Page 1

>> 10 Владимир Филиппов председатель Высшей аттестационной комиссии Министерства образования и науки «Сейчас некоторые предлагают вовсе запретить чиновникам защищать диссертации во время их нахождения на госслужбе, но я уверен, что это было бы неправильно. Да, предлагалось сделать два исключения — кроме случаев, когда основные результаты были опубликованы до поступления на госслужбу или если чиновник пробыл в творческом отпуске не менее года. Но попробуй оставь карьеру на год — потом не вернешься. Я знаю, что госслужба — это тяжелый труд, в том же Минобрнауки работают до ночи, написать докторскую в таких условиях невозможно, в 99% случаев это будет профанация»

Другим наука

Газета большого города | Выходит ежедневно №41 ( 480) | 7 марта 2013

37%

на с 2000 года увеличилось количество аспирантов в России

Столяров/РИА Новости

>> В2 Приложение «Большой спорт»

Жизнь после допингового скандала

>> В5 Борьба за жизнь

Почему «Барселона» терпит одно поражение за другим


я человек

2

московские новости №41 7 марта 2013

Научный плагиат

1. Науку от наукообразия должны отличать сами ученые

Минобрнауки ужесточит ответственность за фальшивые диссертации, но следить за их качеством должны сами ученые

Мария Салтыкова m.saltykova@mn.ru

Ч

исло диссертационных советов в гуманитарных областях планируется сократить почти вдвое — об этом новый глава Высшей аттестационной комиссии Владимир Филиппов заявил в первые дни после своего вступления в должность. Ученые и сотрудники лучших российских вузов поделились с «МН», как отличить науку от наукообразия и кто больше грешит плагиатом — гуманитарии или естественники. Журналистика тоже наука

«Необходимость сокращения не оспаривается, главное, чтобы вместе с водой не выплеснули ребенка», — считает председатель диссертационного совета МГИМО в области политических наук Алексей Воскресенский. Совет совету рознь, и если в вузе учат торговле, а защищаются по политологии — это неправильно, однако и техническим университетам порой удается создать у себя хорошие школы по социальным наукам. «Так, в Томском политехническом университете в свое время создали школу зарубежного регионоведения фактически с ноля — написали свои программы, выпустили учебник», — указал Воскресенский. Готовить диссертацию в этом случае

можно было бы на кафедре в своем вузе, а защищаться — уже в специализированном совете в тех вузах, для которых соответствующая дисциплина является профильной. Оценить, в какой области сейчас больше слабых работ, по мнению экспертов, достаточно сложно. «Научный уровень варьируется от одного совета к другому, и важен скорее не совет, а открывшая его организация», — уверен старший научный сотрудник НИИ физико-химической биологии им. А.Н. Белозерского Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова Сергей Дмитриев. Проблема плагиата в естественных науках, по мнению ученого, при этом все же стоит не так остро — здесь главное не тексты, которые можно у кого-то списать, а результаты и публикации. «На нормальном диссертационном совете не допустят к защите работу, не прошедшую жесткий контроль профессиональных рецензентов и у автора которой не вышло как минимум три статьи», — пояснил Дмитриев. Главной защитой от подделок и халтуры так или иначе является репутация вуза. «К нам на кафедру диссертации поступают примерно раз в месяц, в основном это работы достаточно высокого уровня», — отметила старший научный сотрудник кафедры зарубежной литературы факультета журналистики МГУ Лариса Михайлова. Журналистика как наука затрагивает разные

Михаил Гельфанд доктор биологических наук, профессор, член общественного совета Минобрнауки

6

докторских диссертаций были признаны недействительными

5

кандидатских диссертаций были признаны недействительными

11

человек были лишены научных степеней из-за скандала с поддельными диссертациями

Я отчисляю приблизительно три четверти своих аспирантов, зато в работах всех остальных есть научная новизна. Иначе этим не следовало бы заниматься. Диссертация — это побочный продукт исследовательской деятельности

«На советах, где защищают «фальшаки», довольно часто проходят и слабые диссертации. Если какой-то из них закроют за производство фальшивых докторов и кандидатов, мы заодно прикроем окно и для некоторого количества просто бессмысленных диссертаций. Если же окажется, что это не разовая акция и не кампания, а систематическая работа по чистке советов, есть надежда, что научное сообщество наконец активизируется и человек, которому до этого было лень писать отрицательные отзывы на слабые авторефераты, потому что у него не было уверенности, что это кому-то нужно, всетаки начнет это делать более или менее систематически. Никакими административными способами надежно отличить сильную диссертацию от слабой невозможно, меня смущает надежда Минобрнауки на подобные меры. Единственное, что необходимо, — это жесткий регламент рассмотрения апелляций. Недавно был создан сайт dissernet.ru. Возможно, через какое-то время это упростит процедуру подачи обращений в ВАК: надо будет только заполнить требуемые формы, разместить в них все доказательства, нажать кнопку, и апелляция будет автоматически сгенерирована. Сейчас вы тоже можете подать апелляцию, но механизм ее рассмотрения до последнего времени не работал, люди систематически получали отписки — тот же «казус Андриянова» начался с того, что ВАК отказалась рассматривать апелляцию по существу, сославшись на техническую формальность. Помогло лишь то, что псевдокандидат от большого ума

сам предоставил доказательства списывания на всеобщее обозрение. Владимир Филиппов верно говорит, что следует особо проверять диссертационные советы в гуманитарных областях, но, к сожалению, проблема не только в них. В технических науках много диссертаций не то чтобы фальшивых, но просто очень слабых. Думаю, не очень хороша ситуация в медицине, например легко нагуглить чудесную историю про диссертацию замминистра здравоохранения Татарстана Фариды Яркаевой. В одном из российских вузов есть интересный совет по биологическим наукам — всех его членов можно отправлять туда же, куда Александра Данилова (уволенный председатель совета по истории МПГУ. — «МН»). Один из примеров. Вы берете монографию, скажем, про бабочек, переписываете ее и просто меняете географию. Бабочки Украины превращаются в бабочек Урала (на самом деле насекомые и география другие, но апелляция уже подана, и пока она рассматривается, обойдемся без точных деталей). Кстати, это не просто плагиат, как у историков, а фальсификация результатов — потому что бабочки Урала в принципе не те, что на Украине. А в местном журнале из списка ВАК два года подряд печаталась одна и та же статья, в которой, может быть, пять слов было изменено, но с разными названиями и с разными авторами. Следует ли снимать за такое ректоров с должности? Думаю, да. Чем больше народу будет входить в потенциальные черные списки, тем лучше. А если диссоветов много, как в больших университетах, возможно, отвечать за них должны профильные проректоры».


