Page 1

Мама, прости. Я стану художником! Методическое издание в рамках проекта «Территория творчества: арт-технологии в современном образовании»

Пермь, 2014

1


УДК 379.822 ББК 79.1

Редактор, автор идеи: Анастасия Серебренникова. Научный редактор: Галина Янковская. Корректорская правка: Елена Тарарухина, Алина Ширинкина, Лариса Павлова. Тексты: Анастасия Серебренникова, Анастасия Шипицина, Ирина Новичкова, Николай Новичков, Алексей Бойко, Наталья Копелянская, Юлия Глазырина, Анастасия Митюшина, Екатерина Владимирцева, Татьяна Гришина, Татьяна Вострикова, Сергей Островский, Любовь Шмыкова, Инга Вьюгова, Аглая Полей. Дизайн, вёрстка: Пётр Стабровский, Ярослав Субботин. Фото: Ирина Новичкова, Илья Букирев, Тася Нафигина, Александр Стабровский, Иван Козлов, Анна Сильвертон, Ольга Сорокина, Антон Завьялов, Аглая Полей. Автор названия: Любовь Шмыкова. Благодарим за помощь в подготовке издания: Наилю Аллахвердиеву, Арсения Сергеева, Анну Пинаеву, Светлану Лучникову. В издании использованы иллюстрации (рисунки участников мероприятий и посетителей музея), фотографии из архивов музея современного искусства «Гараж», Пермского краеведческого музея и публичных интернет-источников. © КГАУ «Музей современного искусства», 2014 © Детский проект «Чердак» музея современного искусства «PERMM», 2014

ISBN 978-5-00027-014-1


Оглавление Предисловие 4

Проекты: опыт работы с детьми и подростками в музее современного искусства «PERMM»

Каждый ребёнок может стать художником! Анастасия Серебренникова

Контекст: актуальные тенденции музейной педагогики 8

Современное искусство и новые поколения зрителей Алексей Григорьевич Бойко

20

Современный музей vs. современный ребёнок: стратегии работы с аудиторией Наталья Копелянская

26

Child-friendly: город и музей. В поиске счастливых детей Юлия Глазырина

34

Взаимодействие с детьми и подростками в пространстве современного искусства: семь советов от Музея «Гараж» Анастасия Митюшина при участии Екатерины Владимирцевой

44

Можно ли познавать мир играя? Эдьютейнмент как актуальная практика Анастасия Серебренникова при участии Татьяны Гришиной

52

Давай играть! Игра в музее. Пермский контекст Татьяна Вострикова, Сергей Островский

62

Vive la République! Или как опыт Великой французской революции может помочь в работе с подростками в музее Анастасия Шипицина

Детский проект «Чердак» 76

«Чердак» и его роль: взгляд изнутри и со стороны Ирина Новичкова, Николай Новичков

80

Как построить детский проект из скотча, картона и газет Анастасия Серебренникова, Ирина Новичкова

84

«Чердак» в действии: творческие мастерские, регулярные занятия, арт-проекты, фестивали и праздники Анастасия Серебренникова

Образовательная программа для школьников «За П-ARTой» Анастасия Шипицина

116

Как мы стали «своими». История проекта

120

Партнёрство ради общего дела. Принципы проекта

124

Присвоение городского пространства. Презентация уличных объектов школьников

Вдохновение: настраиваемся на подвиги и ищем идеи 136

Личные истории. Маленькие открытия на пути к большой цели

144

Где искать идеи? Обзор интересных детских проектов и полезных ресурсов

154

Книги об искусстве, творчестве и музейной педагогике


Предисловие

4


Каждый ребёнок может стать художником!

«К

аждый ребёнок может стать художником!» — именно под этим девизом живёт и работает команда молодых педагогов музея современного искусства «PERMM». На протяжении пяти лет вместе со становлением музея, путём постоянных экспериментов и поиска новых идей происходит активное развитие музейной педагогики. Результатом этой работы стало появление проекта «Чердак» и образовательной программы для школьников «За П-ARTой» — двух самых ярких и системно проработанных направлений по работе с детьми и подростками. На данный момент большинство существующих программ и проектов держится на отдельных личностях, которыми движет безудержный энтузиазм, любовь к детям, искусству и творчеству. Мы надеемся, что со временем этот поток энергии перерастёт в целостную систему музейной педагогики. Это издание — первый шаг в этом направлении. Название книге дала фраза «Мама, прости. Я стану художником!», появившаяся на стене музея в качестве шутки над художниками — участниками выставки уличного искусства «Транзитная зона». Надпись вызывала невольную улыбку у каждого проходящего мимо неё, стала популярным объектом для фотографирования и собрала сотни «лайков» в социальных сетях. Несмотря на то что эта фраза была придумана взрослым человеком, она полюбилась всем окружающим за детское баловство и хулиганство, которое, наверняка, живёт в душе её автора. Кто же такой художник и почему каждый ребёнок может им стать? На наш взгляд, художник — это совсем не тот, кто умеет профессионально писать портреты и пейзажи, создавать инсталляции или ваять скульптуры. Художник — это творец, человек, открытый миру и новым идеям. Он творчески справляется с любой задачей, живёт в гармонии с самим собой, своими идеями и окружающим миром. Его глаза умеют не только смотреть, но и видеть удивительное в обыденных вещах. Такой человек смело двигается вперёд, знает, где искать вдохновение, умеет фантазировать, радоваться жизни и наполняет этой радостью всех вокруг. Каждый из нас рождается художником, но, в силу разных жизненных обстоятельств, мы утрачиваем качества, необходимые для того, чтобы им оставаться. Работая с детьми и подростками, мы ставим перед собой важную задачу — сохранить или найти художника в душе каждого, помочь ему проявиться и рассказать о себе. Мы верим: чем больше художников будет вокруг, тем ярче и радостнее станет мир, в котором мы живём. В данном издании вы найдёте разнообразные тексты: теоретические и научно обоснованные статьи, рассуждения и наблюдения, к которым пришли авторы в процессе своей работы с детьми и подростками, личные истории сомнений и успехов в мире современной культуры от создателей образовательных проектов, описание курсов и практические разработки занятий. Первый раздел книги описывает контекст, внутри которого функционируют проекты музея. Собранные материалы познакомят вас с принципами, концепциями и понятиями, которые лежат в основе нашей философии, а также с тенденциями в области музейной педагогики, детского творчества и образования. Во второй части вы найдёте подробные описания самых успешных программ и форм работы, реализованных в музее. В третьем разделе мы собрали истории людей, чьими усилиями появился детский проект «Чердак» и образовательная программа «За П-ARTой». Ежедневно работая с детьми, они совершают маленькие, но важные открытия, которыми хотят поделиться с окружающими. В дополнение к данному изданию мы разработали электронный ресурс, на котором собраны примеры курсов практических занятий. В представленной подборке описаны самые яркие и удачные кейсы, чтобы вы могли переложить нашу модель проведения мероприятий на актуальные для вас темы и идеи. Данное издание будет интересно и полезно музейным работникам, учителям начальной школы по ИЗО, МХК, технологии, завучам по внеучебной работе, педагогам дополнительного образования и авторам образовательных проектов в сфере культуры. Надеемся, что наши идеи и размышления вдохновят вас на разработку новых творческих встреч с детьми и помогут приумножить количество счастливых художников. Анастасия Серебренникова от лица всей команды музея современного искусства «PERMM»

5


Контекст: актуальные тенденции музейной педагогики


Современное искусство и новые поколения зрителей

8


Т

ема «Восприятие современного искусства детьми и молодёжью» сродни иной: «Особенности питания единорога в неволе». В их основе – социальные потребности и мечты, высокая значимость и цена результатов, скрещивание иллюзий и алгоритмов. Впрочем, плотность, осязаемость содержания у средневекового материала выше, чем у контента эпохи глобализации и тотальной оцифровки. Попробуем представить себе, что именно находится под спудом интересующих нас слов. Где и как встречаются современное искусство и дети? Кто они, участники этих встреч? Как взаимо­ действуют? Что могут на этой ниве сделать педагоги в музее и в школе – немногие самураи, с презрением к опасности защищающие право растущего человека быть на связи с сопутствующими ему по жизни арт-явлениями? Вначале представим понимание современного искусства, которое примем за основу последующих рассуждений и отчас­ти выводов. Впервые слово «современный» (по-латыни «modernus») вошло в обиход на закате Римской империи (V в.) в связи с наступавшим господством христианства. Ещё почитались языческие боги, и созданные в их честь храмы не утратили священной ауры; по-прежнему действовали разработанные предками законы. Но другими стали ориентиры, приоритеты и перспективы общества.1 Именно с тех пор современное отделяется от минувшего по таким «линиям разрыва», как вера, мораль, обряды и ритуалы, формы культуры, представления о будущем и наследии. Понятие «современный» обобщает те утвердившиеся и утверждающиеся жизненные, нравственные, эстетические ценности, которые заметно и принципиально отличаются от тех, что ещё недавно определяли собой строй мыслей и чувств, а также основы поведения людей. Не думаю, что такой взгляд создаёт всеобъемлющие основы для определения современного искусства, однако позволяет подчеркнуть его существенное свойство: все вопросы, которые к нам обращает современное искусство, и все вопросы, которые задаём ему мы, носят ценностный характер. Простая мысль «Современности требуется современное искусство» укоренилась и приобрела влияние на художественное развитие сравнительно недавно. Её истоки – в европейской культуре рубежа XVII и XVIII веков. В ту пору интеллектуальная элита Европы разделилась на две противоборствующие партии в Споре о древних и новых2. «Древние» полагали, что современным художникам надлежит во всём подражать римлянам и грекам, так приближаясь к наивысшему уровню искусства: Любите искренне Гомера труд высокий, И он вам преподаст бесценные уроки. (Н. Буало)3 «Новые» были убеждены в превосходстве живописи своего времени над наследием: «Никогда во все предшествующие века она не была столь совершенной, как ныне» (Ш. Перро).4 Для Н. Буало и его единомышленников искусство было воплощением вечных ценностей, в то время как их оппоненты настаивали на зависимости художественного творчества от потребностей культуры современной эпохи. Спор древних и новых – своего рода праматерик, Атлантида, для всех последующих попыток отличить искусство современное от его остальных форм. В десятые годы двадцать первого века Спор древних и новых прочи­ тывается как противоположение приверженности или традиционному или инновационному пути развития искусства. Следовательно, предлагая опыт диалога с современным искусством, мы вольно или невольно побуждаем зрителей определить собственную позицию в исторически сложившемся проблемном поле. Изначально подразумеваемый мотив «посмотри на искусство окрест себя, сделай шаг в сторону новейших арт-практик, переустанови драйвер ценностей в собственном сознании» сразу же обнаруживает присущую ему «обратную сторону [Луны]», своего рода хвост летящей на нас кометы в виде общехудожественных, эстетических вопросов и историко-культурных ассоциаций. Такое «космическое столкновение с НЛО» – с современным искусством – посильно отнюдь не каждому человеку. Каков же он, человек, обращённый к современному искусству? Независимо от возраста, его главным качеством становится открытость внутреннего мира к изменениям вкупе с готовностью искать и обретать себя в потоке «большого» времени истории.

Алексей Григорьевич Бойко Искусствовед, кандидат искусствоведения, доцент, лауреат Государственной премии РФ в области литературы и искусства. Заведую­ щий сектором музейнопедагогических проектов, программ и методик отдела «Российский центр музейной педагогики и детского творчества» Русского музея. Автор музейно-педагогичес­ ких программ и пособий для школьников и студентов «Проблемы современной художественной культуры», «Современное искусство – это интересно!», «Изобразительное искусство в историческом развитии (от древности до XXI века)». Автор более ста публикаций по вопросам теории, методики и практики музейной педагогики, преподавания истории и пропедевтики восприятия современного искусства. Эксперт Совета по образовательной политике (г. Санкт-Петербург), руково­ дитель межведомственной группы по расширению возможности использования музеев в образовательной деятельности. Хабермас Ю. Модерн – незавершенный проект //Вопросы философии. – 1992. – № 4. – С. 12.

1

Спор о древних и новых /Сост., вступ. статья В. Я. Бахмутского; коммент. В. Я. Бахмутского, Н. В. Наумова; пер. с фр. Н. В. Наумова. – М.: Искусство, 1985. – 472 с. Во главе обеих партий были выдающиеся французские литераторы: «новых» вёл за собой Шарль Перро, «древних» – Никола Буало.

2

3 Буало Н. Поэтическое искусство /Пер. Э. Л. Линецкой. – М.: ГИХЛ, 1957. – С. 90. 4 Перро Ш. Параллель между древними и новыми в отношении искусств и наук /Спор о древних и новых. – М.: Искусство , 1985. – С. 136.

9


5 Инфантильность здесь, применительно к младшему школьному возрасту: несформированность интересов, компетенций и воли, адекватных данной стадии развития личности.

Не представляя в данной публикации всестороннее объяснение такого положения дел, укажем всё же на несколько определяющих его факторов: чрезмерно увеличившийся период взросления человека в постиндустриальном обществе, кризис общественных идеалов социального развития, информационная перегрузка человека в период глобализации.

6

Бел М., Брайсен Н. Семиотика и искусствознание//Вопросы искусствознания. - М., 1996. Вып. IX. С. 536, 537.

7

8 Автор понятия – В.Б. Шкловский (1914). Остранение // Лексикон нонклассики: Художественно-эстетическая культура ХХ века. Под общей редакцией В.В. Бычкова. – М., 2003. – С. 331-332.

10

На первый взгляд, это ключевое качество аудитории современного искусства мы прежде всего находим у детей и подростков. Вернее, мы знаем, мы верим, что так должно быть: ищущая, полная сомнений и надежд, формирующаяся личность – такова классическая модель ребёнка, милая сердцу родителей, воспитывающих педагогов, музейщиков. Однако наблюдение показывает, что острая смесь («спайси») гедонизма, прагматичности, инфантильности5 сегодня накладывает такой отчётливый отпечаток на детей уже с начального школьного возраста, что их встреча с современным искусством, требующая творческого интеллекта и склонности к критическому мышлению, зачастую становится бессмысленной тратой времени. «Не в коня корм».6 Социально обусловленные трудности в личностном развитии детей оказываются, следовательно, барьером и в приобщении их к современному искусству. Вместе с тем ни в коем случае нельзя останавливаться на сей печальной и банальной констатации... Радует возможность двигаться в противоположном направлении. Этому способствуют такие качества, воплощённые в современном искусстве, как раскрепощённая фантазия и воображение; экспериментальное манипулирование материалами, предметами, знаками; артикулированная игровая стихия; метафоричность и концептуальность. Художники используют специальные приёмы и решения, направленные на активизацию восприятия зрителями их работ во всём многообразии смыслов и образных контекстов. Произведение искусства конца ХХ – начала XXI века «...оказывается пронизанным потоками смыслов, пересекающих его границу; …становится частью всеобщей циркуляции значений в культуре в целом».7 Объекты и отношения окружающего мира предстают в современном искусстве в неожиданных сочетаниях, комбинациях, взаимосвязях, и эта неожиданность намеренна, осознаётся авторами как искомая и проектируемая ценность. Зрительское восприятие также обостряется средствами, приёмами экспонирования произведений искусства. В результате возникает эффект остранения: привычное, обыденное в жизни и объектах искусства представляется зрителю как нечто странное, удивительное, неожиданное, благодаря чему исчезает автоматизм восприятия, пробуждаются живые ощущения, чувства и познавательная активность.8 Адекватными такому произведению искусства средствами восприятия и понимания становятся интуиция, свободная игра ума, поток сознания, спонтанное творческое отреагирование. Общение с современным искусством помогает ребёнку проявить и высвободить в себе креативные способности, преодолеть боязнь собственного критического суждения, с новой точки зрения посмотреть на действительность. Остранение как художественный приём, возведённый в степень творческого принципа современного искусства, словно зеркально симметричен раскрепощённой детской фантазии и интеллектуальной комбинаторике. Выше отметив общие закономерности в соотношении свойств современного искусства и детской ментальности, мы, конечно, хотели бы углубить разработку темы применительно к разным возрастным группам. К сожалению, сделать это не представляется возможным, так как практически отсутствуют научные исследования и обобщения по данному вопросу. Своего рода подсказкой для будущих научных экспериментов служит наблюдение режиссёра Андрона Кончаловского: после «Звёздных войн» Дж. Лукаса весь Голливуд превратился в производство для тинейджеров (кинематограф, компьютерные игры, сувениры и т.д.). Тем самым получила продолжение (завершение?) коллизия «искусство и детско-юношеские возрасты», известная со времен стиля модерн. Порою томное и меланхоличное, изысканное и пряное, учёное и изощрённое искусство модерна не имело вроде бы никаких точек соприкосновений с эмоционально-интеллектуальной сферой подрастающего поколения. Но, как ни парадоксально, именно в его створе было заявлено о сближении искусств и молодости: мюнхенский журнал «Jugend» (в переводе – «юность», «молодость») был адресован всем людям с молодым состоянием души и дал имя стилю в Германии («югендстиль»). Позже итальянские футуристы соединили культ техники и культ молодости в фундаменте протестного, утопического и бунтующего против социальных норм современности новейшего художественного течения. При всём радикализме эстетических позиций футуристы, как известно, нашли практические компромиссы с утверждавшими своё господство молодыми политическими режимами в Италии и СССР. Новый виток интересующая нас тема сделала в Париже 1968 года, а также в процессе распространения


нонконформистских практик и их воздействия на официальную культуру Европы и СССР второй половины ХХ века: сложилось явление молодёжной культуры и субкультур в подростково-молодёжной среде (от хиппи до эмо и пр.). Наконец, тренд протестов и обособления иссяк, и подростково-молодёжная среда была обеспечена полным спек­ тром консьюмеристски-сервисных и социально-статусных форматов в постиндустриальном обществе (яппи, геймеры и пр.). Индустрии досуга и культуры были настроены, «заточены» для проектирования, стимулирования и обеспечения социальной адаптации молодёжи. В нынешних условиях актуальное искусство не находится в фокусе интересов подростков и молодёжи прежде всего потому, что не входит в комплект культурных индус­ трий, обеспечивающих беспротестную социальную интеграцию разных поколений, а в известной мере даже конкурирует с ними за возможность стать основой досуга и (пред)профессиональной деятельности для школьников, студентов, начинающих специалистов. Тем не менее, сохраняется значение одной из объединяющих молодёжь и современное искусство тенденций. По-прежнему работает девиз «Быть молодым – быть современным», наполнившийся новым смыслом в эпоху господства новых информационно-коммуникационных технологий. На уровне ключевых форматов (Биеннале современного искусства, например) и новейших арт-практик технический модус сближает совриск и молодёжь. Впрочем, и здесь заметно существенное расхождение. Если актуальное искусство продолжает искать и опробовать резервные медиа глобальной значимости (сайенс-арт, например), то в подростково-молодёжной среде медийная актуальность измеряется динамикой производства гаджетов и их программного обеспечения. Молодёжь во многом «ответственна» за процесс формирования современного визуального мышления, которое позволим себе охарактеризовать как «информационно-коммуникационное видение». Если визуальное мышление предшествующих эпох основано на созерцании, визуальных метафорах, зрительном освоении протяжённых пространств, целостном впечатлении от смонтированных кадров, то современное информационно-коммуникационное видение характеризуется такими качествами, как: одновременное восприятие разных по содержанию, объёму и ритму пакетов информации; быстрая обработка разрозненной, многоканальной визуальной информации и её интеграция на новой основе; интенсивная визуальная коммуникация (обмен визуальными сообщениями). В окружении стремительно сменяющихся изображений, человек уподобляется котёнку и сороке одновременно: как котёнок, он заворожён движущимися игрушками и, как сорока, он зрительно выбирает неподвижный объект только в том случае, если тот блестит (ярко выделяется). Интенсивный визуальный поток, который мы ежедневно «просеиваем» в поисках необходимых сообщений, заставляет отдавать предпочтение не поэтическому, душевному и неспешному созерцанию, а прагматическому отбору визуальной информации. Особое значение приобретают стандартизированные форматы, в которых представлена информация. Например, известен случай, когда офисный работник не читал письма, если расстояние между последней фразой и подписью не соответствовало нормативу. Эта стратегия, эффективно применяемая в профессиональной работе системного администратора, офис-менеджера и других специалистов, превращаясь в навык, привычку, оказывает теперь влияние и на досуг человека, лишая его многих удовольствий, ранее сопровождавших зрительное восприятие мира. Вместе с тем у «поколения next» развивается способность усваивать визуальную информацию, поступающую по нескольким каналам одновременно. Скажем, фильм, учебный конспект и сетевая переписка теперь не требуют отдельного для себя времени: молодым людям удаётся успешно действовать по всем этим направлениям так, будто глаз и рук у них в полтора-два раза больше, чем у предков. Информационно-коммуникационное видение органично задействуется при восприятии «компьютерной» информации, потоков визуальных сообщений в среде мегаполиса. Однако оно очевидно недостаточно в процессе восприятия и понимания визуального искусства, основанного на иных, классических в целом, кодах и их актуальных трансформациях.

11


12

Егор Остров. Ахилл на острове Скирос, 1994 г. Холст, масло, 80х70 см. Отдел новейших течений, Русский музей, г. Санкт-Петербург (Россия). Изображение предоставлено автором статьи (Бойко, А. Г. Современное искусство - это интересно! Опыт интерпретации художественных образов ХХ века: музейно-педагогическое пособие / А. Г. Бойко. - СПб. : [б. и.], 2010).

Выделим визуальные стратегии актуального искусства, осмысление которых и применение в образовательной деятельности музеев, галерей позволит сделать более плодотворной арт-коммуникацию в молодёжной среде. В XX–XXI веках радикальные изменения произошли в облике окружающего нас мира: небоскрёбы, авиация, компьютерные сети, телевизионные, кинематографические экраны и мониторы резко переиначили жизненное пространство человечества. После XIX столетия решительно обновились и формы изобразительного искусства: абстрактные полотна без названий, коллажи из различных материалов и вещей, обыденные предметы в статусе искусства, композиции с динамичным внутренним пространством обрели своё место на выставках, в музеях и в домах ценителей актуального творчества. Многообразие современного искусства, безудержность мутаций его форм и образов, культ новизны и вместе с тем свойственный ему «океан цитат» также требуют от зрителя «многоканального» восприятия. Ситуация на выставке, в которую попадает зритель, сравнима с разговором, участник которого общается сразу же на нескольких языках, переходя с одного на другой после завершения каждой фразы или даже в пределах одного предложения. Но как бы ни расширялись границы изобразительного искусства, оно по-прежнему обращено к нашей способности смотреть на мир и усматривать в нём какие-либо значения и смыслы. Поэтому актуальные художники осознанно или подспудно реализуют в своём творчестве определенные визуальные стратегии. «Визуальные стратегии актуального искусства» – это наиболее общие, принципиальные задачи и способы представле­ ния (репрезентации) визуальной среды и наделения её значения­ ­ми, смыслами в произведениях художников XX–XXI веков. Чтобы понять ту или иную визуальную стратегию и отнести именно к ней какое-либо произведение искусства, надо ответить на три вопроса: каковы визуальные источники произведения искусства, какие значения видимого мира выявил автор в произведении искусства, какими средствами автор создал представление о видимом мире в произведении искусства? Всего наиболее влиятельных и часто встречающихся визуальных стратегий в современном искусстве автор видит семь: визуализация телесности человека; визуализация действия; визуализация слова; репрезентация предмета и пространства; визуальная интерпретация художественных произведений и знаков; визуализация снов, фантазий и бессознательного; открытая форма. Рассмотрим каждую из этих стратегий, обращаясь к произведениям, которые принадлежат Русскому музею или экспонировались на временных выставках в его залах. Визуализация телесности человека. В этой группе объединяются произведения, в образном строе которых главное звено – облик человека.


Марина Жукова. Платье-рубашка, 1995 г. Объект. Холст, живопись (соскобленная и смытая), шитьё, 105х76,8 см. Отдел новейших течений, Русский музей, г. Санкт-Петербург (Россия). Изображение предоставлено автором статьи (Бойко, А. Г. Современное искусство - это интересно! Опыт интерпретации художественных образов ХХ века: музейно-педагогическое пособие / А. Г. Бойко. - СПб. : [б. и.], 2010).

В «Автопортрете» работы Георгия Гурьянова сочетаются сила, пластическая выразительность мужской фигуры и самолюбование художника с отсылкой к фильму режиссера А. Роома «Строгий юноша» (1936 г.). Иной источник вдохновения был у Владимира Кустова, извлёкшего из учебника по судмедэкспертизе представления о «позе боксёра», в которой замирает обгоревший труп: в триптихе «Холодно» художник, соединив натурализм и символичность, создал собственную версию Книги жизни и смерти. Егор Остров, следуя доктрине неоакадемизма, обратился к выразительным возможностям мифологического сюжета и классического образа обнажённой фигуры Ахилла. Значимое название картины напоминает о неудавшемся плане Фетиды, матери героя, спрятать сына от смерти на Троянской войне: она укрыла его на острове Скирос, где одетый в женское платье Ахилл рос вместе с дочерьми царя Ликомеда. Художник прибегает к остроумному и остросовременному приёму, чтобы показать «спрятанного Ахилла». Герой картины наг, никаких женских одежд на нём нет, но от нас он действительно спрятан: невозможно всматриваться в изображение Ахилла из-за частых тонких полос на картине. Линии эти одновременно напоминают о технике исполнения и медийном контексте работы: художник сначала сделал фотографию, обработал её на компьютере и, затем, создавая иллюзию печатной техники, перенёс изображение на холст. Если неоакадемисты наследовали античное понимание и переживание совершенной телесной формы, то Александр Ней создаёт из керамики антропоморфные объёмы, напоминающие об искусстве и магии первобытности – нечто среднее между скульптурой и декоративно-прикладным искусством. Как видно из этих примеров, визуализация телесности – стратегия, допускающая широкий спектр художественных решений (от иллюзорности к условным, обобщённым и знаковым формам), но всегда опирающаяся на формопластическое единство человека – единство, как говорится, «от головы до пят». Репрезентация предмета и пространства. В этой группе объединяются произведения, в образном строе которых главное звено – физические свойства предметов и пространств, и любое символическое или психологическое понимание предмета или пространства в этом случае неотделимо от этих физических характеристик, точнее – вырастает из них. Игорь Макаревич в инсталляции «Путина» соединил 10 обыкновенных предметов (жестяные тазы, ботинки, разделочная доска и др.), в совокупности они раскрывают тему путины – времени, «когда рыба идёт массою», как разъясняется в одном из толковых словарей русского языка. В центре вверху инсталляции помещена палитра, едва различимая в рыболовецкой экипировке. Арт-объект напоминает о происхождении образа: перед нами авторская версия «Закрытой рыбной выставки», состоявшейся в 1935 году. Тогда демонстрировались произведения московских

13


14

художников, работавших в Волго-Каспийском бассейне, и, отмечалось в каталоге, «...к сожалению, до сих пор в изобразительном искусстве путина отражена очень бедно». Спустя годы И. Макаревич выполняет требование критики и посвящает именно путине свою иронически-историческую работу. Выморочно серая краска, ровным слоем покрывающая все предметы, лишает их даже какого-либо намёка на индивидуальность: их выразительность в совместном существовании и действии, подобно рыбакам 1935 года в представлении идеологов эпохи. Наоборот Личность и Судьба в контексте Культуры предстают в «Платье-рубашке» Марины Жуковой. Платье-рубашка сшито из холстов, с которых художница соскоблила ранее созданные ею живописные образы. Традиционная картина не востребована в современной культуре, и М. Жукова превращает её в предмет обихода. Впрочем, платье ли, рубашка ли, а носить такой предмет не придёт в голову даже радикальному художнику. Кройка, смётывание, шитьё вновь превратили холсты, потерявшие первоначальный статус искусства, в художественный объект. Предмет здесь несёт на себе отпечаток тех изменений в мире и в одной единственной жизни, которые спряглись с метаморфозами искусства. На острой грани самобытности и символизма живут предметы в ассамбляжах известнейшего их мастера из СанктПетербурга Вадима Воинова. Его «Воин большевизма» представляет собой размещённые на вертикальной плоскости деревянное древко с навершием, круглую металлическую заготовку, похожую на щит, и билет члена Коммунистической партии Советского Союза (КПСС). Банальные предметы сопоставлены с рыцарским вооружением и благодаря подчёркнуто вытянутому по вертикали формату ассоции­ руются с образом Дон Кихота; невольно прочитывается некогда патетическое «Большевик – рыцарь без страха и упрёка». Для художника важна вещь сама по себе, её материал, форма, фактура, назначение, отпечатавшиеся на ней следы применения. Так, партбилет, траченный временем, – свидетель истории и одновременно импульс для нашего воображения: сколько прожил и как выжил его обладатель, был ли искренен, счастлив, совестлив? Выверенная по ритму и форме компоновка предметов сложилась в образ; эпоха социальных сдвигов и её герой предстали в своего рода кратком и ёмком визуальном очерке. Возможности репрезентации предметов и пространств гораздо обширнее тех художественных решений, о которых шла речь на страницах этой книги. Собственное бытие предмета и его символические, метафорические значения могут быть представлены в виде самостоятельного арт-объекта, коллажа, инсталляции, скульптуры или ландшафтного произведения. Визуализация действия. Сполна осознать значение действий в жизни человека можно, только, применив логический приём рассуждения «от противного»: представим человека, лишённого возможности действовать… Изображение действия и динамичность (внутренняя подвижность) художественной формы издревле были глубоко интересны художникам, будто стремившимся преодолеть родовое свойство их творческой практики – работу с неподвижным объектом. В собрании Русского музея представлено произведение одного из самых ярких художников неофициальной культуры советского времени – коллаж Тимура Новикова «Аэропорт». В эффектном декоративном панно движение выявлено всеми использованными автором средствами выразительности. Элементы, составляющие изображение, сами совершили «путешест­ вие»: это вырезки из журналов, прибывшие, так сказать, к своему последнему месту назначения. Теперь, в новой логике, они размес­ тились на фоне чёрной ткани. Их совмещение (ракурсы, наложение разных масштабов, обобщающие и дробные ритмы, иллюзия световых потоков) создаёт представление о пространстве аэропорта, наполненном движением. Коллаж, аппликация в сознании многих зрителей связаны с собственными детскими впечатлениями: когда-то в детском саду и в начальных классах нам прививали элементарные навыки их составления. Однако с начала ХХ века эта художественная форма укоренилась в профессиональном искусстве. Тем самым, серьёзные и, как сказали бы сегодня, высокорейтинговые художники (П. Пикассо, например) сближали «взрослую» и «детскую» культуру. О детском рисунке напоминают и простые геомет­ рические формы в картине Пауля Клее «Вращающийся дом». Их динамическая развёртка на плоскости, окружающая их


Юрий Лейдерман. Памяти Штирлица, 1990 г. Цветная фотография, тушь, 40,7х59 см. Отдел новейших течений, Русский музей, г. Санкт-Петербург (Россия). Изображение предоставлено автором статьи (Бойко, А. Г. Современное искусство - это интересно! Опыт интерпретации художественных образов ХХ века: музейно-педагогическое пособие / А. Г. Бойко. - СПб. : [б. и.], 2010).

живописно-световая аура, зрительно осязаемая ритмика и энергия мазков масляной краски – всё способствует образному воссозданию стремительного, захватывающего душу вращения. Художник оставляет зрителю возможность самому установить символичес­ кое и конкретно ситуативное значение изображения. Кажущееся на первый взгляд очень простым, по-детски наивным, искусство П. Клее способно пробудить затаённые воспоминания и переживание нового восприятия давно знакомого мира. Столь же обманчиво и первое впечатление от полотна «Без названия» Джексона Поллока, одного из лидеров нью-йоркской школы абстрактного экспрессионизма. Следы стремительных действий автора вроде бы хаотичны. Однако из спонтанных брызг и расплескивания краски рождается орнаментальная структура, в которой находят своё единство стихия бессознательного, обострённые тактильные и зрительные ощущения, раскрепощённые чувства, воля и профессионализм Дж. Поллока. В европейских странах аналогичное по способу создания искусство получило название «живописи действия». В этом понятии подчёркнуто значение свободного действия, жеста художника. Таким образом, в репрезентации действия художники ХХ века использовали разнообразные формы: иллюзорные, условные, абстрактные. Действие относится к тем же фундаментальным для человека основам его бытия, как и слово. Учёные полагают, что взаимосвязь слова и действия опирается на сложный психологичес­ кий механизм и нашла отражение в сущности такого явления, как культура. Визуальная репрезентация слова. Со времён седой древности изобразительное искусство воплощало устные предания, мифы, сюжеты и опиралось на письменные тексты, нередко имевшие сакральный смысл. В ХХ веке слово вновь стало частью изображения (так уже было в эпоху Средних веков), а в окружающей нас среде непрестанно сталкиваются и сложно взаимодействуют вербальные и визуальные сообщения. Как помнит, верится, читатель, соотношение вербального и визуального находилось в центре художественной практики московских концептуалистов. Владимир Дубосарский и Валерий Кошляков создали прекрасно-печальную инсталляцию. Узнаваемый облик столицы СССР, сталинской Москвы, служит фоном для скульптур из бронзы и стекла. Смысл истории, которую рассказывают авторы, заявлен в названии: «На руинах тоталитарной утопии». Он до некоторой степени и очевиден: величественные здания словно покрыты проступившими на них старческими пятнами, а художественный материал (уголь на ошкуренной бумаге) сам по себе непрочен, осыпается и по сути вещества близок к праху, к пыли, в которую обращается со временем любая утопия. Вместе с тем для полноценного понимания замысла необходимо знать и другую историю. Проект появился под впечатлением от заброшенной мастерской Н. В. Томского. Николай Васильевич Томский в течение 15 лет возглавлял Академию художеств СССР (с 1968 по 1983 год), имел почётные звания Героя Социалистического Труда, многократного лауреата Сталинской и Ленинской премий и другие. Даровитый скульптор, он ещё в молодые годы создал свою лучшую работу – памятник С. М. Кирову в Ленинграде на площади Стачек, затем с высоким профессионализмом и идеологически надёжно работал над монументальными образами В. И. Ленина, И. В. Сталина, деятелей отечественной истории и культуры. После смерти Н. В. Томского

15


16

и распада Советского Союза В. Дубосарский и В. Кошляков посетили мастерскую некогда властвовавшего ваятеля. Там они погрузились в атмосферу запустения; обломки величавых скульптур и сколы с прежних замыслов позволили им прикоснуться к культурному мифу уходящей эпохи. Именно с обломков работ Томского были заказаны отливки в бронзе и стекле, расположенные на подиумах перед живописно-графической перспективой Москвы. Визуальный состав инсталляции масштабен и впечатляющ, однако её пафос и значения раскрываются вполне, если учитывать совокупность идеологических текстов советской эпохи. Название, словесно-тематическая программа и дополнительные комментарии направляют наше понимание инсталляции. Слово способно указать вектор восприятия зрительного образа. Но может и обмануть, ввести в заблуждение. Именно так оно и «работает» в произведении московского художника Юрия Лейдермана «Памяти Штирлица». Техника исполнения – цветная фотография – настраивает нас на достоверность изображения. Перед нами кадр из телефильма «Семнадцать мгновений весны», снятый с экрана телевизора. Под фотографией наклеен титр: «Долгими зимними вечерами он приводил в порядок свою коллекцию». И именно здесь зрителя ожидает подвох. Попробуйте вспомнить: какую коллекцию систематизировал штандартенфюрер? В какой серии? Усилия будут тщетны: комментарий явно не совпадает с визуальным источником информации, ничего подобного не было ни в одном из тысяч кадров телесаги о разведчике Исаеве. Ю. Лейдерман заинтересованно исследует ситуацию, известную психологам: провал между объектом и приписанным ему значением травмирует человека, заставляет его с тревогой разбираться в обоснованности собственного восприятия мира или в тех ловушках, которые ему этим миром уготованы. Если Ю. Лейдерман использует текст, чтобы направить наше восприятие изображения по ложному пути, то Дмитрий Плавинский играет со зрителем в иную обманную игру: он симулирует текст, создаёт видимость его присутствия. В его коллаже «Золотой диск» разработана тема, неоднократно привлекавшая внимание художника, – музыкальный звук, нотная запись и изображение. Правда, в данном случае в круг помещён нотный текст, разобрать который – прочитать или услышать – невозможно. След музыки, её ритма и движения, превращён в орнамент, красивую декоративную плоскость. Так визуальные трансформации претерпевает не только слово, но и текст, в основе которого система знаков, передающих словесное, музыкальное или цифровое сообщение. Визуализация слова в искусстве многоаспектна и включает в себя изображение букв, слова, текста, метафор и идеологем, а также целых концепций. Когда слов не хватает или их избыток, человек спасается в молчаливых и вещих снах, в безудержном фантазировании, в доверии тому потаённому и интуитивному, что сам в себе определить не может. Всё это он может только предъявить, показать. Издавна религиозное творчество стремилось недоступное выразить отчетливо. В XX–XXI веках для этого были найдены новые основания – фрейдизм, юнгианство и т.п. Визуализация снов, фантазий и бессознательного. Это в какой-то мере лукавая стратегия: сны не уловить, фантазию не стреножить, бессознательное не усовершенствовать. И тем не менее, художники XX–XXI столетий с упорством достигали своих предельных возможностей именно в этом направлении. Особенно сюрреалисты. Рене Магритт в картине «Ключ к полям» парадоксально совмещает предметы из своего дома в Брюсселе с мысленным экспериментом. Иллюзорное объединение на холсте несовместимых и одновременно трудно различимых пространственных планов отражает магритовское видение мира, сформировавшееся под воздейс­ твием психологии начала прошлого века. «Мы видим его, – по словам художника, – вне нас и в то же самое время видим его представление внутри себя. Таким же образом мы иногда помещаем в прошлом то, что происходит в настоящем. Тем самым время и пространство освобождаются от того тривиального смысла, которым их наделяет обыденное сознание». Философско-научная мотивировка обернулась выверенной, художественно организованной композицией, потрясающей зрителя убедительностью неправдоподобного. Напрямую к мыслям Зигмунда Фрейда апеллировал Сальвадор Дали, объясняя одну из самых прославленных своих картин «Сон, вызванный полётом пчелы вокруг граната за секунду до пробуждения».


Сальвадор Дали. Сон, вызванный полётом пчелы вокруг граната за секунду до пробуждения, 1944 г. Холст, масло. Музей Тиссен-Борнемисса, г. Мадрид (Испания). Изображение предоставлено автором статьи (Бойко, А. Г. Современное искусство - это интересно! Опыт интерпретации художественных образов ХХ века: музейно-педагогическое пособие / А. Г. Бойко. - СПб. : [б. и.], 2010).

Как утверждал художник, «...целью было впервые изобразить открытый Фрейдом тип долгого связного сна, вызванного мгновенным воздействием, от которого и происходит пробуждение. Подобно тому как падение иглы на шею спящего одновременно вызывает его пробуждение и длинный сон, кончающийся гильотиной, жужжанье пчелы вызывает здесь укус жалом, который разбудит Галу. Вся жизнетворящая биология возникает из лопнувшего граната. Слон Бернини на заднем плане несёт на себе обелиск и атрибуты папы». С. Дали был великим мифотворцем. Свой дар зачаровывать авторскими трансформациями мира он отточил до высочайшего профессионализма и реализовывал его тотально: в искусстве, в публичной и частной жизни, и даже после смерти. В отличие от знаменитого каталонца, Франциско ИнфантэАрана – российский художник с испанской родословной – населяет современную художественную среду образами поэтичными, прозрачными и таинственными одновременно. В концептуальной фотографии «Артефакты» (серия «Жизнь треугольника») он интегрирует в привычный ландшафт прозрачную и всё отражающую пирамиду. Созданный воображением объект структурирован и удивительно органично вписан в природное окружение. Произведения искусства, в которых зримо представлены сны, фантазии и резервуары бессознательного, могут оказывать на зрителя непредсказуемое воздействие. Какие прогнозы сбудутся, если тонкая материя изображения пронизывается влечениями, страстями, надеждами и страхами, воспоминаниями и мысленными экспериментами человека? Для уяснения собственных границ, перспектив и для включения в единую цепь культурной преемственности современные художники нередко обращаются к ранее созданным образам, вступают в диалог (иногда и полемику) с предшественниками. Визуальная интерпретация художественных произведений и знаков. Сущностью данной стратегии является включение художественных образов и знаков в визуальную структуру нового произведения искусства. Анатолий Белкин исследует природу фотографии, живописи, сравнивает их, а также процесс их восприятия. В картине «Мужская и женская страницы» он использовал немецкие эротические открытки, кабинетные карточки, фотографии атлетов начала ХХ века, а также семейные снимки времен Первой мировой войны. Светокопированные фотографии расположены на живописной плоскости как на листе фотоальбома. Автор подчинил индивидуально-историческое наследие неким общим принципам: каталогизации, документированию, сохранив здесь же и артистизм, маэстрию, свободу случайного выбора. Единение авторского («белкинского») голоса и утративших память свидетельств прошлого определяет драматическую коллизию этого образа.

17


Сергей Бугаев (Африка). Флаг №10. Из серии «Афазия репрезентации», 1993 г. Объект. Красный бархат, вышивка, тесьма. 144х181. Отдел новейших течений, Русский музей, г. Санкт-Петербург (Россия). Изображение предоставлено автором статьи (Бойко, А. Г. Современное искусство - это интересно! Опыт интерпретации художественных образов ХХ века: музейно-педагогическое пособие / А. Г. Бойко. - СПб. : [б. и.], 2010).

18

Леонид Борисов. Композиция, 1995 г. Объект. Дерево, эмаль. 60х38х34. Отдел новейших течений, Русский музей, г. Санкт-Петербург (Россия). Изображение предоставлено автором статьи (Бойко, А. Г. Современное искусство - это интересно! Опыт интерпретации художественных образов ХХ века: музейно-педагогическое пособие / А. Г. Бойко. СПб. : [б. и.], 2010).

Сохранение культурного наследия закреплено общес­ твом за такими институциями, как школа, архив, музей. Высокое искусство, сберегаемое музеем, с пиететом относится к его священным стенам и пространству. Современное искусство, разместившись в величавых старинных залах, наоборот, пересмешничает и музей критикует. В этой нише находится творение Сергея Бугае­ва (Африки) «Пособие для сотрудников музея. Формы диструкции». Слово «диструкция» придумано С. Бугаевым, оно означает структурирование или реконструкцию посредством разрушения. Семь репродукций картины В. А. Тропинина «Казначейша», находящейся в собрании Русского музея, повреждены краской, ножом, огнём, переворачиванием, кислотой, сигаретой, занавеской. А в одном случае произведение подменено другим предметом. Повреждение поверхностей, объёмов произведения искусства стало, как ни печально, одной из технологий создания нового художественного содержания в культуре ХХ века. Повреждения соотнесены с именами художников, использовавших эту технологию, причём для каждого из них характерен особый способ: Лючио Фонтана надрезал холст (№ 1), Янис Куннеллис поэтизировал огненную стихию (№ 3). В других случаях автор объекта отрывает характерный для художника способ повреждения от демонстрации этого способа. Эти несоответствия – игра, в которую Африка вовлекает информированного зрителя.


