Issuu on Google+

Мгновенье! О как прекрасно ты, повремени!

>>В4 Федор Лукьянов главный редактор журнала «Россия в глобальной политике», председатель президиума СВОП «Европейская интеграция никогда не была демократическим проектом. Была элитарная идея, несколько интеллектуалов придумали гениальную схему, как выходить из ситуации тотальной послевоенной ненависти и разрухи. Им тогда надо было Нобелевскую премию давать, а не сейчас, когда это стало похоже на пародию. Но до начала XXI века европейским элитам удавалось объяснить гражданам, почему и им это выгодно. И недемократичность не была препятствием. Сейчас этот механизмсвязка перестает работать»

15

кг весил костюм Мефистофеля в фильме «Фауст» Александра Сокурова

Газета большого города | Выходит ежедневно № 238 (434) | 24 декабря 2012

Люксор

>> В2 Приложение «Большая политика»

Итоги года: поступки, тенденции, ожидания

>> 2 Субъективный обзор

Главные театральные события, кинопремьеры и книжные новинки года


я зритель

2

Год в образах и буквах И

тоги — вещь субъективная. Особенно в искусстве, где главный критерий оценки — эмоции. И чем более противоречивую реакцию вызывает произведение, тем больше прав имеет называться искусством. «Московские новости» представляют свой — субъективный и далеко не исчерпывающий — обзор главных театральных событий, кинопремьер и книжных новинок года. Мы постарались сделать его репрезентативным, выбрав разноплановые произведения, которые стоило посмотреть или прочитать в уходящем году. Что, впрочем, не поздно сделать и в следующем.

Над номером работали: Инна Логунова Наталья Бабинцева

Ксения Бубенец

московские новости № 238

24 декабря 2012


24 декабря 2012

московские новости № 238

я зритель

3


4

я зритель

московские новости № 238

24 декабря 2012


я читатель

5

Все началось с одного эссе – о некоторых эстетических и моральных проблемах, возникающих в связи с вездесущностью фотографических изображений; но чем больше я думала о том, что такое фотография, тем более сложными и увлекательными представлялись эти проблемы. Так что из одного эссе вытекало другое, а потом (к моему удивлению) еще одно. Получилась цепочка статей о значении и развитии фотографии, которая завела меня так далеко, что соображения, очерченные в первой, продолженные и задокументированные в последующих, можно было суммировать и расширить более теоретическим образом – и на этом остановиться. Сьюзен Сонтаг Эта книга безусловно будет стоять у истока всех последующих размышлений о фотографии. The New York Times

www.garageccc.com

www.admarginem.ru

Cьюзен Сонтаг О фотографии

московские новости № 238

Центр современной культуры «Гараж»

24 декабря 2012

Cьюзен Сонтаг

О фотографии


я зритель

6

московские новости № 238

24 декабря 2012

Главные театральные события года Топ-15 спектаклей 2012 года, которые еще не поздно посмотреть в новом году

«Московские новости» представляют самые интересные театральные премьеры года. Это не рейтинг, потому что невозможно по одним и тем же критериям оценивать постановки докудрамы и современной хореографии. В подборку вошли спектакли разных жанров и стилистики, рассчитанные на самую разнообразную аудиторию — от приверженцев классики до ценителей дерзких экспериментов, от убежденных театралов до неофитов. Нина Сизова

1

Драма

Смена поколений. Очень русская история

Театр о театре

«Год, когда я не родился».

«Таланты и поклонники».

Режиссер Константин Богомолов. Театр п/р Олега Табакова

Режиссер Миндаугас Карбаускис. Театр Маяковского

Дебют Миндаугаса Карбаускиса на сцене Театра Маяковского после назначения его художественным руководителем. Очередная попытка разобраться в актерской природе и механизмах театрального мира, символом которого в сценографии Сергея Бархина становится поворотный круг. В роли Саши Негиной приглашенная из МХТ Ирина Пегова — очень русская, в ситцевом платье, совершенно не соответствующая привычным представлениям об этой героине Островского. Спектакль выдвинут на «Золотую маску-2013» в номинации «Работа режиссера». «Девятьподесять». Режиссер Никита Кобелев. Драматург Саша Денисова. Театр Маяковского

Девяностолетняя история Театра Маяковского в рассказах его заглавных персонажей и героев второго плана: Всеволода Мейерхольда, объясняющего задачи нового театра; Алексея Попова, уговаривающего актеров изучать правду рабочей жизни на заводах Урала; Александра Гончарова, приводящего в смятение всех и вся своим легендарным криком; актеров, монтировщиков, буфетчиц, костюмеров, рассуждающих о магии театра. Живая, эмоциональная и остроумная «документальная драма в гардеробе», как создатели определяют ее жанр.

1-2. Фрагменты из спектакля Давида Бобе и Кирилла Серебренникова «Метаморфозы»

Еще один претендент на «Золотую маску» в номинации «Работа режиссера». Пьеса Виктора Розова «Гнездо глухаря», по которой поставлен спектакль, — о застойных 70-х. Богомолов сместил акценты, зарифмовав с днем сегодняшним. Спектакль Константина Богомолова не столько о времени, сколько о смене и преемственности поколений, о ложных, фальшивых ценностях. О том, что нынешнее общество напрямую наследует брежневской эпохе с ее стареющими, теряющими власть чиновниками и чекистами, готовыми эту власть подхватить. Приз Эдинбургского фестиваля

«Как вам это понравится по пьесе Шекспира» «Сон в летнюю ночь». Режиссер Дмитрий Крымов

Название спектакля — такая же игра слов, как и «Гамлет» по пьесе «Отелло». От шекспировского «Сна» в постановке остался лишь эпизод о несчастной любви Фисбы и Пирама, который ремесленники разыгрывают перед Герцогом. А все остальное — фантазия, сон. О любви и влюбленных, об актерах и зрителях, о театре и жизни. Причудливый калейдоскоп из оперных арий, эквилибристики и даже танца маленьких лебедей сплетается в остроумный, динамичный спектакль, взявший главный приз Эдинбургского театрального фестиваля.

Нина Сизова

Долго ничего не понятно, но очень интересно

«Горки-10». Режиссер Дмитрий Крымов. «Школа драматического искусства»

И еще одна игра слов и смыслов — любимый прием Дмитрия Крымова. В одном спектакле встречаются Ильич, Дзержинский,

герои Розова, Вишневского, старшина Васков и его «бойцы», Микки-Маус и Чебурашка. Крымов, как всегда, блестяще жонглирует метафорами и политическими мифами прошлого и настоящего. В списке «Золотой маски» постановка значится в трех номинациях: «Работа режиссера», «Работа художника», «Спектакль малой формы».


24 декабря 2012

я зритель

московские новости № 238

Последний спектакль Фоменко

«Театральный роман (Записки покойника)». Режиссеры Петр Фоменко, Кирилл Пирогов. «Мастерская П. Фоменко»

Петр Фоменко часто давал возможность своим актерам попробовать себя в качестве постановщиков. «Театральный роман» вышел из этюдов артиста Кирилла Пирогова, который и исполнил в спектакле роль издателя Максудова. Театр обратился к булгаковскому тексту 24 года спустя после набора Петром Фоменко курса в ГИТИСе, который впоследствии стал «Мастерс­ кой Фоменко». В момент, когда появилась опасность «забронзоветь», «стать памятником самому себе». После ухода мастера этот вопрос для «фоменок», пожалуй, еще более значим. О кризисе веры современника

Возвращение Любимова «Бесы». Режиссер Юрий Любимов. Театр Вахтангова

Обычная семья. Обычное непонимание и нежелание слушать и слышать друг друга. Музыкант-неудачник муж, вечно раздраженная жена-риэлтор, 18-летняя дочь, которая либо слушает музыку, закрывшись

Современная хореография «Первая вспышка». Хореография Йормы Эло. Музыкальный театр им. Станиславского и Немировича-Данченко

Финн Йорма Эло — один из самых востребованных мировых хореографов. Во многом благодаря умению сочетать классику и современный танец. «Первая вспышка» на музыку Яна Сибелиуса — один из лучших его балетов, где Эло виртуозно работает со сценическим пространством и светом и создает непредсказуемый хореографический и ритмический рисунок. Здесь нет традиционных дуэтов или соло, как нет главных и второстепенных движений.

О власти. Булгаков под брехтианские зонги

«Зойкина квартира».

Булгаковскую сатиру на нравы нэпа Серебренников осовременивает, лег­ ко перекладывает на наши реалии. Впрочем, достается не только власти, но и «вшивой интеллигенции» и проле­ тариям. В постановке звучат брехтиан­ ские зонги — песни берлинского кабаре 1920-х годов, новые тексты для которых написали Игорь Иртенев и Владислав Маленко. Серебренников очень грамот­ но и осмысленно использует возможно­ сти видео, анимации и спецэффектов, что добавляет зрелищности спектаклю.

Режиссер Валерия Суркова. Театр.doc

Танец

Первая постановка Юрия Любимова после ухода из Театра на Таганке, ко­ торым он руководил почти пол­ века. «Бесы» по Любимову — это не только предсказание катастро­ фы 1917 года, но и то, что происходит с миром сейчас. Из формальных отсы­ лок с настоящему моменту в спектакле только белые растяжки с лозунгами, которые в финале становятся саваном для раскаявшегося нигилиста Шатова. А почти четырехчасовая постановка становится консервативным манифе­ стом-предупреждением против л��бой «революционности».

Режиссер Кирилл Серебренников. МХТ им. Чехова

«Язычники».

7

На стыке жанров О мифах в реальности

.

«Метаморфозы»

Режиссеры Давид Бобе, Кирилл Серебренников. «Седьмая студия». Проект «Платформа»

Сложная, физически затратная хореография, интеллектуальность и зрелищность. «Метаморфозы» Овидия путешествуют сквозь время, стилистику и государственные границы. Это не стилизация античности, а соединение мифа и современности. Изначально спектакль собирались ставить по мотивам компьютерной игры Mortal Combat, потом пришли к Овидию в постиндустриальном пространстве. Пространстве, в котором существуют если не тела, то души современного человека.

3

«Бесы» по Любимову — это не только предсказание катастрофы 1917 года, но и то, что происходит с миром сейчас

ото всех в своей комнате, либо хамит. До предела атмосферу накаляет верующая свекровь, неожиданно появившаяся в доме после долгих лет паломничества по монастырям. Отрицание веры сменяется утверждением, а потом языческим хаосом, в котором беспорядочно разбросаны ее осколки.

Sleepless («Бессонница»). Хореография Иржи Килиана. Музыкальный театр им. Станиславского и Немировича-Данченко

Какими тонкими нитями связаны движение в пространстве и движения души? Всегда ли мы отдаем себе отчет в том, от чего и к чему мы движемся? В этой постановке Килиан исследует отношения сознания и бессознатель­ ного. Участники каждого из четырех дуэтов постоянно меняются ролями — и уже невозможно сказать, кто же из них реален, а кто живет где-то в мире теней. Ткань минималистского бале­ та эфемерна, как сон, как электрон­ ная музыка немецкого авангардиста Дирка Хаубриха. Классика XX века. Просто красиво

«Драгоценности». Хореография Джорджа Баланчина. Большой театр

Хореографический триптих классика бессюжетных балетов XX века. Балет 1967 года состоит из трех независимых частей: «Изумруды» на музыку Форе, «Рубины» на музыку Стравинского и «Бриллианты» на музыку Чайковского. Стилистически каждая из них отражает особенности трех главных балетных школ — французской, русской и американской. Зрелищный, радующий глаз балет и исторический экскурс одновременно.

