Page 1

>> В2–В3 Елена Радионова самая перспективная фигуристка России «Да какая же я извест­ ная? Ведь ничего еще не выиграла. На улицах не узнают, и толпы же­ лающих взять автограф тоже не видно. Меня даже в школе не все знают. Разве что ребята и девочки из бывшего класса, когда удается пообщаться. Я вообще поняла, что могу выйти на высокий уровень, только в по­запрошлом году»

Смертельный номер

Газета большого города | Выходит ежедневно №27 (465) | 14 февраля 2013

15 764

составляет в Москве гарантированный государством минимум похоронных расходов

Владимир Вяткин/РИА Новости

>> 10 Миллион за место

Черный рынок могильных земель

>> В7 Олимпийские игры без борьбы

МОКу не нравится «кавказоцентричный» спорт


я человек

2

Пункт назначения — Вечность Что будет, когда смерть все-таки разлучит

московские новости №27 14 февраля 2013

Стр. 2–9 — фото Евгении Максимовой, серия Destination Eternity После распада Советского Союза на старых российских кладбищах стали одно за другим появляться эксцентричные над­гробия с реалистичными вычурными изображениями. Флагманами новой кладбищенской моды стали представители криминала, однако корни ее гораздо глубже — в советском китче, на протяжении долгих лет бывшем самой массовой

формой советской эстетики. Эти могилы не только дань памяти и выраже­ние скорби, но и декларация финансовой состоятельности тех, кто умер, и тех, кто еще жив. Развитие же технологий позволяет удовлетворить любой каприз заказчика — от необычного цвета до самых немыслимых форм

Евгения Максимова/Anzenberger Agency

В

ы влюблены? А готовы любить вечно? Ну хотя бы пока смерть не разлучит? И, кстати, что вы знаете о последней? Раз уж Эрос и Танатос ходят парой, День всех влюбленных — отличный повод задуматься о вечном. И если не о вечной любви, то хотя бы о веч­ ных проблемах: как, в чем, с музы­ кой или без, кого пригласить и какой ма­териал выбрать — белый мрамор или черный гранит.

Смерть — это не только гроб на ко­ лесиках, череп и кости, кладбища, кресты, морг и бумажная волокита в ЗАГСе. Это в каком-то смысле психо­ логический навык — горевания, прео­ доления, памяти. Это источник вдох­ новения. Это, наконец, социальный и культурный феномен. А еще смерть учит любить.

Над спецпроектом работали Юлия Крапивина Анастасия Матвеева Цветелина Митева Мария Михантьева Анастасия Петрова Александра Яковлева


я человек

московские новости №27 14 февраля 2013

3

Граждане провожающие Люди, без которых похороны не состоятся, о жизни, смерти и работе

Фридерик Шопен Соната для фортепиано №2. Похоронный марш

Евгения Максимова/Anzenberger Agency

Евгений санитар патолого-анатомического отделения, бальзамировщик

«С тех пор как в Москве запретили оставлять тела умерших дома, бальзамирование и хранение тел проводится исключительно в морге. Санитар морга принимает тело, участвует во вскрытии, моет и одевает, потом выдает родственникам. Бальзамировку и устранение посмертных дефектов проводит уже бальзамировщик, сейчас все эти обязанности выполняет один и тот же человек.

дескать, не похожа на себя, «некрасивая». А надо было просто опустить подушку, чтобы мышцы шеи и нижней части лица расправились — и все, проблемы нет. Что касается бальзамирования, то новых средств очень много, но все равно чаще пользуются формалином. Бальзамируют, как правило, всех, несмотря на то, что в Москве примерно 60% умерших кремируют. Дело в том, что у нас не морозильные камеры, как показывают в кино (они в основном в судебных моргах), а холодильные.

О мастерстве

О деньгах

Я работаю уже около десяти лет, после того как окончил медицинское училище, — друг позвал. За полгода я здесь освоился, а через год уже начал бальзамировать. Здесь спокойно, хотя и приходится видеть по нескольку сотен плачущих людей в день. А так, работа обычная, как у косметолога или парикмахера: нужно сделать, чтобы человек был красивый. Инструменты — руки, препараты — от суперклея до хирургических ниток, грим — от специализированной косметики для умерших до крема «Балет» (главное — как косметику наносишь; одна из популярных методик — нанесение с помощью аэрографа). И ресницы приходилось наклеивать, и волосы завивать. Опыт приходит со временем. Недавно, например, был такой случай: позвали в церковь к бабушке. Говорят,

Расценки на весь комплекс услуг (в него входит и приведение тела в порядок, и бальзамирование, и устранение посмертных дефектов) зависят от массы тела. У нас есть две цифры: 10 тыс. руб., если вес меньше 100 кг, и 15 — если больше (тогда понадобится больше формалина). О людях

Психологию людей понимаешь лучше. Например, есть профессиональные плакальщицы, которые кидаются на гроб и вопят: «На кого же ты нас покинул?!» Как только говоришь им, что, мол, мы сейчас вас выведем, они сразу успокаиваются. Если человек действительно горюет, ему абсолютно все равно: он не будет выяснять отношения из-за денег, ему главное, чтобы все было в порядке. Бывают и такие, кто

из-за 500 руб. устроят склоку. Я ко всем отношусь одинаково, главное, чтобы не было претензий. Однажды к нам привезли родственника очень известного режиссера — его забирали одни грузчики. Недавно известный политик приезжал прощаться со своим другом. Как-то привезли дяденьку с широченной улыбой… Одежда для похорон встречается самая разнообразная. Бывает, хоронят старых дев в свадебных платьях (в моей практике таких было пять или шесть). Кроме того, одежда сильно зависит от религии. Например, на монахине должно быть не менее 18 предметов: рясники-подрясники, кресты... Это все нужно надевать в определенной последовательности и очень легко запутаться. Из необычных костюмов както раз был национальный удмуртский. О личном

Семейной жизни моя работа не помеха. С женой, кстати, познакомился на работе: она хоронила родственника, а через пару недель пришла знакомиться. До встречи с ней я не афишировал, кем работаю: просто говорил, что в морге,

без подробностей. Правда, знаю случаи, когда некоторые коллеги пользовались своим положением: тут работает животное начало. Страшно-то оно страшно, но интересно. А если взять за ручку, то страх-то уходит, понимаете, о чем я? Дополнительное расслабление? Не могу сказать, что мне требуется чтото, чего не нужно другим. Я очень люблю пиво. Крепкие напитки не пью, наркотики не употребляю. По выходным люблю кататься на коньках. Еще люблю кататься на машине по утрам, часа в четыре, когда нет никого. Такого, чтобы людям рвало крышу от работы, я не видел. Тем более у нас очень хороший, сплоченный коллектив и нет текучки. Я верующий человек, разочаровался разве что в попах. Задумывался ли о своей смерти? Ну да, наверное. Это будет в 101 год в шезлонге где-нибудь на Гаваях. Поперхнусь — и все. Шутка, конечно. Я за годы работы пришел к выводу, что смерть — это всего лишь долг, который рано или поздно придется отдать». Записали Анастасия Петрова и Александра Яковлева

Смерть — это всего лишь долг, который рано или поздно придется отдать


я человек

4

московские новости №27 14 февраля 2013

Евгения Максимова/Anzenberger Agency

Антон Авдеев похоронный агент

«Смерть и похороны — это своего рода подведение баланса. И то, как родственники организуют погребение, наглядно показывает, какую память человек оставил о себе на этой земле, — проводить в последний путь умершего может прийти толпа, а может случиться, что и никого. Одни придут отдать последний долг, а другие — чтобы убедиться, что человек действительно отправился на тот свет. В 90-е годы я пришел в похоронку. Друзья позвали. Тогда все было подругому — даже самые малообеспеченные люди просили меня организовать достойные похороны, чтобы не было стыдно перед людьми. У людей было понятие ответственности перед обществом, в том числе и в том, как проводить человека в последний путь. А сейчас в восьми случаях из десяти мне говорят: «Да бабушка старая была, ей уже все равно». В разных телевизионных передачах про суд и криминал сейчас любят показывать, как преступник убил бабушку, чтобы отобрать ее похоронные — где по сто тысяч, а где и по полмиллиона. Ребята, где эти деньги в реальной жизни? Как только бабушка умирает, родственники смотрят — опа! — у нас же государство гарантирует безвозмездное погребение! Отлично, Ваньку в спортивную секцию устроим — спа-

сибо бабушке! В последние годы такое происходит сплошь и рядом — и это сигнал, что наше общество окончательно подсело на потребительскую идеологию.

Родина считает, что 4764 руб. — это та сумма, которая достаточна для погребения, включая гроб, могильный участок, катафалк, тапочки и все остальное. Москва доплачивает еще 11 тыс. Итого по Москве гарантированный государством минимум — это 15 764 руб. На практике мы имеем не погребение, а санитарно-утилизационный минимум. Есть какая-то среднестатистическая цифра. Допустим, если вы хотите похороны с обрядовой частью, то закладывать надо сотку, а то и все сто пятьдесят тысяч. Эта сумма обеспечит отсутствие ощущения, что где-то чего-то не хватает. А по моему опыту именно это и делает похороны достойными. Просчитать заранее похороны с точностью до копейки практически невозможно, всегда могут возникнуть непредвиденные обстоятельства.

О ценообразовании

Есть три стадии становления похоронного агента. Первое время на новой работе тебя все устраивает, оклады, проценты с продаж — все зашибись. Через какое-то время ты осознаешь, что затраченная энергия не компенсируется теми деньгами, которые тебе платит работодатель, особенно если подходишь к людям не формально, а по-человечески. Наступает вторая стадия — жульничество. У каждого эта стадия проходит по-разному; если агенту хватает стержня, то он через нее переступает. А кто-то, особенно если мозгов нет, начинает обманывать родственников с документами. Печатает левые прейскуранты, условно говоря. Поверьте, все это всплывает когда надо — в похоронке друг про друга все всё знают. Через какое-то время агент понимает, что вечно так продолжаться не может: либо посадят, либо выгонят, либо еще что-то нехорошее случится. Дальше должна наступить третья стадия: ты четко определяешь, за что тебе платит работодатель, а за какие дополнительные услуги берешь деньги с родственников. Это что касается финансовой стороны вопроса.

Людвиг ван Бетховен Траурный марш

Об эмоциях

Мораль и экономика тесно связаны. Поначалу ты привыкаешь видеть чужое горе: в одной ситуации жена сидит плачет-убивается, а в другом случае попадается человек, которому вообще все безразлично — он сидит, в носу ковыряет, к примеру. Свои эмоции ты можешь вписывать в это пространство. Один раз я молодому человеку в глаз дал за фразу: «Мам, а зачем мы будем кремацию заказывать, деньги тратить? Давай бабушку


московские новости №27 14 февраля 2013

я человек

5

Похоронная индустрия может развиваться только при двух условиях. Во-первых, должен расти уровень жизни людей. Так выросли американские и европейские похоронные дома. Во-вторых, похоронные обряды, условно говоря, должны иметь общественно-воспитательное значение. Когда в обществе негласно принято, что к концу жизни ты должен подойти так, чтобы люди вышли за тобой толпами. Плюс должна быть какая-то сакральность смерти — вот те элементы, которые в сочетании могут поднять погребальную культуру. Если выпадает какой-то элемент, система начинает сворачиваться. Я более чем уверен, что на фоне кризиса в ближайшие годы похоронная индустрия будет деградировать, если общество не компенсирует падение материальных возможностей нематериальными ценностями. С развалом Союза мы потеряли уникальную школу похоронных агентов. В советское время в похоронку было не попасть — только по родственным связям, причем эти связи подкреплялись коллегиальной ответственностью. Агент не мог мухлевать с бумажками. Зарплата была маленькой, а зарабатывать надо было — но только на благодарности клиента, без принуждения. У старых советских агентов выработалась особая манера общения — они находили такие ноты, жесты, так ставили себя, что в итоге клиент сам хотел отблагодарить их деньгами. Эти профессиональные штуки абсолютно не били в глаза. Но когда я разговариваю со старшими коллегами, часто ловлю себя на том, что мне хочется их как-то побла­ годарить.