Познаний в области истории власти и государства требует Африка от зрителей, вывешивая «Флаг № 10» из серии «Афазия репрезентации». Афазия – это утрата или снижение способности речевого общения. Художник обратился к этому явлению на фоне распада СССР, его некогда единого культурного пространства. На советский флаг нашиты изображения ассирийских воинов. Советский символ разрушен вторжением древних мотивов и включён в длительную историю деспотий. Так современное прочтение классических образов и знаков минувшего стало одной из опорных визуальных стратегий современности, адекватных особенностям постмодернистской эпохи. И, наконец, современное искусство обращается к собственной предыстории и вместе с тем к первоосновам мира и искусства в рамках особой стратегии. Открытая форма. Сущность данной стратегии – в визуальной репрезентации цветоформ и конструкций. В постмодернистский период художники вспоминают об идеях модернизма, а также пытаю­ тся вновь заговорить на языке первоначальных форм и чистого цвета. Леонид Борисов исследовал симметрию, диалектику веса и объёма, статики и динамики. Он добился уникального результата: в культуре, перегретой ассоциациями, изнемогающей от подавляю­ щего самобытность опыта, Л. Борисов каким-то чудом творил композиции, начисто лишённые символических, знаковых смыслов. И в этом проявляется изощрённое мастерство художника: необходимо провести тщательный отбор геометрических форм, чтобы добиться такого «бессмысленного» сочетания. «Знаковая стерильность» работы позволяет зрителю «всмотреть» и «вчувствовать» в произведение свои ассоциации, своё переживание физических и эстетических особенностей формы. Но даже самая «затекстовая», абстрактная форма иногда напоминает что-либо из нашего повседневного опыта. Деревянные цилиндры и параллелепипеды в работе Игоря Шелковского окрашены и упорядоченно прикреплены к доске. Композиция в целом напоминает архитектурный вид с птичьего полёта, в ней выявлена динамика и пространственность форм (наклонные положения, угловые соединения, движение «из плоскости на зрителя»). Открытая форма способствует взаимодействию искусства с естественными науками, самопостижению художника и всего мира искусства. Представление о данных визуальных стратегиях может быть положено в основу музейно-педагогического проекта, направленного на актуализацию современного искусства в пространстве самореализации и социокультурных практик детей, подростков, молодёжи. Текст: Алексей Григорьевич Бойко

19


Современный музей vs. современный ребёнок: стратегии работы с аудиторией

20


В

Предмет с выставки «Век ребенка: воспитание дизайном» (Нью-йоркский Музей современного искусства (MoMA, 2012 г.) Bruno Taut. Dandanah – The Fairy Palace. 1919-20. Фото с публичного Интернет-источника: http://centuryofthechild.tumblr.com/

1900 году шведская феминистка, дизайнер и теоретик искусства Эллен Кей опубликовала манифест «Век ребёнка». Она провозгласила благополучие детей главной миссией человеческого общества и призвала кардинально изменить условия их жизни и каноны воспитания. Идея Эллен Кей1 о том, что «дети будущего» получат в грядущем веке Новую землю со всеми культурными атрибутами, то есть искусствами, а главное, что совершенно изменится система наказания и никого больше не будут сечь – ни от злобы, ни для назидания. Организаторы грандиозной выставки в Нью-Йоркском музее современного искусства «MoMA» (2012 г.) позаимствовали у Кей часть названия её книги для проекта «Век ребёнка: воспитание дизайном»2 и разделили её озабоченность тем, что многие благие побуждения до сих пор остаются уделом социальных утопий. Эта выставка наглядно показала пути изменения отношения разных обществ к детству, появления современной детской культуры. На выставке был представлен меняющийся на протяжении всего ХХ века материальный мир ребёнка. Выставка показывала историю педагогики, «открытие» детской культуры. Первая часть выставки была посвящена новой педагогике и проиллюстрирована предметами и работами Фридриха Фредбеля, который изобрёл название «Kindergarten» («Сад детей»). Там же были показаны эксперименты с детским сознанием у модернистов, которые их ставили как на себе, так и на собственных детях. Пропаганда и эстетическое воспитание детей в тоталитарных обществах первой половины ХХ века − один из самых интересных разделов выставки. Как говорила в своём интервью куратор Джудит Кинчин: «Концепция взросления в советском обществе − очень сложная и противоречивая зона размышлений и выводов. Как и в других тоталитарных обществах, дети получали большую дозу идеологических вливаний с самого детства, что прочно формировало их взгляды на всю жизнь». Акцент выставки был сделан на середине ХХ века, 19601970-х годах, когда вслед за родителями дети превратились в потребителей, стали тиранами и моторами жизни взрослых. Именно в этот момент в Европе и США, а чуть позже и в России, стали отдельно считать экономику детского образования и воспитания, поскольку затраты на ребёнка стали вполне сопоставимы с тратами на нужды и потребности взрослых. Прошлый век изменил систему детского досуга, отменил сословную систему игрушек. Развитие дизайна как отрасли экономики во многом определило новое детское мировосприятие и воспитание. Благодаря этому сегодня есть понятие «детская мода», и в проектах любого общественного или жилого здания создаётся специальное детское пространство. В XXI веке продолжается развитие этой тенденции, и мы всерьёз говорим о таком феномене, как «детская культура», что в корне отличается от прежнего подхода «культура для детей».

Наталья Копелянская Эксперт творческой группы «Музейные решения», социо­ культурный и музейный проектировщик, ведущий научный сотрудник Московского центра музейного развития, эксперт музейных конкурсов, семинаров и тренингов в России и Средней Азии.

Кей Эллен. «Век ребёнка». Перевод Е. К. Издание второе В. М. Саблин 1910 г.

1

Выставка «Century of a Child: Growing by Design 1900-2000», 29 июля – 5ноября, 2012. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.moma.org/visit/calendar/ exhibitions/1239

2

21


Где же место музея? Если бы нам можно было бы дополнить выставку, то в конце я бы поставила ролик с выступлением сэра Кена Робинсона3, в котором он осмысляет те реформы в сфере образования, которые сегодня проходят по всему миру. Они все направлены на то, чтобы дать возможность нашим детям занять достойное место в мире (или, в терминах Робинсона, в экономике) ХХI века. Главный вопрос сэра К. Робинсона: «Почему детей готовят к будущему старыми методами?». Его гипотеза состоит в том, что современная система образования, которая разрабатывалась для другой эпохи и была создана в других экономических и идеологических условиях (эпоха Просвещения, индустриальная революция), более не жизнеспособна. Современная школа не может напоминать фабрику, конвейер, нужны новые подходы, далёкие от темы образовательных, всё время повышающихся стандартов. Новая образовательная модель, по его мнению, не приемлет стандартизации, промышленного подхода, тестирования. Важное значение для нынешних детей, у которых всё чаще диагностируют синдром СДВГ (синдром дефицита внимания с гиперактивностью), имеет, может быть, индивидуальный творческий подход, использование дивергентного мышления, как способности нелинейной интерпретации условия задачи. Продолжая мысль К. Робинсона, можно сказать, что музей традиционно считается местом дополнительного неформального образования, которому свойственно работать в таком ключе. Вторым воображаемым дополнением к выставке могло бы стать исследование Генри Дженкинса4 о медиаобразовании, а самым яркими экспонатами − блог и книга Нины Саймон «Participatory museum»5, а также некоторые разработки компании Apple. Как известно, многие устройства были сделаны на основе наблюдения за действиями детей, их реакции и восприятие были важны для Стива Джобса. С помощью работ трёх вышеупомянутых авторов можно проследить смену парадигм: от культуры потребления к культуре участия. Это в первую очередь связано с изменением информационного поля, степени «белого» шума и теми переменами, которые произошли с когнитивными способностями и памятью современного ребёнка. Как сегодня дети получают новые знания, что именно заставляет их запоминать то или иное? Кен Робинсон и Нина Саймон очень чётко описывают, насколько сильно изменился мир, они более чётко, чем другие формулируют, что сегодня современный ребёнок, музейный посетитель, радикально отличается от предыдущего поколения. Важным стало совпадение ожидания, мотивации и процесса коммуникации − того, что вскоре назовут «культура участия».

Интерактивность и культура участия

3 Кен Робинсон. Новый взгляд на систему образования. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.youtube.com/ watch?v=1G3Kyu_UbjQ 4 Henry Jenkins with Ravi Purushotma, Margaret Weogel, Katie Clintin, and Alice Robinson. Confronting the Challenges of Participatory Culture: Media Education for the 21st century, 2009. [Электронный ресурс]. – Режим доступа:http://mitpress.mit. edu.books/full_pdf/confronting_the_ challenges.pdf 5 Nina Simon. Participatory museum. [Электронный ресурс]. – Режим доступа:http://participatorymuseum. org

22

Термин «культура участия», как и «интерактивность», пришёл в сферу культуры и музей из информационных технологий и в первую очередь определяет процесс производства и потребления информации в Интернете. Самым очевидным примером культуры участия являются социаль­ные сети, которые, по сути, в одно мгновение разрушили иерархию экспертизы, а также перестроили связи потребителя-производителя. Культура участия подтвердила важность опоры на эмоцию и сенсорную память в процессе музейной коммуникации. Ещё два года назад, когда работы о культуре участия в музее впервые появились в переводе на русский язык, о ней говорили как о прорыве, о новом явлении в музейной деятельности. Авторы постоянно объясняли, что это такое и почему именно музей, несмотря на его врождённый консерватизм, входит в число главных проводников культуры участия в обществе.6 Сегодня можно говорить о том, что мы наблюдаем активное использование методов культуры участия в социокультурном и музейном проектировании. Всё чаще, читая заявки на новые образовательные проекты, мы видим это словосочетание, которое иногда употребляется по делу, иногда его используют как «модное слово», путая с интерактивностью или просто для красного словца. Оба термина – интерактивность и культура участия − являются проявлением новой парадигмы музея как коммуникационной модели, когда роль аудитории сменяется с пассивной на активную. Сегодня музей выступает в роли модератора диалога или, как написано у Д. Агаповой, «миллиона диалогов», принимая от людей их символический вклад в культуру и возвращая их в виде рефлексии и обозначения контекстов. Раньше экскурсовод или музейный педагог был единственным, кто понимал и определял регламент взаимоотношений, в которых он точно обозначал, кто здесь «старший», а кто «младший». Сегодня это всегда дискуссия, где все участники равны, а музей как модератор старается задавать умные вопросы и работает с посетителями как навигатор. Надо понимать, что культура участия» − закономерное продолжение цепочки понятий, которые


мы употребляем, когда говорим о просветительской функции музея и его образовательном потенциале. Она состоит из таких словосочетаний-трендов, как «просветительская-популяризаторская работа», «идеологическая роль музея», «музейная педагогика», «музейное образование», «интерактивные занятия/урок в музее», «музей как обучение в течение всей жизни», «доступ в музей для всех», «культура участия». Интерактивность – один из предшествующих трендов в музейном деле. Именно с ней мы связываем новое отношение музея к мотивации, его когнитивным особенностям, возрастной психологии. Когда-то революционный метод hands-on (руками трогать разрешается) сегодня не использовал только ленивый. Игровое взаимодействие, ролевые игры, самостоятельная активность посетителей – всё это узнаваемые черты современных проектов в Санкт-Петербурге, Москве, Перми, связанных с игровыми путеводителями. Чтобы точнее объяснить, что такое культура участия, приведу пример из музея естественной истории Сан Диего (США)7 . Музей решил cделать реэкспозицию на площади в 2500 кв.м., исходя из коллекционноисследовательского подхода. Финансирование было небольшим, людей не хватало, и музейные сотрудники сначала сделали просто фотовыставку на основе своих экспонатов. Сдвигом послужило то, что они услышали, как посетители кричат сверху своим друзьям: «Не надо, не поднимайся, здесь только фотографии». В этот момент было решено начать делать новую экспозицию и этикетаж, играя с оценкой и пониманием своих посетителей. Проект так и назывался «Case by case» – «Витрина за витриной». Сначала были разработаны несколько первых вопросов на понимание и на восприятие экспонатов в витринах, потом была дана возможность задавать вопросы к конкретным объектам. В принципе это означает, что лежали карандаши, липкие бумажки, которые можно было крепить прямо на стену. Для первого случая взяли окаменевшее гнездо шершня, стенку за витриной выкрасили в яркий цвет, и зрители должны были на цветных карточках написать свои вопросы или догадки. Через полтора месяца, когда вопросы стали повторяться, сотрудники распределили их по группам. В результате, на базе реакции посетителей была создана этикетка, где помимо основной информации были даны ответы на все вопросы. Это образец музейной коммуникации, где верная методика по задаванию вопросов и предъявлению ответов даёт в результате важное ощущение причастности, соучастия с прошлым, актуальности его в твоей сегодняшней частной жизни. Помимо этикетажа Музей естественной истории также ответил себе на вопросы, в какой момент посетитель интуитивно сам выстраивает связи, пытаясь понять, что за предмет перед ним. Таким образом, культура участия отвечает на коммуникативные запросы посетителя, имеет дело не со знанием как таковым, а с мотивацией. Результатом проекта в духе интерактивности, предположительно, будет знание, а результатом проекта в духе культуры участия – новые связи и контексты, коммуникация. Очевидно, что музейные проекты для взрослых и детей в духе культуры участия – это стратегия использования новых медиа, стратегия социального взаимодействия и стратегия эксперимента. Рассмотрим их ниже.

Культура участия и новые медиа Музеи борются за свободное время посетителя, в этой тяжёлой битве участвует множество субъектов, среди которых главными можно считать Интернет, кино и торговые центры. В этом смысле новый подход при работе с посетителями, а особенно с подростками, по законам новых медиа и социальных сетей, делает музей конкурентоспособным на рынке культурного досуга. Первым опытом подобного рода можно назвать проекты Государственного музея Л.В. Толстого и компании ABBYY «Толстой в один клик»8, где 90-томное издание было расшифровано волонтёрами, и была разработана уникальная методика распознавания и редактуры текста силами внешних исполнителей. Теперь тексты издания постоянно доступны он-лайн. Музей показал, как можно работать с основной коллекцией с участием посетителей. Вторым важным признаком является получение обратной связи. Марафоны с музейными «селфи», где посетители фотографируют себя в музее, или фотографиями с хэштегом #instamuseum, работают на фиксации эмоции человека в музее. Они дают человеку ощущения причастности и дружественности к такому сложному и непонятному институту, каким представляется музей. В качестве примера образовательной программы здесь можно привести проект мультимедийного гида «Открой пермский период» Музея пермских древностей. Его авторы пишут: «Мультимедийный гид позволяет посетителю музея не только увидеть пермский период за пределами музея

23


Проект «Мобильное приложение “Открой пермский период”» Фото – Ольга Сорокина (с разрешения Музея пермских древностей).

и превратить всё окружение в пространство «обучающей повседневности», но и объединяет устоявшиеся бренды и «неопознанные» объекты региона в единый зонтичный бренд «пермский период». Гиды «выявляют» объекты пермского периода в пространстве повседневности и «считывают» связь между событиями геологической истории и современности».9

Социальное взаимодействие

8 Проект «Толстой в один клик». [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://readingtolstoy.ru 9 Музей пермских древностей. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.museum.perm.ru/proekti/ all/permskiy-period

24

Проект «Building Blocks» Фото с публичного Интернет-источника: http://www.fargfabriken.se/en/.

Три «кита» музейного просвещения − информация, вдохновение, мотивация − сегодня пополнились ещё двумя: навигацией и связями. Сегодня именно два последних пункта определяют отношения между музеем и посетителем. Это в полной мере относится и к современному ребёнку в музее. Он становится центральной фигурой, на который современный музей равняется и выстраивает шаги, направленные к взаимопониманию. В связи с этим стоит упомянуть проект «Building Blocks»10 («Строительные блоки»), реализованный в Стокгольме, в центре Fargfabriken. Он не прямо относится к музеям, но прекрасно иллюстрирует подход, описанный выше. Этот проект был связан с работой нескольких международных архитектурных бюро с детьми, а на самом деле исследовал то, как детское видение идеального дома может изменить норму восприя­ тия у взрослых людей. Детское незнание архитектуры плюс абсолютная свобода выбора дали удивительные результаты. К участию с одной стороны были приглашены международные архитектурные бюро (шведские, сенегальские, европейские, американские), а с другой – дети от 5 до 16 лет. Задача архитекторов состояла в том, чтобы работать с детьми, как с настоящими клиентами. Дети рассуждали о том, в каком доме они хотели бы жить, а архитекторы должны были обсуждать с ними их предложения и сделать проекты и макеты в масштабе, которые потом были показаны на выставке. Родителям нельзя было вмешиваться в процесс и влиять на выбор ребёнка. Результаты оказались весьма разнообразными. Для детей из Сенегала самым желаемым домом была вилла, которая на самом деле находилась в их городе, но принадлежала людям более высокого социаль­ ного статуса. А благополучные шведские дети в своём воображении рисовали нечто, почти не имеющее связи с реальностью. И в результате, взрослые тоже задумались о том, что они выбирают своё пространство для жизни, глядя на это всё через призму детского восприятия норм, вкуса, традиций и моды. Этот проект потом был представлен в разных странах как пример коммуникации вокруг темы, которая волнует всех, – наш собственный дом. В России подобным примером может служить проект по созданию Народного музея монументальной живописи «Дом со львом».11 Это крестьянский дом с расписным интерьером, который был обнаружен в 2009 году на севере Саратовской области, в селе Поповка. Дом был нежилым с 2005 года и до выкупа его проектной командой находился под угрозой исчезновения. Сейчас дом и небольшой участок земли выкуплен, и команда работает над исследованием и сохранением росписей,


Проект по созданию Народного музея монументальной живописи «Дом со львом» Фото с публичного Интернет-источника: http://lion-house.ru.

созданием реальной и виртуальной экспозиции, продвижением туристической привлекательности региона. Музей существует во многом благодаря огромному волонтёрскому движению, которое было возможно из-за исключительной расторопности и необыкновенных коммуникационных способностей команды проекта. Музейные сотрудники внимательно наблюдают за поведением активной, просвещённой аудитории, предлагая ей ровно то, что может заинтересовать людей, готовых поделиться своими знаниями во имя общественного блага. Руками волонтёров дом приведён в порядок, открыт сайт, начата работа по разработке сувениров. Впереди у музея планы по созданию своего собственного образовательного центра, повышению доступности, завершению реставрации, улучшению навига­ ции, созданию мощного выставочного предложения. В этом проекте объединяются самые разные люди, и музей выступает не только поставщиком нового знания или контента, но и платформой для коммуникации.

Эксперимент Приятно, что за последний год в России появилось несколько очевидных музейных проектов, в которых была предпринята попытка работы именно в духе культуры участия. Всех их отличает большая степень экспериментальности. Среди них выставка «Искусство путешествий» Сергея Каменского в Свердловском областном краеведческом музее, «Липецк в воспоминаниях современников. Век ХХ» в Липецком музее народного и декоративно-прикладного искусства, «Сибиряки вольные и невольные» Томского областного краеведческого музея, а некоторые из них были сделаны специально для детей, как например, образовательная программа «Сокровище моё»12, автор Маргарита Обшивалкина, Государственный музей изобразительных искусств Республики Татарстана. Программа состояла в серии занятий, где дети в игровой форме занимались в музее, создавая свои «сокровища», читая истории о других и находя их свидетельства в экспозиции. Её отметили эксперты конкурса Профессионального форума «Музей и культура детства», которые увидели в этой новой игровой программе важное сочетание интерактивности и культуры участия, а также отметили современный педагогический подход, где точкой входа является сам ребёнок и его собственные тексты. Дети ощущают эмоциональную сопричастность, учатся внимательному отношению к предмету и интерпретации. Новая модель взаимоотношения музея и аудитории требует изменений одновременно на многих уровнях: управленческом, механизмов планирования, мониторинга и оценки. Музей должен обеспечивать доступ для всех и использовать новые технологии, которые позволяют иметь дело с каждым. Говоря о детском участии, мы, вслед за Р. Хартом13 и К.Робинсоном, различаем подлинное участие и неучастие (манипуляцию) в музейных проектах и предлагаем внимательно посмотреть ещё раз на то, какие преимущества дают проекты в духе культуры участия с точки зрения успешного взаимодействия наших детей в экономике и общественной жизни XXI века. Сегодня мы видим повышенный интерес к неформальному, дополнительному образованию в музее, и нам представляется, что культура участия – один из «мягких» подходов, который может использовать музей любого размера и с любой коллекцией. Способность музея отзываться на потребности аудитории, а особенно разнообразной детской аудитории, важна как никогда в рамках самой важной музейной стратегии – стратегии будущего развития, или выживания. Текст: Наталья Копелянская

Центр Fargfabriken. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http:// www.fargfabriken.se/en/projects/bb

10

11 Народный музей монументальной живописи «Дом со львом» [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://lion-house.ru

Презентация проекта «Сокровище моё». [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.slideshare.net/ ritaobshivalkina/c-38163987

12

Roger Hart. Children Partcipation: from Tokenism to Citizenship// Innocenti Essays, #4, UNICEF, 1979

13

25


Сhild-friendly: город и музей. В поиске счастливых детей

26


Музей для взрослых собирает и хранит уходящее и всматривается в будущее. Музей для детей должен всматриваться в уходящее и творить с детьми новое будущее. Александр Зеленко «Детские музеи в Северной Америке»

Г

ород и музей – пространства, изначально созданные для взрослых, но проявляющие внутреннюю потребность стать удобными для детей. И города, и музеи сталкиваются с вопросами интерпретации наследия − уже выработаны специ­ фические пространственные и смысловые инструменты для налаживания взаимоотношений с детской аудиторией. И детские музеи, и инициативы городов, дружественных детям, ориентированы на создание вместе с детьми комфортного для них пространства: физического и смыслового. Дружественные детям пространства (child-friendly) уже более 100 лет создаются в музеях. Первые инициативы «городов, дружественных детям», появились в последнее десятилетие XX века. Всматриваясь в опыт прошлого, так называемые «child-friendly» музеи и города могут создавать комфортные пространства игры для тех, кто вскоре станет взрослым и будет творить будущее.

Дети и пространство города Долгое время считалось, что, с точки зрения «городского гражданства», дети – это либо жители города в настоящем, либо будущие жители города, т.е. будущие «взрослые». Дети выделялись в две отдельные возрастные категории, рассматриваемые отдельно. В действительности же, как отмечает Брайан Симпсон в статье «О повышении участия детей и молодёжи в городском планировании и дизайне», детей следует рассматривать и с той, и с другой точки зрения одновременно.1 Право детей и молодёжи участвовать в жизни и процессе принятия решений на местном уровне как право человека было закреплено в Конвенции ООН по правам ребёнка (1989 г.)2, а впоследствии было ещё раз подтверждено международным сообщес­ твом на Всемирном саммите по окружающей среде и развитию в Рио-де-Жанейро (1992 г.). В 1996 г. на Конференции ООН по поселениям человека (Habitat II) было положено начало инициативе «Город, дружественный детям»3, а в качестве исполнительного органа при ЮНИСЕФ был образован Международный секретариат городов, дружественных детям, со штаб-квартирой во Флоренции. На конференции было обозначено, что благополучие детей – это ключевой показатель демократического общества, здоровой среды обитания и качественного управления, принимающего во внимание права детей.4

Юлия Глазырина Заведующая отделом природы Пермского краеведческого музея. Куратор Музея пермских древностей, лектория «Учёные – детям» и ежегодной Детской палеонтологической конференции. Автор путеводителей и член авторского коллектива межмузейного проекта «Игра-путешествие «На старт, внимание… В музей!». Лауреат премии Пермского края в сфере культуры и искусства за реализацию проекта «Музей пермских древностей» (2010 г.). Магистр искусств (менедж­мент в сфере культуры), Университет Манчестера, Московская высшая школа социальных и экономических исследований. Сфера научных интересов: интерпретация геологичес­кого и палеонтологического наследия, детские музеи, социальная миссия культурных институций, междисцип­линарные подходы.

Что такое «Город, дружественный детям»? Согласно определению, предложенному инициативой «Город, дружественный детям», поселение, в котором органы местного самоуправления принимают решения и ведут работу при условии выполнения обязательства соблюдать права детей, и является городом, дружественным детям. В дружественном детям городе не уделяется большое внимание обеспечению базовых потребностей детей, но и создаются возможности для участия детей в городском планировании: возможность влияния на принятие решений о городе; возможность выражать мнение о том, каким они желают видеть город; участие в социальной жизни города, жизни местного общества и семьи; доступ к базовым услугам (здравоохранение, образование и дом как «прибежище»); доступ к чистой воде и соблюдение санитарных норм; защита от эксплуатации, насилия и надругательства; безопасность городского пространства; возможность (и наличие мест) встречи с друзьями и игры; наличие зелёных пространств (как местообитаний растений и животных);

Simpson, Brian (1997). Towards the participation of children and young people in urban planning and design. Urban Studies 34 (5/6): 907-25; цит. по Comparing Rural and Urban Children’s Perceptions of an Ideal Community Patricia Lynn Machemer, Sissi Patricia Bruch and Rachel Kuipers. Journal of Planning Education and Research. 2008 28:143

1

Конвенция о правах ребёнка. Принята резолюцией 44/25 Генеральной Ассамблеи от 20 ноября 1989 года. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.un.org/ ru/documents/decl_conv/conventions/ childcon.shtml

2

3 Child Friendly City Initiative. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.childfriendlycities.org/en/ overview/the-cfc-initiative 4 Judith Wilks (2010): Child-friendly cities: a place for active citizenship in geographical and environmental education, International Research in Geographical and Environmental Education, 19:1, p. 25

27


право на жизнь в экологически безопасной и незагрязнённой среде; участие в культурных и социальных событиях; равное с другими право быть «гражданином города» и иметь доступ к любым его частям и подразделениям независимо от этнической и религиозной принадлежности, места рождения, пола или ограниченных возможностей.5 Все эти права, закреплённые ЮНИСЕФ за детьми, являются отражением прав человека в целом, независимо от его возраста, и лишь одно из них – возможность и наличие мест для встречи с друзьями и игры – является свойственным только детям.

Игра как ключевая особенность восприятия пространства

Paul Tranter & Eric Pawson (2001): Children’s Access to Local Environments: A case-study of Christchurch, New Zealand, Local Environment, 6:1, p. 27. Также см., например, Matthews, M. H. (1992) Making Sense of Place: children’s understanding of large-scale environments (Hemel Hempstead, Harvester Wheatsheaf); Hart, R. (1979) Children’s Experience of Place (New York, Irvington).

6

Discoverama museum. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.discoverama.org/home/

7

8 Towards a child-friendly London. The Mayor’s Draft Children and Young People’s Strategy. April 2003. 9 Children’s London... [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http:// www.londontreasures.com/children. htm

Kids love London [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http:// www.kidslovelondon.com

10

11 Child Friendly Hotels in London. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://traveltips.usatoday.com/childfriendly-hotels-london-3529.html

Museum of Childhood. History of the Museum http://www.vam.ac.uk/moc/

12

28

Музей детства (филиал музея Виктории и Альберта в Лондоне) будоражит воспоминания взрослых о своем детстве. Фото предоставлено автором статьи.

5 CHILD FRIENDLY CITIES promoted by UNICEF National Committees and Country Offices – Fact sheet, September 2009. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.childfriendlycities.org/ documents/view/id/65/lang/en

При рассмотрении жизненного пространства детей с «географической» точки зрения одну из ключевых особенностей восприятия детьми окружающего мира отмечают Пол Трэнтор, профессор географии Высшей школы естественных наук в Канберре, и Эрик Поусон, профессор географии университета Кентербери, Новая Зеландия: «Дети воспринимают окружающее пространство как возможность для игры: дети играют всегда и везде».6 Это отправной тезис для выстраивания и пространства города, удобного для детей, и детского музея, и адаптации «взрослого» музея для ребёнка, а также, вероятно, и основной приём коммуникации с детьми при их вовлечении в процесс планирования. Если не брать во внимание экстремальные ситуации, когда дети не имеют доступа к жизненно важным ресурсам, значительную часть их времени любимым занятием остается игра. В то же время детский музей может выстраивать свою работу на привнесении игры в жизнь детей, которые в реальной жизни лишены возможности беззаботно играть в связи с чрезвычайными ситуациями, локальными конфликтами, природными катастрофами. В этом случае игра выступает как терапия. ` Например, музей Discoverama7 в Каире, не имеющий собственного здания, стремится на время «выхватить» детей из окружающей действительности и поместить в пространство беззаботной игры, которое сотрудники и волонтёры организуют в виде «игровых кубов», непроницаемых для взрослых проблем. Эти игровые пространства выполнены из прозрачных материалов и размещаются в торговых центрах или даже на оживленных улицах «взрослого» города. Таким образом, инициатива музея по созданию дружественного детям пространства проникает на улицы города в формате «партизанского» проекта, десанта культурной терапии. В настоящее время идею «Города, дружественного детям», приняли десятки городов в развитых и развивающихся странах. Вероят­ ­но, наиболее известной стала инициатива мэра Лондона о создании стратегии «Дружественного детям Лондона», в которой отмечается, что «…дети будут услышаны и увидены в дружественном им городе. Будет обеспечено их активное участие как граждан и членов общес­­­­­тва, обладающих правами, уверенность в свободе выражения их взглядов и в том, что они приняты серьёзно».8 Это намерение выражено в ряде инициатив: от активнос­ тей информационного характера до «реальных» проектов. Созданы специализированные сайты («Сокровища Лондона. Лондон для детей»9, «Дети любят Лондон»10 или «Дружественные детям отели Лондона»11) и запущены вполне «осязаемые» проекты, например, реконструкция и переосмысление «Музея детства» при музее Виктории и Альберта в 2005 – 2006 гг.12. Любопытно то, что все сотрудники представлены на сайте музея их детскими фотографиями, но, к сожалению, нигде нет информации о том, что дети принимали участие в создании музея.


В то же время в Лондоне развиваются инициативы снизу (grass-routes initiatives), в частности, по картированию дружественных детям пространств города. К примеру, популярный блог для молодых родителей, который основала журналист Саншайн Джексон после рождения второго ребёнка, организовав систему e-mail рассылки13, посвящённой советам о дружественных детям пространствах Лондона и планах комфортного досуга на ближайшие выходные. По материалам этой рассылки была издана книга «Лондон для маленьких: дружественные детям места для прогулок и весёлого досуга».14 Кроме изначально ориентированных на детей событий и мест досуга в книге предложены советы, какие «взрослые» мероприятия могут быть интересны и безопасны для детей. Здесь же возникает интересный ретроспективный аспект: могут ли городские пространства, запомнившиеся авторам, когда они были маленькими, привлечь их собственных детей.

Дети и пространство музея Детям свойственно особенное смыслополагание и восприя­ тие окружающего мира, соответственно, у них совершенно особые требования не только к организации городского пространства, но и к организации музея. Эти особенности восприятия настолько отличаются от мира взрослых, что наряду с музеями «для взрослых» в конце XIX века возникли первые музеи для детей. Самым первым таким музеем считается Детский музей в Бруклине, основанный в 1899 г.15 В течение XX века по всему миру были основаны десятки детских музеев, в том числе музей «Эврика!» в Великобритании, музей «ZOOM» в Вене, детские музеи в Каракасе и Боготе и другие. Многие из них входят в профессиональную Ассоциацию детских музеев.16 В соответствии с определением Ассоциации, детский музей – это институция, нацеленная на разработку экспозиций и программ, исходя из потребностей и интересов детей, с целью стимулирования любознательности и мотивации познания.17 Другое профессиональное объединение – Ассоциация детей в музеях «Hands on! International» – объединяет не только детские, но и «взрослые» музеи и ставит задачей «сделать музеи по всему миру доступными, информативными и увлекательными для детей».18 Детские музеи предъявляют особенные требования к построению физического и смыслового пространства, способствую­ щего познанию. В связи с этим, и реальное, и интерпретационное пространство детского музея может отличаться особой гиперболизацией, игрой масштабов, выстраиванием аналогий со знакомыми детям образами, необычностью дизайна и особенностями в представлении экспонатов и информации о них. По словам А. У. Зеленко, «задача состоит в том, чтобы коллекция “сама рассказала свою историю” и дала идею связи с другими “типами”». Дружественный детям город в этом отношении имеет значительно меньший арсенал средств адаптации среды для детского восприятия и комфорта, так как изначально развивался по другим, «взрослым», законам. Детские музеи и музеи, ориентированные на работу с детьми, используют приём игры повсеместно. Например, для вовлечения юных посетителей в знакомство с коллекциями Национальный морской музей в Гринвиче организует игровые мастер-классы, на которых предлагают познакомиться с системой мировой торговли через игровой обмен копиями, а также увидеть объекты торговли в экспозиции. Игра может стать инструментом привлечения аудитории в музейное пространство: так, Ассоциация музеев Нидерландов в поисках новых способов представить музей детской аудитории изучила статистику времяпрепровождения в сети Интернет голландских детей и подростков и разработала единый музейный игровой портал, где через принцип первоначального знакомства с музейным предметом в формате онлайн-игры ребёнок после переходит в специализированные «детские» разделы соответствующих сайтов разных музеев.19 «Взрослые» музеи в борьбе за детского посетителя стремятся не только включать интерактивные элементы в экспозицию, но и ищут возможности адаптации всего пространства, даже если нет возможности его существенной перестройки с учётом лучших для детей возможностей. Так, городской Музей Лондона после введения в 2014 г. новых государственных образовательных стандартов (National Curriculum) и повторного включения в них раздела о доисторичес­ ком обществе решил адаптировать «доисторическую» экспозицию «Лондон до Лондона», сделав её более дружественной и понятной детям начальных классов.20 Для учителей музей организует специальные тренинги, посвящённые тому, как ресурс экспозиции может быть

Hopscotch Newsletter. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://thehopscotchnewsletter.com/ contact-us/

13

Jackson Sunshine, Hodges Kate. Little London: Child-friendly Days Out and Fun Things To Do. 2014. 224 p.

14

Brooklyn Children’s Museum. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.brooklynkids.org/index. php/whoweare/history

15

Ассоциация детских музеев. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.childrensmuseums.org/ index.php

16

What is a Children’s Museum? [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.eureka.org.uk/AboutUs/ childrensmuseums

17

18 Hands on! International. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://hands-on-international.scep. eu/index.html

Музеи для детей. Нидерланды. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://www.museumkids.nl

19

20 Museum of London. Prehistoric London (500,000BC to 43AD) resources. [Электронный ресурс].– Режим доступа: http://www. museumoflondon.org.uk/schools/ classroom-homework-resources/ prehistoric-london-resources/

29


Национальный морской музей в Гринвиче. «Великая карта» через игры, исследования и мультимедиа переключает масштаб восприятия географического пространства. Фото предоставлено автором статьи.

использован при изучении этой темы, а также предоставляет возможности для совместной разработки музейных сессий. Национальный морской музей в Гринвиче пошёл по пути адаптации символического, а не физического пространства, разработав руководства «Плавание через расписание» и предлагая серию бесплатных мастер-классов и интерактивных занятий.21

Дети в пространстве города и музея

23 Фёдоров В.В., Коваль И.М. Мифосимволизм архитектуры. Изд. 2. М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2009. Стр. 43.

30

Город – среда, в которой ребёнок оказывается независимо от своей воли и, живя в городе, вынужден проводить большую часть времени в этой среде, тогда как в музей он приходит на время, и зачастую по собственному желанию. Музеи должны конкурировать с другими культурными или развлекательными учреждениями за то, чтобы ребёнок захотел в них вновь прийти, в то время как в городской среде он оказывается вынужденно. Как следствие, требования к созданию дружественной детям городской среды проявляются на уровне конкуренции городов и зависят, вероятно, от желания позиционировать город в мировом политическом и социокультурном пространстве, в осознании обществом важности декларирования и соблюдения прав детей как жителей Земли (т.е. мира, управляемого взрослыми). Музеи выстраивают дружественные детям концепции, исходя из желания привлечь детскую аудиторию, то есть на уровне экономической конкуренции культурных институций и борьбы за посетителей. В последние годы в России инициативы создания дружес­ твенных детям пространств в городе взяли на себя некоммерческие объединения или коммерческие арт-бюро, работающие в сфере создания доброжелательного к детям пространства, картирования и создания детского досуга в крупных городах. В частности, организация «Город Друг» предлагает услуги по проектированию игровых пространств для детей, изучению детской городской среды, применению практик партисипативного планирования и организации обучаю­ щих семинаров . В блоге «UrbanUrban», посвящённом актуальным мировым практикам городского планирования и инициативам местного сообщества, появился специальный раздел, исследующий городские игровые пространства и, в более широком смысле, дружественную детям среду. Базовые принципы организации пространств города и музея схожи, а сами пространства могут быть спроектированы на основе взаимопроникающих междисциплинарных идей. Согласно тезису В. В. Фёдорова и И. М. Коваль, изложенному в исследовании «Мифосимволизм архитектуры», «...пространство города, с одной стороны, является физическим и включает здания, улицы, площади, а с другой – символическим, т.е. таким, которое несёт скрытую, зашифрованную информацию морального, сакрального, политического и других планов… [Город] представляет собой пространство культуры, которое в значительной мере формирует индивида и социум».23 Может ли такое представление о пространстве быть применимо и к городу, и к музею? Может ли реальное и символическое пространство города и музея создаваться и управляться при участии детей, с учётом детского мнения и представлений о дружес­ твенной детям среде? Да. В этом случае реальное пространство


Детский музей «Юнибакен» в Стокгольме включает в экспозицию «игру масшабов» и смелые фантазии. Фото предоставлено автором статьи.

города и музея, согласно концепции дружественной детям среды, должно отвечать, в первую очередь, требованиям безопасности (физической и экологической), удобства маленьких обитателей и предоставлять место для игры. Игра в этом случае перекликается с созданием и восприятием символического пространства и является основным элементом познания мира, который формирует личность ребёнка. Во-первых, требования к созданию комфортного, реального, осязаемого пространства являются следствием возраста детей и их физических особенностей: чтобы представить, о чём идет речь, достаточно просто присесть и взглянуть на мир с высоты «100 см». Об этой особенности очень хорошо знают и те структуры, которые обозначили досуг детей сферой своих бизнес-интересов в пространстве города (достаточно вспомнить, например, маленькую входную дверь для детей рядом со «взрослой» дверью в детский центр «Шардам», работавший в здании Центрального дома художников в Москве24. Или «детские» перила, идущие параллельно взрослым на лестничных маршах в «Икее»). Детские музеи стремятся полностью выстраивать своё пространство в соответствии с этими «физическими» требованиями. Примерами игры масштабов можно назвать намеренно уменьшенный домик Карлсона и намеренно преувеличенный, «взрослый», дом Пеппи в детском музее «Юнибакен» в Стокгольме.

«Взрослые» музеи или музеи «не только для детей» готовы использовать некоторые приёмы создания дружественной детям среды: например, в Дарвиновском музее этикетаж размещается на уровне глаз ребёнка. В Национальном музее естественной истории в Вене25 и в открытой в Имперском военном музее в Лондоне в июне 2014 года Галерее, посвящённой Первой Мировой войне, некоторые интерактивные элементы, встроенные в экспозицию, располагаются на комфортном для детей уровне. Во-вторых, создание физического пространства музея является прямым следствием формирования желаемого символичес­ кого пространства и особенностей его восприятия. В этом смысле с пространством города ситуация существенно сложнее: реальные города изначально создавались совсем не из соображений удобства их маленьких обитателей, и лишь вымышленные – реальные или виртуальные проекты – могут учитывать особенности детского восприятия. Так, например, парки развлечений как города забав построены по принципу максимального комфорта их детского (да и инфантильного взрослого) посетителя. Виртуальные модели детского города могут быть обнаружены и в кинематографе, и в мультипликации («Корпорация монстров», 2001 г. или «История игрушек», 1995 г.), и в литературе («Солнечный город» из книги Николая Носова). В таком вымышленном городе обычно присутствует не только «дружелюбная» среда, но и некая таинственная, пугающая область или территория. Это может быть связано не только с сюжетной линией экспозиции и её «драматическим эффектом», но и с потребностью ребёнка к преодолению собственного страха, вымышленных или реальных препятствий. В практике создания детских музеев эта особенность может быть выражена в создании особых территорий познания с вариативным набором путей или лабиринтами с препятствиями. Во «взрослых» музеях, путём формирования дизайнерами особой эффектной и неожиданной аудиовизуальной среды, у детей могут возникать

24 Детский центр «Шардам». [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.shardam.ru/

Natural History Museum Vienna Annual report 2010: English Summary // Jarresbericht 2010 Naturhistorishes Museum Wien. 2010. P. 199.

25

31


схожие эмоции. Так, например, в Музее на набережной Бранли в Париже дети, попадая в необычную музейную среду – затемнённые пространства, маршрут сложной конфигурации, эффектный световой и визуальный сценарий, «непривычность» экспонируемых этнографических коллекций – воспринимали экспозицию как приключение и путешествие. Если реальное пространство города/музея зачастую формируется, исходя из соображений практичности и экономичес­ кой/социальной эффективности, то символическое пространство оставляет большие возможности для интерпретации.

Семиотика городского и музейного пространства

См., в частности, Трубина Е.Г. Город в теории: опыты осмысления пространства. М.: Новое литературное обозрение. – 2011. – С. 441 – 493.

26

См., в частности, Message, Kylie. New museums and the making of culture / Kylie Message. - Oxford ; New York : Berg, 2006. P. 48 – 51.