московские новости №41 7 марта 2013

Всеволод Тарасевич/РИА Новости

я человек

3


я человек

4

области — от истории СМИ в разных странах до новых медиа. «Есть много стран, по которым еще не было работ, — так, недавно у нас обсуждалась диссертация по Люксембургу», — рассказала Михайлова. К любой гуманитарной проблеме при этом есть масса подходов, каждый из которых имеет свои обоснования,  «а если ты не можешь доказать, почему так считаешь, значит, твой подход ненаучный». Некоторые диссертации из-за этого приходится отправлять на доработку. «Недавно была одна, ее автор привела много примеров, но не обосновала, какие из них следуют выводы», — уточнила научный сотрудник. От лирики Цветаевой до модели всеобщего равновесия

Псевдонаучную работу настоящий ученый видит за версту — если членом диссертационного совета является профессор с мировым именем и автор многих трудов, «менее вероятно, что такой человек закроет глаза на работы, которые по своему уровню могут вызывать вопросы», подчеркнул Воскресенский. Отсекать слабые работы должны сначала на кафедрах. На самом совете уже происходит утверждение темы, предзащита, постановка на защиту и только потом сама защита — три ступени, когда некачественную работу можно отодвинуть. Если человек не может объяснить, в чем исследовательская проблема, которую он собирается рассматривать, такая тема не утверждается. «И, по-видимому, сей-

час требовательность к диссертациям еще возрастет», — отметил эксперт. Первым звеном в подготовке диссертации, впрочем, является еще научный руководитель — именно он должен определить, станет ли работа его студента шагом вперед для истории. «Я отчисляю приблизительно три четверти своих аспирантов, зато в работах всех остальных есть научная новизна. Иначе этим не следовало бы заниматься. Диссертация — это побочный продукт исследовательской деятельности», — считает заведующий кафедрой международных валютно-финансовых отношений НИУ ВШЭ Владимир Евстигнеев (один из лучших научных руководителей вуза в 2011 году по рейтингу студентов ВШЭ). Неспециалисту трудно понять, в чем может заключаться научная новизна в каких-то узких областях экономики, но, по словам профессора, это можно пояснить на литературном примере. «Скажем, я очень не люблю стихи Есенина. Но я очень высоко ставлю традицию, которая пошла от малоизвестного поэта Иннокентия Анненского: он впервые заложил в русской лирике особый технический прием — несовпадение ритмической строки со смысловой, это повлияло на лирику Марины Цветаевой, а через нее уже и на Бродского. Таким образом, это дало направление развитию русского стиха на сто лет вперед», — указал Евстигнеев. Общие вопросы, по мнению эксперта, как правило, бессодержательны —

московские новости №41 7 марта 2013

К любой гуманитарной проблеме при этом есть масса подходов, каждый из которых имеет свои обоснования, а если ты не можешь доказать, почему так считаешь, значит, твой подход ненаучный. Некоторые диссертации из-за этого приходится отправлять на доработку

3229

диссертационных советов было в Росии по состоянию на декабрь 2010 года

Как устроена наука за границей США Докторская степень в США примерно соответствует российской степени кандидата наук. После магистратуры ее можно получить за три года, после бакалавриата — без промежуточного присвоения степени магистра — за четыре. Правом присуждать ее обладает лишь около 6% всех вузов, при этом они должны выпускать не менее 20 докторов наук в год. Университеты сами устанавливают правила написания диссертаций и засчитывают результаты работ. Комиссия из трех-пяти человек рассматривает содержание исследования и принимает решение, достоин ли автор ученой степени. Докторские степени при этом делятся на исследовательские, профессиональные и практические. Выделяют также степень инженера — аналог докторской степени в технических науках (для ее получения требуется не написать научную работу, а решить конкретную инженерную проблему). Ежегодно докторскую степень получает около 50 тыс. человек.

25

авторов диссертаций подозреваются в плагиате. Их диссертации изучает специальная комиссия

Великобритания Докторские программы в Великобритании могут отличаться в зависимости от университета, при этом все они отвечают образовательным стандартам, разработанным Агентством по проверке качества высшего образования. Для получения степени соискатели обычно выбирают университеты, основанные до 1992 года, — Оксфорд, Кембридж, шотландский университет Сент-Эндрюс, университет Лондона и др. Поступить в докторантуру можно как после магистратуры, так и после бакалавриата, учиться нужно будет 3,5–4 года очно, 5–6 лет — заочно. В Великобритании различают исследо-

вательскую и профессиональную докторские степени: первая (Research doctorates) присуждается на базе нескольких сильнейших кафедр страны, для получения второй (Professional doctorates) аспиранту необходимо провести практические исследования в своей области. Германия До принятия Болонской системы подготовка специалистов в Германии, как и в России, была одноуровневой, два уровня существовало только для научно-педагогических кадров. После подписания Болонского соглашения вторая ступень была упразднена, и докторантура (аналог российской аспирантуры) стала единственным уровнем в подготовке кадров высшей квалификации и третьей ступенью высшего профессионального образования. Для ряда специальностей при этом сохранилась одноуровневая система. Сейчас есть три варианта поступления в докторантуру: классический (после получения диплома по специальности, где нет деления на бакалавров-магистров), европейский (после обучения в магистратуре с присуждением соответствующей степени) и сразу после бакалавриата, без приобретения магистерской степени. Три-четыре года для подготовки диссертации обычно недостаточно — большинству ученых на это нужно 4,5 года, в экономике и социологии сроки могут доходить до 5–7 лет. Право присуждения докторских степеней в Германии в системе высшего образования имеют только университеты и приравненные к ним вузы (технические университеты, педагогические и теологические вузы, колледжи искусства и музыки, университеты прикладных наук). Из 395 ву-