Евгения Максимова/Anzenberger Agency

оттащим на лесополосу, покрышками обложим и сами кремируем». Я ему сказал, мол, пойдем на лесенке покурим, там всыпал слегка, вернулись назад, продолжили разговор с мамой. С профессиональной точки зрения это недопустимо, но с человеческой — понятно. В двухтысячных я хоронил бабушку одного крупного тогда предпринимателя, занимавшегося пароходным бизнесом. Он спросил у меня, какой самый-самый дорогой гроб из всех. А это гроб из корней вишни — условно говоря, стоит тридцать тысяч долларов. Я спросил, зачем ему самый дорогой. А он отвечает: «Понимаешь, Антон, я эту штуку буду оплачивать через свою бухгалтерию, у меня там сидит лужковский стукач, который доложит куда надо, за сколько я бабушке гроб купил. Хочу подать деловой сигнал». И вот это меня поразило. Все были в соплях, в слезах и сам этот бизнесмен плакал, но дело делать не забывал. По поводу того, как вы, родственники, относитесь к смерти, мы, работники индустрии, не переживаем.

Рано или поздно понимаешь, что нельзя брать на себя часть чужой беды

И не имеем права переживать, иначе не сможем работать. Когда умирает ваш близкий человек — это сродни ситуации, когда отрывают листья от дерева. И так бум-бум-бум — пока человек не начинает осознавать, что от его жизни останется один пенек. Рано или поздно понимаешь, что нельзя брать на себя часть чужой беды. Учишься переключать разговор на другие темы, поддерживать на короткий промежуток времени. Ты должен дать положительный посыл, надежду, но не окунаться в чужое горе. Об индустрии

В советское время на Савеловской был завод по производству венков, гробов и прочей похоронной атрибутики. Это был похоронный кластер, оптимально заточенный под задачи индустрии. Гробов было всего три типа: «х/б гладь», «гофре» и «правительственный», его делали по спецзаказу. Была одна-единственная автобаза на Севастопольской и единая служба диспетчеризации — катафалки делали по два, а то и по три маршрута в день. Это все позволяло максимально удешевить организацию похорон. С приходом рыночной экономики эта система развалилась. Сегодня в Москве организация производства ритуальных товаров на уровне артелей 20-х годов прошлого века. Именно поэтому мы сейчас имеем те цены, которые имеем.

О кладбищах

Все участки сейчас двухместные, по закону каждые пятнадцать лет в старую могилу можно снова хоронить близких родственников. Допустим, умерла бабушка. Через какое-то время умирает ее сестра. Нет бы вместе их похоронить на одном участке — нет, владелец участка хочет удержать его за собой. А родственникам второй бабушки приходится давать новое место. За счет этого сегодня распухают и разрастаются кладбища. Если государство не будет регулировать это разрастание, то наши внуки будут жить среди разваливающихся могильных плит. Новый участок необходимо давать семье, только если нет родственных могил или санитарные нормы не позволяют в них хоронить. До людей надо доносить, что могильные участки — это не их собственность. Если бы велись электронные архивы и умерших хоронили рядом с родственниками, кладбища не разрастались бы. Вместо этого чиновники каждые пять лет докупают новую землю за счет бюджетных денег — наших с вами налогов. А они могли бы пойти на школы, больницы, детские сады. Человек, который начнет решать кладбищенскую проблему системно, — политический самоубийца. Потребительская часть общества, те, кто «держит могилы для себя», этого не понимает в принципе». Записала Цветелина Митева


я человек

6

московские новости №27 14 февраля 2013

трят, чтобы гроб без царапин был. В венках моды нет, есть классика — сочетание черного, красного и белого. Если вы сослуживец покойника, то надо черно-красный венок брать, близкие родственники берут с белыми цветами. В похоронной одежде тоже тенденций никаких нет. Есть ходовой товар. Вот черные платья никто не берет. Все хотят что-то светлое: «Ой, она так любила голубой». Считается, что хоронить надо во всем новом, да и родственники иногда не могут сообразить, во что одеть покойного. Хотя я говорю: «Да оденьте вы лучше в то, что она любила при жизни». Был у меня случай, когда родственники искали платье в черный горошек — такое предсмертное пожелание. В горошек, конечно, никто не производит. Гробы у нас разные. Есть по 4 тыс., средний гроб 20–40 тыс. стоит, ну а есть и по 70–150 тыс. Бывают случаи, что прямо вот на последние деньги все делают. Люди всегда хотят достойно похоронить. Но, знаете, иногда за покойника обидно бывает: приходят все в бриллиантах и такой дешевый гроб покупают!» Алексей фотограф на похоронах

Евгения Максимова/Anzenberger Agency

Ксения продавец в магазине ритуальных принадлежностей

«Я когда знакомым рассказываю, они рты открывают: «Как? Ты работаешь на кладбище?» Но я же не на самом кладбище работаю, я с покойниками дела не имею, ко мне живые люди приходят. Вообще у меня тут спокойно, тихо, музыка релаксирующая играет. Но стрессоустойчивым быть надо. Я на эту работу из хирургической косметологии пришла. Там иногда такие пациентки нервные! Знаете, все люди, которые хотят что-то серьезное сделать со своей внешностью, немного сумасшедшие. Так что мне не привыкать. Работа как работа. Я ее специально не искала, но если судьба направила, значит, я тут нужнее. Со временем ко всему привыкаешь. Это естественно, когда человек умирает. Из головы не выходят только из ряда вон случаи, например когда муж убил беременную жену. Несли гроб, а за ним два маленьких гроба с неродившимися детьми. О людях

Феликс Мендельсон Траурный марш

В магазин в день два-три посетителя зайдут. Сейчас вот что-то меньше стало. С похоронными агентами я дела не имею, ко мне либо родственники приходят за гробом и атрибутикой, либо коллеги умершего за венком. Бывает, что кто-то для себя присматривает. Старенькие бабушки совершенно осознанно готовятся, приходят, смотрят похоронные платья, иногда покупают, иногда говорят, что еще повыбирают. Бывает, пары пожилые заходят, гроб присматривают. Хихикают, думают, они первые такие. А таких много.

Я их обычно домой отправляю, говорю: «Сейчас хороших моделей нет, потом привезут, вы лучше домой идите, отдохните». Они улыбаются, уходят. Бывает, что кто-то после похорон под впечатлением зайдет. Я с клиентами говорю спокойно, медленно, пытаюсь их в норму привести. Часто плачут, истерики редко бывают, но случаются. Об умершем я спрашиваю только пол и возраст, остальное меня не касается. Бывает, что посетители пытаются мне историю рассказать, но мне это не нужно, а их это еще больше в горе вгоняет. Я стараюсь разговор к покупке вернуть, помочь с выбором. Многие в магазине успокаиваются: заходили в слезах, уходят с улыбкой, благодарности мне пишут. О гробах и венках

Мода, конечно, на гробы и атрибутику есть. Одно время были модными шестигранные гробы, потом четырехгранные, но родственники выбирают все на свой вкус — что им самим нравится, то и берут. Внимательно смо-

Если вы сослуживец покойника, то надо черно-красный венок брать, близкие родственники берут с белыми цветами

«Я в основном свадебный фотограф. За всю практику у меня было 11 съемок похорон. Заказывают редко, а чем дальше — тем меньше. Когда было больше братков, заказов было больше. А так за профессиональными фотографиями с похорон обращаются обеспеченные люди. Похороны не очень интересный заказ. В похоронной фотографии в отличие от свадебной никаких канонов нет, да и специализированной студии я в Москве не видел. Это обычный репортаж. Стараешься поймать какие-то моменты. Первая похоронная съемка была тяжелая. Хоронили моего бывшего начальника. Когда поступил второй заказ, мыслей отказать не было. Работа как работа, ничего тут такого нет. Я стандартно снимаю кладбище и поминки. Такая съемка стоит примерно как свадебная. Никакой надбавки нет, потому что технической работы меньше: нет ретуши, нет детальной обработки. А вот морально тяжелее. Ты влезаешь в человеческое горе, в то, что никогда не делается напоказ. Желательно себя не очень афишировать, работать нужно аккуратно и издалека. Фидбэка никакого я не получал, отсняли и отсняли. На кладбище в отличие от свадьбы к фотографу никто не пристает, людям не до этого. Братки на похоронах себя адекватно ведут. Часто бывает, что просят не фотографировать лица. Из особенностей — охрана по периметру стоит. На поминках кормят. Это нормальная история. Конечно, все зависит от людей, но в основном на похоронах всегда можно перекусить. Сейчас заказы реже бывают, потому что больше цифровых камер стало, да и народ не очень хочет пускать посторонних людей на такие события». Записала Анастасия Петрова


московские новости №27 14 февраля 2013

я человек

7

Ольга Ковшарь художник-гравировщик

«Я не раз задавалась вопросом о том, что же такое памятники — искусство или ремесло. После двадцати лет в профессии, думаю, что все-таки искусство. Ведь каждый памятник уникален. За каждым стоит история человеческой жизни. Эта мысль помогает мне легче переносить несправедливые нападки, что мы якобы наживаемся на чужом горе. Можно сказать, что профессия художника-гравера по надгробным изделиям постепенно вымирает. Во многих мастерских уже нет художников, только машины. Так, конечно, выгоднее — себестоимость изделий уменьшается. У меня на производстве есть механические и лазерные гравировальные станки, а также самый дорогой ультрафиолетовый принтер, позволяющий наносить изображения полимерными чернилами на любую поверхность. Благодаря ему мы завоевали несколько золотых медалей на международной выставке «Некрополь». Но никакой суперсовременный станок не сможет заменить руку настоящего мастера. О трудностях

Желающих работать в нашей профессии немного. Физически очень тяжело. Во-первых, труд граверов связан с постоянной вибрацией. Чтобы набить портрет на камне, гравировщики используют электрические машинки. Я часто прячу руки, из-за работы на них много шрамов — белоручкой уже не назовешь. А установщики? Им порой приходится ставить памятники по полтонны весом. При этом на многие места на кладбище даже пройти сложно. А полировщики? Сутками работают в пыли и по колено в воде. Эмоционально тоже тяжело, особенно новичкам. Конечно, работа сопряжена со стрессом. Поэтому могу с уверенностью сказать, что в нашем деле работают только сильные личности. Слабые рано или поздно уходят. Я даже замечаю, что люди непорядочные, лжецы, воры, рвачи надолго не задерживаются. Время все ставит по своим местам. О конкурентах и законодателях

Конкуренция — отдельная тема. С каждым годом число изготовителей растет, на рынок приходят непрофессионалы. Очень часто орудуют теневики, которые делают надгробия где-то в сараях, гаражах. Проработав сезон, исчезают, а спросить не с кого. По нашей профессии кризис ударил сильно. На моем производстве количество заказов сократилось до 30% от общего оборота. Люди в первую очередь думают о насущных проблемах, а культура погребения уходит на задний план. Хотя это неправильно, ведь именно это отличает людей от животных, подчеркивает ценность каждой человеческой жизни. Культура погребения лежит в основе всеобщей мировой культуры. Великие умы России с трепетом писали о смерти. О ценах

Разброс цен очень большой. От малобюджетных искусственных памятников за 5 тыс. руб., до миллионных заказов. Средняя стоимость изделий, востребо-

Евгения Максимова/Anzenberger Agency

ванных сейчас, — 20–40 тыс. руб. Все зависит от благосостояния заказчика и от отношения к умершему. Мы никогда не спорим с клиентами, но когда есть сомнения, предлагаем несколько проектов. Заказчик сам выбирает, что ему по душе. В нашей полосе нежелательно ставить белые мраморные памятники изза влажности и большого количества деревьев на кладбищах. Такие памятники начинают зеленеть. Поэтому люди в основном заказывают черный гранит. Он прочный, красивый, долговечный.

больше кресты ставят. Влияние религии чувствуется. Но чаще клиенты просят изготовить надгробие, связанное с хобби умершего: к примеру, рыбалка, автомобили, конный спорт. Все чаще люди просят покрыть буквы сусальным золотом. А в лихие 90-е просили покрывать золотом цепочки на портретах, кольца. Сейчас этот тренд уже позади. Интересный случай у меня был, когда одинокий мужчина при жизни заказал себе памятник с портретом и надписью «Любим тебя, гордимся тобой и в памяти нашей всегда ты живой!».