27

28 Детский лекторий Политехнического музея. Лекция 11.02.2012 Ярослав Ковальчук «Люди и улицы». [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.pmlectures.ru/ taxonomy/term/53 29 Глазычев, В.Л. Урбанистика / Глазычев В. Л. - Москва: Европа, 2008. – С. 198

32

Музей и город как метафора. В урбанистике используется метафора города-базара, города-рынка,26 в практике культурных исследований (cultural studies) музей рассматривается как метафорическое отражение книги или любого другого типа повествования27, но до настоя­ щего времени нам не встречались попытки поиска аналогий между пространством города и музея. И город, и музей становятся объектом мифологического проектирования и смыслополагания. Попробуем провести параллели в восприятии знаковых систем пространства города и пространства музея с точки зрения детского восприятия. Семиотика городского и музейного пространства. И город, и музей, существующие как целый объект или образ, воспринимаются каждый под собственным углом зрения, причём речь идет и о пространстве физическом, и о пространстве символическом. Архитектор Ярослав Ковальчук в Детском лектории Политехнического музея «Улицы и люди» отмечал, что «мы живём в городе, но целиком его никогда не видим. Разве что из самолёта или на карте. Мы видим улицы, площади, дома, парки, машины и рекламные щиты. Из всего этого и складывается наше впечатление от города»,28 причём все участники детской дискуссии (возраст – около 8-11 лет) говорили о том, что, перефразируя, они знают свой дом, двор, улицу, но никто из них не называл цельный образ города как часть своей «картины мира». Вероятно, это понимание складывается позднее, уже у взрослых людей (т.е. повзрослевших детей), когда игра масштабов в окружающем мире становится не такой впечатляющей. Выдающийся урбанист, знаток городских пространств, доктор искусствоведения В. Л. Глазычев, говоря о сценариях городского пространства, отмечал, что «...совокупность впечатлений, формирующих образ города в сознании, незаметно для него управляется той или иной сценарной схемой… Сценарную схему Амстердама или Антверпена формировали связь порта и биржи, каналов и улиц, сбегающих к зданию ратуши…».29 По сути, музей, стремящийся воссоздать или сохранить реальную или уже не существующую систему событий или явлений, тоже имеет дело с этой особенностью восприятия пространства: представляя по заранее заданному сценарию фрагменты не существующей в данное время в данном месте жизни, музеи предоставляют право интерпретации цельной образной системы самим посетителям в зависимости от их собственных представлений или открытости к коммуникации. Создавая экспозицию или целый музей для детей, мы как бы задаём срезы временного или географического пространства и предлагаем познавать мир пусть и в рамках заданного сценария, но в идеале с максимальной свободой интерпретации. Ключевым инструментом музейной коммуникации в этом случае становится игра, или в широком смысле интерактивная составляющая детского музея. На эту особенность детских музеев еще в начале XX в. обратил внимание А. У. Зеленко, архитектор и педагог, впечатлённый посещением детских музеев Америки и отразивший этот опыт в книге «Детские музеи Северной Америки» (1925 г.): «Многие могут отнестись с презрением к ссылке на грубые методы американской улицы для привлечения интересов. Дело музейных работников – облагородить подход, не отвергая реальной психологической подкладки… Подрастающему человечеству необходимо иметь хоть одно место, где оно найдёт простор и применение для своих умственных и эмоциональных мутаций и отборов, для создания новых личных и общественных интересов к жизни».30 Зеленко рассматривает примеры детских музеев в Бруклине, Бостоне, Детский музей искусства в Бостоне, а также приводит примеры музеев «для взрослых», которые ведут работу с детьми, упоминая, в частности, отделение детского музея при городской библиотеке и музее в городе Нью-Арк (штат Нью-Джерси), комплекс Национальных музеев Смитсоновского института в Вашингтоне, Музей естественной истории в Нью-Йорке, Музей искусств в Толедо, Музей в Вустере, Музей калифорнийской научной ассоциации в Сан-Франциско и другие. Зеленко подчёркивает и необходимость привлечения детей к созданию и работе


Музей Памбата на Филиппинах серьезно говорит с детьми об их правах и вовлекает в создание экспозиций. Фото с публичного Интернет-источника: www.museopambata.org.

музея: «Многое можно осуществить, если попытаться привлечь на помощь добровольцев и друзей, особенно среди отдельных детей или детских организаций»31, – и здесь же: «Друзья в среде – это залог роста самой общественной и бытовой среды при помощи того же музея». Современные музеи, работающие в рамках подхода культуры участия, взяли на вооружение технологию, предложенную ещё в начале XX века. В качестве примера успешного детского музея, основывающего работу на методах партисипативного планирования, можно назвать Музей Памбата в Маниле, Филиппины.32 Музей Памбата опирается на принципы Конвенции о правах ребёнка, принятой ООН в 1989 году. Конвенция закрепляет право детей жить в мире, быть защищёнными от насилия и вооружённых конфликтов. Конвенция – это тот фундамент, на основе которого музей строит всю свою работу: от создания выставок до реализации проектов. Перед тем как менять экспозицию, музей организует фокус-группы с детьми. Например, при планировании экспозиции об изменении климата музейные сотрудники в формате фокус-групп опрашивали детей, что бы они хотели узнать по этой теме, предлагали рассуждать, как климат влияет на их жизнь, можно ли отдельному человеку (даже ребёнку) как-то воздействовать на происходящие сегодня процессы изменения климата. Другая экспозиция – «Старая Манила» – как бы воссоздаёт старый город, «переносит» детей на век назад, знакомит со структурой и функциями портового колониального города. Все части экспозиции доступны для тактильного осмотра. От знакомства с отдельными предметами и темами музей переходит к разговору о нематериальном наследии, работая в технике сторителлинга, выстраивая с детьми символическое пространство ощущений и памяти на основе музейных коллекций.

Музей Памбата – удачный пример музея, создающего связи между ребёнком и окружающим миром в его пространственном и временном разнообразии. В его работе с детьми выдерживается основной принцип: дети могут быть услышанными и будут приняты серьёзно. Рассмотренные примеры вовлечения детей в проектирование комфортных и интересных пространств познания и игры для них самих дают лишь некоторое представление о том «арсенале» средств, приёмов и техник работы по созданию дружественного пространства, которые используют и сотрудники музеев, и команды по проектированию дружественных детям решений для городов. И те, и другие успешно используют специфические приемы и техники создания дружественного детям пространства, но, как правило, работают параллельно, и, к сожалению, пока не используют опыт друг друга. При проектировании важно помнить, что основной «детский» инструмент познания мира и интерпретации – игра; и музеи, и города должны наряду с обеспечением безопасности детей предоставить возможности для этой ключевой особенности детского восприятия. Игра может стать основным механизмом коммуникации при разработке концепций на всех уровнях. И музеи, и города, как образнознаковые пространственные системы, работающие с наследием, но непосредственно отражающие современность, могут «впустить» в своё пространство дружественные методики работы, а это значит, что счастливых детей – будущих взрослых – может стать больше. Текст: Юлия Глазырина

Зеленко, А. У. Детские музеи в Северной Америке. - М.: Работник просвещения, 1925. - С. 231.

30

Зеленко, А. У. Детские музеи в Северной Америке. - М.: Работник просвещения, 1925. - С. 233.

31

32 Детский музей и права ребёнка. Интервью с Нурин Парафина, директорам программ музея Памбата. Журнал «Музей», № 1, 2014 г. С. 21 – 23.

33


Взаимодействие с детьми и подростками в пространстве современного искусства: семь советов от музея «Гараж»

34


е

Главное, что ты начинаешь понимать, − тут все люди. Не лица из телевизоров, не сверхлюди с обложек, не тела, охраняемые тысячами, − просто мы. И как мы. О, и это завораживает. Г. Чубукин, участник проекта «Молодёжная команда «Гаража»

В

Методологический парадокс се приведённые ниже наблюдения основываются на опыте пятилетней работы образовательных программ музея «Гараж». По сути, они представляют собой методологию, написанную постфактум. В этом и её парадоксальность (множество вещей было реализовано интуитивно1 и осмыслено в системе уже после), и её убедительность (каждое утверждение проверено опытом работы с аудиторией нашего музея или музеев Голландии, Швейцарии, Великобритании и Швеции, полученным в результате исследовательских поездок в 2011-2013 гг.). Этот текст адресован как институциям, организующим досуг детей и подростков на территории современного искусства, так и родителям, которым хочется получать максимум качественного времяпрепровождения с детьми, расти вместе с ними. Часть текста описывает образовательную инфраструктуру, а часть – непосредственно познавательный процесс.

Кто такой educator и откуда они берутся в России? Необходимо прокомментировать состав оптимальной для развития передовых проектов образовательной команды. В России пока не существует профессии или оформившейся роли educator – есть педагоги по отдельным предметам. Educator – дословно, «воспитатель, пестующий»2, человек, также передающий опыт, но при этом отвечающий и за более широкое (метапредметное) знание. Он может не обладать строгой педагогической системой раскрытия одного предмета и скорее ориентируется на собственную практику и стремление поделиться накопленным опытом. В зарубежной практике широко распространена система, когда работа с публикой на территории музея становится пространством для эксперимента и становления для молодого, только завершившего учёбу художника. Он передаёт публике то, что умеет, и параллельно накапливает опыт общения с аудиторией, и ведёт творческий процесс. В образовательной команде музея «Гараж» историки искусства и культурологи объединены вместе с выпускниками менеджерских факультетов, а среди преподавателей есть как историки искусства и архитектуры, так и обладатели практических профессий: художники, дизайнеры, архитекторы. Сочетание таких разнонаправленных специалистов позволяет органично поддерживать баланс практических и теоретических знаний и соблюдать интонацию учебного процесса: музей не университет и не школа, и не претендует на исчерпанность передаваемого знания, но, являясь проводником, посредником, вдохновляет на исследование бесконечных полей нового материала.

Анастасия Митюшина Историк искусства, куратор, руководитель Образовательного отдела музея современного искусства «Гараж». Инициировала создание ряда уникальных проектов и курсов для творческого взаимодействия с семейной аудиторией и расширила познавательные возможности для профессиональной аудитории, включая издательскую программу и систему профессиональных мастерклассов. Автор идеи и сокуратор проекта для подростков «Молодёжная команда «Гаража». Один из авторов детской игры по современному искусству «кАРТы», разработанной музеем «Гараж». С 2003 года – автор текстов для журналов «ХЖ», «Архтроника», «Афиша» и других. Закончила отделение истории искусства Истори­ ческого факультета МГУ им. М.В. Ломоносова.

Музейная востребованность «голого» знания Непосредственная востребованность знания на территории музея, которая упоминалась выше, – ключевой «козырь» музейных программ. Музей сегодня — это не молчаливый «храм искусства», а пространство, где искусство, зрители и идеи встречаются, чтобы влиять друг на друга. Место для обмена мнениями и общения. Место для социализации. Потому все приобретаемые знания и навыки могут быть применены тут же, в общении на территории музея. Потому любая образовательная программа или даже обычная 45-минутная экскурсия должна быть устрое­­на так, чтобы интегрировать непосредственное применение знания посетителем/обучающимся на курсе в ткань времени, проводимого в музее. Именно этой возможностью воспользоваться своим знанием «здесь и сейчас», социализировать свой опыт, музейное образование выгодно отличается от школьного или университетского.3 Об этом преимуществе важно помнить и родителям: обсуждая в музее произведение искусства и вытягивая на свет «косвенные» знания, можно наглядно продемонстрировать ребёнку полезность получаемых в школе фактов и навыков. Подобный перекрёстный обмен знаниями особенно органичен в контексте больших историко-хронологических выставок. Например, «Временная архитектура Парка Горького: от Мельникова до Бана»4 и «The New International».5

35


Отзыв как источник обновления Обратная связь (отзыв) – это самый главный инструмент обновления образовательных инициатив и отслеживания их эффективности. Есть множество способов собирать впечатления: от скоростного опроса по итогам занятий (понравилось/не понравилось, когда мнение выражается простым жестом, например, большой палец вверх или вниз) или лаконичного анкетирования до подробных письменных опросов. Для разрабатываемых проектов, предполагающих тиражирование, собираются тестовые группы (например, при запуске игры для детей и родителей «кАРТы» музей «Гараж» трижды использовал тестовую группу: при написании текстов, при предфинальной версии и при запуске переиздания с издательством «Clever»). Ниже советы с примерами от музея «Гараж», которые помогут родителям получать удовольствие от совместного похода с ребёнком в музей и наслаждение от его роста, а преподавателям и музейным педагогам – успешно взаимодействовать с детьми и подростками, превращая их в благодарных зрителей и слушателей.

Обсуждать увиденное, превращаясь в слух

Очевидно, что регулярное обсуждение получаемых знаний по системе peer-to-peer возможно и внутри типового образования, но если анализировать среднестатистическое образование, то в нём в России доминирует менторский монолог, а возможность применения знания всё равно ограничена ученическими рамками: например, формат «дипломная выставка» представляет участников прежде всего как общность недавних учеников или молодых специалистов и только затем уже встраивает их в какие-то тематическодискурсивные контексты.

3

4 Выставка «Временная архитектура Парка Горького: от Мельникова до Бана», 20.10.12 / 09.12.12 http://garageccc.com/ru/event/104 5 Выставка «The New International», 01.08.14 / 21.09.14 http://garageccc. com/ru/event/546

Мультфильм «Большой Ух», реж. Юрий Бутырин, ТО «Экран», 1989 г. Цитаты из мультфильм «Большой Ух»: http://quoty.ru/authors/ Bol__shoy_Uh/

6

Выставка «Личный выбор: работы из частных коллекций современного искусства», Музей «Гараж», 14 февраля – 6 апреля 2014 г., http://garageccc.com/ru/event/423

7

8 Это задание по «иллюстрированию» газетной новости музей «Гараж» перенял у голландского музея «Van Abbemuseum» (http:// vanabbemuseum.nl/en/). Там оно было придумано для привлечения внимания взрослых посетителей к произведениям постоянной коллекции музея в рамках проекта «PLAY». Но оно отлично подходит для воркшопа по выстраиванию личного отношения к произведению любой эпохи и контекста.

36

«С какого возраста стоит начинать показывать современное искусство?» – cамый частый вопрос и в интервью, и в беседах с друзьями. Ответ: «С того, с которого вы готовы обсуждать с ребёнком увиденное». Обсуждение означает отсутствие оценочных суждений «верно» или «неверно». Оно настроено на обмен мнениями относительно увиденного. Здесь родителю или преподавателю важно превратиться в постепенно самоустраняющийся и порой даже потакающий ребёнку механизм отмены норм, в стопроцентный слух, уступающий ребёнку поле для высказывания. Необходимо оставить ребёнку максимум свободы для высказывания и провоцировать его на формулирование мнения не столько вопросами, сколько доверительным раскрыванием своего впечатления и наводящими утверждающими предположениями относительно возможных его версий. Если вы сомневаетесь, как это делается, то пересмотрите мультфильм «Большой Ух»: в диалогах Уха с Волчком методологически идеальный способ заинтересовать приобщением к чему-то большему, неочевидному6, не лишая самостоятельного выбора. Так же и в уже сложившейся группе детей или подростков крайне полезно практиковать взаимное слушание каждого (обычно этот навык развит у детей довольно плохо): обычно стесняющиеся в школе дети могут быть свободны и раскованы, когда им нужно проявить себя, фантазируя, говоря «не по теме», а находясь около произведения искусства. Кроме того, в детском возрасте авторитет обаятельного незнакомца работает безотказно: представитель музея одинаково внимателен к каждому, вне зависимости от его статуса и роли в классе и таким образом может поколебать стандартную расстановку сил. А для родителя разговор об искусстве – повод заменить «взрослое всезнайство» или менторство на равноправный обмен мнениями.

Пример 1. Коллективный просмотр выставки «Личный выбор» в музее «Гараж» с учениками 7-го класса. «Личный выбор»7 – набор не связанных тематически между собой произведений российских и международных современных художников из частных собраний в России. Все они выполнены в различных техниках и жанрах: от живописи и фотографии до инсталляции и скульптуры. Школьники пришли на расширенную экскурсию классом. Тридцать минут им рассказывали о главных героях выставки – коллекционерах (как они решают, какую работу приобрести; почему они вдруг становятся коллекционерами и как некоторые из них открывают музеи). После этого школьникам было дано простое задание: разделившись на группы по 3 человека, выбрать новость из свежей газеты (был представлен весь спектр: от политики и криминальной хроники до спорта и культуры), а затем подобрать к новости произведение, которое, по их мнению, могло бы эту новость проиллюстрировать или дополнить. И объяснить свой выбор. Учительница, пришедшая с ними, получила такое же задание8. Во-первых, от работы к работе было видно, как ученики удивлялись некоторым интерпретациям, как, успокаиваясь и следуя за ведущим, они слушают


О. Голосий Мальчик и девочка в кроватках, 1991 г. Из коллекции А. Городилова. Выставка «Личный выбор: работы из частных коллекций современного искусства», Музей «Гараж» (14 февраля – 6 апреля 2014 г.). Фото: Илья Иванов © Центр современной культуры «Гараж».

своих коллег. Во-вторых, как для них удивительна предоставленная свобода выбора (что действительно можно выбрать любую новость и любую работу). И самым показательным было поведение двух шкодливых лидеров. Они дерзко заявили: «Мы не сделали задания». Вместо того чтобы их поругать, я уточнила: «Вы не смогли выбрать новость? Или не смогли к этой новости подобрать произведение?» Ответом было: «Мы не договорились о том, на какой новости остановиться. Вася хотел говорить об Олимпиаде, а я – о возможной войне с Украиной». И тут как раз действует правило об отмене правил, которое приемлемо на территории искусства: «Так у вас на рассказ было 3 минуты и вас всего двое, вы могли разделить время пополам: полторы минуты на Олимпиаду, полторы на Украи­ ­ну». Такая вариативность сбивает агрессивный настрой, ребята резко загорелись: «А так можно?». Получив в ответ приободряющее «Да!», смутьяны быстро превратились в выполняющих задание. Сначала Василий отказался отвечать, сославшись на отсутствие произведения монументального настолько, чтобы передать размах Олимпиады в Сочи. Но тут его одноклассница заметила, показав на одну из работ, что «вот этот провод с лампочкой на конце, вполне может стать символом Олимпиады как движения к цели». Василий тут же с энтузиазмом принял эту версию. Огорошенный скоростью решения напарника Петя принялся искать произведение об Украи­ ­не и, буквально через мгновение указав на картину Олега Голосия, сказал: «Они как Россия и Украина лежат рядом, но в разных кроватях. Но всё равно смотрят друг на друга». Так задача воркшопа была выполнена.

Обсуждение, создающее понятные и доступные ребёнку связи с произведением, также одинаково действенно для воспитания вкуса как к современному искусству, так и искусству предшествующих эпох. Зачастую детям проще воспринимать современное искусство: оно задействует знакомые образы современной им повседневности, и процесс обучения идет от «сегодня» назад. Это, конечно, зависит от контекста воспитания ребёнка и свойств его характера9: кому-то с двух лет в руки дают айпад с мультиками и у него развито цифровое восприятие реальности (более скользящее и быстротечное, тут удобно будет погружать в искусство через медиа-арт или специальные приложения к выставкам10); у кого-то папа художник и постоянно берёт с собой в мастерскую или ребёнок любит рисовать, потому он тактильно чувствителен (тогда вместе можно рассматривать, как сделана работа: устройство живописи, взаимодействие материалов, фактур, цветового решения и так далее). Кто-то − непоседа и нуждается в постоянном перемещении в пространстве, в самостоятельном выстраивании координат (здесь скорее будут обсуждаться не отдельные произведения, а их взаимосвязь; поход на выставку можно рассматривать как путешествие по городу, со своими перспективами и сюрпризами за поворотом). Другому ребёнку постоянно нужна помощь: навигация, история, связывающая его мир с миром искусства – кому-то много читают и ребёнок реагирует на истории, «окутывающие» вещи (здесь можно осмотреться, выбрать понравившуюся ребёнку работу и вместе с ним сочинять её историю11). В любом случае важно помнить, что первоначально выстраивание связи (любви) между ребёнком и искусством, а факты вторичны. Если потребуется, то уже подростком ребёнок уточнит и расширит их самостоятельно – для раскручивания истории может хватить и одного факта.

Екатерина Владимирцева Культуролог, менеджер подростковых программ Образовательного отдела музея современного искусства «Гараж» (г. Москва), сокуратор проекта для подростков «Молодёжная команда «Гаража», координатор детских и семейных образовательных курсов музея «Гараж». Про типы темпераментов – см.: Дж. Грей. Дети – с небес. Пер. с англ.: Е. Мирошниченко. Изд. София, 2013 г. – 348 с.

9

10 С 17 октября по 5 декабря в музее «Гараж» работает выставка «Перфоманс в России: картография истории» (http://garageccc.com/ru/ event/600). Историческая выставка состоит в основном из фото и видео-документаций перформансов и объединяет более 200 экспонатов. Понимая, что для неподготовленного зрителя она может стать сложной для изучения, кураторы разработали тематические цифровые маршруты по выставке, которые позволяют сократить путь и совершить осознанный выбор работ по обозначенным маркерам. Для данной экспозиции такая навигация разрабатывалась для взрослых, но при этом может стать уже готовым материалом для работы неленивых родителей со своими детьми. Выразительное архитектурное решение выставки (с подъёмами на второй этаж по пандусу и спуском по лестнице, фактурными различиями для обозначения десятилетий ХХ-XXI веков) снабжает цифровой маршрут тактильной образностью, превращая посещение выставки в настоящее путешествие и даже охоту за сокровищами. В силу наличия откровенных телесных перформансов в 1990-2000-х гг., выставка маркирована 18+, но это не значит, что выставка недоступна детям. Например, школьные экскурсии по выставкам, а также специально придуманные для «Семейного путешествия» беседы в экспозиции «Teens Talk» с удовольствием работают с периодами авангарда и 70-80 гг. XX в.

Хороший и ироничный пример этому – серия текстов «Стихи для Джоржика» Дмитрия Пригова, которые он создал, во многом следуя вкусу своего внука и стремясь заинтересовать его российской поэзией. Внук Пригова Георгий очень любил динозавров и не очень - поэзию, потому героями романа А.С. Пушкина и других классиков стали динозавры: «Мой динозавр самых честных правил…» (Выставка «Дмитрий Пригов. От ренессанса до концептуализма и далее», Третьяковская галерея, 6 мая — 9 ноября 2014 г.).

11

37


Пример 2.

Мини-выставка в Международном детском научном и творческом лагере «Юниор», (лето 2014 г.), мастер-класс по творческой игре «кАРТы» по мотивам работ А. Жёлудь. Фото предоставлено автором статьи.

Творческая игра «кАРТы», созданная сотрудниками образовательного отдела в 2011 году, специально построена на диалоге родителей (или педагогов) и ребёнка – как раз отличный пример увлечения произведением через разбор его образно-визуального устройства и вовлечения в самостоятельное творчество. Каждая карточка содержит не только репродукцию произведения одного из современных русских художников и подробное описание мастер-класса по работе «Сделай сам», но тщательно выверенные вопросы (варьирующиеся в зависимости от произведения) для беседы с ребёнком: «Что ты видишь?», «Попробуй, опиши», «А если бы ты попробовал сделать вот так?». Через общение и постепенный разбор произведения не только ребёнок, но и взрослый приходит к понимаю того, зачем и как была создана та или иная работа. Разрабатывая через некоторое время более подробное методическое пособие к данной игре для школ и детских садов, музей «Гараж» стал рекомендовать собирать детские работы, выполненные по инструкциям раздела «Сделай сам», в выставки. В таком случае к простому мастер-классу добавляется работа над придумыванием названия, оформлением работы и экспозиции. А главное – можно ещё раз обсудить все работы, услышать рассказ ребёнка, удивиться, как по-разному можно преподнести одну и ту же тему и как по-разному можно интерпретировать один и тот же артистический приём и т.д.

Подбирайте пространство, созвучное темпераменту ребёнка

38

Поход на выставку (в театр, на концерт) – это целостное переживание, которое не сводится исключительно к тому, что вы на ней видели. Оно складывается из общего настроения ваших компаньонов, вас самого, настроения сотрудников музея, освещения, архитектурного решения и, наконец, самого искусства. Это аксиома как для взрослых, так и для детей. С той лишь разницей, что взрослые умеют различать, что является источником негативных впечатлений или восторга, если таковые вдруг возникли, а дети воспринимают процесс более целостно и не всегда способны идентифицировать, что именно им не понравилось/понравилось. Потому шаг за шагом необходимо делать каждую часть процесса привычной и комфортной. Начать можно, например, с пространства музея. Необходимо, чтобы оно стало для ребёнка родным.


Если вы никогда не были с ребёнком в музее, то стоит начать с небольшого, получасового похода в музей и в постоянную экспозицию (куда можно время от времени возвращаться, постепенно исследуя и делая приятными и другие элементы музейного посещения). Например, отведите ребёнка к своей любимой картине в Третьяковке, потом в ГМИИ им. А.С. Пушкина. Попробуйте музеи всех типов: художественные, естественной истории, мемориальные дома-музеи. Понаблюдайте, в каком пространстве, открытом и высотном или домашне-интимном, вашему ребёнку комфортнее. Рассмотрите вместе с ним стены, окна, потолок в музее, обращая внимание на отличие этих элементов от их привычных знакомых версий (дома, в школе, детском саду): из каких материалов они сделаны, прозрачные или плотные, производят впечатление тяжести или лёгкости; хочется ли в них остаться подольше или хочется скорее их покинуть и пойти домой. Вспомните впечатления от различных пространств (гор, моря, леса) в разное время суток – так ребёнок учится проживать момент, наполняя его своими собственными визуально-тактильными ощущениями. Конечно, разговор об архитектуре на раннем этапе погружения в историю искусства строится исключительно на простых бытовых понятиях и развивается вокруг ощущений ребёнка, а не вокруг стилистических или конструктивных особенностей здания. Таким образом, в институциях, экспериментирующих с архитектурой, заметно меняющих пространство под каждую выставку, у родителя или педагога всегда есть союзник, гарантирующий новизну впечатления и возможность переключаться с искусства на более кинестически-активные обсуждения (комментарии к архитектуре полезно сопровождать активными движениями руками или ногами: продемонстрировать высоту потолка, надёжность пола, посчитать количество ступеней в здании, показать перспективу и так далее).

Пример 3. Детские воспоминания о любимой картине, если их проанализировать, чаще всего оказываются насыщенны впечатлениями не столько о произведении, сколько о человеке, о нём рассказавшем, или процессом похода к нему, или пространством музея, где оно было выставлено. Например, картина Клода Моне «Скалы в Бель Иль (Пирамиды Порт-Котон. Бурное море)», 1886 года, которую в детстве я регулярно видела в интерьерах основного здания ГМИИ им А.С. Пушкина (с высокими потолками и просторной развеской), а потом в студенчестве её там же анализировала, теперь – в тесных интерьерах здания бывших личных коллекций, куда полотно переместилось после реконструкции, − воспринимается как какое-то другое, «не то» полотно.

Пример 4. Когда в рамках благотворительного тура в музей «Гараж» приезжали дети (возраст от 8 до 14 лет) из Крымска, многие из которых были впервые в Москве, то для них в посещение «Гаража» был включён не только осмотр выставки, но и разговор об архитекторе временного павильона музея Шигеру Бане. Решение включить беседу было связано со стремлением показать детям полезность искусства: Бан неоднократно создавал лёгкую, «экстренную» архитектуру, помогая бороться с последствиями катастрофы, землетрясений, цунами. Очаровать молодых зрителей только служением обществу невозможно, потому к серьёзным фактам было добавлено чудо: дети пришли в восторг, что колонны временного павильона «Гаража» сделаны из… обычного картона и проверить это можно просто постучав по ним. И в итоге полуторачасового общения на вопрос «Кто-то из вас теперь будет мечтать стать архитектором?» из пятнадцати детей трое громко ответили: «Да!».

Интерес – великий стимул Данный постулат особенно актуален для подростковых программ и программ для молодых профессионалов. Важно, чтобы молодые люди сами сделали выбор: присоединиться к программе музея или нет. Маленьких детей мамы приводят за руку, а подростки должны прийти сами и сказать: «Нам это интересно». Значительная часть подобных программ – бесплатная. Пропуском на участие в курсе является обязательное мотивационное письмо и собеседование. Ответ на вопрос «Для чего ты хочешь присоединиться к программе?» подросток формулирует прежде всего для себя, самостоятельно принимая решение. Например, в Молодежную команду «Гаража»12 пришли подростки с самыми разными целями. Кто-то уже решил, что хочет поступать в МГУ на «Историю искусства», или в РГГУ, или любой аналогичный ВУЗ, и у них уже почти профессиональный интерес,

Один из образовательных экспериментов музея — программа «Молодёжная команда «Гаража», рассчитанная на одну из самых сложных, с точки зрения коммуникации и наличия интереса к музею, аудиторий — подростков. Это группа старшеклассников и студентов первых курсов университета. В течение прошлого года (с октяб­ ­ря 2013 г.) они изучали теорию и историю современного искусства, одновременно участвуя в реальных «взрослых» проектах музея: например, в «Арт-эксперименте», где ребята выступили и как авторы игровой архитектурной инсталляции, и как модераторы, работающие со зрителем непосредственно на площадке. В октябре 2014 г. начался второй год работы программы, тематически посвящённый 60-м гг. в истории Москвы и архитектуры.

12

39


хорошая база. А кто-то просто стремился увидеть мир музея изнутри – ему просто любопытно. Строгий отбор, собеседование индивидуальное или построенное на выполнении заданий в группе, требование представить себя формируют у подростка ответственное отношение к проекту. Второй секрет – важно доверять подросткам и относиться к ним, как к взрослым, работать «на равных». «Они видят, знают, что здесь есть люди, которые «горят», как и они. И, общаясь с ними, — то есть с вами, сотрудниками «Гаража» — получают взаимную подпитку».13 Таким образом, интерес к предмету становится залогом равнозначности мнений. Несмотря на изначально разную стартовую позицию, подростки подтягивают друг друга, обмениваясь знаниями, практическими навыками и неиссякающим любопытством. В такой созидательной ситуации преподавателю не нужно искусственно поддерживать дружелюбие, и соревнование происходит без обострений. Полезное упражнение – написать постмотивационное письмо в середине года и посмотреть, получилось ли реализовать то, о чём мечталось при поступлении. Это цитата из эссе одного из участников Молодёжной команды «Гаража», (январь 2014 г., середина учебного года), иллюстрирующая, насколько плодотворно общение на равных в качестве основного мотиватора: «Вообще в этом и вся прелесть: нет ничего между тем, что часто за кулисами, и зрителями, обожателями, скептиками. И где-то между ними стоим мы. Максимум, который есть среди нас, - это какие-то грани приличия между старыми друзьями, и, честно признайтесь, кому это не понравится. Каждый четверг мне становилось всё понятнее, как это всё происходит. Что? А вообще всё. Нет, не говоря даже о нашем прошивании исторических пластов, всё чисто по-человечески. Как знакомство с новым человеком, как выпить кофе, как пожать при встрече руку - очень гладко мы открываем «те пафосные тайны». Главное, что ты начинаешь понимать: тут все − люди. Не лица из телевизоров, не сверхлюди с обложек, не тела, охраняемые тысячами, − просто мы. И как мы. О, и это завораживает. < … > Конечно, это всё дело интереса. Большинство из нас здесь, потому хочется что-то понять. И чаще всего о себе. Интерес, конечно же, развивается, и не знаю в какой прогрессии, но границы специально для нас убирают. И это так радует. Всё это так чертовски обаятельно, что даже способно переформировать человека. И так гладко-приятно, что потом думаешь: «Вау, да я тоже так могу!» <…> Шутки-шутками, но современная культура наивернейший способ понять, что есть в головах вокруг. Это возможность жить настоящим моментом и смотреть в будущее, если это кому-то ещё надо. Придя сюда, я понял, что есть много людей, желающих, как и я, в это окунуться. Получить больше, чем хотел, нынче дорого стоит. И я ещё не разочаровался».

Взрослые любят быть детьми

40

Понимание этой простой истины поможет институциям создавать стратегически выверенные инициативы. Первый семейный (позволяющий ребёнку заниматься в одной группе с родителем) курс в музее «Гараж» был запущен в 2011 году. Изначально создать курс, подразумевающий совместные занятия, мотивировало стремление обеспечить родителям дополнительную возможность побыть с детьми, увлекательно провести с ними время. Но в ходе курса обнаружилось, что родителям комфортно получать «детский» материал, и лёгкая форма подачи освобождает их от комплекса постоянной неготовности говорить о современном искусстве и необходимости «напрягаться» в выходные. Вторым открытием стал факт, что взрослым ещё больше, чем детям, не хватает мелкой моторики и работы воображения. В результате, по модели семейного курса «По следам современного искусства» был разработан аналогичный курс для взрослых, курс по истории российского искусства рубежа XIX-XX века, архитектуре. Похожую косвенную, незапланированную и полезную роль детские материалы часто играют в работе с экспозициями временных выставок. Некоторые произведения, как бы ни хотелось кураторам или художникам думать иначе, требуют подробного пояснения, раскрытия метода художника. Подробности в обнажении скелета мастера могут угрожать художественной целостности образа и как раз в подобной ситуации детский путеводитель, размещённый в зоне видимости аудитории всех возрастов, может стать элегантным выходом из положения: казалось бы, он всего лишь для детей. Так, детский гид-квест стал опорой взрослой аудитории на выставке классика современного американского искусства Джона Балдессари «1+1=1». По признанию многих зрителей, именно детский гид-квест помог оценить остроумие Балдессари и понять его позднюю живопись, насыщенную многоуровневыми цитатами из произведений предшествующих веков.


Детский путеводитель по выставке Джона Балдессари «1+1=1» в рамках программы «Семейное путешествие. Всей семьей в Музей!», центр «Гараж», 2013 г. Фото: Дмитрий Смирнов © Центр современной культуры «Гараж».

Сотворчество как метод Эта технология подходит для любого возраста, но особенно – для школьников старших классов. Это тот возраст, когда человека невозможно заставить воспринимать твою модель мира. Если ты открыт к восприятию собственной модели юного собеседника, тогда налаживается контакт и возможно взаимообогащение. О. Холмогорова, ведущий педагог программы «Молодёжная команда «Гаража»: «Мне всегда казалось, что современное искусство — прежде всего для молодых. Этому поколению не требуется объяснений, почему современное искусство такое «странное». Вот 40-летним, наоборот, нужно всё рассказать: они хотят видеть картину, скульптуру, нечто понятное и привычное. Наш семинар подтвердил, что даже у не очень сориентированных в области современной культуры молодых людей, попавших в контекст живого, рождающегося на их глазах искусства, происходит абсолютное сцепление с ним, сотворчество. Ребята смогли найти себя в современном искусстве, дораскрыться. При этом процесс наращивания багажа, как интеллектуального, так и творческого, идёт стремительно. Ведь жест актуального художника требует для своего понимания подготовки, часто — эрудиции»14. Поэтому программа занятий построена не на лекциях, а на семинарах, в которых подросток получает такое же право высказать свою точку зрения, как и преподаватель. Посещения выставок обязательно включают в себя выполнение маленьких заданий по экспозиции, которые в итоге складываются в мозаичную общую экскурсию, где экскурсоводом на 10 минут становится каждый член команды. Продуктивно проходят занятия в мастерских художников. Ребят очень окрыляет возможность оказаться в какой-то момент на равных не только с сотрудниками институции, но и с художником, основной фигурой, с которой начинается искусство, и без кого бы не было ни музея, ни этой программы. В этот момент у многих подростков происходит понимание того, какой кредит доверия им предоставляется, насколько далеко их готовы отпустить и пропустить в художественном мире (художников для взаимодействия с подростками отбирали так, чтобы среди них были авторы разных поколений и различных жизненных позиций). А значит, можно задавать любые вопросы, и важно делать это на достойном уровне, не потерять так внезапно оказанное доверие. Так учебный процесс движется сам собой.

Холмогорова О.В., Митюшина А.Ю., Владимирцева Е.О. Искусство делать искусство или искусство делать себя / О.В. Холмогорова, А.Ю. Митюшина, Е.О. Владимирцева// Искусство. – 2014. – №9 (502). – С. 48-52.

14

41


Заземляйте практикой Любая возвышенная теория становится близкой и понятной, если есть возможность тут же апробировать её на практике. Когда культуру «приносят» запакованной в фантик и готовой только к употреблению, она становится скучной и быстро надоедает. А тут ты делаешь всё сам, мотивируя или закрепляя знание практическим жестом. Потому включение практики (как вариант – творческой части) обязательно для большинства образовательных курсов и занятий музея «Гараж». Открытые мастерские «Гаража» – бесплатные занятия выходного дня, чаще всего по мотивам проходящей выставки – отличная иллюстрация к «edutainment» (образование + развлечение). Минимум теории, 5-минутные экскурсии по выставкам и увлекательный творческий мастер-класс. Всё работает на интерес и на сохранение ощущения того, что в музей ходить интересно. Для образовательных курсов (регулярные платные занятия по абонементам) пропорция теории и практики примерно 50/50. Это особенно важно для занятий по архитектуре, фотографии, радиожурналистике: без построения объёмных композиций и перевода их в план-фасад, настройки выдержки или уличного интервью такие краткие теоретические знания будут неполными. В статье Роджера Харта «Участие детей: от симуляции к полноправию»15 (фрагмент которой был переведен Н. Копелянской для сборника «Музей как пространство образования: игра, диалог, культура участия») приводятся 8 моделей участия детей в деятельности музея: от чисто «декоративного» присутствия детей в проектах до самостоятельно реализуемых детьми мероприятий, которые только контролируются взрослыми. Для подростковых программ идеальна последняя ступень. Через месяц после начала занятий в Молодёжной команде старшеклассники получили возможность войти в настоящий «взрослый» проект музея «Гараж» «Арт-эксперимент»16 — не в нечто учебное или простой тест в рамках программы. Они увидели реальных зрителей и смогли понять, почему их столько раз просили переписать текст или трансформировать замысел. Подобный эксперимент – один из самых серьёзных и сильных стимулов для подростков продолжать обучение, не терять интерес: мы хотим что-то воплотить на практике, и мы должны тут же подтянуть свой уровень знаний для намеченного жеста. Молодёжная команда регулярно работает на настоящий, «взрослый» результат, что приводит не только к сохранению у участников постоянного интереса к проекту, но и к естественному формированию нового сообщества вокруг музея.

Обеспечивайте среду для общения, а не трансляцию знания

Харт. Р. Участие детей: от симуляции к полноправию (фрагмент статьи) Пер. Н. Копелянской// Музей как пространство образования: игра, диалог, культура участия. Сост.Н. Копелянская., М. 2012. — 176 стр.

15

Проект «Арт-эксперимент. Конструируя отношения», Музей «Гараж», 2014 г., http://garageccc. com/ru/event/414

16

42

Зона Молодёжной команды «Гаража» «Осваивая пространство». «Арт-Эксперимент: конструируя отношения», Центр «Гараж», 2014 г. Фото: Денис Синяков © Центр современной культуры «Гараж».

Полезные свойства, проявляющиеся при реализации этой установки, уже неоднократно описывались в этой статье. Она является базово-обобщающей и влияет на способ ведения диалога как в экскурсиях, так и во всех обучающих программах музея «Гараж». Нина Саймон, автор книги «The Participatory museum»17: «Когда в городе появляется спокойное, комфортное и гостеприимное место внутри уже сложившегося сообщества, где они могут встретить новых людей, поделиться своими идеями, заняться творчеством, узнать что-то новое, тогда у горожан появляется возможность и способность внести значимый культурный и гражданский вклад». Отлично, когда это общение складывается в правильном месте — музее, на правильной почве — вокруг искусства.


Взаимодействие с искусством в рамках обучающей программы по современному искусству или просто просмотр выставки – это прежде всего опыт постоянного самоопределения. Искусство запускает механизмы мышления, «разгоняет» его и не позволяет душе лениться. Именно музей (как общественное пространство, а не коллекция ценностей) становится территорией, где ты имеешь право на тестирование своих собственных идей и самопредъявление. Такое тестирование более безответственно в долгосрочной перспективе, чем выбор профессии, поступление в вуз или устройство на работу. Пространство музея благодатнее для самореализации накопленных знаний и идей, чем стандартная школа, ограниченная сценарием учебного процесса, оно экспериментально и свободно.

*** Для успешной реализации эти нехитрых советов в институции необходимо подвижное знание предмета, позволяющее одинаково хорошо сократить историю до одного пункта и потом также виртуозно нарастить её, если вдруг вопросы аудитории не иссякают. У родителей же всегда есть беспроигрышный козырь – знание своего ребёнка и подкупающее «Я тоже мало об этом знаю. Давай исследовать вместе». Но как раз такой подвижности любым взрослым прежде всего и стоит учиться у детей, будучи с ними «на мы». Текст: Анастасия Митюшина, при участии Екатерины Владимирцевой

17Nina Simon. The Participatory Museum. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.participatorymuseum.org

43


Можно ли познавать мир играя? Эдьютейнмент как актуальная практика

44


К

ак современные дети проводят свободное время, почему они не любят учиться и можно ли познавать мир играя? Стоит ли экскурсоводу надевать костюм волшебника, а клоуну показывать химические опыты в погоне за вниманием ребенка?

Педагоги, учёные и исследователи, написавшие множество научных трудов и диссертаций, постоянно ищут ответы на эти вопросы. В данной статье мы не претендуем на совершение теоретических открытий, а хотим поделиться своими мыслями, появившимися в результате личного опыта работы с детской аудиторией и наблюдениями за изменениями в сфере образования и развлечения.

Индустрия свободного времени: есть ли у ребёнка выбор?

Творческий праздник от детского проекта «Чердак» музея современного искусства «PERMM», фестиваль «Живая Пермь – 2011». Фото: Ирина Новичкова.

Современная культура – это культура свободного времени. С развитием технологий у людей остаётся всё больше времени, которое нужно тратить и использовать. Для современного человека полноценная жизнь – это не только самореализация на профессиональном или любом другом поприще, но и качественный досуг, подталкивающий к развитию и приносящий новые впечатления. Из единичных предложений о том, как провести своё свободное время, сфера досуга превратилась в один из самых динамично развивающихся рынков и переросла в индустрию с изобилием предложений. С одной стороны, люди, готовые платить за свой отдых, всё более тщательно выбирают, как именно они потратят своё свободное время и, соответственно, свои деньги, с другой − перед ними возникает всё больше альтернатив, а сделать выбор становится всё сложнее. Дети в этом отношении мало чем отличаются от взрослых с той лишь разницей, что они менее свободны в выборе. Как правило, вопрос, чем ребёнок займётся в свободное время, родители решают за него. При этом в индустрии свободного времени уже давно сформировалась отдельная ниша для детей, практически не пересекающаяся со сферой «взрослого досуга». Взрослые если и присутствуют там, то исключительно в качестве наставников, организаторов или некоей контролирующей инстанции, но не как участники, действующие наравне с детьми. С развитием общества культура детства всё больше обособ­ лялась. Для детей создавались особая одежда, предметы обихода (детская посуда или мебель), пространство для игр и специальные виды досуга. На родителей, государство и общество накладывалось всё больше обязанностей по воспитанию и развитию детей и организации для них качественного, яркого и насыщенного отдыха. В итоге каждый родитель, так или иначе, сталкивался с обширной и многообразной индустрией детского досуга, предлагающей самые разные формы проведения свободного времени ребёнка.

