое правосудие. Вспомни обо мне, прежде чем преступить закон. Чувствуешь чей-то взгляд из темноты? Это я слежу за тобой. Политехник(Антон Зырянов)

70


Чашка Горячего Кофе. Стихи

Луна Лизну бочок Луны, Среди немой зимы. Почувствую дыханье Космической волны. Холодная Луна, Серебряный бочок. Улыбка тишины Манящий ветерок. Задумчиво темнеет Лазурный небосвод, А звезды снова водят Великий хоровод, А холод охранят Покой небесных вод, Луна над облаками Под снегом тихий лед… Весна придет.

Ботан-Шимпо

71


Чашка Горячего Кофе. Стихи

Отряхнула осень позолоту Отряхнула осень позолоту, Облетел с берез листвы каприз, И, как будто, подгулявший кто-то Разбросал повсюду желтый лист Разменял октябрь, поистратил Золото осеннее свое. В дымке ранней по дорогам катит С изморозью снежное былье. Осень, осень, отгуляла, откружила, Отыграла янтарем на голубом. Осень, осень так с любовью нам служила, Так дарила увядающим теплом. Крики затихают в поднебесье Золотых в закате журавлей, Музыку прощальной этой песни В сердце сохраню до вешних дней. В кружева вплету зимы холодной Осени багряные тона, И согреют мерзлой ночью долгой Теплой песни-осени слова. Осень, осень, отгуляла, откружила, Отыграла янтарем на голубом. Осень, осень так с любовью нам служила, Так дарила увядающим теплом. Отряхнула осень позолоту, Облетел с берез листвы каприз, И, как будто, подгулявший кто-то Разбросал повсюду желтый лист...

72

saadi


Чашка Горячего Кофе. Стихи

Плакали родители… Плакали родители У детской колыбели: Старое пророчество Словно груз на шее. Горькое и черное, Ох, близка беда! И не оглянешься – Пролетят года. Не забыть, не спрятаться, С роком жрец на ты. Не желать и кровнику Дитятка судьбы. В колыбели гукала, Улыбалась дочь. Ей не знать, что за беду Принесла им в ночь… В чаще бора ели Гнулись и стонали, Белую невесту Замуж провожали. Лучше не найти неё На сто верст окрест, Не была такою бы Не заметил б бес. Ни живой ни мертвою Девица стояла И до крови в кулаке Оберег сжимала. Ни семьи, ни милого Ей уж не видать. Но за чьи грехи теперь Станет пропадать? Вспомнила вдруг девушка Как рыдала мать… Старое пророчество! – Вот что проклинать. Нет уж тех, укрыть кто мог Ото всех невзгод – Силою нечистою Уничтожен род. Ей уже не спрятаться, Рок не обмануть. Чертовой невестою Стать лежит ей путь.

Netta 73


Чашка Горячего Кофе. Стихи

Позвольте мисс поведать вам о том Позвольте, мисс, поведать вам о том, Как встретился я с девушкой прекрасной. То было здесь: она читала том… Не важно чей, скажу лишь - ярко- красный. Бульвар тогда безмолвен был и пуст, Лишь листья разноцветные кружились, А я… застыл во власти дивных чувств, Что прежде, мисс, мне даже и не снились. Я был подавлен ими и смущён, Но вместе с тем – обрёл при жизни крылья, И не дышал, и думал об одном: Как разделить безумствованье с былью? Она тогда заметила мой взгляд, И был он, мисс, на грани всех приличий! Я от стыда готов был рухнуть в ад, Хоть в самый жуткий изо всех – столичный. А после я услышал её смех… О боже, мисс, так ангелы смеются! В нём было всё: журчанье горних рек, Простое счастье, свет в небесном блюдце! Ах, если б я сумел заговорить… Кто знает, мисс, как всё бы повернулось? Но – нет. Порвав движеньем эту нить, Она ушла. Исчезла. Упорхнула… Оставив мне пустой и красный том… И лет с тех пор немало миновало Но ныне, мисс, в нём сказано о том, Как в первый раз я встретил вашу маму.