О странностях и трендах

О личном

Я часто езжу за границу обмениваться опытом с коллегами. Я посетила более 20 кладбищ по всему миру. Самое необычное надгробие видела в Вене. Один местный миллионер завещал изготовить надгробие в виде сейфа и все его деньги положить туда. Надгробие очень большое, денег там много. Что касается нашего народа — мы консерваторы. Вообще с 90-х годов мало что изменилось. Разве что памятники люди стали заказывать подороже, но не так массово, как раньше. Сейчас все

Я муниципальный депутат в городе Серпухове. Моя профессия мешает мне в политической деятельности, потому что люди не любят «похоронщиков». Людям нашей профессии никогда ничего не страшно. Потому что страшнее смерти нет ничего, а мы с ней на «ты». Близкие давно уже смирились с моим отношением к любимому делу. Муж иногда посмеивается, потому что, даже приезжая на отдых, я еду на кладбище. Но понимает и поддерживает, а это уже хорошо. У меня коллекция из десяти тысяч фотографий лучших надгробий мира, захоронений великих певцов, художников, композиторов, политиков, поэтов… Моя мечта — открыть свой музей. Кладбище — это город, только город бывших. Это город вечного, город истории. И если мы посещаем памятники знаменитых людей и отдаем дань уважения, то почему мы не можем посетить место захоронения неизвестного человека? Ведь он тоже жил на нашей земле. Только у него своя история».

Людям нашей профессии никогда ничего не страшно. Потому что страшнее смерти нет ничего, а мы с ней на «ты»

Записала Александра Яковлева


в центре

8

московские новости №27 14 февраля 2013

«Мы потеряли навык духовного переживания трагических событий» Антрополог Анна Соколова об эволюции и особенностях русского похоронного обряда

К

ому нужны пышные похороны, если покойнику «уже все равно»? В первую очередь живым: как способ пережить горе, заполнить образовавшийся вакуум и сохранить символическую связь с предками. О том, как менялась похоронная обрядность под влиянием атеистической пропаганды и свободного рынка, рассказывает антрополог Анна Соколова. — Как вообще формируются похоронные обряды? Они же не на пустой почве произрастают?

— Само собой. Если говорить о русской похоронной традиции (а надо помнить, что на территории России живет множество народов и у каждого похоронная традиция своя), то это контаминация представлений, связанных с православной традицией, и каких-то дохристианских представлений о посмертном существовании умерших. В XX веке на них наслаиваются и атеистическая идеология, и изменения жизненного уклада. В XXI веке исчезает советское идеологическое давление, зато возникает свободный рынок — как ни странно, это накладывает довольно серьезный отпечаток, как, кстати, и всякие эксперименты с вертикалью власти. Кроме того, есть какие-то общемировые процессы. Иногда нам кажется, что какое-то явление уникально, а на самом деле выясняется, что во многих других культурах оно тоже наблюдается. — Психологи говорят, что сейчас существует такая проблема: людям не хватает опыта переживания драмы.

— Да, абсолютно очевидна проблема утери навыка духовного переживания трагических событий. Похоронный обряд, кроме того, что он основан на представлениях о загробном мире (или его отсутствии), является обрядом перехода. Он (как и любой обряд жизненного цикла) должен оформить переход всех участников в новый статус — умершего в статус предка, родственников — во вдову, вдовца или сирот и так далее. По большому счету он для того обществу и нужен. Кроме того, у него есть другая важная функция — он препятствует бесконечному горю. Например, традиция предписывает, как долго по покойнику можно плакать, как долго держать траур. А после траура должна начаться новая жизнь. Ситуация, когда горе бесконечно, ненормальна. Наконец, в любой культуре существуют некие духовные навыки переживания горя — в русской традиционной культуре это, несомненно, молитва: существует огромное количество молитв, которые должны читаться в случае той или иной смерти тех или иных людей, есть специальные каноны, которые это регламентируют. В советский период это стало проблемой во многом потому, что была прервана традиция передачи религиозного

знания, в том числе и внутрисемейная. Но какой-то ритуал, помогающий справиться с горем, должен быть все равно, поэтому советскими идеологами проводилась целая кампания по разработке и внедрению социалистической обрядности. Была высказана идея, что обряд — это дорелигиозная практика, поэтому можно очистить его от религиозной составляющей и оставить чистый ритуал, который будет как-то помогать людям психологически, как-то упорядочивать их жизнь. Со свадебным обрядом все получилось прекрасно — нынешняя свадебная обрядность (например, посещение молодоженами военных мемориалов) целиком унаследована нами у советского времени. Родильный обряд исчез полностью, но его заменила выписка из роддома. А с похоронным обрядом были проблемы. Даже самим разработчикам не было понятно, что они могут предложить людям. Читаешь пропагандистские описания, и видно, что тело увозят на кремацию — а дальше вакуум. Какая-то живая нить обряда утеряна. Пытались решить эту проблему, например, делая специальные окошки, через которые можно было смотреть на огонь кремационной печи, как бы прощаясь с человеком.

Евгения Максимова/Anzenberger Agency

Так или иначе, эту проблему решить не смогли. Методических указаний по поводу того, как проводить похороны, сохранилось меньше всего.

гаполис из деревни или даже из малого города, наследуют старые традиции. Я брала интервью у молодого человека, который сейчас живет в Москве, но родился где-то в провинции. Он рассказывал, как его знакомую везли на родину, чтобы похоронить. Я спросила: «Ну ее кремировали, наверное? Прах перевозили?» Нет, как можно. Кремация для родственников умершей (и для самого этого юноши) совершенно неприемлема. Если бы эта женщина умерла за границей, ее бы из-за границы везли.

— А они были? Какие-то памятки, методички? Кто их писал и для кого?

— Почему, кстати, многие не приемлют кремацию?

— Были специальные комиссии, которые эти разработки создавали. Например, в Институте научного атеизма Академии общественных наук при ЦК КПСС. Придумывали и описывали новые обряды, а потом внедряли через местные отделы культуры при райкомах, горкомах, сельсоветах. Но внедрялись они не очень успешно, потому что те, кто должен был этим непосредственно заниматься, — рядовые сотрудники отделов культуры, не понимали, что надо делать, чего от них ждут. Свадьбы, имянаречения, вручение паспорта — это им было понятно. А похоронами они старались не заниматься.

— Это просто не наше. В русской народной традиции — не просто православной, а именно народной — кремации не было. И то, что большинство людей в мегаполисах сейчас относятся к кремации так легко, — это, конечно, советское наследие. Это и достижение пропаганды, и просто утеря традиции, и для того, чтобы это произошло, были приложены очень большие усилия. Первые крематории не пользовались популярностью, значительная часть первых кремированных — либо неизвестные, либо репрессированные. Для нашей традиции трупосожжение — это тот вид погребения, который был применим к самым падшим людям, к самым плохим преступникам. И, между прочим, не просто так большевики сожгли Фанни Каплан в бочке. Неслучайно они это придумали.

У похоронного обряда есть важная функция — он препятствует бесконечному горю

— Помимо пропаганды что влияло на изменения традиций?

— Урбанизация. Правда, первое-второе поколение людей, переехавших в ме-

Ференц Лист Годы странствий. Траурный марш (памяти Максимилиана I, императора Мексики)


большоùспорт Приложение к №27 (465)

Антон Денисов/РИА Новости

Котировки букмекеров льстят лидерам российского футбола. Наиболее высоко шансы на победу в Лиге Европы оцениваются у «Атлетико» (Мадрид) и «Челси». Следом идет «Интер», а сразу за ним «Анжи» (12 к 1) — команда, о существовании которой пару лет назад в Европе знали только те, кто добирается до последних страничек журнала Kicker, где мелким шрифтом публикуются результаты экзотических чемпионатов. «МН» о стремлении российских клубов напомнить Европе о себе >> В4 >> В2 Елена Радионова

Принцесса ледовых дворцов

>> В6 Владимир Стогниенко

Выбор между футболом и финансами

>> В7 Спортивная борьба

Схватка за жизнь на Олимпиаде


в2

интервью

«Когда нет тренировок, пишу стихи. Дурацкие, на мой взгляд» Самая перспективная фигуристка России Елена Радионова о жертвах ради побед

В

нынешнем сезоне фигуристке из Москвы Елене Радионовой нет равных в юниорском катании. Осталось победить еще на чемпионате мира в Милане — и коллекция наград будет полной. При этом 14-летняя фигуристка успела выиграть серебряную медаль на взрослом чемпионате России, а через пару лет Радионова обещает стать первой звездой российского фигурного катания. «Московские новости» спросили юную спортсменку, есть ли детство у чемпионов. —  Как становятся фигуристками? Вы сами хотели заниматься спортом, тем более так серьезно?

—  В фигурное катание меня привел папа. Мне было три года и девять месяцев. На самом деле сейчас те воспоминания уже начали стираться, но я точно знаю причину, по которой он отправил меня в секцию. Я была очень косолапой, а папа говорил: ну конькито тебе все равно придется ровно ставить — и ходить научишься. Мама была против, но папа настоял на своем и оказался прав. —  Сегодня вы в Саранске, до этого были в Сочи, сами из Москвы, скоро полетите в Милан, и так все время… Вам удается совмещать учебу и выступления с тренировками?

—  В обычном режиме я училась только в начальной школе. Было очень тяжело. Иногда приходила исключительно на контрольные, и все. Вообще я до школы индивидуально занималась с преподавателями, и меня хотели сразу взять в третий класс, а не в первый. Но родители настояли на том, чтобы я училась как все. А мне даже учебник по математике не выдавали, так как я уже таблицу умножения очень хорошо знала. Теперь же я в седьмом классе, в той же школе, но в экстернате. Прихожу в основном к 12 часам дня, но такого жесткого графика нет. Как нет и некоторых предметов — труда, музыки, физкультуры, например. Только основные. —  Среди этих основных есть любимый?

—  Скорее нет, чем да. Не могу сказать, что я не люблю учиться, что мне что-то не нравится, но я к учебе отношусь совершенно спокойно. Стараюсь ни один предмет не выделять, ничего не упускать. Учусь без троек, в основном на пятерки. —  Как к таким известным ученикам относятся учителя? Более требовательны или наоборот?

—  Да ведь учителя из нашей же школы, они уже меня давно знают и все понимают. Относятся лояльно. А насчет известности… Да какая же я известная? Ведь ничего еще не выиграла. На улицах не узнают, и толпы желающих взять автограф тоже не видно. Меня даже в школе не все знают. Разве что ребята и девочки из бывшего класса, когда удается пообщаться. Я вообще поняла, что могу выйти на высокий уровень, только в позапрошлом году. —  Но вы же выиграли в Сочи юниорскую серию Гран-при, много других турниров…

—  Не могу сказать, что победа в Сочи стала для меня самой громкой в карьере. Ведь в этом сезоне я стала второй на чемпионате России среди взрослых! В какой-то степени того, что произошло в финале Гран-при, я ожидала и восприняла все спокойно, а вот показать себя в соревнованиях со взрослыми девочками… Совсем другие чувства и эмоции. —  Вы спокойно говорите о своих победах, об учебе… Наверняка у вас и хобби соответствующее?

—  Это так. Когда нет напряженных тренировок, когда не нужно ходить в школу, я пишу стихи. Дурацкие, на мой взгляд. Поэтому их никому, кроме самых близких людей, и не читаю. Просто пишу для себя, мне это очень нравится. Люблю рисовать, но получается примерно так же, как и сочинять стихи. —  Рисование наверняка полезная штука, когда придумываете костюмы для своих программ?

—  Ну этим занимаются мама и хореограф. Я лишь могу высказать свое мнение, нравится мне или нет. Мы всегда приходим к консенсусу в этом вопросе. —  Вам хватает времени на книги, фильмы?

—  Если честно, то не очень. В основном читаю то, что требуется по школьной программе. Хотя вот «Голову профессора Доуэля» прочитала просто для себя, по совету мамы. Фильмы почти не смотрю. Когда удается, смотрю старые отечественные комедии: «Бриллиантовая рука», «Спортлото-82», «Кавказская пленница», «Иван Васильевич меняет профессию». Мне очень нравится. Американские фильмы мне кажутся глуповатыми, слишком однообразные и предсказуемые. —  С друзьями удается погулять?

—  Знаете, мой лучший друг — йоркширский терьер по кличке Мартель. Папа купил его специально для меня.