Классическая опера Традиционно. Роскошное зрелище

Опера в постановке хореографа

«Травиата».

«Четыре квартета».

Режиссер Франческа Замбелло. Большой театр

Постановка Олега Глушкова. «Седьмая студия». Проект «Платформа»

2

Олег Черноус

Визуализировать цикл из четырех поэм Элиота, наполненных символизмом цвета, чисел, ритма и времени, непросто. Квартету американских и русских актеров — Казимиру Лиске, Одину Байрону, Инне Сухорецкой и Кириллу Вытоптову — удается раскрыть самые неочевидные сюжеты и метафоры сложнейшего текста. Средством становится синтетический театр композитора Александра Маноцкова и режиссера Олега Глушкова, построенный на заведомом несовпадении языков.

3. Артистка балета Мария Тюрина. Спектакль «Бессонница»

В афише Большого театра «Травиаты» Верди не было двенадцать лет, что для серьезного оперного театра несолидно. Теперь есть — традиционный, роскошный спектакль без современных вольностей, на которые Большому пеняли после премьеры «Руслана и Людмилы» и возобновления «Золотого петушка». Хотя не обошлось без некоторых хронологических подвижек: действие разворачивается в 1900-е годы, ряженых испанок на балу у Флоры с успехом заменяют танцовщицы кабаре, а Альфред разъезжает на велосипеде.


я зритель

8

московские новости № 238

Лучшие кинопремьеры года

Топ-15 фильмов-2012, которые стоит посмотреть или пересмотреть в новогодние каникулы

К

иноитоги-2012 по версии «Московских новостей». В наш топ-15 вошли фильмы, которые вышли в российский прокат в этом году. Среди наиболее значимых релизов года немало отечественных картин, в том числе документальных. Вообще уходящий год впервые запомнился повышенным интересом широкого зрителя в России к неигровому кино. Что, впрочем, уже давно стало трендом на Западе. Сюрреальность. Кино как метафора кино

Holy Motors («Корпорация «Святые моторы»). Режиссер Лео Каракс

Режиссер Лео Каракс молчал более десяти лет. На вопрос, почему так долго, отвечал просто: нечего было сказать,

звавшего армию к государственному перевороту. Фильм интересен как минимум с познавательной точки зрения, хотя к изобилию национальной специфики можно было бы придраться.

тех же уголовников, занятых в спектакле. Итог — жесткая, эмоционально заряженная картина о возможности свободы. Пусть даже и в тюрьме.

Философия власти «Фауст». Режиссер Александр Сокуров

Грани любви Между жизнью и смертью «Любовь». Режиссер Михаэль Ханеке

Завершающий фильм тетралогии Александра Сокурова о власти, получивший главный приз Венецианского фестиваля. Визуализация не столько гетевского «Фауста», сколько смыслов, скрывающихся между строк. Доктор Фауст — тот, кто тенью стоит за героями предыдущих фильмов тетралогии — Гитлером, Лениным, японским императором Хирохито. Персонаж, который может легко принять их обличье в своих попытках обмануть дьявола.

Картина получила «Золотую пальмовую ветвь» Каннского кинофестиваля. Но дело не в этом. И даже не в имени режиссера. Несмотря на обилие легковесных ромкомов и вполне приличных мелодрам, фильмов о любви не так много. А о любви последней и того меньше. Когда любимый человек, с которым прожили всю жизнь, не просто угасает, а уходит мучительно, некрасиво, буквально разлагаясь на глазах.

24 декабря 2012

Тонкая, пронзительная игра 81-летнего Жана Трентиньяна и 85-летней Эмманюэль Ривы. «Я буду рядом». Режиссер Павел Руминов

Ужас умирания и радость жизни. Молодая женщина узнает о том, что больна раком, и начинает поиски приемной семьи для своего шестилетнего сына. Полнометражный фильм смонтирован из сериала. Несмотря на трагический сюжет и предельную эмоциональность, картину менее всего хочется назвать слезоточивой. Ритмически и драматургически фильм немного проигрывает от смены сериального формата на полный метр, но это не помешало ему получить главный приз «Кинотавра». «Жить». Режиссер Василий Сигарев

Как жить дальше, если близкий человек умирает? Если вокруг безрадостная, серая действительность? Да и вообще возможно ли? Фильм складывается из трех параллельных историй. Бросившая пить алкоголичка, ВИЧ-инфицированная пара и маленький мальчик, раздражающий мать и отчима самим фактом своего присутствия, — все они сталкиваются со смертью родных людей, нестерпимой болью и отчаянием. Фильм, который выматывает и опустошает. Фильм, который убеждает: жить. Кризис брака

«Измена». Режиссер Кирилл Серебренников

Третий полнометражный фильм Кирилла Серебренникова. Рабочее название картины — «Казнь». Эти два понятия в общем-то в полной мере объясняют суть фильма. Возможно, немного морализаторского и немного буксующего драматургически. Интересна стилистика картины: ее герои не имеют имен, это универсальные Он и Она, действие разворачивается в пространстве, лишенном национальных и временных черт. Смотреть стоит хотя бы ради визуального решения. Ну и морали, хоть и не новой.

Другое кино

1

а как возникла идея — появились «Святые моторы». И сразу попали в конкурсную программу Каннского кинофестиваля-2012. Эта картина — о масках, которые мы носим или хотели бы примерить, но прежде всего о сути лицедейства и актерского искусства, вечной и такой притягательной обманке. Многочисленные отсылки к истории кино и великолепная игра Дени Лавана, который перевоплощается то в старуху-нищенку, то в сумасшедшего маргинала, то в умирающего старика, — как минимум две причины, по которым стоит смотреть фильм.

Культовый роман: секс, наркотики, интеллектуалы «На дороге». Режиссер Вальтер Саллес

Литературное Легендарный писатель

«Цезарь должен умереть».

«Мисима. Финальная глава».

Фильм-победитель Берлинского кинофестиваля. Эксперимент человеческий и кинематографический. Шекспировская драма разыгрывается не где-нибудь, а в тюрьме строгого режима, знаменитой римской «Ребибии». Братья Тавиани рассказывают документальную историю постановки «Юлия Цезаря» в тюремном театре. И рассказывают силами все

Режиссер Кодзи Вакамацу

Последняя работа классика японского кино, трагически погибшего в октябре этого года. Картина повествует о последних годах жизни и ритуальном самоубийстве культового писателя Юкио Мисимы, без пяти минут нобелевского лауреата, эстета, провокатора, патриота, активного общественного деятеля, при-

Первая экранизация главной книги поколения битников, культового романа Джека Керуака «На дороге». К изучению романа и культуры битничества Саллес , ранее снявший байопик «Че Гевара. Дневники мотоциклиста», подошел со всей серьезностью. На это у него ушло восемь лет, за которые он даже успел снять отдельное документальное кино о своем погружении в мир книги. Шекспир в тюрьме Режиссеры Паоло и Витторио Тавиани

Другое кино

2

Условная Света из Иванова

«Я тебя не люблю». Режиссеры Павел Костомаров, Александр Расторгуев

1–2. Кадры из фильма «Любовь» Михаэля Ханеке

Эта документальная картина об интимной жизни этакой условной Светы из Иванова. Девушки, которая носит майку с принтом «все бабы как бабы, а я богиня», чьи мечты просты и конкретны:


большаяполитика Приложение к № 238 (434)

Владимир Федоренко/РИА Новости

Раньше в отдельной теплой комнате было можно создать микроклимат, который устраивал. Сегодня весь мир — проходной двор. Мы находимся в состоянии транзита непонятно куда в мире, который находится в том же состоянии. Надо постоянно меняться и при этом сохранять себя. Это трудно, и власть пытается охранять то, что есть. Главная идея — как страшно жить! >> В2–В7 >> В2–В3 Дети и конец света Политические итоги года

>> В4–В7 «Искра» вместо твиттера Гаджетов не было, а какой эффект случился…


итоги

в2

приложение «Большая политика» к № 238 24 декабря 2012

Провал дороги, конца света и протеста Таковы политические результаты уходящего года

Ч

то называют итогами, достижениями и провалами уходящего года ведущие политики, экономисты и политологи? «МН» постарались представить разные взгляды. В опросе приняли участие: Евгений Ясин, научный руководитель Высшей школы экономики; Алексей Чеснаков, руководитель научного совета Центра политической конъюнктуры, заместитель секретаря генсовета «Единой России»; Владимир Рыжков, сопредседатель партии «РПР-Парнас»; Андрей Нечаев, президент Российской финансовой корпорации. Итог года

Владимир Рыжков:

Нарастание стагнации в экономике, хронические кризисные явления в политике, кризис управления. Алексей Чеснаков:

Если пытаться банально свести «дебет с кредитом», то факт: главный политический итог — сохранение status quo. Сохранились все группы и линии водоразделов между ними, основные тренды и претензии, которые были и перед началом 2012-го. Надежды некоторых на радикальное обновление повестки дня не сбылись. Все новшества были предсказуемы и не изменили качества игроков. Основные участники политического процесса ограничены старыми стратегиями и не могут предложить новых ни для себя, ни для страны в целом. Андрей Нечаев:

Появление массового протеста жителей крупных городов, преимущественно представителей образованного, креативного класса. Сознательно усиливаемый властями раскол общества на активную, протестующую часть и пассивное большинство, пока еще согласное терпеть ограничение политических свобод, фальсификацию выборов, дезинформацию и коррупцию ради растущего уровня жизни. Весьма вероятное ухудшение экономического положения значительной части населения в результате второго за несколько лет экономического кризиса и опережающего роста тарифов ЖКХ и пр. может резко увеличить число недовольных, а в дальнейшем — и протестующих граждан. Все более очевидным становится курс власти на дальнейшее ограничение демократических свобод и силовое (с использованием правоохранительных органов и контролируемых судов) подавление протестной активности. За рубежом с точки зрения влияния на Россию событием года стало принятие в США «акта Магнитского».

Провал года

Евгений Ясин:

6 мая. Тот момент, который получил развитие, и стало ясно, что мы к политической дифференциации и развитию политической системы не готовы. Власти стали закручивать гайки. Алексей Чеснаков:

Координационный совет оппозиции. Много заявок на лидерство, в итоге ничтожный результат. Пока все возможности, которые были у КС, конечно, не реализованы, но некоторые уже безвозвратно потеряны. Причина — неправильно выбранная стратегия. Несистемная оппозиция могла стать содержательной альтернативой власти, подвигнуть власть на изменения, а в результате группа людей суетится и делает ошибку за ошибкой. Губительна была изначальная установка на жесткое противостояние власти. Они должны были создавать не альтернативную, а параллельную повестку дня. Часть членов КС это понимает, но и только. Они пытаются стать анти-Путиным в условиях, когда нужно создавать условия для появления в обществе реального запроса на новые фигуры. Это долго и тяжело. А лозунги «поменяем Путина на кого-нибудь» и «кто угодно, только не Путин» бесперспективны. Путин умнее и эффективнее любого из них и всех их вместе на этом поле. И самое важное, что это не только правда, но и мысль, разделяемая большинством граждан. Владимир Рыжков:

Программное послание Владимира Путина. Из него стало ясно, что у президента нет программы на третий срок своего президентства. Он не знает, как решать проблемы нарастающей слабости экономики, плохих государственных институтов, деградации человеческого капитала.