зов сейчас таких всего 124. Каждый год в Германии защищается около 25 тыс. научных диссертаций. Франция После подписания Болонского соглашения Франция частично сохранила свою национальную структуру образования, включив в общеевропейскую модель одну из прежних промежуточных степеней (лиценциат). Начиная с 2005/06 учебного года система высшего образования включает три уровня: лиценциат (три года обучения, в России соответствует уровню бакалавра), магистратура (существуют два вида: первый соответствует российскому диплому специалиста, второй — диплому магистра) и докторантура. По состоянию на конец 2009 года во Франции насчитывалось 287 аккредитованных учебных заведений, предлагающих докторские программы. В их число входят университеты, высшие и специализированные школы, а также престижные высшие учебные заведения особого типа — так называемые докторские школы. Обучение в докторантуре занимает три-четыре года. Допуск к защите докторской диссертации обусловлен сдачей специального экзамена по теме диссертации или одобрением как минимум двумя рецензентами, имеющими право руководить научными исследованиями. Уровень докторской диссертации и ее ценность определяются специализированным советом. По данным французского министерства высшего образования и научных исследований за 2009 год, в 2008 году в аспирантуре обучалось 68 тыс. соискателей ученой степени, четверть из которых поступила в текущем году, и только 11 тыс. докторских диссертаций было защищено.


московские новости №41 7 марта 2013

я человек

5

развитие науки проходит по специ­ альным вопросам. «Возьмем выдаю­ щегося британского экономиста лорда Кейнса. Человек, внешний по отноше­ нию к отрасли, скажет, что он разре­ шил государственное вмешательство. Но специалист знает, что Кейнс вы­ двинул важнейшую идею в науке — о том, что заработная плата может вы­ расти номинально, но с учетом роста цен фактически она всегда сокращает­ ся. Из одной этой идеи выросли все мо­ дели, не самым значительным след­ ствием которых стал рост госдолга и вмешательство госзакупок в экономи­ ческую жизнь», — указал Евстигнеев.

Кого лишили степени по итогам скандала Лишены докторской степени Алиев Ахмат Шерпудинович. Тема: «Исторический опыт и уроки кооперативного движения на Северном Кавказе в годы нэпа (1921–1929 годы)». Антонова Татьяна Михайловна — главный специалист, эксперт отдела по правовой и организационной работе министерства инвестиционного развития и предпринимательства Пензенской области, с августа 2011 года и по настоящее время является заместителем начальника межмуниципального отдела МВД России «Можгинский» — начальником следственного отдела. Тема: «Организационные формы и идейно-политическая направленность молодежных движений и организаций Российской Федерации в 1992–2003 годах». Баландина Ольга Викторовна — доцент Ставропольского госуниверситета. Тема: «Российская эмиграция в Северной Америке в XX веке». Харитонова Нонна Георгиевна — глава управы района Замоскворечье. Тема: «Партийно-государственная программа социального развития советской деревни и уровень жизни колхозного крестьянства в 1953–1991 годах». Батрашев Даниар Кубашевич — руководитель аппарата уполномоченного по правам человека в Астраханской области. Тема: «Эволюция аграрной программы большевиков в 1917–1953 годах». Федоренко Сергей Александрович. Лишены степени кандидата наук Андриянов Андрей Владимирович. Тема: «Студенческое движение в общественно-политической жизни города Москвы в 1991–2008 годах».

Алилуйко Галина Олеговна — консультант отдела министра департамента внешнеэкономических и международных связей города Москвы. Тема: «Разработка и реализация проектов международного сотрудничества города Москвы в 1991–2008 годах». Бодрова Алла Михайловна — включена в кадровый резерв ЮВАО Москвы на должность начальника управления социального развития. Тема: «Социальные проекты правительства Москвы: разработка, реализация, общественное восприятие (1992–2007 годы)». Максимов Владислав Сергеевич — вечерний факультет «Стрела» МАИ в г. Жуковском, директор, к.и.н., доцент. Тема: «Исторический опыт подготовки научнотехнических кадров в Российской Федерации в условиях политических и социально-экономических реформ 1985–1999 годов». Смирнова Марина Васильевна — член совета по государственной культурной политике и совета по работе с соотечественниками при председателе Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, член экспертного совета комитета Государственной думы РФ по вопросам семьи, женщин и детей, член центрального совета партии «Справедливая Россия», руководитель вологодского регионального отделения партии, президент фонда развития государственного права и гуманитарных проектов, президент межрегионального общественного благотворительного фонда поддержки детей «Планета детей», г. Москва. Тема: «Деятельность органов пропаганды и агитации в тыловых районах европейской части РСФСР в годы Великой Отечественной войны 1941–1945».

За все ответит Садовничий

80

диссертаций признаны «подозрительными», их проверяет специальная комиссия

Ректорам, планирующим открыть диссертационный совет у себя в вузе, в будущем, возможно, придется за­ ключать специальный договор с Мин­ обрнауки — об этом «МН» сообщил после назначения на должность пред­ седателя ВАК Владимир Филиппов. Ректоры действительно будут отве­ чать за работу своих советов — «в пер­ спективе вплоть до снятия с долж­ ности», подтвердил корреспонденту «МН» заместитель министра образо­ вания РФ Игорь Федюкин, Универси­ тетам с большим количеством диссер­ тационных советов в этом случае, ве­ роятно, придется нелегко — в том же МГУ их 110. Впрочем, по мнению зам­ министра, это не проблема — «ректор отвечает за каждого студента и каждо­ го преподавателя».