приложение «Большой спорт» к №27 14 февраля 2013


приложение «Большой спорт» к №27 14 февраля 2013

интервью

в3

Мы с ним проводим все свободное время. Он очень умный, все понимает, всегда ждет. Когда мы с мамой уезжаем на соревнования, они остаются дома с папой. Папа рассказывал, что однажды, когда Мартель увидел меня по телевизору, начал так скулить, что пришлось увести его в другую комнату. —  А каникулы у вас в те же сроки, что и для обычных учеников?

—  В основном да, все зависит от того, насколько мы успеваем пройти все учебные планы. Летом часто уезжаю к бабушкам и дедушкам на Украину. Хотя папа теперь настаивает на том, чтобы каждое лето мы успевали выезжать на отдых в другие страны. Прошедшим летом были в Испании и собаку с собой брали. —  Какая страна понравилась больше всего?

—  Да мне особо и сравнивать не с чем. Понимаете, когда ездишь на соревнования, все дни проходят однообразно: гостиница — каток — гостиница — каток. Времени, чтобы посмотреть город, не остается совершенно. После окончания соревнований почти сразу в самолет. —  Получается, вы многим жертвуете ради того, чтобы добиться таких успехов? Никогда не хотелось бросить все и стать обычным ребенком?

Иногда бывает, что очень не хочется идти на тренировку, думаешь, лучше в школу пойти. А потом другая мысль: что, в школе легче будет?

1. Елена Радионова выиграла почти все юниорские турниры. Но ее мечта — «золото» Олимпиады-2018 Ф О Т О. Максим Богодвид/ РИА Новости

—  Я думаю, так можно сказать не только про спортсменов, но и про других людей, которые добиваются определенных успехов в своих областях. Но я чувствую себя счастливой и не жалею о том, что выбрала фигурное катание. Знаете, обидно прокататься десять лет и бросить занятие, в котором у тебя многое получается. Иногда бывает, что очень не хочется идти на тренировку, думаешь, лучше в школу пойти. А потом другая мысль: что, в школе легче будет? Без фигурного катания я уже не могу. Пока это моя жизнь. —  Вы ни с кого пример в спорте не брали?

—  Нет, такого не было. Когда смотрела на фигуристок, просто подмечала чтото для себя, какие-то отдельные элементы. Знаете, мне вообще мужское катание кажется намного более интересным, чем женское. Когда человек делает прыжок в четыре оборота, это всегда интересно, получаешь большое удовольствие. А вот спортивные пары и танцы я смотрю крайне редко, тем более что почти ничего в этом не понимаю. —  У вас есть мечта?

—  Как и у всех, выиграть Олимпиаду. В Сочи уже не получится, но буду работать для того, чтобы попасть на Игры2018 в Пхенчхан. А вообще я предпочитаю решать задачи одну за другой и делаю свое дело. Ближайшая цель — победить в Милане на чемпионате мира среди юниоров. А о далеком будущем даже не задумываюсь. Надо сначала в спорте себя реализовать. Беседовал Андрей Шитихин


тема

в4

приложение «Большой спорт» к №27 14 февраля 2013

«Анжи» и «Зенит» в числе фаворитов Лиги Европы Но их игра в еврокубках не оценена трибунами

Алексей Даничев/РИА Новости

Андрей Вдовин Андрей Шитихин

Р

оссийские клубы в четверг возобновляют футбольный сезон. 14 февраля «Анжи», «Зенит» и «Рубин» играют первые матчи 1/16 Лиги Европы — еврокубка, в котором считаются фаворитами. И букмекерские коэффициенты, и финансовые выкладки говорят о том, что российская команда 15 мая вполне может оказаться на «Амстердам Арене» в тот час, когда там будет дан стартовый свисток финала Лиги Европы. Вот только по интересу болельщиков к своим командам российским клубам далеко до лидеров. Шансы

Котировки букмекерской компании William Hill льстят лидерам российского футбола. Наиболее высоко шансы на победу в турнире оцениваются у «Атлетико» (Мадрид) и «Челси» — как 5 к 1. Следом идет «Интер» — 10 к 1, а сразу за ним «Анжи» (12 к 1) — команда, о существовании которой пару лет назад в Европе знали только те, кто добирается до последних страничек журнала Kicker, где мелким шрифтом публикуются результаты экзотических чемпионатов. Теперь «Анжи» — страйкер трансферных окон, и финансовые возможности Сулеймана Керимова вызывают уважение даже у букмекеров. Наравне с «Анжи» расцениваются возможности «Наполи» и «Тоттен-

1

хэма». А следующей строчкой идут котировки «Зенита» — 16 к 1: букмекеры еще не забыли об амбициях питерского клуба, который под европейское признание покупал Халка и Витселя и удержал Лучано Спаллетти. За итальянцем зимой охотилась «Рома», ближе к лету контракты ему планируют предложить «Милан» и «Интер». Вполне возможно, сейчас у Мистера последний шанс выиграть что-то глобальное с «Зенитом». Шансы «Рубина» невелики — всего лишь 33 к 1. Но соседство с киевским «Динамо», «Бордо», «Ньюкаслом», «Олимпиакосом» и мюнхенгладбахской «Боруссией» должны внушать уверенность. А если бы в 1/16 финала выпал бы не «Атлетико», «Рубин» был бы точно выше в рейтинге букмекеров. Деньги

Рейтинг самых дорогих футболистов Лиги Европы тоже должен внушать уважение к российским клубам. Оцененный в 45 млн евро, форвард «Зенита» Халк там в первой тройке. Впереди только нападающий и основной

Деньги — самый сильный козырь российских клубов

актив мадридского «АтлетиПосещаемость 1. В «Зените» надеются, ко» Фалькао (60 млн евро). Только статистика заполняечто Халк оправдает На одном уровне с Халком мости трибун играет против вложенные в него лучший бомбардир турнира наших команд. Полное впеденьги Эдинсон Кавани («Наполи», чатление, что Лига Европы семь голов). не очень-то нужна российВ первой десятке есть еще Виллиским болельщикам. «Стяуа», который ан, за которого «Анжи» десять дней принимает своих соперников в Лиге Евназад выложил 35 млн евро, сраропы на новом Национальном стадизу же за ним — Витцель из «Зенита» оне в Бухаресте, собирал 50 тыс. зри(30 млн евро), еще чуть позади — Сателей каждую встречу. Всегда забита мюэль Это’О. А если брать суммарарена «Боруссия-парк» в Мюнхенгладную стоимость состава команд, то «Зебахе — под 50 тыс. болельщиков ходили нит» в этом списке на пятой строчке на игры с «Фенербахче», «Марселем» и (211,8 млн евро), «Анжи» — на девятой даже с кипрским АЕЛ (впрочем, на мат(163,45 млн). чи бундеслиги собирается 52 тыс.). Свои Это единственный более-менее про- зрители яростно поддерживают «Ливерзрачный финансовый фактор, по копуль», «Црвену Звезду», «Фенербахче» и торому можно сравнивать российские харьковский «Металлист» — под 40 тыс. команды с европейскими. Бюджеты на каждой игре. На «Днепр» и «Рапид» клубов РФПЛ закрыты, и с введением в вообще стадионы всегда забиты битком. УЕФА финансового файер-плей будут На «Рубин» в Лиге Европы собираеще больше маскироваться с помощью, ется в среднем по 12 тыс. зрителей — например, бонусных выплат треть стадиона «Центральный», и это Деньги — самый сильный козырь в сезоне, когда команда громит «Инроссийских клубов. А призовые Лиги тер» — 3:0. Максимум, что смог собрать Европы — это приятное, но не суще«Анжи», — 7500 зрителей на «Удинественное дополнение к основным их зе». Правда, матчи еврокубков махачкабюджетам. Участник 1/16 Лиги Европы линский клуб проводит в Москве, и во получает от УЕФА 200 тыс. евро, за выизбежание инцидентов распространяет ход в 1/8 финала команде начисляетбилеты в кругу своих болельщиков. ся 350 тыс., 1/4 финала — 450 тыс., поОфициальная статистика УЕФА, луфинал — 1 млн. Финалист получает впрочем, не учитывает основной для 2,5 млн евро, победитель — 5 млн евро. российских команд фактор — заполняДействующий обладатель Кубка УЕФА емость VIP-трибун. Тут наши клубы мо«Атлетико» за прошлый год в этом гут составить конкуренцию многим евтурнире заработал 10 млн евро. Для ропейским. И при взгляде на эти секто«Анжи» или «Зенита» это примерно 7% ра становится очевидным, кому нужен годового бюджета. Кубок УЕФА больше всего.


тема

приложение «Большой спорт» к №27 14 февраля 2013

в5

не сыграет с «Зенитом», поскольку в первой части сезона выступал в Лиге Европы за миланский «Интер». Уровень игры «Ливерпуля» во многом будет зависеть от того, насколько мотивированной окажется команда, и в первую очередь ее лидеры — полузащитник Стивен Джеррард и нападающий Луис Суарес. Но как минимум один игрок в составе английской команды точно будет выкладываться изо всех сил. Словацкий защитник Мартин Шкртел несколько лет провел в «Зените» и нынешней зимой едва не вернулся в Санкт-Петербург.

Фалькао к нам поедет

«Атлетико» — «Рубин» Мадридский клуб, с которым выпало играть казанскому «Рубину», является одним из лучших в Испании по подбору игроков. В первую очередь благодаря тому, что за «Атлетико» выступает колумбиец Радамель Фалькао. Если не считать Лионеля Месси и Криштиану Роналду, это самый дорогой футболист в мире. Его трансферная стоимость оценивается в 60 млн евро. И такие деньги «матрасникам» готовы заплатить сразу несколько клубов, лишь бы заполучить супербомбардира. Именно про него главный тренер московского «Спартака» Валерий Карпин в свое время сказал, что «Фалькао к нам не поедет», приправив свои слова ненормативной лексикой. Было отчего — колумбиец чуть ли не в одиночку уничтожил «красно-белых» в четвертьфинале Лиги Европы. Нынешний сезон Фалькао начал с хет-трика в ворота «Челси» в матче за Суперкубок, а потом стал штамповать голы, как машина. Однако затем получил травму и упустил двух лучших футболистов мира в споре бомбардиров. Во многом благодаря ему «Атлетико» занимает второе место в турнирной таблице чемпионата Испании, опережая земляков из «Реала». После травмы Фалькао провел только один матч, в котором его команда проиграла «Райо Вальекано», но сам колумбиец в концовке игры отметился голом. На его счету 19 мячей в 20 матчах чемпионата Испании, и такого игрока игнорировать просто невозможно. Впрочем, в «Атлетико» собраны очень добротные футболисты, которые умеют все. Турок Арда Туран и бразилец

John Macdougall/AFP

Немецкий беспорядок Владимир Песня/РИА Новости

2

Диего Коста и сами забивают, и передачи отдают, уругваец Диего Годин цементирует защиту, бельгийский вратарь Тибо Куртуа, принадлежащий «Челси», отменно проводит нынешний сезон и рассчитывает остаться в «Атлетико» и в следующем. Главный тренер Диего Симеоне довел уровень своего тренерского мастерства до того уровня, на котором сам выступал в бытность футболистом. Соперник опасный, сильный и не теряющий мотивацию в Лиге Европы — мадридский клуб выигрывал турнир дважды за последние три года.

