Issuu on Google+

>> 2 Лев Гудков социолог

Другие города. Дублин

Газета большого города | Выходит ежедневно №51 (490) | 22 марта 2013

«Желание воткнуть себе как можно больше перьев — это все по внутренней бедности. Еще очевиднее слабое «я» проявляется у малоресурсных групп населения»

198

килокалорий содержится в пинте Гиннесса, это меньше, чем в апельсино­ вом соке или обез­жи­рен­ ном молоке

Алексей Куденко/РИА Новости

>> в6 Метро будущего

Сможет ли московская подземка угнаться за мировыми лидерами


я гражданин

2

московские новости №51 22 марта 2013

«Мы потерялись во врагах» Чужаков россияне боятся сильнее метеоритов и техногенных катастроф

Р

оссия снова в страхе перед «чужим». «Иностранные агенты», гомосексуалисты, американские родители-убийцы, мигранты — нам угрожают со всех сторон. Последние соцопросы вот уже несколько недель к ряду фиксируют рост агрессии и недоверия к потенциальным врагам. 46% россиян, согласно данным «Левада-центра», с раздражением или отвращением относятся к людям с нетрадиционной сексуальной ориентацией, еще 22% смотрят на них настороженно. 49% уверены: американцы усыновляют российских детей, чтобы «получить льготы или с какими-то неблаговидными намерениями». 42% испытывают раздражение и неприязнь к выходцам из южных республик… «Чуждые элементы» пугают даже больше природных катастроф. Для сравнения: падение метеорита, по опросам ФОМ, вызвало ужас только у 36% россиян. Чем так страшен для нас «другой»? Откуда берутся внешние и внутренние враги и как от них избавиться? Об этом вместе с «МН» размышляет Лев Гудков, директор «Левада-центра».

Noah Berger/AP Photo

— После всех митингов, шествий и благотворительных акций, когда россияне какникак продемонстрировали веру в себя и способность доверять друг другу, мы опять пришли к поискам внешних и внутренних недругов. Не можем без этого?

Лев Гудков директор «Левада-центра»

— Потребность во враге, воплощающем в себе те свойства, которые люди не хотят или не могут признавать в себе самих, никуда не исчезала, поскольку разделение «мы–они», «свой– чужой» является важнейшим принципом организации обществ с примитивной структурой. На протяжении всех 2000-х годов политическое руководство России стремилось подавлять процессы неизбежных изменений, консервировать социальный порядок. Отсюда — периодически усиливающееся в обществе напряжение, выражением которого и является «пульсация» различных фобий. Слабеет страх перед внутренней угрозой — мигрантами, и тут же усиливается настороженность или враждебность по отношению к США, Западу как таковому, или к ближайшим соседям, демонстрирующим свою независимость от России.

Образа нового будущего не возникает, кремлевские идеологи не в состоянии предложить идеи развития, «общего блага». Какое может быть «общее дело», res publica, когда каждый день приносит нам новые коррупционные скандалы в высшем эшелоне страны, свидетельства борьбы клановых интересов чиновничества, защиты власть имущих всеми средствами?.. В такой ситуации и возникают, спонтанно или намеренно, фигуры «чужих» — педофилов, богохульников, шпионов и иностранных агентов, коварных и злых американцев, в том числе мучающих приемных детей из России. Это, конечно, очень типичный для России конструкт. Хотя особой новизны в этом нет. Словосочетание «враг народа» придумали не у нас, а во Франции, во времена великой буржуазной революции, а по некоторым данным — еще раньше, вспомним — «враг рода человеческого». Демонизация собственных свойств и черт — один из способов расщепления сознания и контроля над поведением.

прежнюю структуру или, напротив, дезорганизованного, лишившегося авторитетов, представлений о добре и зле, — манипуляция массовой ненавистью оказывается важным ресурсом управления. Правители такого общества вдруг понимают, что позитивные основания для отбора в авторитетные группы исчерпаны, что чувство страны «под собой» постепенно утрачивается, хаос нарастает. И тогда хватаются за примитивные формы интеграции — через врага, «чужого». Часто человек в переходном, диффузном социуме не может определить, кто он такой, при этом определить, кем он не является, — всегда легче. В этом смысле актуализация идеологемы врага — всегда кризисное явление, она свидетельствует о дефиците положительных ценностей. Если хотите: мы начинаем искать врагов тогда, когда перестаем понимать, кто мы такие сами для себя.

— Французским революционерам требовалось мобилизовать сторонников на борьбу за «свободу, равенство, братство». Сейчас нас тоже мобилизуют? Только на «консервативную революцию», за порядок и стабильность...

— Пропаганда существует, телевидение у нас пока основной источник информации для большинства населения страны. Не сказать, чтобы люди серьезно следили за повесткой дня, но если им постоянно вдалбливать, что американцы вредят России, а гомосексуалисты подрывают устои, это становится фоновым знанием. Конечно, в нынешних условиях у государства нет такой тотальной системы контроля, позволяющей навязывать гражданам абсолютно чуждые им убеждения. Сегодня вдалбливается то, что легко вдолбить. И здесь ключевой вопрос — почему нет сопротивления, почему «поиск врагов» пользуется спросом у населения. Я как социолог вижу ответ в архаичной структуре нашего общества и самого человека. Чем больше

— Конечно, страх перед «чужим» — это мощный способ консолидации общества для достижения «оперативных» целей. Политтехнологи им для этого пользуются. Но важно то, что негативная интеграция, деление на «своих» и «чужих», — не просто чей-то продуманный трюк. Его успешность связана с состоянием самого общества; в каких-то странах или при некоторых состояниях социума такая пропаганда просто не работает. Но при определенных характеристиках общества — быстро меняющегося, теряющего свою

— Важное уточнение: все-таки мы ищем врагов или нам подсказывают, кто ими является в конкретный момент?


московские новости №51 22 марта 2013

я гражданин

1

мы изучаем настроения россиян, тем очевиднее становится, что под поверхностным слоем рационализма и налетом светского образования скрываются почти магические представления о мире. Россия не столько православная, тем более христианская, понявшая суть евангельского учения страна, сколько магическая. Это даже не метафора: согласно последним опросам 54% россиян верят в приметы, 43% — в вещие сны, еще 28% — в предсказания астрологов, а в вечную жизнь, бессмертие души и т.п. — лишь 16–17%, явное меньшинство. Магизм определяет наш иррациональный взгляд на многие вещи — от политического устройства до семейной жизни. Гомофобная истерия — характерный пример: что может быть менее рационализировано, чем отношения с собственным телом? В нем заключена наша предельная идентичность, и страх ее потерять превосходит многие другие: отсюда боязнь «заразиться» гомосексуализмом, поддаться пропаганде и вдруг потерять себя. Однако в отличие от первобытных культур, в которых магическое сознание определяет целостную картину реальности и место индивида в мире, магическое сознание российских «папуасов» склеивает разрывы их жизни. Оно снимает невыносимое сознание собственной ущербности с помощью готовых объяснений: всему виной враждебные «племена», вся надежда на «вождя» или «доброго царя», обеспечивающего порядок в стране, защиту от врагов и умеренное благополучие... — Напрашивается предположение, что магическая Россия родом из СССР. Это так?

— Примитивность нашего социального устройства родом оттуда, хотя можно возводить ее и к более ранним, например, крепостным временам.

1. Представителями секс–меньшинств из Европы и США в России любят пугать население. Как ордами варваров или Бабой-ягой

Впрочем, я бы сказал, что мы имеем дело с вторичным пришествием «магов». Тот тонкий слой рациональных представлений, в том числе гуманистических идей и этических религиозных убеждений, который был все-таки наработан советской интеллигенцией, в 90-е потерял свою значимость вместе с крахом самой системы. Массовый разрыв с советским прошлым мотивировался не осознанным этическим сопротивлением насилию, а надеждами на то, что отказ от коммунизма обернется чудом потребительского благоденствия. Основой нашей социальной идентичности стало потребление, массовая культура, то есть чисто внешние аспекты западного образа жизни. Но, разумеется, материальное благополучие выпало на долю не всем, а лишь 15–20% населения, главным образом, тем, кто ближе к власти. И у массы не оказалось средства для интерпретации происходящего, кроме обращения к «проискам врагов». Показательны результаты наших исследований. В 1989 году положительно отвечали на вопрос: «Есть ли у нашей страны враги?», только 13% россиян, а 47% считали, что «все беды заключаются в нас самих». С конца 90-х и по сегодняшний день 70% ответов на аналогичный вопрос: «Да, враги есть». Навязчивый характер мыслей о врагах парализует мысли о самих себе, своих проблемах. Человек оказался потерян в своих врагах. — Потерян, потому что запутался, надоело, не может ни на что повлиять?..

— Именно потому, что ни на что не может влиять и воспринимает окружающий мир как неподконтрольный, иррациональный и опасный. Наличие врагов не признак силы, а признак слабого «я». В социальной психологии есть такое понятие — слабое «я». Оно подходит для описания ситуаций, когда положение человека в обществе очень мало определяется его личными заслугами, когда это «я» зависит от внешних обстоятельств, а внутренне как бы пустое, ничем не подкреплено. У такого человека нет оснований для самоуважения. Он может иметь хорошую должность и большой капитал, но если и то, и другое дано «сверху» или «сбоку», получено случайно, он остается носителем слабого «я». Компенсацией внутренней слабости выступает не только поиск врагов

Россия не столько православная, тем более христианская страна, сколько магическая

3

и укрепление своего образа за счет принижения «чужого», но и такая распространенная среди наших элит вещь, как демонстративное потребление и жизнь за высоким забором. Желание воткнуть себе как можно больше перьев — это  все по внутренней бедности. Еще очевиднее слабое «я» проявляется у малоресурсных групп населения. Если отделить Москву с ее приличными заработками, то даже по официальным данным половина россиян получает в месяц не более 15 тыс. руб. Страна бедная, а идеология у нас потребительская. Возникает напряжение: мужчины, кормильцы семьи, зачастую не могут своими силами добиться успеха, благосостояния. Кризис идентичности вырождается в семейные конфликты, домашнее насилие (аналог поиска врагов), алкоголизм. Это все не в последнюю очередь потому, что россияне — на всех этажах социальной иерархии — не чувствуют себя хозяевами собственной жизни. Там, где есть хоть какая-то возможность самореализации, где уровень социальной сложности и сплоченности выше, чем в среднем по стране, ситуация сразу меняется. Можно обратиться к классическому показателю аномии — количеству самоубийств. В Мос­ кве мы получим восемь самоубийств на 100 тыс. населения, в Башкирии, например, — уже 48, а где-нибудь на Дальнем Востоке в поселках бичей — почти сотню. Хотя, казалось бы, в Мос­кве столько стрессов. Но человек здесь гораздо сильнее встроен в рыночную экономику, менее зависит от государства. — То есть те, кто выходил на улицу с требованием честных выборов, могут считаться хозяевами собственной жизни? Не кажется ли вам, что и они не преодолели конструкции «свой–чужой»: мы хорошие — Путина долой?

— Я не берусь утверждать, что этой конструкции в протестном движении не было и нет. Но недовольство властью, как мне кажется, более рационально и осмысленно, чем недовольство американскими усыновителями или мигрантами. По крайней мере здесь люди находят адекватный адресат для выражения своих претензий и стараются высказать их цивилизованно. Поэтому протестное движение при всей его слабости диффузности и прочих изъянах все-таки мотивировано новыми ценностями: речь идет об ограничении насилия и построении жизни на доверии как социальном и культурном капитале. Это все тяжело дается. Одно дело, когда тоталитарный режим распадается после военного поражения и подавления извне, и внешние «арбитры» помогают обществу перестроиться. И другое дело, когда режим падает вследствие внутренних причин. Здесь эволюционный путь очень долгий, сопровождается откатами — поиском врагов, ксенофобией, ностальгией по сильной руке. Задача России, видимо, в том, чтобы овладеть магической взвесью собственных представлений, переосмыслить их и создать современные институты. В противном случае велика опасность, что, зациклившись на врагах, мы станем «чужими» сами себе. Беседовала Наталья Ковалева


я зритель

4

московские новости №51 22 марта 2013

Художники в поисках общего смысла

В Музее декоративно-прикладного и народного искусства проходит фестиваль современного искусства «Код эпохи» Анастасия Гладильщикова

Я приступаю к поискам

a.gladilshikova@mn.ru

После «круглого стола» осматриваю вы­ ставку. Здесь есть все, чему пола­гается быть на выставках современного ис­ кусства: инсталляции, видеообъек­ты, минималистичные скульптуры (Дима Хунцельвег, High speed train), интерак­ тивные объекты, связанные с современ­ ным миром (например, работа vtol «Фи­ нансовые риски» — роботоподобная ма­ шина, в которую нужно вставить свою банковскую карту, что приводит к не­ которым звуковым и видеоэффектам). Есть здесь менее известные художни­ ки, есть и более известные — свои ра­ боты представили, например, Арсе­ ний Жиляев и Recycle. Можно увидеть творчество не только русских, но и ино­ странных художников. Почти каждый экспонат сопровожден подробным описанием, без которого иногда даже сложно понять, что представляет собой та или иная работа. Внимание многих, в том числе и мое, привлекают толстые книги, изрезанные таким образом, что напоминают горные породы (Кристин Алксне, Work book). В этом буйстве со­ временного искусства есть и экспонаты, привычные для музея прикладного ис­ кусства: скворечники, сундуки, распи­ санные двери. Эффект получается, пря­ мо скажем, впечатляющий. Пока жду начала концерта, сидя на бе­ лой лавке, решаю поговорить со своей случайной соседкой. Спрашиваю, как она восприняла выставку и часто ли во­ обще ходит на подобные мероприятия. Она отвечает не только на мои во­ просы, но и рассуждает: появление со­ временного искусства в традиционных музеях — вещь хорошая, позволяет разным поколениям по-новому посмо­ треть друг на друга.