Анастасия Серебреникова Заместитель руководителя отдела по научным исследованиям и музейной педагогике музея современного искусства «PERMM». Координатор детского проекта «Чердак». Автор путеводителей и член авторского коллектива межмузейного проекта «Игра-путешест­ вие «На старт, внимание… В музей!». Отмечена благодарностью министерства культуры, молодёжной политики и массовых коммуникаций Пермского края за плодотворную успешную работу в сфере развития и продвижения современной музейной культуры.

45


Есть спрос – есть и предложения. Сегодня разные институции борются за время ребёнка и за денежные средства его родителей: образовательные центры, школы раннего развития, парки аттракционов, мультиплексы, магазины игрушек и система общественного питания, предлагающая «Хэппи-мил» с игрушкой в подарок. В эту же борьбу вступают театры, музеи, концертные залы, средства массовой информации, социальные сети, игровые Интернет-бизнесы и многое другое. Перечисленные институции предлагают разнообразные продукты на рынке свободного времени. Всё это многообразие условно мы можем поделить на две части: сферу образования и индустрию развлечений. При этом в ситуации, казалось бы, огромного выбора в действительности выбора у ребёнка нет. Он попадает в систему, где взрослые решают за него, какой продукт (придуманный взрослыми же) он будет потреблять в свободное время.

Сфера образования: почему вся страна рисует берёзы одинаково?

46

Сфера образования делится на обязательную и необязательную составляющие. Под обязательной составляющей мы понимаем школу – важнейший и необходимый институт современного общества. К необязательной отнесём весь спектр учреждений дополнительного образования: развивающие центры, спортивные секции, творческие студии и художественные школы. А также музеи, осуществляющие функцию передачи знаний, воспитания и просвещения. Чтобы не путать понятия, условно назовём необязательную составляющую сферы образования «досуговым» образованием. На первый взгляд может показаться, что «досуговое» образование всё-таки стоит несколько в стороне от борьбы за свободное время ребёнка. В основе любой образовательной программы лежит передача знаний и развитие у ребёнка определённых навыков. Поэтому любой родитель предпочтёт, чтобы его ребёнок провел время обучаясь чему-то, а не «болтался» в игровой зоне фудкорта. Но и здесь тоже идёт своего рода борьба за внимание детей, которое становится всё сложнее привлечь и удержать, ведь вокруг столько всего интересного! И эта борьба всё чаще проигрывается сферой «досугового» образования. Происходит это из-за ряда системных проблем, свойственных современным образовательным институциям. Первая из них – это ориентированность на результат (обучение конкретным техникам, правилам и алгоритмам, прописанным в учебном плане). При этом проявление обучения как бесконечно захватывающего процесса познания мира и череды удивительных открытий отходит на второй план. Кроме того, сфера «досугового» образования имеет дело с большими потоками детей, и для достижения запланированного результата необходимы программы, регламенты и жёсткие рамки, вписаться в которые многим детям очень сложно. А педагогу, находящемуся в такой системе, бывает трудно найти индивидуальный подход к каждому ребёнку. Вторая сложность − это система оценивания, ведь результат нужно в чём-то измерять. Ни для кого не секрет, что оценки нередко тяжело воспринимаются детьми и могут стать серьёзным демотивирующим фактором. Получив низкую оценку однажды, ребёнок может окончательно потерять веру в себя и стимул к развитию. Третий недостаток сферы «досугового» образования – пассивная роль ребёнка в образовательном процессе. Своё обучение всё чаще ребёнок воспринимает как сервис. Родители, а следом за ними и дети, пребывают в уверенности, что они выполнили свою часть обязательств, просто придя в школу или посетив кружок. Всё остальное – дело учителей и наставников. Это они должны научить всему, а потом дать задание и проверить, как усвоен материал. Всё, что требуется от ребёнка, − это подчинение правилам и минимум самостоятельности. Эти же проблемы существуют в системе дополнительного художественного образования. Несмотря на то что творчество предполагает индивидуальность, самостоятельность, свободу мысли и полёт фантазии, проблемами современной российской системы творческого образования являются жёсткие рамки и требования, ориентация на результат с первых дней учебного процесса. В итоге после окончания обучения ученики обладают достаточно хорошим уровнем знаний и всеми необходимыми навыками. Но действительно высокого уровня достигают лишь немногие дети с по-настоящему уникальными талантами, остальные же вспоминают о годах учёбы как о тяжёлых временах и больше никогда не берут кисть в руки. Что делать ребёнку, который не хочет «набивать руку» и становиться профессиональным


художником, а просто любит рисовать, лепить и конструировать. Для таких детей предложений не так много. Особенно в средней школе на уроках изобразительного искусства (где не стоит задача подготовки высококлассных специалистов) преподаватели, ограниченные учебными планами, загоняют детей в стандартные алгоритмы и рамки. В итоге мы имеем многомиллионную страну, большая часть населения которой рисует берёзку, зайчика и облачко одинаково и понятия не имеет, как выразить свои чувства на листе бумаги. Гонка за результатом и принцип оценивания в существующей системе «досугового» образования формируют в детях неуверенность в себе, препятствуют возможности развивать творческое мышление и концентрироваться на поиске разных путей, мешают учиться, творить и мыслить нестандартно. Всё это приводит к тому, что детям становится попросту неинтересно чему-то учиться: они боятся сделать ошибку и перестают проявлять инициативу, не пытаются создать что-то оригинальное, зацикливаются на прошлых неудачах.

Татьяна Гришина

Если проблемы современного образования вполне очевидны, то о недостатках, существующих в сфере детских развлечений, говорят куда меньше. Но при ближайшем рассмотрении оказывается, что эти сложности местами достаточно схожи. Например, если в школе ребёнок – это пассивный объект, которого нужно учить, то в сфере досуга это такой же несамостоятельный наблюдатель, которого надо развлекать. Такие развлечения, лишённые интеллектуальной составляющей, требуют взамен всё более сложного реквизита и всё более замысловатых трюков. Иначе ребёнок начинает скучать. При кажущейся безобидности такой подход чреват тем, что ребёнок перестаёт быть самостоятельным и не может занять себя сам. Не являясь активным участником развлечения, он теряет навык творчества, перестает придумывать игры, так как привык, что его вовлекают в уже готовую игру, и не создаёт ничего нового: ведь у него есть игрушки, не требующие фантазии.

Журналист. Активно занималась освещением как в местных, так и в федеральных и зарубежных изданиях пермских культурных событий и культурно-просветительских проектов, связанных в том числе и с детским досугом. С января 2014 г. проживает в Москве, но продолжает с интересом следить за пермской культурной и общественно-политической средой.

Творческий праздник от детского проекта «Чердак» музея современного искусства «PERMM», г. Чернушка. Фото: Анна Сильвертон.

Индустрия развлечения: почему дети разучились играть?

47


Индустрия развлечений с её армией громко говорящих и ярко сверкающих аниматоров, как правило, активизирует физическую, а не творческую энергию детей. В итоге многие детские праздники заканчиваются тем, что красные, тяжело дышащие, взбудораженные дети начинают драться друг с другом, закидывать аниматора игрушками и капризничать. Организаторам детских мероприятий порой не приходит в голову, что многие дети не любят клоунов или стесняются участвовать в конкурсах, а кто-то считает себя уже взрослым для таких развлечений.

Эдьютейнмент: сладкая конфетка или яблоко познания?

Выставка «Открытые фонды» в музее современного искусства «PERMM» Фото: Ирина Новичкова.

Итак, что мы имеем? И система образования, и индустрия развлечений в опредёленный момент столкнулись с острой потребностью как-то удержать внимание ребёнка. Неудивительно, что, работая над одной и той же задачей, эти две сферы начали активно перенимать друг у друга технологии и методы. Одним из интересных последствий такой диффузии стало явление, появившееся в середине двадцатого века и получившее название «эдьютейнмент» (от англ. «education» − «образование» и «entertainment» − «развлечение»). Считается, что термин появился в студии Уолта Диснея: так называли формат познавательного документального сериала, снятого легко и увлекательно. Постепенно слово «эдьютейнмент» стало использоваться шире: сегодня им обозначают процесс обучения, проходящий в развлекательной форме. К примерам эдьютейнмента можно отнести развивающие мультфильмы и игрушки, обучающие компьютерные игры, музейные квесты, требующие определённых знаний для выполнения игровых заданий.

48

Мысль объединить обучение и развлечение, кажется, лежала на поверхности и оказалась крайне заманчивой. Её начали применять повсеместно, часто даже не зная о существовании такого понятия, как «эдьютейнмент», и делая это бессознательно. По этому пути пошли и некоторые музеи. С развитием индустрии развлечения и для взрослых, и для детей музей стал частью развлекательной сферы, местом, где можно получить яркие впечатления. Музей в этой ситуации оказался перед выбором: оставаться верным сложившимся традициям и не поддаваться чаяниям публики или пойти навстречу и попробовать развлечь посетителей и создать таким образом новую, более простую и увлекательную, форму передачи знаний. Как ни привлекателен первый путь, в условиях огромной конкуренции, существующей на рынке свободного времени, музеям пришлось начать размышлять о том, как привлечь ребёнка в музей и сделать так, чтобы он вернулся в него снова. Рассчитывать на


Детский проект «Чердак» на «Пермской книжной ярмарке» (Фестиваль «Белые ночи - 2012»). Фото: Ирина Новичкова.

родителей здесь особенно не приходится: часто они готовы приобрести билет на трёхминутный аттракцион в парке, но не готовы эту же сумму отдать за билет в музей, ведь он в их представлении существенно проигрывает другим видам досуга, да к тому же не вызывает особого восторга у детей. «Эдьютейнмент» в данном случае − это возможность привнести в развлечение, которого ожидают и дети, и родители, творческое и развивающее начало и сделать так, чтобы семья предпочла поход с ребёнком в музей катанию на электромобиле. «Эдьютейнмент» как технология и может привести к успеху, но он таит в себе определённые риски.

На практике удачных продуктов в формате «обучение плюс развлечение» не так уж много (при кажущейся простоте и универсальности). Почему? Попробуем разобрать конкретный случай. Детям нравятся сказочные превращения и костюмированные действа. Так почему бы не нарядить в костюмы волшебников скучных экскурсоводов в музее? А вместо экскурсии эти волшебники и феи познакомят детей с «волшебным и сказочным миром искусства». Это выглядит как пример эдьютейнмента, но фактически представляет собой необдуманное использование развлекательных технологий, которое приводит к смене зрительского фокуса: от интересного рассказа о музейном предмете и экспозиции к весёлому костюму экскурсовода. Конечно, экскурсоводы-аниматоры, показывающие фокусы и устраивающие игры в музейных коридорах, оставят более яркие впечатления, чем нудное перечисление фактов, но проблема останется нерешённой: ребёнок так и не получит новых знаний и выйдет из музея с тем же культурным багажом, с которым он в него пришёл. Получается, что экскурсовод в костюме волшебника – это лишь оболочка, на деле же он по-прежнему выполняет роль учителя, а музей не осознаёт свою изменившуюся функцию и продолжает вести себя как хранитель и транслятор уникального знания вместо того,

49


чтобы подарить посетителю новые эмоции посредством диалога и увлекательного познания. В попытке создать интересную программу для детей, многие включают в неё развлекательную составляющую. И часто она воспринимается как сладкая конфетка, которую ребёнок получит, если вытерпит нудную образовательную часть. Вместо того чтобы сделать сам процесс получения новой информации интересным, его пытаются замаскировать с помощью мишуры и воздушных шаров.

Как не намешать винегрет? Расставляем приоритеты

Выставка «Открытые фонды» в музее современного искусства «PERMM». Фото: Ирина Новичкова.

Используя одни и те же методы, сфера образования и индустрия досуга перенимают и проблемы друг друга. Клоуны показывают вместо фокусов естественнонаучные эксперименты и трюки, основанные на законах физики – это прекрасно, но дети так и остаются пассивными зрителями, которых развлекают и обучают. Конкурс моделирования роботов, сочетающий в себе научный подход, творчество и фантазию, − отличный пример «обучения через игру». Но в финале участникам ставят оценки, что нивелирует идею творчества как свободной деятельности, существующей вне рамок.

50

Всё это не значит, что идея обучения через развлечение не работает. Приведём несколько примеров. Образовательные технологии, разработанные корпорацией «LEGO», крайне успешны именно за счёт осмысленного соединения подходов из разных сфер, которое даёт мощный симбиотический эффект: дети ещё эффективнее учатся чему-то новому, а развлекательная составляющая приносит море эмоций. С одной стороны, продукт «LEGO» – это яркая, интересная игрушка с интересными темами и сюжетами, с другой − мощный образовательный инструмент. Компания «LEGO» тщательно продумывает специальные продукты для разных возрастных аудиторий. Дети младшего возраста осваивают социальные роли, играя в поваров или пожарников. Дети постарше изучают роботостроение, а школьники − основы естественных наук. При этом и «LEGO», и другие популярные продукты для детей успешны, прежде всего потому, что их создатели в погоне за детским интересом не забывают о приоритетах и чётко придерживаются исходных целей. И если эти цели лежат в образовательном поле, то в первую очередь решается задача, как сделать процесс получения знаний интересным и захватывающим, а не чем его замаскировать, чтобы «впихнуть» ребёнку немного новой информации под видом аттракциона. Развлечение же используется как вспомогательный инструмент и эффективный способ удержать внимание ребёнка и мотивировать его к активному участию. Это тоже является залогом успеха при разработке программ для детей, ведь соучастие и сотворчество заставляют ребёнка целиком отдаваться процессу. Вместо того чтобы учить, можно разбудить в ребёнке тягу к познанию и направить его любопытство в русло исследований. Вместо того чтобы делать что-то для него, можно сделать это вместе с ним, и тогда ребёнок станет активным участником, а не пассивным субъектом. Одним из примеров успешного использования принципов соучастия является издательство «Розовый жираф». Все книги в нём издаются при непосредственном участии детей, задействованных на всех стадиях: от выбора


текстов до создания иллюстраций. Стоит ли говорить, что на выходе получаются издания, которые действительно интересны ребёнку, и их чтение не воспринимается как нудная обязанность, возложенная на него родителями. В эпоху перенасыщения информацией участие и действие необходимы, чтобы по-настоящему сфокусироваться на чём-то. Всё, что нам показывают или рассказывают, как правило, забывается, но, если нам дадут сделать что-то, мы это запомним. Например, сходив в музей пастилы, люди со временем не смогут вспомнить ни одного факта, но у них в голове наверняка останутся какие-то ассоциации и истории, если им дадут приготовить лакомство в старинной посуде по традиционному рецепту.

Человек играющий: подводим итоги Возможно, одной из причин, по которой технология эдьютейнмента так часто превратно понимается и неудачно используется, является пресловутая власть языка. Ведь оба слова, «обучать» и «развлекать», лежащие в основе этого термина, обозначают некое действие, производимое с человеком. Попадаясь в эту этимологическую ловушку, создатели продуктов для детей начинают соединять методики из разных сфер, ожидая, что вместе они начнут работать. Что нужно сделать, чтобы действительно добиться успеха? Возможно, попробовать взглянуть на проблему немного шире и перейти от обучения к познанию, а от развлечения – к игре. При внимательном рассмотрении становится понятно, что игра и познание имеют куда больше общего, чем принято думать: и то, и другое предполагает активное участие, неограниченность мысли, интерпретации и действия в рамках заранее заданного сценария. Йохан Хейзинга, автор знаменитой книги «Человек играющий», очень точно определил игру как «свободное действие», поскольку она лишена принуждения и ей предаются в «свободное время» и в особом «игровом пространстве». И если интерпретировать свободное действие как активность и познание, то мы получим концепцию идеального подхода к современным детям.

Творческое занятие в музее. Фото из архива музея современного искусства «PERMM».

Текст: Анастасия Серебренникова, при участии Татьяны Гришиной

51


Давай играть! Игра в музее. Пермский контекст

52


В

Фото с детской палеонтологической конференции в Музее пермских древностей. Фото: Е. Кошмякова, из архива Пермского краеведческого музея.

последнее пятилетие (с 2009 по 2014 гг.) пермские музеи предложили вниманию жителей и гостей города ряд прогрессивных для местной музейной практики детских проектов. Это «Музей пермских древностей», выставочноигровое пространство «Мишкин дом» (Пермский краеведческий музей), детский проект «Чердак» (музей современного искусства «PERMM»), литературно-выставочной проект «Сказка о Пермской Земле» (Пермская государственная художественная галерея), межмузейная игра-путешествие «На старт, внимание... В музей!». В разных тематических форматах, будь то палеонтологическая выставка или творческие мастерские на тему современного и классического искусства, пермские музеи работают в одной парадигме, руководствуясь принципами культуры участия, междисциплинарности, аттрактивности. На наш взгляд, секрет востребованности данных проектов заключается в том, что музеи стали включать пространство для ребёнка в экспозиции и предусматривать места для репрезентации «детского ответа». Это случилось тогда, когда музеи перестали видеть в семье и в отдельном ребёнке просто посетителя своих выставочных залов. Или когда для музеев открытие выставки перестало быть конечной целью работы. Так или иначе, это случилось: музеи стали приглашать свою аудиторию к участию в процессе «обживания» экспозиций, мотивировать и даже провоцировать участие. Мы стали играть вместе: мерить шагами историю Земли в экспозиционном зале и спускаться «под землю» в Музее пермских древностей; создавать книжки вместе (когда дети рисовали иллюстрации, а музейщики работали над текстом); устраивать совместные выставки (размещать в витринах картонные самолёты юных техников рядом с деталями авиадвигателей пермских инженеров-новаторов из фондов музея); совместно работать с юными геологами над электронным гидом по Пермскому краю; проектировать детский музейный центр, объединившись в фокус-группы, отвечая себе на вопрос: «Какой он, детский музей?». Приглашая детей (и не только детей, но и взрослых) включиться в игру вместе с музеем, мы постепенно избавляемся от стереотипа о музее как территории, где всё «по-взрослому» и нет места для какой-либо активности. Кроме этого, игра − способ снять психологические барьеры между музеем и посетителем: ведь участники одной общей игры оказываются в равных условиях. Это значит, что у нас больше возможностей стать интересным и актуальным пространством для диалога поколений и культур. В этой статье мы попробуем обобщить опыт работы пер­­ мских музеев с детьми и на примере проектов Пермского краеведческого музея актуализировать игру как один из приёмов образовательной деятельности, рассмотреть перспективы развития «детского музейного контента» в Перми.

Сергей Островский Специалист по экспозиционно-выставочной работе Пермского краеведческого музея. Автор выставок «Лови Волну» (победитель конкурса «Меняющийся музей в меняющемся мире», 20092010 гг.), «След мамонта» (2011 г.), «Мишкин дом» (20122013 гг.), «Путь энтузиаста» (2013 г.). Член авторского коллектива проекта «Музей пермских древностей», разработчик концепции «Музей каски» - проект Лысьвенского муниципального музея» (2009 г.), разработчик концепции пермского фестиваля медведей «Медвеday» (2011-2013 гг.) и Детского музейного центра Пер­­­ мского краеведческого музея (2013 г.). Автор путеводителей и член авторского коллектива проекта «Игра-путешествие «На старт, внимание… В музей!» и музейной игры «Первоклассные открытия».

53


Кто идёт играть?

54

На фото: программа для детей в Музее пермских древностей. Фото из архива Пермского краеведческого музея.

Играть идёт, конечно, музей и, выражаясь «по-музейному», «организованный и индивидуальный посетитель». Попробуем разобраться: кто и зачем готов играть с музеем, а также посмотрим, с кем и зачем хочет играть музей. Под видом «организованного посетителя» играть с музеем готовы разнообразные детские группы, сформированные чаще всего из школьников 7-14 лет, которых привели на экскурсию учитель и один-два сопровождающих. Играть готовы в силу возрастных особенностей, а также в силу обстоятельств (поскольку для этой аудитории поход в музей — альтернатива школьным занятиям). Чего хотят? Чтобы было «Вау! Ух ты!» и можно потрогать. То есть эмоций и новых впечатлений. Чего хочет музей? Школьники стимулируют семью на повторное посещение музея: большинство родителей не может устоять, когда «ребёнок хочет», и если ребёнок при каждом удобном случае хочет в музей, родители, конечно, составят ему компанию. Благодаря школьникам музей получает и моральное удовлетворение от реализации своей просветительской функции. В качестве «индивидуального посетителя» мы рассмотрим родителей с детьми. Играть готовы в силу особенностей жизненной позиции, в силу модных тенденций или в силу «убедительного приглашения»: когда приглашение к игре так эффектно и соблазнительно подано, что от него невозможно отказаться. Для этой аудитории поход в музей — вариант семейного досуга, альтернатива походу в кино, прогулке в парке, активному отдыху, дивану и телевизору. Чего хотят? Чтобы было интересно, понятно, комфортно. Чтобы не жалеть о потраченном времени. Чего хочет музей? Эти посетители часто формируют общественное мнение с помощью социальных сетей, блогов, периодической печати и «сарафанного радио». Приглашая в игру эту аудиторию, музей рассчитывает на положительную динамику уровня общественной лояльности и посещаемости, в частности за счёт «второй покупки». На портрет потенциального игрока можно посмотреть и с другого ракурса. В рассмотренных примерах присутствуют как дети, так и взрослые. При этом если дети готовы включиться в игру вне зависимости от того, пришли они в музей с учителем и одноклассниками или с родителями, то взрослые занимают активную позицию, чаще выступая в роли родителя. Ожидания от посещения музея и участия в игре с музеем − примерно такие же, как и в предыдущих примерах: дети хотят, чтобы было интересно, взрослые — интересно и полезно. Получается, что мы приглашаем к игре различных по возрасту, знаниям и интересам, уровню активности и раскрепощённости игроков, имеющих некоторое общее сходство ожиданий. А значит, собирая команду для игр, нам нужно тщательно «перетряхнуть» свою игротеку, вспомнить правила и размяться.


Во что играем? Рассмотрим игру как способ взаимодействия посетителя и музея на примере опыта Пермского краеведческого музея.

На фото: экспозиция Музея пермских древностей. Фото: Вера Зараменских, из архива Пермского краеведческого музея.

Интеллектуальные игры. Музей выступает как генератор (разработчик) заданий игры и координатор игрового процесса. Примеры: «Исторический десант» (2007-2008 гг.), «Наша Мотовилиха» (2008-2009 гг.), «Династия Романовых в истории России и Пермского края» (2013 г.). В нашем случае интеллектуальные игры были частью более крупных проектов, включавших выставки, конференции, круглые столы и т.п. Игровой процесс в этом случае – соревнование команд, сформированных чаще всего на основе организованной группы школьников, но можно представить в роли участников и семейные команды. Обычно игра занимает длительное время и большая часть проходит за пределами музея, хотя задания игр связаны с непосредственным посещением музейных выставок и экспозиций. Возможен и вариант интеллектуальной игры, где наряду с командами могут участвовать индивидуальные игроки – тематические музейные квесты. Игровые сервисы в музее. Это «точки активности», которые музей размещает у себя в экспозициях или сервисных зонах. В нашем случае это флеш-игры в сенсорных киосках в исторической экспозиции дома Мешкова и отдельный «интерактивный зал» Музея пермских древностей, где представлены различные аттракционы и места для игр и творчества. Это место для публичных лекций, образовательных мероприятий. Здесь на открытом доступе для посетителей музей предлагает: сенсорные стенды с программой «Солнечная система», «История изучения Космоса», образовательный аттракцион «Космические весы», игру для детей «Палеонтологический раскоп», мультимедийную игру «Путешествие мамонтёнка». Дошкольники и школьники находят себе занятие по интересам: есть места, где можно рисовать, играть в лото, складывать пазлы. В данном случае интерактивный комплекс − специально созданные программы и аттракционы − разработан музеем с целью раскрыть сложный для восприятия процесс эволюции, рассказать популярным языком геологическую историю Земли. И создать в музее место комфортного пребывания для взрослого и ребёнка. Это пример того, как место для «активностей», или место, где можно поиграть, находится за пределами выставочного зала. Получается, играть в музее можно только там, где разрешено, там, где есть сервисы для игры. Возможности таких мест ограничены, как правило, минимальной территорией (а иногда местоположение этих сервисов не предусматривает «активностей» с детьми на пути экскурсионного маршрута). Это не плохо и не хорошо. Просто каждый интерактивный элемент отвечает своим задачам.

Татьяна Вострикова Заместитель директора по развитию Пермского краеведческого музея. Руководитель музейных проектов: проект «Культурный слой» (2007-2008 гг.), фестиваль научно-технического творчества «Вечный двигатель» (2008 г.), проект «Лови волну» − победитель конкурса «Меняющийся музей в меняющемся мире» (2009-2010 гг.), выставка «След мамонта» (2011 г.), пермский фестиваль медведей «Медвеday» (2011-2013 гг.), музейная игра «Первоклассные открытия» (2014 г). Разработчик концепций пермского фестиваля медведей «Медвеday» (20112013 гг.), Детского музейного центра Пермского краеведческого музея (2013 г). Автор путеводителей и член авторского коллектива проекта «Игра-путешествие «На старт, внимание… В музей!» и музейной игры «Первоклассные открытия».

55


На фото: игра-путешествие «На старт, внимание… В музей!» Фото: Ирина Новичкова.

«Воображаемое» игровое пространство. Игровое пространство может быть и воображаемым. Оно достаточно комфортно размещается в музеях, где нет игровых сервисов, а в экспозициях не предусмотрены интерактивные элементы. На наш взгляд, оно возникает, когда ребёнок следует по музейным залам с игровым путеводителем или становится участником образовательных занятий или программ (не обязательно костюмированных, не обязательно с реквизитом). Пример: межмузейный проект «Игра-путешествие «На старт, внимание… В музей!», музейная игра «Первоклассные открытия», игровые путеводители по отдельным экспозициям («Почти настоящие раскопки», «Путь энтузиаста»). Своеобразной «дверью» в воображаемую историю становится игровой путеводитель. Путеводитель − это набор заданий, объединённых общей темой, ответ на которые находится в экспозиции музея. Путеводитель рассчитан на совместное путешествие ребёнка и взрослого по музейной экспозиции и может помочь взрослому ответить на неожиданные детские вопросы. Попутчиком в путешествии становится придуманный персонаж, с помощью которого путеводитель вступает в диалог с ребёнком: с детьми младшего возраста общается персонаж, а с теми, кто постарше, диалог может вести сам путеводитель. В любом случае персонаж путеводителя приглашает ребёнка стать участником собственной музейной истории, превращая его из простого зрителя в исследователя или супергероя.

56

Выставочно-игровое пространство. Так мы называем территорию, где выставка соседствует с игрой в заданном сюжете (другими словами, выставка и игра — это части одного целого). Заданный сюжет – история, сказка, которая задаёт ориентиры для разработки дизайна экспозиционного пространства, определяет подбор экспонируемых предметов, лежит в основе программ, разработанных под выставку. В выставочно-игровом пространстве отдельные «точки активности» и целые игровые сервисы встроены в экспозицию и мотивируют посетителя включиться в игру, творчески самовыразиться: раскрасить картинку или написать письмо герою экспозиции. Очень важно, что подобный формат предполагает сотворчество родителя с ребёнком. На наш взгляд, благодаря совместным занятиям, у детей и их родителей возникают общие впечатления. Полезный досуг и приобретенные с его помощью положительные эмоции стимулируют семью к повторному посещению музея. Пример: выставочно-игровое пространство «Мишкин дом» (в рамках фестиваля «Медвеday» (2012-2013 гг.), экспозиция под открытым небом «Путь энтузиаста» (дом-музей В.В. Каменского, с. Троица), игровой модуль «Чайная читальня» в экспозиции «Мотовилиха в конце ХIХ – начале ХХ вв.» (Музей-диорама), выставка-игра «Загадки простых вещей» (дом Мешкова). Сочетать выставочное и игровое пространство вместе (на одной территории) при создании музейных экспозиций удаётся крайне редко. Эти планы часто остаются в мечтах музейщиков как нереализованные, на что есть свои причины (нехватка экспозиционной площади, ограниченность бюджета и прочее). Чаще можно встретить интерактивные элементы (мониторы с игрой, сенсорные киоски), встроенные в


Фото из игрового пространства «Мишкин дом» (Пермский краеведческий музей, фестиваль «Белые ночи в Перми-2013»). Фото: Татьяна Вострикова, из архива Пермского краеведческого музея.

выставку, или специально отведённые места для занятия с детьми (что реже встречается). Музей чаще оставляет приоритет за экспонированием большего числа предметов из музейных коллекций, чем предоставление места для «активностей». Так или иначе, включение интерактивных или игровых зон в выставочное пространство имеет свою результативность, востребовано детской и семейной аудиторией.

На фото: проект «Эксперименты над динозаврами» от детского проекта «Чердак» на презентации мультимедиагида «Открой пермский период». Фото: Ольга Сорокина, из архива Пермского краеведческого музея.

При создании проектов, ориентированных на детей, мы определили для себя несколько базовых компонентов. Во-первых, интерактивная среда – компонент, который помогает посетителю, в процессе взаимодействия с музейным пространством получить новые знания и впечатления. При создании выставочных проектов для детей, мы старались следовать принципу «hands on!», потому что ребёнок привык получать информацию через тактильное общение. «Пожалуйста, трогайте!» − предложение, которое не только помогает получить знание через руки, но и наделяет музей пространством свободы. Это второй компонент, его можно реализовать за счёт специальных «вещей для трогания» − учебных коллекций, макетов, аттракционов и т.п. В таком пространстве проявляется «думающее тело» ребёнка, его физические действия, манипулирование с предметами, двигательная активность. Дети в таком пространстве беспрепятственно следуют за собственными интересами. Третий компонент − творчество и игра. Творческая и игровая деятельность побуждают детей делать открытия и приобретать знания, порой незаметно для себя. Очень интересный пример игровой коммуникации – выставочный проект «Эксперименты над динозаврами» (музей современного искусства «PERMM», 2014), где посетители, включаясь в игру, становились авторами арт-объектов и, соответственно, участниками выставки.

57


В-четвертых, эмоции. «Удиви меня!» и «Дай мне ответ!» − основные запросы, с которыми посетитель обращается к музею. В результате, музей находится в поиске идеального сочетания умения удивлять со способностью помочь найти ответы. Рецепт такого «коктейля» у каждого музея свой и он находит отражение в выставочных, образовательных, издательских и других проектах. «Секретным ингредиентом», который стимулирует появление впечатлений и способствует лучшему усвоению знаний, являются эмоции. Это они обостряют восприятие информации, укрепляют интерес, окрашивают наше состояние. Переживание отсылает нас к воспоминаниям, формирует образ музея как места, где комфортно, интересно (или нет), позволяет осознать себя частью большой истории. Получив эмоциональное переживание в музее, мы желаем (или нет) возвратиться сюда вновь. Мы уверены, что проекты, в которых игра становится частью коммуникации между музеем и посетителем, имеют значительный «стартовый бонус» среди образовательных музейных проектов, потому что современный пермский музейный посетитель готов «получать образование в игровой форме».

На златом крыльце сидели…

Афанасьева Н.В. Обзор рынка культурно-образовательных и развлекательных предложений для семейной аудитории//Концепция Музейного детского центра Пермского краеведческого музея, 2013

1

58

На фото: программа для детей в Музее пермских древностей. Фото из архива Пермского краеведческого музея.

Сегодня городское пространство становится всё более дружественным по отношению к ребёнку. Но для такого огромного города, каким является Пермь, всё-таки недостаточно особых детских мест − отдельно спроектированных музейных интерактивных пространств. И музей всё больше ощущает потребность социально активных и «продвинутых» семей с детьми и внуками в совместном качественном интеллектуально-образовательном досуге несмотря на то, что рынок культурно-образовательных и развлекательных предложений для семейной публики довольно разнообразен1. Это и однотипные игровые комнаты в торговых заведениях, и специализированные детские игровые центры с услугами аниматоров («Смешарики», «Kinder club», «Город Детства», «Маленькая страна» и многие другие), предназначение которых лишь ­активное развлечение. Это и городские парки культуры и отдыха с аттракционами. Семьи с маленькими детьми нередко посещают цирк, где представления имеют познавательно-развлекательный характер. Познавательно-развлекательным отдыхом можно считать и посещение зоопарка. В последние годы в данном сегменте появились «Парк бабочек» и «Парк научных развлечений» (интерактивный музей, вовлекающий детей в занимательное научное шоу).


Познавательно-образовательные виды отдыха для детей предлагают частные школы раннего развития и детские досуговые центры («Буратино», «Маленький принц», «Знайка», «Аистёнок», «Светлячки», «Сёма» и пр.). Спектр их услуг колеблется от обучения детей грамоте, музыке и рисованию до групп кратковременного или полного пребывания. Этой цели служат детский клуб «Продлёнка новая», центр дневного пребывания детей «Апельсин». Такую же функцию зачастую выполняют и государственные учреждения дополнительного образования. Они представляют несколько форм детских объединений: кружки, студии, клубы, ансамбли и т.д., в которых ребята развивают свои творческие способности. Для них характерны две особенности: постоянный состав участников и долговременная система обучения. Занятия с детьми в них, как правило, проходят без участия родителей. Совместное времяпрепровождение детей с родителями невозможно даже в семейных клубах, так как обучающие программы для детей и взрослых в них выстраиваются параллельно и проходят в разных помещениях (Семейный Монтессори-клуб «Розовая башня», танцевальный семейный клуб «Hit-club» и пр.). Общие занятия для взрослых совместно с детьми предлагаются только семьям с детьми самого младшего возраста. Лишь несколько творческих объединений предлагают мастер-классы или занятия для родителей вместе с детьми: студия «Золотой гранат», игровое пространство «Море для детей». Важно подчеркнуть, что эти пространства удобны для родителя и тем, что здесь есть и кафе, и магазин. Что предлагают для родителей с детьми пермские музеи? В музеях Перми нет постоянных, специально созданных детских выставочных пространств. Существующие музейные программы, рассчитанные на детскую и семейную аудиторию, чаще встроены в стационарные экспозиции или разработаны на их основе. В своей работе музеи в основном сосредоточены на организованных посетителях: школьных группах, хотя есть предложения для семейной аудитории. Проект «Чердак» музея современного искусства «PERMM» ориентирован в основном на занятия с детьми (3-12 лет), к сотворчеству приглашаются и родители. Но практика показывает, что родители чаще остаются безучастными, они скорее наблюдают за ребёнком или ожидают в холле музея. Занятия проходят в форме мастерских, открытых площадок, встреч с интересными людьми, совместных прогулок, выездных мероприятий, праздников, фестивалей. На занятиях используются необычные материалы, нестандартные задания и темы, дети сами снимают мультфильмы, лепят глиняные миры, узнают истории про художников, мастерят­и фантазируют. Пермская художественная галерея предлагает «Школу эстетического развития» для малышей и их родителей в возрасте от 3 до 7 лет. Дети получают представление об искусстве, учатся рисовать и выражать свои чувства, развивают мышление, память и музыкальные способности. Для школьников существует «Художественная лаборатория», в которой они учатся работать с различными художественными материалами, знакомятся с основами восприятия искусства и с его историей. В галерее реализуются уникальные проекты: «В музей до рождения», рассчитанный на будущих мам и пап, и клуб «Нежная мама», где малыши, которые только учатся делать первые шаги, вместе с родителями знакомятся с искусством. Получается, что играть можно практически везде и во что угодно. Выбор за играющими. Помните, как выбирали места для игр в детстве: в этом дворе лучше играть в «выше ноги от земли» − много разных конструкций, в этом – в прятки – есть, где прятаться, в футбол лучше играть на поляне за домом, у Коли дома железная дорога, у Вити – приставка и т.д. Почему значительное число социально активных и «продвинутых» семей с детьми и внуками готовы включиться в игровой процесс, организованный музеем? Потому что музей может предоставить комплексное решение для совместного качественного интеллектуально-образовательного досуга. И кроме всего прочего, не забываем, что музей заинтересован в посетителях. Как пример развития комплексного подхода, можно рассмотреть образовательный проект Музея пермских древностей, который начался в 2010 г. с временной палеонтологической выставки в здании недействующего железнодорожного вокзала «Пермь 1» и приобрёл сегодняшний масштаб уже в постоянной экспозиции в Выставочном зале музея (ул. Сибирская, 15). Успех работы выставки с детской и юношеской аудиторией стал основой дальнейшего совершенствования системы работы с детьми в музее.

59


На фото: экспозиция Музея пермских древностей. Фото из архива Пермского краеведческого музея.

Сегодня образовательная программа Музея пермских древностей состоит из следующих структурных блоков: комплекс тематических интерактивных занятий, экскурсий, программ и мастер-классов, разработанных с учётом психологических и возрастных особенностей восприятия сложного геологического и палеонтологического материала: «Мастерская музеезавриков», «Ночные сказки о мамонте», «Палеонтологическая экспедиция», «Ихтиолог, орнитолог… кто это?», «Школа гномов», «Палеозарядка» и др.; комплекс мультимедийного наполнения экспозиционного и игрового пространства; ежегодная «Детская палеонтологическая научно-практическая конференция»; геолого-палеонтологический лекторий «Учёные – детям»; «Комната открытий» – серия интерактивных образовательных мини-выставок, посвящённых палеонтологии, геологии, ботанике, энтомологии; издательский проект «Палеоbook», включающий путеводители для детской и взрослой аудитории, книгу «Тайны Очёрского холма. Дети. Драконы. Учёные»; межмузейное образовательное тематическое путешествие «По следам звероящеров» – путешествие для школьников по маршруту «Пермь (Музей пермских древностей) – Очёр (Очёрский краеведческий музей) – местонахождение древесины Пермского периода (гора Кокуй)»; научно-методические семинары для руководителей школьных исследовательских работ по геологии и палеонтологии; междисциплинарный лекторий «для взрослых», посвящённый путешествиям, экологии и наукам о Земле; межмузейные игры «На старт. Внимание… В музей!» и «Первоклассные открытия».

60

Именно на площадке Музея пермских древностей за последние три года возникла прочная связь между музеем и школой. Этому способствовала системная работа по его продвижению среди педагогического сообщества, к основным механизмам которой можно отнести: презентации новых музейных образовательных программ на совещаниях учителей профильных дисциплин, завучей по воспитательной работе в период формирования программы летних лагерей и детских площадок; специальные презентации-экскурсии для педагогов-предметников;


На фото: книга отзывов в Музее пермских древностей. Фото: Е. Кошмякова, из архива Пермского краеведческого музея.

семинары для руководителей геологических кружков и секций с участием ведущих специалистов палеонтологического института им. А.А. Борисяка РАН (г. Москва) в рамках детской палеонтологической конференции; научно-популярный лекторий «Учёные детям», постоянными слушателями которого становятся заинтересованные учителя и их воспитанники.

Сегодня можно с уверенностью сказать, что образовательная деятельность Музея пермских древностей заполнила нишу «интеллектуального внеклассного» досуга для организованных групп школьников и индивидуальных посетителей.

Раз, два, три, четыре, пять, я иду искать! В «детских» проектах пермские музеи стараются использовать сочетание развлечения и педагогического подхода, творчества, удовольствия и обучения через игру. Даже при том что в городе нет специально спроектированных музейных детских пространств, у каждого музея есть свои «фишки» и своя постоянная аудитория. Возвращаясь к теме игры, можно сказать, что сегодня музеи Перми играют не только с посетителями, но и друг с другом, создавая совместные выставочные и игровые проекты. Перспектива дальнейшего развития «детского контента» в пермских музеях − создание специализированного городского детского музейного центра. На наш взгляд, детский музейный центр − это культурное пространство нового типа, которое базируется на авторитете музея − модератора диалога культур. Концептуальной основой центра может стать формирование свободной, творческой, инициативной личности ребёнка всеми доступными для музея средствами с опорой на общечеловеческие и семейные ценности и мировой опыт музейной педагогики. Как упоминалось ранее, все существующие детские программы вынуждены встраиваться во «взрослые» экспозиции, а детские выставки вынуждены иметь временный (ограниченный) характер работы. Выйти на качественно новый уровень диалога с детьми возможно при наличии специально созданного детского выставочно-игрового пространства. Это пространство изначально должно проектироваться как дружественное и понятное детям, экологичное и комфортное для семьи. В идеале детский музейный центр призван создать условия для совместного творческого общения детей и родителей, способного укрепить семейные связи и сформировать потребность семьи в посещении музея. Такой центр Перми крайне необходим. Культурная политика последних лет стимулировала развитие в городе различных творческих инициатив, воспитала аудиторию социально активных, «продвинутых» семей и сформировала потребность в культурнообразовательном досуге. Мы считаем, что появление в культурном поле Перми специализированного детского пространства будет востребованным и актуальным. Текст: Татьяна Вострикова, Сергей Островский

61


Vive la République! Или как опыт Великой французской революции может помочь в работе с подростками в музее

62


Скука — вот главная причина революций. Уильям Ралф Индж

К

ак-то раз, пытаясь сформулировать в одном предложении принципы, которым следует в своей работе с подростками музей современного искусства «PERMM», мы пришли к тому, что их лучше всего выражает знаменитая формула Великой французской революции «Свобода, равенство, братство». Фантазия помогла развить метафору, в итоге появился этот текст про проблемы, возникающие в процессе коммуникации музея и подростка, и о том, как мы их решаем в своей повседневной практике на примере музейных праздников и проектов «PERMM» «За П-ARTой», «Осторожно, музей!», «Тёрки», «Битва интерпретаций», «Ночь музеев».

Мы хотим в буфет! Революционная ситуация в музее

На фото: мероприятие «Ночь искусств». Фото: Тася Нафигина.

Компания из четырёх девочек бегает по музею и кричит друг другу: «Смотри, а у меня лучше «селфи»! Нет, у меня лучше!» Группа повстанцев во весь голос требует права немедленно сходить в буфет. Высокий мальчик с горящими глазами, очевидно, поставил для себя задачу потрогать все музейные экспонаты. Смотрители с трудом держат оборону и собственным телом защищают витрины. Экскурсовод, которого никто не слушает, в отчаянии. Всё вышло из-под контроля. Подростки устроили для музейных работников настоящий террор. Кажется, скоро они штурмуют все этажи и приблизятся к кабинетам музейной администрации. Наступила настоящая революционная ситуация. Описанная картина знакома многим экскурсоводам и музейным педагогам. Что же происходит? Мир сошёл с ума? Дети обезумели? Или что-то не так с музеем? Посмотрим на ситуацию с точки зрения подростка.