74

Panda(Алексей Фрадкин)


Чашка Горячего Кофе. Стихи

Треснувший лед Я только украдкою слепок с души Сниму, чтоб потом им тайком любоваться… Сейчас нужно быстро на шаг отойти И в бегстве своем мне нельзя задержаться. Быть пойманной – страшно, страданий врата Распахнуты – ждут лишь ошибки моей, Но я не уйду, я замру навсегда, На грани, на тонкой струне меж огней… Чтоб видеть тебя, пусть лишь издалека, Позволив душе петь о старой мечте. Пусть суть ее бархат – осколками льда Засыпано сердце. Неважно уже Количество слез пролитых в темноте, Количество свечек, которыми тщетно, Согреться пыталась душа в пустоте. Надежда прекрасна, но несовершенна... Мне страшно услышать, коснуться, взглянуть, В глаза, что меня всю как есть отражают. Зажмуриться хочется, тихо уснуть, Проснувшись, наречь это сном. Не растаять... Мне мил этот лед, что мне боль причинял, Мне лучше под инеем, слаще спалось… Ох солнце мое, ты пришел и пропал Покой, что лелеяла я – ты унес... Ansuz

75


Чашка Горячего Кофе. Стихи

Цветок Среди обвалов и руин, Увидел я цветок, Он там один, Надеется, что пустит лепесток. Я удивлен и обескуражен, Ведь без воды растет, Но все равно в зеленый цвет окрашен, А может быть надеется, что кто-то да сорвет. Сорвут закончиться мученье, Зачем тогда он яростно так бился, Ему ведь нужно лишь леченье, А не о камни те разбиться. Мечтал о новой чистой грядке, С пушистой, рыхлою землей, Мечтал о жизни, где все в порядке, И нет проблем с водой. Подруги розы, Колючие, но так приятны глазу, Оставят лишь занозу, Оставят место для любовной базы. Тюльпан там лучший друг, Он с ним на равных, заведует всей клумбой, И им не нужен луг, Лишь бы не распрощаться с дружбой. Его мечты ходили близко, И я ходил там, Сорвал цветок, и пал так низко, Ведь думал счастье в вазе дам.

76

Dan17


Чашка Горячего Кофе. Фотогалерея

BelIv (Иван Беляев)

dinalt (Владимир Заричнюк) 77


Чашка Горячего Кофе

дзихико (Анна Мороз)

дзихико (Анна Мороз) 78


Чашка Горячего Кофе

BelIv (Иван Беляев)

BelIv (Иван Беляев) 79


Чашка Горячего Кофе. Фотогалерея

BelIv (Иван Беляев)

BelIv (Иван Беляев) 80


Чашка Горячего Кофе. Фотогалерея

BelIv (Иван Беляев)

hunter (Сергей Рассмагин)

BelIv (Иван Беляев) 81


Чашка Горячего Кофе. Фотогалерея

markysha14

dinalt (Владимир Заричнюк) 82


Чашка Горячего Кофе. Фотогалерея

dinalt (Владимир Заричнюк)

dinalt (Владимир Заричнюк) 83


Чашка Горячего Кофе. Фотогалерея

dinalt (Владимир Заричнюк)

