Page 1

Летняя театральная школа

Газета большого города | Выходит ежедневно №108 (547) | 25 июня 2013

Артем Житенев/РИА Новости

>> B1 Приложение «Большая экономика» Итоги Петербургского экономического форума

>> 12 Дорога вин

Как проложить автомобильный маршрут по Европе


я соучастник

2

московские новости №108 25 июня 2013

Шопоголики на службе добра

В саду собора Святого Андрея прошел благотворительный маркет My First

Д

евушки придумали новую форму благотворительности — они собрали у подруг платья от MaxMara, Sonia Rykiel, YSL и других марок, запылившиеся у тех в шкафах, и решили распродать их. А на вырученные средства оплатить дополнительные занятия ученикам образовательного центра «Вверх», занимающегося адаптацией выпускников коррекционных интернатов к взрослой жизни. Организатор маркета My First Дарья Алексеева рассказала «МН», как делать добрые дела без вреда для здоровья. — Ты как-то связана с одеждой по жизни? Почему выбрала именно формат маркета?

— В профессиональном смысле я никак не связана с одеждой. Но из собственного опыта знаю, что у девушек куча ненужных вещей, они постоянно жалуются, что платья некуда девать, и ведут на эту тему пустые разговоры. Так почему бы не избавиться от этих вещей, совершив акт ненапряжной благотворительности? Мне кажется, что у каждого человека есть в жизни темы, которые ему интересны, и их легко можно использовать на благо. Моя идея была в том, что благотворительность — это не обязательно жертвование чем-то, как это принято считать. Это может быть простой и приятный процесс, от которого человек получает удовольствие и занимается самореализацией, развлекается. В Москве есть, например, «Лавка радостей», которая использует тот же формат чарити-шопов, что выбрали мы, только постоянно. Идея очень проста: ты любишь путешествовать — сделай что-то про путешествия, любишь готовить — устрой кулинарный фестиваль со своей едой, накорми всех, а деньги пусти на благое дело, и всем будет клево. С книжками то же самое. То есть это можно делать с чем угодно. Это простая концепция do it yourself — собери платья и сделай добро. Мои личные расходы составили 6 тыс. руб. — это цветы и еда для кулинарного мастер-класса. Все, что здесь продалось, — это возможность обучаться в центре «Вверх» для 16 выпускников коррекционных интернатов в течение месяца по школьным дисциплинам (более 120 уроков для каждого), что поможет им поступить в хорошие колледжи и вузы. Таким образом центр «Вверх» получает поддержку от людей, которые раньше не были связаны с его работой, не знали о его существовании и не думали о проблемах выпускников коррекционных школ-интернатов. — Как ты связана с центром «Вверх» — ты его нашла сама или к тебе оттуда обратились?

— Три года назад я была волонтером в одном из детских домов Москвы и жаловалась в своем блоге на недружелю-

бие администрации. Мне написали в ответ, что я тупая москвичка, ничего не понимаю: «Поезжай в регионы и посмотри, что происходит там». Я не стала спорить с автором этого комментария и поехала. Так я попала в Псковскую область в деревню Бельское Устье — это 80 км от Пскова. Там детский дом для умственно отсталых — из него дети попадают во взрослые заведения, из которых уже никуда не выходят. Центр «Вверх» к тому моменту несколько лет вел там летний лагерь, куда на лето приезжают волонтеры и работают с детьми в группах. Я впряглась, и мне все это понравилось — после лагеря я осталась помогать центру «Вверх» в Москве. — Трудно работать с такими ребятами?

— В центре ребят обучают, но я не чувствую в себе силы обучать — всем кажется, что ты придешь к ним, как Мэри Поппинс, тебя будут слушать, открыв рты, но на самом деле многие из них старше, чем ты, им от 16 до 38 лет. При этом у них в силу нарушений, а у некоторых — в силу социальных проблем в прошлом, настолько потребительское отношение к жизни и к людям, что агрессию они начинают проявлять раньше, чем здравый смысл и дружелюбие. Потом они становятся совсем другими, но наша задача — подготовить их к тому, чтобы после детского дома они могли реально что-то делать дальше и социализироваться. Многие из тех ребят, с которыми занимался центр, помогали мне в организации маркета, парни ездили по Москве, собирали одежду, девчонки плели косы, другие гладили и готовили одежду с нами вместе, разрисовывали фартуки, шили. Им очень приятно почувствовать себя нужными, участвовать в процессе. — Подопечным центра не трудно справляться с такой работой?

— Их осознанное отношение к этим занятиям — результат работы центра. Приходят они сюда совсем другими. А сейчас они опытные ученики, которые, как мы говорим, «отрастили дзен». Они понимают значимость своего участия и готовы тратить на него свое время, готовы отвечать добром на добро, которое получили в центре. — Как ты думаешь, кто-то последует твоему примеру?

— Идея очень неновая, а в ее решении мне помогла моя подруга — Настя Гулявина, организатор «Душевного Bazar», у нее есть опыт насыщения мероприятий контентом, который разбавил банальный sale. Я всем сообщала, что это распродажа, но на самом деле мы придумали еще воркшопы и лекции, потому что у каждого платья есть своя история, которая связана с первым ярким моментом в жизни, и мы дали возможность эти истории рассказать. У нас есть даже описание того, где была куплена вещь, где побывала.

Центр «Вверх» Российская некоммерческая организация, работающая с воспитанниками и выпускниками коррекционных детских домов и психоневрологических интернатов. Сотрудники центра помогают своим воспитанникам социализироваться и приучают к диалогу с миром. Занятия проходят не только по общим дисциплинам — в центре есть своя театральная студия, литературный клуб, экскурсионное бюро и многое другое. «Вверх» также помогает региональным библиотекам пополнить запасы книг и собирает средства на то, чтобы протянуть интернет в детдома отдаленных регионов. Для благотворительных программ центра «Вверх» на маркете My First было собрано 132 457 рублей.


я соучастник

московские новости №108 25 июня 2013

3

— А что за вещи вам приносили?

Некоторые владелицы даже рисовали карты: было платье, купленное на Гавайях, с полным маршрутом стран, куда оно за эти годы съездило с хозяйкой Некоторые владелицы даже рисовали карты: было платье, купленное на Гавайях, с полным маршрутом стран, куда оно за эти годы съездило с хозяйкой. Мне кажется, история вещей — это очень здорово.

— Одна из волонтеров выпускала первые карты Visa в России — в частности, она была человеком, сделавшим первую банковскую карту. Мне хотелось, чтобы мои подруги обо всем этом рассказали сами в рамках лекций маркета. Это дает понимание того, что в благотворительной инициативе участвуют те, кому есть чем заняться по жизни, и все это не от безделья. Есть такое заблуждение, что фешен — это светские львицы, которым нечем заняться, и время от времени они пробавляются раутами, где президент играет на пианино. Это совсем не так. Девушки ехали к нам после работы, трое из них трудятся в финансовом консалтинге, одна — в модном журнале, еще одна — в банковской сфере. Кому-то хотелось меня поддержать, кому-то — отвлечься от своей основной работы, у кого-то просто много одежды. Словом, у всех были свои причины связать себя с этой историей, но в итоге все сработало. — Это мои подруги. Я просто открыла страницу в фейсбуке и подумала: «Интересно, кто из моих подруг откликнулся бы на эту тему?» Я хотела, чтобы они почувствовали в моей идее возможность самовыражения, поэтому в процессе появилось много всяких додумок — например, Алина занималась фото и выкладывала их в фейсбук, другая звала своих подруг на маркет, я занималась логистикой. Водитель, который вез манекены на маркет с Рублевки, сам из Выборга. И как все это произошло, до сих пор непонятно — просто мы как-то все встретились. Здорово то, что сейчас нашу страницу лайкают люди, которых я не знаю, у нас по одному общему другу — и вот это ценно. Девочки из Питера предложили провести у себя второй My First... Кстати, забавное совпадение — Ксения Собчак в этот же день провела благотворительную дизайн-распродажу со своими подружками. Благотворительность происходит на разных уровнях, и это чудесно. Кстати, многие придумывают всякие фонды, а потом заявляют: вот о нас никто не пишет. Это не так — достаточно просто придумать какой-то новый формат и увлечь людей. 1

— Как ты нашла помещение и почему это был англиканский собор Святого Андрея, а не «Флакон»?

— St. Andrews — это собор, который очень много лет помогает центру «Вверх». Это единственный в Москве англиканский собор, невероятный по атмосфере, мы убеждены, что это помещение и вообще центр Москвы привнесли свою энергетику. Сюда хочется возвращаться. Для нас тут созданы невероятные условия, будь аренда коммерческой — центр ее бы просто не потянул. Конечно, в парке или на «Флаконе» мы зацепили бы больше случайных людей. Но у церкви, кстати, немало как бы светских направлений деятельности — тут работает детский сад для детей прихожан и экспатов, есть клуб анонимных англоязычных алкоголиков, есть благотворительный фонд. А раньше здесь жила звукозаписывающая студия «Мелодия».

— В блоге ты пишешь, что твои единомышленницы — очень интересные люди из совершенно разных областей жизни. Расскажи, что это за девушки?

— Как ты их нашла?

— Может быть, я бы взялась за разный формат одежды, но все мои подружки приносили исключительно женственную одежду — платья, юбки, костюмы, украшения. Было много брендовых вещей — Moschino, Yve Saint Lorraine, одна из моих подруг очень любит Alain Manoukian, у нас этой марки получилась целая вешалка.

— Тяжело было решать организационные вопросы?

1. Девушки-волонтеры готовят одежду к продаже 2. Дарья Алексеева — организатор маркета My First Ф О Т О р е п орта ж. Кирилл Каллиников/ РИА Новости

— У меня было два состояния: «никто не придет, что я со всем этим буду делать?» и «придет толпа людей, а у меня ничего не готово». Примерно раз в полчаса у меня случались эти панические атаки. Насчет кулинарных мастер-классов пришлось поломать голову — нам нельзя было использовать электричество, и мы придумали тему: «Как выйти из положения, если вы на даче, отключили электричество, а вам надо накормить кучу друзей». Мне написал повар Альберт, который уже однажды сотрудничал с нами, и предложил научить гостей делать гуакамоле. В общем, многие очень нам помогли. Работа проведена колоссальная, и я не буду говорить, что благотворительность — это просто. Это несправедливо по отношению к тем, кто работает в хосписах, и тем, кто здесь по восемь часов занимается с тяжелыми ребятами. Беседовала Соня Шпильберг

2


я человек

4

московские новости №108 25 июня 2013

«Я вырос в семье, где обожали слово «сволочь» Писатель и врач Алексей Моторов рассказывает, как медики разговаривают друг с другом

В

нашей еженедельной рубрике «Слово и антислово» в рамках проекта «Русский язык» мы расспрашиваем известных людей о том, какие слова им нравятся, а какие вызывают отвращение. Сегодня наш собеседник — врач, писатель Алексей Моторов, автор книги «Юные годы медбрата Паровозова». — Есть для вас слова, которые вы могли бы назвать наиболее важными и значимыми, ключевыми для вас?

— Пожалуй, таких слов для меня нет, потому что все слова важны. Все зависит от контекста: какое-то простое слово может стать очень важным, а максимально важное слово может оказаться пошлым и избитым. — А есть ли для вас слова, которые вам особенно нравятся?

— Я вырос в такой семье, где обожали слово «сволочь» и повторяли его с миллионом интонаций: оно могло быть порицающим, ласковым, ироничным, могло означать поддержку, осуждение. Вот слово «сволочь» в моем детстве было главным словом — с сотнями состояний и понятий по отношению к человеку, но оно никогда не являлось только ругательным. — Следующий наш вопрос про антислова. Есть ли для вас неприемлемые слова, слова, которые вас раздражают?