Сергей Орлов/РИА Новости

канскими гражданами. Американцы многократно больше, чем сами россияне, усыновляли не просто брошенных, а больных и неполноценных детей. Детисироты стали разменной картой в борьбе за «права» российских чиновников.

Андрей Нечаев:

Обвал дороги, построенной и сданной в эксплуатацию к саммиту АТЭС на Дальнем Востоке. Глупость года

Евгений Ясин научный руководитель Высшей школы экономики

Евгений Ясин:

Кампания подавления оппозиции и совершенствование законодательства, которое потихоньку вычищает все возможности проявления независимости. Правительство имело возможность развивать те идеи, которые были заложены в платформе политической реформы Медведева. Но оно пошло обратно по пути, который нравится Путину. Это большая ошибка. Андрей Нечаев:

Глупость и одновременно подлость — принятие Думой закона о запрете на усыновление российских детей амери-

Владимир Рыжков:

Дело Pussy Riot, открывшее дорогу уголовным преследованиям за инакомыслие и творческую провокацию, показавшее миру растущую неадекватность российского правящего режима. Личность года

Алексей Чеснаков руководитель научного совета Центра политической конъюнктуры, заместитель секретаря генсовета «Единой России»

Владимир Рыжков:

Барак Обама. На фоне экономических трудностей и высокой безработицы он смог переизбраться на пост президента США. Большинство американцев поддержали его программу достижения большей справедливости, а кандидат от республиканцев вновь не попал в ожидания.

1. Все казалось светлым, гладким и спокойным. И вдруг, как часто случается в России, прямо по курсу образовался провал. Латать нельзя объехать


приложение «Большая политика» к № 238 24 декабря 2012

итоги

Андрей Нечаев:

Депутаты Госдумы, принявшие закон о запрете на усыновление российских детей американскими гражданами в качестве «симметричного ответа» на «акт Магнитского». А также министр обороны Сердюков и его подельница Васильева, дело которых наглядно проиллюстрировало обществу масштабы коррупции в высших эшелонах власти.

в3

Лозунги «поменяем Путина на кого-нибудь» и «кто угодно, только не Путин» бесперспективны. Путин умнее любого

Идея года

Владимир Рыжков:

«Закон Магнитского», принятый США, впервые создающий механизм ответственности для лиц, причастных к убийствам, коррупции и нарушениям прав человека. В наступающем году аналогичные законы могут принять Канада и ЕС. Андрей Нечаев:

Отсутствие у власти прорывных идей вообще. Поступок года

Алексей Чеснаков:

Алексей Чеснаков:

Владимир Путин. Все в стране мерят от него. Не столько даже в категории «путинец» — «антипутинец», «симпатия — антипатия», а от его реального политического веса. Можно любить президента, можно не любить, но его нельзя не брать в расчет во всех политических раскладах. Что бы кто ни делал в политической, экономической, социальной сфере, фактор Путина присутствует всегда. Андрей Нечаев:

Алексей Навальный. Он стал признанным лидером радикальной части российской оппозиции. Антиличность года

Алексей Чеснаков:

Сердюков. По всем, увы, показателям. То, что он сделал с имиджем Минобороны и в общем-то неплохо начавшейся военной реформой, об-

Акция Pussy Riot. Негативный поступок, но по своему политическому и общественному резонансу, несомненно, ставший «лакмусовым» событием года. Видно, что у большинства участников развернувшейся вокруг поступка дискуссии отсутствует принципиально важное для демократии представление о допустимых границах между общественным, общинным и частным. Если поступок девушек был бы исключительно общественным, если бы они устроили свое «выступление» на ступеньках перед храмом, это можно было бы вписать в границы перформанса. Протанцевав в храме, они перешли на очерченную законом, традицией и 1 моралью площадку общины. Конечно, это не личное проладая на старте довольно странство, не совсем то же сасерьезным политическим мое, что вломиться к человесом и доверием, намновеку в квартиру, запрыгнуть го больше, чем простая на стол и исполнить джигу. дискредитация. Это полиНо храм и не частная и не обтический удар по власти. щественная, а общинная собЧеловек мог добиться феВладимир Рыжков сопредседатель ственность, общинное прономенальных результатов партии «РПР-Парнас» странство. В такой ситуации в важнейшей сфере, проотсутствие реакции на акдемонстрировать эффекцию со стороны государства тивность государственной явилось бы доказательством машины, у него для этого отсутствия самого государбыло все. А он прокололся ства. Это означало бы разрена «чижиках»… шить общине самой наказать «кощунниц», как она считаВл��димир Рыжков: ет нужным, то есть приватиДепутаты Думы Екатерина Андрей Нечаев президент Российской зировать моральную и инЛахова и Елена Афанасьева, финансовой струментальную функцию а также уполномоченный по корпорации власти. Возможно, избранправам ребенка Павел Астаная мера наказания не соотхов, предложившие запреветствовала степени тяжести, тить американцам усыновно девушки перешли некую грань, за колять российских детей, в том числе тяторой верующий может взять топор и желобольных. Тем самым они обрекли идти защищать себя и свою веру, что для многих из них на прозябание, одинонего, как правило, тождественно. Кто-то чество и даже смерть.

воспринимает молитвы в храме как коллективное действие, кто-то как личное таинство общения с Богом. Но государство должно охранять и право личности, и право общины от беззастенчивого вторжения в это таинство других. Андрей Нечаев:

Панк-молебен Pussy Riot, вызвавший неоднозначную и бурную реакцию в обществе как сам по себе, так и в связи с неадекватностью последовавшего уголовного преследования и наказания. Активная негативная реакция на наказание мировой политической и творческой элиты. Владимир Рыжков:

Рассказ о фальсификациях на выборах Татьяны Ивановой, учителя из СанктПетербурга (школа №575), председателя участковой избирательной комиссии №99. Тенденция года

Владимир Рыжков:

Усиление системного кризиса в России на фоне начала постепенного выхода мира из затяжного кризиса. Андрей Нечаев:

Рост и последующее снижение массовых протестов граждан на фоне роста протестной активности в регионах по конкретным поводам: экологические преступления, точечная застройка, разрушение памятников, злоупотребления местных чиновников. Ожидание года

Алексей Чеснаков:

Президентские выборы в США. Многие ждали, что победит республиканец Ромни, и думали, как тогда перезагружать отношения с Америкой. Палец все время тянулся к кнопке reset. Владимир Рыжков:

Политические реформы в России. Они так и не произошли из-за недостаточной силы оппозиции и гражданского общества и все еще достаточно сильной и при этом становящейся все более косной власти. Андрей Нечаев:

Ожидание конца света.


тенденции

в4

приложение «Большая политика» к № 238 24 декабря 2012

Cathal McNaughton/Reuters

Хаос из порядка

Диалог экономиста и международника о том, куда катится мир Светлана Бабаева s.babaeva@rian.ru

Я

рослав Лисоволик, главный экономист, руководитель аналитического департамента «Дойче-банка Россия», и Федор Лукьянов, главный редактор журнала «Россия в глобальной политике», председатель президиума СВОП, размышляют, каковы сегодня главные угрозы для мира и для России как его неотъемлемой части. Происхождение пятен и мегарегулятора «МН»: За год мир улучшился, ухудшился, остался прежним? Федор Лукьянов: Что значит улуч-

шился-ухудшился? Это вопрос вкуса, что лучше, что хуже. Мир быстро меняется. Говорить можно лишь о том, стал ли он более устойчивым или менее. Менее. И это состояние усугубляется. Двадцать с лишним лет назад был баланс, построенный на определенных принципах. Баланса не стало, и возникла иллюзия: вот сейчас появится чтото новое. Но довольно быстро выяснилось: отсутствие старой системы не оз-

начает появления новой. То, что мы сегодня ощущаем, — движение к ней. Но находимся мы где-то в самой середине переходной эпохи и даже не приблизились к формированию новой. «МН»: Возможно, 20 лет назад люди рассуждали так же: уходит в прошлое стабильный мир середины века с четко определенными социальными ролями, понятиями добра и зла. Вместо этого хаос конца 1960-х, экономические проблемы 1970-х. Ф.Л.: Люди всегда склонны считать, что

раньше было лучше. Но это свойство человеческой натуры, а не международных отношений. 20 лет назад действительно была уникальная ситуация. Прежняя система рухнула. Без страшных потрясений и кровопролитных войн, без революций и отрубания голов. И хотя уже в 90-е появилось множество настораживающих признаков, мир, особенно западный, пребывал в эйфории: вот он, конец истории. Мы достигли мечты! Ну неприятности в Югославии — разрулим. Ну азиатский кризис. Ага, у них там исчерпана прежняя модель развития, сейчас объясним, как надо. Очень ярким был 1998 год: взорвали посольства США в Танзании и Кении, этакий звоночек перед 11 сентября, тогда же появился Бен Ладен.

Конечно, был определенный шок. Но главное — что обсуждалось в то время? Каково происхождение пятен на синем платье Моники Левински! Крах коммунистической системы стал для западного мира инъекцией эндорфинов. Ярослав Лисоволик главный экономист, руководитель аналитического департамента «Дойче-банка Россия»

Федор Лукьянов главный редактор журнала «Россия в глобальной политике», председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике

«МН»: В экономике тоже была эйфория? Англосаксонский мир любит апеллировать к середине 1980-х — рейганомика, эффект реформ Тэтчер. Но ведь были и шахтеры Уэльса… Ярослав Лисоволик: Тогда Запад не

находился у черты, к которой подошел теперь. Ныне действительно надо менять модель. Хотя бы потому, что на поддержание существующей нет ресурсов — бюджетных, финансовых. Это толкает европейцев на объективно необходимые реформы, которые, думаю, будут идти достаточно активно во многих странах. Мы мало об этом слышим, но в странах, наиболее затронутых кризисом, — Греции, Ирландии, Португалии — идут серьезные структурные изменения. Мы действительно живем в эпоху смены модели, прежде всего западноевропейской модели государства благосостояния, и ее трансформации в нечто новое. Пока неясно, во что, возможно, в нечто более близкое к американской модели,


приложение «Большая политика» к № 238 24 декабря 2012

тенденции

Мы живем в эпоху смены модели — западноевропейской модели государства благосостояния Если мы говорим о Европе, там сейчас происходит очень важный процесс — создание на базе Европейского центробанка своего рода мегарегулятора. Раньше Европейский ЦБ отвечал исключительно за денежно-кредитную политику. Теперь его роль распространяется на регулирование банковского сектора и наблюдение за стабильностью всех коммерческих банков Европы. Это даст больше возможностей реагировать на кризис. Такая проблема была и у России. В последние месяцы шли дебаты по поводу создания мегарегулятора. Решение в конечном итоге было принято по аналогии с европейским. Действительно, в мире происходят очень интересные процессы с точки зрения экономических моделей, переосмысления роли государства. Перед Европой стоит дилемма: для вывода из кризиса необходимо участие государства, но при этом нужно сокращать расходы самого государства. Сокращаем расходы — замедляется экономи 1. ческий рост. Активизируем Весь мир — хаос. рост за счет госрасходов — Как страшно жить… растет бюджетный дефицит. 1 Ф.Л.: Я бы согласился с тем, что вы говорите о концептуальных дебатах по поводу роли государства в США или России. Но в Европе нет государства, которое могло бы увеличивать или снижать свою роль в экономике. Есть прототип — наднациональные органы. Но возможно, в гибрид европейской, амеЕвропа так и не стала федерацией. Конриканской и какой-то еще. ституция Евросоюза провалилась по Ф.Л.: Но мы видим, как в США входят в вполне конкретным причинам, но клинч люди разных взглядов, как трафактически это было отторжение садиционная система сдержек и протимой идеи федерализации. Легитимвовесов, поиска и нахождения баланса ность европейцы по-прежнему могут начинает давать сбои. Возможно, сама черпать лишь в национальных политиамериканская модель тоже дает сбой? ках — там нет единого правительства, которое выбирают. Нужно больше денег, но меньше расходов

«МН»: Больше того, многие потомки Джона Стюарта Милля и Адама Смита уже готовы внедрять принципы социалистической справедливости, чего не было прежде в Америке. Я.Л.: Для экономистов американская

модель ассоциируется с большей производительностью, меньшей ролью государства в экономике. То, что мы сейчас видим и в Америке, и в Европе, свидетельствует о том, что, несмотря на все восхищения западной моделью и институтами, их необходимо совершенствовать. Процесс выработки решений проблематичен и подчас занимает много времени. В кризисных условиях это приводит к тому, что не только сами страны, но и вся мировая экономика оказывается в сложном положении.