BelIv (Иван Беляев) 84


Чашка Горячего Кофе. Магия кино

Артист

Год: 2011 Страна: Франция, Бельгия Бюджет: $15 000 000 Режиссер: Мишель Хазанавичус В главных ролях: Жан Дюжарден, Беренис Бежо, Джон Гудмен, Джеймс Кромуэлл, Пенелопа Энн Миллер, Мисси Пайл, Угги, Битси Таллоч, Джоэль Мюррей, Малкольм МакДауэлл Впервые меняющиеся на экране картинки на высокой скорости люди увидели на рубеже конца XIX и начала XX веков. Люди восхищались от происходящего в зале, что вызывало у публики сумасшедший восторг. Как хорошо многим известно, первые выпускаемые киноленты были чернобелые. Кинематограф перешел на «цвета» в 1922 году. Вышедший тогда в красно-зеленой гамме фильм (синий цвет отсутствовал) не произвел должного впечатления на зрителя. В 1934 году вышла картина «La Cucaracha», который можно назвать первым «полноценно цветным» фильмом. Официально же, годом появления цветного кино принято считать 1935 год. Именно тогда вышел первый полнометражный цветной фильм - «Бекки Шарп». Хотя уже многие фильмы режиссеры снимают в «цвете», однако черно-белое еще продолжает существовать в современном кинематографе. Почему это так происходит? А все очень просто. Режиссеры специально используют его для придания особой атмосферы фильму. В 1993 году вышел фильм «Список Шиндлера» культового режиссера современности Стивена Спилберга. В картине рассказывается история немецкого предпринимателя Оскара Шиндлера, который спас во время второй мировой войны более тысячи польских евреев. Так вот интересным фактом является то, что фильм был снят в черно-белом цвете. Сделано это было умышленно, для придания особой 85


Чашка Горячего Кофе. Магия кино атмосферы ленте. При этом «Список Шиндлера» стал самым дорогим и самым коммерчески успешным черно-белым фильмом ХХ века. Мишель Хазанавичус тоже решил далеко не отставать от Спилберга и снял фильм в черно-белом цвете под названием «Артист». Он же является и автором сценария. Сюжет переносит зрителя в Голливуд 1927 года, где звезда немого кино Джордж Валентайн и «слышать не хочет о микрофонах на съемочной площадке». А безнадежно влюбленная в Валентайна статистка Пеппи Миллер стремительно набирает популярность в новом звуковом кинематографе. Только любовь поможет героям обрести счастье.

Режиссер фильма - Мишель Хазанавичус Еще до появления картины на свет, критики уже во весь голос трубили, что из такого фильма ничего хорошего не получится. Да кому сейчас нужно это черно-белое немое кино? Когда в двадцать первом веке уже могут снимать сложные эпизоды, сцены с использованием современных и сложных визуальных эффектов. Посмотрите на современную компьютерную графику. Стоит лишь нажать пару кнопок и все, «умная машина» сама все за тебя сделает. Примерно такие мысли и высказывали критики. В тот год считалось, что Оскар за лучший фильм должен получить фильм «Аватар» Джеймса Кэмерона. Но не тут-то было. Фильм Мишеля Хазанавичуса был номинирован на десять!!! премий Оскар и забрал пять статуэток. А именно: Лучший фильм Лучшая мужская роль (Жан Дюжарден) Лучший режиссер (Мишель Хазанавичус) Лучшие костюмы Лучший саундтрек А если глубоко рассуждать, то такого высокого результата и следовало ожидать от фильма.

86

Все началось с наших любимых кинофестивалей. Профессиональные кинокритики были тронуты фильмом и не жалели статуэтки для такого искусства. Интересным фактом является то, что на моем любимом Каннском кинофестивале приза был удостоен не только Жан Дюжарден, но и Джек-Рассел-терьер по кличке Угги. Он получил специальный приз PALM DOG, который на фестивале ежегодно вручают за лучшую роль в исполнении собаки. После просмотра фильма люди


Чашка Горячего Кофе. Магия кино 10 минут аплодировали стоя. Вот это я понимаю – признание. Еще одним интересным фактом является то, что из-за излишней четкости и недостаточной зернистости современной черно-белой пленки фильм снимался на цветную пленку. Однако применялись специальные фильтры, чтобы сделать черный и белый более яркими или блеклыми в зависимости от настроения сцены. Фильм меня сразу заинтриговал. Стараюсь не пропускать просмотр фильмов-победителей Каннского фестиваля. Такая уж у меня привычка.