— У меня есть несколько категорий таких слов. Меня раздражает, когда человек намеренно старается упроститься, люмпенизироваться и произносит напоказ вульгаризмы, жаргонизмы, не свойственные его социальной группе. Например, когда 50-летняя женщина говорит на подростковом сленге, я это отмечаю и меня это раздражает. Раздражают профессиональные жаргонизмы у прокурорских работников — «возбУждено», «осУжденный». Мне кажется, что эта та же история, что и с произнесением Хрущевым слов «коммунизм» и «социализм» как «комунизьм» и «социализьм». И все политбюро и работники райкомов моментально стали говорить так же. Но наибольший протест вызывает слово «духовность», когда его с телеэкрана произносят с пафосом какие-нибудь личности, которые почти всегда сами оказываются подлецами, и вот они говорят, что нам не хватает духовности. — А ненормативная лексика вас раздражает?

— У меня отношение к ненормативной лексике либеральное: в каких-то ситуациях это уместно и трудно заменить чем-либо, а в каких-то бывает ощущение вылитого на тебя ушата грязи. Она бывает хороша и красива, но к месту. Например, мат на страницах книг Аксенова органичный и смачный. А когда это просто грязные ругательства, употребляемые всуе, это вызывает удивление. Я жил в

семье, где все эти слова знали, но при детях не употребляли, их опускали. В семье без них точно можно обойтись. Еще я заметил, что мужики у нас, как ни странно, намного целомудреннее женщин. Когда я сутками работал медбратом, да еще в женском коллективе, разговоры слышал такие, что уши вяли. Меня подобное сначала удивляло, потом уже не трогало. Но двух медсестер, которые никогда этих слов не употребляли, я до сих пор помню.

Когда 50-летняя женщина говорит на подростковом сленге, меня это раздражает

— Вы как-то делите слова на свои и чужие? Можете ли вы по лексике понять, вашего ли круга этот человек?

— Да, моментально. У меня была сотрудница на работе, которая как-то, обсуждая финансовый вопрос, сказала: «Вот эта девочка просчиталасЯ». И все сразу стало понятно. Нужно немного времени, чтобы понять, какой социальной группы человек, свой он или чужой. И потом при общении первое впечатление, как правило, подтверждается. — Если вы попадаете в компанию, где все «чужие», насколько комфортно или дискомфортно вы там себя ощущаете?

— Скорее дискомфортно, особенно если они обсуждают темы, абсолютно от меня далекие, да еще на своем языке. Мне быстро становится скучно, от этого и дискомфорт. Я как-то поехал на рыбалку с двумя своими давними приятелями, которые в то время работали на кладбище. И они неделю говорили на этом своем сленге — смеси уголовщины и свойственных торгашам неологизмов. Мне было неприятно, насколько мои приятели люмпенизировались, и я даже просил их сменить темы для обсуждения на абстрактные. Мне точно некомфортно среди спортивных болельщиков. Мне как врачу это кажется массовым помешательством, которое усиливается СМИ и госчиновниками. И когда в течение трех-четырех часов говорят только о футболе, мне становится дико тоскливо. — Бывает так, что люди в разговоре подхватывают цитату, продолжая ее. Для вас это важно?

— Безусловно. У меня всегда было такое взаимопонимание с родственниками. И когда среди незнакомых мне людей по каким-то цитатам я ощущаю, что меня понимают, мне становится хорошо и здорово. Такая близость обусловлена общими книжками, фильмами, политическими взглядами, близкой социальной средой. Но вот моя бабушка, очень образованный человек, любила завоевывать аудиторию абсолютно ей чуждую, зачастую некультурных, необразованных людей. Она любила хождение в народ, ей было важно эту аудиторию зачем-то завоевать, и она могла спеть частушки с соленым словцом, чтобы старухи в избе переглянулись и сказали: «А вот Людмила все же своя нам».

Что такое «Слово и антислово» «Слово и антислово» — рубрика в рамках проекта «Русский язык» на сайте mn.ru. В этой рубрике мы расспрашиваем известных людей о том, какие слова им нравятся, а какие вызывают отвращение. Нашими собеседниками уже были протоиерей Всеволод Чаплин, актер и священник Иван Охлобыстин, писатель Борис Акунин, телеведущий Владимир Познер, экс-глава Росмолодежи Василий Якеменко, мультипликатор Юрий Норштейн, режиссер Кирилл Серебренников и заключенный Михаил Ходорковский.

Александр Уткин/РИА Новости


московские новости №108 25 июня 2013

я человек

5

— Какие еще индикаторы грамотности для вас существуют?

— Есть ли у вас собственные речевые привычки, любимые слова?

— Насколько в среде медиков распространен особый медицинский сленг?

— Часто это ударения типа «позвОнишь– позвонИшь». Для меня еще важно само произношение слова. Мы привыкли к московскому и питерскому говору. И когда я слышу фрикативное «г», какие бы вещи человек ни говорил, для меня весь его уровень сразу понижается. Хотя, возможно, это и неправильно, типичный столичный снобизм.

— Я очень люблю слово «бестолочь». Почему-то по достижении 40-летнего возраста я стал часто употреблять по отношению к женщинам, своим ровесницам, слово «деточка», а обращаясь к мужикам, когда я над ними иронизирую, использую слово «сынок». Когда мой дед употреблял эти же слова, мне казалось это смешным, а сейчас я сам так говорю. Но за собой не всегда видно. Я помню, как в театральной среде начала 1990-х очень популярно было словосочетание «как бы». Заходит в редакцию театрального журнала красивая девушка, говорит: «Мне нужно увидеть такого-то». Я говорю, что его сейчас нет, спрашиваю, что передать. А она отвечает: «Я как бы его дочь». Мне сразу смешно стало: «А он знает, что вы как бы его дочь?»

— В каждом учреждении могут быть свои особенности. И зависит это от того, с какой целью говорят медики. Если врач общается с пациентом — это одно. Если врачи говорят между собой при пациенте, чтобы тот ничего не понял, — другое, ведь врачи одно из самых старых профессиональных сообществ со своим особенным специальным языком, терминологией, латынью. Но даже в одной больнице одно и то же слово может означать разные понятия у врачей разных отделений. К московской Олимпиаде в некоторых больницах вместо жутких советских кроватей появились шикарные финские койки на колесах, которые легко было катить. И когда в реанимационном блоке умирал больной, его не надо было перекладывать на специальную каталку — его просто вывозили в коридор на этой койке. И с того времени слово «вывезти» стало обозначать смерть пациента. Но точно такие же кровати стояли и в послеоперационной палате, и там слово «вывезти» имело противоположное значение: пациент стабилизировался после операции, и его вывезли в обычную палату. И когда в курилке встречались врачи этих двух отделений, то поначалу происходили, как сейчас говорят, непонятки. Один жалуется: день плохой, уже двоих вывез. А другой говорит: а я уже троих вывез, имея в виду переведенных из послеоперационной палаты. Реаниматолог в ужасе: как, троих вывез и так спокойно об этом говоришь?!

— В интернете сейчас часто пишут либо нарочито неграмотно, либо не обращая внимания на знаки препинания и орфографию. Как вы относитесь к весьма специ­фической интернет-грамотности?

— Я сам стараюсь писать грамотно, всегда смотрю, прежде чем отправить sms или написать в фейсбук. Я считаю, что «падонский» и «олбанский» языки — это некая мода, которая появилась и проходит на наших глазах. Если это пишут 20-летние ребята и это не чересчур, не слишком вычурно, то это меня, как правило, не раздражает. Но любая неестественность в языке тоже видна, и если человек пыжится, специально пишет так, чтобы было неправильно, когда взрослые люди начинают косить под подростков, и в интернете тоже, — вот от этого я морщусь.

Проект «Русский язык» на mn.ru

— А есть какие-то слова, которые вам хотелось бы изъять из языка?

— Язык — это такая подвижная вещь, что если там будет чужеродное для большинства слово, то рано или поздно оно из языка уйдет, хотя язык сейчас здорово упрощается. Значит, проблема в обществе. С конца 1980-х многие стали употреблять воровскую феню, а сейчас уже и на самом высоком уровне: «разборка», «наехать», «беспредел», «мочить».

1. Алексей Моторов не любит слово «духовность» и любит слово «бестолочь»

Беседовал Вадим Кантор

1


в центре

6

В исторических декорациях настоящего

Студенты Международной летней театральной школы под Звенигородом учатся быть современными и идти против ветра Инна Логунова i.logunova@mn.ru

П

од Звенигородом уже в седьмой раз прошла Международная летняя театральная школа. В подмосковном пансионате собрались 80 артистов из 28 стран мира. «Московские новости» побывали в школе на мастер-классе легендарного режиссера и теоретика театра Анатолия Васильева, а также репетициях выпускных спектаклей, которые до 27 июня включительно можно увидеть в театральном центре «На Страстном». Время в пансионате «Звенигород» Союза театральных деятелей, где разместилась Международная летняя театральная школа, течет неспешно. Утопающие в зелени корпуса всем своим видом показывают, что оно, время, над ними не властно. Построенные в начале 1960-х, сегодня они выглядят как декорации к другой жизни, когда «международность» с успехом заменяли «всесоюзностью». Впрочем, в эту обстановку приятно окунуться. Даже напечатанная на принтере суровая надпись «Посуду из столовой не выносить!» выглядит как трогательный артефакт из прошлого. Но декорации на то и декорации, за ними может скрываться совсем другая реальность. Постороннему она открывается не сразу.

Международная летняя театральная школа Образовательный проект Союза театральных деятелей. Первая школа была организована в 2007 году. Художественным руководителем проекта является Александр Калягин. Занятия в школе бесплатные, но принять участие в проекте можно лишь один раз. Трехнедельная программа включает мастер-классы выдающихся режиссеров и актеров, занятия сценической речью, актерским мастерством, сценическим движением и боем, фехтованием и акробатикой, а также лекции по истории русского и зарубежного театра и другим специальным дисциплинам. Итогом занятий становятся спектакли, которые со студентами ставят российские режиссеры.

московские новости №108 25 июня 2013


московские новости №108 25 июня 2013

— Что для вас главное? — Любить надо уметь. — Удается ли вам совмещать работу и личную жизнь? — Нет, и у вас не получится

в центре

7

1. На репетиции спектакля Уллы Гейгес «Против ветра» 2. В последние годы Анатолий Васильев редкий гость в России Ф ОТО. Артем Житенев/ РИА Новости

2

Анатолий Васильев. Человекоподобная реальность

Событие дня — мастер-класс Анатолия Васильева, чье имя для людей театра почти священно. Попасть на встречу с ним — настоящая удача. В России режиссер появляется редко: после конфликта с московскими властями в 2006 году Васильев был уволен с поста художественного руководителя основанного им театра «Школа драматического искусства» и с 2007 года живет и работает в Европе. Да и там в одном месте его трудно застать. В зале чувствуется нетерпение. Мастер не заставляет себя ждать. Приходит ровно к началу. Его приветствуют стоя. Он жестом показывает, что это лишнее. В установившейся тишине Васильев внимательно осматривает собравшихся. Молчит. Затянувшаяся пауза его не смущает. В нем чувствуется внутренняя сила — человека, которому никому ничего не нужно доказывать. Наконец произносит: — Ну и что это такое? Что вы хотите от меня услышать? Растерянные студенты смотрят на него непонимающе. С робкой надеждой ждут, что он наконец заговорит и это что-то изменит их представление о театре, о жизни, о себе. Но Васильев просит их задавать вопросы. Почти на все отвечает односложно и противоречиво, чем окончательно ставит актеров в тупик. — Каким должен быть современный театр? — Современным. Дальше. 1

— А что значит «современный театр»? — Это тот театр, который современен. Дальше. — Спектакль, который произвел на вас самое сильное впечатление? — Вся прожитая мною жизнь. Все остальное слабее. Дальше. — Нескромный вопрос: вы любите выпить? — Раньше любил, и сейчас тоже. — Как вы относитесь к системе обучения актеров в России? — Я всегда к ней относился очень плохо. У меня всегда были другие взгляды. Рутины много. — А к европейской? — Еще хуже. — Что для вас главное? — Любить надо уметь. — Удается ли вам совмещать работу и личную жизнь? — Нет, и у вас не получится. В определенный момент Анатолий Васильев вновь замолкает. Не покидает ощущение, что он видит каждого человека в зале. Когда встречаешься с ним глазами, понимаешь, что он не то чтобы все про тебя знает, но чувствует твой потенциал, твой максимум. Он всегда владеет ситуацией. Кажется, он, как на схеме, видит внутреннюю структуру происходящего во всех ее многочисленных связях — как химик структуру какого-нибудь кристалла.