«К

од эпохи» — это символ, вбирающий в себя весь контекст сегодняшнего дня. Так расшифровано название фести­ валя на его официальной странице в фейсбуке. В рамках «Кода эпохи» рабо­ тает выставка современного искусства, играют новую музыку, показывают современный танец, обсуждают фило­ софские проблемы. Фестиваль прохо­ дит с 14 по 24 марта, его активная фаза с многочисленными выступления­ми пришлась на 14–17 марта. «Московские новости» посетили фестиваль в один из дней его работы. В музее, который похож на город-ла­ биринт, немудрено заблудиться. Имен­ но это и случилось бы, если бы меня не проводили до зала, где проходит «круглый стол» «Код эпохи. Возмож­ на ли расшифровка?». Умнейшие люди, среди которых ученые, философы, ху­ дожники — Алла Митрофанова, Елена Петровская, Валерий Подорога, Кирилл Мартынов, Майк Хенц, — обсуждают, что такое «код эпохи», современность, ее границы, современное искусство и многое другое, спорят или, наоборот, соглашаются друг с другом. Чтобы пе­ редать дискуссию, длившуюся два с по­ ловиной часа, возможно, не хватит и целого научного сборника. Кстати, организаторы фестиваля заранее оза­ ботились масштабами темы и выпу­ стили буклет со сборником статей, под­ готовленных участниками «круглого стола», и не только ими. Можно посмот­ реть в музее и серию видеоинтервью по этой же проблематике. «Круглый стол» завершает один из кураторов фестиваля — хореограф Константин Гроусс (второй куратор — художник и архитектор Дмитрий Алек­ сеев). Он объясняет, как организаторы понимают термин «код эпохи»: — Может быть, у очень разных ве­ щей и идей, которые воплощают ху­ дожники, есть общий источник, я  имею в виду художников в самом широком смысле. Мы пригласили к участию музыкантов, хореографов, чтобы понять некий общий процесс, который есть в искусстве, и, может быть, уловить какие-то ходы к источ­ нику, из которого черпается вдохнове­ ние. Но речь не только о профессио­ нальном междусобойчике. Художники ищут способы воплотить его в образах и словах, а источник «общий для всех людей». И искать его, очевидно, стоит в плоскости «общих кодов, общего смысла и общего языка».

Периодически к женщине подходит, видимо, ее сын, но быстро убегает — ему явно интереснее бегать по выстав­ ке, чем сидеть и ждать концерта. «Моему ребенку интересно на этой выставке, он для себя что-то нашел. Молодых художников очень сложно объяснить ребенку, но здесь две-три работы объяснить можно». Потом оказывается, что эта жен­ щина — видеохудожник Зоя Инкенас, но о ее профессии я узнаю не от нее. Она также сообщает мне, что на выс­ тавках маститых современных худож­ ников проще: их ребенку объяснять интереснее.

1. Участники фестиваля «Код эпохи»

© Данила Ремизов

Начинается музыкальная про­ грамма. Сначала пианистка Елизаве­ та Миллер и скрипач Станислав Ма­ лышев исполняют Road movies Джона Кулиджа Адамса. Это вещь 1995 года, выглядит традиционно. Потом вы­ ходит ансамбль «Студия новой му­ зыки». Они играют российскую пре­ мьеру «Октета» американского ком­ позитора-минималиста Стива Райха. Создается впечатление, что в этой на­ полненной энергией вещи все вре­ мя повторяется одна и та же тема, наг­ нетающая состояние тревоги. В пе­ рерыве разговариваю со знакомой флейтисткой, студенткой Москов­ ской консерватории Анной Кондра­ шиной, которая сегодня играла вместе со «Студией новой музыки». Спраши­ ваю, действительно ли «Октет» состо­ ит из постоянных повторов или это ил­ люзия. Анна объясняет:


я зритель

московские новости №51 22 марта 2013

Константин Гроусс художественный руководитель международного культурного проекта «Арт-Резиденция», хореограф, куратор фестиваля

— Да, безусловн��, там есть и повторения, но у каждого инструмента во всем произведении несколько наборов тем. Они закольцовываются и повторяются определенное количество раз. Потом следующая тема. Они переплетаются между собой у всех исполнителей, и получается то, что ты слышала. Это совокупность ритма и минималистической мелодии, похоже на транс.

«Я передаю какую-то информацию, а интерпретация может быть достаточно вольной — у каждого своей, причем день ото дня она может меняться. Мне кажется, во многом это касается любого невербального искусства, невербального способа передачи информации. Есть какие-то принятые нами системы обмена информацией, например языковые, нотные, звуковые, которые мы можем интерпретировать. Хотя, несмотря на то что музыка поддается нотной записи, в точности передать смысл произведения вы не можете. Что такое пауза, высота звука? Мы не можем до конца сказать, что для нас означают звуковые сочетания. То же самое можно сказать и о танце».

— То есть можно сказать, что у композитора и исполнителей и задача такая — ввести слушателей в транс?

— Да. Главное — не входить в транс самой, когда играешь, а то невольно переходишь на место слушателя и силой заставляешь себя вернуться. — А можно ли сказать, что современная музыка обращается больше к разуму, а не к чувствам, или это не так?

— Можно сказать и так, – соглашается Аня и читает мне небольшую лекцию по истории музыки: — Полифоническая музыка — это «этап разума», в ней все рассчитано до такой степени, что если какую-нибудь инвенцию или фугу начать с середины и играть обратно к началу, то сложится не менее прекрасная музыка, чем если

Анна Кондрашина флейтистка, студентка 5-го курса МГК имени Чайковского, факуль­ тет исторического и современного исполнительского искусства, лауреат международных конкурсов «В исполнении современной музыки всегда очень помогает то, как композитор фиксирует на нотной бумаге свои пожелания. Если сравнить ноты мастеров XVII–XVIII веков и XX–XXI веков, то в первом случае увидишь голый текст, с одним знаком нюан­ сировки в начале, а во втором — черные от записей листы, с уточнениями самых разных эмоций и техники. Большое количество написанного, безусловно, облегчает путь к исполнению. Не может не радовать также то, что современные композиторы стали использовать флейту как гораздо более самостоятельный и интересный инструмент по сравнению с мастерами прошлых веков. Звуковые, тембральные и эмоциональные возможности флейты несравнимо расширились с появлением «новой» музыки».

играть стандартным способом «слева направо». Затем «этап чувств» — от поздних классиков (Людвиг ван Бетховен) до поздней романтики (Антон Брукнер, Густав Малер, Сезар Франк и другие). За ними созерцательные Дебюсси и Равель. К третьему десятилетию XX века кто-то вернулся к барокко, а соответственно и к «математическому» восприятию музыки. Современную музыку трудно обобщать, она очень многогранна. Анна задумывается на секунду и подводит окончательный итог: «Думаю, что да, она больше обращается к разуму». 1

Наступает черед танца. На сцену выходит Константин Гроусс, один из создателей и художественный руководитель танцевального проекта ZERO Dance Gallery. Он говорит о том, что хотел бы ограничить время своего перформанса, и заводит на одно и то же время будильник и какой-то гаджет, который я не могу рассмотреть издалека. Константин произносит метафизический монолог о том, что танец — это прежде всего информация, и он с помощью силы воображения совершает некое путешествие, которое нацелено на то, чтобы добраться до того источника безграничной энергии, который и передает информацию в танце. — Смысл и ценность этой информации я определить не возьмусь. Не возьмусь даже определить ее символы, — с ходу разочаровывает зрителей Константин, но тут же добавляет: — Впрочем, у вас же есть возможность перевести все на какой-то понятный язык — символов, значков, слов, рисунков. Если под рукой есть листы, вы можете это записать, чтобы передать, оставить себе или кинуть на сцену в течение представления. Танец Гроусса впечатляет. В нем дейст­вительно важна энергия, которая становится вторым главным действующим лицом номера. Хореограф как будто впускает ее в себя, внимательно изучает. Вот его рука дрожит, наполняясь этой энергией и начиная жить собственной жизнью. Потом он явно пытается бороться с этой неведомой силой, драться. Во всем этом, так же как и в «Октете» Райха, чувствуется страшная тревога, которую усиливает музыка, похожая на шумы. Видимо, таков код нашего неспокойного времени.

2. Одна из экспозиций на фестивале

© Данила Ремизов

5

Следующим на сцене появляется хореограф Денис Бородицкий, представляя свою танцевальную команду Boroditsky Dennis Dance Company. — Мы заявляли работу, которая называется «В кубе». Но неделю назад я предложил своим ребятам пуститься в авантюру и сделать за это время новый номер на новую музыку. Я долго думал о том, что такое «код эпохи», рассуждал, что такое эпоха. До сих пор не могу расшифровать эти понятия. Тогда я об­ ратился к себе, чтобы определить, что для меня является эпохой. В итоге в своей работе я обратился к музыке самого древнего народа — еврейского. Я еврей и очень долго боялся взяться за эту сложную для меня тему. Но, отбросив все страхи, за неделю мы сделали этот проект. Дело, конечно, не в национальности: эта работа позволила нам загля­ нуть внутрь себя. Я считаю, что для моих артистов это тоже начало пути. Восемь человек в черных костюмах выходят на сцену. Музыка, которую исполняют канторы в синагогах, непередаваемо красива. Все очень строго, выдержанно и серьезно. Тут есть драматургия, отношения между персонажами, страдания, высказанные языком тела. У меня появляются ассоциации с античными трагедиями — эти ощущения подкрепляет и то, что часто танцоры застывают в разных позах, подобно древним статуям. О современной эпохе, наоборот, забываешь, но от этого становится почему-то хорошо. Завершает программу знаменитый ансамбль ударных инструментов Марка Пекарского. Они исполняют композиции 1990-х годов. Передо мной полулежит на лавке девочка в розовом дутом комбинезоне и шапке с оленьи­ ми ушами и рисует на iPad цветок. Периодически родители просят ее раздеться, но девочка их не слушает. Когда музыка ансамбля становится совсем громоподобной и напоминает колокольный звон, девочка зажимает уши. Но не уходит.

2


в центре

6

московские новости №51 22 марта 2013

1

Зеленое, темное и гордое

Ирландия и ее обитатели глазами фотокорреспондента РИА Новости в рамках проекта «Другие города» Екатерина Колоницкая

Е

сли спросить разных людей, кто бы для вас стал послом Ирландии, то филолог бы назвал автора романа «Улисс» Джеймса Джойса, меломан — лидера группы U-2 Боно, историк — покровителя всех ирландцев святого Патрика, пьяница — производителя виски Джемесона, но большинство отдало бы свои голоса за сэра Артура Гиннесса.

1. Бар на крыше Музея Гиннесса в Дублине

Гиннесс присутствует в Ирландии повсюду. И вряд ли найдется хоть один турист, который бы хоть раз за время визита в город не разделил бы страсть местных жителей к этому волшебному напитку. Однако как Россия — это не только водка, так и Ирландия — не только пиво. Красивая природа, сложная история борьбы за независимость и бурный экономический рост последних десятилетий — все это нашло отражение в Дублине.

2. Демонстрация правильного способа налива пива в Музее Гиннесса 2


московские новости №51 22 марта 2013

в центре

7

Алексей Куденко специальный фотокорреспондент РИА Новости

3

5 3. Прохожие на улице Дублина 4. Мост у Кастом-Хаус в Дублине

5. Манекены в витрине торгового центра в графстве Голуэй Ф О Т О р е п о р та ж. Алексей Куденко/ РИА Новости

4

РЕКЛАМА


в центре

8

московские новости №51 22 марта 2013

6

Но стоит пересечь страну и оказаться на западном побережье, где нет такой многоязычной смеси мегаполиса, а больше чистого и натурального ирландского языка... Где можно найти мастерскую, изготавливающую бодран — ирландский национальный барабан с кельтским орнаментом, чудесный тихий рыбный ресторанчик с пойманной рыбой. Погрузиться в шум волн, разбивающихся о скалы. Заночевать с семьей в респектабельном замке Эшфорд, где принято выходить на ужин в вечернем платье, чтобы послушать рояль, а утром сходить на мастер-класс по соколиной охоте или в тумане прогу7

ляться по сохранившейся со старинных времен деревушке Конг. А днем подняться на гору Святого Патрика. И вечером, раскрасневшись от наслаждения ветром и невероятно свежим воздухом, пробежаться по голуэйским пабам, практически ничего не потеряв от выезда в про-

винцию. Гиннесс он везде Гиннесс! Два дня выходных пройдут как в тумане и можно обратно в шумный Дублин... Редакция просит отдельно обратить внимание читателей на то, что ни одна шутка с выражением «куда, блин» в тексте не была написана или использована.

6. Ирландцы по своему жизнелюбию дадут фору большинству европейцев 7. Кладбище у костела в деревне Конг рядом с замком Эшфорд


свободное время Приложение к №51 (490)

Владимир Вяткин/РИА Новости

Профессиональная солидарность в России еще большая редкость, чем профессионализм. Народ растлевали долго и упорно, страсть к доносительству в нем сильнее воли к самозащите. И когда Павел Дмитриченко, чья вина еще не доказана, оказывается профсоюзным лидером театра, мне неважно, насколько Дмитриченко действительно виноват. Мне важно, что коллектив хочет разделить с ним эту вину >> В4

Дмитрий Быков нашел повод для оптимизма в Большом театре

>> В2 «Менты с вами есть?» Один день с сотрудниками органов опеки

>> В6 «В Гонконге и Шанхае метро будущего уже построено» Николай Шумаков о том, сможет ли московская подземка угнаться за мировыми лидерами

>> В12 Чем питались динозавры до Адама «Священная биология» вытесняет из школ научный атеизм


в2

впечатления

приложение «Свободное время» к №51 22 марта 2013

«Менты с вами есть?» Один день с сотрудниками органов опеки и комиссии по делам несовершеннолетних Юлия Меламед

«М

енты с вами есть?» — спрашивают хозяева. «Нет», — отвечаем мы, и хозяева на глазах добреют. Они знают всех по имени-отчеству, норовят угостить, изливают душу. «Они» — это родители, лишенные прав материнства и отцовства. Или лишаемые. «Извините, мы тут немного отмечаем. Поминки мамы и 8 Марта». Это ничего, что мама умерла три года назад, а 8 Марта было две недели назад. Мы понимающие. К кому ни зайдешь, все отмечают поминки. Здесь и правда часто умирают. С такой скоростью, с какой тут умирают люди, можно не вылезать из поминок вообще. И еще здесь всегда делают «ремонт». Это теперь так называется. Потому что то, что творится в их жилищах, при желании можно назвать благородным словом «ремонт» — им так самим приятнее. Они все время ищут работу и «вот-вот» найдут. А еще у всех у них ухоженные кошки, на которых у них хватает внимания, не то что на своих детей. И иконы на видном месте, на которые они очень часто крестятся. На дне неверующих нет. А «мы» — это сотрудники комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав и органов опеки и попечительства. Меня представляют отдельно: «Это психолог, не бойтесь!», потому что я задаю «какие-то не такие вопросы, это сразу видно, а психологи — они все странные». С «ними» можно сделать что угодно: обыскать, накричать, отобрать чтонибудь или, наоборот, обласкать и поговорить о самом интимном. Они готовы заплакать в любую минуту. И я «как психолог» скоро перестаю задавать какие-то не такие вопросы, потому что боюсь травмировать трезвых и разозлить пьяных. Главное чувство?.. Всех жалко. На дне злодеев нет. Первая семья. Мать — Инна. Возраст не определяется. Говорят, 35 лет. Когдато красивая. Уже вся седая. Старший ребенок от первого брака. Двое младших — от последнего. Их отец — гражданин Азербайджана. Каждого нового мужа Инне приходится выдворять из дома с милицией. Живут все мужья за ее счет. Кругом страшный... «ремонт». Очень громко — телевизор. Дети липнут к матери с поцелуйчиками. Посреди картины удручающего «ремонта» лежат дорогие куклы разных размеров, которые мама покупает младшенькой. Видно, что она очень хочет — но не знает как — любить своих детей. Сама Инна — детдомовка. Мама Инны втолковывает: «Сдавай». Нет, не квартиру сдавай, не мужа — сдавай детей. Так она реагирует на любые трудности: «Сдавай!» Когда умерла ее мать, бабка Инны, на это известие отреагировала просто: «Царствие небесное!» — и бросила трубку. Хоронить не поехала.