«МН»: Иногда вообще кажется, что страны, с подозрением относящиеся к европейской интеграции, в экономическом плане чувствуют себя лучше. Швейцария, Англия, Исландия наконец. Ф.Л.: Исландия просто отказалась пла-

тить долги, а так все нормально…

«МН»: Но сколько ее убеждали влиться в европейскую коммуну, пугали едва не бойкотом! Был выбор: общеевропейский дом с помощью по долгам, но и обязательствами перед всеми, или сами по себе, без обязательств — с отказом по долгам. Решили: Европа подождет, делаем то, что считаем нужным, — не платим. Я.Л.: У Великобритании дела все же не

очень хороши. С другой стороны, Швеция, оставшись в стороне от еврозоны, демонстрировала намного лучшую динамику, чем Европа в целом. Швейца-

рия и вовсе оказалась в интересной ситуации. Мировая элита стала искать альтернативы доллару и евро, в итоге весь мир ринулся в швейцарский франк. Бедняги-швейцарцы не знали, что делать с таким наплывом денежных средств. Пытаться сдержать курс — инфляция, потому что надо печатать франки. Дать франку укрепиться — сделать неконкурентоспособной практически всю промышленность. Несколько лет назад швейцарцы установили мировой рекорд по объему валютных интервенций, чтобы предотвратить укрепление национальной валюты. Демократия поневоле Ф.Л.: Но главное, что на этом фоне обсуждается, — возможна ли вообще демократия в подобной ситуации? Да, в Греции проходят выборы, но проходят они примерно так: либо вы голосуете за этих и мы, Евросоюз, и дальше тащим вас за уши; все равно будет очень плохо, но мы вас будем хотя бы кудато тащить. А если проголосуете за других, вам никто больше руки не подаст и вы низвергнетесь в пропасть. Структурные реформы, которые вынужденно проводятся в проблемных странах, заведомо не могут проводиться демократическим путем. Пока в Италии действовало технократическое правительство Монти, что-то делалось. Проводились реформы, люди терпели. Сейчас пройдут выборы, и я сомневаюсь, что там непременно поддержат партии, которые предложат и дальше затягивать пояса. Я.Л.: Самой болевой точкой для Европы была Греция. Население должно было пойти на огромные жертвы. И пока нельзя сказать, чтобы события там развивались недемократическим путем. Прошли выборы, победила партия, которая выступала за проведение болезненных реформ. И все-таки большинство проголосовало именно за них. В Европе механизм принятия решений таков, что прежде чем пойдут какие-либо изменения, абсолютно все должны с ними согласиться. Неизбежно некоторые лидирующие страны принимают на себя большие инициативы, чтобы выработать решение и убедить в его верности остальных. Но рамки демократического процесса соблюдаются. Для Европы это действительно был своего рода тест на устойчивость демократии, пока она его выдерживает. Но как все это объяснить бюргеру «МН»: Тогда что мы подразумеваем под демократией? Только выборы? Политики все больше зависят от текущих политических циклов. В результате дилемма: делать что-то непопулярное сейчас, что даст положительный эффект для нации в буду-

в5

щем, либо ориентироваться на сегодняшние требования избирателей. Стать правительством смертников, затеяв глубокие, болезненные реформы и «пролететь» на следующих выборах? Или, потворствуя электорату, проводить лишь незначительные изменения, но иметь перспективу быть переизбранным? Ф.Л.: Европейская интеграция никогда

не была демократическим проектом. Была элитарная идея, несколько интеллектуалов придумали гениальную схему, как выходить из ситуации тотальной послевоенной ненависти и разрухи. Им тогда надо было Нобелевскую премию давать, а не сейчас, когда это стало похоже на пародию. Но до начала XXI века европейским элитам удавалось объяснить гражданам, почему и им это выгодно. И недемократичность не была препятствием. Сейчас этот механизм-связка перестает работать. «Верхи» понимают, что надо делать — банковский союз, регуляторы, федерализация, но не могут объяснить этого простым жителям Европы. Германии выгоднее тащить Грецию при всех издержках, чем допустить там отмену евро, потому что Германия в любом случае главный бенефициар даже при тех расходах, которые несет. Переход на единую европейскую валюту тоже был непростым, мы помним. Но тогда можно было сказать: видите, вот здесь транзакционные издержки исчезают, здесь расходы снижаются. А сейчас очень трудно объяснить бюргеру, который говорит: почему я должен платить за каких-то греков? Я.Л.: В следующем году, когда в Германии пройдут выборы, мы и узнаем, можно ли все это объяснить бюргеру. Богатые станут потреблять меньше, или Защитим либерализм «МН»: Американский историк говорил: демократия в США — это не столько демократия в поисках братства, сколько демократия выгоды. Демократия в целом была эффективна, пока решения принимали высшие слои обществ, а маргинальные не были вовлечены в процесс. Сегодня — то ли из-за доведенной почти до абсурда толерантности, то ли из-за технологической революции и необходимости учитывать интересы новых слоев избирателей, то ли из-за кризиса — мы видим все большую поляризацию электората вкупе с его растущей раздраженностью. Все это соответственно сказывается на политическом процессе, который становится каким-то черно-белым. Я.Л.: Возможно, мы видим эффект

де Токвиля, когда достижение достаточно высокого уровня благосостояния в разных странах приводит к тому, что люди хотят большего по сравнению с тем, что может дать им экономическая или политическая система. Это прежде всего касается развивающихся

В последние десятилетия в мире складывались так называемые глобальные дисбалансы


тенденции

в6

стран, таких как Россия или Бразилия. Они подходят к той черте, за которой начинается качественный перелом: ставший более богатым средний класс начинает предъявлять новые требования. Он уже хочет быть задействованным в политическом процессе и требует тех прав, которые прежде были лишь у элиты.

Что происходит в рамках трансформации? К примеру, повышается норма сбережения в Америке, которая прежде была чуть не отрицательной. Американцы тратили практически все, что зарабатывали, плюс расходы в кредит. Сейчас это постепенно приходит хоть в какую-то соразмерность с тем, что должно быть.

«МН»: Но почему при этом мы имеем маргинализацию требований? Введем драконовские налоги для богатых, обеспечим пособиями всех бедных. Просматривается левый уклон в ответ на все несправедливости мира. Ф.Л.: Думаю, причина в том, что со-

«МН»: А где в этих тенденциях Россия? Я.Л.: Россия в тенденции развивающих-

циально-экономическая система, которая была предназначена для одной территории, имеет ныне совершенно другой охват. Европейские жители фактически вынуждены конкурировать с азиатскими производителями и жить в условиях, когда огромные массы людей на другом уровне развития соцзащиты становятся «законодателями мод» в мировой экономике. С одной стороны, растет средний класс в таких странах, как Китай или Индия, где рост прослойки на один процент сразу дает десятки миллионов людей. С другой стороны, в Америке бьют тревогу, что средний класс нищает и размывается на фоне растущего расслоения. Это порождает настроения, которые я бы назвал протекционистскими в широком смысле слова. Это не просто тарифные барьеры. Это призывы защитить свою идентичность, сократить приток мигрантов и социальную помощь чужим. Неуверенность в завтрашнем дне порождает ожидания, что государство защитит, что, кстати, тоже стимулирует процесс усиления роли государства.

«МН»: То есть те метания, которые мы видим у избирателей, — это на самом деле поиск неких консервативных опор? Ф.Л.: Это поиск хоть каких-нибудь

опор. К примеру, в Голландии всеми силами хотят сохранить ультралиберальные нормы жизни, которые подвергаются атаке со стороны мигрантов — выходцев из мусульманских стран, которые требуют уважать их традиционализм. Голландцы говорят примерно так: мы либералы и не позволим лишить нас наших либеральных свобод. При том, что ксенофобия всегда была скорее консервативна, здесь имеет место обратная логика. Основа этого — неуверенность в своем завтра. Я.Л.: Сила развивающихся рынков — растущая сила среднего класса. В слабости потребления среднего класса в этих странах и заложен их потенциал роста. У развитых стран, напротив, относительная слабость среднего класса и снижение возможностей для роста потребления. В последние десятилетия в мире как раз складывались так называемые глобальные дисбалансы: очень высокий, выше всяких норм, уровень потребления на Западе, тогда как в Азии население в основном сберегало и не выступало — в силу культурных, исторических и других причин — главным драйвером экономического роста. Сейчас эти глобальные дисбалансы начинают сглаживаться.