Продолжение на стр. 8


в центре

8

Теперь вопросы задает Васильев. Можно ли назвать действие? Жизненная и сценическая реальность едина или это две разные реальности? Каждый новый вопрос разделяет аудиторию во мнениях. Васильев внимательно слушает актеров, которые, чувствуется, пытаются рассуждать самостоятельно, и быстро прерывает тех, кто начинает говорить заученными фразами из учебников: — А вы это проверили на себе? В нашей работе все постигается практикой и ничего умом. Его формулировки предельно точны — ни убавить ни прибавить. Звучат как максимы: — Я знаю точно: существует две реальности — жизненная и сценическая, и в случае драматического акта человек существует одновременно в двух реальностях. Сценическая реальность может быть подобна и не подобна жизни, но она всегда человекоподобна. В то же время Васильев медленно, но верно подводит к мысли, что даже в непреложных истинах нужно сомневаться. Во всяком случае задавать вопросы. Молодой актер задает вопрос, который его, очевидно, давно волнует: — У нас в России есть сильная школа психологического театра, но нет школы игрового театра. Что же делать, если хочется попробовать что-то другое, куда, к кому идти? Васильев отвечает не сразу. — Может быть, начать с себя? — произносит он наконец. — Театр начинается и заканчивается искусством актера. Я это утверждаю как режиссер.

московские новости №108 25 июня 2013

В зонтичном лесу. Борьба за личность

После мастер-класса небольшой перерыв, и актеры расходятся по репетиционным залам. Кукольный спектакль «Перья» ставит Анна Иванова-Брашинская, профессор факультета театра кукол Академии искусств Турку. По условной сцене как будто хаотично бродят актеры, вырывая лепестки из ромашек: «любит — не любит». На самом деле их движение выверено до сантиметра. Вдруг все резко останавливаются и замолкают. Все внимание — на двух актеров на переднем плане, застывших друг напротив друга на словах «любит». — Самое главное, чтобы не было одновременно тишины и пустоты, — деловито замечает режиссер и просит повторить мизансцену. В следующей сцене из детских распашонок возникает целая семья. Распашонки просят есть, пить, на ручки, капризничают и заливаются смехом. Выглядит очень трогательно и жизненно. Невольно всплывают слова Васильева о сценической реальности (хотя он и говорит, что кукольный театр не знает и не может судить о нем).

Маркус Рош Великобритания «Я работаю как театральный режиссер в Шотландии. Сюда я приехал, чтобы оказаться в непривычной среде и узнать и попробовать другой подход к театру. Режиссеру важно понимать не только свою часть профессии, но и чувствовать, что значит быть актером, поэтому я здесь. Я ставлю как классические, так и современные пьесы. Но в любом случае главное для меня — рассказать

историю так, чтобы она заставила зрителя задуматься о себе, своей собственной жизни. Я не провожу четкой границы между физическим и вербальным театром: так или иначе инструмент актера — его тело. Так что порой мой текстовый театр будет выглядеть как физический, а в физическом будет много текста. Мне, например, приходилось ставить хореографический спектакль, и в нем было очень много текста».


большаяэкономика Приложение к №108 (547)

Алексей Даничев/РИА Новости

На завершившемся Петербургском экономическом форуме главной стала тема стимулирования экономического роста. Укреплять или ослаблять рубль, важно ли бороться с инфляцией, как снижать издержки, за счет чего инвестировать в проекты развития — в дискуссии по этим проблемам сошлись Эльвира Набиуллина, Андрей Белоусов и Алексей Улюкаев, которые вчера по решению президента оказались на новых должностях >> В2 >> В2 Тюрьма и воля

Поможет ли амнистия жертвам заказных дел

>> В4 Партнерство на века

Как государству заполучить инвесторов в инфраструктуру

>> В6 Банкиры — экономическому росту

Анатолий Аксаков о том, когда банки начнут давать длинные деньги


форум

в2

приложение «Большая экономика» к №108 25 июня 2013

1–2. Дискутируя на форуме с Андреем Белоусовым (справа) о рецептах экономического роста, Алексей Улюкаев (слева) уже знал, что скоро займет его кресло

Екатерина Чеснокова/РИА Новости

1

Уронить рубль, чтобы подняться

Правительство ищет источники экономического роста Анастасия Матвеева

Т

ема стимулирования экономического роста стала одной из ведущих на завершившемся Петербургском экономическом форуме. Российскую экономику тормозят высокие процентные ставки по кредитам и тарифы естественных монополий, а также укрепление рубля, уверен Андрей Белоусов, экс-глава Минэкономразвития, назначенный сразу после форума помощником президента. Но плавная девальвация вряд ли приведет к оживлению экономики и серьезно поддержит отечественное производство — для повторения эффекта 1998–1999 годов российская промышленность слишком зависит от импортных товаров, отмечают его критики. Кроме того, сейчас правительству придется бороться с инфляцией, что усложняет задачу повышения темпов роста ВВП. Еще накануне форума рынки оказались взбудоражены заявлением главы Минфина Антона Силуанова, который проанонсировал грядущее ослабление российской национальной валюты в августе в связи с переходом его ведомства к покупке валюты для Резервного фонда прямо на рынке, а не у ЦБ. Обменный курс отреагировал немедленно — рубль стал терять свои позиции относительно доллара и евро. Благотворность плавной девальвации обосновывается задачами стимулирования роста ВВП, который продолжает замедляться: по данным МЭР, с января по май он составил лишь 1,8%, в то время как годом раньше эта цифра составляла 4,5%. Традиционный выход из экономической рецессии — это ослабление монетарной политики, и

Алексей Даничев/РИА Новости

2

со времен Кейнса это стало распространенным методом подталкивания экономического роста, напомнил на форуме глава Сбербанка Герман Греф. При этом участники форума — представители бизнеса, чиновники, академические экономисты — скептически настроены в отношении того, сможет ли девальвация стать тем инструментом, который эффективно простимулирует экономический рост. Согласно проведенному в ходе сессии (посвященной роли центральных банков) интерактивному опросу, в такую возможность верят лишь 2%. При этом 16% считают, что оживить экономику сможет снижение тарифов естественных монополий, 14,5% — уменьшение банковских ставок по кредитам, а 68% — улучшение инвестиционного климата.

Между тем позиция Белоусова явно ближе к трем первым из перечисленных в этом опросе позиций. «Мы погасили импульс роста высокими процентными ставками, высокими тарифами и укреплением рубля», — подчеркнул он. Бывший первый зампред ЦБ Алексей Улюкаев, назначенный сразу после форума министром экономического развития, в свою очередь высказал мнение, что за снижением темпов роста стоит стагнация глобального спроса. «Прибыль в экономике снижается на глазах, это значит, что мы перестали нормально управлять издержками», — подчеркнул он. Вступившая в должность руководителя Центробанка Эльвира Набиуллина согласна с ним в том, что экономика могла бы расти более активно. «Сейчас мы растем меньше 3–4%, это чуть меньше того потенциала, который у нас есть, и мы могли бы некоторой небольшой настройкой с помощью краткосрочных инструментов повлиять на это», — сказала она. Некоторые иностранные участники форума обращали внимание на несоответствие темпов роста другим макроэкономическим показателям. «Если у вас такая инфляция — 6%, как может экономический рост быть менее 2%?» — задался вопросом старший научный сотрудник Академии общественных наук Китая Юй Юндин, посоветовав «реструктуризировать экономику, отдавая приоритет внутреннему спросу» и больше инвестировать в инфраструктуру. Несоответствие показателей экономического роста и инфляции прокомментировал экс-министр финансов Алексей Кудрин. По его словам, это неизбежное следствие ориентированной преимущественно на поддержку сырьевых отраслей модели хозяйства. «Укрепление национальной валюты, произошедшее с 2000 по 2012 год,


форум

приложение «Большая экономика» к №108 25 июня 2013

проводилось как среднеэффективный курс на 90%, а как реальный курс к доллару — на 140%. Импорт в Россию возрос с 60 млрд долл. в 2000 году до 430 млрд в 2012 году. Он опережал прирост ВВП. Это означало, что импорт вытеснял российские товары и ограничивал прирост несырьевых отраслей», — подчеркнул он. При этом денежная масса в стране росла, подстегивая инфляцию. «У нас инфляция в 2006 году упала сначала до 9%, потом выросла до 13%. По сути, мы не добились снижения инфляции, снижения ставок кредитования на рынке и тем самым еще раз ограничили возможности промышленности. Мы хотели как можно больше показать в краткосрочном периоде и подрывали экономический рост в долгосрочном». По мнению экс-министра, сейчас наступило время, когда мы начинаем пожинать плоды такой политики: «Это в том числе результат того, что мы не снизили в свое время инфляцию должным образом. Теперь придется делать это сейчас. Почему все и спорят — сейчас надо уже стимулировать (экономический рост. — «МН»), но нужно по-прежнему снижать инфляцию. Мы потеряли время для выхода на низкую инфляцию, низкие кредитные ставки для экономики и увеличили импорт всех видов товаров». «Московские новости» поинтересовались мнением известных экспертов об эффективности такой меры, как ослабление рубля.

Олег Вьюгин председатель совета директоров МДМ-банка «Девальвация не может быть рукотворной»

Оксана Дмитриева депутат Госдумы, «Справедливая Россия» «Нам уже нечего оживлять девальвацией»

«Одна плавная девальвация не сможет оживить экономику, она мера необходимая, но отнюдь не достаточная. Наша ситуация отличается от ситуации 1998 года, когда девальвация действительно оживила экономику и позволила задействовать законсервированные мощности, оставшиеся от советского периода, за счет этого и был достигнут рост. Хотя рост по большинству обрабатывающей промышленности был меньше, чем в конце 80-х — на конец советского периода, тем не менее девальвация позволила задействовать спящие законсервированные мощности и активно работать по импортозамещению. А теперь этих мощностей нет, они потеряны. Эти отрасли потеряны начисто. Если, допустим, производство ткацких и прядильных станков составляло 18 тыс., сейчас оно 13 штук, то девальвируйте не девальвируйте, но это значит, что этих мощностей нет, задействовать нечего. То же самое машиностроение, по большинству позиций станкостроение. Оно отсутствует. Что касается текстильной промышленности, здесь остались только очаговые предприятия. Девальвация может повлиять, но такого ожидать, как в 1999–2000 годах, невозможно, потому что нечего уже оживлять. Все возможности роста по сырью — по нефтегазу, по металлургическому производству — исчерпаны».