Анастасия Шипицина Ведущий специалист отдела по научным исследованиям и музейной педагогике музея современного искусства «PERMM». Координатор проекта для школьников «За П-ARTой», вошедшего в десятку победителей всероссийского конкурса детских музейных программ в 2014 г. (в рамках Всероссийского профессионального форума «Музей и детская культура: активное участие, игра и удовольствие»). Магистр политических наук, аспирант кафедры новейшей истории России историко-политологического факультета ПГНИУ. Область научных интересов: подростковая культура и категория «возраста» в истории.

Соблюдайте тишину! Или музей при Старом порядке Когда я как-то раз спросила свою знакомую одиннадцатиклассницу Тасю: «Как твои сверстники относятся к музеям?». Тася ответила: «В общем, у ребят иногда есть стереотип, что музеи – это скучно и для неудачников». Почему у подростков существует такой образ музея и что может изменить их мнение? Чтобы разобраться, мы несколько раз проводили мероприятие «Осторожно, музей!», в котором старшеклассники выступали посетителями-экспертами и рассказывали пермским музейным работникам о своём опыте посещения музеев. О чём говорили ребята? При перечислении проблем мы не будем оригинальными: о них написано немало экспертных текстов. Однако озвучить их ещё раз никогда не будет лишним. Инициатива посещения музея в большинстве случаев принадлежит учителю, который не всегда советуется с ребятами по поводу похода на выставку (Идти ли? Куда именно пойти? С какой целью?), а лишь реализует императив «каждый культурный человек должен посещать музеи». Придя в музей, подросток вынужден в течение полутора часов следовать множеству запретов: соблюдать тишину, экспонаты руками не трогать, экскурсовода не перебивать, от группы не отставать.

63


Чаще всего школьники посещают музей в формате экскурсии. При этом экскурсовод рассказывает какие-то факты или трактовки произведений искусства, а посетители в это время стоят и обречённо слушают. Право голоса и право мнения в этот момент имеет только экскурсовод, его интерпретации – единственно верные просто потому, что другие во время экскурсии не высказываются. Экскурсовод не слишком обращает внимание на то, что его рассказ подростку не очень интересен, для школьника любопытнее узнать про другие экспонаты, например, вызвавшие недоумение, напомнившие персонажа любимой компьютерной игры. Со слов ребят можно заключить, что подросток в музее – часто лишь объект, в который пытаются «впихнуть» знания, а вся власть (право выбирать объекты, право говорить и молчать, право выбирать маршрут) в музее принадлежит музейному работнику. Проводя параллели с предреволюционной Францией, можно сравнить музейных работников с некоей королевской аристократией, обладающей монополией на знание об экспозиции и о том, как положено себя вести в музее. Эта аристократия настроена консервативно, видит музей как «храм культуры», в котором пагубно что-либо менять и необходимо (вместе с экспонатами) сохранить существующий Старый порядок. Анализируя мнения, высказанные старшеклассниками, музей можно представить как маленькую Бастилию, тюрьму, место лишения свободы. Пространство этой тюрьмы жёстко регламентировано: ходить можно только за экскурсоводом, поведение всех находящихся в ней подчинено определенным правилам дисциплины. Смотрители выполняют функцию надзирателей, экскурсоводы выносят приговоры («Ты совсем не умеешь вести себя в музее!») и наказывают занудными фактами. Подросток, как посетитель-заключённый, должен слепо внимать ситуации и ещё быть за это благодарным. Что же в таком случае ему делать? Вариантов немного. Первый – спланировать побег из Бастилии, но на входе поймают, а в гардеробе не дадут одежду. Второй – устроить бунт, революцию, сопротивление правилам: кричать, шуметь, не слушаться, получить хоть какое-то, пусть деструктивное, удовольствие от процесса. Очевидно, что картинка утрирована. Однако признаемся себе, в ней есть доля правды. При подходе «впихнуть в ребёнка информацию во что бы то ни стало» (такой подход часто встречается не только в музеях, но и в школах, домах детского творчества) посетитель не получает радости от посещения музея, поэтому вряд ли придёт в него ещё раз. Возможно, «просветительское насилие» можно было бы вытерпеть, если бы оно всегда несло актуальное для современного подростка знание, которое нигде больше не получишь и без которого жизнь дальше невозможна. Но ведь музей как источник информации сегодня уступает лежащему в кармане смартфону. И всё-таки: Великая французская революция началась со штурма Бастилии! А значит, есть надежда! Низвергнем старый порядок! Разрушим музей как тюрьму! Устроим на этом месте… танцплощадку!

Свобода! Свобода движения, или почему в музее можно и нужно танцевать

64

Интересный факт: после 14 июля 1789 года – Дня революции – парижский муниципалитет принял решение снести Бастилию и на пустыре поставить табличку с надписью «Désormais ici dansent», что значит «Отныне здесь танцуют». Зачем здесь эта метафора? Почему необходимо разрушить в музее тюрьму – вроде бы понятно, но зачем же на её месте танцевать? Практика музейной работы даёт ответ. Во время больших праздников , таких как «Ночь музеев», «Ночь искусств», День влюблённых, Новый год в «PERMM», мы постоянно устраиваем танцы. Подростки и молодёжь – главная аудитория таких мероприятий – танцуют рок-н-рол, свинг, бачату, брейк. Мы понимаем, что такие действия никак не связаны с главной функцией нашего музея – рассказывать о современном изобразительном искусстве. Однако танцы в музее ценны другими эффектами. Они привлекают новую аудиторию, которая не пойдёт на лекцию, но сходит на танцы; позиционируют музей как динамичную, отнюдь не статичную среду, в которой замирает даже время. Танцы позволяют музейщику «снять» избыточную регламентацию пространства, а посетителю – уйти


Акция «Ночь искусств», 2014 г. Фото: Тася Нафигина.

с проложенного экскурсоводом маршрута, почувствовать свободу движения и самовыражения в стенах музея. Танцевать с подростками особенно важно. Известно, что в подростковом возрасте тело человека стремительно меняется: изменяются пропорции, руки и ноги становятся несоразмерно длинными по отношению к туловищу. Подростку важно «освоить» это новое тело. Почему бы музею не помочь ему в этом? Поэтому первая свобода, которую мы предлагаем – это свобода движения в музее.

Свобода слова, или как «перетереть тему» об искусстве

На фото: мероприятие в рамках пректа «За П-ARTой». Фото: Иван Козлов.

Другая неотъемлемая свобода, необходимая подростку в музее, – это свобода слова. Экспертное сообщество знает, что современный музей, стремительно теряющий свои привилегии на знания, должен научиться вести живой диалог со всеми посетителями о своей предметной области. Такое позиционирование музея действительно значимо для подростка, у которого формируется критическое мышление, который полон замечаний о несовершенстве мира и желает их с кем-то обсудить. Один из удачных, как нам представляется, дискуссионных форматов, который мы используем в PERMM, − это формат блиц-дебатов «Тёрки». Дебаты проходят как дуэли между командами. Каждая из команд защищает точку зрения по какому-либо вопросу. На подготовку к поединку даётся три минуты, сама дискуссия длится не более семи минут. Музейный работник во время дискуссии не высказывает своих суждений, выступает модератором и рефери процесса. Такой формат помогает «разговорить» подростка в музее, показать ему, что высказываться по разным поводам не страшно и даже весело и азартно, потому что благодаря своей логике, аргументации и красноречию ты можешь стать победителем поединка и получить приз – настоящую кухонную тёрку.

65


Свобода мнения, или почему мнение зрителя гораздо важнее того, «что хотел сказать автор» Интерпретации пермскими подростками объекта «Закутанный Рейхстаг» Жители Берлина готовят Рейхстаг к зиме, поэтому его и укутали. Немцы решили закрыть символ Третьего рейха, потому что им стыдно. Художники придумали на некоторое время лишить жителей Берлина их главного символа.

Что касается свободы мнения, эта установка становится принципиальной в стенах художественного музея, где посетитель имеет дело не столько с фактами, сколько со смыслами, видениями и трактовками. Для реализации свободы мнения мы в «PERMM» применяем формат «Битва интерпретаций». Что это? Более сорока лет назад французский философ Ролан Барт обосновал тезис о том, что автор как создатель единственно верных смыслов своего произведения умер, зато родился зритель, который в зависимости от своего опыта, актуального контекста и других предпосылок сам «придумывает» для себя смыслы произведения – интерпретирует. На этих же позициях стоят многие современные художники, работы которых экспонируются в нашем музее. Смысл битвы интерпретаций заключается в том, чтобы в конкурентном интеллектуальном сражении подросток мог придумать самую содержательную, странную, пусть «сумасшедшую», но аргументированную интерпретацию смыслов того или иного арт-объекта. Такой подход позволяет освободиться от навязчивого вопроса «Что же хотел сказать автор?» и найти собственный смысл, а значит и собственную ценность произведения искусства.

Немцы собирают солнечную энергию, отражаемую поверхностью, и пропагандируют прогрессивные источники энергии.

На фото: мероприятие в рамках пректа «За П-ARTой» Фото: Иван Козлов.

Силовые структуры Германии прячут стратегический объект от google maps.

Свобода совести и выбора, или почему необязательно любить современное искусство

66

Случается, что сотрудников нашего музея (вызывающего самые разные отклики у городского сообщества) обвиняют в том что мы «промываем мозги» молодому поколению при помощи современного искусства. На эту реплику можно реагировать по-разному, но нам кажется важным объяснить, что мы никого не заставляем любить современное искусство, мы лишь предлагаем посмотреть на него. Мы считаем, что город, в котором есть художественная галерея, где можно увидеть классическое искусство, и наш музей, где можно присмотреться к иному визуальному языку, – это удача для Перми. И, кажется, пермское сообщество всё больше соглашается с этой точкой зрения. Например, пермская гимназия № 5 придумала специальный проект для младших подростков «СоТЫ», в рамках которого ребята раз в месяц один день посвящают искусству: сначала идут на занятия в художественную галерею, а затем − в музей современного искусства. Кроме того, ежегодно три главных музея Пермского края (Государственная художественная галерея, Краеведческий музей и Музей современного искусства) проводят большой совместный проект «На старт. Внимание… В музей!», где для подростков создаётся отдельный маршрут. Единый маршрут способствует тому, чтобы подросток пришел во все три музея.


Равенство! Музейная аристократия и музейная буржуазия

На фото: мероприятие в рамках пректа «Битва интерпретаций». Фото: Иван Козлов.

Историки считают, что одной из причин французской революции стал рост общественной значимости буржуазии и её стремление завоевать себе права и свободы. Если аристократией в нашем тексте выступают музейные работники, заправляющие музейными порядками, то буржуазией можно назвать музейных посетителей, которые предъявляют всё более высокие требования к музею. Старый порядок – принудительная передача знаний от музея посетителю – всё больше не устраивает и детей, и родителей. Заплатив за билет, «обуржуазившийся» посетитель желает получить содержательное, интересное, дружественное и персональное обслуживание. Если его не будет, то где-то рядом есть боулинг и парк аттракционов, а в кино идёт очередной блокбастер об очередном «Человекепауке». В текущей ситуации, когда музей – это «исполнитель услуг», а посетитель – «заказчик», музей оказывается на равных со своим клиентом – посетителем, поэтому общение на равных – тот принцип, который современный музей, существующий в конкурентной среде стремительно развивающейся индустрии досуга, просто не может игнорировать.

Равенство в музее и за его пределами Говоря о подростках как отдельной возрастной категории, на проблему равенства необходимо посмотреть и в более широком контексте. В обыденном сознании существует представление о подростке как о «несформировавшейся личности», которая в силу возраста не может и не имеет право выбора и принятия решений. Подросток – это словно «недоделанный» взрослый. Такая точка зрения кажется бессмысленной: ведь если человек закончил формироваться, изменяться, развиваться, характеризует ли это его положительно? Процесс социализации, понимания разных культур бесконечен, поэтому любая незавершённость – это не минус, а, скорее, плюс. Кроме того, большинство решений (на какой факультатив ходить, какие фильмы можно смотреть, какие цветы дарить учителю на выпускной) за подростка стремится принимать взрослый. Взрослый (в нашем случае музейные работники и учителя) часто не прислушивается к подростковому мнению, потому что сам якобы «знает больше». Мы смотрим на ситуацию несколько иначе: подростки для нас – это точно такие же люди, как и взрослые, со своими возрастными

67


Внимательно рассмотри работу художника. Есть ли у работы сюжет? Герой? Обрати внимание на технику и материал. Из какого ещё материала могла бы быть сделана эта работа? Какое настроение у работы? Какие эмоции она вызывает? О чём думал художник, когда создавал работу? С какими фильмами, книгами, компьютерными играми, жизненной ситуацией ассоциируется работа? Придумай свое название для работы.

потребностями и особенностями (каковые есть в любом возрасте), знающие о себе больше, чем кто-либо. Поэтому постулируемое нами равенство подразумевает равенство прав разных возрастов. Дети, подростки, взрослые, люди страшего возраста равны, к каждому необходимо найти свой подход. Проблема возраста усугубляется разностью ощущений: подростки, ощущающие перемены в организме и мышлении, считают себя взрослыми, а взрослые продолжают относиться к ним как к детям. Отсюда возникает чувство несправедливости и желание бунта. Что с этим делать?

На фото: мероприятие в рамках пректа «За П-ARTой». Фото: Иван Козлов.

Вопросы для «селфи»экскурсий

Vive la République! Вспомним, что важнейшей заслугой Великой французской революции считается установление республиканского порядка, отсюда лозунг «Vive la République!» А что такое республика? С древнеримского «res publica» переводится как «общее дело», поэтому главным для граждан республики является некое общее дело. Говоря на языке музейной педагогики, республиканизм можно приравнять к соучастию, говоря на языке школьных методических комплексов – к партнёрству между учителем и учеником. В любом случае все члены республики/акторы образовательного процесса имеют в общем деле равные права и свои обязанности. Республиканская традиция активно используется в проекте для школьников «За П-ARTой» (подробнее − в разделе «Проекты»). Общим делом в нём является создание школьниками уличных арт-объектов. Руководителями процесса являются подростки, которые сами придумывают идеи, «строят», монтируют уличный объект. Остальные субъекты коммуникации выступают их партнёрами: музей рассказывает о паблик-арте, художник показывает новые технологии и дает советы эстетического характера, учитель и музейный волонтер помогают ориентироваться на местности во время монтажа и покупать материалы. В таких условиях никто не сражается за главенство, все выступают на равных во имя общего дела. Благодаря республиканским принципам снимается вопрос о посещаемости занятий и мотивации к действию: участники сами «запрашивают» нужные им сведения, а не слушают что-то «из-под палки». Чрезвычайно важно, что создаваемые объекты – это не макеты, арт-процесс не игра, а реальное дело, потому что объекты надолго остаются в городской среде. Это убеждает подростка, что с ним разговаривают на равных, как с настоящим взрослым художником.

На равных с экскурсоводом

68

Другой формат, позволяющий реализовать равенство ролей в музее – это формат «селфи»-экскурсий. Он подходит для работы с организованной группой. Мы делим всех ребят на команды по 3-4 человека и выдаём каждой группе карточки с двумя-тремя экспонатами выставки, а также листок со вспомогательными вопросами, которые наталкивают на мысли. В течение нескольких минут ребята находят экспонаты и готовят небольшую презентацию о них на основе своих впечатлений. В финале мы всем классом идём на большую экскурсию, где каждая команда рассказывает о сделанных выводах, а остальные задают вопросы. Музейный педагог выступает модератором обсуждения. Возможность стать наравне со взрослым экскурсоводом – это ещё один случай для подростка, когда к его словам в музее прислушиваются, он выступает не пассивным объектом, чьё мнение мало кому интересно, а равным субъектом коммуникации.


Братство! Братство, присвоение и захват музейного пространства

На фото: мастер-класс Юрия Лапшина. Фото: Иван Козлов.

Французское революционное братство – это единство, общность целей, установок, убеждений. Идея общности в ситуации Великой французской революции чрезвычайно важна, ведь именно после неё появилась французская нация – глобальная общность, а революция и сегодня является ядром французской идентичности. Также и у посетителя: ощущение братства с музеем возникает, когда он разделяет его ценности, идентифицирует себя с ними, словно присваивает смыслы, транслируемые музеем. Попытаемся раскрыть идею присвоения. Посетитель часто пытается сделать так, чтобы у него появилось что-то общее с музеем, присвоить и захватить музей на самых разных уровнях: кто-то хранит билетики, кто-то пытается «забрать» себе пространство, делая тысячи фотоснимков (нельзя на фотоаппарат – значит тайком на телефон). С потребностью присвоения, «братания» связано намерение всё потрогать или даже забрать с собой кусочек экспозиции (сколько туристов мечтают увезти камушек из Акрополя и Колизея). Радикальной формой присвоения можно назвать кражи произведений искусства, часто вызывающие у общества не столько порицание, сколько восхищение удалью преступника. Желание присвоения вытекает из парадокса: с одной стороны, музей – место, где ты видишь «наследство», оставленное для тебя твоими предками, с другой – от этого наследства тебя будто бы отлучили, постоянный доступ к нему узурпировали музейные работники, хранящие его в специальных местах и показывающие только по специальным правилам. Понимая желание побрататься с музеем, найти в нём что-то свое и что-то лично для себя, мы выделили/разработали несколько «безопасных» способов присвоения музейного (реального и смыслового) пространства.

Невидимый музей, или присвоение пространства Один из форматов, который помогает подростку по-новому посмотреть на музейную среду и «присвоить» её – «Невидимый музей». Особенно эффективно практиковать этот формат с группами школьников, которые уже несколько раз видели экспозицию и, казалось бы, знают о ней всё. Ребята должны найти в музее какую-то деталь, которую они раньше не замечали, и при помощи скотча, картона и других материалов сделать её заметной. Это задание позволяет подросткам найти в музее что-то исключительно своё и открыть это для остальных.

Опыт Гимназии № 5, или присвоение технологии Присвоение технологии случается, когда музей рассказывает посетителям о какой-то технологии (создание арт-объектов, игрушек из скотча, картонных декораций) и посетители начинают использовать её самостоятельно, вне стен музея. Так произошло в пермской гимназии № 5 после того, как команда гимназистов приняла участие в нашем проекте «За П-ARTой» и создала объект «Семерёнка». Сегодня в их дворе можно найти несколько масштабных граффити и объёмных скульптур из самых

69


«Яблоко»: мне холодно, потому что наступили холода, а от меня откусили кусок. Если бы я был целым, мне было бы теплее. «Счастье не за горами»: мне очень обидно, что я стою лицом к набережной, а не к реке, ведь я не могу видеть, как отплывают и приплывают пароходы! «Красные человечки»: мне неудобно постоянно стоять на одной ноге, у меня ноги затекли! И вообще, мне надоело, что все обо мне говорят и на меня смотрят. Хочу побыть в одиночестве. «Гомер»: меня, к сожалению, уже не существует, но я мечтаю, чтобы обо мне вспоминали!

70

разных материалов. Творчеством занимаются старшеклассники вместе с привлечёнными художниками. Технология уличного искусства, предложенная когда-то музеем, живёт здесь самостоятельной жизнью.

Эмпатия артефакта, или присвоение смыслов Следующий важный тип присвоения – присвоение смыслов. Современное искусство зачастую не нравится посетителям потому, что остаётся для них непонятным. Но когда человек находит в произведении собственный смысл, самостоятельно делает важные лично для него открытия, создаёт свою историю, оно сразу становится для него понятным и близким. Один из самых эффективных форматов, провоцирующий собственные открытия, – эмпатия артефакта (эмпатия – сопереживание, понимание кого/чего-либо). Идея заключается в том, чтобы посетитель попытался представить себя экспонатом и заговорил с остальными посетителями от его имени. Так, на занятиях о паблик-арте подростки представляют себя «Красным человечком», «Яблоком» около Горьковской библиотеки, «Жуком-скарабеем» на Перми II. От лица арт-объекта они рассказывают о том, интересно ли объекту жить в Перми, как к нему относятся проходящие люди, пролетающие птицы, о чём он думает, когда ночью остаётся наедине с самим собой. В итоге случается настоящее волшебство: арт-объект как будто вселяется в тело подростка, «присвоение» происходит на уровне физических ощущений. Перевоплощаясь, подростки мысленно попадают в городскую среду и начинают чувствовать себя частью города.

Волонтёрство, или присвоение функций Последний из описываемых вид присвоения – присвоение функций музея, когда подросток начинает действовать «от имени музея», в каком-то смысле выполнять его функции. Самый очевидный пример – волонтёрство. В подростковом возрасте ребята умеют придумывать мероприятия, рассказывать и объяснять, подростки ответственны и на них можно положиться, они критически подходят к делу и могут адекватно оценить, понравится идея их сверстникам или нет. Важно, чтобы волонтёрская практика не исчерпывалась деятельностью «принеси-подай», чтобы подросток занимался творчеством, чувствовал ценными свои идеи, способности, навыки. Волонтёр музея – особый статус, отличный от «простого» посетителя. Это член музейной «тусовки», особого сообщества. А желание зарекомендовать себя в коллективе – важнейшая потребность подросткового возраста. Главным мотивом, заставляющим волонтёра добровольно тратить время и силы – это ощущение родства с ним, «братства» с музеем и его сотрудниками.

На фото: мероприятие в рамках проекта «За П-ARTой». Фото предоставлено автором статьи.

Перевоплощение в артобъекты


В качестве вывода Важным итогом Великой французской революции стало появление Декларации прав человека и гражданина. Подростки, постоянные посетители музея, создали свой документ – декларацию прав подростка и посетителя.

Декларация прав подростка и посетителя Представители молодых любителей современного искусства, полагая, что невежество, забвение прав посетителей или пренебрежение ими являются единственной причиной создания стереотипов о музеях, приняли решение изложить в торжественной Декларации естественные, неотчуждаемые и священные права музейного посетителя. Представители молодых любителей совриска признают и провозглашают перед лицом и под покровительством музея современного искусства «PERMM» следующие права посетителя и зрителя. Статья 1 Подростки приходят в музей и остаются свободными и равными в правах друг с другом и со всеми посетителями. Статья 2 Цель всякого визита в музей – понимание и изучение искусства, которое не возможно без обеспечения естественных и неотчуждаемых прав подростка, как то: наличие своей точки зрения на искусство, защищённость от неконструктивной критики, сопротивление угнетению музейных смотрителей и свобода «постить» всё увиденное в Instagram. Статья 3 Источником суверенной власти являются сами посетители. Ни скептики, ни критики не имеют права повлиять на процесс изучения, восприятия и обсуждения искусства, на маршрут осмотра выставки или финальный отзыв. Статья 4 Свобода состоит в возможности делать всё, что не наносит вреда другому посетителю, либо экспонатам (например, драться экспонатами или их облизывать*). Пределы могут быть определены только музеем.

Статья 5 Все подростки равны перед правилами и поэтому имеют равный доступ ко всем произведениям искусства в экспозиции, к использованию «хештега» #permm (или других) без каких-либо иных различий, кроме тех, что обусловлены их комментариями в соц.сетях и использованными на фотографиях фильтрами. Статья 6 Свободное выражение мыслей и мнений есть одно из ценнейших прав подростков; каждый посетитель поэтому может свободно высказываться на семинарах, писать отзывы в Твиттере, отвечая лишь за количество символов. Статья 7 Музей, где не обеспечена свобода действий и где нет бесплатного Wi-Fi, не является музеем. Статья 8 Так как возможность посещать музей есть право неприкосновенное и священное, никто не может быть лишён его иначе, как в случае выходного дня. Создана 19 октября 2014 г. Автор текста Тася Нафигина, 17 лет Текст: Анастасия Шипицина

*Прецедент зафиксирован во время выставки «Отцы и дети», когда дети стремились облизать скульптуру собаки, сделанную из сахара.

71


Проекты: опыт работы с детьми и подростками в музее современного искусства «PERMM»


Детский проект «Чердак»


«Чердак» и его роль: взгляд изнутри и со стороны

76


Н

Пять простых фактов про «Чердак»

ам казалось странным, что некоторые люди не очень любят современное искусство. Как так? Это же просто искусство. Что-то удивительное, идущее изнутри человека, выражающееся в самых причудливых формах. Можно ничего не знать об авторе, но когда вы зайдёте в зал, вас наполнят самые разные эмоции. Или не наполнят. Вот и вся загадка. Особенность искусства в том, что оно помогает видеть и слышать другого человека, оно порождает эмпатию. Художник говорит с нами образами, кричит или шепчет о своих чувствах, спрашивает: «А ты как думаешь?». А мы, используя своё воображение, пробуем увидеть мир его глазами и сравниваем этот странный чужой мир со своим. Это очень личный разговор между художником и зрителем. Как любой разговор, он может состояться, если мы прислушаемся. Эмпатия — это инструмент, который собирает людей вместе. Всё просто. Давайте прислушиваться друг к другу. Об этом мы говорим детям. Многие люди, проводя месяцы за мольбертом, рисуя тени и полутени, абрис, выстраивая пропорции и композицию на листе, начинают понимать, сколько труда вложено в картину в музее, сколько художник учился, сколько он провёл за эскизами и прорисовками, какая точная у него рука и внимательный взгляд. Как дорого даётся мастерство. С современным искусством происходит такая же метаморфоза. Что если попробовать самому побыть художником? Позволить себе почувствовать удовольствие от творчества. Просто использовать немного другие материалы, все те странные вещи, которые используют современные художники. Знаете, какое это удовольствие — фантазировать, склеивая детали от старого компьютера, раскрашивая коробки, обматывая стулья скотчем, совершенно не робея от того, что ты не умеешь рисовать. Нам кажется, попробовав однажды, гораздо легче понимать весь этот мир искусства. Мы решили сделать нашим девизом первую приходящую в голову среднестатистическому посетителю музея или выставки современного искусства скептическую мысль «Я тоже так могу». Всё просто. Попробуй сам. Об этом мы говорим детям. Вдруг вас однажды попросят сделать странную вещь. Нарисуйте, пожалуйста, как выглядит «удивление». Какого цвета твоё удивление? А какого размера? Хватит ли листочка пять на пять сантиметров или нужен лист два на два метра? Чем будешь рисовать? Кистью, губкой, валиком, рукой? Нашим гостям нравится создавать странные вещи и рассказывать про себя. Мы надеемся, что помогаем им верить в себя, верить в то, что их мнение важно, а то, что они создают – прекрасно и интересно, не только потому, что это красиво или искусно, а потому, что это сделал именно он. Сделал так, как не сделал бы никто другой. Всё просто. Расскажи нам о себе. Об этом мы говорим детям. Мы решили вовлекать посетителей музея «PERMM», – детей и взрослых, — в его главное дело – современное искусство. Нам показалось интересным осваивать пространство и экспозицию музея через личное участие, спрашивая мнение ребёнка о том, как бы он это сделал. Ведь нет большего удовольствия, чем чувствовать себя соавтором. На занятиях, обсуждениях, играх и праздниках мы даём возможность получить удовольствие от личной активности. Наши дети учатся, впитывают новые впечатления, пытаются разобраться в современном искусстве наощупь – пробуя, создавая, двигаясь, пачкая руки. Всё тело помогает приобретать бесценный творческий опыт, который может сказать в сто раз больше, чем самая информативная экскурсия. Make your hands dirty. Не бойся испачкать руки. Всё просто. Будь активным. Об этом мы говорим детям. Музей – это свобода, общение, обмен мнениями. Это удовольствие, здесь можно мечтать и выдумывать, чувствовать, переноситься в другие места и миры. Мы хотим показать: всё, что есть вокруг, это тоже мы, мир вокруг зависит от нас. На наших занятиях мы становимся изобретателями, конструкторами, фантазёрами, и когда возвращаемся в свой привычный мир, то что-то в нас немножко меняется. Всё просто. Ты можешь творить чудеса. Об этом мы говорим детям.

Ирина Новичкова Руководитель (2010-2012 гг.) и один из основателей детского проекта «Чердак» музея современного искусства «PERMM». На данный момент проживает в г. Москва. Несмотря на территориальную удалённость от Перми, по-прежнему остаётся вдохновителем и консультантом проекта.

Всё просто. Об этом мы говорим детям: Давайте прислушиваться друг к другу. Попробуй сам. Расскажи нам о себе. Будь активным. Ты можешь творить чудеса.

Текст: Ирина Новичкова

77


78


«Чердак» сделал искусство близким ребёнку

М

не сложно говорить много и хорошо о «Чердаке», поскольку этот проект придумал и делал близкий мне человек. Но говорить придётся в силу того, что «Чердак» стал отдельным явлением в пермской культуре. Я не буду останавливаться на содержании и методах «Чердака», скажу лишь о его предназначении. В чём же оно? Дело в том, что создатели «Чердака» смогли взглянуть на мир глазами ребёнка и предложить решения, понятные маленькому человеку. Наших детей окружает бесконечное число важных и, как правило, непонятных вещей. Мы, взрослые, очень любим наших детей и стараемся передать им все доступные нам знания, в которых ребёнок часто теряется. Искусство здесь, как показывает опыт, не является исключением. Мы стараемся как можно полнее и многограннее раскрыть ребёнку мир прекрасного, часто забывая, что язык искусства по большому счёту не всегда понятен даже нам, казалось бы, взрослым и образованным людям. Что уж говорить о маленьком человеке, которого постоянно заставляют переваривать всё новые и новые порции непростой информации. Как результат, вокруг ребёнка перманентно вырастают всё новые и новые информационные «чудовища», возникающие из внутреннего конфликта необходимости понять что-то непривычное, важное, и невозможности всё это оценить и положить на нужную полочку. К сожалению, искусство, как сложное знание, основанное на сплаве образов и эмоций, чрезвычайно часто становится для ребёнка ещё одним подобным «чудовищем», с которым хочется познакомиться, но сделать это кажется просто страшным. В этом есть вина взрослых, которые даже не пытаются помочь ребёнку сделать первые шаги к прекрасному. Создателям «Чердака» удалось именно это. Они показали маленьким людям, что искусства не нужно бояться, часто оно чрезвычайно симпатичное и занимательное. Через какое-то время ребёнок поймёт, что всё в искусстве сложнее, и задачки в нём бывают даже более непонятные, чем в математическом анализе. Но это всё потом, уже после того, как ребёнок понял, что с прекрасным можно разговаривать на интересном и увлекательном языке. Скажу больше: создатели «Чердака» сделали серьёзное методическое открытие, которое ещё предстоит оценить специалистам в области образования. Успех этого проекта говорит о том, что знакомство маленького человека с прекрасным нужно начинать именно с современного искусства, в котором ребёнку комфортно, в котором ребёнок чувствует себя уверенным субъектом и творческой личностью. Приняв актуальную культуру, дети автоматически получают базу для познания других сторон прекрасного, которые в иной ситуации, может быть, были бы ребёнку и недоступны. Моя дочь, Софья, прожила вместе с «Чердаком» всё время его функционирования, чему я бесконечно рад. В общем, у меня нет никакого сомнения в том, что дети, познакомившиеся с «Чердаком», навсегда останутся друзьями искусства, и это, без преувеличения, прекрасно.

Николай Новичков Советник Министра культуры Российской Федерации, Член Экспертного совета Правительства Российской Федерации, доктор экономических наук, профессор, Министр культуры Пермского края в 2010-2012 гг.

Текст: Николай Новичков

79


Как построить детский проект из скотча, картона и газет

80


В

На «Чердаке» возможно всё! Превращение в супергероя – этап 1. Фото: Ирина Новичкова.

музее современного искусства «PERMM» проходит множество событий для самых разных групп посетителей: школьников, студентов, молодёжи, людей третьего возраста. Мы общаемся с нашими зрителями в рамках экскурсий, игровых программ, лекций, воркшопов и творческих встреч с художниками. Музей не мог оставить без внимания семьи с детьми. Так, в 2010 году, через год после открытия, появился детский проект «Чердак». Он стал одним из самых ярких и разработанных направлений в системе музейной педагогики музея «PERMM». За время своей работы «Чердак» придумал и провёл несколько сотен крупных мероприятий и мастер-классов с известными российскими и зарубежными художниками (не считая еженедельных встреч с маленькими посетителями). Проект обрёл своё уникальное лицо. Сейчас «Чердак» − желанный гость на знаковых для культурной жизни Перми событиях и фестивалях, партнёр многих культурных учреждений города. Мы смело можем заявить, что «Чердак» − это успешный проект, любимый детьми и родителями. В чём же секрет? Почему картон, скотч и газеты так полюбились маленьким гостям нашего музея? Принципиальное отличие «Чердака» от других досуговообразовательных институций в том, что в его основе не заложены приоритеты художественного образования. Наша миссия – создание комфортной творческой среды, способствующей формированию личности, органично существующей в современном мире, отвечающей вызовам современного общества. Для того чтобы оставаться успешным в эпоху огромного потока информации, непрекращающегося технического прогресса и постоянного внедрения инноваций, необходимо мыслить и руководствоваться не готовыми стереотипами и моделями поведения, а быть восприимчивым и внимательным по отношению к окружающему миру, уметь оценивать происходящее при помощи интуиции, эмоций и ощущений. Уверенная в себе личность, толерантная, обладающая гибким и креативным мышлением, открытостью, неординарными идеями, ориентированная на поиск решений и выбор нестандартных алгоритмов и путей, может быть конкурентоспособной в любой сфере. Формированию личности «нового времени» способствует знакомство с современным искусством, которое остаётся непонятным, чужим, странным и отталкивающим до тех пор, пока люди не делают шаг ему навстречу. Детский проект «Чердак» предоставляет такую возможность и позволяет не просто пассивно знакомиться с техниками, в которых работают современные художники, но и стать активным зрителем, выразить в художественных образах свои мысли и идеи, уважать искусство во всех его проявлениях. Работа с нетрадиционными материалами, с которыми часто взаимодействуют современные художники (скотчем, коробками, упаковочным картоном, одноразовой посудой, строительными материалами и т.д.) способствует экологичному отношению к миру, позволяет увидеть необычное в обыденных вещах, развивает креативность, фантазию, проектное мышление.

Где мы побывали: Фестиваль «Пикник «Афиши» (г. Пермь, г. Москва), 2010 г. Фестиваль современного искусства «Живая Пермь», направление «Арт», 2010 г., 2011 г. Проект «8-я звёздная материализация Картонии «Картон-на-Каме», 2011 г. Международный фестиваль графики комиксов «Городские истории» в рамках фестиваля «Артмикс», 2011 г. Всероссийский методический семинар «Театр, кино, музей – для новой школы», 2011 г. Музыкальный фестиваль «На траве», 2011 г., 2012 г. Международный фестиваль «Белые ночи», 2011 г., 2012 г. Международный фестиваль театра и кино для детей «Большая перемена» (г. Пермь, г. Лысьва), 2011 г., 2012 г. Выставка «Образование и карьера», 2011 г., 2012 г. Пермская книжная ярмарка, 2011 г., 2012 г. Выставка «Умный ребёнок», 2011 г., 2012 г., 2013 г. Выставка-фестиваль детского, юношеского и молодёжного художественного творчества «Малый Арт», 2013 г. Международная акция «Ночь в музее», 2011 г., 2012 г., 2013 г. Международный фестиваль «KAMWA», 2012 г., 2013 г., 2014 г. Проект Пермского академического театра оперы и балета им. П.И. Чайковского «Оперный экстрим», 2012 г., 2013 г., 2014 г. Выставка «Арт-Пермь», 2012 г., 2013 г., 2014 г. Театральный фестиваль «Маленький театр» в рамках годовой программы «Чернушка на вырост» (г. Чернушка), 2014 г. Выставка-форум музеев Пермского края «Музей+», 2014 г.

81


Наша миссия

Создание комфортной творческой среды, способствующей формированию личности, органично существующей в современном мире.

Пространство детского проекта, как и пространство современного искусства – это пространство свободы. Занятия на «Чердаке» не ориентированы на результат. Дети мастерят что-то нелепое, не отвечающее законам композиции или механики, хрупкое, но зато придуманное и созданное самостоятельно. Со временем, путём собственных проб и ошибок, ребёнок развивает в себе способность отличать красивое от некрасивого, необычное и интересное от типового и банального. На этом пути мы стараемся только хвалить и поддерживать, не оценивать результат, а радоваться интересу ребёнка, его попыткам, энергии и увлечению.

«Чердак» развивает:

На «Чердаке» возможно всё! Превращение в супергероя – этап 2. Фото: Ирина Новичкова.

восприимчивость, интуицию, эмоциональность, гибкость мышления, открытость, уверенность, целеустремлённость, креативность, толерантность.

82

На «Чердаке» возможно всё! Превращение в супергероя – этап 3. Фото: Ирина Новичкова.

На мероприятиях мы даём возможность попробовать вкус разнообразия. Это работа с разным масштабом (от миниатюр, которые нужно рисовать с лупой, до огромных панно из картона), разным материалом (фольгой, глиной, нитками, шерстью, тканью, пластиком), разным действием (рисованием, конструированием, лепкой, музыкой, мультипликацией, движением). Практика – это основа ощущений человека: прикладывая свои силы, работая руками, пробуя и экспериментируя, эмоциональный диапазон личности расширяется. Оказываясь в необычной ситуации, представление человека о самом себе расширяется. Стимулируя тактильный и зрительный опыт, мы раздвигаем горизонты развития ребёнка – эмоций, чувствительности, восприимчивости.


Выставки современного искусства, вокруг которых простроены занятия, способствуют развитию ассоциативного мышления и логики, порождают желание творить и конструировать. Современное искусство говорит с детьми на актуальном визуальном языке о социальных проблемах, что способствует активизации сущностных сил и интеллектуального начала, познанию себя и мира. Детский проект «Чердак» стремится избежать некоторых фундаментальных социально-культурных проблем, существующих в сфере российского художественного образования и музейной педагогики: не выставлять детям жёсткие рамки и требования, не ориентировать детей на результат, избегать потребительского отношения общества к культуре и априорных негативных оценок в отношении к современному искусству. Система российского образования загоняет детей в рамки, выравнивает их под один стандарт, приучает действовать по заранее заданной схеме, оценивает детей по результатам их деятельности. Вследствие чего фантазия и воображение вытесняются фобиями: страхом «чистого листа», боязнью нарисовать «некрасиво» или «неправильно». Проект «Чердак» даёт детям возможность отступить от правил и алгоритмов, высвободить творческую энергию, заявить о себе и быть услышанным. Все занятия в рамках детского проекта «Чердак» являются ярким примером семейного творчества, родители становятся обязательными участниками всех занятий. Это позволяет взрослым и детям узнать друг друга с неожиданной стороны, получить радость от совместной деятельности, а также решить проблему потребительского отношения к образованию. Негативное отношение к современному искусству, недооценка его потенциала среди населения города Перми – факт, который трудно оспорить. Но это можно изменить. Детский проект «Чердак» способствует популяризации современного искусства, выступает связующим звеном между ним и жителями мегаполиса, содействует формированию нового креативного, принимающего инновации в сфере культуры, поколения. Детский проект «Чердак» находится в стадии становления. Несмотря на это, мы видим результаты нашей работы – абсолютно консервативные родители, утверждавшие, что современное искусство – это полная ерунда, идут и создают необычные арт-объекты в детском саду у своего ребенка или раскрашивают детские веранды на площадке в стиле граффити с фестиваля «Длинные истории Перми». Дети, регулярно посещающие занятия, становятся гораздо смелее, а родители просто не могут их узнать. Самое удивительное, когда на вопрос «Ты знаешь, кто такой Эминем?», семилетний ребенок отвечает: «Нет, а ты знаешь, кто такой Сальвадор Дали?». Мы верим, что современное искусство, скотч и картон, могут стать весомой альтернативой потребительским интересам современных детей, сделать людей лучше, а жизнь ярче!

Принципы работы «Чердака»: Использование образовательного потенциала современного искусства. Разнообразие (разное действие, разная фактура, разный масштаб, разное впечатление). Практика – основа ощущений. Работа с нетрадиционными, не художественными материалами. Свобода творчества, действий и выбора материалов. Самостоятельный поиск путей воплощения идей. Творчество всей семьёй. Приоритетность процесса, а не результата. Отношение к ребёнку как к активному субъекту.

На «Чердаке» возможно всё! Превращение в супергероя – этап 4. Фото: Ирина Новичкова.

Текст: Ирина Новичкова, Анастасия Серебренникова

83


«Чердак» в действии: творческие мастерские, регулярные занятия, арт-проекты, фестивали и праздники

84


Т

Что это?

ворческая мастерская – это формат, когда на занятиях в рамках общей темы дети мастерят объекты, придумывают проекты или рисуют. Технология творческих мастерских – основа всей деятельности детского проекта «Чердак». Во время мастерских не ставится задача обучения детей различным техникам изобразительного искусства. Целью является создание условий для развития творческого потенциала ребенка. Как этому способствуют мастерские? Это пространство свободы, в котором поощряется самостоятельное творчество на заданную ведущим тему. Ребёнок сам выбирает, что он будет мастерить, из каких материалов и каким образом. К примеру, если тема занятия «Индейцы», то ребёнок может выбрать, что он будет делать: превратится в индейца сам, смастерив себе украшение на голову, или сделает игрушку-индейца из бутылки и разноцветного скотча, а может примет участие в создании коллективного коллажа или в строительстве вигвама. Творческая мастерская – это место, где процесс важнее результата. Дети могут мастерить что-то нелепое, не отвечающее законам композиции или механики, хрупкое, но зато придуманное и созданное самостоятельно. Со временем, путём собственных проб и ошибок, ребёнок развивает способность отличать необычное и интересное от банального и типового. Ведущие творческих мастерских стремятся только хвалить и поддерживать ребёнка, не оценивать результаты его фантазий, а радоваться энергии и увлечённости в их воплощении. Благодаря такой установке, занятие проходит в атмосфере открытости, доброжелательности и взаимного доверия. Педагог не даёт детям заранее продуманный алгоритм, он лишь подсказывает ребёнку, какие материалы можно использовать, что можно ещё смастерить на заданную тему, как доработать идею или поиграть с тем, что получилось. Если ребёнок не может привинтить голову носорога из сковородки к туловищу из канистры, ему поможет ведущий, импровизируя и советуясь с детьми. Во время творческих мастерских мы часто занимаемся ресайклингом – творческой переработкой бросового материала. Работа с нетрадиционными материалами – пластиком, коробками, одноразовой посудой – позволяет увидеть необычное в простых, невзрачных, на первый взгляд, вещах, развивает фантазию, экологически бережное отношение к миру. Формат мастерской – это и конструирование, и моделирование, и привычное рисование на плоскости. Все форматы основаны на принципе свободы творчества. Даже на мастер-классах, когда всех пришедших учат создавать нечто общее (к примеру, игрушку из поролона), ребёнка не будут ограничивать конкретными требованиями. Его научат техническому приёму, а цвет и форму игрушки ребёнок выберет сам. Творчество заложено в детях самой природой, они любят сочинять, выдумывать, играть, фантазировать и перевоплощаться. Именно поэтому на занятиях они максимально включены в процесс и занимают активную позицию. В творческих мастерских мы стараемся создавать вещи «практические», с которыми можно играть и после занятия. Щиты и мечи рыцарей, картонные автомобили, животные из цветного скотча, созданные на мастерских, превращаются в любимые игрушки. Ничто не создаётся просто так: коллаж пригодится в качестве декораций для маленького спектакля, построенная ракета обязательно будет запущена с самодельного космодрома.