Жан Дюжарден в роли Джорджа Валентайна Фильм мне очень понравился, и я получил удовольствие от просмотра. Раньше люди радовались тому, что они видели небольшие театральные постановки на улице. Чаще, конечно, ставили Ромео и Джульетту Шекспира. Потом появились черно-белые фотографии и наконец, черно-белая пленка. Ностальгические воспоминания от всего этого переносят зрителя в этот мир «недалекой древности». Немое кино – это особая область кинематографа, в котором языком жестов, мимики, телодвижений можно понять все чувства, которые хотел донести до зрителя актер. Многие, наверное, знают о таком легендарном актере Чарли Чаплине. Вот этот человек стал самым великим в области немого кино. В «Артисте» есть талант, которым обладают главные герои, есть музыка, от которой так и хочется самим выйти на сцену и танцевать. Отдельная тема – это тема любви. А куда же без нее. Любовь – это вечная тема. В разных фильмах каждый режиссер показывает ее по-своему. Так называемые «грани любви». Отметил бы еще отдельно работу декораций и костюмеров. Все было сделано на высшем уровне. У меня остались только приятные впечатления. Жан Дюжарден показал себя настоящим французом, с его мимикой, жестами, харизмой и просто идеально подошел для этого фильма.

87


Чашка Горячего Кофе. Магия кино

Беренис Бежо в роли Пеппи Миллер Настоящим открытием для меня стала актриса Беренис Бежо, которая отлично вошла в свою роль статистки Пеппи Миллер, и практически вернула к жизни главного героя Валентайна. И очень понравилось высказывание: «Говорят, что Кевин Костнер возродил жанр вестерн, Баз Лурман — жанр мюзикл, и теперь абсолютно точно можно сказать, что Мишель Хазанавичус возродил немое кино». Автор - Lonepersonalex (Алексей Демеев)

88


Чашка Горячего Кофе. Что почитать?

Вероника Иванова – Звенья одной цепи. Иногда, глядя темной ночью на равнодушной смотрящие на нас сверху звезды, мы грезим о путешествиях в иные миры, о полетах к неведомым планетам и о покорении космоса. Иногда - ужасаемся огромным расстояниям, вспоминаем о куче комет, летящих прямо здесь и прямо сейчас в направлении старушки-Земли. Иногда выискиваем созвездия, и радуемся, как дети, разглядев двойную звезду в поясе Ориона. А иногда, увидев сорвавшуюся с небесной ткани пуговицу-звездочку, следим за ее полетом и загадываем Желание. Заветное, горячее, идущее от самого сердца. Пусть, ну пусть оно сбудется! Хоть на минутку станет реальностью Мечта, Греза, живущая в каждом из нас. Так добро же пожаловать в мир, где В Ночь Синих Звезд происходит чудо, и твое самое сокровенное желание может исполниться по мановению руки, стоит только очень сильно, из всех сил пожелать! Добро пожаловать в мир, где сотни существ только и ждут, когда ты загадаешь, чтобы ринуться исполнять это самое Желание. Вечной жизни ли желаешь, покоя, забвения? Избавления от рабства, голода? Красоты, власти над людьми? Все будет дано тебе, и дано в полной мере. Только вот… Заплатить придется. Малость самую, значения даже и не имеющую. Впустить в душу свою демона, который и исполнит твое желание. Так что, ты все еще не решился? Редко встретишь добротно написанное автором-женщиной фэнтези. Эльфо-гномо-оркоприключения уже надоели, читать о похождениях колдунов и магов за артефактами, способными изменить мир – да ну их, скучно. Поэтому, открыв книгу Вероники Иваново й, читатель будет если не удивлен, то заинтересован точно. Женщина пишет о мужчине, и пишет совсем неплохо. Мало того, женщина создает хорошо продуманный, систематизированный мир, где магия – зло, да-да (а не божий дар, как вы, наверное, думали), ибо она – порождение демонического начала, порабощающего душу. И даже больше скажу: женщина пишет роман, где нет любовной линии, что для сегодняшнего женского фэнтези – нонсенс, ибо каждая писательница хоть раз попробовала себя в роли Амура для смешанных по разным признакам пар. Здесь все иначе. И пусть герой, как обязательно выясняется, знает больше, чем он сам думал, и пусть по пути ему встречаются едва ли не все из известных таинственных существ, пусть в результате происходит микроспасение микромира, но повествование затягивает, интрига присутствует, а в персонажей хочется верить. Каждое звено в книге – своя история. Каждая история в книге – свое звено. Звено одной большой цепи событий, в конце концов приведших к неминуемой развязке. Но кто сказал, что развязкой все и закончится? Daydreamer 89