68 %

опрошенных считают, что оживить экономику сможет улучшение инвестиционного климата

«Еще Джон Мейнард Кейнс сформулировал в свое время такую экономическую концепцию, согласно которой для выходов экономики из рецессии девальвация часто является очень полезным механизмом. Кстати, кризис 1998 года хорошо это показал — там произошла глубокая девальвация, и буквально через полгода промышленность и ВВП выросли на 5%. Но девальвация не может быть рукотворной, у экономики есть свои законы. Считаю, что мы переоценили рубль за последние годы — он все время укреплялся в реальном выражении, каждый год. Потому что мы интенсивно использовали нефтяные доходы. Это пресловутая «голландская болезнь»: у нас огромные доходы от экспорта — стало быть, рубль укрепляется. И мы его настолько укрепили, что несырьевая промышленность чувствует себя ущемленной во многих вещах — кроме телекоммуникаций, неторговых услуг, того, что производится только в стране и не может быть импортировано, — они живут. А вот традиционная промышленность, машиностроение — они очень страдают. Второе — все базовое машиностроение принадлежит государству. И государство не может разобраться, что с этим делать. В свое время была идея все это объединить в большой холдинг, чтобы не потерять. Да, мы ничего не потеряли. Но и не приобрели. Нужно что-то сделать, чтобы это стало

Обменный курс отреагировал немедленно — рубль стал терять свои позиции относительно доллара и евро

в3

конкурентным. В США даже крупнейшие оборонные компании являются частными, и они активно конкурируют. У нас тоже надо думать над этим, а не топтаться на месте. Вот где он, рост, и вот где он «застрял». Владимир Мау ректор Российской академии народного хозяйства и государственной службы (РАНХ и ГС) «Процентные ставки для производителей важнее, чем ослабление курса»

«С точки зрения экономического роста по отдельным секторам — да, девальвация может оживить экономику. Есть ряд секторов, для которых это было бы полезно. Например, для автосборки, автомобилестроения. С другой стороны, вопрос: приведет ли ослабление курса к серьезной раскрутке инфляции? Тут нельзя сделать однозначный вывод. Когда курс колебался только под воздействием конъюнктуры цен на нефть, то, как правило, ослабление курса означало более высокую инфляцию. Проблема в том, что если у вас более высокая инфляция, то у вас и более высокие процентные ставки. Если вы не можете снижать процентные ставки, вы не можете делать кредит доступным для нормальных производителей, которым он нужен. Между тем фундаментальной задачей у нас в этом кризисе и по выходе из него является переход от экономики, основанной на стимулировании спроса, к экономике, основанной на стимулировании предложения. Экономика спроса — это экономика расходов, бюджетных расходов; экономика предложения — это экономика низких налогов, низкой процентной ставки. Если речь идет о колебании курса на 55 или 65% от паритета покупательной способности, то все равно стимулирование спроса ведет к инфляции и не ослабляет импорт. Если мы не говорим о радикальном обесценении рубля, а об этом никто и не говорит, то стимулирование спроса по большей части не решает проблем экономического роста».


форум

в4

Аарон Рубин главный исполни­ тельный директор Macquarie Renaissance Infrastructure Fund

Приглашение в инфраструктуру Что Владимир Путин пообещал инвесторам и о чем они его попросили Ирина Граник

О

дной из самых дискутируемых тем Петербургского форума ожидаемо оказались инвестиции в инфраструктуру. Причем если для некоторых стран это лишь один из возможных стимулов восстановления экономического роста, то для России само состояние инфраструктуры, а нередко просто ее отсутствие само по себе стало вопросом первостепенной важности. Вступить в конкуренцию

Не только Россия, но и многие пострадавшие от кризиса страны расценивают развитие инфраструктуры как важное лекарство, способное обеспечить выздоровление. Однако ни они, ни Россия не смогут целиком профинансировать инфраструктурные проекты за счет государственных средств. А в некоторых странах, и так отягощенных большим госдолгом, это просто невозможно. Эксперты оценивают потребность мирового сообщества в развитии инфраструктуры на ближайшие 20 лет в 24 трлн долл. С другой стороны, и корпоративные возможности отнюдь не безграничны. Международные корпорации из списка S&P 500 обладают сегодня резервом инвестиционных ресурсов чуть более чем в 3 трлн. Это означает, что конкуренция за эти ресурсы будет жесткой. Все это осложняется тем, что инвесторы, как отметил на форуме замглавы МЭР Сергей Беляков, вообще не очень-то готовы сейчас куда-либо вкладываться, предпочитая в условиях глобальной неопределенности просто сберегать средства.

На форуме Владимир Путин дал понять, что Россия собирается всерьез конкурировать за инвестиции в инфраструктурные проекты. Частных инвесторов, которым он сразу сделал конкретное предложение (см. справку на стр. В6), будут завлекать разного рода гарантиями, минимизацией рисков, а также софинансированием на принципах государственно-частного партнерства (ГЧП). Впрочем, в тех проектах, которые назвал президент, зависимость инвестора от государства существует даже при минимальном участии государственных денег. Например, если автодороги могут быть частными, то железнодорожные пути или коммунальные сети являются публичной инфраструктурой, которая несет социальную нагрузку (например, в виде ограничений по росту платежей и тарифов), и находятся в собственности государства. Как правило, для реализации таких проектов во всем мире применяется механизм концессии как разновидность ГЧП. Для инвестора, вступающего в долгосрочное партнерство с государством (а инфраструктурные проекты могут иметь срок окупаемости и до 20–30 лет), важна именно стабильность устанавливаемых правил игры.

приложение «Большая экономика» к №108 25 июня 2013

Амитабх Кант главный исполнитель­ ный директор кор­ порации развития Delhi Mumbai Industial corridor «Во-первых, надо соз­ дать фонд развития ин­ фраструктурных проек­ тов, которые можно в дальнейшем выводить на рынок. Это тяжелая работа. Второе — нуж­ ны независимые регу­ ляторы. Это основной ключ к долгосрочному развитию. Потому что существующие моно­ полии не любят част­ ный сектор и будут от­ рицательно смотреть на новые проекты. Тре­ тье – существуют раз­ личия между риска­ ми строительства и ри­ сками эксплуатации. Поэтому нужно най­ ти хорошие компании, которые смогут прео­ долеть строительные риски. А потом, ког­ да эти риски преодоле­ ны, можно будет при­ влечь другие компании с мировыми глобаль­ ными стандартами, ко­ торые будут эксплуа­ тировать этот проект. Кроме того, разговор о финансировании ин­ фраструктурных про­ ектов из Фонда на­ ционального благо­ состояния не сможет продвинуться даль­ ше без создания не­ обходимых законода­ тельных рамок. И нако­ нец, на ранних стадиях не следует переносить слишком большое ко­ личество рисков на частный сектор».

Для любого политика или представителя власти принять решение о проекте, который несет большое количество рисков, уже само по себе риск

«Южная Корея — наи­ более успешный при­ мер долгосрочного ин­ вестирования в ин­ фраструктуру. Мы там инвестируем уже де­ сять лет. Там с 1994 года существует законода­ тельство о ГЧП. И гос­ инвестиции в инфра­ структурные про­ екты увеличились в десять раз. От 5 до 10 млрд долл. привле­ кают ежегодно от част­ ных инвесторов. Рос­ сия находится на бо­ лее раннем этапе. Есть много людей, заинте­ ресованных в инвести­ ровании, но стоимость этого капитала доста­ точно высокая. На ка­ кие вещи надо обра­ щать внимание, если страна хочет привлечь инвестиции? Первое — нужна политическая поддержка проектов. Это важно не только на развивающихся рын­ ках. Например, в Пен­ сильвании дорожный проект выиграла ис­ панской компании, ко­ торая предложила вло­ жить 13 млрд долл. Но проект после года дебатов отклонили за­ конодатели. Инве­ стор вложился в под­ готовку к участию в тендере, потерял вре­ мя. Так что инвесто­ ры должны быть увере­ ны, что проекты будут структурированы пра­ вильно и поддержаны правительством. Второе — необходимы гарантии. Когда капи­ талы уже внесены, пра­ вительству соблазни­ тельно снизить стои­ мость этих инвестиций, использовать то, что сделано, в своих инте­ ресах. Третье — необ­ ходимо, чтобы хорошо работали регуляторные меры и чтобы у прави­ тельства были надеж­ ные советники, кон­ сультанты. Люди долж­ ны быть уверены, что правительство знает, что нужно инвесторам, и готово будет принять пакет мер, привлека­ тельных для них».

Долгая жизнь на пенсии

Из слов президента следует, что ставка государства в таких проектах сделана на деньги Фонда национального благосостояния. Этот резерв, где накапливается часть нефтяных доходов, в будущем должен помочь закрыть растущую из-за демографических проблем дыру в пенсионном обеспечении. Владимир Путин сообщил об «окончательном решении» вложить 450 млрд руб. на возвратной основе в инфраструктурные проекты. Чтобы снять риски потери этих денег, будет создана система гарантирования пенсионных накоплений на основе Агентства по страхованию вкладов. Эта, по его словам, «надежная система гарантий» снимет многие существующие ограничения по использованию этих средств и откроет путь к их вложению в долгосрочные проекты, которые «меняют облик страны». Будет определена и доля пенсионных средств, которые будут направлены на инвестиции в ценные бумаги самоокупаемых инфраструктурных проектов. «Мы готовы вкладывать средства и заинтересованы в надежных, сильных, амбициозных партнерах», — заверил президент и поручил правительству «уже в ближайшее время сформировать конкретные механизмы реализации таких проектов», причем не в виде «благих пожеланий», а в форме экономически просчитанных документов. Аналитики и международные инвесторы на встрече президента с «бизнес-двадцаткой» и на сессиях в рамках форума объяснили российским властям, что именно надо делать для победы в конкуренции за частные инвестиции. А «бизнес-двадцатка» представит свои рекомендации на саммит «большой двадцатки» в сентябре в Санкт-Петербурге. Мировая бизнесэлита предлагает изменить систему вложений в инфраструктурные проекты. В том числе создать для них общий фонд стран «двадцатки» и реализовывать такие проекты с участием и под контролем крупных мировых фондов и институтов развития.


приложение «Большая экономика» к №108 25 июня 2013

форум

в5

Шон Глодэк директор РФПИ, участник «бизнес-двадцатки»

Юрий Соловьев первый зампредседателя правления ВТБ «Основная проблема не в инвестиционном климате, не в отсутствии длинных денег, а в отсутствии проектов. Для любого политика или представителя власти принять решение о проекте, который несет большое количество рисков, уже само по себе риск. Кроме того, эти проекты капиталоемкие. Поэтому региональные власти опасаются, что потратят 10 млн долл. на подготовку проекта, а он может и не случиться. И их спросят, на что выбросили 10 млн долл. Если говорить о рисках, то может возникнуть ситуация, что государство захочет по какойто причине разорвать контракт или войдет в дефолт. Тогда правительство должно вернуть инвесторам деньги. Эти предложения наталкиваются на полное непонимание российских властей по нескольким причинам. Это сейчас противоречит нормам бюджетного законодательства, на 30 лет предусмотреть такие выплаты в бюджете невозможно. Но ведь правительства других стран решают эти проблемы просто — привлекают банки, которые гарантируют для них выплату долга. То есть там есть ряд механизмов, каждый из которых хеджирует другой. Есть проблема, что на уровне технического анализа проекта мы больше времени уделяем технической и бюджетной стороне и меньше анализируем риски. В Пулково мы столкнулись с тем, что часть наших технических стандартов по использованию материалов и по освещенности писалась в советское время, когда все было другое. В итоге новая система кондиционирования не подпадает под российские стандарты. Из-за чего стройка запаздывает, возникают издержки».