я человек

6

московские новости №41 7 марта 2013

Мы требуем перемен

А

спиранты и ученые рассказали «МН», что их больше всего не устраивает в организации научного процесса в России и что в нем необходимо поменять. Илья Шмелев

бизнес-тренер, мастер и тренер НЛП, магистр психологии, соискатель ученой степени кандидата наук на факультете психологии НИУ «Высшая школа экономики»

«Очень много формальностей — вместо того чтобы заниматься наукой, приходится бегать и заполнять кучу бумажек. При этом бумажки имеют свои сроки действия, не успел — оформляй заново. Как некоторые шутят, в аспирантуре нужно учиться три года, поскольку два года ты пишешь диссертацию и еще год собираешь бумаги. Второй момент — сложности с публикациями. Средняя ваковская статья, которую надо опубликовать в течение полугода, стоит от 7 до 10 тыс. руб. Эти расценки открытые и официальные. Звонишь в ваковский журнал, тебе называют цену: 1,5–2 тыс. руб. за лист, а для ваковской публикации нужно минимум пять листов. Я с этим сталкивался не раз — просто опубликоваться в ваковском журнале, если у тебя нет там знакомых, друзей, близких, практически невозможно. По сути, приходится зарабатывать деньги для того, чтобы тебя публиковали. Для сравнения: стипендия аспиранта может быть в районе 2 тыс. руб. (это к тому, насколько важна наука сегодня)». Григорий Колюцкий к.ф.-м.н. (2010 год, мехмат МГУ), научный сотрудник ИППИ им. А.А. Харкевича РАН

«Российская власть и руководство большинства вузов плохо себе представляют, в чем заключается научная работа и что для нее нужно. Начнем с библиотек — работать в них неудобно, подписки (в т.ч. электронные) на многие ведущие журналы отсутствуют. Далее — проблемы социальные: аспирантам надо что-то есть, где-то жить и, о боже, иногда даже растить собственных детей.

Наконец, в естественных науках для самостоятельных экспериментов нужны достаточно большие гранты (на порядок превосходящие гранты у математиков или философов), ну а бюрократия не должна мешать тратить эти гранты на необходимые реактивы в течение всего года. Некачественных диссертаций много — это видно невооруженным взглядом. Плохо работает ВАК, которая не фильтрует откровенно продажные советы. А если в диссертационном совете работа не профанируется, то обобщенные Андрияновы и Бурматовы туда просто не пойдут защищать диссертации. Мне известны диссертационные советы по математике, в которых не пропускают вообще ни одной «купленной» диссертации. В естественных науках и математике нужно поручить переаттестацию всех диссертационных советов независимой комиссии, составленной из представителей научной диаспоры, добившихся признания со стороны международного сообщества. Она должна проводиться без всяких отчетов, а лишь на основании научного уровня членов аттестуемых советов. В общественных и гуманитарных науках ситуация сложнее (из-за языковой относительности по Сепиру– Уорфу). В любом случае в той же экономике при переаттестации диссертационных советов надо привлекать к рецензированию составов советов ведущих мировых ученых.»

Иван Курилла доктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой международных отношений и зарубежного регионоведения Волгоградского государственного университета

≈70%

выпускников ведущих российских университетов (МГУ и МГТУ имени Баумана) считают профессию ученого в России непрестижной

>90%

при этом считают, что за границей быть ученым — это высокий социальный статус

«Я бы разделил две проблемные области: заказ диссертационных работ и низкое качество диссертаций, выполненных самостоятельно. Первая проблема требует внимания государства. Профессиональная этика за последние пару десятилетий сильно пострадала, но я уверен, что большинство настоящих ученых не приемлет работы на заказ. Однако профессиональное сообщество не может самостоятельно справиться с расплодившимися фирмами по изготовлению диссертаций (а также дипломных и курсовых работ), в то время как правоохранительные органы считают их бизнес легальным. Нужно выводить подобную деятельность из правового поля. Вторая часть — снижение качества диссертаций — является частью общих проблем образования, главные среди которых недоплата и бюрократизация. Низкий уровень оплаты труда в высшей школе и научных институтах делает эту сферу деятельности непривлекательной, что снижает средний уровень аспирантов. Низкий уровень аспирантской стипендии ведет к тому, что значительная часть аспирантов работает где-то «на стороне» вместо того, чтобы заниматься научными исследованиями и учебой. Бюрократизация


я человек

московские новости №41 7 марта 2013

Александра Прокофьева окончила аспирантуру истфака МГУ, в данный момент дописывает кандидатскую диссертацию по теме «Внутрисемейные отношения Москвы XVIII века: стратегии поведения и мир чувств», специалист 1-й категории Российского государственного архива древних актов (РГАДА)

«Если говорить именно о процедуре присуждения кандидатских степеней, то основная проблема заключается конечно же в механизме проверки текстов кандидатских диссертаций на предмет наличия в них плагиата. Зачастую приходится сталкиваться с ситуацией, когда плагиат не был выявлен ни на уровне кафедры в период предзащиты диссертации, ни на уровне диссертационного совета в момент ее защиты, ни в дальнейшем, уже после попадания текста в ВАК. Помимо преднамеренного «закрывания глаз» на проблему (в случаях определенной договоренности защищающегося с диссертационным советом, ВАК и другими инстанциями) сама процедура защиты и предзащиты часто формальна. Так, например, одной из обязательных частей защиты является дискуссия после выступления диссертанта и его оппонентов. Однако я сама нередко оказывалась свидетельницей того, что никаких дискуссий не проводилось. У присутствовавших на защите членов диссертационного совета просто не оказывалось никаких вопросов к аспиранту. И все потому, что

требований к аспирантуре (качество работы аспирантуры оценивается количеством аспирантов, защитивших диссертацию «в срок», т.е. до окончания срока обучения) подталкивает к выпуску на защиту неготовых аспирантов с не доведенными до ума диссертациями. ВАК пытается решить проблему качества диссертаций как раз бюрократическими методами. Ее требование публикации авторефератов и содержания научных журналов в сети интернет оказалось очень полезным для расследования фальсификаций. Но надо, наверное, разделить задачи контроля процедуры и контроля качества. Процедуру ВАК еще может обеспечить (и наказать за нарушения), а вот качество тысяч диссертаций — вне ее возможностей. Именно в этом направлении и надо реформировать систему. Ответственность за присуждение ученых степеней надо передать университетам и, возможно, профессиональным ассоциациям. ВАК в этой схеме может сохраниться как «конфликтная комиссия»: она не должна устанавливать содержательных требований к работам, но контролирует процедуру и академическую чистоту, например проверяет указания на плагиат в той или иной работе. В связи с этим потеряет актуальность и «список ВАК» — сейчас в него входят не только серьезные издания, но и странные журналы, в то время как целый ряд по-настоящему уважаемых профессиональных изданий в списке отсутствует».