Свободное творчество на заданную тему. Осваиваем различные виды арт-деятельности (конструируем, рисуем, делаем коллаж, лепим и др.) и создаём индивидуальные или коллективные артобъекты и инсталляции из нетрадиционных материалов (в ход идут коробки, банки, канистры, бутылки, цветной скотч, картон и т.п.).

Фестиваль «Живая Пермь», 2011 г., творческий праздник «Космодром». Фото: Ирина Новичкова.

Творческие мастерские

Принципы: используем универсальный формат; формируем активную позицию ребёнка; позволяем действовать самостоятельно; направляем, а не обучаем; даём свободу выбора; ориентируемся на практику; импровизируем, а не загоняем в рамки.

Универсальная формула мастерская + картина + игра + обсуждение = занятие про художника мастерская + экскурсия = занятие на выставке мастерская + ролевая игра = творческий праздник мастерская + объект = открытая фестивальная площадка

85


Фестиваль «Живая Пермь», 2011 г. творческий праздник «Космодром». Фото: Ирина Новичкова.

Творческие мастерские – универсальный формат, не ограниченный местом проведения, временными, возрастными или тематическими рамками. Именно поэтому он является основой всей практики детского проекта «Чердак». Так как группа участников на мероприятии не идёт по единому, заданному педагогом алгоритму, и занятие не ориентировано на результат, то заниматься вместе могут ребята разного возраста с разным уровнем развития художественных навыков. Мастерская может «вписаться» в формат занятия, а может длиться целый день в режиме нон-стоп на открытой творческой площадке в парке или на фестивале. Внутри творческой мастерской скрыта универсальная формула. При соединении мастерской с обсуждением картины и игрой получится занятие, на котором мы знакомимся с творчеством того или иного художника. Если добавить к мастерской экскурсию, то состоится занятие по мотивам выставки. Для проведения творческого праздника необходимо объединить несколько мастерских единым игровым сюжетом и тематикой.

Регулярные занятия

86

Помимо разовых мероприятий и творческих праздников, в музее существует система регулярных занятий для детей разного возраста. Они являются частью систематической деятельности, направленной на знакомство с искусством и освоение различных видов творчества. В коллективе ребята учатся быть дружелюбными, работать в команде, предлагать помощь друг другу и делиться материалами, придумывать название своему произведению и представлять его публике. «Семейственность», совместное с родителями творчество − основной принцип работы «Чердака» − сохраняется и на регулярных занятиях. А на встречах с малышами присутствие родителей является обязательным. Каждый курс ориентирован на определённый возраст детей: «Малыши-карандаши» − от 3 до 6 лет, «Прогулки с художниками» − от 6 до 11 лет, «Игры с искусством» − от 6 до 11 лет. На первый взгляд, профессиональным педагогам группы могут показаться слишком разновозрастными. Мы формируем их, основываясь на круг тем и вопросов, интересных тому или иному возрасту. Разный уровень знаний и навыков у детей не представляет собой препятствие, и такое разделение оказалось работающим.


Курс «Малыши-карандаши» Возраст: 3-6 лет. Авторы курса: Аглая Полей, Анастасия Серебренникова. Продолжительность: 1 час. Периодичность: 1 раз в неделю.

Детский проект «Чердак». Фото: Ирина Новичкова.

Занятия из цикла «Малыши-карандаши» перешли в формат регулярных встреч два года назад (2012 г.). Еженедельно мы приглашаем семьи с детьми на творческие игры для малышей. Мы ставим перед собой несколько задач: в доступной форме через игру и творчество рассказать детям и родителям об искусстве, показать им разнообразие художественных техник и познакомить с различными художественными материалами. В основе каждого занятия лежит творческая игра. Поводом для неё являются картины классических и современных художников. В процессе формирования программы мы выбираем яркие и выразительные работы с интересными и узнаваемыми для детей образами и сюжетами. Как правило, это картины, написанные яркими и тёплыми красками, с большим количеством тщательно проработанных деталей и узнаваемых сюжетов: растений, животных, явлений природы и людей в движении, предметов повседневности. При рассмотрении предмета искусства мы стараемся не использовать скучные для ребёнка факты об исторической эпохе, художнике и стиле, а предлагаем взглянуть на само произведение искусства, внимательно рассмотреть его и поделиться своими впечатлениями об увиденном. Художественное произведение является отправной точкой для дальнейшей деятельности, именно с ним связано творческое задание. К примеру, рассмотрев картину Ван Гога «Подсолнухи», мы обращаем внимание на цвет и размеры цветка, предлагаем деткам вместе с родителями смастерить из картона большой-пребольшой подсолнух, в рост ребёнка, устроить гимнастику с «потягушками» к солнышку и повеселиться в «подсолнуховом» хороводе. Важная задача – вызвать в детях желание творить, включиться в общий игровой процесс. Ход занятия выстраивается так, что все объекты создаются в процессе игры. В этом нам помогают активные игры, загадки, песенки, стихи и сам формат творческих заданий. Стандартное рисование дождя красками на альбомном листе мы заменяем выклеиванием на полу больших луж из цветного скотча и «прыганьем» по ним. При разыгрывании сказки про Ледяную и Лубяную избушку вместо того чтобы лепить из пластилина зайку, мы сами превращаемся в зайцев, прячущихся в картонном домике. На занятиях для малышей мы стараемся работать с крупными формами: создаём масштабные коллажи, инсталляции, конструируем, строим коллективные арт-объекты для совместных игр. Дети 3-6 лет неусидчивы, с трудом концентрируют внимание на чём-то одном, поэтому большой формат оптимален, поскольку предполагает постоянную смену деятельности и двигательную активность. Рисование большими кисточками, валиками и руками на огромных листах картона позволяет выплеснуть накопившуюся энергию и преодолеть страх «чистого листа».

Что это? Творческие игры для детей 3-6 лет. Знакомимся с нетрадиционными художественными материалами и основами художественного творчества, вдохновляемся картинами художников.

Принципы: творчество через игру; выплеск энергии через создание масштабных объектов; двигательная активность и смена деятельности; работа с крупными формами; вместе с мамой; картина – отправная точка для игры; смелость, самостоятельность, свобода.

За два года: Потрачено двадцать метров полиэтиленовой плёнки и километры цветного скотча. Появилась парочка влюблённых малышей — Гриша и Лиза. Пара-тройка смотрителей была оглушена шумелками из канистр и макарон. Разгаданы сотни загадок и выучены десятки стихов. Все клумбы рядом с музеем засажены цветами и овощами из скотча и газет. Восемь пассажиров в трамвае удивлены детьми в картонных ластах и аквалангах. Безвозвратно испачкано краской около двадцати пар штанов и тридцати футболок. Парочка пап уехали домой на картонных автомобилях. Каждый ребёнок, пришедший на занятия, стал засыпать с игрушкой из скотча.

87


Детский проект «Чердак» на международном фестивале театра для детей. «Большая перемена». Фото: Ольга Сорокина.

88

Маленькие влюблённые – Лиза и Гриша на «Чердаке». Фото: Аглая Полей.

Во время творческих занятий малыши знакомятся с разнообразными художественными материалами: работают с пальчиковой краской, гуашью, жировой пастелью, восковыми мелками – всем, что оставляет след на бумаге. Учатся наносить клей на правильную сторону картинки, работать с цветным и двусторонним скотчем. Мы осваиваем массу для лепки, глину, пластилин, солёное тесто, не боимся использовать ткань, природные и подручные материалы. Мы учимся пользоваться ножницами и клеем, не боясь ошибиться, ведь рядом мама и друзья, которые всегда поддержат и помогут. В конце каждой встречи детям и родителям выдаётся домашнее задание, которое способствует продолжению разговора об увиденной картине и занятии дома. Обычно для создания приятной атмосферы встречи с малышами начинаются с «круга приветствия». Дети и родители встают в круг, ведущий держит в руках большую волшебную кисть, которая умеет рисовать всё-всё на свете и умеет запоминать всех ребят. Мы передаем кисть по кругу и называем всем своё имя и цвет своего настроения. Так все здороваются друг с другом и настраиваются на совместное творчество и игру. Это занимает не больше трёх минут и даёт ощутимый эффект: все начинают смеяться над разноцветными настроениями. Курс «Малыши-карандаши» развивает самостоятельность и целеустремленность. Чтобы ребёнок самостоятельно доводил работу до конца и не бежал при первой возможности за помощью к маме, педагог предлагает детям задания, посильные для выполнения. На занятиях у ребёнка появляется возможность почувствовать себя свободным в игре, насладиться материалом, масштабом и выплеснуть творческую энергию, что сложно сделать в пространстве квартиры.


Курс «Прогулки с художниками» Возраст: 7-12 лет. Авторы курса: Ирина Новичкова, Аглая Полей. Продолжительность: 1 час 30 минут. Периодичность: 1 раз в неделю.

Творческое занятие в музее. Фото из архива музея современного искусства «PERMM».

Занятия из цикла «Прогулки с художниками» перешли в формат регулярных встреч с 2010 года. Они проходят еженедельно уже в течение четырёх лет. В процессе разработки курса мы ставили перед собой задачу познакомить детей и родителей с самыми яркими, интересными, выразительными художниками, а также направлениями и течениями в искусстве, которые способны увлечь детей. При выборе тем и выстраивании программы мы не ограничивались хронологическими, географическими или стилистическими рамками: на занятиях происходит знакомство как с классическими, так и с современными художниками. Главный принцип отбора – чтобы художник мог увлечь, заинтересовать ребёнка, пробудить интерес к искусству. По большей части мы рассказываем детям о творчестве художников конца XIX – первой половины ХХ века, эпохи экспериментов и перемен, поскольку они помогают помочь восприятию современного искусства, проследить истоки зарождения актуальных арт-технологий. На занятиях мы узнаём, кто такие дадаисты, футуристы, пуантилисты. Пусть эти слова порой трудны для родительского уха, детям они нравятся! Список тем для занятий может варьироваться в зависимости от выставки, проходящей в музее, времени года, настроения, темпа работы группы и других факторов. На этой неделе мы можем познакомиться с современным художником, на следующей – с живописцем эпохи Возрождения. Мы не ставим задачу последовательно рассказать детям о стилях (выучить историю мировой художественной культуры они смогут в более взрослом возрасте, если захотят), наша задача – заинтересовать и увлечь ребёнка, сделать его другом «великих творцов».

Каждое творческое занятие сосредоточено на одном художнике или направлении в искусстве. На встрече ребята получают теоретическую информацию, смотрят и слушают, обсуждают увиденное, играют и создают свой собственный объект. Результатом каждой встречи становится художественное произведение в стиле обсуждаемого направления. Чтобы знакомство с историей искусства не превратилось в скучную теоретическую лекцию, мы используем игру и творчество, стремимся погрузиться в исследуемую тему, фиксируем знания на ассоциативном уровне. Восприятие и усвоение информации происходит через разные каналы восприятия: на занятиях мы слушаем музыку, читаем стихи, отгадываем загадки, смотрим фильмы, мастерим костюмы и декорации, пробуем кухню разных стран и эпох и т.п. К примеру, когда мы знакомимся с творчеством Сальвадора Дали, его сны становятся понятны, стоит только нарисовать на себе такие же залихватские усы, как у маэстро. Тайный смысл «Чёрного квадрата» Казимира Малевича разгадывается гораздо проще, как только мы входим в общество супрематистов, наклеив на рукав чёрный квадрат из скотча. А если рисовать портрет английской королевы в надетом на себя самодельном парадном воротнике и короне, то портрет будет особенно удачен.

Что это? Художественное творчество для ребят 7-12 лет. Знакомимся с различными художественными техниками и видами творчества, узнаём теоретическую информацию о самых ярких и значимых художниках и направлениях в искусстве.

Принципы: знакомимся с самыми яркими и интересными художниками в истории искусства; осваиваем разнообразные художественные техники, погружаемся в исследуемую тему; используем разные каналы восприятия информации; развиваем ассоциативную памят; расширяем кругозор, учимся интерпретировать и анализировать.

Мои шаги к искусству: Шаг 1. Смотрим и слушаем. Шаг 2. Обсуждаем. Шаг 3. Перевоплощаемся и играем. Шаг 4. Творим. Шаг 5. Делаем дома.

За четыре года: Съедено несколько десятков эскимо, чтобы насобирать палочки-мастихины. Изрисовано около тысячи листов ватмана. Разобраны многие «–измы» и выучены такие слова, как «перформанс», «инсталляция», «энвайромент», «лэндарт» и «хэппенинг». Разучены дворцовые танцы: менуэт и полонез. Миша Левин так оброс знаниями, что практически заткнул за пояс гида в Лувре и провёл русским туристам экскурсию самостоятельно, Потрачено больше пятисот банок краски. Всё вокруг обклеено усами Сальвадора Дали.

89


Один художник, его звали Джузеппе Арчимбольдо, рисовал очень вкусные картины, потому что все они были из овощей и фруктов, даже портреты людей, даже портрет себя нарисовал и даже портрет короля. Королю очень понравился такой смешной и вкусный портрет, и за это он подарил Арчимбольдо целый замок. Вот. Тогда Арчимбольдо стал и других так рисовать в овощах и фруктах: и повара, и почтальона, и библиотекаря, и судью… Всем нравились его картины. Как-то раз он и себя так нарисовал. Смотрел-смотрел на вкусную картину, а потом взял и съел её, потому что очень есть хотел. А потом у него болел живот, потому что все фрукты-то были нарисованные, а не настоящие…

90

Курс «Прогулки с художниками», детский проект «Чердак». Фото: Ирина Новичкова.

Сказка про художника, который рисовал съедобные картины (придумана детьми)

Помимо получения знаний взрослые и дети имеют возможность выплеснуть свои эмоции и ощущения от увиденного и услышанного, создать своё произведение искусства, стать настоящими творцами. На занятиях мы осваиваем различные способы и приёмы создания художественного образа и решения художественного замысла. На каждом занятии мы стараемся освоить новый вид деятельности. Работаем в плоскости и в объёме, пробуем свои силы в рисовании акварелью и гуашью, карандашами или пастелью, тушью или гелевыми ручками, создаём аппликации и коллажи, осваиваем монотипию и батик, рисуем на пленере, лепим из глины. На наших встречах можно всё: рисовать сны, клеить и лепить фантазии, конструировать башню своей мечты. Мы не приветствуем границ и условностей, каждый ребёнок выступает на равных с художником, является самостоятельным гением. В конце каждого занятия мы вместе сочиняем сказку про художника, с которым сегодня познакомились. Начинаем нашу историю с традиционных слов «жили-были» или «давным-давно», каждый сказочник добавляет по предложению, создавая общий сюжет. Так мы стараемся развивать воображение и словарный запас ребёнка, помогаем запомнить главную стилевую черту художника или интересные факты из его жизни. Почти все дети любят собирать билетики, наклейки, картинки, вести дневники (особенно девочки), поэтому в течение курса всем желающим мы предлагаем завести альбомы, куда можно вклеивать портреты художников, репродукции картин, стихотворения, прозвучавшие на занятиях, а дома «пережить» вновь приятные минуты нашей встречи. Курс «Прогулки с художниками» развивает не только кругозор, но и эмоциональность, восприимчивость, ассоциативное мышление, навыки интерпретации и анализа, умение видеть и рассматривать статичное изображение. Главная, на наш взгляд, ценность курса заключается в том, что трудные для понимания ребёнка «взрослые» художники становятся простыми и понятными, а не скучными и пугающими. Если ребёнок попробует нарисовать картину, накладывая краски густым слоем, как это делал Ван Гог, то в старшем возрасте, изучая творчество этого художника, он будет чувствовать себя более уверенно, а когда увидит знакомые картины в музее, ему покажется, что он встретился со старым другом. В конце учебного года на заключительном занятии каждый участник курса получает альбом со всеми своими работами под названием «Мои шаги к искусству». И пусть у кого-то будет альбом с десятью шагами, а у кого-то с тридцатью, зато это будут его шаги! И когда-то они помогут прийти к ещё более интересным встречам!


Курс «Прогулки с художниками», детский проект «Чердак». Фото: Ирина Новичкова.

Что это? Цикл экспериментов для ребят 7-12 лет. Используем знания о художниках и художественных течениях на практике, создаём настольные игры про искусство.

Принципы:

Серия занятий «Игры с искусством» Возраст: 7-12 лет. Автор: Аглая Полей.

Курс «Прогулки с художниками», детский проект «Чердак». Фото: Ирина Новичкова.

Цикл «Игры с искусством» придуман для ребят, ранее посещавших занятия «Чердака» и уже обладающих знаниями в области искусства. На каждой встрече дети придумывают настольную игру со своими правилами и алгоритмом действий. За основу берётся уже существующая игра − «Мемори», домино, игры-бродилки и т.д. − и наполняется содержанием об искусстве. Такой формат помогает запомнить пройденный ранее материал, тренирует визуальную память, позволяет продемонстрировать свои знания на практике, а в ходе создания игры дети развивают различные художественные навыки. Игра, начатая в музее, продолжается и дома. Каждый ребёнок сможет рассказать своей семье и друзьям про художников и любимые произведения искусства. Создавая практичные объекты для всеобщего пользования, ребёнок учится с пользой организовывать свой досуг и продуктивно проводить время с друзьями, родными. Цикл занятий «Игры с искусством» может стать частью курса «Прогулки с художниками» или быть реализованным самостоятельно во время каникул.

придумываем настольную игру про искусство; тренируем визуальную память; создаем практичные предметы для игры; демонстрируем знания на практике; продолжаем игру, начатую в музее, дома.

За два года:

Отпразднованы дни рождения самых любимых художников. Сыграны двадцать партий в домино. Систематизированы усы, брови и уши всех художников. Потрачено около сотни коробок из-под обуви.

91


Открытая творческая площадка: работа в режиме нон-стоп, большое количество участников и зрителей одновременно, работа в условиях, не подходящих для длительных мастерских.

Виды работы на площадках: изготовление или оформление коллективного объекта, яркие и практичные предметы для игр, модульная система, взаимодействие с окружающим пространством.

92

Арт-проекты, фестивали и праздники Детский проект «Чердак» любит участвовать в самых интересных городских и краевых мероприятиях, поэтому часто устраивает на них творческие площадки и масштабные мероприятия. Такие события всегда востребованы публикой и городскими культурными институциями. Они могут украсить любой фестиваль, форум, выставку или праздник, позволяют организовать качественный досуг для детской аудитории. Для арт-площадки мы придумываем простые задания, с которыми может справиться любой человек (от малыша до взрослого) без предварительной подготовки и особых усилий за маленький отрезок времени. Чтобы площадка выглядела зрелищно, а времяпрепровождение на ней не стало бессмысленным, в основе всей мастерской находится готовый объект, который мы украшаем вместе со зрителями. Им может стать песочница, где мы формируем грядки, а участники мероприятия затем высаживают в них разноцветные овощи и цветы, сделанные из картона, цветного скотча и краски. Участникам требуется только раскрасить и вырезать цветок или смотать морковку из скотча, но при коллективном творчестве мы получаем выразительный объект и достигаем эффектного результата. Чердачная площадка на фестивале или городском празднике – как правило, это открытое уличное пространство с множеством творческих зон. Посетители таких событий перемещаются от одной площадке к другой и принимают участие в предложенных активностях или выступают зрителями. Удачным примером коллективного творчества стал «Котобус» – персонаж мультфильма Хаяо Миядзаки. На фестивале «На траве» в 2011 г. дети приняли участие в создании огромного улыбающегося кота с телом в виде кузова автобуса, светящимися глазами и большим пушистым хвостом. На том же фестивале, в 2012 г., студенты школы современного искусства «Арт-политика» построили большого кита из одноразовых стаканчиков, а дети помогали скреплять их друг с другом и мастерили друзей кита: превращали пластиковые бутылки в рыбок на палочках. Сделать творческую площадку яркой, востребованной и зрелищной может не только создание коллективного арт-объекта, но и изготовление предметов, с которыми дети могут играть. Дети с мечами и щитами рыцарей, в коронах принцесс и с крылышками фей, перемещающиеся по парку или городской площади, украшают любой праздник, всегда обращают на себя внимание и радуют прохожих. Одним из удачных видов работ на открытой творческой площадке является конструирование или рисование, основанное на модульной системе. В рамках такого подхода каждый участник оформляет один предмет из целой серии таких же предметов. Например, мы заранее заготавливаем картонный или деревянный паровоз с множеством однотипных вагонов. Во время праздника каждый участник оформляет свой вагон, раскрашивает его и мастерит «чудика», который поедет в нём. Или же мы строим деревянный забор и каждому достается какая-то часть для его росписи. В итоге отдельные части складываются в масштабный коллективный арт-объект. Организовывая площадку в формате улицы/парка/сквера/ площади, удобно вписываться в окружающее пространство и искать в нём вдохновение. Если рядом есть хорошая полянка, то мы можем рисовать огромные цветы, сидя прямо на траве. Вокруг много деревьев – разместим между ними реку из лент, заселим её нарисованными рыбками и подвесим на ветви птиц и огромных насекомых. Если мастерская проходит в сквере, натянем между фонарями бечёвку и будем прицеплять на прищепки рисунки домов − получится город внутри города. Или будем сушить нарисованное бельё − получится уютный двор. Работа в формате открытой творческой площадки не всегда легка. Как правило, такие мероприятия длятся целый день, в них принимает участие огромное количество людей. Несмотря на это в любых условиях – в сорокоградусную жару, в дождь, стужу, со столами или без них, с пачкой фломастеров или целой газелью канцелярских товаров − такие площадки дарят большую отдачу. Когда дети ходят с шумелками в руках по всему парку, а родители разрешают ребёнку с ног до головы испачкаться краской и мастерить, сидя на траве, это доставляет большое удовольствие и радость всем окружающим. Помимо участия в городских событиях и проведения регулярных занятий, «Чердак» проводит творческие праздники в музее. Как правило, такие мероприятия проходят в здании всего музея прямо в выставочном пространстве. Одновременно в таком празднике может участвовать до трёхсот человек. В процессе разработки праздника мы объединяем технологию ролевой игры с форматом мастерских. Творческий праздник − это множество зон активности, объединённых общей тематикой и сюжетом, движение по которым определяется установленными правилами.


Детский проект «Чердак», фестиваль «На траве», 2012 г. Фото: Ирина Новичкова.

Особенности проведения творческого праздника в музее: множество творческих площадок в экспозиции, общая тематика и игровой сюжет, наличие правил перемещения, использование технологии «ролевой игры»: – легенда, – погружение, – цель игры, – злые и добрые персонажи, – определенные роли участников и ведущих праздника, – правила перемещения по зонам, – награда за выполнение заданий, – финал.

Разберем данную технологию на примере творческого праздника «Девять снов до нового года». Игровая легенда праздника такова: и дети, и взрослые любят считать дни до наступления Нового года. Мы считаем дни вместе с ними! И считаем не только дни, но и ночи, ведь именно ночью происходит всё самое необычное: мы видим сны! Поэтому на празднике мы предлагаем отправиться в путешествие по предновогодним снам. Сны бывают самые разные: фантастические, волшебные, страшные и смешные! Во сне мы можем оказаться в любом месте и познакомиться с самыми необычными существами! Согласно игровой легенде, творческие площадки – это сны (всего их девять), по которым путешествуют дети. Их наполнение подбирается в соответствии с общей темой «сновидений». Мы можем мастерить ловцов снов, нарисовать монстров, которые нас пугают, смастерить овечек и подсчитать их, устроить фотосессию, изображая, что мы спим, и т.п. Как мы передвигаемся от одной творческой зоны к другой? Разыскать все сны нам помогает карта. На каждой площадке мы получаем предмет на память о сне, в котором мы побывали, для того чтобы в финале сложить все эти предметы в волшебную машину пробуждений, под громкий звук будильника проснуться в новом году и получить долгожданные подарки. Также в общем сюжете может появиться злой герой, тогда ведущие творческих зон выполняют роль помощников детей, а дети – борцов со злым персонажем. Например, злой персонаж мог бы быть похитителем снега, без которого невозможен новогодний праздник. А дети бы на каждой станции получали снежинки. Чтобы творческие зоны были интересны, важно придерживаться принципов работы на массовых мероприятиях, описанных выше. Также нужно стараться, чтобы все площадки были вписаны в выставочное пространство и связаны с экспозицией. Формат ролевой игры поможет максимально увлечь и заинтересовать детей, объединить множество площадок и организовать множество участников.

93


Интерактивная площадка «Чердак в кубе»

Авторы: Любовь Шмыкова, Инга Вьюгова, Анастасия Серебренникова. Выставка-фестиваль детского, юношеского и молодёжного художественного творчества «Малый Арт», 2013 г.

94

«Чердак» на выставке-форуме «Музей+», 2014 г. Фото из архива Пермского краеведческого музея.

«Чердак» на выставке-фестивале детского, юношеского и молодёжного художественного творчества «Малый Арт», 2013 г. Фото из архива музея современного искусства PERMM.

В рамках выставки «Малый Арт» перед нами стояла задача придумать интерактивную детскую площадку. Получился объект, который упростил пространство «Чердака» до одного модуля, каждая из сторон которого предлагала включиться в игру. Ходя вокруг куба, ребёнок может порисовать мелом, попробовать создать музыку, гремя крышками и сковородками, выучить буквы и собрать слова, угадать, что спрятано в кармашках, разрабатывая тем самым тактильную восприимчивость и моторику. Внутри расположилась укромная тёмная комната с мягкими подушечками и проникающими с потолка лучами света, похожими на звёздное небо. Надеемся, что на выставке многие поняли, что стандартным детским площадкам с пластиковыми шариками можно придумать альтернативу.


Роспись стен с Максом Чёрным и Романом Мининым

Выставка стрит-арта «Транзитная зона», 2014 г.

Воркшоп «Космонавтика» с Максом Чёрным, выставка стрит-арта «Транзитная зона», 2014 г. Фото: Тася Нафигина.

Во время выставки стрит-арта «Транзитная зона» ребята вместе с настоящими уличными художниками узнавали, что такое монументальная живопись в уличном пространстве, осваивали большие форматы работы на музейных стенах. В результате у нас получились две росписи. На основе детских эскизов в Международный день космонавтики ребята под руководством Макса Чёрного, известного пермского стрит-арт художника, расписали целую комнату. Работу решили назвать «Космонавтика».

Специально для ребят Роман Минин, художник из Харькова (в Перми Роман побывал в 2010 году, благодаря нему в нашем городе появился всеми любимый Гомер на стене гимназии имени С.П. Дягилева), приготовил на стене огромную раскраску, на которой был нарисован г. Пермь. Благодаря стараниям ребят город перестал быть чёрно-белым, стал ярким и радостным, на крышах поселились коты, по тротуарам стали прогуливаться люди, небо украсили птицы, самолёты и дирижабли. На мосту был обнаружен динозавр, на стене высотки – Годзилла, берег реки украсила надпись «Счастье не за горами»! А рядом со всем нашим творением появилось стихотворение Романа: Проводим мы с детьми в Перми Яркие, цветные дни. Мы хотим, чтоб этот город Разукрасили они.

Воркшоп с Романом Мининым, выставка стрит-арта «Транзитная зона», 2014 г. Фото: Иван Козлов.

Опытным путём мы поняли, что рисование огромными кисточками и валиками на стенах − самое любимое и популярное занятие у всех детей, они могут закрасить любые объёмы и рисовать бесконечно долго.

95


Автор: Александр Райхштейн. Музей современного искусства «PERMM», 2011 г., 2014 г.

Александр Райхштейн − один из самых интересных авторов, создающих музейные проекты для детей и взрослых. Это умный и деликатный толкователь детской картины мира, детского мироощущения. Первое знакомство «Чердака» с художником-иллюстратором Александром Райхштейном состоялось в 2011 г. во время методического семинара, где он провёл мастер-класс «Битва красок». Огромный холст превратился в поле боя: на скорость художник закрашивал его чёрной краской, а дети – цветной. Как вы думаете, кто победил? Конечно, художник не смог устоять перед детьми и их радостными и добрыми эмоциями.

В 2014 г. в музее состоялась долгожданная выставка для детей «Бестиарий Александра Райхштейна». «Бестиарий» − это большой конструктор из тридцати шести элементов: голов, лап, хвостов, ног, туловищ людей, рыб, зверей, птиц. Из них посетители сами создавали реальных, мифических и доселе неведомых персонажей. Команда «Чердака» вместе с художником в дополнение к выставке разработала серию мастер-классов и увлекательных творческих заданий. Например, нам удалось создать сборник историй про фантастических зверей «Бестиарий детей и взрослых города Перми».

Выставка «Бестиарий Александра Райхштейна», 2014 г. Фото: Иван Козлов.

Дмитрий Цветков (г. Москва) с «Уроками рисования». Макс Чёрный (г. Пермь) с мастер-классом по росписи стен «Космонавтика». Наталья Пастухова (г. Екатеринбург) с воркшопом «Хорошая собака». Дмитрий Шагин и Андрей Филиппов из группы «Митьки» (г. СанктПетербург) с творческой мастерской по созданию корабля, плывущего из Перми в Питер. Александр Райхштейн (г. Санкт-Петербург – г. Хельсинки, Финляндия) с выставкой для детей «Бестиарий» и мастер-классом «Битва красок». Роман Минин (г. Харьков, Украина) с мастер-классом по монументальной живописи в городском пространстве, Сергей Шеховцов (г. Москва) с увлекательным занятием «Паралоноваляние». Андрей Люблинский (г. Санкт-Петербург) с серией воркшопов «Продукты-24», «Роботы» и «Кубизм». художники-авторы комиксов Мавил и Агнешка Пикса (Германия, Польша) в рамках фестиваля комиксов «Городские истории». художники, фотографы и дизайнеры Анастасия Столбова, Илья Букирев, Егор Пигалев, Мария Харузина, Никита Гилев (г. Пермь).

Мастер-класс «Битва красок» и выставка «Бестиарий»

Мастер-класс с Александром Райхштейном «Битва красок», 2011 г. Фото: Ирина Новичкова.

Художники, которые гостили у нас:

96


Арт-проект «Открытые вакансии» Выставка стрит-арта «Транзитная зона», 2014 г.

Арт-проект «Открытые вакансии», выставка стрит-арта «Транзитная зона» в музее современного искусства «PERMM», 2014 г. Фото: Ивван Козлов.

Арт-проект «Открытые вакансии», выставка стрит-арта «Транзитная зона» в музее современного искусства «PERMM», 2014 г. Фото: Ивван Козлов.

Часто бывает, что музею современного искусства требуются новые сотрудники, будь то директор, хранитель, научный сотрудник, уборщица или слесарь. Чтобы понять, по каким параметрам их искать, мы созвали экспертную комиссию из детей. Они определили облик и навыки, которым должен соответствовать идеальный музейный работник, и нарисовали их в полный рост прямо на стенах в местах их обитания – служебных коридорах!

97


«Seasons Project» и «Школа для дураков» с фестивальной площадкой «Дивный сад» (г. Москва). Театр «Baj» (г. Варшава, Польша) со спектаклем для самых маленьких «Спокойной ночи!». Дизайн-тандем «Детство» (г. Пермь) с арт-объектом «Котобус». Театр «3:16» (г. СанктПетербург) с мастерской «Безумное воздухоплавание». Студенты школы современного искусства «Арт-политика» (г. Пермь) с творческой площадкой на фестивале «На траве». Творческое объединение «Клубзакрыт» (г. Санкт-Петербург) с фестивальным проектом «Парад пододеяльников».

Творческий праздник «Шумошествие» Театральный фестиваль «Маленький театр» в рамках годовой программы «Чернушка на вырост» (г. Чернушка), 2014 г. Всех нас в детстве завораживали театральные оркестровые ямы. Ведь там можно увидеть огромный оркестр с барабанами, контрабасами, скрипками, флейтами и прочими интересными шумящими, звучащими и гремящими инструментами! На празднике в честь открытия театрального фестиваля мы предложили детям смастерить себе музыкальные инструменты из картона, разноцветного скотча, фольги и красок, а также изготовить шумелки из пластиковых бутылок и макарон. В конце праздника мы устроили очень шумное шествие и открыли фестиваль «Маленький театр»! Детский проект «Чердак» на театральном фестивале «Маленький театр» в рамках годовой программы «Чернушка на вырост» (г. Чернушка), 2014 г. Фото: Анна Сильвертон.

Проекты, с которыми мы сотрудничали:

Фестиваль детских городских игр Кураторы: Ирина Новичкова, Анастасия Серебренникова. Фестиваль современного искусства «Живая Пермь», направление «Арт», 2011 г.

98

Фестиваль детских городских игр, 2011 г. Фото: Ирина Новичкова.

«Чердак» не только регулярно участвует в фестивалях, он ещё и сам их организовывает. В рамках фестиваля «Живая Пермь» мы устроили свой мини-фестиваль и воссоздали на набережной двор своей мечты. Расписали заборы, дома, скворечники и клумбы. Украсили двор яркими цветами и разноцветными штанишками на прищепках. Играли в классики, вышибалы, прятки, жмурки, «Чай-чай, выручай!», фрисби и другие увлекательные игры, про которые ничего не знает большинство современных детей. В нашем дворе родители вспомнили детство, а дети узнали, что такое по-настоящему «гулять во дворе»!


Творческий праздник «Поехали!» Открытие музея современного искусства «PERMM» в новом здании, 2014 г.

Творческий праздник «Поехали!» в музее современного искусства «PERMM», 2014 г. Фото: Иван Козлов.

Переехав вместе с музеем на Бульвар Гагарина, мы, конечно, не смогли обойти космическую тему. Ведь ничего нет интереснее путешествий в космос! В процессе подготовки к межзвёздному перелёту в ход шло всё: нитки, картон, скотч, краски и другие передовые материалы, которые нынче используются для постройки ракет. В результате получилась целая флотилия самых разных летательных аппаратов. Поскольку летательные аппараты должны летать, на лужайке перед музеем мы провели серию торжественных запусков. Ракеты отправлялись в космос с картонного космолёта под радостные аплодисменты детей.

Арт-проект «Оркестровый чемодан» Авторы: Любовь Шмыкова, Инга Вьюгова. В рамках проекта Пермского академического театра оперы и балета им. П.И. Чайковского «Оперный экстрим», 2013 г.

Детский проект «Чердак» в театре оперы и балета им. П.И. Чайковского, акция «Оперный экстрим», 2013 г. Фото: Антон Завьялов.

Ежегодно «Чердак» участвует в масштабном мероприятии театра оперы и балета «Оперный экстрим» − дне посещения закулисья театра, открытых экскурсий и мастер-классов. Одним из самых удачных проектов «Чердака» на «Оперном экстриме» стал «Оркестровый чемодан». Вместе с детьми мы превратили «чемодан» из картона в оркестровую яму и рассадили в ней бумажных музыкантов. Это яркий пример того, как объект, который можно дополнять вместе с детьми, превращает простую мастерскую в яркий праздник.

99


«Арт-эксперименты над динозаврами» Авторы: Любовь Шмыкова, Инга Вьюгова, Анастасия Серебренникова. Выставка стрит-арта «Транзитная зона», 2014 г.

«Арт-эксперименты над динозаврами», выставка стрит-арта «Транзитная зона» в музее современного искусства «PERMM», 2014 г. Фото: Иван Козлов.

Идея проекта появилась на выставке «Транзитная зона». На первом этаже музея проходила выставка стрит-арта, а стены второго были отданы детям. Как взрослые художники, они создавали настенные арт-объекты большого формата. Творческий процесс состоял из четырёх арт-экспериментов, объединённых темой «Динозавры», столь любимых всеми детьми. В рамках каждого эксперимента детям ставилась задача и предоставлялся определённый набор материалов. Дети самостоятельно разрабатывали эскизы и с помощью взрослых, а также больших кисточек и высоких стремянок, создали четыре инсталляции, с восторгом принятые посетителями музея.

Эксперимент № 1. Динозавры на рентгене

100

«Арт-эксперименты над динозаврами», выставка стрит-арта «Транзитная зона» в музее современного искусства «PERMM», 2014 г. Фото из архива музея современного искусства «PERMM».

Оборудование: поролон, клей, кисти, краска. Художественная задача: нарисовать белой краской контур динозавра и заполнить его косточками, нарезанными из поролона. Лабораторная задача: выявить реакцию динозавров на рентген.


Эксперимент № 2. Динозавры на рыбалке

«Арт-эксперименты над динозаврами», выставка стрит-арта «Транзитная зона» в музее современного искусства «PERMM», 2014 г. Фото: Иван Козлов.

Оборудование: цветной скотч, газеты, туалетная бумага. Художественная задача: нарисовать древнюю подводную рыбу, придать ей объём с помощью газет и бумаги, обклеить скотчем. Лабораторная задача: узнать, будет ли клёв.

Эксперимент № 3. Кожа динозавра

«Арт-эксперименты над динозаврами», выставка стрит-арта «Транзитная зона» в музее современного искусства PERMM, 2014 г. Фото из архива музея современного искусства «PERMM».

Оборудование: гипс, вода. Художественная задача: развести гипс в воде и закидать им стену с радостными визгами. Лабораторная задача: рассмотреть кожу динозавра под микроскопом.

Эксперимент № 4. Хламозавр Оборудование: хлам (вилки, стаканчики, микросхемы, обрывки картона, гвозди, старые игрушки, пробки и кружки), гипс, краска. Художественная задача: используя проектор, нарисовать контур динозавра и заполнить его бросовым материалом с помощью гипса, разведённого водой. Лабораторная задача: узнать, что будет, если динозавр приберётся на складе в музее. Текст: Анастасия Серебренникова

101


Анастасия Рицкова: «Впервые я попала на “Чердак” три года назад. В этот день малыши “реконструировали” Сальвадора Дали. Возможно, это звучит немного абсурдно. Но представьте толпу маленьких Дали. Каждый из малышей сам создавал костюм, делал усы и рисовал, как рисовал бы Дали. Это было невероятно! С тех пор “Чердак” для меня − это волшебное место, где может произойти всё, что угодно. Сказки становятся реальными и прошлое воплощается! Самое важное, что во время занятий не существует границ самовыражения ребёнка. Нет правильного и неправильного. Нет и ограничений в использовании материалов. Скотч, пластиковые бутылки, фольга, нитки и пр. − всё это становится самодостаточным произведением искусства».

Анастасия Столбова, художник, иллюстратор детских книг: «“Чердак” − это маленькая сказка для родителей и детей. Да, мечтатели и энтузиасты делают порой больше для нашего мира, чем кто-либо ещё. Так вот, “Чердак” − это их творение! Это не школьный класс и совсем не скучная лекция, это творчество, живое и интересное общение, через краски, клей и множество цветных кусочков скотча. А что же можно рассказать в такой манере? Всё что угодно, самое главное − то, что видят малыши, живя в своих красочных мирах. Свою сказку».

102

Фотоальбом «Чердака»


Воркшоп для детей в рамках выставки стрит-арта «Транзитная зона» в музее современного искусства «PERMM», 2014 г. Фото: Иван Козлов.

Шуточный арт-объект от «Чердака». Выставка стрит-арта «Транзитная зона» в музее современного искусства «PERMM», 2014 г. Фото из архива музея современного искусства «PERMM».

Татьяна Бергер: «Я работала в Музее современного искусства, в непосредственной близости от “Чердака”. Периодически приходилось им помогать. Но я только пишу “приходилось”, будто это просто одна из обязанностей... На самом деле, это всегда было только в радость! Так вышло, что до “Чердака” я никогда особо не общалась с детьми. Я опасалась с ними играть, не понимала, о чём и как с ними можно поговорить. И именно помогая девочкам на “Чердаке”, я поняла, какая это радость — работать с детьми! Да, это трудно, иногда сложно физически (если, к примеру, они хотят играть в театр и при раздаче ролей отдают тебе персонажа “лошадь”), периодически они задают такие вопросы, на которые с ходу и не знаешь, как ответить... Но при этом мне всегда в радость было развешивать ленточки, рисовать звёздочки, стоять час на карачках и кричать “Иго-го!”, рассказывать детям про музей или объяснять что такое “Бестиарий”. “Чердак” − это очень атмосферное, очень доброе и очень детское место, где можно поиграть, помастерить всякие штуки, узнать много нового про искусство и не только, побеситься и даже не вспоминать о том, что дома есть телевизор, планшет и всякие другие гаджеты. Может, отрывать детей от благ XXI-го века − это и неблагодарная работа, но девочки с ней отлично справляются. Я вообще очень ценю, когда люди влюблены в своё дело. Чердачные девочки любят работать с детьми, и вы, и ваш ребёнок поймёте это с первого взгляда. Смело доверяйте своих детей “Чердаку”, они лучше “Маши и медведя”!».

103


104

Игровая программа по выставке «Регистратура» в музее современного искусства «PERMM», 2014 г. Фото: Иван Козлов.

«Когда вы собираете вокруг себя (на “Чердаке”) детей, происходит что-то очень важное. Я бы назвала это таинством творчества! Совсем недавно я стала рисовать и понимаю, как важно вдохновение, настрой и место, где встречаются люди по интересам. На “Чердаке” всегда дети! У вас получилось создать пространство для детей, пространство свободы творческого самовыражения, пространство, где есть место всем и каждому. Я действительно считаю, что дети к вам приходят за волшебством. А как иначе это назвать, когда картон и бумага превращаются в динозавров, шлемы рыцарей и замки?! У вас есть ключи, и вы знаете, как проникнуть внутрь картин, прогуляться по лабиринтам инсталляций современных художников, распаковать их смыслы и рассказать об этом детям. А пока мы ездим на работу, отвечаем на письма, готовим еду – проживаем свою жизнь, на “Чердаке” происходит очень важное дело: дети превращаются в художников и раскрашивают красками мир, в котором мы живём».

«Чердак» на выставке-форуме «Музей +», 2014 г. Фото: Иван Козлов.