2. «Ливерпуль» не сможет использовать пополнение, но Мартин Шкртел, как всегда, в отличной форме 3. «Ганновер» — это та команда, которая забивает сама и дает забивать другим

3

«Красные» в Питере

«Зенит» — «Ливерпуль» Мерсисайдцы уступили звание самого титулованного клуба Англии «Манчестер Юнайтед» и в последние годы переживают не лучшие времена. Не помогает ни смена тренеров, ни постоянное приобретение новых футболистов. Команда выпала из «большой четверки» английского футбола и теперь мечтает только о том, чтобы вновь получить место в Лиге чемпионов. «Ливерпуль» не слишком прельщает возможность успешного выступления в Лиге Европы — все-таки это не тот турнир, о победе в котором мечтает пятикратный обладатель Кубка чемпионов. В настоящее время земляки «Битлз» занимают лишь 9-е место в чемпионате Англии, отставая от четвертой позиции на 12 очков. Последнюю победу команда Брендана Роджерса побеждала в премьер-лиге почти месяц назад, разгромив «Норвич». В последнем же матче на своем поле мерсисайдцы были биты скромным «Вест Бромвичем». Неудачи в национальном чемпионате, Кубке Англии и Кубке лиги вынудили руководство клуба сделать пару громких приобретений, но в матчах с питерским «Зенитом» новички «Ливерпуля» не сыграют. Нападающий Даниэль Старридж, купленный у «Челси» за безумные по нынешним временам 15 млн фунтов, с ходу вписался в состав мерсисайдцев и начал забивать, но в Лиге Европы играть не имеет права — его бывший клуб из Лиги чемпионов опустился в турнир рангом ниже. Бразильский атакующий полузащитник Филипе Коутинью также

«Анжи» — «Ганновер» Типичный середняк немецкого чемпионата будет противостоять самому богатому клубу России. На первый взгляд кажется, что у «Ганновера» нет шансов в борьбе с махачкалинским «Анжи». Однако бегство из российского клуба Кристофера Самбы образовало брешь в центре обороны команды Гуса Хиддинка. А «Ганновер» образца сезона-2012/13 умеет играть в атаке. В бундеслиге команда опытного Мирко Сломки по количеству голов уступает только трем лидерам — «Баварии», дортмундской «Боруссии» и «Байеру». Тон в атаке «Ганновера» задают сенегальский форвард Мам Диуф и венгерский полузащитник Саболч Хусти. Прошлым летом Хусти перешел в «Ганновер» из «Зенита», поскольку места в основном составе главный тренер питерцев Лучано Спаллетти ему не нашел.

Javier Soriano/AFP

4. Благодаря Фалькао шансы «Атлетико» невероятно высоки

На старте сезона венгр показывал просто фантастическую игру и стал героем интернет-мемов. Блогеры рисовали картинки, в которых сравнивали 750 тыс. евро, за которые Хусти перешел в «Ганновер», со 100 млн евро, потраченными «Зенитом» на Халка и Акселя Витселя. В сентябре венгерский полузащитник забил три гола и семь раз ассистировал партнерам, но затем сбавил темп. Тем не менее с семью голами и девятью передачами он является лидером «Ганновера» по результативности. Впрочем, все достоинства подопечных Мирко Сломки в атаке компенсируются не самой удачной игрой в обороне. Команда крайне редко проводит сухие матчи — для «Ганновера» более типичным является счет 3:2, нежели 1:0. Немецкая команда явно предпочитает играть на своем поле, чередуя домашние победы с гостевыми поражениями. Но это справедливо только для чемпионата Германии, в Лиге Европы в нынешнем сезоне «Ганновер» не потерпел еще ни одного поражения. Кроме того, на сегодняшний день у «Ганновера» много травмированных, в том числе капитан команды, защитник сборной США Стивен Черундоло и плеймейкер Ларс Штиндль. Вообще для «Анжи» достаточно удобный момент, чтобы пробиться в 1/8 финала, и преимущество у «Ганновера» только одно — команда на ходу, тогда как махачкалинцы в этом году не провели ни одного официального матча.

4


комментаторы

в6

«Братья Березуцкие могли бы сделать отличную карьеру на ТВ» Комментатор Владимир Стогниенко о нехватке российского футбола

В

ладимир Стогниенко считается самым эмоциональным комментатором российского спортивного телевидения. И фартовым для сборной России. В проекте «МН» ведущий программы «Планета футбола» признается в любви к российскому футболу, хотя и не понимает, почему он практически полностью перебрался на платные каналы. — Вы окончили Высший финансовый университет при правительстве РФ. Не было желания использовать полученные знания в футболе?

— У меня есть проект телевизионной передачи на эту тему, но я пока не знаю, как ее нужно подавать. Хотелось бы показать важность финансов в футболе. В нашей стране вообще беда с финансированием спортивных клубов: деньги не столько зарабатывают, сколько получают и тратят. Российская спортивная экономика живет по своим правилам. Судя по тому, как лихо наши болельщики осуждают «Милан» за продажу некоторых ведущих футболистов за огромные деньги, они не совсем понимают принципы футбольной экономики. Жизнь клуба — это не просто осваивание гигантских средств, а существование хозяйствующего субъекта, который считает каждую копейку. Если, конечно, у тебя нет за спиной катарских шейхов, как в «ПСЖ», или такой структуры, как «Газпром». — Вы могли бы представить себя в роли топ-менеджера футбольного клуба?

— Этим должны заниматься специалисты. Управлять футбольным клубом могут только практикующие люди. Для этого мне надо было в 2001 году не на телевидение устраиваться. У меня был тогда выбор: пойти на хорошую работу в очень (на самом деле оченьочень) серьезную структуру или на «НТВ-Плюс» бесплатно. Я свой выбор сделал и как экономист тогда закончился. Если где-то и реализовывал свои знания, так это в компьютерных играх типа Championship Manager. Первое, на что я обращал внимание, — чтобы финансы у моего клуба были в полном порядке. Не помню, чтобы хоть одна команда, которой я управлял, испытывала с этим проблемы. — Могли бы представить кого-то из футболистов в роли комментатора?

— Отличную карьеру на телевидении могли бы сделать братья Березуцкие. Они остроумные ребята и говорят неплохо. Могли бы работать как в паре, так и соло. Конечно, Роман Широков способен себя проявить. Но, понимаете в чем дело, вряд ли работа спортивным комментатором заинтересует их с финансовой точки зрения. Если им это будет интересно как хобби, то тогда

нате Европы разгромили чехов. Правда, и испанцам крупно проиграли на «Евро» пять лет назад — тоже я работал. Но понятие фартовости — глупость какая-то, мне кажется. Люди ведь футбол смотрят, а не комментаторов слушают. Мы только отражаем то, что происходит на поле, не более того. — Можете как-то оценить в плане зрительского интереса матчи чемпионата России с другими турнирами?

им все карты в руки. Да многие футболисты могли бы неплохо комментировать, нужно только попрактиковаться и подружиться с микрофоном. Сейчас ситуация с тем, что футболисты боятся говорить на камеру, меняется. За границей тоже не все футболисты семи пядей во лбу и с Оксфордом за плечами. Но все они могут гладко произнести на камеру пару десятков грамотных фраз. Они не боятся камер и дадут стандартное интервью в любой момент.

— На самом деле помимо матчей нашего чемпионата я много смотрю чемпионат Англии, еврокубки и итальянскую серию А — единственный турнир, который наблюдаю ради удовольствия. Испанский чемпионат считают скучным и не смотрю вообще. Хотел бы уделять время чемпионату Германии, но не получается. Могу сказать, что все просматриваемое мной в плане зрелища интереснее чемпионата России. Но он свой и для меня намного ближе и значимее.

— «Планета футбола» полностью ваш проект? Если да, откуда такие познания в географии?

— История такая. После чемпионата мира 2010 года я общался с главным редактором канала «Россия 2» Дмитрием Медниковым, и он спросил, есть ли у меня какие-то вопросы или пожелания в плане собственных проектов. Мой друг детства Семен Павлюк — преподаватель географического факультета МГУ, кандидат наук, блогер, путешественник,

— Достаточно ли российского футбола на общедоступном телевидении?

Я не знаю, почему премьер-лиге не понравилось привлекательное предложение ВГТРК писатель. Когда-то давно мы с ним обсуждали, что неплохо бы сделать такую программу, которая была бы про футбол, но не только. Об этом я и сказал Медникову. Каждый должен своим делом заниматься. В планах — Германия, Сербия и Хорватия. По-хорошему надо бы съездить в Бразилию. Я очень надеюсь, что скоро наша футбольная сборная завоюет путевку на ЧМ-2014 с первого места в группе, и тогда после жеребьевки можно ехать в Южную Америку и делать сюжет про те города, где будет играть наша команда. Плюс Рио-де-Жанейро и Сан-Паулу. — Для футбольной сборной, кажется, вы фартовый комментатор?

— Во время моих комментариев сборная действительно выступает удачно. На «Евро-2008» добрались до полуфинала, затем в отборе на «Евро-2012» выиграли у словаков и пробились в финальную часть, на самом чемпио-

приложение «Большой спорт» к №27 14 февраля 2013

И л л ю с т ра ц и я. Антон Марраст

— Прежде всего нам нужно понять, что такое общедоступное телевидение. И, может быть, стоит стремиться не к тому, чтобы показывать много матчей на метровых каналах, а повышать доступность развитых кабельных сетей? Платить за недорогое и удобное кабельное телевидение наши болельщики, может быть, и согласились бы. Не секрет, что наши клубы хотят получать от телевидения большие деньги. Не секрет, что пока болельщики не готовы платить за трансляции нашего футбола. Не секрет, что спортивное телевидение, как и клубы, независимым у нас не является. «НТВ-Плюс» — структура «Газпром-Медиа», а ВГТРК — государственная телекомпания. Возникает вопрос, если телевидение у нас поддерживается, клубы поддерживаются, так почему болельщики сами по себе должны быть? Я не знаю, почему премьер-лиге не понравилось привлекательное предложение ВГТРК, которое было сделано. Это надо обсуждать с менеджерами нашего канала или представителями РФПЛ. Хочется и работать на российском футболе, и чтобы клубы с этого внакладе не оставались. Но как в Турции, где каждый второй смотрит футбол, каждый дом подключен к спортивным каналам и телевидение платит клубам бешеные даже по западным меркам деньги, у нас не будет. Интерес к игре не тот. Домашний чемпионат мира даст шанс нам эту ситуацию чуть поправить, и важно этот шанс не упустить. Беседовал Андрей Шитихин


приложение «Большой спорт» к №27 14 февраля 2013

мнение

в7

Федерация спортивной борьбы за это

становились все меньше и меньше. Добила ситуацию бесконтрольная миграционная политика в этом виде спорта — еще недавно чуть ли не в каждой приличной сборной по борьбе тон задавали воспитанники кавказской школы, вовремя получившие другие паспорта. А в 2002 году президентом Международной федерации объединенных стилей борьбы (FILA) стал Рафаэль Мартинетти. Швейцарец по национальности, он все равно довольно быстро привык к посещению гостеприимных стран Кавказа и Средней Азии. В таких странах редко дорогих гостей отпускают без подарков. Спортивная борьба ускорила дрейф в сторону определенных регионов. И все шло своим чередом: вопросы решались, проблемы — нет.

Почему «российский» вид спорта убирают из программы Олимпиад Андрей Вдовин шеф-редактор приложения «Большой спорт МН»

И

1. Борцам предстоит решающая схватка за олимпийский статус

Владимир Баранов/РИА Новости

сполком Международного олимпийского комитета рекомендовал исключить спортивную борьбу из числа олимпийских видов спорта. Решение шокирующее. На Играх полно более скучных и непонятных видов, а борьба — это целых 18 комплектов наград, вычеркнуть их — значит произвести переворот в общем медальном зачете. Но спортивная борьба в том виде, как она существует сейчас, — еще более шокирующее явление почти для всего мира. Никто не понимает, что происходит в этом виде спорта. Зачем он? Для кого? Можно сколько угодно говорить о политическом заговоре — на последних Играх борьба принесла России 11 медалей, в том числе четыре золотые (всего в Лондоне мы завоевали 24 «золота», и об амбициях удержаться в тройке общего олимпийского зачета можно будет забыть окончательно). Можно вспоминать Олимпиады античности и борьбу как их символ. Но лучше всего честно посмотреть на то, во что спортивная борьба превращалась последнюю четверть века. То, что с ней произошло, — очень показательный пример, прежде всего для российского спорта. Это доволь-

но печальная и совсем неспортивная история про то, во что может превратиться любой бизнес, любое дело, если его не развивать, не думать о будущем, а «решать вопросы». Из людей, которые сделали это своей даже не профессией — образом жизни, в значительной степени сейчас и состоит спортивная борьба. Не случайно лет 20–30 назад борцовские секции считались основным поставщиком кадров для определенных формирований. Дух 90-х еще не выветрился из спортивной борьбы. Он там чувствуется особо остро, и этот вид спорта стал небольшой моделью бизнеса, в котором многое происходит по особым законам. Теперь все видят, что модель оказалась недействующей. Сложно сказать, с чего все началось. Но основной тренд можно выразить четко: вид спорта стал «кавказоцентричным». В 90-е это относилось только к вольной борьбе, с началом нулевых — и к греко-римской. В силу ряда культурных, исторических, геополитических обстоятельств превосходство кавказской школы борьбы над, скажем, немецкой или югославской оказалось подавляющим. Развалился Советский Союз, вместо одной национальной сборной, в которой хватало борцов на пять составов, появилось полдюжины конкурентоспособных команд. Представителям Европы, Азии, Северной Америки пришлось сражаться за медали уже не с одной страной, и с каждым годом шансы их