Последнего мужа Инны депортировали с большим трудом. Он был наркодилер. Милиция валяла ваньку много лет. Баят был «ценным свидетелем» — переводя эвфемизм на русский язык, «отстегивал» милиции. Кто ж захочет терять «ценного» свидетеля, не самоубийцы ж, не мазохисты ж. В однокомнатной квартире кроме трех детей жили пятеро взрослых родственников Баята мужского пола. «Исидор Яковлевич, Афанасий Яковлевич, Кирилл Яковлевич, Олег Яковлевич и Паша Эмильевич. Ни возрастом, ни полом эти молодые люди не гармонировали с задачами социального обеспечения» (И. Ильф, Е. Петров, «Двенадцать стульев»). А если без грустных шуток — шестеро малознакомых мужчин засорили собой чужую жилплощадь и жизнь и освобождать площадь в их планы не входило. Кирилл, старший сын Инны, был постоянно в бегах, он не мог выносить скопления приезжих. Его ловили и возвращали матери в перенаселенную комнату. Когда муж перестал пускать жену домой, комиссия напрягла последние силы, забросала полицейских письмами и добилась своего. Баята депортировали, запретили въезд в Россию сроком на пять лет, мать лишили материнства. Уже через три месяца Баят снова объявился в России. Кирилл втайне от всех по ночам прибегал домой. Мать пришла в суд с иском на возвращение родительских прав. Опека и комиссия встали на сторону матери: «Тогда вообще всех надо лишать. Ну и что, что дома бардак?! Подумаешь... У нас так принято...» Мать очень старается, не пьет, устроилась на работу, квартира обезмужела — надо возвращать права материнства. Легко сказать возвращать. У мамы «ремонт» в полном разгаре. Мебель разломана, лежит грудой — куда деть ребенка? Мебель Инне возили всем коллективом комиссии по делам несовершеннолетних. «Вам, — говорю, — на том свете все зачтется». «Зачтется... Только не знаю, в плюс или в минус», — искренне говорит Ирина, сотрудник комиссии. Она не знает, к добру или ко злу все эти отчаянные действия. Нечестные и корыстные в опеке и комиссии не работают. Невелика корысть — все время наблюдать горе, взрослое и детское, плавать в этом горе, видеть смерть молодых, возиться с пьяными, наблюдать, как на глазах портятся их дети, и — сколько бы сил ни тратил — не иметь уверенности, что это во благо. Опека всегда впотьмах: лишать или не лишать? Что меньше травмирует ребенка? И то и другое — травма. Эти дети очень любят родителей. Не так, как дети из благополучных семей, а отчаянно, взахлеб, безысходно, до слез. Это благополучные — в претензии к родителям. А эти впадают в ярость, если позволить себе хоть одно неодобрительное слово в адрес

1

1. Дети из неблагополучных семей обычно ненавидят спиртное, не выносят мат и отчаянно любят родителей Ф О Т О. Кирилл Каллиников/ РИА Новости

матери. Эти дети не переносят мата. Матом тянет ругнуться детей из интеллигентных семей. Эти дети ненавидят спиртное. Они так отчаянно тянутся к хорошему. А потом вдруг раз — и все вдруг становится поздно, они уже наркоманы, угонщики, воры, потом первый суд... И никто не виноват... «Я смотрю, вы их не осуждаете совсем», — говорю Ирине. «А что их осуждать? Ни у кого из нас нет ощущения превосходства. Вчера коллега говорила: «Вот у Семеновой уже третий муж, она и пьет, и без зубов совсем... А я вот не могу мужа найти». Представляете, позавидовала!.. А и правда, как они мужей себе находят? Вчера ходила к одной, тоже пьющая, после инсульта, едва говорит. Как она мужа-то себе третьего нашла?» Здесь все всех жалеют. И опека — родителей, и дети — матерей, и матери — своих никчемных мужей. «Вот она третий раз замуж-то и выходит, говорю, потому что жалеет»... Вторая семья. Опять «поминки». Опять «ремонт». Из питья — водка. Из еды — кости. Много костей. Очень громко — телевизор. Материнских прав не лишена. Суд отказал в иске. Сын не хотел. Мать принесла пачку справок, что имеет намерение трудоустроиться. Это семья Ириного любимчика Ильи. Любимчик, к несчастью, уже испортился. А как он просил: «Мама, давай уедем из этого района!» Не уехали. На сына мамы не хватало: болезнь, нервы. Ее хватало только на то, чтобы дойти до полиции и написать заявление, чтоб сына забрали: тяжелый ребенок, школу прогуливает. Дома Ильи нет, он в центре временного содержания. «Заберите, говорит, я уж соскучился по вашей ругани, вы поорете у меня над ушком — я и усну». Мать может его забрать, но не берет. И правильно делает. Ему на неделю хватит мамочки... Третья семья. Катя — два года после лишения. Дочь сама просила, чтобы мать лишили прав. Мама не просыхала, просила милостыню у метро. Ребенка затравили одноклассники. Девочку наконец забрали. «Наверное, надо пойти сказать маме?» — спросила ее Ирина. «Не надо, — зло усмехнулась дочь, — мама не заметит, что меня нет». Потом сотрудники комиссии приходили к Кате спрашивать про дочь. Та еще долго врала, что дочка в порядке, вот-вот вернется из школы. Маша к тому моменту уже две недели жила в центре. Когда до мамы все-таки дошло, что ребенка отняли, она тут же перестала пить. Теперь, спустя два года, когда мы приходим с инспекцией, ни в комнате, ни в кухне, ни в холодильнике нет никаких следов спиртного. Только очень громко — телевизор. Катю скоро будут снимать с учета в наркодиспансере. Она тоже когда-то была очень хороша собой. Это еще вполне читается. Муж умер. Работала медсестрой в Чечне. Может, в Чечне приучилась пить, может, после смерти мужа


приложение «Свободное время» к №51 22 марта 2013

впечатления

Дочь сама просила, чтобы мать лишили прав. Мама не просыхала, просила милостыню у метро. Ребенка затравили одноклассники. Девочку наконец забрали. «Наверное, надо пойти сказать маме?» — спросила ее Ирина. «Не надо, — зло усмехнулась дочь, — мама не заметит, что меня нет»

не остановилась... Речь складная, грамотная, образная. Лицо ходит ходуном, все время дергается. У��ыбка прыгает. Эмоции переливаются — от веселости до ужаса. От каждого вопроса вздрагивает. Работает портнихой на дому. Показывает, как расставила джинсы. Чудесная работа. Сделать, что ли, ей заказ? Где еще такую хорошую найдешь? Дочь Маша, говорит, только в интернате полюбила читать книги, Шекспиром увлеклась, учится на повара, была в Германии. Еда, говорит, там плохая, а сама Германия, говорит, хорошая, но едят что попало, котлетки какие-то сухие, с пол-ладошки величиной, а немцы все толстые. Сдалась им эта диета! Будет ли Катя подавать на восстановление прав? «Да ведь дочь не хочет! Ей уже шестнадцать. Мам, говорит, все равно мы через два года будем вместе». Четвертая семья. Андрею уже 19 лет. Мы вообще могли бы сюда не ходить. Но Ирина ходит и к тем, к кому не должна. Мать умерла давно. В семье все судимые, все пьющие: дед, отец, оба дяди. Недавно все разом умерли. Только отец жив. Бодрый, весь в татуировках. Когда в хорошем настроении, говорят, страшно обаятельный. А от чего зависит? А неизвестно: иногда говорливый, иногда злой... Когда Андрею было 12, он очень страдал. «Хочешь, отправим тебя в детдом», — уговаривали в опеке. «Нет, папу жалко». Пожа-

в3

лели папу и сына. Если ребенок не хочет — прав лишить трудно. Тем более что днем мальчик жил у своей непьющей бабушки. Ночевал только у отца. «Я считала, что он не может совершить преступление — уж очень хороший был ребенок. И вот узнаю, что угнал машину. Как это для меня было тяжело! Значит, мы ошиблись. Значит, надо было лишать... Было бы ему лучше в детдоме? Может, и нет. Но он не видел бы перед собой такой образец». «После десяти лет работы я пришла к выводу, — говорит Ирина, — что их надо забирать, как бы ни было жалко. Это не трагедия — ребенок потом вернется к матери. Но лицо матери должно быть трезвым». Домой к Ирине возвращаемся в полночь. Ее дочь специально приходит, чтоб послушать последние новости. Она знает всех по именам и фамилиям, по возрастам и судьбам, по депрессиям и талантам. Она знает, в каком состоянии у каждого «ремонт» и нашли ли они все-таки работу, перестали ли пить, стараются ли восстановить родительские права. Говорят как про добрых знакомых или соседей. Ирине скоро на пенсию. «Как я буду без них, не представляю»... Все мы обычные, принципиально не отличаемся друг от друга. Люди как люди. Только вопрос об усыновлении нас испортил.


настроения

в4

приложение «Свободное время» к №51 22 марта 2013

Танец маленьких членов профсоюза Коллектив Большого театра не столько защищает своего, сколько присоединяется к нему в экстремальной ситуации, не снимая с себя вины

К

огда коллектив Большого театра решил поддержать Павла Дмитриченко, написал письмо о своей солидарности с ним и подтвердил избрание его лидером профсоюза балетной труппы, это вызвало, мягко говоря, неоднозначное отношение аудитории. Ничего себе лидер профсоюза! Ведь он, может, нападение на худрука заказал. Правда, сейчас он это отрицает. Но ведь только дурак не стал бы такое отрицать! Да, раскрыли все быстро и объявили о раскрытии еще быстрей. Уже и наградить сыщиков распорядились. Но вот беда — признание Дмитриченко им самим дезавуировано, а получено оно было, говорят, после ночного допроса. И вид у него после этого допроса был не самый презентабельный. А репутация российского следствия пошатнулась еще во времена публичных процессов Большого террора — и, кажется, навеки. А ведь тогда и не в таком признавались. Как хотите, а эта новость — что коллектив Большого поддержал своего танцовщика, кажется мне самой оптимистичной за последний год. Именно потому, что российское общество безнадежно расколото и сдает своих по первому свистку. Владимир Путин дал команду искать духовные скрепы, но страна систематически упускает из виду самые прочные скрепы — профессиональные. Потому что наличие у человека совести прямо зависит от степени его профессионализма. Все, кроме специалистов, здесь уязвимы и замени-

мы — опять-таки по первому свистку любой может быть низринут, обобран и уничтожен. Защитить человека не может ни закон, ни суд, ни общество — только профессия: если без него нельзя обходиться, его даже из лагеря вернут, как Ландау или Королева. Профессионализм — единственный критерий, по которому в России сегодня определяется порядочность: общество людей, умеющих хоть что-то, противостоит обществу чиновников, не умеющих ничего, — только запугивать и подавлять немногочисленных умельцев. Вот почему именно профессиональная солидарность сегодня так редка — и так спасительна. Россия никогда не знала широкого профсоюзного движения, оно всегда было фикцией — не только при советской власти, но и после. При этом само собой советская власть усердно создавала профессиональные союзы — кинематографистов, писателей, композиторов, но привязывала их тем самым не друг к другу, а к привилегиям, дачным поселкам, прочей собственности. Своих эти союзы сдавали сладострастно, с садомазохистским наслаждением. Примерно как в фильме Германа «Трудно быть богом», где одного умника ведут топить в выгребной яме, а другой

И л л ю с т р а ц и я. Тимофей Яржомбек

умник приплясывает рядом и, кривляясь, спрашивает: «А помнишь, ты писал, что мои труды похожи на помет птицы каа?!» Сдавали Солженицына, Галича, Чуковскую, которая как раз после этого собрания со всеми сладострастными воплями «исключить! исключить!» задумчиво спрашивала: «Куда делись мужчины? Скоро не от кого будет рожать детей!» Профессиональная солидарность в России — еще большая редкость, чем профессионализм. Потому что народ растлевали долго и упорно, и страсть к доносительству в нем сильней воли к самозащите. И когда Павел Дмитриченко, чья вина еще не доказана, оказывается профсоюзным лидером театра и символом его самозащиты от административного произвола, мне совершенно неважно, насколько Дмитриченко действительно виноват. Мне важно, что коллектив хочет разделить с ним эту вину. Потому что возлагать ее на единственного солиста было бы неправильно — до сложившейся ситуации дошли и довели все вместе. И администрация, не желающая выслушивать звезд, и звезды, не выбирающие средств и выражений в борьбе с администрацией, и все, кто видит и


приложение «Свободное время» к №51 22 марта 2013

молчит. Так что коллектив не столько защищает своего, сколько присоединяется к нему в экстремальной ситуации, не снимая с себя вины. Поступает ровно по завету Марины Цветаевой из ее гениального завещания своим и чужим детям: «Если видите человека в смешном положении: 1) постарайтесь его из него извлечь; если же невозможно — 2) прыгайте в него к человеку, как в воду, вдвоем глупое положение делится пополам». Только тут положение не смешное, а страшное. В том же письме Цветаева говорила: «Не отзывайтесь при других иронически о близком: другие уйдут — свой останется». В обширном творческом наследии Сергея Михалкова, чье столетие было только что отмечено в том самом Большом театре с немалой помпой, есть пьеса «Красный галстук», на мой вкус, чудовищная. Там хороший и бедный мальчик после смерти матери взят в семью своего школьного товарища — в большую, хорошую квартиру директора завода. И вот его лучший друг, который, собственно, больше всех радовался, что Саня будет теперь жить у них, нехорошо себя ведет в быту, кричит на бабушку, сочинение списал у положительной сестры... И когда его должны

настроения

принимать в пионеры, принципиальный Саня встает на собрании и режет правду-матку: бабушке, дескать, грубит! (Хотя сама бабушка — та еще ворчунья, как и положено носительнице здоровой народной морали.) Прием в пионеры откладывается, а плохой мальчик негодует: тебя же к нам в дом пустили! Так что же, негодует в ответ хороший мальчик, я должен был молчать?! Ну не знаю. Мне кажется, должен. И не только потому, что его пустили в этот дом, а потому, что — ну друг же! Пускай он грубит бабушке — но налагает же дружба в конце концов хоть какие-то ограничения! Мы так привыкли повторять: «Платон мне друг, но истина дороже», что совершенно упустили из внимания моральный аспект истины: очень может быть, что в хорошем отношении к другу Платону она и состоит. А представления наши в конце концов относительны — Платону кажется так, Аристотелю иначе, а правду знают только на Олимпе, и то вопрос. Проклятая, вечная советская принципиальность! Сдай органам любимого, если он против советской власти («Любовь Яровая»). Настучи на отца. Отрекись от брата. Дружно исторгнем изменника Пастернака из наших сплоченных рядов.