И л л ю с т р а ц и я. Павел Пахомов

Чему учат аспирантов Подготовка аспирантов осуществляется по 21 отрасли наук. Почти половина (47%) — по техническим наукам, 40% — по экономическим, 32% — по биологическим, 26% — по физико-математическим наукам. Две трети российских аспирантов (65%) обучаются в очных аспирантурах. Источник: Центр исследований и статистики науки

многие из них совершенно не слушают выступления. В связи с этим дискуссии сочинялись и дописывались в отчетную документацию для ВАК позднее, уже после окончания официальной защиты. На этом фоне особенно комичной выступает процедура голосования (проспавших все) членов диссертационного совета «за» или против присуждения степени диссертанту. Понятно, что подобное голосование превращается в фарс. Помимо этого по уставу голосование считается законным только в том случае, если в нем приняло участие конкретное количество членов диссертационного совета. Однако и необходимого кворума также иногда не бывает. Еще одна проблема: тексты недобросовестно вычитываются оппонентами и не проверяются ВАК, чьей прямой обязанностью является как раз проверка диссертаций на плагиат. Безусловно, процедура выявления фактов недобросовестного использования аспирантами материалов источников имеет свои объективные трудности. Поэтому должна быть разработана электронная система выверки текстов. Помимо этого, как оказалось, вузы и ВАК не всегда могут проследить и достоверность опубликования необходимых для защиты статей в журналах. Как часто оказывается, либо статей не было в принципе, либо они числятся в несуществующих номерах журналов. Хотя эту мелочь проверить элементарно.

7

Здесь необходимы системные изменения. Во-первых, очевидно, что нам нужны такие изменения, которые бы позволили выявлять факты плагиата заранее, т.е. еще на уровне предзащиты, и уж тем более после попадания работы в ВАК. Возможно, для этого необходимо и дальше совершенствовать программу «Антиплагиат», а также сделать процесс защиты более открытым и гласным. Недавно процесс защиты стали записывать на видео, которое потом попадает в ВАК. Это позволит вышестоящим инстанциям увидеть точное количество присутствующих на защите членов диссертационного совета, т.е. убедиться, был ли кворум и было ли голосование законным. Но и этого тоже недостаточно. Вероятно, можно было бы хоть как-то повысить эффективность и прозрачность защиты путем введения онлайн-защиты или путем публикации диссертаций в открытом доступе в интернете. Ответ на выявленные факты плагиата должен быть всегда только один — огласка и лишение степени. Сегодня у нас действует трехлетний срок, в течение которого автор плагиата может быть ее лишен. Хотя в других европейских странах этот срок не ограничен. По моему мнению, подобные научные преступления не должны иметь срока давности. Это все равно что если бы преступник, объявленный в розыск, был пойман не сразу, а лишь спустя год и освобожден в связи с тем, что власти просто опоздали со сроками».


8

я человек

московские новости №41 7 марта 2013


большоùспорт Приложение к №41 (480)

Lluis Gene/AFP

В главных матчах сезона каталонцы оказались бессильны, потому что главное сражение для «Барселоны» проходит сейчас совсем не на футбольных полях Европы, а в клинике Нью-Йорка, где идет борьба за жизнь и здоровье Тито Вилановы >> В5

О том, почему некогда непобедимая команда терпит одно поражение за другим см.

>> В3 «Медаль лежит в банке»

Ирина Коржаненко о судьбе «золота», которое она  так и не вернула МОК 

>> В6 «История у России такая — тяжелая. Не до спорта»

Комментатор Александр Шмурнов о том, почему мы живем в неспортивной стране

>> В8 Опасные лезвия

Полная экипировка шорт-трека


тема

в2

приложение «Большой спорт» к №41 7 марта 2013

Контроль после допинга Судьбы российских олимпийцев, покидавших спорт со скандалом Евгений Слюсаренко

Дмитрий Берестов

e.slyusarenko@mn.ru

Титулы. Заслуженный мастер спорта по тяжелой атлетике. Один из двух олимпийских чемпионов из России в этом виде спорта после развала СССР (Афины-2004). Чемпион Европы (2008). Что произошло. Проба была взята у спортсмена 5 апреля 2006 года во время учебно-тренировочного сбора на базе в Подольске, тест проверяли специалисты кельнской лаборатории в рамках внесоревновательного допинг-контроля WADA. Препарат, обнаруженный в пробе, относился к группе анаболических стероидов. Берестов стал первой жертвой массового «падежа» российских штангистов, произошедшего в 2006 году. Тогда на употреблении запрещенных препаратов на международном уровне попалось сразу шесть титулованных тяжелоатлетов, заставив международные власти всерьез задуматься о дисквалификации всей команды и недопуске на Игры-2008 в Пекине. В итоге все обошлось крупным денежным штрафом в 250 тыс. долл., выплаченным Федерацией тяжелой атлетики России. Наше время. Весной 2008 года Берестов вернулся на помост и даже впервые в карьере выиграл чемпионат Европы. Но на Олимпиаду в Пекине не поехал из-за грыжи межпозвоночного диска. С тех пор предпринимал несколько безуспешных попыток попасть в сборную (последняя была в прошлом году), участвовал в нескольких внутрироссийских соревнованиях, получал травмы, возвращался, но это

К

огда-то они были героями, пополнявшими золотой запас страны олимпийскими медалями. Потом одна-две положительные пробы на допинг обесценивали их победы и после яростных разбирательств заставляли полностью менять свою жизнь. «Московские новости» разыскали нескольких российских героев громких допинговых скандалов, чтобы узнать, как сложилась их судьба. Ольга Богословская