Дух 90-х еще не выветрился из спортивной борьбы. Он там чувствуется особо остро При этом еще начались метания в правилах. МОК и раньше намекал, что надо что-то делать, чтобы спортивная борьба приобрела хоть какую-то телегеничность. Менялось время схваток, устанавливались дополнительные ограничения, но все делалось настолько непродуманно, что привело в конечном счете к тому, что борьба стала очень практичным видом спорта: один результативный прием, дальше две минуты не дать ничего сделать сопернику — и самый популярный счет 1:0 приносит победу, медали и баснословные премиальные от высокопоставленных и обеспеченных болельщиков. Сейчас все они, несомненно, предпримут определенные реанимационные действия. Будет составлен план спасения борьбы, наверняка выделят средства. Машина по решению вопросов будет запущена на полную мощность. Ведь все понимают, что с исключением спортивной борьбы из числа олимпийских видов многое изменится. Исчезнет государственная поддержка — кому в России нужен спорт, не приносящий олимпийских медалей. Определенные регионы лишатся своей доли олимпийского признания и своих олимпийских героев. Только появившаяся женская борьба исчезнет сразу же, греко-римская, и так находящаяся на последнем издыхании, тихо и мирно уйдет в античность, а вольная превратится в национальный вид спорта кавказских народов. Футбол со своим чемпионатом СНГ и лоббированием узких интересов определенных клубов, хоккей с бесконтрольной тратой финансов и все остальные, смотрите: так будет с каждым видом спорта, где решаются вопросы, а не проблемы. 1


в8

цифры

приложение «Большой спорт» к №27 14 февраля 2013


московские новости №27 14 февраля 2013

в центре

9

Партбилет с того света История произошла в советское время. Умерла женщина. Ее похоронили, остался муж. Через какое-то время он понимает, что потерял партийный билет. Что делать? Везде искал — не может найти. Пришел каяться в парторганизацию. К нему отнеслись с пониманием, предложили еще поискать. Ночью во сне приходит к нему жена: — Что такой грустный?

Евгения Максимова/Anzenberger Agency

— XX век закончился, СССР распался — что происходило с похоронами?

Анна Соколова младший научный сотрудник Института этнологии им. Н.Н. Миклухо-­ Маклая РАН

— Сложилась необычная ситуация. Дело в том, что традиционно в России похоронная обрядность испытывала сильное влияние со стороны государства. Например, в XIX веке людей крещеных — а религиозная принадлежность была обязательным маркером — нельзя было хоронить без участия священника. После революции ситуация была обратная. Отпеть можно было не всегда даже при наличии церкви в селе. А после развала СССР не оказалось такой силы, которой было бы хоть как-то интересно, кто как хоронит. И для нашей похоронной обрядности это было новое состояние, с которым она должна была справиться. Состояние «без присмотра». Одновременно на рынке появляются ритуальные агентства. И начинают очень активно участвовать в похоронном обряде. Поначалу перед ними

Традиционно в России похоронная обрядность испытывала сильное влияние со стороны государства. После распада СССР она впервые стала власти неинтересна

стоит проблема доступа к клиенту, особенно в провинции — если в деревне кто-то умер, то родственники в сельсовете получали документы о смерти и сами обмывали, сами делали гроб, сами рыли могилу. Потом, может, через год заказывали памятник — а может, обходились деревянным крестом, тоже сами. Вот тут начинает работать вертикаль власти. В начале 2000-х происходит реформа системы ЗАГС. У сельсоветов отчуждаются функции записи актов гражданского состояния. И теперь, чтобы получить свидетельство о смерти, нужно ехать в ЗАГС, который находится в райцентре (это не везде так, есть некоторые тонкости и исключения, но в большинстве регионов так). Там, в ЗАГСе, все родственники умерших проходят через одну комнату, где их и «ловят» похоронные агенты. И люди, которые, может быть, и не знали о существовании рынка похоронных услуг, вдруг понимают, что можно не делать все самим — вопрос только в деньгах. Люди этого хотят — это ведь очень большое облегчение, хотя это, конечно, накладывает определенный отпечаток на похоронный обряд. Но, как выясняется, люди готовы отказываться от традиций. Отчасти это связано с тем, что в деревне очень мало молодежи, старикам не хватает сил, а родственникам, которые приезжают на похороны из города, неохота во все это впрягаться. Хотя иногда из морга покойника везут не сразу на кладбище, привозят сначала к дому, чтобы все попрощались, иногда привозят домой накануне ночью, чтобы успеть почитать над ним псалтырь. В Москве этого уже не встретишь, но даже в ближайшем Подмосковье это делают. — Есть ли какие-то новшества в поминальных традициях? Помимо повсеместного посещения кладбищ на Пасху.

— Традиционный крестьянский уклад у нас, можно сказать, потерян. В новых социальных условиях возникают какието новые формы. То, что видно невооруженным глазом, — спонтанная мемориализация, когда происходит какая-то трагедия. Из последнего — это мемориал возле японского посольства после Фукусимы, мемориал в Казани в речном порту после «Булгарии», в Ярославле — после гибели хоккейной команды. Они возникают абсолютно стихийно и они одинаковые, у них много схожих черт. И это свидетельство того, что для какого-то количества людей это уже традиция. Им не нужно придумывать, что делать: если они понимают, что какая-то трагедия как-то их касается,

— Вот, партийный билет потерял. — А он у меня, прямо под сердцем! Ты когда со мной прощался, наклонился — он из кармана выпал. И что вы думаете было дальше? Эксгумация. Действительно, нашли в могиле потерянный партбилет. Историю мне рассказал один из респондентов.

они уже знают, что нужно принести свечи, игрушки, цветы и так далее. Это новая традиция, ей всего лет десять. Был мемориал защитников Белого дома в 1991 году, в принципе было нечто похожее во время похорон Высоцкого, когда на стены и окна Театра на Таганке вывешивали стихи памяти Высоцкого, фотографии, но все же это не имело такого масштабного характера. Сейчас если происходит трагедия, то даже если она не касается непосредственно нас, она является поводом для такой спонтанной мемориализации — и это пример новой поминальной обрядности. Она, наверное, не воспринимается участниками как таковая, но она именно этим и является. В поминальном обряде раньше ничего подобного не было. Другое новшество — памятники вдоль дорог. Это традиция тоже явно новая. Можно утверждать, что ее появление связано с увеличением числа автокатастроф, но я склонна считать, что это в первую очередь связано с изменением в сознании. Дело в том, что в традиционной культуре случайная, трагическая гибель — это «нехорошая» смерть. От таких покойников старались отмежеваться, они даже не удостаивались полноценного поминовения — был один день в году, когда поминали, и все. А тут они вдруг не только не лишаются поминовения, но и получают его в двойном размере — на кладбище и у дороги. Там так же косят траву, туда приносят еду, сигареты кладут зажженные. Что при этом люди думают — это вопрос. Представляется, что это какой-то сдвиг в сознании, связанный с представлениями о посмертном существовании погибшего. — В самом начале были упомянуты обряды перехода. Есть у похоронной обрядности какие-то сходства с другими?

— Со свадебной обрядностью большое сходство. Например, традиция хоронить незамужних и неженатых в свадебной одежде — траурный поезд в этом случае принимает некоторые черты свадебного. — Этот обряд еще сохраняется?

— Да. У меня в полевых записях есть рассказ о женщине, которая умерла в 40 лет. Она была не замужем, и когда ее хоронили — это в деревне происходило, ей сделали вуаль. А недавно в одном блоге в комментариях я видела серьезную дискуссию о том, как умершую молодую женщину уместить в гроб в свадебном кринолине. Беседовала Мария Михантьева


я горожанин

10

московские новости №27 14 февраля 2013

мо обратиться в службу «одного окна» при департаменте и предъявить гербо­ вое свидетельство о смерти. В течение суток чиновники обязаны выделить место для могилы, причем с учетом последней воли покойника. На практике дело обстоит иначе. Несмотря на то что в столице больше сотни кладбищ, свободные места су­ ществуют только на Перепеченском и Алабушевском. Совсем недавно — 6 февраля — закончились места на До­ модедовском; пока администрация го­ товит соседний участок, там можно только подхоронить покойника к род­ ственникам. Семейный участок

Что нужно сделать при жизни, чтобы не оказаться где попало после смерти Инструкция «МН»: приобретаем место на кладбище Анастасия Петрова an.petrova@mn.ru

П

Николай Римский-Корсаков «Над могилой». Прелюдия памяти М. Беляева

роблема с местами на столич­ ных кладбищах стоит остро. Не­ давно департамент градостро­ ительной политики объявил тендер на покупку нескольких десятков гекта­ ров земли под кладбище в «новой Мос­ кве» — несмотря на обилие погостов (более сотни), упокоиться можно дале­ ко не на каждом из них. С учетом присоединенной терри­ тории в Москве сейчас функциониру­ ет 133 кладбища. Все они носят статус открытых. Кладбища подведомствен­ ны московскому департаменту торгов­ ли и услуг, а конечным обслуживанием занимаются подрядные организации, выигравшие соответствующий конкурс (они же устанавливают цены на предо­ ставляемые услуги). Самый крупный «кладбищенский оператор» — ГУП «Ри­ туал», обслуживающее 71 кладбище. «Подселиться» к родне

Сегодня основной тип погребения в землю в Москве — захоронение в род­ ственную могилу (порядка 70% всех церемоний). Речь идет о «подселении» на стандартный участок (1,8 × 2 м). Тре­

бование к такой процедуре только одно — соблюдение санитарного срока, составляющего не менее 13,5 года по­ сле предыдущего погребения. Для урн с прахом эти нормы не действуют. Организаторам похорон придется заплатить только за копку могилы — в Москве минимальная цена, уста­ новленная ГУП «Ритуал», составляет 10 220 руб. Но обычно люди заказыва­ ют процедуру дороже — с оформлени­ ем могилы драпировкой и еловым лап­ ником. По желанию и за деньги можно постелить красную дорожку, опустить гроб с помощью лифта, накрыть шатер для поминовения. Впрочем, при захоронении в род­ ственную могилу могут возникнуть дополнительные траты — подвинуть памятник, выкорчевать куст. Цену определяет подрядная организация ис­ ходя из рыночной стоимости работ и 20% нормы прибыли. Бесплатная земля

Если у семьи умершего нет родствен­ ной могилы с истекшим санитарным сроком, участок обязан предоставить департамент торговли и услуг. Соглас­ но федеральному закону «О погребе­ нии и похоронном деле» земля под за­ хоронение на кладбище выделяется бесплатно. Родственникам необходи­

И л л ю с т р а ц и я. Дарья Толстикова

Третий вариант — приобрести семей­ но-родовой участок на несколько мест. Здесь выбор куда больше. Несмотря на то что официально свободные ме­ ста есть только на двух кладбищах, ГУП «Ритуал» и департамент могут принять решение о подготовке допол­ нительных участков на уже «заселен­ ных некрополях» (где-то дерево выкор­ чевали, где-то овраг засыпали, воды от­ вели, оградку поставили). Такие места выставляются на продажу, хотя в стро­ гом смысле слова купить такой участок невозможно: кладбищенская земля, по закону, не продается. По сути, вы при­ обретаете не землю, а услуги по ее под­ готовке. Не каждый может позволить себе по­ купку семейного участка, но, как гово­ рят в «Ритуале», «один раз вы вклады­ ваете средства, и он работает на всю се­ мью». Минимальная официальная цена на «простые» места — от 30 тыс. руб. Верхнего предела не существует. В цен­ тре Москвы таких участков «на про­ дажу» практически нет. Семейный участок можно приобрести ближе к МКАД — на Щербинском, Николо-Ар­ хангельском, Митинском кладбищах. Помимо официального, существу­ ет «черный рынок» могильных земель. Так, местечко на Ваганьковском клад­ бище можно купить за миллион-пол­ тора рублей. Речь идет об уже заселен­ ном участке — «черный маклер» пред­ ложит переоформить у нотариуса документы ответственного за могилу родственника на покупателя.