Наличие у человека совести прямо зависит от степени его профессионализма

в5

Честно говоря, я не верю так уж фанатично в те самые личные связи. Как писал однажды Пастернак старшему сыну, Фауст и Гете ему ближе, чем вся кровная родня. Но вот в цеховое братство, в бессмертную взаимовыручку мастеров я верю, даром что история русской литературы должна бы убедить меня в обратном. Тут всегда было очень плохо с защитой коллег. Навскидку вспоминаются лишь Чехов и Короленко, вышедшие из академии после того, как оттуда исключили Горького, да коллективное письмо о взятии Синявского и Даниэля на поруки, да такое же письмо в ��ащиту «Нового мира», да Липкин и Лиснянская, вышедшие из Союза писателей после исключения оттуда Ерофеева и Попова. И случилось все это в сравнительно вегетарианские времена. В сталинские — вспоминается, пожалуй, один Пастернак, защитник многих травимых, единственный посетитель Афиногенова, систематически помогавший вдовам Пильняка, Табидзе, Яшвили, — да Шолохов, добившийся, чтобы Платонову дали переписывать и редактировать русские сказки. (Ни одно доброе дело не остается безнаказанным — высказана теория, что Шолохов заставлял Платонова писать за себя «Они сражались за Родину».) Если бы в России было больше профессионалов, у них было бы больше солидарности, ибо самый крепкий роман, как говорит Марья Васильевна Розанова, — это роман производственный, когда муж и жена заняты общим делом. А если бы у нас было больше этой самой солидарности, про которую мы почти забыли, нас не так легко было бы гнуть и ломать. Других скреп я как-то не наблюдаю и не очень понимаю, откуда они возьмутся. Булат Окуджава в застолье обычно провозглашал любимый тост: выпьем за то, чтобы каждый из нас, услышав о другом самое худшее, не поверил. И добавлял: хотя бы в первые пять минут. Окуджава знал свою аудиторию и не требовал от нее слишком многого.


в6

размышления

приложение «Свободное время» к №51 22 марта 2013

Артем Житенев/РИА Новости

Николай Шумаков: «В Гонконге и Шанхае метро будущего построено уже сегодня. Нам за ними не угнаться»


размышления

приложение «Свободное время» к №51 22 марта 2013

в7

У любого политика, когда он видит кривую линию на чертеже, рука тянется ее выпрямить. Но на практике прямая оказывается дороже, чем кривая 

21

марта 1933 года Совнарком СССР утвердил схему строительства Московского метрополитена: пять линий протяженностью 80 километров. В наше время столичная подземка растянулась на 300 километров, но почему же за 80 лет мы уехали так недалеко? И есть ли шанс наверстать упущенное? Об этом разговор с Николаем Шумаковым, главным архитектором Метрогипротранса — института, который был создан одновременно с началом строительства метро в столице, тогда под именем Метропроект.

— Когда вы приехали из Челябинска поступать в МАРХИ, наверняка на метро ехали. Были потрясены этим «дворцом для народа»?

— Первый раз я попал в Москву 10-летним мальчиком. Отец проходил здесь курсы повышения в МАДИ и взял меня с собой. Вот тогда метро меня действительно потрясло: прижавшись носом к окну, я был буквально заворожен огнями тоннеля, весь организм переворачивало от непонятных ощущений. Родился и до школы я жил в Коркине — это абсолютно глухая провинция, шахтерский город, так называемые открытые разрезы, когда шахты, кажется, до центра земли разрабатываются. Стоишь на краю, и дна этого карьера не видно... Ваши коллеги по перу придумали, что раз я родился в шахтерском городе, оттуда и пошла моя страсть к подземному строительству. Мне понравилась такая версия — я принял ее за исходную. Так что мой жизненный путь прост и прям — из коркинских шахт под московскую землю. — Версия красивая, годится для телесериала. А как в жизни было? Когда заканчивали МАРХИ, планировали стать подземным архитектором?

1

— Как полагалось при советской системе, распределение было подневольным. Основной поток выпускников поглощали наши Моспроекты — четыре крупных института, остальных разбрасывали по мелким конторам. Метрогипротранс в архитектурном плане считался тогда мелкой конторой — основную роль в нем играли конструкторы, технологи, инженеры. Архитекторов было около 20 человек на все подземки Советского Союза. Сейчас нас, кстати, 60 человек, и живем мы в основном за счет Москвы, метрополитены в других городах сегодня практически не развиваются. Пришли мы сюда втроем: Галя Мун, Наташа Шурыгина и я. Так втроем и остались —36 лет уже вместе работаем. — Имена архитекторов, строящих московское метро в его первые годы, знают даже далекие от архитектуры люди: Щусев, Фомин, Ладовский, Душкин. Они все работали в Метрогипротрансе — тогда Метропроекте?

— Они работали вне штата. Чистые творцы. Только Алексей Душкин — в штате. В свое время он даже был главным архитектором нашего института. Тяжелый был период: Хрущев объявил борьбу с излишествами в архитектуре, и на Душкина сильно навалились. Он завязал с практикой и пошел в архитектурный институт преподавать. Молодым из профессии ушел — всего 57 ему

было, для архитектора — самый расцвет, когда уже накопил опыт и только начал понимать, что делаешь. — Вы пришли работать в Метрогипротранс, когда архитекторам для творчества места здесь почти не было.

— Да, это был 1977 год, в ходу были так называемые типовые станции — ТС. Были разработаны альбомы ТС-109, ТС-76 — до сих пор, кстати, не знаю, что это за цифры. Туда входили и платформы, и вестибюли, и пешеходные переходы, и мелочовка всякая — все было типовым. Поработали мы так до начала перестройки. Нет, даже чуть раньше перелом случился — типовые альбомы были положены в дальний ящик, и началось нормальное проектирование. — Но сегодня руководители города опять призвали строить типовые станции: дескать, это и дешевле, и быстрее. Нам вновь не до художеств?

— Это совсем другое дело. Раньше как было: проектировщик видит, что и логичнее, и дешевле на определенном участке построить, скажем, сводчатую конструкцию станции, но нет, — запрещено. Сказано в альбоме ТС-109 проектировать «сороконожку» — делай, что сказано, пусть и вопреки здравому смыслу. Сегодня мы для типовых станций мелкого заложения взяли за основу сводчатую станцию и разработали варианты: двухпролетный, трехпролетный. Для глубоких станций — колонный, пилонный. Причем это не окончательный чертеж, а гибкий, вы даже не поймете, что тот или иной объект сделан на базе типовой станции, настолько он индивидуален. То есть и вариантов много, и работаем мы с ними творчески. — Типовые станции действительно проще проектировать, быстрее и дешевле строить?

— Есть, конечно, некоторая экономия. Но самое главное — надо строить ритмично. В Москве некоторые объекты метрополитена по 20 лет ждали, когда их достроят. При этом сжирая каждый год безумные деньги — эксплуатация любого подземного сооружения, как достроенного, так и недостроенного, стоит очень дорого. Если будем ритмично строить, выйдет намного дешевле. Сейчас еще есть идея часть подземных (технологические и служебные) сооружений вынести на поверхность, что тоже, конечно, уменьшит и стоимость, и сроки строительства. — Идею строительства метрополитена в Москве продвигали еще до революции, но тогда наверху сочли это не богоугодным делом. Начали только при Сталине. Метростроение вообще сильно зависит от политической конъюнктуры?

— Первая линия московского метро, начиная еще с дореволюционных проектов и до 1930 годов, планировалась как линия мелкого заложения. Не кусок ее от Сокольников до Красносельской, а вся — через Комсомольскую площадь, через Красные Ворота. При таком подходе город ломался кардинально. Но партия


в8

размышления

Роман Галкин/РИА Новости

приложение «Свободное время» к №51 22 марта 2013

2

hemis.fr/AFP

и правительство приняли решение строить этот кусок по центру города способом глубокого заложения — это принципиальное решение сохранило старую Москву.

— Эти потерянные годы наверстать сегодня нельзя?

— Трудно. Хотя бы по той причине, что город сложился. Вот руководители Мьянмы — мы им сейчас помогаем — проект планировки своей новой столицы Нейпьидо начали со схемы метрополитена: город сам по себе сложится у каждой станции метро. Так по уму должны строиться и новые жилые районы старых городов: обязательно комплексный всеобъемлющий проект, в основе которого транспортная структура, включающая и метро.

— То есть храмы сбивали как мухоморы, а дворянские да купеческие особняки пожалели. Что-то слабо в это верится. Мне кажется, скорее это было оборонным решением, чем краеведческим.

— Так звучит в документах. Как эти обсуждения проходили на самом деле, неизвестно. При этом глубокие станции были разработаны только для Москвы, их в то время не существовало нигде в мире: ни в Париже, ни в Лондоне, ни в Чикаго. Под это наше изобретение появились и так называемые тяжелые эскалаторы, которые поднимали людей на поверхность с отметки минус 50. Питерские заводы стали их выпускать.

— На новой территории Москвы можно попробовать сделать по уму.

3

— Из-за этого нам сегодня сложнее нарастить количество станций в центре города — глубоко копать придется?

— Да нет, с современными технологиями это не проблема. Все мы можем. Вот только угнаться за метрополитенами мирового уровня уже не сможем. Опоздали. У нас сейчас 300 километров линий. К 2020 году, если все пойдет по плану, будет 450. А в мировых столицах — минимум 1200 километров, 1500. — И когда мы так опоздали?

— Ритм метростроения был нарушен в 1960-х. Сначала, при Хрущеве, мы рванули очень сильно: Филевскую ветку построили, Калужско-Рижскую, Ждановско-Краснопресненскую. Причем по уму строили: новый жилой микрорайон — ветка метро, еще один — и туда метро. При Брежневе город стал развиваться сам по себе, а метрополитен вообще заснул. При Ельцине, когда он Москвой руководил, было два всплеска: мы начали копать Люблинскую линию, которая потом 20 лет простояла незавершенная, начали копать в сторону Митина и тоже остановились.

2. Станция «Маяковская» в Москве неизменно входит во все рейтинги самых красивых станций метро мира 3. Схема Московского метрополитена в 1943–1947 годах. 1 января 1943 года, в самый разгар Великой Отечественной войны, введена в эксплуатацию линия от станции «Площадь Свердлова» (сегодня «Театральная») до станции «Завод имени Сталина» («Автозаводская»)

4. Станция Olaias в Лиссабоне 5. Станция T-Centralen в Стокгольме

— Конечно, так и надо. Вот есть всем известная схема Московского метрополитена: кольцо, радиусы, третий пересадочный контур, который планируется достроить к 2015 году. Но если мы новую территорию просто подключим к этой схеме, метро захлебнется. Помимо автодорог, на землях «новой Москвы» сегодня надо параллельно закладывать линии скоростного транзитного метро, идущие с юга на север и с запада на восток, — со станциями через 10–15 километров, которые, подцепляя дальние края, будут доходить до больших транспортно-пересадочных узлов внутри МКАД. Там, где человек может пересесть на старое метро, на городскую электричку, на наземный транспорт, на такси. Да и другие виды внеуличного транспорта надо проектировать: легкое метро, монорельса, новые ветки железной дороги. — Это понимают те, кто принимает решения по «большой Москве»?

— Не сомневаюсь, что да. Причем, на мой взгляд, и в старой Москве надо строить легкий метрополитен — это дешево и сердито. — Боюсь, не все жители Южного Бутова, под окнами которых прошло это легкое метро, с вами солидарны.

— Просто нужны шумозащитные экраны — они будут сделаны и на Бутовской линии. Зато это в 1,5 раза дешевле даже по сравнению со строительством линий мелкого заложения. Проектирование и строительство целой Бутовской линии — четыре надземные и одна подземная станция — уложилось всего в 1,5 года. На мой взгляд,


размышления

приложение «Свободное время» к №51 22 марта 2013

в9

Jonathan Nackstrand/AFP

5

4

и Солнцевскую линию нужно сегодня в открытую гнать в ту же «новую Москву», тем более там и просторы позволяют. — Сегодня строительство метро — приоритет из приоритетов для Москвы. Так, может, пора и оборонному комплексу внести свой вклад в развитие подземки. Можно ли использовать для мирной жизни те оборонные подземные сооружения, которые называют метро-2 или «секретное метро»?