приложение «Большая политика» к № 238 24 декабря 2012

ся рынков, то есть усиления и расширения среднего класса. Потенциал для роста потребления у класса очень высокий, намного выше, чем в развитых странах. Если в среднем долг домохозяйств в развитых странах может превышать 60, даже 80% ВВП, в России он составляет 10% . То есть возможностей для того, чтобы средний класс продолжал потреблять и являлся важным драйвером экономического роста, у России достаточно. Маркса больше нет

«МН»: Но есть и другая сторона. Когда пришло осознание, что следующее поколение впервые за много десятилетий может жить хуже предыдущего, даже в Америке наступило уныние. Соответственно это порождает страхи, которые влияют и на социально-политические процессы. Ф.Л.: Главная беда, на мой взгляд, вот в

чем: да, есть чувство исчерпания мо-

John Kolesidis/Reuters

В 1905 и 1917 годах твиттера не было, а была газета «Искра» и газета «Правда». Результат был не менее эффективный дели и неизбежности ухудшения. Но при этом не видно никаких альтернатив, что соответственно и порождает чувство безысходности. Прежде Запад имел две базовые модели: есть правые, которые за «больше рынка — меньше государства», и есть левые, которые за «все наоборот». Одни — за инициативу, другие — за справедливость. Сейчас разница почти стерлась. Она есть на словах и в отдельных проявлениях, скажем, в виде 75-процентного налога на роскошь, введенного президентом Франции. Но это скорее экстравагантная мера, которая всех поставила больше в тупик, нежели показала путь к решению. Или Греция, голосовавшая за реформы. Думаю, все же не за реформы. Там голосовали от полной депрессии! Они вообще не понимают, что происходит. Одни говорят: все будет плохо, но нам будут давать немножко денег, как-нибудь прорвемся. Другие говорят: нет, это не годится, надо по-другому! А как по-другому? Несколько лет назад в Америке ряд ведущих пропагандистов носились с идеей страшной новой глобальной

конфронтации — либеральный капитализм против авторитарного. Западная модель против китайской и российской. Нам угрожает недемократический рынок! Прошло время, и стало понятно: ни Россия, ни даже Китай другой моделью не являются. В итоге вновь ощущение полной потери перспективы выбора политик. «МН»: Вы имеете в виду, что раньше были две мировые альтернативы развития — капитализм и социализм? Ф.Л.: Да, люди могли не разделять эти

взгляды. Но они знали: есть другая модель, и если мы не справимся, придут злобные левые и начнут наводить свои порядки. Это стимулировало и побуждало к действиям. А сейчас все размылось. Я.Л.: В 80–90-х годах был кризис левой модели: крах Советского Союза, удар по социал-демократическим моделям в Европе. Думаю, левая модель должна переродиться и воссоздаться в ином обличье. В каком — пока вопрос открытый. Но мир, я убежден, идет к множественности моделей, а не к одной, именно это будет самым важным результатом кризиса. В 1990-е говорили, что все мы идем к одной модели. Сегодня возникло понимание: есть азиатская альтернатива — достаточно успешный и богатый опыт модернизации, который, кстати, также завязан на государственночастное партнерство, взаимодействие с мировым рынком и успешное встраивание в глобализацию. Именно эти факторы, а не узконациональное толкование «левизны» и «правизны», будут определять успешность новых моделей.


приложение «Большая политика» к № 238 24 декабря 2012

Теория выскакивания из колеи «МН»: Так ли очевидна перспектива этой множественности? Жил-был Китай. Шелшел по своему особому пути, а потом «врезался» в коррупцию — проблему, которую прошли все западные страны на определенном этапе развития. Западный мир любит давать линейные прогнозы относительно развития Азии, при том что эта линейность не работает даже внутри самих западных сообществ. Но вдруг азиатские сообщества просто пойдут в конечном итоге по западному пути? Ф.Л.: Все проходят примерно через

одни стадии роста, и как бороться с коррупцией, если захотеть, в общем, понятно. Но где альтернатива моделей? Во-первых, китайская система очень тесно привязана к культуре, невозможно взять и перенести ее за пределы пусть и большого, но специфического угла мира. Во-вторых, она работает, встраиваясь в другую модель, построенную Западом, что означает и ограничения. Скажем, китайцы уже поняли: опора на экспорт и такая степень зависимости от других стран и политик чревата. Далее вопрос: если они попытаются отползти немного от этой глобализации, что будет? Своя модель? Или то, что было на Западе, но сто лет назад? Здесь ясности нет, мне кажется. И та необычная для страны нервозность, которую мы наблюдали в уходящем году, — свидетельство того, что там обеспокоились о будущем развитии. Я.Л.: Экономисты весьма скептичны по поводу возможности одной страны полностью перенять то, что происходит в другой. Как говорится, «мишень всегда движется». Все страны различаются по своей истории и тому, как они

тенденции ничего не получается, больше из этих образов ничего не выжать. И снова неопределенность, потому что все равно нужна новая идентичность. Мы находимся в состоянии транзита непонятно куда в мире, который находится в том же состоянии. Мне кажется, наша власть сейчас в буквальном смысле охранительная. Пытается охранять то, что есть. Главная идея — какой кошмар, как страшно жить! Отсюда попытки отгородиться на всех уровнях от законов по НКО и усыновлению детей до восклицаний «не позволим погубить нашу промышленность!» после вступления в ВТО. Изменилась тональность властей: вдруг заговорили, что нужна какая-то солидарность, мораль. По-человечески понятно. Просто Путин откровенно говорит об этом, а другие лидеры более изощренно делают вид, что знают, что они делают. Я.Л.: У России нет четкого видения, в каком направлении модернизироваться. Вот, скажем, инвестиционный рост: страна должна расти за счет инвестиций. Но что необходимо сделать, чтобы достичь этого результата, непонятно. Мы видим, что главная экономическая проблема — отток капитала, который нейтрализует все дивиденды, получаемые экономикой от высоких цен 1. на нефть. Попытки сохранить свою идентичность При этом модель развития в стремительно 2000-х, основанная на высоменяющемся мире — ких ценах на нефть, исчерзадача непростая пана, и затухающие темпы 1 экономического роста тому подтвержшли к той или иной модели на протяже- дение. Возможно, отток капитала сослужит даже конструктивную роль, поднии своей истории. Это называется path dependence, теория колеи. И очень инте- толкнув к принятию тяжелых решений. ресно посмотреть, как эти колеи разнятся по странам и регионам. Вот азиатская «МН»: Глобальные проблемы — американмодель. Но она не навсегда останется ский fiscal cliff, мрачные прогнозы по повоэкспортно ориентированной и уже эводу того, что будет, если годовые темпы ролюционирует во что-то другое. Китай ста в Китае упадут ниже 6%, ну и, конечпереключает скорости; не экспорт долно, сланцевая революция, которую в конце жен стать главным средством развития, концов даже мы признали, — касаются нас? а потребление. Тот самый средний класс. Я.Л.: Вся проблема в том, что они в перВ западных странах обратный провую очередь нас и касаются. Что бы ни цесс. Средний класс остается важным случилось, пусть даже относительно источником экономического роста, но малозначимое в США, Европе, Китае, это уже в меньшей степени будет пов большей степени сказывается на натребление с точки зрения вектора изших финансовых рынках, чем на Турменения. ции или Бразилии. Связано это как раз с тем, что у страны нет четко выраженного вектора движения. Как флюгер — Где я? Беспокоюсь куда подует, туда и повернет. «МН»: Запад мечется между дефицитом и расходами, известные люди покидают родину, Азия познает вкус жизни. В общем, весь мир трясет. Мы тоже в тренде? Ф.Л.: Мы в тренде в том смысле, что у

нас тоже ничего не понятно. Путин в своей предвыборной статье правильно написал: постсоветская эпоха окончена, повестка дня, с ней связанная, исчерпана. Эти 20 лет мы прожили, беря в качестве точки отсчета конец Советского Союза во всех смыслах — экономическом, политическом, социальном. Если говорить о международной политике, смысл был в том, что мы всем докажем: нас рано списали! Доказали. Как могли и до той степени, до какой было возможно, но доказали. Дальше в этой «колее» оставаться невозможно. Когда во второй половине нулевых попытались соорудить некую новую идеологическую оболочку из отдельных советских элементов, быстро стало ясно:

«МН»: Если вы оба исходите из того, что в трансформации пребывает весь мир, то о каком векторе в принципе мы можем говорить в отдельно взятой стране, у которой проблемы и с идентификацией, и с социально-политическими традициями, и с экономикой? Получается, Франция, Америка могут не иметь вектора, а мы должны? Ф.Л.: Да, когда непонятно, куда все дви-

жется, вектор выдерживать трудно и

в7

даже бессмысленно. Но это касается положения страны относительно окружающего. Относительно самой себя понимание быть должно. Страна не может находиться в состоянии сиюминутного конъюнктурного реагирования на то, что происходит лишь здесь и сейчас. В этом смысле Путин смелый человек: возвращаясь во власть, он знал, что берет управление ситуацией, которую фактически не может контролировать. «МН»: Возможно, сам Путин оценивает ситуацию иначе... Ф.Л.: Думаю, и Путин это понимает.

Пока была советская инерция, она, как ни странно, еще держала. Сейчас даже такие, казалось бы, базовые вещи как светский и многонациональный характер государства под вопросом. Со светскостью вдруг возникли сомнения: а хорошо ли это и не надо ли добавить духовности? Призывы «хватит кормить Кавказ!» — это не просто безответственность отдельных граждан. Мы перестаем быть империей, но мы не можем стать национальным государством. Я.Л.: Формулировка национальной идеи и выработка вектора сегодня намного сложнее, чем 20–40 лет назад, когда в отдельной теплой комнате было можно создать тот микроклимат, который устраивал. Сегодня весь мир — проходной двор. И внешние эффекты воздействия одной страны на другую настолько значимы, что формирование любой национальной модели не может не учитывать глобальных факторов. Проблема самоидентификации т��кже с этим связана — надо оценивать себя в постоянно меняющемся контексте. Из «Искры» разгорелся твиттер «МН»: Аспект, который мы практически не затронули, — революция коммуникаций. Массы с гаджетами в руках. Новые технологии влияют на облик мира или их значимость преувеличена? Способствуют ли они расширению знаний или дебилизации людей? Я.Л.: Возможность для множества лю-

дей в развивающихся странах выходить в интернет, узнавать, как живут в других странах, способствует все же не дебилизации, а именно расширению кругозора. Люди получают больше знаний, интеллектуальной свободы. Ф.Л.: Мне кажется, находясь под впечатлением стремительного развития технологий, мы немного переоцениваем их реальную значимость. В 1905 и 1917 годах твиттера не было, а была газета «Искра» и газета «Правда». Результат был не менее эффективный. Сейчас эту инструментальную функцию выполняет твиттер. Но не он является причиной социальных потрясений. Гаджеты меняют жизнь, но не меняют сути процессов.

Мы находимся в состоянии транзита непонятно куда в мире, который находится в том же состоянии


Владимир Федоренко/РИА Новости


24 декабря 2012

московские новости № 238

я зритель

9

Proline Filmf

побольше денег, дорогая машина и богатый принц. «Я тебя не люблю» — фильм нежный, даже трепетный, сделанный с большим уважением к героине, рядом с которой режиссеры провели не один год. К тому же абсолютно зрительский — с внятным сюжетом и драматургически выстроенный. О милосердии

«Пьета». Режиссер Ким Кидук

В переводе с итальянского «пьета» означает «милосердие». Именно так называется знаменитая скульптура Микеланджело — изображение оплакивающей Христа Богоматери. Фильм Ким Кидука, обладатель «Золотого льва» Венецианского фестиваля, повествует о тридцатилетнем отморозке, который зарабатывает выбиванием долгов из должников. Любыми средствами. Милосердие для него чуждо. Пока в его жизни не появляется женщина, называющая себя его матерью.

1

Уходящий год впервые запомнился повышенным интересом широкого зрителя в России к неигровому кино

Документалистика Человек вне общества

«Антон тут рядом». Режиссер Любовь Аркус

Режиссерский дебют киноведа Любови Аркус. Документальная лента о мальчике-аутисте, съемки кото-

1. Кадр из фильма «Фауст» Александра Сокурова

рой начались в момент, когда Антон не сегодня завтра должен был попасть в психоневрологический интернат. Аркус не просто наблюдала, но принимала активное участие в судьбе Антона на протяжении четырех лет. За это время в его жизни появилась надежда. Изменилась сама Аркус, поневоле ставшая одним из героев ленты. Это фильм о любви и сострадании. О том, что Антон — его боль, отчаяние, страх и потребность в любви — в каждом из нас. Человек и общество. Протесты

«Зима, уходи!». Мастерская Марины Разбежкиной

В течение двух месяцев десять студентов Марии Разбежкиной снимали события «протестной зимы» 2012 года. Получилась многослойная хроника о тех, кто меняет политическую погоду, и о тех, кто подстраивается под перепады давления и колебания температуры. Калейдоскоп лиц, человеческих историй, мнений, взглядов на жизнь. Герои фильма — герои сегодняшнего дня. И далеко не всегда это лидеры, реальные или мнимые. Внимательный, неангажированный взгляд на собственную страну, вдумчивый, актуальный фильм о ее людях.