Чашка Горячего Кофе. О кофе

Несколько рецептов Что может быть лучше чашечки горячего ароматного кофе, когда за окном неспешно опадают листь и звонко барабанит по стеклу затяжной осенний дождик. Предлагаем вашему вниманию несколько интересных рецептов знакомого всем напитка. “КОФЕ ДЕ ОЛЛА” На 4 порции: 1 л воды 150 г коричневого сахара 1 ч л темной патоки 1 палочка корицы семена аниса (по желанию) 50 г хорошо поджаренного кофе, среднего помола Инструкция по приготовлению: Этот рецепт традиционно готовится в Мексике на огне в больших количествах, для него используется специальный сосуд “олла”. 1. Положить воду, сахар, патоку, корицу и анис, если используете, в кастрюлю и медленно довести до кипения. 2. Помешивать, чтобы сахар и патока растворились. 3. Когда смесь дойдет до кипения, снять с огня, накрыть и настаивать 5 минут. Перелить в кружки и подавать сразу же. КОФЕ “ДЖОРДЖИЯ С ИМБИРЕМ” На 6 порций: 1 банка (450-500 г) консервированных персиков в сиропе 750 мл крепкого черного кофе 120 мл сливок 1 1/2 ст л коричневого сахара 1/4 ч л молотой корицы 1/8 ч л молотого имбиря для украшения: цедра апельсина, тертая Инструкция по приготовлению: Это кофе названо так в честь штата Джорджия в США, знаменитого своими персиками. 1. Слить персики, сохранив сироп. В блендере взбить половину кофе и персики в течение 1 минуты. 2. В чистой миске взбить сливки. 3. Налить 250 мл холодной воды, сахар, корицу, имбирь и персиковый сироп в кастрюлю и довести до кипения на среднем огне; снизить огонь и варить 1 минуту. 4. Добавить взбитые персики и оставшийся кофе в кастрюлю и перемешать. Разлить по стаканам, украсить взбитыми сливками, посыпать апельсиновой цедрой и подавать. 90


Чашка Горячего Кофе Вот и последняя страница выпуска. Раз Вы до нее дошли, мы можем надеяться, что выпуск Вам понравился :) Этот номер посвящен ушедшей осени, мы хотим напомнить Вам о прошедшем Хеллоуине и прекрасной золотой поре. В этом выпуске мы открыли новую серию статей, в которой рассказываем об известных писателя то, что Вы возможно о них не знали. Что скажете? Вам понравилось? И, конечно же, благодарим Вас за внимание, которое Вы уделяете нашему журналу. Спасибо за то, что остаетесь с нами! Все только начинается и в наших планах еще много интересного! До следующего выпуска! С уважением, dinalt(Владимир Заричнюк)

Команда создателей журнала “Чашка Горячего Кофе”: - главный редактор - dinalt(Владимир Заричнюк) - журналист - Gita_Ogg(Анна Безкровная), Богинская Иляна - редактор прозаического раздела - dinalt(Владимир Заричнюк) - редактор поэтического раздела - Veterperemen(Юлия Куриленко) - редактор конкурсного раздела - dinalt(Владимир Заричнюк) - редактор раздела “Магия кино” - LonePerson(Алексей Демеев) - верстка, дизайн - Prof_Di(Дарья Мизюмская) Редколлегия выносит благодарность всем, кто помогал в выпуске этого норема: писателям и поэтам, художникам и фотографам, журналистам и всем-всем, кто учавствовал в подготовке материалов выпуска. Копирование материалов журнала(частичное или полное) возможно только с разрешения авторов!

91

Чашка Горячего Кофе(#6)  

Шестой номер журнала "Чашка Горячего Кофе"!

Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you