«Бизнес-двадцатка» предлагает три важные рекомендации для привлечения частных инвестиций в инфраструктурные проекты. Первое — необходимо законодательство, которое позволит пенсионным фондам инвестировать средства в 20–30-летние проекты. Второе — надо привлекать Фонд национального благосостояния и инвестфонды, выпуская инструменты, которые обеспечивают безопасное инвестирование. Мы предлагаем создание фонда стран G20, для помощи правительствам привлекать лучших консультантов и юристов. Третье — Всемирный банк для снижения рисков долгосрочных инвестиций мог бы страховать риски, связанные с действиями регуляторов. Нужно также добиваться повышения эффективности инфраструктурных расходов: «Маккинзи» провела исследования и выяснила, что можно сэкономить триллион долларов, проведя своего рода аудит первоначальных проектов».

Деннис Нелли президент PWC International «Когда мы говорим об участии частного сектора в инфраструктурных проектах, важно обеспечить более качественное управление рисками, оптимизировать их. Прежде всего ГЧП должно быть более эффективным. Ясность в этих вопросах появляется, когда правительство с политической точки зрения решает, как работать с проектами. Мы в нескольких странах мира наблюдали четкие схемы работы ГЧП. Должна быть полная прозрачность и открытость. Должно быть разделение технической и политической ответственности за эти проекты. То есть политики должны определять подходы. Но именно эксперты должны определять, как будут достигаться цели проекта. Независимые эксперты должны привлекаться не только для оценки технической исполнимости проекта, но и для оценки адекватности самого плана проекта».


форум

в6

«Важно, чтобы проекты отбирали не чиновники» Анатолий Аксаков, депутат Госдумы, президент Ассоциации региональных банков, рассказал «МН», как власти собираются стимулировать банки к участию в долгосрочных инфраструктурных проектах

— Путин призвал вкладываться в проекты развития и иностранных, и внутренних инвесторов. Однако инвесторам нужны банковские кредиты, только выпуском инфраструктурных облигаций, по оценкам экспертов, не обойтись. Крупные банки, особенно государственные, возможно, располагают для этого ресурсами. А региональные банки готовы сделать доступными для частных инвесторов займы под инфраструктурные проекты?

— Вполне. Президент на форуме назвал ряд мер, необходимых для повышения доступности банковских кредитов, снижения процентных ставок. Это и совершенствование механизмов рефинансирования банковской системы, и развитие конкуренции в банковском секторе, и меры по снижению рисков, издержек и административных расходов, избыточной отчетности. Например, перевод отчетности на электронные носители сэкономит для банков десятки миллиардов рублей. Будет усилена и защита прав кредиторов. Ведь зачастую банки не только не получают деньги от заемщика, но вместо этого и сами становятся должниками. Все эти меры требуют внесения поправок в законодательство.

Перевод отчетности на электронные носители сэкономит для банков десятки миллиардов рублей — А когда эти изменения будут приняты?

— Все, что президент озвучил, уже в работе и в ближайшее время будет реализовано. Предложения прорабатывались в администрации президента, с его помощником Эльвирой Набиуллиной вместе с банковским сообществом. — Какие именно готовятся меры по расширению доступа к кредитным ресурсам?

— Например, в законодательстве будет регламентировано предоставление так называемых синдицированных кредитов. Дело в том, что очень часто крупные инфраструктурные проекты можно профинансировать, лишь объединив средства нескольких банков. У нас таких кредитов выдается очень мало, потому что нет правовой основы. А если банки их и выдают, то на основе зарубежного права. Поскольку деньги сливаются в один банк, то нужны единые стандарты, чтобы все участники понимали, по каким правилам кредит выдан и как он будет обслуживаться. Ассоциация региональных банков уже подготовила такие стандарты и предложения по изменению законодательства. Это и правила оформления документации, требования к заемщику, график погашения кредита, выданного под эти проекты, предоставление информации. Нужно определить и то, кто будет управлять залогом.

приложение «Большая экономика» к №108 25 июня 2013

Наконец, необходимо регламентировать в законодательстве так называемые номинальные счета. Если вдруг ведущий проект банк обанкротится, то средства, которые были связаны с инфраструктурным проектом, не арестовываются, не поступают в общую конкурсную массу. То есть проект должен и дальше реализовываться, а кредит погашаться. Осенью закон о номинальных счетах будет принят. Для банков это все даст снижение рисков. Кстати, со следующего года нотариальная федеральная палата начинает регистрацию имущественных залогов. Это облегчает работу банков с заемщиками. Они смогут видеть, что уже у заемщика в залоге. Заемщик, у которого все имущество заложено, не сможет взять кредит. — А как вы оцениваете проблему качества подготовки проектов, о которой упоминал на форуме помощник президента Игорь Левитин?

— Эта проблема актуальна для финансирования инфраструктурных проектов не только за счет частного капитала, но и за счет Фонда национального благосостояния. Зачастую проект на бумаге признается хорошим. А его настоящее качество становится видно только при исполнении. Отбор проектов — это тоже задача банковской системы. Тут главное, чтобы не чиновники отбирали проекты. Они не могут быть специалистами по всем направлениям. Важно, чтобы в проектах государственно-частного партнерства было разделение рисков. Если банк берет на себя риск, то будет отбирать проекты, которые реально будут работать. Беседовала Ирина Граник

Куда Владимир Путин пригласил инвесторов: Высокоскоростная железнодорожная магистраль Москва—Казань. Она станет пилотным участком маршрута, который в дальнейшем соединит центр, Поволжье и Уральский экономический район. Центральная кольцевая автомобильная дорога вокруг Москвы на расстоянии 30–70 км от МКАД. По оценке президента, эта новая автодорога «изменит всю логистику перевозок в европейской части страны» и помимо разгрузки Москвы от транзита даст новые возможности для развития центральным регионам. Кардинальная модернизация Транссибирской магистрали. Увеличение пропускной способности этой одной из самых протяженных в мире магистралей длиной 10 тыс. км даст «мощный импульс развитию Дальнего Востока и Сибири», став «ключевой артерией» между Европой и Азиатско-Тихоокеанским регионом.

Ф ОТО. Валерий Левитин/ РИА Новости

Строительство железнодорожного моста через Амур, который даст выход на рынки Азиатско-Тихоокеанского региона. Соглашение с китайской стороной было подписано прямо во время форума. Ориентир — с первоначальных 5 млн тонн грузов ежегодных перевозок достичь уровня 20 млн тонн.


форум

приложение «Большая экономика» к №108 25 июня 2013

в7

Алексей Даничев/РИА Новости

1

Амнистия лучше, чем несвобода

Неожиданное решение президента вдохновило бизнес и дало повод для критики Елена Малышева агентство Прайм — для «Московских новостей»

Э

кономическая амнистия, о которой объявил президент РФ Владимир Путин на Петербургском международном экономическом форуме, стала одним из главных его событий. По мнению большинства экспертов и политиков, это решение, невзирая на детали, позитивно повлияет на предпринимательский климат. Между тем «деталей» достаточно много. Амнистия, по словам Путина, распространится лишь на тех, кто совершил преступление в экономической сфере впервые, и не подразумевает прощения тех, кто совершил серьезные преступления. Однако вместе с рейдерами и фальшивомонетчиками в тюрьмах может остаться и другая категория осужденных предпринимателей — тех, что уверены, что ни в чем не виноваты, и поэтому не желают считать себя преступниками. Причиной тому может служить еще одно препятствие для выхода на свободу, которое сразу оговорил президент. Он заявил, что условием амнистии станет возмещение убытков, нанесенных осужденными, либо их готовность это сделать. Впоследствии инициатор и один из авторов законопроекта об амнистии, бизнес-омбудсмен Борис Титов пояснил журналистам, что это под-

разумевает, по сути, косвенное признание вины. На отсутствие механизмов оправдания обратили внимание и российский миллиардер Михаил Прохоров, и глава Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева. Благо для бизнес-климата

Эксперты уже не первый год говорят, что предпринимательский климат формируется не только и не столько экономическими ведомствами либо губернаторами, сколько правоохранительными органами, особенно в условиях широко распространившейся коррупции. Тем не менее на ПМЭФ заявления об амнистии от Путина не ждали. На сессиях первого дня тема инвестиционного и предпринимательского климата обсуждалась в связи с проблемами экономического роста, финансо-

Если несправедливо обвиненный человек должен возместить ущерб, тогда получается, что он все равно «выплатит тому, кто на него наезжает»

вой политики, контроля за инфляцией, а также структурных преобразований экономики. Руководство российских министерств и Центрального банка, иностранные спикеры спорили о способах регулирования. В выступлении президента анонсировались темы инвестиций, энергетики и мер по борьбе с инфляцией. И для всех присутствующих в зале стало полной неожиданностью, что кульминационная часть выступления Путина оказалась посвящена судебным и правоохранительным вопросам — слиянию двух высших судов России и объявлению об экономической амнистии. Столь скорое решение простить осужденных казалось тем более внезапным, что сам Путин всего месяц назад на встрече с предпринимательскими организациями назвал их инициативу сырой и в предложенном виде не поддержал. Таким же неожиданным, кстати, оказалось и решение по судам, которое затем экс-министр финансов Алексей Кудрин раскритиковал за то, что оно не прошло общественное обсуждение. Сам президент предложил обсудить этот проект в Думе и в судейском сообществе. Тем не менее большинство экспертов вне зависимости от своего отношения к конкретным проектам заметили, что оба они скорее позитивно скажутся на бизнес-климате. «Наезды со стороны правоохранительных органов значительно уменьшатся», — считает бизнес-омбудсмен Борис Титов. «Сам факт очень хороший», — добавляет вице-президент Российского союза промышленников и предпринимателей Игорь Юргенс.

1. Объявление Владимира Путина об амнистии предпринимателям всколыхнуло весь форум


форум

в8

Признание — царица освобождения

Проблема юридического характера возникает с невиновными, теми, кто мог быть осужден по ошибке либо в результате заказного преследования. Этот факт не отрицает даже сам автор проекта амнистии. Титов подчеркнул, что непременное признание вины не станет условием освобождения, однако законопроект в этой части несколько лукавый. Ведь предприниматель обретет свободу только после оплаты ущерба. «И это, как вы понимаете, косвенное признание того, что он сделал, то есть ущерб он должен признать», — заявил он. Такая постановка вопроса возмутила Михаила Прохорова, который даже заявил, что будет предлагать собственную версию законопроекта. «Мне кажется, одного существенного фактора не хватает в амнистии, а именно того, что многие бизнесмены были скомпрометированы. Должна быть такая амнистия, какая бы позволяла им, выйдя на свободу, не признавать свою вину, а добиться возврата бизнеса, восстановления репутации и так далее», — заявил он агентству Прайм. Глава Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева заявила, что такая амнистия вовсе не решит вопросов, на которые она по определению призвана ответить. Поскольку не восстановит справедливость. Если несправедливо обвиненный человек должен возместить ущерб, тогда получается, что он все равно «выплатит тому, кто на него наезжает», заметила она. В целом, по словам авторов законопроекта, количество амнистируемых осужденных существенно сократилось по сравнению с первым проектом: Борис Титов назвал журналистам цифру примерно в 10 тыс. человек против 110 тыс., которые он предлагал освободить изначально. Сопредседатель центра общественных процедур «Бизнес против коррупции» Андрей Назаров назвал еще бо-

Владимир Астапкович/РИА Новости

лее скромную оценку — 5–6 тыс. предпринимателей. Количество статей для амнистии было сокращено с 50 до 30, пояснил он. Зато те предприниматели, которых выпустят, смогут пользоваться полной свободой — судимость с них будет снята, заверил Владимир Путин. Однако загвоздка, по мнению экспертов, заключается даже не в перечне статей, а в том, например, чтобы, как это ни парадоксально, установить различия между предпринимателем и мошенником. С точки зрения юридических формальностей провести грань оказывается не так просто, как кажется. Еще один барьер авторы проекта установили для тех, кто работал с госбюджетом. Так, например, Титов определенно заявил, что фигурантка дела «Оборонсервиса» Евгения Васильева не сможет рассчитывать на прощение, если ее вина будет доказана. Ситуация экс-главы «Юкоса» Михаила Ходорковского и бывшего руководителя «Менатепа» Платона Лебедева до сих пор кажется омбудсмену непонятной в применении к амнистии. Она требует дополнительного анализа, заявил он, пока не исключая их возможного освобождения.