Под свое крыло До недавнего времени в московском законодательстве был закреплен институт опеки над бесхозными могилами. Человек, добровольно ухаживавший за заброшенной могилой, получал право быть захороненным на опекаемом участке. Действие положения было приостановлено из-за противоречия с ФЗ «О погребении и похоронном деле», в котором опекунство не предусмотрено. По данным департамента торговли и услуг, в Мос­ кве заброшенными признаны 30% могил — это 600 гектаров «ничейной» кладбищенской земли. Навести на них порядок департамент обещает уже к лету: «Сейчас мы совместно с экспертами занимаемся реформированием ритуальной отрасли. Презентация концепции ее развития состоится в июле 2013 года. Мы планируем представить ряд глобальных изменений, в том числе и решение вопроса дефицита места под захоронение», — рассказала «МН» пресс-секретарь департамента.


я человек

московские новости №27 14 февраля 2013

Смерть и сеть

Для умерших возводят виртуальные мемориалы и набирают почитателей Анастасия Матвеева a.matveeva@rian.ru

С

оциальная сеть в интернете — неотъемлемая часть повседневности большинства современных людей. Смерть человека происходит в реале, но автоматически на его аккаунте это не отражается. Ядро аудитории пользователей фейсбука и твиттера становится все старше, и тема приобретает актуальность. Аккаунт без возможности зафрендить

Пока что единых правил в отношении аккаунтов умерших людей в соцсетях нет. Администрация Facebook предоставляет родственникам возможность превратить страницу покойного в мемориал: френды на его стене могут делиться воспоминаниями о покойном и выражать соболезнования близким. При этом модераторы блокируют опцию «добавить в друзья» для покойного — в этом разница с аккаунтом живого человека. Правда, чаще всего аккаунт просто удаляется. «После обращения родных наша служба поддержки удаляет профиль пользователя из социальной сети, перед удалением мы проверяем активность пользователя. В некоторых случаях мы просим обратившихся предоставить свидетельство о смерти человека. Мемориал на профиль пользователя не устанавливают», — рассказали «МН» в пресс-службе соцсети «одноклассники». Российская социальная сеть «вконтакте» действует похожим образом: в 2011 году администрация сети сообщила, что страницы умерших пользователей будут закрыты со статусом приватности «только друзья». Твиттер удаляет учетную запись после получения свидетельства о смерти. Пароль и логин не открывают даже ближайшим родственникам. Посмертные письма

За рубежом есть специальные платные сервисы по доставке писем от умершего. Правда, потенциальный покойник должен сам позаботиться

Христина Восканова психолог, семейный психотерапевт «Тема смерти фактически игнорируется или табуирована в нашей повседневной жизни. Если раньше, двадцать-тридцать лет назад, умершего увозили хоронить из дома, крышка гроба стояла у подъезда. Дети видели процессию с гробом, горюющих родственников, у них был повод поговорить об этом со взрослыми и другими детьми и сформировать какое-то свое представление о смерти. А сейчас приезжают медики, забирают тело, и смерти в доме как бы нет, потому что до похорон покойник лежит в морге. Дети не получают примера того, как ее можно переживать, как следует вести себя при прощании, что можно говорить и делать, когда страшно или грустно тебе или кому-то рядом. Утрачены традиции траура, горевания. А многие родители, чрезмерно оберегая детей от психологических травм, специально охраняют их от такого опыта вплоть до подросткового возраста. Боятся, что дети не справятся с этим переживанием. Им говорят, что человек либо уехал навсегда, либо еще что-то подобное. И дети, видя, что родители явно не хотят поднимать эту тему, ищут информацию сами — читают некрологи в газетах или вот в соцсетях».

«Живой журнал» про неживых В ЖЖ есть сообщество inmemoriam.ru. Оно предназначено для перепостов из журналов умерших людей — в память о них или ради того, чтобы их мысли и идеи не пропали. Там же можно размещать информацию об офлайновых мероприятиях, связанных с покойным: вечерах памяти, вышедших книгах и так далее. Участни-

ки сообщества должны тщательно перепроверить факт смерти блогера, чтобы не получилось так, что кто-то разместил послание человека живого, но, к примеру, удалившего свой ЖЖ-аккаунт. «Все мы смертны, и всем нам хотелось бы, чтобы нас не забыли «вот прям так сразу», — пишет один из модераторов сообщества.

11

о своих посмертных письмах, то есть лично их написать и отправить администратору соответствующего сайта. Они могут содержать фотографии и видеоматериалы. Администратор берет плату за то, чтобы после смерти заказчика эти письма попали к адресатам, — правда, если они не будут отосланы, покойник уже не подаст в суд за неисполнение обязательств. Практически беспроигрышная бизнес-идея почему-то не приживается в России, где не очень принято думать о смерти заранее: потенциальных клиентов не набирается. В мире стали появляться и специализированные продукты для умерших — такие соцсети есть и за рубежом, и в России. В нашей стране с 2008 года действует социальная сеть для умерших «Мы помним» (mipomnim.ru), с 2009 года — «Помним-скорбим» (которая, правда, больше работает как поисковик по данной тематике —www.pomnim-skorbim.ru), с 2011 года — «Помни про» (pomnipro.ru), еще раньше возникла закрытая соцсеть для родителей умерших детей «Жизнь после» (lifeafter.ru). «Память — уникальное свойство человека. И только она дает возможность сохранять все лучшее на время, большее, чем одна человеческая жизнь. Я хочу, чтобы у всех была возможность рассказать о тех самых лучших людях, которыми

мы дорожим, но которых уже нет рядом с нами», — говорит на своей персональной странице Мария Минчева, автор идеи сайта «Помним про». Погоревать о чужих

Число зарегистрированных посетителей сайта «Мы помним» — четыре тысячи, каждый день появляются новые мемориалы (на сегодняшний день их более двух тысяч). Зарегистрировавшийся пользователь может создать мемориал умершему или стать «смотрителем» уже имеющегося мемориала (смотрителей может быть несколько). Также человек может стать «почитателем» любого мемориала, может зажечь свечу и объявить виртуальную минуту молчания — в это время мемориал будет виден всем посетителям сайта. Живых пользователей можно пригласить в друзья как в обычной соцсети. Помимо мемориалов умершим близким, не возбраняется создать и присматривать за мемориалами известных людей. Когда в соцсетях для умерших присутствуют их родственники или друзья, это вполне объяснимо. Однако почитателями мемориалов зачастую становятся и посторонние умершим люди. Психологи уверены, что участие в соцсетях для умерших — это нормальный за неимением других способ «прожить горевание», прочувствовать традиции прощания.

Виртуальное наследство

И л л ю с т р а ц и я. Тимофей Яржомбек

Остается неурегулированным авторское право на содержимое аккаунта умершего — фотографии, фильмы, тексты. В одном из штатов США — Оклахоме — действует закон, что всем этим распоряжается наследник по завещанию.


12

я человек

московские новости №27 14 февраля 2013

1

«От нас люди выходят с огромным желанием жить и любить»

Ф ОТО р е п о р т а ж. Александр Кряжев/ РИА Новости

В Новосибирске действует единственный в России Музей мировой погребальной культуры Цветелина Митева t.miteva@rian.ru

Н

есколько лет назад бизнесмен Сергей Якушин открыл в Новосибирске крематорий. В парке Памяти, окружающем это заведение, — детская площадка и загон, в котором живет монгольский верблюд Фараон, призванный «умиротворять» скорбящих. Но Якушин пошел еще дальше — весной 2012 года он открыл рядом с крематорием Музей мировой погребальной культуры. Люди предпочитают жить так, будто смерти нет. Якушину (в прошлом успешный журналист, переводчик и организатор конференций) пришлось ступить одной ногой в могилу, прежде чем он решил заняться похоронной тематикой. Несколько лет назад у него обнаружили рак, врачи предрекали всего несколько лет жизни. Предприниматель на свои деньги начал обустраивать крематорий. Музей стал логичным продолжением его задумки.

Общая тема экспозиции — «Похоронные традиции XIX века». «Траурная комната в знатном доме с вдовой», «Бальзамирование в XIX веке», «Похоронная контора», «Фотомастерская в жанре post mortem» — такие сюжетные диорамы представлены сейчас в музее. Каждая инсталляция — отдельная история, проиллюстрированная предметами быта, одеждой, старинными документами, фотографиями, открытками, гравюрами и газетными вырезками. Всего в музее представлено около 5 тыс. экспонатов. Коллекцию Якушин собирал в течение двадцати лет. Диагноз, неоднократно подтвержденный врачами лучших европейских больниц, оказался неточным. Предприниматель не только организовал работу музея, но даже иногда сам проводит экскурсии для посетителей. «От действующих московских кладбищ меня с души воротит. Они похожи на кровоточащие куски вырванного по-живому мяса. Туда подъезжают автобусы с черными полосами по борту, там слишком тихо говорят и слиш-

Музеи погребальной культуры Новосибирский музей мировой погребальной культуры входит в международную ассоциацию музеев смерти. Такие музеи существуют по всему миру, вот лишь некоторые из них: Музей погребальной культуры Tot Zover («До скорого...»), Амстердам www.totzover.nl Похоронный музей, Вена www.bestattungwien.at Французский национальный музей погребальной культуры, Париж www.musee-funeraire.com Музей смерти, Голливуд www.museumofdeath.net

ком громко плачут, а в крематорском конвейерном цехе четыре раза в час завывает хоральный прелюд, и казенная дама в траурном платье говорит поставленным голосом: «Подходим по одному, прощаемся», — пишет в своих «Кладбищенских историях» Борис Акунин. Новосибирский крематорий — полная противоположность этому. Здание крематория выкрашено в жизнерадостный оранжевый цвет, в парке — скульптуры Христа и Будды, перед музеем — выставка похоронных средств передвижения, начиная от крестьянской повозки с гробом и до современного катафалка. В музее отмечают праздники и даже устраивают вечеринки. «МН» поговорили с Татьяной Якушиной, директором новосибирского Музея мировой погребальной культуры. — Расскажите о самом необычном прощании с умершим, которое проходило в новосибирском крематории?

— Для меня лично самыми необычными были проводы польского путешественника, который очень любил Россию, писал о ней книги, путешествовал по глубинке и умер от сердечной недостаточности в поезде на станции Тайга в Кемеровской области. Семья не могла прибыть на прощание, они приняли решение кремировать родственника в Новосибирске. Поскольку родственники разбросаны по всему свету, мы транслировали церемонию в интернете. Семья могла наблюдать


я человек

московские новости №27 14 февраля 2013

13

Наш музей не о смерти, а о любви, верности, о том, как хранили память

3

лые вещицы умершего, фотографии, лампады, иконки. — Как реагируют жители Новосибирска на музей и крематорий?

2 1. В музей приезжают по разным причинам: кто-то за эпатажем, кто-то из любопытства 2. Всего в музее представлено около 5 тыс. экспонатов

3. Диорама «Бальзамирование в XIX веке» 4. Здание крематория выкрашено в жизнерадостный оранжевый цвет

за прощанием и как бы присутствовать. Сотрудники крематория пригласили католическую и польскую общины Новосибирска провести отпевание. Вот так незнакомые люди — русские и поляки — провожали в последний путь человека, искренне любившего Россию.

— За всех жителей Новосибирска не скажу, могу поделиться только собственными наблюдениями. В музей приезжают по разным причинам: ктото за эпатажем, кто-то из любопытства. Но почти все отмечают, что уходят из музея умиротворенными и с огромным желанием жить и любить. Ведь наш музей не о смерти, а о любви, верности, о том, как хранили память. Наш музей рассказывает о традициях как похоронных, так и мемориальных. Мы объясняем, откуда взялись обряды и традиции, которым мы сейчас не задумываясь следуем. А отношение к крематорию можно наблюдать в родительские дни, когда семьи, нередко с детьми, приезжают помянуть близких, остаются на панихиду, сидят в беседках, на скамейках под соснами, вспоминая о близких. И по колумбарным нишам: мать, похоронив сына, выкупает ячейку рядом с ним и оформляет прижизненный договор на кремацию.

Дмитрий Шостакович Струнный квартет №15 ми-бемоль минор (памяти С. Ширинского). Траурный марш (Adagio molto)

— Где Сергей Якушев собирал экспонаты для музея?

Последнее фото Жанр post mortem возник в Англии в середине XVIII века и просуществовал практически до конца XIX века. Художники, а позже фотографы запечатлевали уже умерших людей в виде живых (иногда даже вместе со своими здравствующими родственниками). Особенно популярно было в то время фотографировать умерших детей и новорожденных. Такие посмертные снимки были своеобразным сентиментальным сувениром.