— Я не знаю, есть ли такой метрополитен. Кто-то знает, но не я. — Тоже подписку о неразглашении давали? Да схемы этого метро-2 тысячу раз в СМИ публиковались.

— Все эти схемы — липа, поверьте мне. Я больше верю в восьмиполосные автобаны под землей, которые из центра за МКАД идут. Но это так, к слову… Когда в Москве сменилась власть, новые руководители города пробовали отменить для метрополитена функции ГОиЧС, оставив только транспортные, — это серьезно удешевляет строительство. Пока не получилось. — Я почему-то верю в то, что эти восьмиполосные подземные автобаны, идущие в область, не миф. Но почему мы сегодня такие не строим? Разучились? Дорого?

— Что значит дорого! Мы же должны какие-то шаги в будущее делать. В мире давно строят тоннели в десятки километров, а для нас и 1,5 километра — счастье. Вот только что мой знакомый вернулся из Швейцарии — переехал туда из Италии по тоннелю Зонненберг: туристы и не знают, что он построен на базе одного из самых больших в мире ядерных бункеров. Бункер уже не актуален, а тоннель используется весьма активно. Конечно, подземное пространство надо осваивать комплексно — не только под метро. — А специалисты такого уровня у нас в стране есть? Метро-то, говорят, некому строить.

— А не надо было все разрушать. Метрострой был мощнейшей организацией. Подземная работа — особая: специфическое оборудование, технология, подготовка к строительству.

Конечно, в современном метрополитене и туалеты должны быть, и кафе. Но сегодня нам надо строить быстрее и дешевле. А без туалетов дешевле

Как только прекратилось строительство метрополитенов в стране — а мы только сейчас начали хоть как-то трепыхаться — конечно, ушли специалисты. Так что да, дефицит кадров есть. Слава богу, пока нет дефицита проектировщиков. Такие структуры, как наш институт, надо холить и лелеять. Пока такие институты есть, можно и в будущее заглядывать. — Вот мы и вернулись к вопросу про связь политики и метростроения. Часто большие руководители советуют профессионалам, что и как делать?

— А вы как думаете? У любого политика, когда он видит кривую линию на чертеже, рука тянется ее выпрямить. Но на практике прямая оказывается дороже, чем кривая. Трасса прокладывается в оптимальном режиме: нужно учесть геологические разрезы, градостроительную ситуацию, много других факторов. Как правило, убеждаешь в конце концов.

Живописный архитектор

— Всегда удается убедить или приходилось поступаться принципами?

Николай Шумаков — заслуженный архитектор России, главный архитектор института Метрогипротранс, президент Союза московских архитекторов, академик Российской академии художеств, академик Международной академии архитектуры. За 36 лет работы в подземной архитектуре спроектировал более двадцати станций Московского метрополитена, среди которых «Красногвардейская», «Коньково», «Теп­лый Стан», «Ясенево», «Савеловская», «Крылатское», «Крестьянская застава» и «Сретенский бульвар», «Парк Победы», Бутовская и Солнцевская линии. Шумаков реконструировал станции «Воробьевы горы» и «Маяковская», спроектировал и построил станции монорельсовой транспортной системы, первый в Москве вантовый мост, аэровокзал Внуково. В свободное от работы время пишет замечательные картины.

— В Москве я таких самодурных решений не припомню. В Петербурге было. Когда к XXV партийному съезду гнали перегон глубокого заложения, и решили спрямить: пошли прямо через водоносный слой, а потом плывун все это дело затопил. Глупость невероятная. В Москве, слава богу, мы этого избежали. Лужкова можно было всегда убедить: Юрий Михайлович, мы ваше решение рассмотрели, полгода проработали, мысль, конечно, оригинальная, но надо сделать не так. Он убеждался. — Вам просто повезло — Лужков больше увлекался наземной архитектурой. При нем, кстати, впервые заговорили о привлечении частных инвестиций в метростроение. Сегодня эти разговоры стихли. Почему, как думаете?

— Мы дважды с этим экспериментировали, и больше лично у меня охоты нет. Первый раз решили строить за счет инвесторов второй выход со станции «Маяковская»: над вестибюлем должна была быть гостиница. Проект завяз, гостиницу инвесторы не построили, и денег на метро


в10

размышления

приложение «Свободное время» к №51 22 марта 2013

Mario Laporta/AFP

Image Source/AFP

не дали. В итоге выход с «Маяковки» строили на городские средства. Второй пример — станция «Мякинино». Господин Агаларов, пообещав взять на себя все внутренние конструкции и отделку станции, попросил нас придвинуть ее к своему «Крокус-Сити» — мы-то хотели привязать ее поближе к правительственному комплексу Мособласти. В результате вложил процента полтора от общей сметы. — Всего полтора?

— Ну не больше двух точно. Вы видели отделку «Мякинино»? Самая дешевая штукатурка, какието лампочки нелепые — одним словом, уничтожил наш проект полностью. Он, конечно, вложил несколько миллионов долларов, но это копейки по нашим меркам. Строительство метро — дорогое удовольствие, особенно станций. — Да, станцию «Мякинино» гордостью нашей подземки не назовешь. Но не только ее одну — меня давно удручают грязные стены многих новых станций. Неужели при отделке нельзя использовать что-то более грязеотталкивающее, чем краска на штукатурку?

— Можно. Если заказчик готов слиться с нами в экстазе, то все получается. А если заказчик говорит: давайте просто поштукатурим, потому что штукатурка стоит три копейки, то современной облицовки не будет. — И мрамора, и гранита больше не будет?

— Мрамор и гранит будут. Хотя сегодня заказчик упорно настаивает на том, чтобы мы отменили эти материалы, жизнь показывает, что они остаются самыми прогрессивными для такой агрессивной среды, как метро. Они очень удобны в эксплуатации и при этом еще и красивы. Руководство метрополитена нас в этом поддерживает.

6

— Вы в свое время обещали, что объектом архитектуры в метро будут не только станции, но и линии.

— Мы сегодня так и делаем. Если раньше каждая станция на линии проектировалась без оглядки на соседние, то сегодня станции Калининской линии мы делаем в одной архитектуре, а Треть­ его пересадочного контура — в другой. Они, безусловно, будут отличаться деталями, но пассажир не перепутает, по какой линии едет. Мы, во-первых, сильно ускорились, представляя проектную документацию в таком виде, а во-вторых, облегчили жизнь строителям и отделочникам — проще и быстрее организовать производство на базе этой новой концепции.

6. Станция Westminster в Лондоне 7. Станция Toledo в Неаполе 8. Вход на станцию​​ Bockenheimer Warte во Франкфурте

— При таком подходе художникам, наверное, в метро делать сегодня нечего. Или они сами к вам не ид��т?

Рожденный Метропроектом

— В очередь стоят: дайте поработать. Я говорю — увы, ребята, денег нет.

ОАО «Метрогипротранс» — одна из крупнейших проектно-изыскательских организаций России — был основан в 1933 году на базе проектной конторы Метропроект в составе управления строительства Московского метрополитена. До 1991 года институт являлся головным, имея филиалы в Киеве, Харькове, Ташкенте, Баку, Минске, Нижнем Новгороде и Самаре. В нем разработаны проекты всех находящихся сегодня в эксплуатации линий и станций Московского метрополитена. Не обошлось без рекордов. Самая длинная линия метро в мире (Серпуховско-Тимирязевская, 41,5 км), самая глубокая в Европе станция метро («Парк Победы», 80 м), а также первый в Москве вантовый мост и уникальный подземный терминал в аэропорту Внуково — все это проекты Метрогипротранса.

— Я чего-то не понимаю. Вы сами говорите, что отделка станции составляет всего 1,5–2 процента от общей сметы ее проектирования и строительства. Причем именно она — лицо станции, то, что видят пассажиры. Зачем же на ней экономить до такой степени? Не вижу логики.

— Я тоже не вижу. — В мире есть два подхода к метро. Первый — только перевозка пассажиров, быстрее войти — быстрее вый­ти. Второй — если уж мы все равно по два-три часа в день проводим в подземке, сделать ее как можно более комфортной: с пресловутыми туалетами, магазинчиками, интернет-кафе и так далее. Вам какой подход ближе?

— Конечно, второй. Кстати, изначально этот принцип и был заложен при строительстве сталинского «дворца для народа». Конечно, в современном метрополитене и туалеты должны быть, и кафе. Но здесь мы входим в противоречие с тем,


размышления

приложение «Свободное время» к №51 22 марта 2013

в11

Ритм метростроения был нарушен в 1960-х. Сначала, при Хрущеве, мы рванули очень сильно, а при Брежневе город стал развиваться сам по себе, а метрополитен вообще заснул

7

Daniel Roland/AFP

чтобы сегодня нам надо строить быстрее и дешевле. А без туалетов дешевле. — В Париже я видела в метро целые зимние сады. Там, где пересадка на железнодорожные ветки. Это очень красиво.

— Это 14-я линия парижского метро. А вы знаете, что все основные принципы объемно-планировочных и архитектурных решений про проектировании этой линии они позаимствовали у Московского метрополитена? Я встречался с работниками парижской подземки, они открыто об этом говорят. Но французы пошли дальше. На станции «Библиотека Помпиду» читальный зал начинается под землей. Я уж молчу о Гонконге и Шанхае — вот где метро будущего построено уже сегодня. Хотя чему удивляться: в Москве сейчас роют новые линии метро чуть больше десятка тоннелепроходческих щитов, а в Шанхае — 60, и это цифра позапрошлого года. Вот почему Китай хорошо развивается? — Потому что там за коррупцию расстреливают?

— Может быть… Я вообще-то имел в виду политическую волю. — В свое время много говорили, что в московском метро появится «защита от самоубийств». Передумали?

— На всех новых станциях метро будут стеклянные перегородки. Отмены этого решения пока нет. Мы даже сделали опытный образец на Мос­ ковском механическом заводе №3 — раздвижные двери, которые прекрасно работают даже без секундной задержки по отношению к дверям самого вагона, — это было основной задачей. И есть масса поставщиков по миру — корейцы, швейцарцы и другие, которые готовы выполнить большой заказ по изготовлению этих стеклянных перегородок.

8

— Когда и где мы увидим это стеклянное чудо?

— Думаю, уже в этом году — опробовать их решили на перегоне «Каширка–Каховка». — Дорого это?

— Очень. Но дело ведь не только в самоубийцах. Десятки людей в год падают на рельсы в толкучке. Это страшно, с этим надо бороться. — Я знаю о позорной странице вашей биографии — вы были причастны к монорельсу около ВДНХ.

— Да, мы станции там проектировали. Этот монорельс — глупая, конечно, штука. Он изначально был сделан как аттракцион, а не как полноценный транспорт, в вагончик по восемь человек входит. С тех пор у монорельса в Москве плохая репутация — что обидно. Если говорить о разном внеуличном транспорте, то монорельс прекрасно работает в этом качестве в других городах — конечно, имея нормальные вагоны хорошей вместимости. — Зато Живописный мост вам удался как нельзя лучше — сегодня он соперничает на рекламных проспектах о Москве с самим Кремлем. Когда там загс откроется?

— Ростехнадзор категорически не разрешил к эксплуатации лифты, которые ходят по арке. Сейчас мы их демонтируем. Заказали новые подъемники — надеемся, к Дню города первые пары наконец станут там мужем и женой. — Как 80-летний юбилей института планируете отмечать?

— Скромно. Дверку закроем, водки выпьем. Чтото нет настроения праздновать. Хотя, наверное, зря я это сказал. Беседовала Виктория Волошина


столкновения

в12

приложение «Свободное время» к №51 22 марта 2013

Чем питались динозавры до Адама

«Священная биология» вытесняет из школ научный атеизм? Андрей Десницкий

У

дастся ли нашим ученым (или скорее идеологам) выполнить поручение нашего президента и создать единый и непротиворечивый учебник по отечественной истории, которая сама полна непоследовательностей и противоречий — вопрос сложный. Но, казалось бы, в естественных науках уж точно должен быть единый и непротиворечивый подход? А что если кому-то не позволяют согласиться с ним религиозные убеждения? «Обезьяний процесс»

Впервые об этом заговорили громко в 2006 году, когда петербургская школьница Маша Шрайбер вместе со своим отцом подала в суд на родную школу, требуя, чтобы дарвинизм и учение о том, что мир сотворен Богом в неизменном виде, преподавались бы как две альтернативные версии, и школьники могли выбирать, какой следовать. Иск Шрайберы проиграли, но это, похоже, только прибавило их идее популярности. Казалось бы, ничего нового — за 80 лет до того в США проходил так называемый обезьяний процесс, правда, с другим результатом — там был приговорен к штрафу в 100 долл. учитель, осмелившийся на уроках рассказывать о теории Дарвина. С тех пор, однако, многое изменилось, и школьное преподавание во всем мире все же не ориентируется на буквальное прочтение первых глав библейской Книги Бытия. Или не совсем так? То в Штатах, то в Европе, то где-нибудь еще постоянно возникают желающие изучать естественные науки по Библии, Корану или другим священным текстам — только их усилия не увенчиваются успехом. Вот и в России примерно то же самое происходит…

Способ, как творил Создатель, Что считал Он боле кстати — Знать не может председатель Комитета о печати