Должна быть такая амнистия, какая бы позволяла, выйдя на свободу, не признавать свою вину, а добиться возврата бизнеса

приложение «Большая экономика» к №108 25 июня 2013

ние каникулы, то есть в ближайшие дни, поскольку последняя «пленарка» состоится 5 июля. Глава думской фракции «Единая Россия» Владимир Васильев уже заявил, что нижняя палата успеет это сделать, а предварительное рассмотрение проекта в Госдуме сразу назначили на понедельник, 24 июня. Первый вице-премьер Игорь Шувалов в пятницу заявил, что со всеми профильными ведомствами законопроект об экономической амнистии уже согласован. В Госдуме многие заранее одобрили этот документ, как это часто бывает с инициативами президента России. «В принципе это решение правильное», — сказал РИА Новости глава КПРФ Геннадий Зюганов. «Справедливая Россия» и ЛДПР также однозначно поддержали законопроект. После прохождения через парламент проект вступит в действие очень быстро, рассчитывает Борис Титов. Первые освобождения по амнистии могут состояться уже летом 2013 года, считает он.

5–6

тыс. предпринимателей может выйти на свободу в результате амнистии

Все только начинается

Запрягали два года, поедем с понедельника

Долгожданная амнистия была предметом острой дискуссии в экспертном и предпринимательском сообществе около двух лет. Срок достаточный не только для того, чтобы утрясти все нюансы, но и разувериться в возможности ее воплощения в жизнь. В конце мая, после критики президента, большинство экспертов поспешили заявить, что теперь продолжение темы последует не скоро. Однако теперь президент вообще практически не оставил времени для размышлений. Одобрив исправленный проект, он поручил Госдуме объявить амнистию еще до ухода на лет-

В бизнес-сообществе после заявления президента царил победный настрой. По расчетам омбудсмена, амнистия затронет не только заключенных, но и десятки тысяч тех, кто находится под следствием. Дела будут закрываться, рассчитывает он, хотя и признает, что процесс придется контролировать, так как следственные органы будут выпускать осужденных неохотно. Эту мысль еще до окончания Петербургского форума подтвердил замминистра МВД Игорь Зубов, словно отвечая тем, кто говорил об амнистии как об определенном сигнале для правоохранителей. Амнистия не означает, что государство дает право совершать экономические преступления, заявил он в выступлении на дискуссионной панели ПМЭФ. «Это не означает, что государство сегодня прекращает все уголовные дела и амнистирует лиц, совершивших экономические преступления и не раскаявшихся в своем поведении», — сказал он. Представитель МВД добавил, что коррупция «во многом» провоцируется непосредственно со стороны предпринимательского сообщества.

2. Амнистия, как она предложена, не позволит обелить всех невиновных 2


в центре

московские новости №108 25 июня 2013

4 3. На репетиции спектакля «Сон в летнюю ночь»

5. На репетиции уличного перформанса Low Tech

4. Коллективное фото после мастер-класса Анатолия Васильева

Великий экспериментатор Заслуженный деятель искусств России, кавалер ордена искусства и литературы Франции, обладатель премии «Новая действительность европейского театра» — регалии всемирно известного режиссера Анатолия Васильева (г.р. 1942) дают лишь частичное представление о его роли в развитии театрального искусства XX века. Он проходит путь от репертуарного театра до театра-лаборатории, который дает возможность ежедневного эксперимента, поиска нового языка эстетики. При этом он не отрицает концепцию театра школы, которая «расширяет границы поиска, делает этот процесс, по сути, эволюционным». В его эстетике значительное место занимает текст, который он лишает естественных интонаций. Если психологический театр ставит под сомнение слово, ищет в нем скрытый контекст или эмоцию, Васильев возвращает слову его безусловность. Режиссер во многом ориентируется на опыты польского реформатора театра Ежи Гротовского. В 1987 году в Москве открылась созданная Анатолием Васильевым «Школа драматического искусства». Первым спектаклем-манифестом театра стала постановка «Шесть персонажей в поисках автора» Пиранделло. В 2007 году Васильев покинул Россию вследствие конфликта с московскими властями. Сейчас режиссер живет во Франции и других странах Европы. В последние несколько лет он не выпускал спектакли, сосредоточившись на преподавании. Знаковые спектакли: «Взрослая дочь молодого человека», «Серсо», «Дон Жуан, или Каменный гость», «Шесть персонажей в поисках автора», «Плач Иеремии», «Амфитрион», «Медея-материал». 3

9

5

На большой сцене, в том самом зале, где проходил мастер-класс, репетируют «Сон в летнюю ночь» в постановке режиссера Екатерины Гранитовой-Лавровской. Заросли афинского леса создают зонтики самых разнообразных форм и размеров, а в качестве волшебных палочек выступают небольшие лазерные указки. В шекспировской пьесе — разумеется, в русском переводе — среди прочих заняты китаянка Мо Сун и британец Маркус Рош. Мо пять лет училась в ГИТИСе и почти без акцента говорит по-русски, а вот Маркусу русскоязычную версию Шекспира осваивать довольно сложно. — Потому что, знаете ли, у Пирама и Фисбы — свидание при лунном свете… — медленно, почти по слогам

Пабло Лечуга Испания «Я уже не в первый раз в России, несколько лет назад я участвовал в международном театральном проекте в Таганроге, где мы ставили «Ромео и Джульетту». Для меня это был очень ценный опыт и первое погружение в русскую культуру, отчасти мистическое. В Испании я изучаю визуальные коммуникации, пишу сценарии для кино и телевидения. И все же театр меня привлекает гораздо больше. Сначала этот интерес был любительским, сейчас я все больше погружаюсь в эту сферу. Театр — это то, чем я хочу заниматься, прежде всего как актер.

Здесь я участвую в репетициях уличного перформанса Low Tech. Довольно трудно объяснить, о чем он. Думаю, о том, что людям нужно вернуться к своим корням, и прежде всего на физическом уровне. А по большому счету наш спектакль о мусоре — информационном, вещественном, который нас окружает и затрудняет естественное восприятие себя и мира. Здесь, в театральной школе, важны не только занятия, хотя каждое дает очень много как для понимания театра вообще, так и с точки зрения конкретных актерских навыков. Большое значение имеет и сама обстановка, в которой мы находимся, люди, природа».

проговаривает он текст вне сцены. — А второе вот что: в комнате еще не-обход-дима стЕна, — одна из актрис терпеливо исправляет ошибку в произношении и просит его начать сначала. Маркус послушно повторяет. «Личность есть боль. Героическая борьба за реализацию личности болезненна. Можно избежать боли, отказавшись от личности. И человек слишком часто это делает», — эту фразу Николая Бердяева выбрала в качестве своеобразного эпиграфа к своему пластическому спектаклю немецкий хореограф Улла Гейгес. Название соответствующее — «Против ветра». Герои спектакля бегут, сталкиваются с невидимыми препятствиями, падают и поднимаются снова. Они ищут поддержки друг в друге. Ктото находит. Кто-то — как получится. Все как в жизни. Только гораздо более эмоционально спрессовано. Постановка Гейгес, пожалуй, самое сложное физическое испытание для студентов школы — драматических актеров без специального хореографического образования. Молодого режиссера Дмитрия Мелкина интересует не только личность, но и социальные обстоятельства ее существования. Герои его уличного перформанса Low Tech облачены в ярко-оранжевую униформу. Эти люди в спецовках столь же заметны на фоне серых улиц, сколь обезличены для благополучных обитателей большого города. Простые действия — уборка улиц — преобразуются в хореографию и физический спектакль. — It’s not about situation, it’s about body, — объясняет Мелкин актерам. — Главное — не ситуация, а ощущение своего тела. На фоне левитановского пейзажа довольно большая группа актеров в оранжевых комбинезонах выглядит как затерявшийся во времени экипаж космического корабля. На московской улице все будет по-другому. Там другая сценическая и жизненная реальность.


я человек

10

Американских заключенных перевоспитывают с помощью русской литературы Юные преступники в США изучают Лермонтова, Толстого и Достоевского и перестают драться

П

ятый год заключенные исправительного центра города Бомонт в штате Виргиния изучают классиков русской литературы. Возможность ходить на эти лекции они воспринимают как награду, а после прослушивания курса прекращают решать проблемы кулаками. Почему «Смерть Ивана Ильича», «Герой нашего времени» и другая русская классика оказались столь популярны у воспитанников американской колонии, «МН» рассказал профессор университета Виргинии Энди Кауфман, придумавший этот курс. — В одном из интервью вы рассказывали, что все началось с книжного фестиваля, участниками которого были заключенные…

— Да, этот фестиваль проходил в одной из тюрем города Вирджиния-Бич в 2009 году, меня пригласили, чтобы я прочел для заключенных лекцию о повести Льва Толстого «Смерть Ивана Ильича». До этого мне никогда не приходилось бывать в тюрьме, тем более читать там мастер-классы, и я совершенно не знал, чего ожидать. Но это оказался сильный опыт для меня как преподавателя, поскольку беседы о русской литературе превратились в разговор о настоящей жизни. Отталкиваясь от этой истории, я задавал слушателям самые простые вопросы — о том, что мы ценим в жизни, и они рассказывали, какие решения, о которых потом сожалели, приняли когда-то. В тот первый раз на лекции были преступники от 22 до 70 лет, многие из них никогда не учились в колледже, а для некоторых английский не был родным языком. Но это были люди, которые видели смерть, и они говорили об этом и о возможностях изменить свою жизнь. Удивительнее всего было то, что многие даже прочли эту повесть заранее и поняли ее. Один заключенный сказал, что Иван Ильич вел себя с другими как судья — и точно так же доктора вели себя с ним, когда он заболел; и он потратил свою жизнь впустую, пытаясь реализовать пустые амбиции. Тогда я понял, что русская классика может быть актуальна для людей с самым непохожим бэкграундом. И я придумал этот курс «Книги за решеткой», в рамках которого мои студенты сейчас приходят в исправительный центр в Бомонте и ведут с его 18–19-летними заключенными беседы о русской литературе. Первый семестр был в 2010 году, мы только что закончили четвертый и сейчас будем изучать с ними литературу уже пятый год. Американские подростки в колонии очень интересуются русской литературой, их удивляет, что русская

классика может настолько касаться их лично. Меня самого это поражает, но это действительно так. — Это зависит от тяжести совершенного преступления? Можно ли сказать, что чем оно тяжелее, тем больше человек начинает задумываться о вещах, о которых Толстой и Достоевский говорят в своих книгах?