— Он собирал их по всему свету, покупал на блошиных рынках. Часть экспонатов приносят те, кто когда-то провожал здесь близких. Особенно трогательны истории, когда люди после смерти дорогого им человека приносят вещи как-то его характеризующие. Так у нас появляются персональные мемориалы. Когда люди приезжают в дни памяти в крематорий, спешат к этим мемориалам, подолгу задерживаются рядом с ними. В крематории многие колумбарные ниши тоже выглядят как мемориалы: через стеклянную дверцу видно урну с прахом, ми4


я человек

14

Города тишины

московские новости №27 14 февраля 2013

А место, где лежит певица Эдит Пиаф, мне удалось найти случайно. Могила «парижского воробушка» выглядит ухоженной, на мраморной плите — море живых цветов.

Краткий путеводитель по знаменитым некрополям

3. Центральное кладбище (Вена, Австрия)

Jacques Brinon/AP

2

Юлия Крапивина j.krapivina@mn.ru

П

ерефразируя мысль Альбера Камю о труде, любви и смерти, самый удобный способ познакомиться с городом — узнать, как его жители чтут память своих мертвецов. Кладбища старинных городов в этом смысле красноречивее любых слов. 1. Русское кладбище — Сен-Женевьев-де-Буа (Франция)

Небольшой французский городок Сен-Женевьев-де-Буа находится примерно в 40 километрах к югу от Парижа. Он так бы и оставался скромным пригородом французской столицы, если бы не кладбище, ставшее легендарным благодаря белой эмиграции,

бежавшей от «великих» деяний революции 1917 года. Могилы и надгробия без привычных русских оград чисто убраны, ни соринки, ни пылинки, дорожки посыпаны мягким шуршащим гравием. Некоторые могилы удивляют своей оригинальностью. К примеру, склеп Рудольфа Нуреева накрыт богатым мозаичным ковром: при жизни танцовщик любил коллекционировать персидские ковры ручной работы, и столь необычный памятник — последняя воля покойного.

Один местный художник сказал про Центральное венское кладбище так: «афродизиак для некрофилии». С этим утверждением можно поспорить, но кладбище — прежде всего аутентичный венский парк с тенистыми аллеями и аккуратно подстриженными лужайками. Cюда приезжают целыми семьями гулять и наслаждаться природой в компании уже почивших Шуберта, Бетховена, Штрауса, известных политиков, артистов, ученых и всех австрийских президентов с 1951 года. Найти на огромной территории какую-то конкретную могилу — дело не из легких. Во всем остальном — полный австрийский порядок. Здесь считается хорошим тоном устраивать

Vitold Muratov/wikipedia.org

Реквием. Часть I

Еврейское кладбище на Елеонской горе в Иерусалиме меньше всего напоминает некрополь, хоть это одно из самых старых кладбищ в мире. По оценкам историков, хоронить иудеев тут начали более 2500 лет назад. Когда стоишь на

1

пышные красивые похороны, ставить респектабельные памятники и заранее покупать хорошее место на кладбище. Ведь для просвещенного австрийца смерть — это часть жизни.

Самая древняя надгробная плита на кладбище датирована 1675 годом. Доподлинно неизвестно, насколько она аутентична (возможно, плита была перенесена из более древнего некрополя католической Европы). Однако историки полагают, что Лычаковское кладбище старше, чем Пер-Лашез.

Альфред Шнитке

5. Иудейское кладбище на Елеонской горе (Иерусалим, Израиль)

2. Пер-Лашез (Париж, Франция)

Трудно поверить, но поначалу этот некрополь не пользовался популярностью у парижан, поскольку находился на окраине, которая кишела бандитами. Тогда городские власти перенесли на вновь открытое кладбище останки философа Пьера Абеляра и его возлю-

4. Лычаковское кладбище (Львов, Украина)

wikipedia.org

Место идеально подходит для свиданий — что ни изваяние, то символ неувядающей любви до гроба и после, что ни скульптура, то метафора хрестоматийных строк «с любимыми не расставайтесь». Немало трагических историй хранят молчаливые надгробные камни. По легенде, скульптура спящей Барбары Марковской, похороненной в 1877 году, рассказывает о девушке, отравившейся ядом после измены возлюбленного. Надгробие на могиле польского художника Артура Гроттгера изображает убитую горем барышню, сидящую перед распростертым у ее ног соколом, лирой и сломанным мольбертом.

вершине горы, кажется, что кладбище бесконечное. Но гулять тут — весьма сомнительное удовольствие. Повсюду лишь камни и голая земля. Скульптурных надгробий не сыщешь. Ни присесть, ни укрыться от немилосердного солнца. Ряды аскетичных, почти не отличимых друг от друга каменных могил: на еврейском кладбище, как в бане, все равны. Считается, что именно в этих краях прозвучит труба архангела и мертвецы выйдут на Страшный суд. Здесь нет места романтике и декадентству — все выгорело дотла и превратилось в камень.

3

бленной Элоизы Фульбер, чьи отношения стали символом вечной любви. Кладбище довольно запутанное, с неточной нумерацией, без указателей. Но, например, путь к могиле Джима Моррисона можно проследить по толпам фанатов, целенаправленно идущих к могиле певца. Само захоронение производит довольно печальный вид: повсюду бычки, пустые бутылки, мусор, на надгробии нет даже бюста — говорят, раньше был, но украли поклонники.

guide-israel.ru

5


я человек

московские новости №27 14 февраля 2013

15

Здесь периодически видят призраков, слышат голоса, а кое-где на могилах шевелится земля 7. Смоленское кладбище (Санкт-Петербург, Россия)

Юрий Сомов/РИА Новости

4

6. Ваганьковское кладбище (Москва, Россия)

Поначалу на бывших землях сельца Ваганькова хоронили людей не очень богатых и безвестных. Однако со второй половины XIX века все переменилось: стали появляться могилы государственных деятелей, людей искусства, профессуры… Впрочем, немало из лежащих тут народных любимцев вели двойную жизнь или умерли загадочной смертью. На могиле Сергея Есенина застрелилась его подруга Галина Бениславская. В кармане ее пальто нашли записку:

Немало городских легенд сложено об одном из самых старых кладбищ города на Неве. Народная молва утверждает, что здесь периодически видят призраков, слышат голоса, а кое-где на могилах шевелится земля. Есть, например, известная история о сорока заживо погребенных представителях духовенства — большевики якобы привезли священников Ленинградской епархии, выгрузили на краю вырытой ямы и велели «отречься от веры или ложиться живыми в могилу» (так это злодейство описывает петербургский краевед Наум Синдаловский в одной из своих книг). Недалеко от братской могилы невинно убиенных священнослужителей есть неприметная дорожка к могиле Александра Блока. Намеренно отыскать ее довольно сложно — она как

Андрей Пронин/PhotoXPress

будто спрятана от посторонних глаз. Нет никакого памятника, а в качестве надгробия установлен скромный белый камень. Самая же известная могила принадлежит блаженной Ксении Петербургской, которая еще при жизни начала творить чудеса после пережитой душевной драмы (по одной из легенд, она не перенесла измены возлюбленного и тронулась умом, отреклась от всего земного и обрела дар чудотворства). К могиле идут просить о помощи в трудных ситуациях, молят о зачатии детей, укреплении брака, успешной сдаче экзаменов… И утверждают, будто что у Ксении ни попроси — все сбывается.

7

ные замки с крестами за нарядную часть довольно унылого города. Туристам здесь надо быть осторожнее: местные с неприязнью относятся к чужакам, подозревая в них тайных агентов. Несмотря на то что официально в стране идет борьба с наркотиками и коррупцией, преступный бизнес — значительная часть экономики Мексики. А наркобароны со своими свитами в огромном почете.

8. Хардинес-де-Хумайя (Кульякан, Мексика)

Хардинес-де-Хумайя — потрясающий по своему размаху город мертвых, в котором наркомафия с фантастическими почестями хоронит своих героев, погибших в бандитских войнах. Огромные мавзолеи в несколько этажей, дворцы, дорогие саркофаги, кресты с неоновой подсветкой, рестораны и бары, игрушечные копии люксовых автомобилей — братва денег не жалеет. Чем выше статус покойника, тем пафоснее и богаче выглядит место его погребения. Если не знать, что это все-таки кладбище, можно принять красивые доброт-

Tomas Bravo/Reuters

8

«Самоубилась здесь, хотя знаю, что после этого еще больше собак будут вешать на Есенина. Но и ему, и мне все равно. В этой могиле для меня все самое дорогое». Бениславскую, которую еще при жизни называли ангелом-хранителем Есенина, после смерти похоронили рядом с возлюбленным. На кладбище якобы есть могила Софьи Блювштейн, больше известной как Сонька Золотая ручка. Однако это не совсем так. Обольстительная аферистка закончила свои дни на острове Сахалин и была предана земле там же. Кто на самом деле лежит в могиле под именем знаменитой преступницы, неизвестно.

Ежедневная газета. С 1980 по 2007 год издавалась еженедельно

Первый заместитель главного редактора объединенного издания «Московские новости» Анна Николаева

Главный редактор объединенного издания «Московские новости» Владимир Гуревич

Главный редактор бумажной платформы издания «Московские новости» Александр Богомолов

Арт-директор Антон Степанов PrePress-директор Михаил Лебедев Автор дизайн-макета Антон Степанов Лого и фирменный стиль Валерий Голыженков Шрифты Brioni и Fedra компании Typotheque

6

9. Лес Конфуция (Цюйфу, Китай)

Родовой некрополь известного китайского мудреца. Кладбище, на котором погребено более 100 тыс. потомков философа, гораздо старше некрополя на Елеонской горе. Китайский погост оправдывает свое название. Огромный лес с многовековыми деревьями меньше всего напоминает кладбище. Скорее ухоженный парк с хаотично разбросанными каменными скульптурами, на которых вырезаны то черепаха, то лягушка, то драконы, стерегущие вход в павильон для отдыха. Именно здесь, в царстве мертвых, сохранилась живая природа с зеленой густой травой, скрипом сосен на ветру, мерным течением ручья.

wikipedia.org

Главный редактор цифровых носителей издания «Московские новости» Ростислав Вылегжанин

Александр Кожохин/РИА Новости

9 Адрес редакции: 119021 Москва, Зубовский бульвар, д. 4. Телефон редакции: +7 (495) 645-6411. Факс: +7 (495) 645-64-07. E-mail: mn@mn.ru НП «ИД «Время» Генеральный директор Михаил Зайцев АНО «АГ «Новости Москвы» Генеральный директор Тимур Рудников t.rudnikov@mn.ru

Директор по продажам Галина Нигматуллина g.nigmatullina@mn.ru Отдел рекламы: тел. +7 (495) 645-6403 Директор по рекламе Наталия Волкова n.volkova@mn.ru Ведущий менеджер Марина Носкова m.noskova@mn.ru Отдел маркетинга: тел. +7 (495) 645-65-65

Руководитель отдела маркетинга Светлана Ермоченкова s.ermochenkova@mn.ru Отдел распространения: тел. +7 (495) 645-65-65, факс +7 (495) 637-40-40, distribution@mn.ru Директор по распространению Алла Коломиец Редакция не несет ответственности за содержание рекламных объявлений и сообщения информационных агентств. Пере-

печатка материалов «Московских новостей» допускается только по согласованию с редакцией. При цитировании ссылка на «МН» обязательна. Газета зарегистрирована в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор). Регистрационный номер ПИ № ФС77-43175 от 21.12.2010 г. Учредители: ФГУП РАМИ «РИА Новости» и НП «ИД «Время».

Отпечатано в ЗАО «ПК«Экстра М», Россия, 143400, Московская область, Красногорский район, п/о «Красногорск-5», а/м «Балтия», 23 км., полиграфический комплекс. Время подписания в печать: по графику — 20:00, фактическое — 20:00 Заказ № 13-02-00243 Тираж 42200 Цена свободная


«Смерть и похороны — это своего рода подведение баланса. И то, как родственники организуют погребение, наглядно показывает, какую память человек оставил о себе на этой земле, — проводить в последний путь умершего может прийти толпа, а может случиться, что и никого»

4

Антон Авдеев похоронный агент

>> 11 Виртуальное бессмертие Соцсети для умерших

mn_14_02_2013_N027  
Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you