Видовое разнообразие до грехопадения и после

То же, да не совсем. У нас издается и переиздается учебник С.Ю. Вертьянова «Общая биология» для 10–11-х классов. Более того, по нему действительно преподают биологию в некоторых православных школах. На этот учебник написано немало разгромных рецензий. Грифа Министерства образования нет, но все равно ведь преподают. Учебник начинается со следующего заявления: «Минувший атеистический век крайне пагубно отразился на развитии биологии, ряда естественных наук и самого человека. В угоду вседовлеющему материализму положения гипотезы эволюции возводились в догматы, противоречащие научным фактам. Гос­ пода Бога заменил в умах поколений «всемогущий» естественный отбор». Ну а новый учебник, соответственно, все ставит на свои места, проповедуя креационизм: учение о сотворении мира и жизни в нем Богом, сразу в готовом виде. Он, в частности, рассказывает, что до грехопадения человека хищников в природе не существовало в принципе: «С тех пор как первый человек внес разлад и смерть в первозданный мир, одни животные стали хватать и поедать жертвы, а другие — прятаться и убегать». Стало быть, все хищники, включая вымерших динозавров, были созданы травоядными, вместе со всеми своими зубами и когтями, а равно и особенностями пищеварительного тракта, и лишь после изг­ нания Адама и Евы из рая стали охотиться на других животных. Понятно, что здесь можно с ходу проститься со всякой логикой и всеми фактами сразу, но что обязывает автора делать такие заявления? Несколько фраз из Библии, например, из Пос­ лания к римлянам: «Грех вошел в мир, и грехом смерть». Казалось бы, это утверждение относится к области бого­ словия, но ведь Библия священная книга, а священную книгу можно понимать только буквально, а стало быть, такое биологическое явление, как смерть, могло появиться исключительно в результате грехопадения. К сожалению, автор не идет в своих рассуждениях до конца и не объясняет, а как вообще была устроена жизнь на нашей планете вплоть до грехопадения человека, если на ней никто и никогда не умирал, но при этом все живые существа строго исполняли заповедь «плодитесь и размножайтесь»? Как им хватило места на планете? И неужели вымершие виды исчезли тоже только после грехопадения? Впрочем, можно порадоваться, что биология преподается только по Библии, а не по древним коммен­

тариям на нее. Так, святой Василий Великий некогда писал в 7-й беседе на Шестоднев: «Ехидна, самая лютая из пресмыкающихся, для брака сходится с морскою муреною и, свистом извещая о своем приближении, вызывает ее из глубин для супружеского объятия». Сей пример он приводил в назидание женам (муренам), которые должны сохранять союз даже с самыми негодными мужьями (ехиднами). Следовательно, в таком учебнике надо было бы указать: во времена святых отцов так оно и было, пресмыкающиеся спаривались с рыбами и давали потомство, и лишь в недавние времена по грехам нашим все переменилось. Видимо, в прежние века люди не стремились воспринимать библейские повествования в качестве учебника по всем наукам хотя бы просто потому, что этих самых наук в современном смысле слова просто не было на свете. Многие древние комментаторы считали, что райский сад вообще находился в некоем ином мире, что в тот мир, который нам знаком, Адам и Ева попали уже после грехопадения, изгнанные из рая, а стало быть, бессмысленно спрашивать, чем питались динозавры до Адама. Казалось бы, чего проще — приз­нать, что Библия говорит о Творце, а не о деталях творения, не о его технологиях, одной из которых и могла быть эволюция.


приложение «Свободное время» к №51 22 марта 2013

столкновения Так что выбор между эволюциониз­ мом и креационизмом в школьном преподавании вовсе не есть выбор од­ ного из двух мировоззрений с равны­ ми правами на существование. Это, по сути, выбор между научным подхо­ дом и подходом наукообразным, кото­ рый подгоняет факты под заранее за­ данные модели. Наша школа, как и в советские вре­ мена, предлагает ученику запомнить огромное количество фактов и теорий, большинство из которых ему никогда не пригодится, и ровно на ту же цель направлена тестовая система ЕГЭ. В са­ мом деле очень удобно проверять зна­ ния, когда на каждый вопрос существу­ ет только один правильный ответ. Вот и в учебниках по гуманитарным нау­ кам, прежде всего по истории, к тому же надо вернуться…

Как еще в 1872 году А. К. Толс­той писал по поводу жестоких споров, разгорев­ шихся вокруг цензурных запретов на дарвинизм: Способ, как творил Создатель, Что считал Он боле кстати — Знать не может председатель Комитета о печати. Но как тогда, так и теперь есть нема­ ло людей, картина мира для которых может быть только плоской и одно­ мерной. Или прав Дарвин и человек произошел от приматов, или права Библия и он сотворен Богом. С тем же успехом можно спорить: когда па­ рень вздыхает о девушке, это любовь или гормоны? Как будто одно исклю­ чает другое. Креационизм, как мы видим на при­ мере учебника биологии, хочет выгля­ деть научным. Но именно выглядеть, а не быть, потому что научным мето­ дом он не станет пользоваться по опре­ делению. Научный метод требует про­ анализировать все доступные факты и найти для них наименее противо­ речивое и наиболее логичное объяс­ нение. Он предполагает, что ни одна теория не объясняет всего, ни одна не завершает научного поиска в дан­ ном направлении (и современная био­ логия очень далеко ушла от того же Дарвина, который практически ничего не знал о генетике).

Научный и наукообразный

Креационизм объясняет сразу всем, все и навсегда, и ответ дан еще до вся­ кого анализа. Факты приводятся лишь те, которые легко вписать в заранее заданную теорию, и никаким поправ­ кам и уточнениями она в принци­ пе не подлежит. Это, конечно, совсем не наука, и со стороны креационистов было бы честно сказать: мы выбираем догматы веры, как мы их поняли, и отрицаем всякое научное знание, которое им противоречит. Да в том-то и дело, что не всякое. Мало кто осмелится сегодня отрицать шарообразность Земли и ее вращение вокруг Солнца, но ведь в Библии, как и в любом древнем тексте, ничего это­ го нет: у Земли есть концы, она покоит­ ся на неких основаниях, она накрыта небесным сводом, и Солнце движется над ней. Прочитаешь это буквально — и ты должен будешь отрицать систему Коперника как злую ересь, что некогда и в самом деле происходило. Последо­ вательные креационисты ужасно непо­ следовательны: они упираются в бук­ вальное прочтение священного текста только в отдельных пунктах; отрицая современную биологию и геологию, вполне соглашаются с физикой и хи­ мией и пользуются их достижениями, хотя ни в Библии, ни у отцов такого не найдешь.

Даже естест­вен­ ные науки не дают однозначных ответов на все инте­ ресующие нас вопросы — например, никто пока не может объяснить, что такое шаровые молнии и откуда они берутся

И л л ю с т р а ц и я. Марина Лаба

в13

Но в жизни так не бывает. Даже есте­ ственные науки не дают однозначных ответов на все интересующие нас воп­ росы — например, никто пока что не мо­ жет объяснить, что такое шаровые мол­ нии и откуда они берутся. А уж тем бо­лее не в состоянии эти науки дать ответы на вопросы мировоззренческие. И если говорить о реформе школьного образования, она должна заключаться не только в перераспределении нагруз­ ки, но прежде всего в изменении подхо­ да: детям стоит объяснить, что такое на­ учный метод, каковы границы и спосо­ бы его применения, на какие воп­росы можно ответить с его помощью, а ка­ кие придется решать иначе. Пока что та­ кой подход практикуют буквально еди­ ничные школы — например, в Москве это «Лицей на Донской» №1553, да и тот постоянно отбивается от попыток прев­ ратить его в обычную микрорайонную школу для рабочей окраины. Нерассуждающий потребитель

Теорию эволюции нам в советские вре­ мена и в самом деле преподавали как догму, как доказательство отсутствия Бога, а ведь это просто одна из теорий, меняющаяся, противоречивая, не да­ ющая ответов на все вопросы. Просто на данном этапе человеческой исто­ рии теорию более убедительную пока не придумали, но, вполне возможно, придумают, и будут смотреть на наи­ вный дарвинизм так, как мы сейчас смотрим на рассуждения о браках ехидн с муренами. Что поделать, тог­ да люди многого не знали. Архаичный способ восприятия мира, исключающий поиск и сомнения (а значит, и научный прогресс, и спо­ собность общества к самоорганизации), может основываться не только на текс­ тах из Библии и Корана. С тем же успе­ хом он может опираться на труды Маркса и Энгельса, как мы все прекрас­ но помним, или на пресловутое «бри­ танские ученые доказали» из бульвар­ ной прессы. А теперь, похоже, приказ­ ное единомыслие постараются ввес­ти и в тех областях, где его и представить себе трудно, например в истории. Самый удобный человек — это не­ рассуждающий потребитель. В наши дни главным объектом потребления стала информация, и значит, чтобы манипулировать людьми, нужно приучить их принимать ее некритич­ но, целиком, без рассуждений. Креа­ ционизм — лишь одно из подобных течений, у него не больше различий с остальными (например, с атеизмом советского образца или с государствен­ ным патриотизмом), чем различий между разными сортами рекламиру­ емого пива или стирального порошка. Задача образования не в том, чтобы научить детей всегда выбирать самый модный или самый качественный, а в том, чтобы научить их думать.


воплощения

в14

приложение «Свободное время» к №51 22 марта 2013

Танцы-морфий-два ствола На московской сцене впервые появляется «Майерлинг» — легендарный балет о принце-наркомане, поставленный хореографом, увлекавшимся антидепрессантами

Анна Гордеева

Принцы тоже плачут

О тец героя — император Австро-Венгрии Франц Иосиф I; проведший 68 лет на троне сдержанный человек, почитавший телесные наказания и правильную организацию бумажных дел (тот самый, за восклицание здравицы в чью честь бравый солдат Швейк был признан полным идиотом). Мать — императрица Елизавета (Сисси), в жизни — жертва тиранической свекрови, в популярном искусстве ХХ века — символ Вены, символ красоты австрийского двора. Их единственный сын, родившийся после появления на свет двух дочерей (за каждую из них — ненаследницу престола — мать получала знаки презрительного разочарования императорской фамилии), с раннего детства был обречен на подготовку к трону в немецком духе: военную гимнастику, заучивание духоподъемных текстов, обливание ледяной водой по утрам и очень дозированные встречи с матерью (чтобы не испортила мягкостью). Но вырос не воин; вырос — мечтатель и неврастеник, искренне ненавидящий отца и все, что связано с империей. Должно быть, важную роль в его образовании сыграл Шекспир — его тогда почитали в Германии (правда, порой корректировали переводы, когда персонажи вели себя безнравственно), и он входил в разрешенный список книг для прин-

ца. С юности кронпринц Рудольф почитал себя Гамлетом; мать жалел (но ревновал к родившейся позже еще одной дочери, которую Сисси удалось отбить от воспитателей и оставить при себе), Австро-Венгрию сравнивал с тюрьмой и сочувствовал венграм, которые хотели от империи отделиться. Влияние отца, и так бывшее невеликим, кончилось в тот момент, когда тот выбрал Рудольфу жену, бельгийскую принцессу Стефанию, — юный принц послушно женился, но, обнаружив, что они со Стефанией совершенно чужие люди, больше ни в чем слушать отца не стал. Он стал слушать шлюх, содержателей притонов и заговорщиков — кронпринц, что называется, пошел вразнос. Ежевечерние турне по кабакам — от более-менее пристойных до совершенно чудовищных заведений; когда алкоголя стало не хватать — добавился морфий; дама в статусе официальной любовницы, поставлявшая других девиц; и тщательно опекавшая принца компания венгерских офицеров, убеждавших его, что из него получится прекрасный король Венгрии. Страшно разочарованный отец махнул на него рукой; жена шарахалась, узнав о заработанном сифилисе; ему было тридцать — по утрам он выглядел разрушенным стариком. Но однажды вечером во дворце он встретил юную баронессу Марию Вечору. Семнадцатилетняя красавица, уже три года выезжавшая в свет, влюбилась в принца отчаянно и беззаветно. Это не был расчет — развестись Рудольф не мог. Ей нравилось, как он читает вслух

Для артистов этот спектакль стал почти «Гамле­ том» — с тех пор каждый танцовщик Королевского балета рвется полетать по сцене с пистоле­ том

1. Королевский балет Великобритании в 2003 году привозил «Майерлинг» на гастроли в Москву, чтобы похвастаться национальным достоянием Ф ОТО р е п о р т а ж. Дмитрий Лекай/ Коммерсантъ

1

Шекспира, его рассуждения о свободе, о смерти, об участи Австрии в сфере искусств, а не в большой политике, и мечты о том, чтобы тайно сбежать во Францию и стать там ученым-орнитологом. Он увидел в ней человека, которому он был интересен и который смотрел ему в рот — в отличие от всех родственников, которые пытались им руководить. Начался бурный роман, девушка вместе с принцем открыто появлялась в общественных местах, Франц Иосиф был шокирован (хотя у него самого была постоянно присутствующая при дворе дама сердца — актриса, а у Сисси — постоянный друг), пытался вмешаться и был послан. Через полгода, в январе 1889-го, кронпринца и его девушку обнаружили мертвыми в охотничьем домике (поместье Майерлинг). И у того, и у другой были огнестрельные раны — и большая часть историков считает, что Рудольф убил юную баронессу, а затем покончил с собой. Убил, вероятно, с ее согласия: пара постоянно разговаривала о том, что смерть — это страшно романтично, а весь мир — прах и тлен. Но есть и другие версии, в том числе та, что любовников убили разочарованные венгры, которые так и не дождались решения принца ликвидировать папашу, и та, в которой перестарались слуги императора, которым было поручено лишь решить проблему с Вечорой.  Правды теперь никто не узнает — по приказу Франца Иосифа его верные подданные замели все следы. После обнаружения тел труп Марии вывозили из Майерлинга в сидячем поло-


воплощения

приложение «Свободное время» к №51 22 марта 2013

жении, меж двух солдат — чтобы возможный случайный свидетель решил, что она едет живая, — и закопали втайне; официально было объявлено что с кронпринцем произошел несчастный случай. Наследником императора был объявлен его племянник Франц Фердинанд, которого спустя двадцать с лишним лет террорист Гаврило Принцип и убил в Сараево, что стало катализатором первой мировой войны. Кронпринц балета

Как правило, никто из небалетоманов не задумывается о том, когда появился английский балет; спросишь кого-нибудь — «ну, наверно, как везде в Европе, лет двести-триста назад». Меж тем это сокровище короны — одно из самых юных: главная труппа страны основана в 1931-м, получила право танцевать в Royal opera house после войны и только в 1957-м приобрела титул «королевская». Дело, разумеется, в истории страны: пуритане, так сильно повлиявшие на ее дух и политику, оставили отпечаток на отношении к профессии танцовщицы. Приличные женщины танцами не занимаются, всяких там сомнительных дам нельзя пускать на строгую оперную сцену (а оперная-то традиция в Британии весьма почтенна) — такое убеждение приводило к тому, что даже приезжавшая на гастроли в Лондон Анна Павлова выступала в мюзик-холле. Всерьез развиваться классический танец стал после второй мировой, и для неофитов стали абсолютным потрясением первые гастроли Большого театра с УлановойДжульеттой. С тех пор англичане чтят полнометражные сюжетные балеты — и Кеннет Макмиллан, взявший в качестве сюжета для своего спектакля историю о трагедии, случившейся в Майерлинге, такие балеты умел сочинять на отлично. В год постановки (1978) Макмиллану было 49, ему только что пришлось оставить руководство этой труппой. Семь лет он пытался совмещать сочинительство и административную власть и в конце концов признал свое пораже-