Мистика

«Я тоже хочу». Режиссер Алексей Балабанов

Бандит, алкаш, отец алкаша, музыкант и проститутка отправляются на поиски мистической колокольни счастья. Народная молва помещает ее гдето между Угличем и Питером и наделяет весьма непростым нравом — не каждого колокольня «забирает», это право еще нужно заслужить. Одну из главных ролей исполняет музыкант группы «Аукцыон» Олег Гаркуша. Появляется в кадре и сам Балабанов, что для него нетипично. Притча, мистика, роуд-муви — жанр фильма определить сложно. Впрочем, как и найти счастье. Новый немой

«Артист». Режиссер Мишель Хазанавичус

Немой кинематограф в XXI веке — это, конечно, стилизация, игра. Но игра талантливая и увлекательная, которая полностью захватывает внимание зрителя. Обилие киноцитат для синефилов и изящная картинка для взыскательных эстетов. Немного наивная, но красивая история о любви и золотом веке Голливуда с его томными женщинами в дорогих платьях и элегантными мужчинами во фраках.


я читатель

10

московские новости № 238

24 декабря 2012

Самые важные книги года Топ-15 книг 2012 года, которые никогда не поздно прочитать

С

амые значимые книжные новинки года — в обзоре «Московских новостей». Лучшие отечественные и зарубежные романы, мемуары, книги по истории искусства и даже полиграфический шедевр — они определенно украсят любую библиотеку, в том числе электронную.

Лучший переводной роман

Джулиан Барнс. Предчувствие конца Перевод с англ. Елены Петровой. М.: ЭКСМО, Домино, 2012

Роман — обладатель Man Booker Prize-2011 и самый хитроумный текст Барнса. В центре сюжета — несостоявшаяся любовная история, мучающая героя до самой старости. Ошибочно думать, будто «Предчувствие конца» про ожидание смерти. Скорее про ненадежность и неудовлетворительность любого финала — жизни или романа, все равно. Интрига в том, что в The Sense of an Ending вмонтирована секретная пружина, которая, разжавшись, в какой-то момент насильно разворачивает течение сюжета. И этот сюжетообразующий механизм надежно сокрыт от читателя вплоть до самой последней сцены.

Лучший отечественный роман

Александр Терехов. Немцы. М.: Астрель, 2012

Роман, главные герои которого московские чиновники с немецкими фамилиями, представители коррумпированного варяжского клана. В центре сюжета — неразрешимый конфликт между любовным переживанием и долгом, на периферии истории — наглядные схемы распилов и откатов. Критики ошибочно предположили, будто Александр Терехов написал памфлет о лужковской и батуринской Москве. Но «Немцы» — роман о тотальной оккупации. О политической и экономической, но не только. «Немецкая» оккупация — это метафора, которая вскрывает инородность сложившейся властной системы и ее неукорененность в собственной стране. Одним словом, главный русский роман нового десятилетия.

Лучший тревелог

Виктор Сонькин. Здесь был Рим. Современные прогулки по древнему городу. М.: Corpus, Астрель, 2012

и дворняги Рыжего. Уступив авторство двум деловитым собачкам, заведующий отделом новейших течений не только избавил читателя от высоколобого стиля, изобилующего непроизносимыми терминами, но и помог сменить угол зрения. Ученая такса смотрит на произведение искусства с уровня пола, откуда заметны недоступные человеку подробности. Взгляд простодушной дворняжки свободен от принятых в искусствоведческой среде условностей: «Какая абстракция! Я в черной комнате всегда кота найду». Проиллюстрировала альбом замечательная питерская художница Ольга Тобрелутс.

Автор — переводчик, историк и путешественник — написал неформальный путеводитель по Вечному городу, без пугающего количества фактов, дат и терминов. Его Рим — это современный город, пусть и стоит без малого три тысячелетия. Здесь бездомные кошки греются на солнце на месте убийства Юлия Цезаря, а бюрократы из министерства финансов буквально сидят на скелетах весталок. Получилась очень живая книга про город-организм, сложно и бестолково устроенный, но постоянно обновляющийся и бодро функционирующий.

Лучшая детская книга

Лаймен Фрэнк Баум. Великий Чародей страны Оз. М.: Розовый жираф, 2012

Первая часть сказочной эпопеи про страну Оз — первоисточник «Волшебника Изумрудного города» — вышла в замечательном переводе Ольги Варшавер, Дмитрия Псурцева и Татьяны Тульчинской. Иллюстрации Юлии Гуковой, исполненные почти два десятилетия назад для немецкого издания, повторяют логику сновидения, где одной детали достаточно, чтобы перенестись в другой сюжет и иное измерение. Помня о том, что суть волшебства кроется в разноцветных очках, художница трактует логику сказки посредством цвета: первая часть представлена в охре, вторая исполнена множества оттенков зелени. А знаменитая дорога, вымощенная желтым кирпичом, долгой лентой вьется от страницы к странице, объединяя буквы и рисунки в неделимое пространство сказки. Лучший альбом по искусству

Александр Боровский. История искусства для собак. СПб: Амфора, 2012

Самая необычная версия современной истории искусства рассказана от лица пары четвероногих посетителей Русского музея — придворной таксы Табакерк Двадцать Седьмой

Лучший нон-фикшн

Гасан Гусейнов. Нулевые на кончике языка: Краткий путеводитель по русскому дискурсу. М.: Издательский дом «Дело» РАНХиГС, 2012 Полиграфический шедевр

Принцесса в подземном царстве. Иллюстрации Павла Татарникова М.: Издательский дом Мещерякова, 2012

Самая красивая книга года — сборник белорусских сказок «Принцесса в подземном царстве» в интерпретации известного на весь мир минского художника, обладателя премии «Золотое яблоко» (лучшему европейскому иллюстратору) Павла Татарникова. Его рисунки не являются иллюстрациями в классическом смысле слова — каждый графический лист представляет собой хитро сконструированный лабиринт образов.

Остроумный дневник наблюдений за речевым поведением горожан в эпоху первого десятилетия нового века, прозванную в народе нулевые. Когда родилось «ми-ми-ми» и стало неактуальным «сю-сю-сю»? В какой момент исчезли «сейшны» и устарели «тусы»? Несколько десятков очерков о событиях, словах и смыслах нашей недавней еще «теплой» истории выполнены филигранно, в смешанной технике — на светлый грунт легкой ностальгии деликатно кладутся тонкие и ироничные филологические эскизы.


24 декабря 2012

московские новости № 238

я читатель

11

Лучшая литературная критика

Пьер Байяр. Искусство рассуждать о книгах, которых вы не читали. М.: Текст, 2012

Лучшая книга по теории искусства

Сьюзен Сонтаг. О фотографии. Перевод с англ. Виктора Голышева.

Французский филолог и острослов рассуждает об эфемерности границы, пролегающей между «чтением» и «нечтением». Отношения с непрочитанными книгами могут быть сложными и глубокими, а прочитанный роман-однодневка — не оставить в памяти и следа. Вывод простой: откинуть культурные условности, книга не продукт потребления, а повод для самостоятельной мысли.

Лучшая научно-популярная книга

М.: Ад Маргинем Пресс, ЦСК «Гараж», 2013

Лучшая биография

Ричард Докинз. Самое грандиозное шоу на Земле: доказательства эволюции.

Книга о том, как бытовая фотокамера откалибровала наш взгляд на мир и самих себя, превратив в вуайеристов и позеров одновременно. Эссе Сонтаг, опубликованные в New York Review of Books в середине 70-х, выходят в России с почти сорокалетним опозданием. Наряду с Camera Lucida Ролана Барта самый важный текст о фотографии и самая долгожданная книга последних двадцати лет.

Рассел Миллер. Приключения Конан Дойла.

М.: Corpus, Астрель, 2012

Знаменитый биолог и популяризатор науки Ричард Докинз написал страстную и захватывающую книгу о том, почему теория эволюции по-прежнему актуальна. Название книги дала надпись на футболке. Докинз терпеливо и остроумно объясняет, почему мы и правда «близкая родня шимпанзе, более далекие родственники мартышек, муравьедов и ламантинов, седьмая вода на киселе бананам и турнепсу…». Цель автора — не дать темной волне невежества потопить научные достижения и не допустить, чтобы выросло поколение, полагающее, будто люди, мамонты и динозавры были современниками.

Когда родилось «ми-ми-ми» и стало неактуальным «сю-сю-сю»? Лучший сборник рассказов

Уэллс Тауэр. Дверь в глазу. М.: Издательство Ольги Морозовой, 2012

Лучшая книга по урбанистике

Рем Колхас. Нью-Йорк вне себя. М.: Strelka Press, 2012

Важный текст сорокалетней давности, отсутствие которого на русском ощущалось и мучило. Одновременно манифест урбанизма и ода Нью-Йорку от одного из самых влиятельных архитекторов и теоретиков города. Колхас пишет о том, с какой стороны и вооружившись какими понятиями вообще подходить к исследованию городской среды. «Это интерпретация, стремящаяся представить Манхэттен продуктом некой несформулированной теории манхэттенизма, основная программа которой жить в мире, целиком созданном людьми, иначе говоря, жить внутри фантазии».

Девять остроумных, ловко скроенных и психологически точных рассказов от автора, которому американские критики прочат славу Сэлинджера и Апдайка. В свои тридцать девять Тауэр попал в составленную The New Yorker двадцатку лучших англоязычных писателей. В конце — на девятом рассказе — читателя ждет совершенно неожиданный поворот, обещающий в перспективе отдельную прекрасную историю.

СПб-М.: Колибри, Азбука-Аттикус, 2012

Лучшая документальная книга

Джонатан Литтелл. Чечня. Год третий. М.: Ad Marginem, 2012

Повесть-репортаж автора скандального романа «Благоволительницы» о поездке в Чечню в мае 2009 года. В книге собран разнородный фактический материал: похищения, убийства, пытки, реконструкция Грозного, Кадыров — великий кормчий, тотальная коррупция. Все очень страшно, но главный ужас впереди. Шок наступает тогда, когда Литтелл ясно показывает, что все эти противоречивые и пугающие факты — звенья длинной политической цепи, которая заканчивается вовсе не в Кремле, а ведет в Лондон и дальше в Нью-Йорк. Так на костях и крови крепнет и утверждается в мире новая политическая сила, с которой постепенно начинают считаться.

Биография Конан Дойла вышла на волне моды на викторианскую эпоху и попала в самый разгар шерлокомании, спровоцированной сериалом Sherlock и выходом романа Энтони Горовица про новые приключения старого сыщика. Со своей задачей — представить Конан Дойла персонажем, чьи похождения сами по себе достойны экранизации, — Миллер отлично справился. Получив доступ к ранее закрытому эпистолярному архиву, автор обнаружил в этих пыльных коробках чудаковатого «человека в кепке» — мистика, спиритуалиста, сыщика-консультанта, врача и путешественника, чей образ сильно отличается от канонического представления о сэре Артуре Дойле.