Татьяна Вострикова, заместитель руководителя по развитию Пермского краеведчес­кого музея:


Арт-проект «Эксперименты над динозаврами», выставка стрит-арта «Транзитная зона» в музее современного искусства «PERMM», 2014 г. Фото: Иван Козлов.

Максим Кунин, папа двух девочек – Вари и Лизы: «Нам повезло, что в городе появился сначала Музей современного искусства, а затем его дитя – “Чердак”. И везёт пока вдвойне: несмотря на тотальное уничтожение в Перми всего относящегося к “культурной революции”, эти два института пока ещё существуют. Вообще, выскажу, возможно, крамольную мысль: “Чердак” даже важнее, чем сам музей «ПЕРММ». Мы можем знакомиться с искусством не только дома, но и в других городах и (пока) странах, посещать галереи, музеи, в конце концов, их “представительства” в интернете. Но, если нет понимания и, главное, желания разбираться в искусстве, в его течениях, смыслах, то нет и необходимости в знакомстве с культурным наследием человечества. А это неизбежно приведёт к фактической изоляции и «дебилизации» поколения (что в общем-то и происходит сейчас). Именно поэтому огромное спасибо Насте, Аглае и всем причастным к созданию и существованию “Чердака” за то, что они зароняют искры интереса к прекрасному в детях и изо всех сил превращают их в пламя. Пока есть “Чердак”, есть надежда на лучшее».

Алина, волонтёр: «“Чердак” − это как большая коробка с кучей всеговсего! Коктейль из скотча, цветной бумаги, ниток, ваты и прочего. Того, из чего можно создать кого-то или что-то. То, что найдёт своё место в этой коробке и станет её жителем. Добавив к коктейлю каплю воображения, любой, и ребёнок, и взрослый, научится здесь превращать неодушевлённые предметы в абсолютно живые! И всё это чудеса волшебного места под названием “Чердак”».

105


«“Чердак” − это место, куда я всегда прихожу с огромным удовольствием помочь или просто помастерить. Если честно, я нигде я ещё не встречала одновременно столько счастливых и увлечённых детей и родителей. Забавно, что порой взрослых “затягивает” сильнее, такие приходят на “Чердак” вспомнить детство!».

Никита Гилёв, папа Сони и Ульяны:

Творческие мастерские на «Чердаке». Максим и рисунок «Дарт Вэйдер». Фото из архива музея современного искусства «PERMM».

«Когда я со своими девочками прихожу на “Чердак”, происходит что-то странное. Мы с ними как будто меняемся ролями. Как только нам дают тему для творчества, меня тут же охватывает какое-то безудержное вдохновение. Я начинаю подгонять своих девчонок так быстро, что они просто не поспевают за полётом моей фантазии. И тогда они, как строгие родители, начинают сдерживать и приземлять меня. Я тут же осознаю свою оплошность, сдаюсь и стараюсь передать всю инициативу в их руки. “Чердак” − это место, где вдохновение приходит и фантазия раскрепощается!».

Мастер-класс «Поролоноваляние» с художником Сергеем Шеховцовым в рамках выставки «Пена», музей современного искусства «PERMM». Фото из архива музея современного искусства «PERMM».

Марина Пугина, волонтёр «Чердака»:

106


Творческий праздник «Космодром», фестиваль «Живая Пермь», 2011 г Фото: Ирина Новичкова.

Ольга Кычкина, мама семилетней Полины: «Моя дочь начала посещать “Чердак” в три годика. Для неё это было открытие нового мира: мира чудес, в котором ребёнок своими руками творил, фантазировал, экспериментировал. И это было замечательно. “Чердак” раскрыл дочери много возможностей в мире искусства: знакомство с именитыми современными художниками и участие в мастер-классах. А детские праздники и мероприятия, которые устраивал “Чердак” для деток! Дочь вприпрыжку бежала рано утром в музей в выходной день, чтобы успеть поучаствовать во всех конкурсах. “Чердак” − это огромная часть детства дочери. Сейчас она повзрослела, мы живём в другом городе, но с теплотой в сердце вспоминаем время, проведённое на “Чердаке”».

Творческий праздник «Новогодний полёт над городом», 2012 г. Фото: Илья Букирев.

Евгения Пашиева, режиссёр, мама двоих сыновей: «Хочу сказать большое-большое спасибище за расширение моего сознания и разрыв моих шаблонов. Оказывается, так просто делать детей счастливыми! Скотч, картон, ножницы − и всё! И главное не мешать. А самое главное − такие взрослые дяди и тёти, как будто забыв, что они взрослые дяди и тёти, увлечённо высунув язык, делают себя счастливыми. Главное не мешать и не вспоминать, что ты взрослый дядь и тёть».

107


«“Чердак” – уникальное место в Перми. Здесь детей учат мыслить, фантазировать, творить, видеть красоту в самых разных предметах, материалах, учат жить творчески! Получается всегда ярко, интересно, с хорошим художественным вкусом, увлекательно не только для детей, но и для тех взрослых, кому посчастливилось наблюдать за тем, как рождается каждый новый проект. “Чердак” показывает, что чудеса вокруг нас, надо просто уметь их увидеть!»

Сергей Островский, специалист по экспозиционновыставочной работе Пермского краеведческого музея, папа: «“Чердак” − это очень удивительный, добрый и правильный проект. Как они это придумывают, я не знаю. Наверное, всё потому, что они ничего не боятся и могут раскрыть любую тему в любом пространстве. Это какая-то магия, которая увлекает и тянет к ним присоединиться. Иногда мне кажется, что они могут всё».

108

Творческий праздник «Девять снов до нового года», 2013 г. Фото: Иван Козлов.

Мария Кубланова, программный директор международного фестиваля театра для детей «Большая Перемена»:


Творческий праздник «Новогодний полёт над городом», 2012 г. Фото: Илья Букирев.

Творческая площадка от детского проекта «Чердак» на фестивале «Пикник «Афиши»», г. Москва, 2011 г. Фото: Ирина Новичкова.

Наталья, мама Киры и Юры Ивановых: «“Чердак” − студия творчества, которую мы с детьми любим: Кира, Юра сегодня поедем на “Чердак”! – Ура-ура-ура!!!! – А что-то будем делать-то хотите знать? – ААААаааааураураура!!! – то есть им это неважно, они любят там бывать. Так уж получилось, что ребята, которые там всё затеяли, имеют одно качество. Они внимательно и с видением ценности каждого момента детского действия (т.е. делания чеголибо) относятся к процессу. Хочешь делать то-то и так-то, вот тебе материалы и вот тебе наша поддержка. Может, это просто позитивный взгляд на мир, который как воздух необходим всем, а дети просто начинают им пользоваться очень быстро. Может, и так. Ещё, что ценно мне лично, чувство вкуса создателей студии, где дети погружаются в атмосферу “хороших” вещей, не дорогих, а именно хороших и простых. Тут я говорю про какие-то тактильно-визуальные впечатления от предметов, там сделанных. Это площадка для детей, но и родитель может присоединиться к процессу, это даже ещё лучше будет. Вот такая студия “Чердак”, которую мы очень любим».

109


«Чердак» на фестивале «Пикник “Афиши”», г. Москва, 2010 г. Фото: Ирина Новичкова.

«На мой взгляд, “Чердак” − это прогрессивный творчес­ кий проект как для детей, так и для родителей. Ведь это не просто поделки из скотча, картонных коробок или пластиковых бутылок − в первую очередь, это новый взгляд на простые вещи. Я считаю, что сегодня это очень важно, ведь современный мир изобилует разнообразием благ, развлечений, обучающих программ и творческих направлений. Родители стремятся дать своему ребёнку только самое лучшее, в большинстве случаев − самое дорогое, на чём и построена огромная индустрия детских товаров и услуг, можно сказать, что дети купаются в «роскоши». Проект “Чердак” наглядно демонстрирует, что детям не нужен дорогой трансформер или детский автомобиль, они с удовольствием рисуют на обоях и вырезают человечков из бумаги, при этом обучаются, развивают своё воображение и воспитывают интерес к окружающему миру. И, конечно, успех проекта полностью строится на людях, настоящих энтузиастах и профессионалах, только когда работа строится на интересе получаются такие позитивные проекты!».

Акция «Ночь в музее», 2012 г. Фото: Ирина Новичкова.

Дмитрий Локтионов, event-менеджер:

110


«Чердак» на фестивале «Пикник “Афиши”», г. Москва, 2010 г. Фото: Ирина Новичкова.

Мастер-класс по росписи стен с Романом Мининым, 2014 г. Фото: Иван Козлов.

Юлия Глазырина, заведующая отделом природы Пермского краеведческого музея, куратор Музея пермских древностей: «“Чердак” завораживает. Думаешь: «Как они будут рассказывать восьмилетним детям о “Полёте над городом” Шагала?». А рассказывают так, что и сам вдруг летаешь. “Чердак” смелый. Устроить лихую метеоритную бомбардировку на прощании с Речным и не погубить ни одного динозавра – такое даже Космосу семьдесят миллионов лет назад оказалось не под силу. “Чердак” счастливый. Смело взбирается на те горы, которые ему, казалось бы, не по плечу. Его дом – любящие дети и родители – растёт, а значит, у “Чердака” нет видимых и невидимых границ. Он будет встречать счастливых детей тех, кто сам взбирался на вершину радости на “Чердаке”, когда был маленьким. Перми повезло: феи “Чердака” не дают городу уснуть и иногда тормошат его метеоритным дождём. Только успевайте загадывать желания».

111


Ольга Велегжанина, мама 11-летнего Игната: «“Чердак” − это такое таинственное место, где можно мастерить всё, что угодно из чего угодно. Здесь можно измазаться краской, сыграть в спектакле, выучить смешное стихотворение и узнать волшебные слова, здесь можно много смеяться и быть счастливым. От Игната: «“Чердак” − это лучшие развлекательные мастерклассы, которые я видел. Там хорошо!». Нам хочется побольше оставаться с вами, и я втайне лелею мысль о том, что когда Игнат подрастёт, вы возьмёте его в свою команду. У вас душевно, мило и волшебно, а ещё не банально. “Чердак” − это другой взгляд на привычные вещи».

112

Выставка «Бестиарий Александра Райхштейна» в музее современного искусства «PERMM», 2014 г. Фото: Иван Козлов.

«“Чердак” открыл нам свободу творчества с новой стороны: там можно говорить о современном и классическом, строгом и смешном. Можно быть разным, серьёзным и баловнем, можно не делать, если не хочешь. Родители открываются с новой стороны: мы вот творили сами, умилялись и плакали от радости − это такие слёзы очистительные. Вокруг ведь столько консервативных, важных и зажатых людей, а хочется детям показать открытых, свободных, талантливых, и мы их нашли. Новая культура праздников − и внутреннее ощущение тоже новое, вот ты всегда мечтал о чистоте и красоте, сумасшествии хорошем таком, хулиганстве хорошем таком... и ты его нашёл там, в адекватной компании таких же весельчаков и балагуров, романтичных барышень и чарующих искусствоведок».

Выставка «Бестиарий Александра Райхштейна» в музее современного искусства «PERMM», 2014 г. Фото: Иван Козлов.

Мария Долгих, фотограф, мама двоих мальчишек:


Выставка «Бестиарий Александра Райхштейна» в музее современного искусства «PERMM», 2014 г. Фото: Иван Козлов.

Выставка «Бестиарий Александра Райхштейна» в музее современного искусства «PERMM», 2014 г. Фото: Иван Козлов.

Алёна Захарова, мама 4-летней Лизы: «“Чердак” − это дружба, это тепло, это уют домашний. Проект умный, интересный, яркий, живой. Мы рисуем, знакомясь с художниками и их стилями, вырезаем огромных зверей из картона, клеим невероятные цветы из скотча, строим волшебные замки, иногда изучаем что-то интересное и новое, иногда взаправду сажаем разное прекрасное, а потом играем, фотографируемся и дарим наши поделки всем, кого любим. И мы все здесь немного сказочники».

Владислав Новинский, архитектор, дедушка чудесной девочки: «Я давно отучился в разных школах. Ходил на “Чердак” два года. Впал в детство и был очень этому рад. Как одержимый, ваял композиции и валял дурака. Резал картон и пальцы, клеил бумагу, паял, лудил и точил ножи. Рисовал, клеил и лепил. Словом, отдыхал после замучившей банальностями жизни, школы, скуки. Серая жизнь будней, длинная зима, грязный и неровный асфальт и тут – Магритт, Дали, Караваджо, Рафаэль, Елизавета первая, Ван Гог − снова стал студентом-архитектором. Перформансы и коллажи, краски и выставки, представления, календари и игры. Был рад. Ходил я конечно не один, а с Алисой − перешла в четвертый. Сама пишет. Советую всем время от времени проветривать свой “Чердак”. Приходите на “Чердак”, там дует свежий ветер. Приходите с детьми. Танцуют все!».

113


Образовательная программа для школьников «За П-ARTой»

114


115


Как мы стали «своими». История проекта

116


О

Благодарим! художницу Женю Исаеву (Санкт-Петербург), художника Макса Чёрного (Пермь), университетский волонтёрский центр ПГНИУ, студентов Историко-политологического факультета ПГНИУ и лично, Александра Оконешникова организацию молодых журналистов «ЮнпрессПермь» .

Фото: Илья Букирев.

бразовательная программа «За П-ARTой: пермские школьники о современном искусстве» возникла в «PERMM» в сентябре 2012 г. На тот момент в музее уже существовал проект «Чердак» для детей от 3 до 12 лет, постоянно проводились лекции и мастер-классы для аудитории «18+»: студентов и взрослых. С подростками от 12 до 18 лет работа велась только в рамках экскурсий по выставкам. Так возникла идея сделать проект для средних и старших школьников, благодаря которому они бы начали систематически приходить в музей. «За П-ARTой» – командное соревнование для школьников, рассчитанное на весь учебный год и включающее в себя несколько этапов. На каждом этапе подростки выполняют разнообразные задания, зарабатывают баллы, а лучшие в конце года получают возможность реализовать идею собственного арт-проекта. В 2012 - 2013 гг. на этапах соревнований участники обсуждали взаимодействие классического и современного искусства, разбирались в художественных течениях XX и XXI веков, интерпретировали известные произведения, размышляли, почему искусство стремится захватить улицы. Важным этапом программы стала дискуссия о том, каким должен быть современный музей, чтобы подросткам хотелось приходить туда снова и снова. Для ответа на этот вопрос ребята посещали разные пермские музеи, проводили соцопросы среди их посетителей, делились личными впечатлениями. На финальной стадии команды придумывали свои проекты уличных объектов, а командапобедитель, набравшая больше всех баллов, получала возможность реализовать свой проект. Спустя месяц после завершения соревнования случилось маленькое чудо: команда «СпектОр» из Гимназии № 5, занявшая второе место (и поэтому не получившая финансовой поддержки музея), сама нашла финансирование для своего проекта «Семерёнка», договорилась с директором об установке его в школьном дворе, самостоятельно смонтировала свой объект. Этот случай показал, что создание паблик-арта – интересная для подростков тема, работающая модель для реализации их творческого потенциала. Любопытно, что в Гимназии № 5 на сегодня установлено уже несколько объектов, а школьные стены изрисованы граффити. Это безапелляционная победа паблик-арта в отдельно взятом учебном заведении!

117


Фото: Илья Букирев.

118 Фото: Иван Козлов.


В 2014 г. главной темой программы стало уличное искусство, поэтому название трансформировалось в «За П-ARTой: пермские школьники о паблик-арте». Темы, которые обсуждали подростки, говорят сами за себя. Проект выиграл грант краевого конкурса по модернизации музейного дела, что позволило реализовать все удачные замыслы подростков по созданию арт-объектов. В течение четырёх этапов проекта в самых разных форматах (дискуссия, миниисследование, битва интерпретаций, арт-скетч, проектирование, творческие мастерские, встречи с художниками) обсуждались зарубежный, российский и пермский паблик-арт. На пятом этапе команды создавали свои проекты. В работу была вовлечена известная художница Женя Исаева из Петербурга, специализирующаяся на проведении мастер-классов для детей и подростков. Она помогла ребятам развить их идеи и познакомила с различными арт-технологиями. После трёх дней интенсивного погружения в контекст городской среды и паблик-арта участники создали семь достойных внимания арт-объектов. Они вызвали резонанс в социальных сетях (по 500 «лайков») и получили положительные отзывы в городских сообществах. Пока школьники раскрашивали канализационные люки и ступени набережной, к ним постоянно подходили люди и предлагали разрисовать гараж или заброшенный забор у себя во дворе.

Темы для обсуждения «Город как музей». Отвечаем на вопрос, почему искусство выходит на улицы города, почему ему не хватает пространства музеев и галерей, а также разбираемся, чем паблик-арт объект отличается от памятника. «Искусство, изменившее мир». Узнаём о самых интересных паблик-арт объектах НьюЙорка, Лондона, Берлина, Токио. Анализируем идеи, которые художники хотели донести до своих зрителей. «Искусство в городе П». Знакомимся с пермским паблик-артом и его создателями. Совершаем виртуальную прогулку по уличным объектам, проводим мини-исследование на тему того, как пермяки воспринимают арт-объекты.

Фото предоставлено автором.

«Я – художник. Теория». Осваиваем современные арттехнологии, создаём концепции собственных паблик-арт объектов: находим место, придумываем идею, выбираем технологию и материал, составляем план работы и смету.

Комментарий Капитолины, участницы команды «Свои» на этом этапе истории проекта стал весьма символическим. Капа написала на страничке «Вконтакте»: «Спасибо за то, что мы действительно стали своими». Эта фраза говорит о том, что самым значимым для подростка в музее является момент вхождения в музейное поле/сообщество, «присвоения» музея себе, обнаружения в музейном пространстве чего-то важного именно для него. А для музея (музейного работника) важно вхождение в поле подростковых интересов, завоевание и удержание внимания подростков. Когда два этих ожидания пересекаются, тогда можно говорить о нахождении общего языка, удачной коммуникации и о том, что проект получился успешным. Не случайно в сентябре 2014 г. проект «За П-ARTой: пермские школьники о паблик-арте» был признан одним из победителей Всероссийского конкурса детских музейных программ. Другим доказательством значимости и успешности проекта служит то обстоятельство, что участники нескольких подростковых команд стали волонтёрами музея в рамках многих музейных проектов, ребята снова и снова приходят в музей на различные мероприятия. Сегодня проект включает в себя три направления: общегородское соревнование на протяжении учебного года для команд старшеклассников из разных пермских школ. Если раньше музейные работники предлагали темы для обсуждения, то сегодня ребята выбирают темы сами; серии воркшопов для организованных групп (как правило, классов), где участники, регулярно посещая музей, погружаются в выбранную ими область современного искусства; выездные лаборатории по созданию паблик-арта для городов Пермского края. Текст: Анастасия Шипицина

«Я – художник. Практика». Реализуем лучшие идеи вместе с художниками и волонтёрами. Подводим итоги и проводим экскурсию для всех желающих по созданным паблик-арт объектам!

119


Партнёрство ради общего дела. Принципы проекта

120


«З

а П-ARTой» – образовательный проект, который в каком-то смысле можно назвать универсальным. Принципы, на которых он базируется, и форматы работы, которые в нём используются, могут быть применимы не только для обсуждения проблематики паблик-арта, но и для любой другой актуальной для подростков темы. Форматы работы описаны в электронном приложении к книге, а о принципах взаимодействия со школьниками речь пойдёт ниже. Проект, который даёт возможности Один из главных принципов проекта и способов завоевать внимание подростка – дать ему возможности, которые он не может получить на других площадках: возможность познакомиться и подружиться с командой модного в молодёжной среде музея «PERMM», принять участие в его жизни, стать волонтёром и войти в «музейную тусовку». Также это возможность выиграть в общегородском соревновании, показать свою креативность, проявить творческие способности. Более всего, по признанию ребят, их интригует возможность придумать и создать свой собственный арт-объект на улицах города, тем самым как бы встать наравне с известными всему городу художниками. Ведь фотографироваться со «Счастьем не за горами» весело, но ещё занимательнее − сделать собственный объект, с которым будет фотографироваться весь город! Партнёрские взаимоотношения между подростком и музеем, соучастие В процессе реализации проекта стало понятно, что самый эффективный способ коммуникации с подростком – заключение своеобразного партнёрского договора ради конкретного дела. В случае «За П-ARTой» это дело – создание арт-объекта. Команда подростков руководит процессом: придумывает концепцию, принимает решение, каким в итоге будет объект. Остальные субъекты коммуникации работают на школьников: музей выступает модератором процесса и «предоставляет» знания о паблик-арте, художник показывает новые технологии, школьные учителя и волонтёры помогают в организации, выборе и покупке материалов. Каждый из партнёров понимает свою сферу ответственности, стремится сделать своё дело хорошо и не подвести остальных. При таком распределении труда наиболее полно раскрывается идея соучастия, сотворчества.

Фото: Иван Козлов.

Работа в командах Работа в командном (по 5-7 человек) формате кажется оптимальной для школьной аудитории: приходить всем классом для подростков – слишком формально и обычно, с родителями они приходить стесняются, а прийти в незнакомое место с друзьями – в самый раз. Ведь ведущей деятельностью в подростковом возрасте является общение со сверстниками, обмен информацией и впечатлениями. В итоге участие в музейном проекте может стать формой досуга и времяпрепровождения целой компании.

121


Фото предоставлено автором текста.

Соревновательность Соревновательный формат «За П-ARTой» помогает в решении нескольких задач: является для школьника дополнительным стимулом к участию (в отличие от ребёнка, который ещё не так привязан к коллективу, для подростка значимо защитить честь школы/ кружка); позволяет сравнить себя со сверстниками; дисциплинирует при подготовке домашних заданий.

Фото: Илья Букирев.

Самостоятельный поиск информации и решений Соревновательный формат также даёт стимул к быстрому и качественному (лучше, чем другие!) выполнению поставленных задач. В «За П-ARTой» любое знание подростку не «преподносится на блюдечке», а достаётся в процессе исследования, дискуссии, творчества в ситуации соревнования и конкуренции. Лучше не рассказывать, что такое паблик-арт, а сравнить незнакомое явление «паблик-артобъект» с известным любому подростку памятником. Лучше не давать готовую авторскую интерпретацию произведения, а предложить придумать собственную. Подростку гораздо интереснее самостоятельно искать решение задачи, нежели идти по заданному алгоритму.

Мультиформатность Проект можно назвать универсальным не только за счёт общих принципов взаимодействия, но и за счёт форматов работы, разработанных во время его проведения. Это задания на анализ (мини-исследования, анализ кейсов, поиск нужной информации, самостоятельные экскурсии), творчество (эмпатия артефакта, паблик-арт-скетч, «битва интерпретаций»), двигательную активность (паблик-арт-зарядка), быстроту реакции и нахождение общего языка («музейная кастрюлька»). Итоговый формат – создание арт-объекта – помогает «освоить» проектную деятельность: ребята учатся самоорганизации, распределению времени, ресурсов и обязанностей внутри команды.

122


Фото: Тася Нафигина.

Обсуждение актуального подросткового запроса Заметим, что современное искусство (в том числе пабликарт) – область знаний, которая выпадает из школьной программы. Для многих ребят история искусства заканчивается передвижниками, а в лучшем случае – «Чёрным квадратом». Вместе с тем, подростки видят вокруг себя не описанные в учебниках явления культуры (граффити, комиксы, паблик-арт, вирусные ролики, демотиваторы и мемы), читают о новых художественных течениях в интернете и задаются многочисленными вопросами о том, как всё это воспринимать и является ли это искусством. Проект «За П-ARTой» – реальная площадка для обсуждения таких тем, а также для «апробации» увиденных техник на собственном опыте.

Фото предоставлено автором статьи.

Формирование собственного мнения Во время обсуждений ребята высказывают самые разные мнения о современном искусстве, в том числе о пермских пабликарт объектах. Часто можно услышать нечто подобное: «Зачем эту табуретку за столько миллионов поставили, лучше бы потратили деньги на детские сады!» (речь идет об объекте «Пермские ворота» Николая Полисского). Эта фраза вряд ли выражает личное мнение 12-летнего школьника, скорее, является воспроизведением позиции учителя или родителя. И возникает такая позиция, скорее всего, потому, что учитель раньше не видел паблик-арта и воспринимает его не как повсеместную практику, а как пермский специфический способ отмывания денег. В том числе и поэтому важно показать подростку арт-объекты Нью-Йорка, Токио, Москвы и Екатеринбурга. Следующий важный шаг – обсуждение и интерпретация арт-объектов, ведь современное искусство для многих до сих пор остается непонятным.

Формирование активной позиции (по отношению к городской среде) У жителей России очень узкая зона комфорта – область жизненного пространства, дающая ощущение спокойствия, уюта и безопасности. Как правило, она ограничивается пределами собственной квартиры. Чтобы в этом убедиться, стоит просто зайти в подъезд обычного многоквартирного дома. Нам кажется, что паблик-арт – это действенный способ расширить зону комфорта, ведь одна из задач паблик-арта – осмысление, маркирование городской среды, создание «лица» города. Эффект ещё более заметен, если ты не просто смотришь на городское пространство, но сам меняешь его и создаёшь заново при помощи арт-технологий. Текст: Анастасия Шипицина

123


Присвоение городского пространства. Презентация уличных объектов школьников

124


П

редставленные объекты – самые концептуальные из созданных в рамках проекта «За П-ARTой». За каждым из них стоит большой труд команды: разработка концепции, установление договорённостей с муниципальными властями, нахождение общего языка с местными жителями, самостоятельная закупка расходных материалов, создание объекта, монтаж. Это была не ролевая игра, где участники только «примеряют» на себя какие-то статусы, но настоящий, живой, реальный арт-процесс. Всё было «по-взрослому»: итоговая ответственность за проекты лежала на плечах самих ребят. По признанию многих, опыт создания паблик-арта помог иначе взглянуть на городское пространство и, изменив его, сделать его более «своим». А за своим всегда хочется ухаживать больше, чем за чужим или ничьим.

Фото с сайта гимназии № 5.

Команда «СпектОр», проект «Семерёнка» Семерёнка – это как шестерёнка, только с семью зубчиками, ведь семь – счастливое число. Объект выполнен в красном и металлическом цветах. Цвета, разумеется, символичны: металлик напоминает о рабочей, заводской Перми («Семерёнка» стоит во дворе гимназии № 5, в традиционно рабочем районе – Мотовилихе), а красный – это цвет пермской культурной революции. В объекте тем самым соединяются и, в то же время, противопоставляются прошлое и настоящее, традиции и современность.

Фото предоставлено командой «Свои».

Команда «Свои», проект «#VSTRETIMSYAV» Ребята украсили несколько лестниц на пермской набережной: расписали их стихами поэтов из Перми, Москвы, Севастополя, Нижнего Новгорода. Ведь набережная, куда приходят теплоходы и речные трамвайчики, – это место пересечения многих путей, место встречи людей из разных городов.

125


Фото предоставлено командой «Smells Like Teen Spirit».

Команда «Smells Like Teen Spirit», проект «Затопленник» Команда обыгрывает миф о затопленном пермском метрополитене. Ребята изобразили вход в оказавшуюся под водой станцию метро, которую исследует аквалангист-диггер. Искать на заброшенном доме на пересечении улиц Пермской и Н. Островского.

Фото: Алексадр Стабровский.

Команда «Цветная революция», проект «Динозавры на свободе» Команда поймала динозавров, сбежавших из музея пермских древностей! Три динозавра (один около Дома Мешкова, два других – на пересечении ул. 25 октября и ул. Пермская, ул. 25 октября и ул. Екатерининская) вылезают в наш мир из загадочных порталов. Смотреть надо как можно скорее, а то вдруг динозавры снова убегут!

126

Фото: Анастасия Шипицина.

Команда «PERMM», проект «Пакмен» «Пакмен» − коллективная работа всего лагеря, в создании которой участвовали музейные работники, подростки из Чернушки, Лысьвы, Чайковского, сотрудники лагеря, студентка Татьяна из Политехнического университета и даже водитель служебной машины Чернушинской районной администрации. Три больших «Пакмена» поселились на заброшенной баскетбольной площадке.


Фото: Александр Стабровский.

Команда «Пи», проект «Радужная зебра» Команда «Пи» разукрасила в радужные цвета одну из городских зебр. Участники говорят о том, что такая зебра сделает дорогу радостной и солнечной. Зебру можно увидеть на пересечении улиц Газеты Звезда и Советская, около отдела ЗАГСа Дзержинского района.

Команда «ЛСВ», проект «Клавиатура» Команда из Лысьвы сделала в лагере «Чайка» масштабную клавиатуру. Не компьютерную, как мы все привыкли, а клавиатуру пианино. Ведь в детском лагере нет вай-фая и даже сотовой связи, так что это пространство как будто бы предназначено для того, чтобы отвлечься от компьютерной техники, которая отнимает так много времени в городе. Кстати, если приглядеться, можно заметить, что клавиатура для трёхпалого пианиста (а возможно, для трёхпалого носорога).

Фото: Анастасия Шипицина.

Команда «Даша нас заставила», проект «Шпроты» Появившаяся в лагере «Чайка» в Чернушинском районе банка «Шпрот» – вероятно, способ заманить большущую чайку, чтобы та поселилась в домике директора и стала символом лагеря. Тема работы задана формой преобразованного объекта – пожарного колодца с песком.

Фото предоставлено командой «ArtTeam».

Команда «ArtTeam», проект «Меньше границ» Попытка по-новому взглянуть на суперустойчивые и весьма консервативные визуальные символы – государственные флаги. Так, звезда в турецком флаге превратилась в планету Сатурн, а кленовый лист на канадском стал дубовым. Нарисованы флаги на люках около ЦУМа, улицы Попова, в одном из закамских парков, поскольку одна из целей участников − сделать невзрачные пермские люки интереснее и ярче.

127


Капитолина Долгих, участница проекта: «Хочу сказать спасибо проекту «За П-ARTой» за то, что у меня сгорел нос. За неровный загар на руках. За синяки и больные части тела. За невыносимую жажду... За любопытных людей. Спасибо за субботние сборы в музее. За кофе и печеньки. За домашние задания. За справедливых судей. Спасибо проекту за то, что научил нас видеть смысл в арт-объектах. За возможность самому сделать что-то подобное. За поддержку. За идеи. За терпение к школьникам. Спасибо за то, что мы действительно стали своими. Спасибо за победу!».

128

Фотоальбом проекта «За П-ART-ой»


Денис Чудинов, участник проекта: «Очень интересный и полезный проект. Отличная возможность проявить себя. Великолепный шанс сделать свой арт-объект. Круто сейчас приходить на набережную и хвастаться, что это мы сделали. Море впечатлений!».

Из паблика «ART искусство»:

Фото: Иван Козлов.

«В Перми, на набережной, ребята раскрасили ступеньки знаменитыми стихами знаменитых поэтов. Сегодня этот арт-объект очень нужен нашему миру. И вот так ребята решили культурно обогатить ступеньки на набережной!». 14 июля 2014 г. в 17:20

129


Фото: Александр Стабровский.

«“За П-ARTой” − очень крутое мероприятие! Для нас, взрослых людей, у которых сложились уже определённые взгляды на конкретные вещи, например искусство и арт-объекты, школьники привносят нечто новое. Именно они предлагают, продумывают и решают зачас­­тую стоящие перед обществом проблемы. Проект “За П-ARTой” помогает развиваться и “лично прокачиваться” ребятам, как в области какого-либо креативного мышления, так и в области самостоятельного решения достаточно непростых задач».

Фото: Анастасия Шипицина.

Александр Оконешников, волонтёр проекта:

130


Эксперты Всероссийского конкурса детских музейных программ 2014:

Фото: Илья Букирев.

Фото предоставлено автором.

«Пример грамотной работы музея с молодёжной аудиторией через обращение к современной культуре позволяет говорить о том, как вовлечённость в современное искусство может влиять на жизненные и ценностные установки молодых людей, на позицию горожанина. Проект “За П-ARTой” замечателен включённостью команды музея и работает в Перми с самой болезненной городской тематикой. Сильные стороны проекта – вовлечение, чувство юмора, активная коммуникация, актуальная интерпретация коллекции».

131


132

ото: Иван Козлов.

«Искусство в городе, особенно в пермской ситуации, где руины встречают тебя на каждом шагу — это не роскошь, это единственно возможная форма и способ изменить качество среды, сделать её более благоустроенной и, самое главное, интересной. Дети, которые сегодня участвовали в проекте “За П-ARTой”, учились создавать арт-объекты, в которых отражены их собственные представления о том, каким они хотят видеть пространство вокруг себя. Для того чтобы это сделать, недостаточно придумать идею, нужно иметь смелость, ведь разговор с городом − это большая ответственность. Мы надеемся, что из таких экспериментов, вырастет и новое понимание направлений, в котором стоит развивать паблик-арт проекты, и расширится пространство свободы для уличных художников Перми, потому что чем больше искусства в городе, тем больше желающих поддержать этот увлекательный процесс!».

Фото: Иван Козлов.

Наиля Аллахвердиева, руководитель пермской паблик-арт программы:


Александр Стабровский, директор Музея истории Пермского государственного университета, член жюри:

Фото: Илья Букирев.

«Мне довелось быть экспертом на нескольких этапах, а также быть на финишной прямой, где ребята представляли, как итог обучения, свои объекты на улицах города. И это было замечательно. Несмотря на жару и мой не совсем молодой возраст, я с большим воодушевлением прошёл весь маршрут (кстати, отмеченный на карте, придуманной ребятами). Разумеется, работы были разные: у кого лучше, у кого отлично, – плохих не было. И мне это доставило большое удовлетворение – я увидел думающих, интересно мыслящих и разбирающихся в современном искусстве ребят, а главное − огонь в глазах».

133


Вдохновение: настраиваемся на подвиги и ищем идеи


Личные истории. Маленькие открытия на пути к большой цели

136


Эй! Человек, землю саму зови на вальс! Возьми и небо заново вышей, новые звёзды придумай и выставь, чтоб, исступлённо царапая крыши, в небо карабкались души артистов. Владимир Маяковский Эй, 1916 етский проект «Чердак» – это очень личная история. Это проект, держащийся на людях, с которыми мы хотим вас познакомить. Все эти люди очень разные, каждый из них внёс свой вклад в развитие «Чердака», каждого связывает с ним своя собственная история и личный опыт. Несмотря на это, их объединяет смелость, авантюризм, целеустремлённость, одержимость своим делом и любовь к детям. Эти люди мыслят глобально, масштабно и не растрачивают себя по мелочам, постоянно бросают вызовы и каждый день достигают маленьких побед на благо общего дела. Все вместе мы хотим превратить «Чердак» из личной истории в качественный музейный проект, который может существовать без нас, и эта книга − первый шаг на этом пути. Пока у нас есть шанс войти в историю, мы хотим поделиться своими секретами и удивительными для нас открытиями. Надеемся, они вдохновят вас на творческие подвиги. Отдельно мы хотим поблагодарить волонтёров, невероятно отзывчивых людей, которые каждый раз трудятся вместе с нами. Без них «Чердак» не добился бы такого размаха и роста, только они способны за одну ночь надуть сотни шаров и вырезать десятки картонных деревьев, скупить весь цветной скотч в городе и выво­зиться по уши в краске, добыть невозможное и объять необъятное. В тридцатиградусную жару и под проливным дождём, на праздниках и фестивалях своими руками они создают сказку для детей и дарят им радость творчества.

137


Я

училась понемногу, как и все. После высшего административного образования была школа акварели, была специализация по арт-терапии (работа с детьми и подростками). А ещё были разные чудесные учителя, показавшие, как можно говорить с детьми, когда ты их учишь чему-то новому. А главный учитель – маленькая дочка. С её рождением и взрослением крепла мысль, что есть особый язык, на котором можно рассказывать детям об искусстве и творчестве. Детский, искренний, эмоциональный. Я смотрела во все глаза на то, что происходит в детской индустрии образования и развлечений, как сумасшедшая привозила из путешествий чемоданы заморских детских книг про творчество и искусство. Тайно проникала на детские занятия в ЦСИ «Гараж» и «Винзавод». Мне хотелось рассказывать на каждом углу, кричать об искусстве, о фантазии, о «дурачестве» и о том, как это всем нам необходимо. Это был конец нулевых.

Ирина Новичкова Студент Британской высшей школы дизайна, с 2013 года координатор параллельной программы межмузейного проекта «Семейное путешествие. Всей семьёй в музей!» (г. Москва). В прошлом: обучалась в Государственном Университете управления, Московском Гештальт институте, школе современного искусства «Арт-политика»; автор путеводителей для детей в рамках межмузейного проекта «Игра-путешествие «На старт, внимание… В музей!». Один из основателей и руководитель (с 2010 по 2012 г.г.) детского проекта «Чердак» музея современного искусства «PERMM». На данный момент проживает в г. Москва. Несмотря на территориальную удалённость от Перми, по-прежнему остаётся вдохновителем и консультантом проекта.

В 2010 г. моя семья переехала в Пермь. В какой-то момент я подумала, что очень хочу поделать какиенибудь чудеса. И, на счастье, единственное новое, чего ещё не было в Перми, так это занятий с детьми нестандартного формата. Марат Гельман сказал: «Кому нужны просто занятия для детей?! Надо делать серьёзный детский проект!». Было очень страшно. Чужой город, незнакомые люди. Но было так много того, что мне обязательно нужно было рассказать. Пришлось работать несмотря на страх. И встретилось очень много хороших людей, отзывчивых, любопытных, поддерживающих. И, конечно, Настя Серебренникова, которая тоже давно ждала большого и детского. Всё как будто встало на свои места. Детский проект с «сумасшедшинкой» должен был быть. И получилось. Проект получился очень живой, потому что мы работали с людьми, взрослыми и не очень, прямо на улицах, в парках, на набережных, бульварах Перми, Лысьвы, Звёздного, Кудымкара. Они слыхом не слыхивали про современное искусство. И это были наши самые суровые критики. Когда у наших гостей загорались глаза, было приятно, радостно и гордо! Я получаю огромное удовольствие, работая вместе с детьми, закрашивая, прикручивая, разбирая, склеивая. А больше всего − от удивления детскому воображению, мышлению, мнению. Как хочется пожелать всем-всем почувствовать, какое это счастье быть художником (а это получается у всех, кто попадает на «Чердак»)! А учиться можно не только техникам, но и уверенности, любопытству, озорству, смелости, желанию придумывать. Всё это тоже очень-очень важно. Сейчас я уехала из Перми и снова учусь. В Британской школе дизайна. Чтобы расти, становиться больше, шире, масштабнее, громче, ярче, наглее. Чтобы делать огромные проекты, от которых нельзя оторвать детей. Чтобы взрослые впадали в детство и были смелее, чем дети. Хочу совершать всё новые революции в умах людей и, главное, в себе! Текст: Ирина Новичкова

138


Я Анастасия Серебренникова Заместитель руководителя отдела по научным исследованиям и музейной педагогике музея современного искусства «PERMM». Отмечена благодарностью министерства культуры, молодёжной политики и массовых коммуникаций Пермского края за плодотворную успешную работу в сфере развития и продвижения современной музейной культуры. Один из идеологов детского проекта «Море для детей», автор путеводителей и член авторского коллектива межмузейного проекта «Играпутешествие «На старт, внимание… В музей!». В прошлом: педагог и автор программ детского лагеря развития личности «Оранжевое настроение». Один из основателей и координатор детского проекта «Чердак» музея современного искусства «PERMM».

пришла в музей в 2010 г. В то время успевала учиться в Институте искусства и культуры и осваивать специальность «Культурология», работать в музее, а во время каникул или отпуска ездить на смены в детский лагерь развития личности. Сколько себя помню, со мной рядом всегда были дети, которых я безумно люблю и уважаю за их искренность и честность, уникальный взгляд на мир и за волшебство, которым неизменно наполняется всё, что окружает их. Во время учёбы в институте к этой любви примешалась любовь к чтению умных книг, анализу, рефлексии, систематизации и проектной деятельности. А с приходом в музей меня увлёк музейный контекст и специфика этой деятельности. В 2010 году музей был на волне успеха. Выставки удивляли, радовали, шокировали и пугали сторонников и противников современного искусства. На лекции и мастер-классы с критиками и лучшими художниками страны приходили толпы взрослых пермяков. Будучи участником этих процессов, я понимала, что во взрослом музее нет места детям. А дети – это будущие взрослые посетители музея, созданного не на один день, а на десятилетия. Мои предложения о проведении детских мероприятий в музее и о создании детского проекта долгое время оставались неуслышанными, пока не появился сторонник в лице Ирины Новичковой. Вместе мы смогли добиться результата, и в музее появился детский проект «Чердак». Поначалу все относились к «Чердаку» несерьёзно и без особого внимания, он оставался нашим хобби, которым мы занимались в свободное от работы время: пекли по ночам имбирное печенье, готовились к занятиям по выходным и приносили из дома запасы ткани, подушек, вазочек и баночек. Но со временем «Чердак» стал визитной карточкой музея, мы добились признания со стороны руководства и положили начало развитию музейной педагогики в «PERMM». Как это получилось? Нашим секретом стала простая вещь: энтузиазм! Он помогает трудиться не покладая сил, продвигать и воплощать свои идеи и собирать вокруг них сторонников и других заинтересованных людей. Конечно же, двигаться на одном энтузиазме тяжело, но постепенно это даёт свои результаты, и появляется целая «армия» воодушевленных сотрудников. Если что-то, даже очень маленькое, нужно хотя бы одному человеку, то обязательно найдутся те, кто тебя поддержат и загорятся твоей идеей. Для меня «Чердак» − очень личная история. Люди, которые работают со мной, стали моими друзьями. Вместе с ними мы учились на ходу, двигались вперёд и приходили к давно известным истинам методом проб и ошибок. Реализованные на «Чердаке» идеи стали воплощением наших общих детских фантазий. Многие мамочки стали нашими товарищами, а среди детей есть те, кто на наших глазах пошёл в школу и уже скоро закончит пятый класс. В моей рабочей тумбочке целая коллекция детских рисунков и «закорючек», которые я с фанатизмом собираю на каждом празднике и мероприятии. В любом начинании и в любом деле важен личностный фактор. Если ты любишь своё дело, «горишь», мечтаешь и стремишься к поставленной цели, то ты сможешь её достигнуть. Многое зависит от конкретных людей и их качеств. «Чердачные» люди вдохновили меня и помогли нашей общей личной истории превратиться в общепризнанную. Текст: Анастасия Серебренникова

139


Аглая Полей Педагог высшей квалификационной категории. Автор программы «Синтез искусств в эстетическом воспитании детей дошкольного возраста». Отмечена благодарностью Министерства образования и науки РФ за новаторство при разработке материалов для общеобразовательной программы воспитания и образования детей дошкольного возраста. Проводила занятия в детской академии искусства в Пермском государственном институте искусства и культуры и доме народного творчества «Губерния». Работает над детским проектом «Чердак» музея современного искусства «PERMM» с 2010 г. в роли автора курсов и ведущего регулярных занятий, таких как «Прогулки с искусством», «Малыши-карандаши» и «Игры с искусством».