ние: часть труппы куксилась, а критика довольно жестко воспринимала его поиски нового репертуара. Он остался постоянным приглашенным хореографом — и свидетельством того, что свобода пошла ему на пользу, стал успех «Майерлинга». Для Макмиллана это был очень личный балет — он явно чувствовал некоторую схожесть с Рудольфом. Признанный хореограф, в театре он находился под давлением основательницы и «императрицы» труппы Нинетт де Валуа: почтенной даме было за 80, но она незримо управляла театром, определяя мнения артистов и менеджмента (кстати, дожила до 102 лет и схожа была с Францем Иосифом тем, что проводила многих своих «наследников»). Макмиллан двигался к полтиннику, а его все воспринимали как юнца, который расшатывает надежную и не нуждающуюся в реформах систему (в пример ставили Фредерика Аштона, что был старше Макмиллана на четверть века; куртуазный и насмешливый талант Аштона Макмиллан чтил, но его интересовали более пылкие страсти на сцене). А еще Макмиллан вовсе не умел быть дипломатом — периодически высказывал окружающим в лицо все, что о них думал, что, как известно, всегда мешает успеху в административной карьере. Недоверие, недооцененность, недоуспех — все это, правда, скорее казалось Макмиллану, что был склонен непрестанно грызть себя и подвержен паническим атакам; но результатом вымышленных обид становился реальный алкоголь и вполне явные барбитураты. В Рудольфа Макмиллан выплеснул все эти чувства и хотя не освободился от них совсем, но все же чувствовать себя стал значительно лучше. Танцы с черепом

Балет получился замечательный. Впервые в истории английского балета в центре спектакля был мужчина, а не женщина, и этому мужчине было выдано семь дуэтов с пятью партнершами (как мы уже говорили, до встречи с Марией Вечорой кронпринц перебрал мно-

в15

Приличные женщины танцами не занимаются, всяких там сомнительных дам нельзя пускать на строгую оперную сцену го дам — а еще в сюжете есть его жена и мать). И танцы были придуманы сложные, разнообразные, хитро вырезанные в пространстве — танцовщики Королевского балета встрепенулись и заработали с настоящим азартом. При этом там было и что сыграть — все эти шекспировские чтения (череп присутствует), тяга к вожделенному шприцу и возмущение папашей, что приглашает во дворец свою даму, а принцу этого сделать не позволяет. Для артистов этот спектакль стал почти «Гамлетом» — с тех пор

Вена на большом экране Одним из источников вдохновения для Кеннета Макмиллана был фильм, снятый в 1968 году режиссером Теренсом Янгом (что больше известен по фильмам «Красное солнце», «Доктор Ноу», «Из России с любовью»). Роль кронпринца Рудольфа досталась специализировавшемуся на ролях восточных любовников Омару Шарифу; 17-летнюю экзальтированную Марию Вечору сыграла 25-летняя Катрин Денев, как всегда довольно прохладная и властная. Поверить в эту историю на экране было решительно невозможно, но публика валом валила посмотреть на любимых артистов, в том числе на Аву Гарднер, которая играла роль императрицы Елизаветы. Балетоманы же возвели фильм в культ из-за того, что в нем есть одна из редких съемок этуали Парижской оперы Лиан Дейде (герои посещают театр, и балерина появляется на сцене в партии Жизели).

2. В «Майерлинге» показаны не только страдания, но и развлечения принца 2

каждый танцовщик Королевского балета рвется полетать по сцене с пистолетом, а каждая балерина — освоить текучие соблазнительные па Марии Вечоры (не Офелии, конечно, ближе уж к восторженной Джульетте). И там притягивают исполнителей не только главные роли: виртуозы регулярно получают партию кучера Рудольфа (тот был не столько слугой, сколько доверенным лицом), подающие надежды юнцы рвутся схватить партии венгерских офицеров. «Майерлинг» в Королевском балете возобновляли не раз, но самым трагическим был финал возобновления 1992 года. Тогда главные партии танцевали недавно покинувший Большой театр Ирек Мухамедов и дивная балерина Вивиана Дюранте; Макмиллан очень нервничал во время спектакля — настолько, что во время первого действия вышел из ложи, чтобы сбить паническую атаку. Они с женой прошли в артистический буфет, где балетмейстер вроде бы пришел в себя и отправил жену досматривать представление в зал, сам отправился за кулисы. Во время следующего действия уборщица нашла его лежащим в темном коридоре и решила, что это невесть как проникший в театр бродяга. Он был мертв; вызванный управляющий театра решил не сообщать артистам до финала спектакля и потом, выйдя к публике, поставил всех в известность. Следующие несколько представлений были посвящены памяти мэтра, и каждый раз в финале, когда на сцене идут похороны, зал заливался слезами. На Большой Дмитровке

Музыкальный театр имени Станиславского и Немировича-Данченко, что сумел уговорить наследников Макмиллана разрешить танцевать этот спектакль в Москве, сотворил вещь почти невероятную — именно эти правообладатели очень разборчивы, и деньги тут решают отнюдь не все. Но этот театр умеет договариваться, недаром в его репертуаре есть спектакли и Джона Ноймайера, и Иржи Килиана, и Пьера Лакотта. А еще этот театр умеет вникать в чужой стиль, отлично выучивать текст (что не всегда получается, например, у Большого). Если еще учесть роскошный актерский состав — в первый день роль Рудольфа отдана Сергею Полунину (тому самому 23-летнему премьеру Королевского балета, что в прошлом сезоне оставил его ради переселения в Москву), во второй артистичному премьеру Георги Смилевски, а в третий самому звездному худ­руку Игорю Зеленскому, что уступил очередность подчиненным, но вряд ли уступит в классе, — можно ожидать по-настоящему громкой премьеры.


наблюдения

в16

приложение «Свободное время» к №51 22 марта 2013

Наша эра была намедни Что покупают в больших букмаркетах и в сети Бестселлеры магазина «Москва» 14–21 марта 1. Леонид Парфенов. Намедни. Наша эра. 2006–2010.

Книги недели Выбор обозревателя «МН»

Dutton Adult, 2013

2. Peter Blauner.Slipping into Darkness. Open Road, 2013 3. Daniel Brook. A History of Future Cities. W. W.

М.-СПб.: КоЛибри, Азбука-Аттикус, 2013

2. Так говорила Фаина Раневская. 7-е издание. Ростов-на-Дону: Феникс, 2013

Norton&Company, 2013

3. Борис Акунин. Черный город.

4. Karen Russel. Vampires in the Lemon Grove: Stories.

М.: Захаров, 2013

4. Мария Метлицкая. После измены. М.: ЭКСМО, 2013 5. Памела Друкерман. Французские дети не плюются едой. Секреты воспитания из Парижа. М.: Синдбад, 2012 6. Ирина Роднина. Слеза чемпионки. М.: Время, 2013 7. Архимандрит Тихон (Шевкунов). «Несвятые святые» и другие рассказы (+DVD). М.: Изд-во Сретенского

Бестселлеры Amazon.com — 14–21 марта 1. Harlan Coben. Six Years.

Knopf, 2013

Мо Янь. Большая грудь, широкий зад. СПб.: Амфора, 2013

5. David Shields. How Literature Saved My Life. Knopf, 2013

6. Michael Hainey. After Visiting Friends: A Son's Story. 7. Lisa Pulitzer, Jenna Miscavige Hill. Beyond Belief: My Secret Life Inside Scientology and My Harrowing Escape. William Morrow, 2013 8. Maeve Binchy. A Week in Winter.

монастыря, Олма Медиа Групп, 2013

8. Юлия Высоцкая. 365 рецептов на каждый день.

Knopf, 2013

Питер Хег. Дети смотрителей слонов.

9. Herman Koch. The Dinner.

СПб.-М.: Азбука-Аттикус,

СПб.: Симпозиум,

Иностранка, 2013

2013

10. Jamaica Kincaid. See Now Then: A Novel.

М.: ЭКСМО, 2012

9. Джоан Кэтлин Роулинг. Случайная вакансия.

10. Антон Понизовский. Обращение в слух.

Анджей ИконниковГалицкий. Самоубийство империи. Терроризм и бюрократия. 1866–1916. СПб.: Современная интеллектуальная книга, 2013

Подготовила Наталья Бабинцева

1

52 февраля 2013 года Главный синоптик страны обещает, что зима скоро вернется Роман Вильфанд директор Гидрометцентра России

Hogarth, 2013

Farrar, Straus and Giroux, 2013

СПб.: Лениздат, Команда А.

На вершине топ-10 «Москвы» — шестой том проекта Леонида Парфенова «Намедни. Наша эра», посвященный второй половине нулевых. Парфеновский принцип построения: монтаж «людей, событий, явлений», из сопряжения которых рождается интерпретация, сохранен. Айфон и Аршавин, биатлон и Билан, Кабаева и Кондопога, Леди Гага и «Лада-Калина», нанотехнологии и Навальный, Перельман и Политковская, Сколково и Саркози, тандем и торренты, Чавес и Чапман, Черкизон и Чуров — все эти темы могли появиться на экране, но тогда это была бы не вторая половина нулевых. На втором месте — уже семь раз переизданное и не теряющее в популярности собрание острых словечек Фаины Раневской. Впервые в 2013 году в десятку «Москвы» попал прошлогодний бестселлер «Несвятые святые» Тихона Шевкунова — в новой редакции с приложенным DVD. В середине списка — драматичные и ладно скроенные воспоминания Ирины Родниной о том, чем приходится платить за минуты славы и олимпийское «золото». Замыкает список Антон Понизовский (между прочим, журналист из первой коман­ды «Намедни») с романом «Обращение в слух», текст которого родился из рыночных разговоров.

РИА Новости

Scribner, 2013

На первом месте — относительно свежий триллер (см. буктрейлер youtube.com/watch?v=7_ WpkGHyW2o) лауреата премии По и колумниста The New York Times Харлана Кобена. Главный герой расследует смерть женщины, десять лет назад разбившей его сердце, ключ к разгадке, как обычно у Кобена, запрятан далеко в прошлом. Стоит обратить внимание на номер три «амазоновской» десятки: ньюйоркский архитектурный критик ловко разбирается с тем, как западнический миф интерпретируется в урбанистических утопиях Востока и артистично рассказывает про феномен таких городов, как Бомбей и Дубай.

— В день весеннего равноденствия я такой погоды не припомню. Наверное, я не старожил.

— Очевидцы помнят и не такое. Самая холодная ночь в третью неделю марта за все время метеорологических наблюдений в Москве отмечена 19 марта 1942 года — минус 28,3 градуса. Тот самый «генерал мороз», который воевал на нашей стороне. Холодно и сейчас, конечно. Но настоящий возврат зимы в Москву произойдет… — Зимы?!

— …произойдет 23 марта. По прогнозу в городе ночью будет от 15 до 20 ниже нуля, в области до 25. А дневные температуры повысятся аж до минус 10. — А что это за напасть?

— Над Северным полюсом в самом начале недели сформировалась область высокого давления, что для полюса не характерно. Над полюсом обычно существует так называемый полярный циклонический вихрь. А сейчас вместо него антициклонический вихрь, давление в котором составляет 1060 гектопаскалей (802,5 мм ртутного столба), что на 70 единиц больше нормы, — это невероятно много! Вследствие такой аномалии холодные воздушные массы с полюса через Скандинавию перемещаются в европейскую часть России.

1. «Генерал зима» в этом году в ударе — только вот бьет по своим, а не по врагам. Репродукция картины Иллариона Прянишникова «В 1812 году». Государственная Третьяковская галерея

— Надолго ли хватит этого антициклона?

— Похолодание начнется, как я уже сказал, с пятницы, днем будет 7–9 градусов мороза. Без существенных осадков, с солнцем. А после 23-го в течение трех-четырех суток будет

стоять нормальная, стабильная январская погода. До конца следующей недели, то есть до конца марта, до положительных значений температуры дело не дойдет. — Можно, стало быть, подвести итоги марта. Это первый случай на моей памяти, когда предварительный прогноз Гидрометцентра на очередной месяц оказался полностью ошибочным. Вы обещали март теплее обычного. Что случилось?

— Случилось то, что время от времени и должно случаться. На основе тех знаний, которые у нас существуют, прогноз на длительный срок оправдывается на 69–72%. Можно сказать «всего лишь», но я предпочитаю слово «уже» — прогнозы становятся все точнее. Но все равно наши коллеги за рубежом все свои прогнозы предпочитают выпускать в вероятностном виде. У американцев, к примеру, есть пять градаций: очень холодная погода, просто холодная погода, норма, тепло, очень тепло. И в прогнозе к каждой из градаций дается вероятность. Например: очень холодная погода — 7%, холодная — 17%, норма — 53%, тепло — 20%, очень тепло — 3%. Вот и выбирай сам, что надеть — шубу или майку. — А вы на ошибках учитесь? От того, что случилось в этом марте, ваши знания станут точнее?

— Нет, не станут. Для того чтобы прогноз стал надежнее, недостаточно одного случая — нужно развивать теорию. А развитие теории зависит сейчас от того, насколько хорошо мы знаем термику и динамику океана. Мы плохо знаем океан, гораздо хуже, чем атмосферу. — Почти Солярис?

— Да, Земля сейчас не «терра инкогнита», а скорее «аква инкогнита». Беседовал Борис Пастернак


московские новости №51 22 марта 2013

в центре 8. Сотрудница питомника сов и соколов в замке Эшфорд проводит мастер-класс по соколиной охоте для туристов

8

9

9. Библиотека Тринити-колледжа в Дублине 10. Настоящие парни с окраин Дублина

9

Красивая природа, сложная история борьбы за независимость и бурный экономический рост последних десятилетий — все это нашло отражение в Дублине

10


Разговоры о языке

Беседуют: Игорь Милославский, доктор филологических наук, профессор, заведующий кафедрой сопоставительного изучения языков МГУ, Ксения Туркова, колумнист «Московских новостей»

-раст- -рос- -ращ-

Русский язык в школах: правильно ли нас учат?