Титулы. Заслуженный мастер спорта по легкой атлетике. Чемпионка мира 1993 года в эстафете 4х100 м. Серебряный призер Олимпиады-1992 в эстафете 4х100 м. Что произошло. В середине 1990-х интернета в России еще толком не было, за спортивную журналистику отвечали лишь две газеты, поэтому за давностью времени суть случившегося с Ольгой Богословской известна только с ее слов. В 1994 году она сдала положительную допинг-пробу в знаменитой лаборатории профессора Манфреда Донике из Кельна. Препарат — видимо, стероиды (Донике получил всемирную известность как создатель новой методики для чувствительного обнаружения анаболиков и тестостерона). Богословская свою вину отрицает до сих пор: «Допинга не было. Как меня поймали и за что, понять невозможно. Я говорю: вот объясните мне, пожалуйста, три пробы чистые, четвертая проба вдруг, в сезон, грязная. Такого не бывает, понимаете?» Получив два года дисквалификации и потренировавшись еще один сезон, спортсменка решила завершить карьеру. Наше время. Известный телекомментатор ВГТРК, специализирующийся на легкой атлетике и циклических видах спорта. В послужном списке — работа специальным корреспондентом на семи Олимпиадах (первая — в Атланте-1996). Была замужем за еще одним известным комментатором — Дмитрием Губерниевым. На телевидение Богословская попала, по ее рассказам, почти с улицы. «Мне дали шанс, сказали: «Давай, дорогая, попробуй. Ты знаешь, что такое телевидение?» Я сказала: «Нет, вообще не представляю». Через неделю вышел мой первый сюжет. В то, что получилось так просто, не верят не только сторонние люди, но даже близкие».

была уже тень настоящего Берестова. Впрочем, эти попытки были скорее факультативными — с 2009 года спортсмен работает в сто-

лице директором специализированной детско-юношеской школы олимпийского резерва по тяжелой атлетике, находящейся в структуре МГФСО. Другой пост: вице-президент Федерации тяжелой атлетики Москвы.

Илья Питалев/Коммерсант/ИТАР-ТАСС

Александра Яковлева/ИТАР-ТАСС

Лариса Лазутина

Титулы. Одна из самых великих спортсменок в истории не только лыжных гонок, но и всего зимнего спорта. Пятикратная олимпийская чемпионка (1992–1998), 11-кратная чемпионка мира (1987–2001), двукратная обладательница Кубка мира в общем зачете (1990, 1998). Герой России (1998). Что произошло. На Олимпиаде-2002 в Солт-Лейк-Сити после победы на дистанции 30 км в организме Лазутиной обнаружили кровяной допинг эритропоэтин (ЭПО) и лишили «золота». А спустя еще два месяца Международная федерация лыжного спорта объявила о том, что положительными оказались и допинг-пробы Лазутиной, взятые в декабре 2001 года после этапов Кубка мира. Международный олимпийский комитет, учитывая открывшиеся фак-

ты, лишил россиянку еще и двух серебряных медалей, завоеванных на той Олимпиаде. То же самое случилось и с другой жертвой того памятного допинг-скандала — Ольгой Даниловой. Потом было долгое и нудное разбирательство (никто тогда еще не знал, что в том десятилетии таких скандалов и судов с участием российских спортсменов будет много), завершившееся полным провалом команды адвокатов спортсменок.


тема

приложение «Большой спорт» к №41 7 марта 2013

Наше время. Лазутина сразу объявила о завершении спортивной карьеры, родила второго ребенка и сразу переключилась на политику. Правда, на областном уровне, в своем родном Одинцовском районе. С 2003 года является депутатом Московской областной думы и сейчас возглавляет там комитет по вопросам образования и культуры. Окончила академию государственной службы при президенте РФ, защитила диссертацию. Юлия Чепалова

Титулы. Заслуженный мастер спорта по лыжным гонкам. Трехкратная олимпийская чемпионка (1998–2006), двукратная чемпионка мира (2001, 2005). Обладатель Кубка мира в общем зачете (2001). Что произошло. В августе 2009 года Чепалову (вместе с другими титулованными российскими лыжниками) дисквалифицировали за использование кровяного допинга. Года за три до этого эта новость не стала бы неожиданностью, но ирония в том, что после рождения второго ребенка в 2007 году Чепалова показывала очень невысо-

«До сих пор считаю, что правильно в Афинах не отдала свою медаль»

проводятся под эгидой Международной федерации лыжного спорта. А значит, надо заранее объявить о возобновлении карьеры и в течение двух лет сдавать допинг-тесты. На этом, судя по всему, все заглохло. С другой стороны, ничто не мешает знаменитой лыжнице бегать на местных соревнованиях, которые не попадают под юрисдикцию международных структур.

Толкательница ядра Ирина Коржаненко о новой жизни, новой семье и новой работе Ирина Коржаненко — та самая вошедшая в коллективную память толкательница ядра, уличенная в употреблении допинга на Играх-2004 в Афинах, но отказавшаяся сдать свою золотую медаль. Пусть с официальным лишением звания олимпийской чемпионки медаль имеет не более чем коллекционный статус, поступок спортсменки вошел в историю: для кого-то как пример русской непокорности, для кого-то — дикости и правового нигилизма. «Московские новости» разыскали 38-летнюю Коржаненко и взяли едва ли не первое интервью после олимпийского скандала.

Денис Юсков

Титулы. Мастер спорта международного класса по конькобежному спорту. Двукратный победитель Европейского юношеского олимпийского фестиваля (2007), выиграл две дистанции на этапах Кубка мира (2012, 2013). Призер чемпионата мира в командной гонке (2012). Что произошло. В феврале 2008 года в возрасте 19 лет и в статусе одного из самых многообещающих конькобежцев мира Юсков стал жертвой одного из самых популярных допинговых препаратов в России — марихуаны. Дальше случилась максимально запутанная история, правда о которой всем причастным известна, но публично ее оглашать никто не хочет. Сначала молодой спортсмен получил от Союза конькобежцев России (СКР) четыре месяца дисквалификации (что является стандартным наказанием для этого класса допинга), а потом — сразу четыре года. После этого Юсков, в юности переехавший в Россию из Молдавии специально для занятий коньками,

— Где вы сейчас, кем работаете, как живете? Последнее, что я знаю, — первые несколько лет после допинг-скандала вы активно тренировали. — Да, примерно года тричетыре. Работала с девочками — толкательницами ядра, самая талантливая из них, Ирина Тарасова, входила в юниорскую и молодежную сборную, выигрывала медали первенств Европы и мира. Но толком работать мне не давали. Чувствовалось, что у всех я прямо как кость в горле. — И кто вам мешал? Президент Всероссийской федерации легкой атлетики (ВФЛА) Валентин Балахничев, тогдашний главный тренер Валерий Куличенко? — Нет, как раз Валерий Георгиевич Куличенко меня как мог поддерживал, говорил, что нельзя человека выкидывать на улицу, будто я чужая и не выигрывала для страны медали столько лет. От остальных шел один негатив и постоянные намеки на то, что надо убираться подобрупоздорову. Когда я переехала из Москвы в Ростов-на-Дону, они все равно не успокоились: звонили из ВФЛА министру спорта области, капали ему на мозги — мол, я как дисквалифицированная за допинг не имею права заниматься с молодежью.