Лучшие мемуары

Сергей Гандлевский. Бездумное былое. М.: Corpus, Астрель, 2012

«Бездумное былое» сам автор определил как «беглые мемуары» — это совсем небольшой текст в сто шестьдесят страниц, практически конспект. Как поясняет автор в предисловии, эти заметки написаны для проекта писательницы Линор Горалик «Частные лица: биографии поэтов, рассказанные ими самими». То есть автор поставил перед собой почти невозможную задачу — вкратце рассказать свою жизнь, от рождения до современного состояния, то есть до декабря 2011 года. И этот экстремальный для мемуариста опыт отсечения лишнего («О жене своей я могу говорить долго, поэтому скажу коротко») и становится главной интригой книги.


12

я зритель

московские новости № 238

24 декабря 2012

«Все самые важные отношения у человека — с Богом»

Создатели фильма «Дочь» о невозможном выборе и работе режиссерского тандема Инна Логунова i.logunova@mn.ru

Артем Житенев/РИА Новости

Ф

ильм «Дочь» Александра Касаткина и Натальи Назаровой, получивший приз за лучший дебют на «Кинотавре-2012» и приз международной федерации кинокритики FIPRESCI, — один из самых интересных российских релизов этого года, незаслуженно обойденный вниманием критики, и редкий пример удачной совместной работы двух режиссеров. «Мос­ ковские новости» поговорили с ними о главном конфликте в кино и в жизни. Главная героиня фильма, 16-летняя Инна, живет в небольшом провинциальном городе с отцом и младшим братом. Здесь давно орудует серийный маньяк, убивающий девочек-подростков. Его жертвами становятся в том числе подруга Инны и дочь местного священника. Убийцей оказывается отец Инны, одержимый идеей очищения города от зла и скверны. Создатели картины очень бережно исследуют темы веры и безверия, любви и мщения, преступления и прощения. Без сентиментальности и высокопарных деклараций, без стремления привести зрителя в ужас кровавой драмой. Они просто

рассказывают человеческую историю, в которой неизменно пересекаются судьбы и правды самых разных людей. «Дочь» — фильм трепетный, нежный и предельно честный по отношению к жизни. «МН»: Визуально фильм почти лишен признаков времени. У меня сложилось впечатление, что подобный сюжет был бы возможен и 20, и 50 лет назад. Для вас эта история актуальная или скорее универсальная? Наталья Назарова: История в боль-

шей степени вневременная. Пожалуй, священник — единственный герой, который формально приближает ее к нашим дням — в советское время священников было не так много. Меня, правда, многие люди спрашивали: а что, это несовременная история? Их удивляло, что в городе, где мы снимали, совершенно нет рекламы. А в Касимове ее действительно нет. Мы не убирали никаких вывесок, ничего не декорировали. У нас и денег-то на это не было. Александр Касаткин: Для нас, искушенных городских, возможно, история выглядит немного ретроспективной. Но все, что мы видим в кадре, — это реальное пространство в 300 км от Москвы. Лошадь, которая возит про-


24 декабря 2012

я зритель

московские новости № 238

дукты со склада в детский дом, люди на велосипедах — все это реальная жизнь. Там процентов 80 жителей передвигаются по городу на велосипедах. Н.Н.: Да, бабушки, женщины — все на великах. К сожалению, у нас не получилось снять все, что хотели, — как, например, в восемь часов утра на улицах появляется целая армия велосипедистов. А.К.: Конечно, мы изначально имели в виду притчевость истории. В то же время она попала в такое универсальное пространство, которое своей фактурой эту притчевость визуально усилило. «МН»: Как вы выбирали место для съемок? Было некое представление о том, каким оно должно быть, и вы искали соответствующее пространство или вы отталкивались от фактуры Касимова? Н.Н.: Сначала была картина в голове,

а потом появилось реальное пространство, и они соединились. Но, конечно, место тоже диктует какие-то вещи, и мы, естественно, под него подстраивались.

«МН»: В сценарии использованы какие-то документальные факты из биографий серийных убийц? Н.Н.: Строгой документальности в сце-

нарии нет. Есть детские впечатления от услышанных историй и некоторые факты. Все остальное — домысливание, игра воображения. А.К.: Просто реальные истории стали багажом предлагаемых обстоятельств. Ведь в кино мы видим верхушку айсберга. Это квинтэссенция м��ожества мелких человеческих историй, рассказов. «МН»: Одна из центральных линий в фильме — отношения героев с Богом. Почему вы решили затронуть эту тему? Н.Н.: Наверное, потому, что мне это

очень интересно самой. Я в этом живу. И вообще все самые важные отношения у человека — с Богом. В том числе и конфликты, потому что с Богом человек конфликтует постоянно. Для меня это самое интересное — как Бог ставит че-

ловека в ситуацию невозможного выбора и как человек совершает этот выбор. А.К. Наш фильм еще о пути к Богу. В картине несколько систем: священника; больного человека, который считает, что, убивая девочек-подростков, он тоже совершает добро, спасает их от «грязи»; следователя, который мстит за убитую сестру и тоже уверен в собственной правоте. Но в конечном итоге все это соотносится с той нерушимой, истинной верой, носителем которой является священник. «МН»: Несмотря на актерское образование, Владимир Мишуков, сыгравший роль священника, прежде всего известен как успешный фотограф и давно нигде не снимался. Как он попал в вашу картину? Н.Н.: Это наша с Сашей любимая исто-

рия. Мы очень долго искали актера на роль священника. Несмотря на то что Володя мой близкий друг и однокурсник, эта мысль не сразу пришла мне в голову, потому что прототипом священника был совсем другой человек, другого типажа — высокий, черноволосый, очень энергичный. Те актеры, которых нам подбирали кастинг-директора, были по-своему хороши. Но чего-то не хватало. А нам очень хотелось уйти от образа такого всепонимающего батюшки. Нужен был человек с очень яркой индивидуальностью, пожалуй, даже страстный. Совершающий ошибки, обостренно чувствующий жизнь. В какой-то момент я увидела в YouTube Володино интервью, которое у него взяли на выходе из зала суда во время процесса над Ходорковским. Он, как всегда, страстно что-то говорил. Я показала интервью Саше. Он увидел и загорелся: «Давай вызовем». Я позвонила Володе, и он совершенно неожиданно согласился. Пришел и сразу покорил Сашу. Володя вообще фантастически обаятельный человек. Масштабная личность. И еще немаловажно, что у него четверо детей, из них один ребенок с синдромом Дауна. Володя его очень любит и в интервью на телевидении и радио всегда рассказывает, как нужно относиться к этим людям.

13

А.К.: Да, все то время, что мы отсматривали людей на роль священника, нам не хватало этой глубины, ясности, честности и понимания того, что такое вера. Собственно, того, о чем его роль. Володя со своей системой мировосприятия стал таким фрагментом пазла, который точно встал в эту ячейку. Н.Н.: Можно я еще добавлю? Мы с Сашей так любим Володю, что можем о нем бесконечно говорить. У него фантастическое лицо. Очень киногеничное. Лиц такой глубины и выразительности у нас в кино не было со времен Солоницына и Кайдановского. А.К.: И он настолько честно и глубоко в это погрузился, что в первый съемочный день, когда в облачении стоял около храма, к нему подошла женщина за благословением. «МН»: Наталья, для вас этот фильм стал режиссерским дебютом. Что он вам дал? Н.Н.: Очень много. Не знаю, доведется

ли мне дальше снимать — надеюсь, что да. Во-первых, я своими руками пощупала, как все создается. Я сейчас даже писать по-другому стала, потому что вдруг поняла непреходящую ценность действия на экране и выразительность простых вещей. Конечно, я о них знала раньше, но не чувствовала. Для меня это очень важно.

Наталья Назарова Окончила актерский факультет ГИТИСа. Снималась в кино. Автор сценариев фильмов «Дура» (2004), «Слушая тишину» (2006), «Русалка» (2007, с Анной Меликян), «Внук космонавта» (2007), «Компенсация» (2010), «Мой парень — ангел» (2011). В 2012 году фильм «Измена» в постановке Кирилла Серебренникова стал участником конкурсной программы МКФ в Венеции. «Дочь» — режиссерский дебют. Преподает актерское мастерство в РАТИ (ГИТИС).

1

1. Наталья Назарова и Александр Касаткин.

2–3. Кадры из фильма «Дочь»

Александр Касаткин Окончил режиссерское отделение ВКСР (мастерская Александра Митты). Работал вторым режиссером на картинах «Летний дождь», «Здравствуй, столица!», «Ночной продавец». В 2006 году дебютировал фильмом «Слушая тишину». Режиссер нескольких телесериалов, в частности «Участковая» (2009), «Индус» (2010). В 2010 году принял участие в проекте «Москва, я люблю тебя» (новелла Mosco, ti amo).

«Панорама кино»

2


я зритель

14

московские новости № 238

24 декабря 2012

«МН»: Почему вы решили снимать фильм вместе? Как вам вместе работалось? Н.Н.: Я давно собиралась запускать-

ся как режиссер. У меня хорошие отношения со многими продюсерами. Они мне все говорили: «Напиши чтонибудь дешевое, мы тебя запустим». Я написала — недорогой, с моей точки зрения, сценарий. Принесла. Это было еще до кризиса. Им очень понравилось. Но что-то не сложилось. А потом грянул кризис — продюсеры предложили выкупить у меня сценарий, чтобы отдать другому режиссеру. Но я не согласилась, все-таки решила оставить для себя. Сценарий лежал у меня года два. Время от времени я закидывала удочки, но понятно, что никто меня в такое время запускать не стал бы. А Саша как раз мучился без сценария. Обратился ко мне. И я решилась: думаю, отдам ему снимать, он точно не испортит. А.К.: А я что? Я подвинусь на стуле. Предложил снимать вместе. Н.Н.: У нас, между прочим, уникальный тандем — не муж и жена, не любовники, а просто друзья, которые вместе снимают фильм. Когда мы пришли к продюсеру, Светлане Кучмаевой, она первым делом спросила: «А вы не поругаетесь?» И вообще все, кому мы сообщали, что собираемся работать вместе, говорили, что мы обязательно поругаемся. И мы решили: не поругаемся. Зачем? Ну это просто неконструктивно. И потом, мы во многом похожи — во взглядах на мир, в ценностях… А.К.: …психофизике, восприятии. И даже спор для нас — это своего рода проверка идей друг друга на прочность. Н.Н.: Да, так было с финалом. Мы очень долго спорили о том, каким он должен быть. Каждый день обсуждали, оттачивали аргументы за одну или другую версию… А.К.: …в итоге пришли к решению, в котором заложена и моя, и Наташина позиция: финал остается открытым. Мы ставим многоточие, а не точку. Н.Н.: А еще мы перед съемками взяли благословение. Мне кажется, нам это во многом помогло, прежде всего сохранить мир и творческую радость. И с погодой нам везло — оператор сказал, что никогда раньше не участвовал в проектах с такой идеальной погодой.