Где: магазин Respublica University в ТЦ Tsvetnoy Central Market (Цветной бульвар, д. 15, стр. 1, первый этаж) Когда: 27 марта, 19.30 Вход свободный

Подробности и регистрация участников на сайте mn.ru Организатор лекции: издание «Московские новости» Контакты организаторов: 8 (968) 766-07-29, Дарья Мелиссина


я горожанин

12

московские новости №51 22 марта 2013

Любознательным

В гости к акробатам, куклам, книгам и птицам Куда отправиться с детьми на весенних каникулах Марина Лепина m.lepina@mn.ru

Д

ни весенних каникул обещают быть насыщенными. Школьников ждут книжные фестивали и встречи с писателями, викторины и мастер-классы, необычные спектакли и представления, увлекательные интерактивные экскурсии в музеи и конкурсы с призами. На сцене, арене, экране

Цирк на Цветном бульваре предлагает новую программу «На бис!». Зрители увидят акробатические номера, гимнастов, множество номеров с животными, а гвоздь программы — цирковой аттракцион представителя знаменитой династии Андрея Дементьева-Корнилова: индийские слоны исполняют на манеже невероятные трюки, не имеющие аналогов в мировой цирковой практике. На сцене Центрального дома культуры железнодорожников пройдет спекта��ль «Училка XXII века» по фантастической пьесе Виктора Ольшанского. Трогательная и поучительная история происходит в будущем, где детей учат роботы. Герой спектакля — 14-летний подросток, которого не понимают окружающие, — находит в лице училки настоящего друга. Авторы спектакля рекомендуют смотреть его школьникам, начиная с первого класса. С 21 по 25 марта 2013 года на сцене театра и клуба «Мастерская» и в кафе Lady Jane будет проходить IX Международный фестиваль камерных театров кукол «Московские каникулы». В Москву приедут театры из Литвы, Эстонии, Испании, Белоруссии, Польши и России — всего будет показано более 15 спектаклей. С 28 по 31 марта в кинотеатре «Иллюзион» пройдет «МультFEST» — некоммерческий фестиваль мультфильмов, которые делают сами дети. В мероприятии участвует более 30 детских творческих анимационных студий из разных городов России. Гостей ждут мастер-классы по анимационному искусству, созданию сценариев и мульт­ фильмов, актерскому мастерству. Можно будет не только посмотреть мультфильмы, но и побывать на творческих встречах с режиссерами.

Дарвиновский музей приглашает на мастер-классы, интерактивные игры, шоу-программы и тематические экскурсии. К примеру, экскурсия «В мире древних животных» познакомит посетителей с динозаврами, в программе «Животные — герои русских народных сказок» дети в активной игровой форме отправятся в путешествие по музею. Стоит побывать на программах «Как приручили животных» и «Я тебя не боюсь» (здесь школьники узнают, как необычные формы, окраска, яд или колючки помогают животным защищаться от хищников). 30 марта 2013 года в Дарвиновском музее пройдет Международный день птиц, во время которого можно будет получить уникальное удостоверение под названием «Птичьи права», которое выдается один-единственный раз в году: для этого нужно пройти экологическую бродилку «Птица года» по музею. Еще можно будет поучаствовать в играх-викторинах «Птичьи следы», «Чье яйцо», «Пух и перья», «Голоса весеннего леса», на мастер-классе расписать деревянное яйцо к Пасхе, в «Птичьем кафе» — раскрасить кормушку, чтобы повесить это «мини-кафе» для птиц в своем дворе. В Музее современной истории на Делегатской улице с 1 марта работает интерактивная программа «Мамины хлопоты». В ходе экскурсии-игры дети узнают, как менялось положение женщины в обществе, а выполняя интерактивные задания, знакомятся с историей предметов домашнего обихода — пробуют выгладить белье рубелем, учатся пользоваться стиральной доской и проверяют, сколько продуктов влезает в авоську. 23 марта 2013 года в «Паноптикуме научных развлечений» на ВВЦ открывается интерактивная выставка «Изобретения Леонардо да Винчи — выставка гения». Уже целый год здесь работает выставка изобретений Николы Тесла. А теперь посетители познакомятся с Леонардо да Винчи. Кстати, организаторам выставки пришлось попотеть над рисунками великого ученого и живописца, чтобы заставить модели работать. В результате в паноптикуме можно будет увидеть 35 действующих моделей, выполненных по рисункам Леонардо с применением технологий XV–XVI веков. Сотрудники музея призывают посетителей все экспонаты трогать руками, чтобы понять принцип действия законов механики! А экскурсоводы расскажут, как были изобретены домкрат, подшипник, велосипед, вертолет, танк, парашют. В музее в храме Василия Блаженного на занятии «Строим Покровский собор вместе» ребятам расскажут, как древние зодчие возводили этот храм, и предложат попробовать свои силы в архитектуре. Билетом в музей может служить заранее подготовленный рисунок храма, а 31 марта вход в музей для школьников будет бесплатным.

Виталий Безруких/РИА Новости

Книгочеям

Столетию со дня рождения классика детской литературы Сергея Михалкова посвящается юбилейная городская Неделя детской книги «Именины книжки детской — 70 лет!», которая пройдет во Дворце детского и юношеского творчества на Воробьевых горах. В программе — интерактивные игровые площадки, викторины, встречи с детскими писателями и книжная ярмарка. В Московском доме книги с 23 по 30 марта пройдет 13-й ежегодный фестиваль детской книги «Вместе с книгой мы растем!». Мероприятие бесплатное, а разных розыгрышей, конкурсов с призами хоть отбавляй — от мастер-класса по приготовлению десертов из мороженого до математических олимпиад. Каждый день юные читатели смогут встретиться с писателями — авторами детских книг.


московские новости №51 22 марта 2013

я горожанин

13

Адреса

1

В паноптикуме можно будет увидеть 35 действующих моделей, выполненных по рисункам Леонардо да Винчи с применением технологий XV–XVI веков

1. На весенних каникулах Цирк на Цветном бульваре предлагает новую программу «На бис!», с акробатическими номерами, гимнастами и множеством номеров с животными

Московский цирк Никулина на Цветном бульваре circusnikulin.ru (495) 625-89-70 Цветной бул., д. 13 Центральный дом культуры железнодорожников (495) 262-76-56, (495) 266-29-38 Комсомольская пл., д. 4 Клуб и театр «Мастерская» mstrsk.ru (495) 625-68-36 Театральный пр., д. 3, стр. 3 Кинотеатр «Иллюзион» gosfilmofond.ru/about/illuzion (495) 915-43-53, (495) 915-43-39, (495) 915-41-89 Котельническая наб., д. 1/15 Государственный Дарвиновский музей darwin.museum.ru (499) 132-10-47, (499) 783-22-53, (499) 134-61-24 Ул. Вавилова, д. 57/1 Музей современной истории на Делегатской sovr.givc.ru (495) 609-01-50, (495) 609-01-58 Ул. Делегатская, д. 3 Паноптикум научных развлечений на ВВЦ panopticum-moscow.ru (495) 774-09-31 ВВЦ, павильон №9 Покровский собор (храм Василия Блаженного) saintbasil.ru (495) 698-33-04 Москва, Красная пл., д. 2 Дворец детского и юношеского творчества на Воробьевых горах (Московский Дворец пионеров на Воробьевых горах) dvorec-pionerov.ru (499) 137-71-18 Ул. Косыгина, д. 17 Московский дом книги mdk-arbat.ru (495) 789-35-91 ул. Новый Арбат, д. 8


я зритель

московские новости №51 22 марта 2013

Сегодня (22 марта)

15 Во избежание недоразумений просим уточнять информацию о стоимости и времени мероприятий у организаторов

Спектакль

Концерт

«Те, кто пришли»

Ланг Ланг (Китай)

Постановка, которая родилась из культового романа Саши Соколова — русского писателя-постмодерниста. Роман «Школа для дураков» про ученика, страдающего раздвоенным восприятием времени и себя в нем. На сцене сюрреалистическое содержание смягчено обычной любовью, состраданием по случаю смерти любимого учителя, взрослением и чудовищами из снов. Спектакль будет длиться четыре часа с антрактом.

Ланг Ланга называли китайским Моцартом — он действительно дал первый сольный концерт в пять лет, а сейчас, в свои тридцать, является одним из самых знаменитых и коммерчески успешных пианистов мира. Он возглавляет собственный Международный музыкальный фонд при поддержке Grammy и ЮНИСЕФ и считает своей миссией популяризацию классической музыки. В Москве он исполнит произведения Моцарта и Бетховена.

Место: творческая усадьба FreeLabs (Милютинский пер., д. 19); тел. (985) 215-14-36 Время: 19.30 Стоимость: 500 рублей

Ирина Уколова

Завтра (23 марта)

Выставка

«Арно Фишер. Фотография»

Фестиваль

В 140 работах отражены разные этапы творческого пути легендарного немецкого фотографа Арно Фишера, от ранней серии «Берлинская ситуация», сделанной накануне появления Берлинской стены и запрещенной в 1961 году, до съемок для модного журнала Sibylle, сделанных прямо на городских улицах (что стало настоящей революцией в мире модной фотографии). А портреты Марлен Дитрих так понравились самой кинодиве, что она отправила Арно Фишеру письмо с просьбой прислать негативы.

Visual Thinking Live! Мероприятие соберет всех, кто начинает работать в этой новой области на грани бизнеса, дизайна и иллюстрации, и представит лучшие американские и европейские практики визуального мышления — это лекции, показы, дискуссии, мастер-классы ведущих дизайнеров, иллюстраторов, креативных предпринимателей и менеджеров. Место: Большой зал центра дизайна «Артплей» (ул. Нижняя Сыромятническая, д. 10, стр. 3, этаж 3) Время: 9.00–20.00 Стоимость: 200 рублей

© Arno Fischer; Institut für Auslandsbeziehungen

Место: Галерея искусств Зураба Церетели (ул. Пречистенка, д. 19); тел. (495) 637-41-50 Время: до 12 мая, вт.–чт., сб. 12.00–20.00, пт. 12.00–22.00, вс. 12.00–19.00 Стоимость: 300 рублей

Послезавтра (24 марта) Концерт

Спектакль

Бликса Баргельд (Германия)

«Фестиваль историй в парке «Аптекарский огород»

Кристиан Эммерих — немецкий музыкант, певец, поэт, актер, скрывающийся большую часть жизни под псевдонимом Бликса Баргельд, — известен как лидер и основатель культовой индастриал-группы Einstürzende Neubauten. С середины 90-х Баргельда занимают перформансы, один из которых в излюбленном им жанре spoken word музыкант представит в Москве.

12 коротких спектаклей, каждый из которых рассказывает зрителям небольшую историю. Молодые артисты из разных театров покажут на сцене классические и современные сказки, легенду о короле Лире и царе Эдипе и «Страшную месть» Гоголя. Завершит представление гастролирующий по всему миру датский The Telling Theatre, который представит свой спектакль Little Dissert.

Место: «Гоголь-центр» (ул. Казакова, д. 8); тел. (499) 262-92-14 Время: 20.00 Стоимость: 1000 рублей

Место: парк «Аптекарский огород» (просп. Мира, д. 26, стр. 1); тел. (495) 680-58-80 Время: 12.00 Стоимость: 200 рублей

Photo by Ali Kepenek

Главный редактор цифровых носителей издания «Московские новости» Ростислав Вылегжан��н

Ежедневная газета. С 1980 по 2007 год издавалась еженедельно

Первый заместитель главного редактора объединенного издания «Московские новости» Анна Николаева

Главный редактор объединенного издания «Московские новости» Владимир Гуревич

Главный редактор бумажной платформы издания «Московские новости» Александр Богомолов

Место: Большой зал консерватории (ул. Б. Никитская, д. 13); тел. (495) 629-94-01 Время: 19.00 Стоимость: 7000 рублей

Арт-директор Антон Степанов PrePress-директор Михаил Лебедев Автор дизайн-макета Антон Степанов Лого и фирменный стиль Валерий Голыженков Шрифты Brioni и Fedra компании Typotheque

Адрес редакции: 119021 Москва, Зубовский бульвар, д. 4. Телефон редакции: +7 (495) 645-6411. Факс: +7 (495) 645-64-07. E-mail: mn@mn.ru НП «ИД «Время» Генеральный директор Михаил Зайцев АНО «АГ «Новости Москвы» Генеральный директор Тимур Рудников t.rudnikov@mn.ru

Директор по продажам Галина Нигматуллина g.nigmatullina@mn.ru Отдел рекламы: тел. +7 (495) 645-6403 Директор по рекламе Наталия Волкова n.volkova@mn.ru Ведущий менеджер Марина Носкова m.noskova@mn.ru Отдел маркетинга: тел. +7 (495) 645-65-65

Руководитель отдела маркетинга Светлана Ермоченкова s.ermochenkova@mn.ru Отдел распространения: тел. +7 (495) 645-65-65, факс +7 (495) 637-40-40, distribution@mn.ru Директор по распространению Алла Коломиец Редакция не несет ответственности за содержание рекламных объявлений и сообщения информационных агентств. Пере-

печатка материалов «Московских новостей» допускается только по согласованию с редакцией. При цитировании ссылка на «МН» обязательна. Газета зарегистрирована в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор). Регистрационный номер ПИ № ФС77-43175 от 21.12.2010 г. Учредители: ФГУП РАМИ «РИА Новости» и НП «ИД «Время».

Отпечатано в ЗАО «ПК«Экстра М», Россия, 143400, Московская область, Красногорский район, п/о «Красногорск-5», а/м «Балтия», 23 км., полиграфический комплекс. Время подписания в печать: по графику — 19:30, фактическое — 19:30 Заказ № 13-03-00391 Тираж 49000 Цена свободная


«Моим намерением было написать главу из духовной истории моей страны, и я выбрал местом действия Дублин, поскольку, с моей точки зрения, именно этот город является центром паралича»

6

Джеймс Джойс ирландский писатель

>> 12 Детские развлечения Куда отправиться с детьми на весенних каникулах

>> 4 «Код эпохи»

Фестиваль современного искусства в Музее декоративно-прикладного и народного искусства


mn_22_03_2013_N051