— Да, это связано. Но я в лекциях не слишком акцентирую внимание на преступлениях, мы обсуждаем общечеловеческие вопросы. Читаем поэзию Пушкина — его последнее стихотворение «Памятник», Лермонтова — «Отчизна», «Герой нашего времени»... Многие участники программы очень любят Печорина, они считают его идеалом, в то время как другие понимают, что он далеко не таков. Также проходим с ними «Смерть Ивана Ильича» и «Много ли человеку земли нужно» Льва Толстого, «Честный вор» и первую часть «Преступления и наказания» Достоевского, «Шинель» Гоголя, «Палату номер шесть» Чехова, «Матренин двор» Солженицына. В следующем году будем читать его «Один день Ивана Денисовича» и «Записки сумасшедшего» Гоголя. Многие заключенные никогда не думали о так называемых проклятых вопросах человечества, которые поднимаются в этих книгах, и когда они начинают над ними размышлять, это сильно меняет их мировоззрение. — Как долго длится программа?

— Курс идет два с половиной месяца, целый семестр. Раз в неделю по полтора часа мои студенты сидят за одним столом с участниками программы и обсуждают с ними разные темы. Чтобы попасть в эту программу, и студенты, и заключенные должны пройти конкурс. В прошлом году я получил от студентов почти 60 заявлений, из которых выбрал 16. В самом центре мы также выбираем из всех желающих 20–25 человек. Человек пять за время семестра освобождают, к концу обычно остается около 20. У большинства людей в отношении русской литературы есть стереотип: она тяжелая, скучная, непонятная и далекая, но на самом деле мы видим, что она может быть очень близка. Особенно если мы обсуждаем не только художественные приемы писателей, но и те общечеловеческие ценности, которые они затрагивают в своих историях. — И что же они говорят? О «Войне и мире», например?

— «Война и мир» немного длинновата, мы ее не проходим, но я могу привести пример со «Смертью Ивана Ильича». Одно из заданий, которое придумали

Энди Кауфман профессор университета Виргинии

московские новости №108 25 июня 2013

мои студенты к этой повести, — они просили каждого участника программы написать свой некролог. И затем спрашивали их: что бы вы изменили сейчас в своей жизни, чтобы этот некролог вышел идеальным? Что вам нужно сделать, чтобы люди запомнили вас так, как вы бы хотели? В этом весь вопрос повести, ведь Иван Ильич никогда не думал о том, что может умереть. И мы беседуем с ними о том, что было бы, если бы Иван Ильич хоть раз задумался об этом, — может быть, он прожил бы жизнь иначе. Другой пример — «Отчизна» Лермонтова. Это стихотворение о «странной любви» к своей родине, о тех маленьких вещах, которые его окружали, — людях, деревне, народных танцах, и он писал, что любит все эти вещи, на которые большинство людей даже не обращает внимания. И одно из заданий, которые мои студенты дали воспитанникам центра, — описать, что они любят в их собственной жизни «странною любовью», чего им сейчас не хватает. И те говорили о том, как они скучают по самым простым вещам из дома, которые не могут иметь в колонии: пользоваться собственной зубной щеткой, носить свою одежду, поговорить со своими братьями и сестрами, с родителями. И они осознают, что лишились всех этих вещей, потому что недостаточно ценили их. Я уже упоминал «Героя нашего времени» — по нему тоже идут очень бурные дискуссии, они обсуждают, был ли Печорин идеалом или нет. Кто-то думает, что Печорин просто делал все, что ему было нужно, для того, чтобы выжить, что он сильный человек, но другие говорят: нет, чтобы выжить, нужна любовь, отношения, связь между людьми. Конечно, они не во всем соглашаются друг с другом, но благодаря Лермонтову они по крайней мере об этом задумываются. — По словам руководства колонии, участие в программе — это даже награда для заключенных.

— Да, они понимают, что если хоть раз нарушат дисциплину, их исключат из программы. Так что у них очень большая мотивация вести себя хорошо. За четыре года мы не выгнали с курса ни одного человека. — Знали ли они что-то о России до того, как начали изучать русскую литературу?

— Очень мало. Хотя некоторые из них очень начитанны. Некоторые даже читали «Анну Каренину». Один из участников программы после курса начал изучать русский, потому что заинтересовался Россией. Я дал ему экземпляр моей книги «Русский для чайников». И он учил и учил, в последний день, когда мы отметили окончание семестра, он стоял и считал до десяти на русском языке. И теперь у них есть целая полка русской литературы в библиотеке. Русская классика и русские карты. Беседовала Мария Салтыкова


московские новости №108 25 июня 2013

я человек

11

Джонис Ромеро

Charlie Riedel/AP

Трое 18-летних заключенных — участники американской программы «Книги за решеткой» рассказали «МН» о своих впечатлениях о русской литературе

Джастис Грин

«Я отбываю свой срок в центре уже почти год. Однажды кто-то из знакомых рассказал мне об этом курсе и предложил его посещать, и я подумал, почему бы и нет, это клевая идея. У нас было уже 10 или 12 лекций, больше всего мне понравилась «Княжна Мэри» из «Героя нашего времени». Мы говорили со студентами (из университета Виргинии. — «МН») о смысле этой истории, в том числе скрытом. Мне кажется, он в том, что у тебя может быть все, но на самом деле в жизни нужна любовь. До этого со мной случилась похожая история, и то, как мы говорили об этой книге на занятии, это действительно открыло мне глаза, как если бы я читал между строк. Мне осталось сидеть три месяца, после этого я собираюсь вернуться домой. Я никогда не был в России, но сейчас думаю, что было бы интересно однажды приехать в вашу страну». Алекс Эспиноза

«Мне 18 лет, в июне будет 19. В центре уже около года. Из всех произведений, которые мы прочли, больше всего запомнилась повесть «Много ли человеку земли нужно» (Льва Толстого. — «МН»). Я думаю, она о том, что не нужно так много заботиться о материальных ве-

1

Американские подростки в колонии очень удивляются, что русская классика может настолько касаться их лично

щах, не надо быть таким жадным, надо делиться всем, что имеешь, больше внимания уделять своей семье и т.д. У меня самого большинство родственников живет не в Америке, а в других странах, в США только мама и младший брат. И еще тетя. Думаю, после того, как выйду из тюрьмы, я буду проводить с ними больше времени. Кроме этого мы еще читали стихи и другую повесть Толстого — «Смерть Ивана Ильича», но мне ее было немного сложно понять, поэтому она мне не очень понравилась. Честно говоря, я не очень помню, о чем она. Мне также интересны книги некоторых английских авторов, например Джанет Петерсон (Джанет Петерсон Фрейм, 1924–2004, известная новозеландская писательница, автор нескольких автобиографических романов, в России не переводилась. — «МН»). Сейчас мне действительно нравится читать, русская литература помогла мне расширить мои знания, и мне хочется узнать больше, как-то совершенствоваться. После того как меня выпустят из тюрьмы, я хочу пойти в армию, в морской флот, возможно, буду учиться на механика. Вообще мне хотелось бы как-то поменять свою жизнь. Кроме того, чтобы проводить больше времени с семьей, я собираюсь намного чаще ходить в церковь… раньше я тоже туда ходил, но мне это не очень нравилось. Я ведь раньше никогда не думал, что однажды умру, просто делал разные глупости».

«Я переехал в США, когда мне было 13 лет. Люблю играть в футбол, учить русскую литературу пошел просто потому, что мне показалось это интересным. Из того, что мы прочли, запомнились «Матренин двор», «Смерть Ивана Ильича», «Много ли человеку земли нужно» и «Княжна Мэри» — очень романтическая история, я такие люблю. Кроме того, мы еще читали много разных стихотворений, например «Поэту» (Александр Пушкин, «Поэт! не дорожи любовию народной». — «МН»). Мне особенно понравился рассказ «Матренин двор» — он чем-то напомнил мне место, откуда я сам родом. «Смерть Ивана Ильича» мне тоже понравилась. Когда он разбогател, он не думал о смерти, а в конце, когда он заболел и ему становилось все хуже, он потерял ко всему интерес. Это заставило меня самого задуматься, что я собираюсь сделать в жизни, перед тем как умру. Что я хотел бы, чтобы люди помнили обо мне после моей смерти. До этого я никогда об этом не думал, просто шел в другом направлении, понимаете, что я имею в виду? Если честно, пока у меня нет определенных планов на будущее, я еще не знаю, что буду делать после того, как меня отпустят на свободу. Моя самая большая мечта — поступить в колледж, чтобы не попасть опять в неприятности».

1. В американских тюрьмах читают «Смерть Ивана Ильича» и «Палату номер шесть»


12

я путешественник

Пора катить

Как выбрать маршрут и самостоятельно отправиться в Европу на машине: немецкая винная дорога Михаил Мошкин m.moshkin@mn.ru

Е

сли верить соцопросам, то большинство наших соотечественников проводит летний отпуск на даче или даже не выходя из дома, куда меньшее число отдыхающих оккупирует пляжи на Черном, Красном и Средиземном морях, еще меньшее — в составе организованных тургрупп отправляется «по Европам» («посмотрите направо, посмотрите налево, загружаемся в автобус, едем в гостиницу»). Но если вы доверяете своему автомобилю, своим водительским навыкам и не страдаете «топографическим кретинизмом», можно отправиться хоть в Польшу, хоть в Португалию независимо от большого турбизнеса — так же, как в свое время отправлялись «дикарем на юга». О том, что собой представляет современный автотуризм, кто может помочь с оформлением поездки и как путешествовать без посторонней помощи, на каких маршрутах россияне уже протоптали колею, а какие еще предстоит освоить, «МН» рассказал Павел Корчагин, руководитель агентства «Авто­турист», организатор индивидуальных автомобильных туров. «Подготовка и разработка автомобильных туристических маршрутов отличается от стандартных туров. Здесь множество нюансов — начиная от понимания и умения читать топокарты до знания особенностей правил дорожного движения в той или иной стране. При разработке автотура учитывается туристическая инфраструктура стран, через которые проходит маршрут, достопримечательности, интересные конкретному человеку. Так что то, чем мы занимаемся, — это не совсем автотуризм в чистом виде.

Если говорить о наиболее горячих направлениях, сейчас популярностью пользуются туры по Центральной Европе. Многих автотуристов интересует Греция, балканские страны. Все зависит от того, едет ли человек на своем автомобиле в «ближнее-дальнее зарубежье» или же арендует машину на месте (хотя есть и такие, кто едет от своего дома до Португалии и Марокко и обратно). Большинство прилетает, например, в Испанию на самолете, берет машину и катается по стране: доедет до Мадрида, Валенсии, Толедо — до самых известных туристических мест, или, скажем, доберется до Франции — до Марселя или Биаррица. Но есть менее известные среди туристов, но не менее интересные регионы, например Лангедок в Южной Франции, ближе к испанской границе, где находятся замки катаров. Это места с богатейшей историей, но с кондачка в этом горном регионе сориентироваться сложно. Недавно мы готовили маршрут для туристов именно по этому направлению: Португалия и Испания — юг Франции. Если брать отдельно Францию, то наибольшей популярностью пользуются поездки по замкам Луары, по Бретани и Нормандии. В Германии огромное количество национальных маршрутов. Самый известный — это «романтическая дорога» (Romantische Strasse) протяженностью около 360 км через Баден-Вюртемберг и Баварию, но кроме нее есть «дорога вин», «романская дорога», «дорога аллей», «дорога фарфора», очень живописная альпийская горная дорога от Боденского озера до Берхтесгадена и т.д.».