етский проект «Чердак» был нами задуман как творческая мастерская и игровое пространство, в котором дети и взрослые имели бы возможность «выплеснуть» свои эмоции и ощущения от увиденного и услышанного, создать своё произведение искусства и почувствовать себя настоящими художниками. Благодаря встрече увлечённых людей в музее современно искусства появился «Чердак» − место, где поселилось детство. А в моём детстве на чердаке хранили старые ненужные вещи, и был он только на даче! Какое это было волшебное место! Если постараться, то на нём можно было найти: раму и разнокалиберные колёса от своего первого велосипеда; школьные кеды с вышитыми внутри инициалами, чтобы не перепутать их с чужими, точно такими же; альбом с марками и вожделенными вкладышами от жвачек «Лёлик и Болик»; связку журналов «Пионер» и «Костёр», с пожелтевшими от времени страницами, и так и засохшим в них гербарием… Да мало ли чего! А если задействовать фантазию, то всё это превращалось в несметные сокровища, столько всего нужного или затейливого можно было смастерить… Сегодня на нашем «Чердаке» дети чувствуют себя смелыми искателями приключений, первооткрывателями, обладателями странных находок: тяжёлого кирпича в форме утюга, пиратского сундука, в котором спрятаны − нет, не пиастры! − краски, которыми можно нарисовать всё, что намечталось и напридумывалось. Ну, а взрослым тоже порой хочется вспомнить и вернуться в своё детство. Моя чердачная история сказочно проста. Рассказывая детям про художников, их жизнь и творения, я предлагаю им окунуться в эту историю с головой, примерить образ художника на себя. Скажем, чтобы понять сложный, парадоксальный мир картин сюрреалиста Сальвадора Дали, я предлагаю всем нарисовать его знаменитые усы. Примерив на себя усы Дали, мы, словно актёры, вживаемся в роль и смотрим на картины художника, открывая в них тайные смыслы. А потом сами рисуем свои сны и фантазии в духе сюрреализма. Увлечь детей просто: покажи пример! Вот, забыв обо всём и мечтательно улыбаясь, ты выходишь с «Чердака», садишься в транспорт, и через весь город едешь с нарисованными усами. Люди провожают взглядами, а ты размышляешь о красоте жизни. Спуститься на землю удаётся лишь дома, когда родные встречают фразой: «Ты что, по улицам так шла?! Посмотрись в зеркало!». И все четыре года я снова и снова проживаю свою сказочно-чердачную историю, завидуя сама себе. Ведь здесь я могу стать, кем захочу: и великим художником, и его картиной, и арт-объектом, и самой английской королевой… Текст: Аглая Полей

140


П Любовь Шмыкова Ведущий специалист отдела по научным исследованиям и музейной педагогике в музее современного искусства «PERMM». Дизайнер, студент школы современного искусства «Арт-политика». Участник проекта уличного художника Марка Дженкинса в Перми в 2012 г. в рамках паблик-арт программы музея современного искусства «PERMM», а также групповой выставки «Все немного волнуются» в Москве и Ростове. Преподаватель в языковом центре «Britannia», один из идеологов проекта «Море для детей». Работает над детским проектом «Чердак» музея современного искусства «PERMM» с 2011 г. в роли ведущего творческих мастерских, организатора открытых фестивальных и ярмарочных площадок, творческих праздников.

ервый раз с детьми я начала работать в выездном лагере языкового центра «Britannia» на должности Art teacher. На протяжении пары лет думала, что это временно и основная моя деятельность должна быть связана с дизайном и классической работой в офисе. Оказалось, что сильно скучать можно не только по весёлой компании из твоих друзей в лагере, но и по занятиям с детьми. В музей на «Чердак» меня пригласили Ирина Новичкова и Настя Серебренникова, после того как мы познакомились с ними на «Белых Ночах» в 2011 г. на проекте «Картония». У меня был картонный театр с котами, у девочек − безумная площадка с кучей детей, которые мастерили невероятные поделки из хлама. Я смотрела и думала, как же мне с ними познакомиться, а Ирина просто подошла и заговорила со мной. Я не знаю, как можно научить работе и общению с детьми. Я не знаю, как можно научить делать интересные занятия и выдумывать каждый раз что-то новое. Никакая идеально созданная система проведения уроков не заменит банальной любви, желания удивлять и желания экспериментировать со всем, что видишь вокруг, не боясь, что этого не написано в педагогических книжках. Я знаю точно, что любой ребёнок может научить меня самым серьёзным вещам: слушать и быть услышанным, смелости и решительности, возможности совершать ошибки и исправлять их. Я знаю, что никогда не смогу рисовать и выдумывать так же, как дети. Ни один взрослый не сможет. Поэтому я радуюсь, что у меня есть возможность поддерживать безумные (для родителей) идеи и соглашаться с маленьким человечком, что бегемот может быть розовым, а кружочек кривым. Для ребёнка сложно быть авторитетом, особенно если ты хочешь занимать главную, руководящую позицию. Ты помощник, но никак не человек с кучей власти. Ты помогаешь в тех моментах, когда ребёнок сомневается, стесняется или даже злится. Ведь в детстве нет ничего страшнее, если у кота, которого ты нарисовал, получились разные уши. Пережить весь этот позор может преподаватель, который объяснит, что не то что котов − даже людей с одинаковыми ушами не существует. В общем, свою миссию я вижу в том, что в наш век нарциссизма и гонки за своим идеалом я должна рассказать детям, что ты можешь быть самим собой, как бы страшно это ни было, ведь в мире всегда найдутся те, кто тебя поддержат. Посредством творчества и искусства это сделать проще всего, ведь у художника вся его душа отражается в картинах. Текст: Любовь Шмыкова

141


«Ч Инга Вьюгова Студент школы современного искусства «Арт-политика», один из идеологов проекта «Море для детей», участник образовательного мультимедийного проекта «ЛаБукап». В прошлом: преподаватель языковой школы «Britannia», маркетолог в компании «WASD» (интеграция рекламы в онлайн-игры). Работает над детским проектом «Чердак» музея современного искусства «PERMM» с 2012 г. в роли ведущего творческих мастерских, организатора открытых фестивальных и ярмарочных площадок, творческих праздников.

ердак» − это чёрная дыра. Он затягивает в себя всё: людей, которые однажды зашли в гости и стали нашими друзьями; вещи, трансформирующиеся с помощью детских рук и чуткого взгляда ведущего занятия в какие-то невероятные объекты; время, пролетающее там незаметно. Всем известно, что ничто не может сопротивляться гравитационному притяжению чёрных дыр − так же невозможно не зайти на «Чердак». Четыре года назад я зашла туда, и вы понимаете, что произошло. Всё началось с того, что я стала «приходящим педагогом». Назову это так. Каждую неделю я проводила воскресные занятия на самые разные темы, которые придумывала сама. В общем, я делала с детьми и их родителями то, что было интересно мне, поэтому ждала каждое новое занятие и спешила поделиться своими идеями. И, конечно же, воплотить их! (Совет №1: делайте то, что будет интересно вам!) Я не училась в педагогическом вузе и не имела опыта работы с детьми. Моими учителями стали дети, которые приходили на занятия. Каждая наша встреча сопровождалась открытием. Я анализировала мастерские и придумывала, как сделать их насыщенней, интересней, красочней! Бывало, что кому-то не нравилось предложенное занятие. В таком случае старалась предложить альтернативу. (Совет №2: учитесь импровизировать!) На наших встречах я всегда пытаюсь быть в первую очередь взрослым другом, который умеет делать много крутых штук, поможет вырезать какие-то мелкие детали, найдёт новый материал для того, чтобы осуществить затею, и просто поддержит, вдохновит, вселит уверенность. Иногда мне кажется, что я так свыклась с этой ролью преподавателя, что чувствую ответственность перед всеми встречающимися мне детьми. (Совет №3: учитесь дружить!) «Чердак» − это не только занятия. Это ещё и гигантские праздники, выставочные проекты, выездные мероприятия и, самое главное, команда. Именно здесь я почувствовала, как важно быть с теми, кто так же увлечён, вдохновлён и порой даже одержим своим делом. Во всех нас живут дети, и иногда наступают такие моменты, когда становится необходимо наличие человека, способного сказать: «Эй, не бойся! У тебя всё получится. Ты нарисовал очень красивого слона. Не переставай стараться!» (Совет №4: найдите единомышленников!) «Чердак» — волшебное место, но волшебное оно неспроста: за каждым волшебством скрывается огромный труд, бессонные ночи и кучи мозговых штурмов. Делая проект для детей, мы не останавливаемся на лепке из пластилина, рисовании красками и аппликациях. Мы придумываем то, что было бы интересно и взрослым. Удивительно, что детям нравится, когда предлагаешь взрослые занятия и разговариваешь с ними серьезно. (Совет №5: хватит «сюсюкать» с детьми!) И в завершение, хотела бы дать последний совет. Совет №6: учитесь видеть красивое во всём и любите своё дело. Этому не учат в вузах, но это то, что нужно, чтобы сделать хороший детский проект или просто быть хорошим педагогом. Текст: Инга Вьюгова

142


С Анастасия Шипицина Ведущий специалист отдела по научным исследованиям и музейной педагогике в музее современного искусства «PERMM». До работы в «PERMM» занималась координацией проектов в организации молодых журналистов «Юнпресс-Пермь», работала в детских лагерях и на форумах, а также над проектами в Пермском государственном университете, такими как «Тёрки», «Ночь в университете», «Ночь музеев». Работает в музее с 2012 г. Координатор проекта для подростковой аудитории «За П-ARTой», вошедшего в десятку победителей всероссийского конкурса детских музейных программ в 2014 г. (в рамках Всероссийского профессионального форума «Музей и детская культура: активное участие, игра и удовольствие»).

ложно назвать меня «чердачной феей» (девочек с «Чердака» часто так называют), потому что в музее я прежде всего занимаюсь проектом «За П-ARTой», существующим параллельно с «Чердаком» и рассчитанным на иную аудиторию: подростков. Но я хочу выразить огромную благодарность «Чердаку», поскольку «За П-ARTой» возник при обширном содействии, моральной и интеллектуальной поддержке «Чердака». «Чердак» научил нас правильно пользоваться скотчем и картоном, у него мы переняли важные принципы работы и идеи. В каком-то смысле проект для подростков стал младшим братом проекта для детей. Я пришла работать в музей с конкретной аудиторией: подростками. Меня всегда интересовал подростковый возраст: будучи студентом, я занималась изучением «подростничества» и «взросления» в СССР, делала журналистские проекты со старшеклассниками. Я всегда хотела работать с подростками. Наверное, потому что провела свой подростковый возраст невероятно бестолково: во всём, чем занималась, не могла найти себя. Не помню ни одного значительного вывода или жизненного открытия, который я бы сделала до 16 лет. Мне хочется, чтобы подростки, с которыми я дружу сегодня, раньше разглядели красоту, несправедливость, «разность» мира, в котором мы живём. Я по-хорошему завидую ребятам, которые открыли для себя «Bad Seeds» и Дэвида Линча в 14, а не в 20, как я. Они гораздо лучше многих взрослых вокруг. Самыми важными в любом проекте мне кажутся две вещи: проблемный подход и любовь. Нужный проект всегда решает конкретную проблему, не важно, обнаружена она интуитивно или путём долгих интеллектуальных операций. А если ты делаешь проект без любви, ты никогда не завоюешь доверие участников. Особенно если им четырнадцать. В работе с музейной аудиторией мне нравится два момента: видимый результат и возможность исследования. Ты можешь делать, потом осмыслять, а, осмыслив, делать лучше. За последние несколько лет я поняла две важные вещи: дальше будет только хуже (работы никогда не будет меньше, ответственности будет только больше) и то, что решение многих проблем вокруг зависит именно от тебя. Самому младшему моему другу пять лет, старшему – шестьдесят пять. Моя любимая цитата из Селинджера: «Наверно, я бы раньше сообразил, что она дура, если бы мы столько не целовались». Мой любимые художники: Рене Магритт и Фрэнсис Бэкон. В них нет подросткового, мне они просто кажутся убедительными. Текст: Анастасия Шипицина

143


Обзор интересных проектов для детей и полезных ресурсов

144


В

данном обзоре вы найдете информацию об интересных проектах для детей и полезных электронных ресурсах, представленных в сети Интернет. Надеемся, что знакомство с ними вдохновит вас так же, как и нас, на создание новых мероприятий и программ для детей.

Интересные проекты для детей Фестиваль детских музейных программ «Детские дни в Петербурге» (г. Санкт-Петербург) http://www.museum12345.ru/ Игра-путешествие «Семейное путешествие. Всей семьей в музей» (г. Москва) http://kidsinmuseums.ru/ Игра-путешествие «На старт, внимание… В музей!» (г. Пермь) https://vk.com/nastartvnimanievmuzey

На фото: игра-путешествие «Семейное путешествие. Всей семьей в музей». Фото из архива проекта.

Особым явлением в индустрии детского образования стали межмузейные проекты. Дарья Агапова и Василий Панкратов придумали концепцию игровых маршрутов по музеям с увлекательными путеводителями, картами, рисунками, вопросами и творческими заданиями, объединёнными одной темой и игровым сюжетом, которые помогают ребёнку самостоятельно познакомиться с экспозицией. На основе этой концепции ежегодно проходит фестиваль «Детские дни в Петербурге», московский проект «Семейное путешествие. Всей семьёй в музей!» и совместный проект Пермского краеведческого музея, Пермской государственной художественной галереи и музея современного искусства «PERMM» «Игра-путешествие «На старт, внимание… В музей!» в г. Перми. На сайтах есть актуальная информация, путеводители прошлых лет, описание событий параллельной программы со множеством интересных проектов. В рамках фестиваля «Детские дни в Петербурге» раз в несколько лет проходит Всероссийский профессиональный форум «Музей и детская культура: активное участие, игра и удовольствие», посвящённый образовательной и социокультурной работе музеев с детьми, подростками и семейной аудиторией. Это пространство диалога, дискуссий, взаимообучения, обмена опытом и идеями, повышения квалификации, обсуждения современных стандартов профессиональной деятельности и тенденций её развития. В рамках форума проходит Всероссийский конкурс детских музейных программ.

Международный фестиваль театра для детей «Большая перемена» (г. Пермь) http://bigbreakfest.ru/ Фестиваль театра для детей, говорящего с детьми на языке современного искусства. Программа фестиваля формируется российскими и зарубежными экспертами в области детского театра и представляет лучшее, что существует в мировом искусстве для детей сегодня. Фестиваль является местом, где могут встретиться и обменяться опытом специалисты, он стимулирует российские театры к работе с новыми текстами и использованию современных технологий в постановках для детей.

145


Музей современного искусства «Гараж» (г. Москва) http://garageccc.com/ru

© Музей современного искусства «Гараж».

Основанный Дарьей Жуковой в 2008 году, «Гараж» выступал независимой культурной платформой. С 1 мая 2014 года «Гараж» начал работу в статусе музея современного искусства. Деятельность музея основывается на архиве – уникальной коллекции материалов по истории российского современного искусства. Ключевыми направлениями работы являются знакомство аудитории с выставками мирового современного искусства и научно-исследовательская деятельность. Также «Гараж» реализует собственные проекты, оказывает грантовую поддержку молодым художникам, осуществляет образовательную и издательскую деятельность, занимается разработкой и внедрением инновационных методик детского и семейного образования. В 2015 году будет открыто основное здание Музея современного искусства «Гараж» (построенный в 60-е гг. павильон «Времена года») на территории Парка Горького, над которым работает агентство «OMA» во главе с Ремом Колхасом.

Детский центр Московского музея современного искусства (г. Москва) http://www.mmoma.ru/kids/center/ Московский музей современного искусства — первый в России государственный музей, целиком специализирующийся на искусстве XX и XXI веков. Детский центр ММОМА предлагает для юных посетителей огромный выбор разных программ, мастерклассов, экскурсий и учебных курсов для детей разного возраста. Государственный литературный музей Студия «Сказка выходного дня» (г. Москва) http://www.goslitmuz.ru/ru/children/skazka Детская музейная студия по изучению литературы. Проект нацелен на решение актуальной проблемы увеличения числа нечитающих детей. Представлены различные формы привлечения внимания к чтению: от выставок иллюстраций к сказкам до комплексных семейных программ. На каждом занятии дети «играют в книгу»: читают, обсуждают, анализируют текст, разыгрывают спектакли, снимают фильмы и мультфильмы, мастерят своими руками предметы и даже декорации по мотивам произведений. Творческие мастерские в центре современного искусства «Винзавод» (г. Москва). http://www.tvorchmaster.ru/

146

Одно из первых творческих детских объединений в Москве, где руководить процессом обучения и развлечения стали молодые, полные идей дизайнеры, художники, поэты, танцоры. Первое место, где главными в процессе обучения стали импровизация и веселье.


На фото: проект Политехнического музея «Университет детей». Фото предоставлено Политехническим музеем.

Политехнический музей (г. Москва) http://polymus.ru/ru/education/ Образовательные проекты Политехнического музея – это место встречи современных учёных и специалистов из разных областей науки с детьми, которым не хватает школьной программы. Здесь можно и нужно задавать вопросы, выдвигать гипотезы, ставить опыты и искать ответы. В музее есть Детский лекторий, Научные лаборатории, а также реализуется уникальный проект Университет детей. «Студенты» Университета уже в возрасте 8-13 лет получают возможность побывать в ведущих вузах Москвы и научно-исследовательских институтах, где проходят его лекции и практические занятия. В основе каждого занятия лежит детский вопрос, и ответ на него ребята ищут сами с помощью учёного, участвуя в увлекательной практической работе. Детский музейный центр исторического воспитания (филиал Государственного музея политической истории России) Музейная игра «Страна Гайдарика» (г. Санкт-Петербург). http://polithistory.ru/vistavka/849-strana-gaydarika Интерактивное музейно-педагогическое пространство, которое провоцирует детей на познание, коммуникацию, игру, размышление и выводит на разговор о нашей истории. Проект рассказывает детям о детях: детям современным об их ровесниках 1930-х годов, чьё взросление пришлось на предвоенные годы. Участники игры оказываются в экспозиции, похожей на старинный дачный чердак, такой же, как и в произведении А. Гайдара «Тимур и его команда», где они могут прикоснуться к предметам того времени и, выполнив увлекательные задания, получить послания от ребят, живших в 30-е годы в Ленинграде. Творческая игра «кАРТЫ» http://garageccc.com/ru/event/337 Творческая игра на основе работ современных русских художников, созданная сотрудниками образовательного отдела центра современной культуры «Гараж». Среди художников и мэтры нон-конформизма (Эрик Булатов и Франсиско Инфанте), и молодые художники (Аня Жёлудь и Татьяна Ахметгалиева). На лицевой стороне каждой из 20 карточек, входящих в набор, изображена работа художника, на обратной стороне − вопросы и творческое задание для детей, которое они могут выполнить с родителями дома или с педагогом в школе или детском саду. «кАРТы» в игровой форме знакомят детей с самыми разными видами и техниками современного искусства: не только с живописью и рисунком, но и с коллажем, инсталляцией, скульп­ турой из разнообразных материалов. А творческие задания учат детей создавать художественные объекты из самых неожиданных предметов: мыла, скотча для упаковки, фольги или губки для мытья посуды. Все вопросы и задания, предлагаемые на карточках, изложены простым языком, чтобы у ребёнка не возникло трудностей при понимании текста. Но от совместных занятий с «кАРТами» получают удовольствие и родители: взрослые творчески проводят время с детьми и сами узнают много нового о современном искусстве. Кроме того, творческая игра помогает развивать воображение и независимое мышление.

147


На фото: Музей «Экспериментаниум». Фото предоставлено музеем «Экспериментаниум».

Музей «Экспериментаниум» (г. Москва) http://www.experimentanium.ru/ Музей включает более двухсот интерактивных объектов. Всё можно трогать руками, включать, крутить – т.е. участвовать во всех экспериментах самостоятельно. В музее представлены экспонаты по различным разделам физики (механика, оптика, акустика, электричество и магнетизм), а также раздел биологии и такие увлекательные игровые площадки, как зеркальный лабиринт, кабина настоящего дальнобойного грузовика и многое другое! Музей одним из первых сделал науку более доступной и дружелюбной детям. Фестиваль образования «Старт Ап» (г. Москва) http://www.startupfair.ru/ Ежегодный фестиваль образования для детей, который проходит с 2012 года. Главная цель фестиваля – пробудить в детях интерес к знаниям и творчеству, привить им навыки работы с информацией и стремление мыслить самостоятельно уже в самом раннем возрасте. На сайте фестиваля можно найти большой перечень интересных участников. Международное общество «Мемориал» Игровая программа «Хранители» http://prezi.com/koo5fogz6puy/?utm_campaign=share&utm_medium=copy, http://www.memo.ru/ Важный пример занятий-размышлений на актуальнейшие темы: о трагических событиях недавней истории, в интерпретации которых в обществе по-прежнему отсутствует консенсус. Проект предполагает настоящее соучастие ребёнка-подростка, самостоятельное постижение судеб прошлого, увиденных глазами сверстников. Творческая мануфактура П.Т.Х. (г. Санкт-Петербург) http://pth-kid.blogspot.ru/ Яркие пример того, по какому пути идёт развитие детской образовательной индустрии, если за неё берутся молодые дизайнеры. Красивый, качественный, успешный художественный проект. Мастерская «Playtronica» (г. Москва) https://www.facebook.com/playtronica?ref=ts&fref=ts Интерактивная площадка и постоянно меняющееся игровое пространство для детей и взрослых. Задача мастерской – помочь научиться самовыражаться через звуки и ритмы, создавать музыкальные инструменты из подручных DIY-материалов: от связки фруктов до ботинок, вёдер или боксёрских груш. Авторы проекта делают музыкальное образование экспериментальным, доступным, игровым и вовлекающим. Культурный центр «ЗИЛ» (г. Москва) http://zilcc.ru/

148

Современный многофункциональный культурный центр, где регулярно проходят выставки, перформансы, спектакли, лекции, концерты и мастер-классы экспертов в разных областях науки,


культуры и искусства, ориентированные на широкую аудиторию. Мастерские художественного проектирования культурного центра «ЗИЛ» предлагают творческие развивающие программы самых разных форматов: от первого знакомства с «Азбукой искусства» до глубокого погружения в современную художественную культуру, от творческих занятий в мастерской фотографии до работы с уникальными компьютерными программами виртуального музея «Арт-конструктор». Занятия в мастерских включают в себя знакомство со всем спектром визуальных искусств: живописью, графикой, архитектурой, скульптурой, конструированием, созданием комиксов, средствами мультимедиа. Школа «Seasons» (г. Москва) http://www.seasons-project.ru/school/ Один из проектов команды Seasons Project представляет концептуально новую форму получения знаний, совмещающую обучение и развлечение в красивой студии с отличными ведущими. В школе Seasons преподают знаменитые педагоги МГУ, РГГУ, ведущие российские и зарубежные дизайнеры, актёры, фотографы, режиссёры. Занятия школы проходят во внеклассное от работы и учёбы время. Занятия для взрослых охватывают широкий круг тем, включая декоративно-прикладное искусство, дизайн, историю искусств, литературу, фотоискусство, живопись, сценическое мастерство. В детских мастерских школьники развивают креативность, учатся делать журнал в школе журналистики, изучают историю искусств и играют в домашнем театре совместно с актёрами и режиссёрами из театра «Практика». «МАМИН САДИК» журнала «SEASONS of life» (г. Москва) http://seasons-project.ru/mamin_sadik

МАМИН САДИК журнала «SEASONS of life». Фото предоставлено проектом «Мамин садик журнала “SEASONS of life”».

Территория вдохновляющих занятий для мам и малышей (от 0 до 8 лет). Первый садик, в котором интересно и детям, и взрослым, и где они не расстаются друг с другом. В будние дни – занятия для мам и малышей, квартирники, концерты, спектакли, а в выходные − детские дни рождения и семейные вечеринки в духе фестивалей журнала «Seasons». По утрам – занятия для малышей вместе с мамами, которые учатся быть мамами: понимать своего ребёнка через совместный танец, игру, творчество, музыкальные занятия. Днём – лекции и мастер-классы для мам вместе c малышами. Мамы вдохновляются, получают новые знания и умения, а дети играют, рисуют, общаются и проявляют интерес к тому, чем занят родитель.

Театральный дом «Домашний театр» (г. Москва) http://teatr-dom.ru/ Проект занимается детским и семейным театром в самом прекрасном смысле этого слова. Предлагает очень интересные и неожиданные театрализованные события. Мамы, папы, дедушки, бабушки и, конечно, дети бывают вовлечены в действие.

149


Упсала-цирк (г. Санкт-Петербург) http://upsala-zirk.org/ Социальный проект, который существует в СанктПетербурге с 2000 года. Это пространство для детей, где аккумулируется творческая энергия посредством цирковой педагогики. Здесь оказываются дети из групп социального риска, которые получают здоровую альтернативу уличной жизни и постепенно превращаются в блестящих цирковых артистов. Мультижанровый проект «Картония» http://www.cardboardia.info/

Проект «Картония». Фото: Екатерина Нозик.

Независимое сообщество художников, перформеров, event-менеджеров, которые придумывают и воплощают самые невероятные идеи в сфере организации публичных пространств и событий, строят декорации, мебель и игрушки из картона. Основным событием проекта является регулярно проходящий на территории разных стран «Картонный Город» − материализация государства Картонии, где авторы проекта успешно соединяют технологии работы с картоном и принципы ролевой игры.

Анимационная студия «Да» (г. Санкт-Петербург) http://www.studio-da.info Социальный проект, существующий с 2008 года. Команда режиссёров, художников, аниматоров, психологов и педагогов проводит регулярные занятия по искусству анимации для детей в трудных жизненных ситуациях. Издательский дом «Самокат» (г. Москва) http://www.samokatbook.ru/ Издательство ищет по всему миру и привозит в Россию лучшие детские книги, открывает для читателя новых российских авторов и художников, настаивает на гармонии текста и иллюстраций, стремится наладить мосты между культурами и поколениями. Мастер-классы, встречи, праздники и многочисленные мероприятия делают издательство особенным и интересным. Детское издательство «Розовый жираф» (г. Москва) http://pgbooks.ru/

150

Первое в России издательство, в котором главными экспертами являются дети и их родители. Издательство не только выпускает чудесные книги, но и придумывает удивитель­ ные проекты, в которых могут участвовать школы, библиотеки и детские сады по всему миру. К таким проектам можно отнести аудио-проект «Карманный учёный» и проект «Хочу всё знать», в рамках которого дети из любого места Земли могут общаться с настоящими учёными и исследователями с помощью Интернет-блогов.


Парк Горького (г. Москва) http://www.park-gorkogo.com/ Парк Музеон (г. Москва) http://www.muzeon.ru/

Мероприятие эко-клуба «Зеленная школа». Фото предоставлено эко-клубом «Зеленная школа».

Новая культурная политика московских властей и новое отношение к отдыху горожан, вовлечение современного искусства и дизайна меняет город и его жителей. Парк Горького и парк искусств «Музеон» – места, которые изменились сами и изменили представления о парке. Теперь парк − это музыкальная, образовательная, детская, спортивная программы, выставки, маркеты, фестивали и праздники, экскурсии по городу и уютные места для рекреации. На территории парков есть детские пространства, такие же креативные и притягательные, как и обновлённые парки: эко-клуб «Зелёная школа» и творческое пространство «Шардам».

Российская государственная детская библиотека http://www.rgdb.ru/ Центр детской книги Библиотеки иностранной литературы http://deti.libfl.ru/ Интересные, удивляющие, активные библиотеки, создающие любопытнейшие детские мероприятия в виде интерактивных выставок, занятий нового формата, дискуссий и мастер-классов. Программа «Меняющийся музей в меняющемся мире» фонда В. Потанина http://museum.fondpotanin.ru Фонд предоставляет на конкурсной основе гранты сотрудникам музеев на реализацию современных музейных проектов. Финалисты конкурса принимают участие в образовательных семинарах, посвящённых новым музейным технологиям. Лучшие проекты представляются на фестивале «Музейный гид» в Москве, а их авторы получают возможность стажировки в Великобритании. Целью программы является адаптация музейной сферы к изменяющимся условиям социально-экономической и культурной жизни общества, поддержка и продвижение лучших образцов отечественной музейной практики, консолидация и развитие сообщества музейных проектировщиков. На сайте конкурса могут быть полезными дневники стажировок победителей в Великобритании, дневники проектов-победителей, а также подробные описания лучших проектов, в том числе для детской аудитории. Детское пространство «Море» (г. Пермь) http://vk.com/permmore Детский проект с творческими мастерскими, семейными праздниками и днями рождения, увлекательными занятиями, изготовлением декораций, оформлением игровых зон, перевоплощением домашней мебели в интерактивные объекты и целым морем ярких эмоций и интересностей! Проект стал открытием в детском пространстве Перми в первую очередь потому, что идеологи пространства не стремятся развлечь детей. Их главная миссия − научить детей играть, придумывать, видеть удивительное в окружающих их вещах, взаимодействовать с другими детьми.

151


Школа дизайна «Точка» (г. Пермь) http://dotschool.ru/#/ Уникальная для Перми общеобразовательная школа, где помимо основных предметов ведётся профильное обучение по направлению «Дизайн». Развитие творческих навыков под руководством лучших специалистов Перми, России и мира. Углублённое изучение математики и английского языка в объёме, достаточном для сдачи международных экзаменов. Уникальная среда с необычными учебными пространствами и инфраструктурой. В школе созданы и оборудованы специальные мастерские: столярная, ремесленная, печатно-макетная, а также фотостудия и веб-студия. Новые форматы обучения, совмещённые с творческими практиками. Ученики посещают открытые лекции и мастер-классы по дизайну, экскурсии в музеях Перми и Пермского края, участвуют в творческих конкурсах и выставках, в дизайн-практиках в выездных лагерях. Этот опыт позволяет ученикам не только расширить кругозор и получить новые навыки, но и научиться диалогу с экспертами в различных областях.

Полезные Интернет-ресурсы http://museumtwo.blogspot.com/

Блог Нины Саймон «Museum 2.0». Нина Саймон – исполнительный директор Музея искусств и истории в Санта Крус и автор книги «Музей участия» («The Participatory Museum»). Она исследует вопросы обратной связи и вовлечения посетителей в жизнь музеев, полагая, что будущее искусства и экспозиций в том, чтобы обнаружить в публике соучастника и творца. http://museumcommons.blogspot.com/ Блог Гретхен Дженнингз «Museum Commons». Гретхен Дженнингз − музейный консультант и издатель, куратор множества проектов в исторических, художественных и научных музеях. Темы записей в блоге затрагивают проблемы, актуальные для большей части музейного сообщества и рассчитаны на обсуждение с коллегами, поэтому в блоге есть возможность получить мнения разных специалистов по одним и тем же вопросам. http://www.imls.gov/ Сайт американского Института музейных и библиотечных услуг (IMLS). Институт разрабатывает новые методики работы с посетителями, проводит исследования в этой области, собирает и каталогизирует информацию. Аналитика, обзоры, примеры удачных разработок, методические рекомендации на самые разные случаи и рекомендации по ведению исследовательской работы. http://museumsolutions.ru/index.php/publishing Сайт творческой группы «Музейные решения», на котором можно найти полезные публикации, в том числе сборник статей «Музей как пространство образования: игра, диалог, культура участия». http://campaignfordrawing.org Сайт сообщества «The Campaign for Drawing». Идея этой независимой благотворительной организации в том, чтобы продвигать рисование как способ мыслить, самовыражаться, участвовать в социальной и культурной жизни, использовать его как базовый навык, полезный во всех жизненных начинаниях. «The Campaign for Drawing» проводит ежегодный фестиваль «Big Draw» с тысячей событий по всей Великобритании. Программа «Drawing Action» – тренинги в течение года, проводимые организаторами «Big Draw» в различных местах. В разделе «Resources» доступны материалы, помогающие организовать подобное событие в своём учреждении и примеры реализованных идей, которые можно использовать как источник вдохновения. http://os.colta.ru/art/

152

Размышления о событиях, происходящих в мире современного искусства.


http://www.adme.ru/sovremennoe-iskusstvo/ Занимательные факты о художниках и картинах, уникальные истории и редкие фотоснимки, обзоры арт-проектов. http://azbuka.gif.ru/ Словарь современного искусства под редакцией Макса Фрая от «Абсурда» до «Ярмарок художественных». Личные замечания писателя по поводу отдельных сюжетов современной культуры. http://publicartperm.ru/ Информация о проектах пермской паблик-арт программы. http://www.propublicart.ru/ Раздел про классику мирового паблик-арта. Описано большинство самых ярких уличных объектов Нью-Йорка, Лондона, Берлина, Милана и пр. https://www.google.com/culturalinstitute/project/art-project/ Главные достижения электронной эпохи и компьютерной графики нашли своё отражение на этом огромном сайте. Не вставая из-за компьютера и не тратя ни копейки денег на входной билет, вы можете посетить более десяти самых крупных и известных музеев мира, прогуляться по их залам, внимательно осмотреть сотни экспонатов в высоком разрешении, приближая их и детализируя по мере надобности, и, конечно, прочитать подробную информацию об истории создания работы, авторе, эпохе и материалах. https://www.kidsreview.ru/ Детская афиша. Один из самых дружелюбных информационных сервисов, рассказывающий о «kids-friendly» местах, услугах, товарах и событиях, обо всём, что есть для детей в России (в том числе, в Перми) и в мире. http://kidsters.ru/ Он-лайн журнал с интересными статьями, обзорами, афишей. https://www.pinterest.com/ Ресурс, который может стать источником вдохновения и идей для занятий, игр, мастер-классов. Просто наберите интересующую вас тему в строке поиска.

Блоги, содержащие множество идей для совместного творчества с детьми http://ohhappyday.com/ http://madebyjoel.com/ http://modernart4kids.blogspot.ru/search/label/sculpture http://www.minieco.co.uk/ http://handsonaswegrow.com/create-with-kids/art/ http://www.estefimachado.com.br/ http://www.thecraftycrow.net/ http://krokotak.com/

Примеры удачных разделов для детей на сайтах музеев http://www.jmberlin.de/ksl/was_gibts/was_gibts_DE.php – детский раздел сайта Еврейского музея в Берлине. http://www.vam.ac.uk/page/l/learning/ – раздел на сайте лондонского Музея Виктории и Альберта. http://kids.tate.org.uk/ – детская страничка музея «Тейт» в Лондоне. http://www.museumoflondon.org.uk/Explore-online/Games/ – страница сайта Музея Лондона с онлайн-играми. http://www.moma.org/learn/kids_families/index – страница для семей с детьми на сайте музея «МоМА».

153


Книги об искусстве, творчестве и музейной педагогике

154


Книги об искусстве АЗБУКА. Из коллекции Государственного Эрмитажа. СПб.: Арка, 2013. – 64 с. Азбука. Животный мир. Из коллекции Государственного Эрмитажа. СПб.: Арка, 2012. – 56 с. Бялик-Валенти Н. Детям об искусстве. Мода. М.: Искусство – XXI век, 2014. – 96 с. Великие художники. М.: ДиректМедиа, 2009-2011. №1-100. – 50 с. Все цвета радуги в музее. Из коллекции Государственного Эрмитажа. СПб.: Арка, 2011. – 44 с. Данилова Е.Н. Моя первая книга об искусстве. СПб.: Нева, 2004. – 80 с. Диккинс Р. Твоя первая книга об искусстве. Учимся понимать искусство. М.: ЭКСМО, 2008. – 62 с. Диккинс Р. Современное искусство. М.: РОСМЭН, 2006. – 95 с. Диккинс Р. Что такое искусство: совместно с Лондонской национальной галереей. М.: РОСМЭН, 2004. – 144 с. Жукова Л.Н. Азбука русской живописи. М.: Белый город, 2004. – 144 с. Журнал «Веселый Художник». М.: ООО ДжИ Фаббри Эдишинз, 2009 – 2010. №1-37. – 24 с. Калмыкова В., Темкин В. Шедевры мировой живописи. Классический натюрморт // Шедевры мировой живописи. М.: Белый город, 2009. – 128 с. Клейн Д., Клейн С. Что такое современное искусство? Путеводитель для детей. М.: Искусство – XXI век, 2013. – 64 с. Кол М.-Э., Поттер Дж. Наука через искусство. Минск: Попурри, 2005. – 144 с. Курто С., Дэвис К. Рассказы о картинах. Книга с наклейками. М.: Махаон, 2014. – 32 с. Курто С., Дэвис К. Рассказы о художниках. Книга с наклейками. М.: Азбука-Аттикус, 2012. – 42 с. Малкович И.А. Лиза и её сны. М.: А-БА-БА-ГА-ЛА-МА-ГА, 2005. – 24 с. Маркел М. Мечтатель из местечка. История Марка шагала. М.: Текст, 2010. – 32 с. Мейсон Э. История западного искусства от наскальных рисунков до поп-арта / под ред. Джона Т.Спайка. М.: Лабиринт Пресс, 2009. – 128 с. Новгородова А.В. 100 русских художников. М.: Белый город, 2007. – 47 с.

О чем расскажут старые картины // Сказки о художниках. М.: Белый город, 2013 г. – 336 с. Обиолс А. Ван Гог: Паула и Винсент – друзья. Ростов-на-Дону: Феникс, 2013. – 36 с. Петраудзе С.С. Детям об искусстве. Театр. М.: Искусство – XXI век, 2014. – 96 с. Про музей читаю сам. Из коллекции Государственного Эрмитажа. СПб.: Арка, 2012. – 56 с. Реншау А., Рагги Г.У. Детям об искусстве. В 2 книгах. М.: Искусство – XXI век, 2014. – 160 с. Салимова О.А. Моя первая книга об искусстве. М.: ЭКСМО, 2013. – 96 с. Селье М. 10 картин и красный мяч/ пер. Михаила Яснова. М.: КлеверМедиа-Групп, 2014. – 46 с. Селье М. 10 моих первых картин/ пер. Михаила Яснова. М.: КлеверМедиа-Групп, 2013. – 45 с. Серия книг «Сказки о художниках». М.: Белый город. – 11-12 с. Смолина Н., Синицына О. Детям об искусстве. Архитектура. В 2 книгах. М.: Искусство – XXI век, 2014. – 208 с. Сравни картины. М.: Издательский Дом Мещерякова, 2014. – 48 с. Считаю сам в музее. Из коллекции Государственного Эрмитажа. СПб.: Арка, 2012. – 56 с. Тарутин О.А. Что я видел в Эрмитаже. Ленинград: Издательство Детской Литературы, 1989. – 88 с. Усачев, А.А. Прогулки по Третьяковской галерее с поэтом Андреем Усачевым. М.: Дрофа-Плюс, 2008. – 120 с. Что такое искусство. М.: ЭКСМО, 2014. – 96 с.

Книги о творчестве Брукс С. Мой арт-проект. Рисуем животных. М.: Клевер-МедиаГрупп, 2014. – 32 с. Брукс С. Мой арт-проект. Рисуем людей. М.: Клевер-Медиа-Групп, 2014. – 32 с. Дешар М. Давайте создадим шедевр. Книга для рисования, творчества и мечты. М.: Махаон, 2014. – 224 с. Кол М.-Э., Гейнер С. 200 увлекательных проектов для детей: творим, экспериментируем, развиваемся. Минск: Попурри, 2009. – 224 с. Кол М.-Э., Сольга К. Я – великий художник! // 110 креативных заданий для детей 4-12 лет. Минск: Попурри, 2009. – 256 с.

155


Ларсон Э.-Л., Даниельсон К., Нурдквист С. Проделки Финдуса/ пер. М. Людковской. М.: Мир Детства Медиа, 2012. - 64 с. Рассказова Г.Ф. Бумага для начинающих. М.: Дрофа-Плюс, 2010.- 125 с. Риизова М.И. Создай свой шедевр. Искусство для детей. СПБ.: Питер, 2012. – 64 с. Ричардсон С. Просто бери и рисуй! М.: Клевер-Медиа-Групп, 2014. – 80 с. Сурова З.М., Суров Ф. Занималки. Зима. Увлекательные занятия для детей и родителей. М.: Манн, Иванов и Фербер, 2014. – 32 с. Сурова З.М., Суров Ф. Занималки. Лето. Увлекательные занятия для детей и родителей. М.: Манн, Иванов и Фербер, 2014. – 32 с. Томсон Р. Юный художник. Большая книга для детского творчества. М.: Азбука-Аттикус, 2012. – 80 с. Швейк С. Художественная мастерская для детей (Art Lab). СПб.: Питер, 2014. – 144 с.

Книги о музейной педагогике Барб-Галль Ф. Как говорить с детьми об искусстве. Первая книга об искусстве для детей, адресованная взрослым. СПб.: Арка, 2007. – 192 с. Кол М.-Э. Дошкольное творчество. Минск: Попурри, 2005. – 252 с. Мосин И.Г. Рисование - 1. Виды и жанры: Для обучения детей в семье, детском саду и далее. Екатеринбург: У-Фактория, 2000. – 118 с. Мосин И.Г. Рисование - 2. Виды и жанры: Для обучения детей в семье, детском саду и далее. Екатеринбург: У-Фактория, 2000. – 120 с. Музей как пространство образования: игра, диалог, культура участия/ Отв. ред. А. Щербакова. Сост. Н. Копелянская. М., 2012. - 176 с. Театр, кино, музей – для новой школы: материалы Всерос. Метод. Семинара (г. Пермь, 26-27 октября 2011 г.) / Отв. Ред. О.В. Игнатьева, Пермский гос. Пед. Ун-т. Пермь, 2011. – 172 с.

156


157


Для записей

158


159


© КГАУ «Музей современного искусства», 2014 © Детский проект «Чердак» музея современного искусства «PERMM», 2014 Подписано в печать 12.11.14 Усл. Печ. л. 160 стр. Заказ № Тираж 500 экз. Отпечатано с готовых файлов в ООО типография «ЗёБРА» 614990, г. Пермь, ул. Окулова, 75 (корп. 8)

Мама, прости. Я стану художником!  

Методическое издание в рамках проекта «Территория творчества: арт-технологии в современном образовании» Редактор, автор идеи: Анастасия Сере...

Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you