«Панорама кино»

А.К.: Да, действительно, когда нужен был туман — был туман, когда должны были снимать сцены ясным днем — светило солнце. Просто удивительно. «МН»: В фильме прекрасная операторская работа Андрея Найденова. Насколько я знаю, на съемках вы почти не использовали искусственный свет? А.К.: Да, его было очень мало. На ули-

це мы им, естественно, не пользовались. В интерьерах — редко. Мы снимали в октябре, когда световой день уже короткий и уже темно, а у нас в плане дневная сцена. Вообще вся картина выдержана максимально естественно — минимум света и грима, никаких декораций. Никакой игры, а проживание предлагаемых обстоятельств. «МН»: Кстати, расскажите о своем методе работы с актерами. А.К.: У нас был мощный козырь — три

главные роли играли актеры из мастерской Евгения Каменьковича в ГИТИСе, где Наташа — педагог по актерскому мастерству. Нам было важно, что ребята сыгранные, они приучены маститыми педагогами к работе на партнера. Собственно, роль Инны, дочери серийного убийцы, Наташа писала под одну из своих учениц, Машу Смольникову.

3

Что касается работы в кадре, мы с Наташей одинаково видим и понимаем этот процесс. Мы оба не приемлем, когда начинается игра. Н.Н.: Мы добивались того, что мы называем сливочным маслом. Есть актерский маргарин — вроде все нормально, вкусно, но что-то не то, элемент лицедейства все равно присутствует. А мы добивались именно проживания. Ребята этому обучены, но в то же время они играли в театре и поэтому, оказавшись на съемочной площадке, первые три дня не понимали, чего мы от них хотим. А.К.: Они даже ревели иногда. Н.Н.: Маша мне все говорила, что ничего не чувствует. И я ей объясняла, что этот ее ноль — как раз те чувства, которые должны быть в кино. А еще наши ребята обучены импровизировать. В мастерской Евгения Каменьковича и Дмитрия Крымова, где они учились, все педагоги это любят. Мы с Сашей решили провести эксперимент — попросили их импровизировать в некоторых сценах на съемочной площадке. Благодаря этому выловили несколько очень хороших вещей. Хотя из-за этого на озвучке пришлось трудно, конечно. А.К.: Эти нюансы, которые возникают туманным утром на пристани в Касимове, невозможно повторить в студии, как вы ни старайтесь. Подсознание не обманешь, какие-то вещи, естественно, потерялись. А кино как раз и создается из таких обертонов, из того, что говорится между слов. Или вообще не произносится. Мы бились за оригинальную, чистовую фонограмму, но, к сожалению, не все удалось сохранить. «МН»: В продолжение темы кино, которое максимально приближено к жизни. Почему, на ваш взгляд, в России сейчас впервые появился зрительский интерес к документальному кинематографу? Н.Н.: Думаю, это связано с тем, что у лю-

дей сегодня много информации о мире. Есть YouTube, home video, поэтому уровень понимания правды в людях повышается. И часто их уже не устраивает та выхолощенная правда, которая подает-

ся в художественном кино. Они требуют иного уровня правды. Отсюда интерес к документальному кино. Поэтому и люди, которые снимают художественное кино, пытаются дрейфовать в сторону документального, чтобы зрители не отвернулись, почувствовав ложь, игру. А.К.: Ведь очень важно захватить эмоционально. А чтобы это сделать — если не брать в расчет аттракцион, шоу, — нужно быть абсолютно правдивым. Как только проскочила фальшь, мы сразу теряем доверие и вовлеченность зрителя. Н.Н.: Сейчас мы наблюдаем процесс смешивания жанров. Ведь документальное кино тоже дрейфует в сторону художественного. Взять хотя бы реконструкции — по сути, это художественный прием. А.К.: Интерес к документалистике также вызван глобальным кризисом формульной драматургии, мейнстрима — когда зритель наперед знает, что случится с героями. Чтобы удивить в жанре шоу, нужно устроить немыслимые спецэффекты. А интересно заглянуть, скажем, на кухню ресторана, где мы с вами сидим. Например, работают ли там гастарбайтеры? Чем они живут? Что за личные, любовные истории у каждого из них? И рассказ этот должен быть очень искренним и откровенным. Беседовала Инна Логунова Редакция «Московских новостей» благодарит киноклуб «Фитиль» за помощь в проведении интервью и фотосъемки


24 декабря 2012

московские новости № 238

я зритель

15 Во избежание недоразумений просим уточнять информацию о стоимости и времени мероприятий у организаторов

Сегодня (24 декабря) Лекция

«Неизвестный Сэлинджер: жизнь и творчество»

Выставка

Личность Сэлинджера навсегда останется загадкой. После того как роман «Над пропастью во ржи» завоевал популярность (а было это в 50-е), он вел затворнический образ жизни, изучал дзен-буддизм, эзотерику, занимался духовными практиками, запрещал печатать себя и не давал никаких интервью. На лекции речь пойдет о становлении Сэлинджера в качестве писателя, о его военной биографии, признании и личной жизни.

Место: пространство «Циферблат» на Пушкинской (ул. Тверская, д. 12, стр. 1); тел. (965) 447-62-99 Время: 19.30 Стоимость: бесплатно (оплата производится только за время пребывания в «Циферблате)

«Восстание тренажеров миропорядка»

Эта выставка — первое вторжение работ «Еликука» в музейное пространство. Группа «Еликука» — это тандем художников Олега Елисеева и Евгения Куковерова. Свое «Восстание тренажеров миропорядка» они посвятили абсурдности бытия. Эпиграфом к выставке послужила выдержка из анонса к фильму «Возвращение живых мертвецов». Место: Мультимедиа-арт-музей Москвы (ул. Остоженка, д. 16); тел. (495) 637-11-55 Время: до 20 января, вт.–вс. 12.00–21.00 Стоимость: 300 рублей

Jonathan Mendelsohn

Пресс-служба МАММ

Завтра (25 декабря) Вечеринка

Фильм

Архитектурный Новый год

«Любовный переплет»

Архитектурный Новый год уже стал доброй традицией и проводится в Artplay для всех, кому не чуждо современное искусство и праздничный задор. Мероприятие соберет архитекторов, дизайнеров, художников, студентов и в качестве главного развлечения обещает «Вечеринку супергероев», где появятся Халк, Бэтмен, Женщина-кошка и Спайдермен. Также дадут мастер-класс рисования, устроят новогоднюю ярмарку украшений и одежды, танцы, кино и каток.

Две благополучные семьи дружат между собой, дарят подарки, ходят на праздники. В День благодарения в одну из семей возвращается дочь, которая только что порвала с женихом и не знает куда податься. Хочется верить, что она тут же найдет утешение в соседском сыне, вполне справном юноше, но нет. Она решает заняться его отцом, да и тот не против — словом, когда скрыть ничего становится уже невозможно, начинается настоящий переполох. В фильме сыграли Хью Лори, Кэтрин Кинер и Адам Броди.

Место: центр дизайна Artplay (ул. Нижняя Сыромятническая, д. 5/7); тел. (495) 620-08-83 Время: 20.00 Стоимость: бесплатно

Место: кинотеатры города (широкий прокат) Время: уточняйте в кинотеатрах Стоимость: уточняйте в кинотеатрах

Арт-группа Recycle: Pаrаdise Network Арт-группа Recycle — это Андрей Блохин и Георгий Кузнецов, которые живут и работают в Краснодаре. В 2010 году художники стали лауреатами премии Кандинского. Recycle уделяют внимание повседневным вещам — пластиковым пакетам, покрышкам, одноразовой посуде, жестяным банкам — и пытаются угадать, что скажут эти объекты тем, кто откопает их в будущем. Свой новый проект

Pаrаdise Network художники посвятили теме социальных сетей и существованию современного человека сразу в двух мирах — виртуальном и реальном. На выставке можно увидеть гигантскую скульптуру, изображающую логотип фейсбука — наш обожаемый тотем, напоминающий крест с загогулиной. Героев сериала «Симпсоны» художники умудрились поместить в классический

витраж так, будто им там самое место. Вообще многие объекты интерактивны и предполагают непосредственное участие зрителя и задействование всех человеческих чувств, так что хороший слух и нюх обещают удвоить впечатление.

Место: Мультимедиа-арт-музей Москвы (ул. Остоженка, д. 16); тел. (495) 637-11-55 Время: до 20 января, вт.–вс. 12.00–21.00 Стоимость: 300 рублей

Пресс-служба Gallery Red October

Выставка

«Перезагрузка» Выставка посвящена благородным фантазиям галеристов XXI века на тему того, какие именно из работ современных художников имеют шансы добраться до потомков в качестве образчика искусства «того», то есть нашего, времени. Представив себе свершившийся апокалипсис и, к примеру, потоп как уже апробированную напасть, авторы идеи — Сергей Братков и Михаил Овчаренко — собрали 20 работ современных художников и поместили в натуральный ковчег, который смогут посетить все гости выставки. Узнать, кто из художников избран для потомков, можно будет только поднявшись на борт ковчега искусств. Место: галерея Red October (Берсеневский пер., д. 2/1); тел. (495) 644-01-43 Время: до 31 января, пн.–вс. 12.00-21.00 Стоимость: 200 рублей

Courtesy of Triumph Gallery, Moscow

Главный редактор цифровых носителей издания «Московские новости» Ростислав Вылегжанин

Ежедневная газета. С 1980 по 2007 год издавалась еженедельно

Первый заместитель главного редактора объединенного издания «Московские новости» Анна Николаева

Главный редактор объединенного издания «Московские новости» Владимир Гуревич

Главный редактор бумажной платформы издания «Московские новости» Александр Богомолов

Артдиректор Антон Степанов PrePress-директор Михаил Лебедев Автор дизайн-макета Антон Степанов Лого и фирменный стиль Валерий Голыженков Шрифты Brioni и Fedra компании Typotheque

Адрес редакции: 119021 Москва, Зубовский бульвар, д. 4. Телефон редакции: +7 (495) 645-6411. Факс: +7 (495) 645-64-07. E-mail: mn@mn.ru НП «ИД «Время» Генеральный директор Михаил Зайцев АНО «АГ «Новости Москвы» Генеральный директор Тимур Рудников t.rudnikov@mn.ru

Директор по продажам Галина Нигматуллина g.nigmatullina@mn.ru Отдел рекламы: тел. +7 (495) 645-6403 Директор по рекламе Наталия Волкова n.volkova@mn.ru Ведущий менеджер Марина Носкова m.noskova@mn.ru Отдел маркетинга: тел. +7 (495) 645-65-65

Руководитель отдела маркетинга Светлана Ермоченкова s.ermochenkova@mn.ru Отдел распространения: тел. +7 (495) 645-65-65, факс +7 (495) 637-40-40, distribution@mn.ru Директор по распространению Алла Коломиец Редакция не несет ответственности за содержание рекламных объявлений и сообщения информационных агентств. Пере-

печатка материалов «Московских новостей» допускается только по согласованию с редакцией. При цитировании ссылка на «МН» обязательна. Газета зарегистрирована в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор). Регистрационный номер ПИ № ФС77-43175 от 21.12.2010 г. Учредители: ФГУП РАМИ «РИА Новости» и НП «ИД «Время».

Отпечатано в ЗАО «ПК«Экстра М», Россия, 143400, Московская область, Красногорский район, п/о «Красногорск-5», а/м «Балтия», 23 км., полиграфический комплекс. Время подписания в печать: по графику — 20:00, фактическое — 20:00 Заказ № 12-12-00476 Тираж 40500 Цена свободная


«Пергаменты не утоляют жажды. Ключ мудрости не на страницах книг. Кто к тайнам жизни рвется мыслью каждой, В своей душе находит их родник»

Иоганн Гете «Фауст»

8

>> 12 Лучший кинодебют года Создатели фильма «Дочь» о главном конфликте в кино и в жизни


mn_24_12_2012_N238