И л л ю с т р а ц и я. Марина Лаба

Павел Корчагин руководитель агентства «Авто­турист», организатор индивидуальных автомобильных туров

московские новости №108 25 июня 2013


московские новости №108 25 июня 2013

я путешественник

Рассказ о популярных «тематических» туристических путях мы начнем с Германии, а точнее — с Немецкой винной дороги (Deutsche Weinstrasse). Протяженность маршрута — около 85 км. Официальный сайт: deutsche-weinstrasse.de

Юг долины Рейна и его притока Мозеля чуть ли не со времен Карла Великого славится своими винами — соответственно рейнскими и мозельскими, успешно опровергающими стереотипное представление о Германии как о традиционно пивной стране. Жители рейнской долины, к слову, особо не жалуют пиво, предпочитая ячменному напитку дары своих виноградников. По «фатерланду» рейнского вина (сейчас это часть федеральной земли Рейнланд-Пфальц) через виноградники и мимо виноделен и пролегает Deutsсhe Weinstrasse. В путешествие по этой дороге стоит отправляться только в том случае, если водитель — убежденный трезвенник. Как утверждают наши автотуристы, удержаться от дегустации вин при посещении виноделен будет невозможно. Как вариант машину лучше оставить на парковке отеля и отправиться в путь на экскурсионном автобусе, который курсирует с 1 мая по 13 октября. Если вы едете самостоятельно, следует знать, что маршрут пролегает по автобанам 38 и 271 или параллельно этим трассам (см. карту). Можно отправиться в путь и на велосипеде — параллельно трассе проходит веломаршрут протяженностью 95 км.

При разработке автотура учитывается туристическая инфраструктура стран, через которые проходит маршрут, достопримечательности, интересные конкретному человеку

85

км составляет протяженность немецкой винной дороги

1,7

млн литров вмещает самая большая винная бочка Германии

Поездка начинается в городке Швайген-Рехтенбах у границы с Францией, от Германских винных ворот — «триумфальной арки» в честь немецкого виноделия, и завершается у дверей музея «Дом немецкой винной дороги» в городе Боккенхайм, расположенного у границы Рейнгессена — исторического и винодельческого региона в Пфальце, омываемого Рейном и его притоками Наэ и Альзенцем. Бад-Бергцаберн. Помимо винных и сувенирных лавок и кафе в этом маленьком городке есть немало достопримечательностей — королевский замок, несколько зданий эпохи Ренессанса, лечебный парк Kurpark, комплекс с четырьмя открытыми бассейнами различной глубины. Ляйнсвайлер. Здесь можно осмотреть замок Хоф-Нойкастель, где жил известный немецкий художник-импрессионист Макс Слефогт. Немного в стороне от трассы, в городке Аннвайлер, находится замок Трифельс, известный тем, что в него был заточен король Ричард Львиное

Сердце, плененный по возвращении из крестового похода в 1192 году. Ежегодно в конце июля здесь проходит средневековый фестиваль — рыцарский турнир, соколиная охота и выступление менестрелей. Вернувшись на трассу и проезжая через деревушку Хамбах (близ города Нойштадт), обратите внимание на Хамбахскую крепость, с которой открывается вид на холмы и виноградники рейнской долины. Бад-Дюркхайм. В этом курортном городке можно увидеть самую большую если не в мире, то в Германии бочку вина (1,7 млн литров). Внутри бочки располагается ресторан. В конце августа в Бад-Дюркхайме проходит праздник «Дюркхаймер Вурстмаркт» — аналог баварского «Октоберфеста», устраиваемый «в честь» традиционных рейнландских колбасок. Местные жители, как нетрудно догадаться, употребляют их не с пивом, а с вином. Рецептура того или иного «вурста» адаптирована под определенный сорт вина. Заметим, что из-за аншлага, сопоставимого с «Октоберфестом», не стоит совмещать посещение «Вурстмаркта» с поездкой по «винной дороге». Лучше приехать сюда тогда, когда ажиотаж спадет, и спокойно «нырнуть в бочку». Боккенхайм. Полное название этого города — Боккенхайм-ан-дерВайнштрассе, «Боккенхайм на винной дороге». Как уже было сказано выше, здесь располагается музей «Дом немецкой винной дороги» (горожане утверждают, что первые виноградники здесь заложили 1200 лет назад), а также тематические кафе и ресторанчики.

13


я зритель

московские новости №108 25 июня 2013

Сегодня (25 июня)

Алекс Йоку/Гоголь-центр

15 Во избежание недоразумений просим уточнять информацию о стоимости и времени мероприятий у организаторов

премьера спектакля «Братья». Это переложенный на сценический язык фильм «Рокки и его братья», правда, вместо отпрысков Росарии Паронди кулаками будут махать Тюха, Обмылок, Казан и Хоббит. Режиссером спектакля стал Алексей Мизгирев, на российскую действительность «Рокки и его братья» переложил драматург Михаил Дурненков. Место»: «Гоголь-центр» (ул. Казакова, д. 8); тел. (499) 262-92-14 Время: 20.00 Стоимость: 600 рублей

Спектакль

«Братья» В рамках серии постановок по кино­ сценариям зарубежных фильмов, в которую также вошли «Идиоты» Кирилла Серебренникова по мотивам фильма Ларса фон Триера и «Страх съедает душу» Владислава Наставшева по Райнеру Вернеру Фассбиндеру, состоится

Лекция

«Почему стратегия в современном мире невозможна»

Встреча Совета по внешней и оборонной политике (СВОП) будет посвящена проблеме стратегии в современном мире. Возможно ли предотвратить военный конфликт или вмешаться так, чтобы превозносимые мировым сообществом толерантность и гуманизм не пострадали? Об этом, а также о том, что такое военное лидерство, будут рассуждать эксперты в области оборонной политики. Место: Культурный центр ЗИЛ (ул. Восточная, д. 4, корп. 1); тел. (495) 675-16-36 Время: 19.30 Стоимость: бесплатно

Завтра (26 июня)

Выставка

Натали Юрберг и Ханс Берг. «Черный котел»

Гараж

Выставка

«Графические эксперименты»

В экспозиции выставки прослеживается эволюция одного из важнейших направлений изобразительного искусства — по представленным работам можно определить, что происходило в ХХ — начале ХХI века в творчестве художников-графиков разных стран. Место: ЦДХ (ул. Крымский Вал, д. 10); тел. (499) 238-96-34 Время: 25 июня — 3 июля, 11.00–20.00 Стоимость: 300 рублей

www.roughtraderecords.com

Концерт Эмилианы Торрини (Исландия) Арт-директор Антон Степанов Выпускающий редактор Никита Петухов Ежедневная газета. С 1980 по 2007 год издавалась еженедельно

Первый заместитель главного редактора объединенного издания «Московские новости» Ростислав Вылегжанин

Главный редактор объединенного издания «Московские новости» Владимир Гуревич

Главный редактор бумажной платформы издания «Московские новости» Александр Богомолов

Ответственный секретарь Александр Губанов PrePress-директор Михаил Лебедев Руководитель фотослужбы Оксана Олейник

Кто та сладкоголосая дева, под песню которой рыдают толкиенисты, пересматривая «Властелина колец. Две крепости»? Действительно, после того как Эмилиана Торрини исполнила Gollum’s Song в известной кинотрилогии, ее популярность расползлась далеко за пределы родной Исландии. В мир вокальной электроники Эмилиана пришла в конце 90-х с песней Unemployed in Summertime, в которой вдумчиво и просто рассказала о поре взросления. Она не только писала тексты, но и делала саунд. Впоследствии, чтобы откреститься

Автор дизайн-макета Антон Степанов Лого и фирменный стиль Валерий Голыженков Шрифты Brioni и Fedra компании Typotheque

НП «ИД «Время» Генеральный директор Михаил Зайцев АНО «АГ «Новости Москвы» Генеральный директор Тимур Рудников t.rudnikov@mn.ru

Адрес редакции: 119021 Москва, Зубовский бульвар, д. 4.

Директор по продажам Галина Нигматуллина g.nigmatullina@mn.ru Отдел рекламы: тел. +7 (495) 645–64–03 Директор по рекламе Наталия Волкова n.volkova@mn.ru

Телефон редакции: +7 (495) 645–64–11. Факс: +7 (495) 645–64–07. E-mail: mn@mn.ru

Натали Юрберг — шведский мультипликатор, видеоартист и автор инсталляций. Вместе с мужем и постоянным соавтором — композитором Хансом Бергом она работает с пластилином, в котором воплощает абсурдные сценарии возможного развития действительности. В своем новом проекте «Черный котел» Юрберг размышляет о возникновении мира из небесной чистоты и земных страстей. Место: центр современной культуры «Гараж» (ул. Крымский Вал, д. 9); тел. (495) 645-05-20 Время: до 25 августа, 11.00–21.00 Стоимость: 200 рублей

от мира электроники, Эмилиана взяла в руки гитару — и в акустическом варианте ее творчество ничуть не поблекло. Певица внесла свой вклад в творчество хаус-дуэта Gus Gus, написала несколько песен для Кайли Миноуг, выступала с Moby, Стингом, Дайдо, Travis, Tricky. В России Эмилиана Торрини выступит впервые. Место: клуб «16 тонн» (ул. Пресненский Вал, д. 6, стр. 1); тел. (499) 253-15-50 Время: 20.00 Стоимость: 1200 рублей

Ведущий менеджер Марина Носкова m.noskova@mn.ru Отдел маркетинга: тел. +7 (495) 645–65–65 Руководитель отдела маркетинга Светлана Ермоченкова s.ermochenkova@mn.ru Отдел распространения: тел. +7 (495) 645–65–65, факс +7 (495) 637–40–40, distribution@mn.ru Директор по распространению Алла Коломиец

Редакция не несет ответственности за содержание рекламных объявлений и сообщения информационных агентств. Перепечатка материалов «Московских новостей» допускается только по согласованию с редакцией. При цитировании ссылка на «МН» обязательна. Газета зарегистрирована в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).

Регистрационный номер ПИ № ФС77-43175 от 21.12.2010 г. Учредители: ФГУП РАМИ «РИА Новости» и НП «ИД «Время». Отпечатано в ЗАО «ПК«Экстра М», Россия, 143400, Московская область, Красногорский район, п/о «Красногорск-5», а/м «Балтия», 23 км., полиграфический комплекс. Время подписания в печать: по графику — 18:30, фактическое —18:30 Заказ № 13-06-00484 Тираж 44800 Цена свободная


>> 4 Алексей Моторов писатель, врач «Я как-то поехал на рыбалку с двумя своими давними приятелями, которые в то время работали на кладбище. И они неделю говорили на этом своем сленге — смеси уголовщины и свойственных торгашам неологизмов. Мне было неприятно, насколько мои приятели люмпенизировались, и я даже просил их сменить темы для обсуждения на абстрактные. Еще мне некомфортно среди спортивных болельщиков. Мне как врачу это кажется массовым помешательством, которое усиливается СМИ и госчиновниками. И когда в течение трехчетырех часов говорят только о футболе, мне становится дико тоскливо»

«По большому счету наш спектакль о мусоре — информационном, вещественном, который нас окружает и затрудняет естественное восприятие себя и мира. Здесь, в театральной школе, важны не только занятия, хотя каждое дает очень много как для понимания театра вообще, так и с точки зрения конкретных актерских навыков»

Пабло Лечуга актер, Испания

5–6

тыс. предпринимателей может выйти на свободу в результате амнистии

>> 10 Русская классика в американской тюрьме Лермонтов, Толстой и Достоевский борются с преступностью в США

6

mn_25_06_2013_N108  
Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you