Белинский Юрий/ИТАР-ТАСС

кие результаты и вряд ли вернулась бы в мировую элиту. Как бы то ни было, сторона Чепаловой затеяла судебные разбирательства (при финансовой поддержке олигарха Михаила Прохорова), были написаны открытые письма в МОК, но вся эта возня предсказуВалерий Мельников/ РИА Новости емо ничем не закончилась. Наше время. Все время дисквалификации Чепалова жила в Сыктывкаре вместе с мужем, известным лыжником Василием Рочевым, ведя жизнь обычной домохозяйки. Но в конце прошлого года удивила вновь, объявив о желании возобновить карьеру. Впрочем, речь шла о так называемых сверхмарафонах (свыше 50 км), не входящих в олимпийскую программу. Не учла 36-летняя спортсменка одного: эти дистанции тоже

практически прекратил тренировки. Летом 2011 года была написана апелляция на то решение, после чего новое руководство СКР дисквалификацию полностью сняло. Наше время. В первый же сезон после возвращения (2011/12) Юсков стал одним из лидеров сборной России. Тренерский штаб давно искал партнера для Евгения Лаленкова и Ивана Скобрева в командную гонку, и это место занял Юсков. В прошлом сезоне эта тройка выиграла командную гонку на этапе Кубка мира в Хамаре, а затем стала третьей на чемпионате мира в Херенвене. Месяц назад Юсков стал за долгое время вторым после Ивана Скобрева россиянином, кому удалось выиграть индивидуальную дистанцию на этапе Кубка мира (1500 м). Сейчас Юсков считается одной из главных российских надежд Сочи-2014.

в3

4

года дисквалификации присудили Денису Юскову за употребление марихуаны, но он сумел вернуться на лед

— А вы сами не видели в этом какого-то морального противоречия? — Это рассуждения недалеких людей, я вот так считаю. Они не понимают, что говорят о запрете на профессию, это просто незаконно. Да и нечестно: каждый оступался в этой жизни, нельзя его сразу душить. Но они своего добились, в итоге я решила уйти

с тренерской работы и из спорта вообще. — Почему? — Мне-то было все равно, у меня такой характер… непробиваемый. Просто я увидела, что плохое отношение ко мне начинает сказываться на моих воспитанницах. Иру Тарасову начали психологически обрабатывать, уговаривать уйти от меня. И мы с ней как-то сели и хорошо поговорили. Я тогда ей сказала, что надо, видимо, искать другого тренера. Иначе мое прошлое всегда будет мешать ей. Решение было правильным. У Иры сейчас, слава богу, все хорошо — в прошлом году она стала призером чемпионата Европы, выступила на Олимпийских играх. Все у нее впереди. — Что вы стали делать? — Я постаралась начать полностью новую жизнь, с чистого листа. Остановилась, задумалась: может, смысл моей жизни в чемто другом? Не будь всей этой истории, я бы пахала в спорте еще много лет — сил-то вагон! Теперь у меня новая семья. Я стала гораздо больше времени уделять своим родителям. Нашла любимую работу. Пошла на курсы, получила новую профессию, теперь я инструктор в одном из фитнес-клубов. Задумываюсь об открытии собственного дела. Появились новые знакомые, не из спорта. Слава богу, все это уже не имеет никакого отношения к прошлому. Теперь меня никто не может шпынять. — То есть не скучаете по всей этой суете, сопровождающей жизнь причастных к спорту людей? — Не скрою, первое время было тяжеловато. Я же с детства в бешеном ритме жила, все время на чемоданах, в гостиницах-общежитиях-сборах. Ежедневный график был расписан на годы вперед. На каждые полгода стояла четкая цель — чего надо достичь. Я же трудоголик, цели вижу — препятствий не вижу (смеется). А потом как-то потихоньку стала перестраиваться. Сейчас у меня полная гармония в душе. В жизни столько прекрасного помимо спорта! Да и потом, обратной дороги, видимо, нет. Мне наша федерация, фигурально выражаясь, глотку перегрызет, если я вернусь. Я же так до сих пор и не отдала свою олимпийскую медаль.


тема

в4

приложение «Большой спорт» к №41 7 марта 2013

Kieran Doherty/Reuters

— До сих пор считаете, что правильно поступили? — Конечно! Медаль моя, и ничья больше. Я ее заработала. Тем более утверждаюсь в этой мысли, когда смотрю сейчас на тот беспредел, когда людей дисквалифицируют спустя многие годы, когда они уже давно завершили карьеру. Я в этих играх, где правила меняются в любой момент, участвовать не хочу. — Часто на эту медаль смотрите? какие чувства при этом возникают? — Не поверите, ни разу с тех пор на нее не смотрела. Лежит в сейфе в одном из банков, ну и пусть себе лежит. И тяги никакой нет. Все другие награды собрала, вывезла из дома и сказала себе: все, эта страница закрыта.

1

— Не жалеете ни о чем? ничего бы не поменяли в той истории? — По подготовке ничего бы не меняла, все правильно делали с моим тренером. Так мы готовились всегда. Просто если бы была хоть какая-то информация, хоть какой-то намек о возможных проблемах, я бы ни на какую Олимпиаду не поехала. Вся эта история мне очень тяжело далась, очень. Предпочла бы, чтобы ничего этого не случилось. Нервов своих жаль, жаль родных и близких. Сейчас-то все уже быльем поросло. — Вам кто-нибудь помогал, когда стало известно о положительной допинг-пробе? — Нет, сразу образовалась пустота. Не могу сказать, что я до сих пор на это обижаюсь. Не 20-летней же девочкой к тому моменту была. Понимала прекрасно, в какой стране живу.

Медаль моя, и ничья больше. Я ее заработала. Лежит в сейфе в одном из банков Выигрываешь — награды, поздравления, приемы. Проигрываешь, оступаешься — остаешься один. Никакой неожиданности не было.

1. Из-за скандала с Ириной Коржаненко России грозило изгнание с Олимпийских игр

— Понимаете, что все равно вошли в историю, пусть и с сомнительной славой? — Да, знаете, люди до сих пор ко мне подходят, берут автографы, поддерживают. Даже за границей, иностранцы! Меня это долгое время удивляло, все-таки каких только гадостей обо мне

не писали. А потом подумала, что, видимо, во мне видят человека, который бросил вызов несправедливости, не сдался. Поэтому до сих пор меня помнят, хотя с тех пор я сильно изменилась даже внешне. — Все-таки это была несправедливость? — Я могу вам что угодно говорить, но людей-то не обманешь. Беседовал Евгений Слюсаренко


футбол

приложение «Большой спорт» к №41 7 марта 2013

в5

История болезни «Барселоны»

Главный тренер Тито Виланова смотрит из больницы, как его «сине-гранатовые» проигрывают главные матчи сезона Александр Вишневский Барселона

В

течение полутора недель «Барселона» потерпела сразу три чувствительных поражения — уступила «Милану» в Лиге чемпионов, вылетела из Кубка короля, пропустив на «Камп Ноу» три мяча от «Реала», а затем опять проиграла мадридскому клубу. В главных матчах сезона каталонцы оказались бессильны, потому что главное сражение для «Барсы» проходит сейчас совсем не на футбольных полях Европы, а в клинике Нью-Йорка, где идет борьба за жизнь и здоровье Тито Вилановы. Раковая опухоль околоушной железы впервые диагностировали у 44-летнего тренера в ноябре 2011 года, когда Виланова был еще малоизвестен за пределами Испании. Да и здесь попадал на первые полосы газет лишь раз — из-за скандальной выходки Жозе Моуринью, тыкнувшего пальцем в глаз Вилановы после матча за Суперкубок Испании. Между тем вклад Вилановы в успехи «Барселоны» при Пепе Гвардиоле был огромным. Тито начал работать ассистентом Гвардиолы еще в дубле «Барселоны», а потом вместе с Пепом перебрался в первую команду и отвечал за тактику. Когда на «Камп Ноу» проходили чествования «Барсы» после выигранных титулов, то все футболисты и члены штаба клуба выходили для аплодисментов по одному, а последними всегда представляли Гвардиолу и Виланову — вместе. Таким было пожелание самого Пепа — он всегда подчеркивал, что Виланова для него больше чем ассистент и что «Барселоной» руководит именно тренерский тандем. В конце 2011 года, когда Виланова впервые оказался в больнице и был прооперирован, футболисты «Барселоны» в интервью постоянно повторяли, что посвящают все победы Тито Виланове и думают только о втором тренере команды и его здоровье. Тогда Тито довольно быстро вернулся к работе, а уже в апреле было объявлено, что преемником уходящего из-за моральной усталости Гвардиолы станет Виланова, не имевший прежде никакого опыта работы главным тренером.

1. Все свои победы «Барса» сейчас посвящает своему главному тренеру

Тито начал бодро: 15 побед и одна ничья в 16 стартовых турах ла-лиги (лучший результат за всю историю чемпионата Испании), а в Лиге чемпионов «Барса» Вилановы досрочно заняла в своей группе первое место. Но 19 декабря 2012 года последовала новость, повергшая футбольный мир в шок: главный тренер «Барселоны» был госпитализирован в больницу Vall d'Hebron с рецидивом раковой опухоли околоушной железы. На следующий матч в Вальядолид «Барса» поехала уже под руководством второго тренера Жорди Роуры, а все клубы ла-лиги в том туре проводили акции в поддержку Вилановы. В футболках с пожеланиями скорейшего выздоровления Тито вышли на матчи даже игроки мадридского «Реала» и «Эспаньола» — непримиримых соперников «Барсы». Не прошло и недели с новой операции по удалению раковой опухоли, как Виланова вернулся к работе и лично проводил тренировки «Барселоны». Это выглядело настоящим подвигом, но главные испытания были впереди — Виланове пришлось ориентировочно на два-три месяца уехать в Нью-Йорк для курсов химиотерапии и восстановления. Все это время Тито каждый день на связи со своим ассистентом Жорди Роурой. Виланова смотрит видео всех тренировок «Барселоны», для Тито специально снимали с крыши стадионов последние матчи мадридского «Реала», Виланова перед играми с «Мадридом» имел многочасовые разговоры с Роурой и давал четкие указания по составу команды и малейшим тактическим нюансам.

Cristina Quicler/AFP

Тезис о том, что «Барса» так хороша, что ей и тренер не нужен, оказался полной чушью

Но этого было мало — фактор отсутствия главного тренера в раздевалке команды помножился на традиционный для «Барселоны» февральский спад в функциональной готовности футболистов, и «Барса» откровенно провалилась и на «Сан-Сиро», и в обеих играх против «Мадрида», показав чудовищно серую и безыдейную игру. Похоже, что Роура оказался не в состоянии держать команду в психологическом тонусе, да и просто не готов к такой работе — три предыдущих сезона Роура занимался изучением соперников «Барселоны» и явно не знает, что и как надо говорить футболистам в тяжелых ситуациях. Сомнительный тезис о том, что «Барса» так хороша, что ей и тренер не нужен, оказался полной чушью: без Вилановы каталонский клуб покатился по наклонной. Сезон, который был самым успешным в истории, теперь может стать провальным: «Барселона» уже не смогла защитить титул обладателя Кубка короля и рискует не добраться даже до четвертьфинала Лиги чемпионов. Врачи категорически запрещают Виланове возвращаться в Барселону к ответной игре с «Миланом» 12 марта, и в решающей игре сезона команда и тренер будут снова разделены тысячами километров. Между сеансами химиотерапии Тито ищет способы вывести «Барсу» из кризиса — для этого нужны и тактические находки, и укрепление ослабшего морального духа команды. И здесь Виланова уже сделал свой ход: в послании футболистам Тито пообещал вернуться к команде к четвертьфиналу Лиги чемпионов. Если «Барселона» сможет пройти туда с пустующим креслом главного тренера.

1


в6

комментаторы

«Я ненавижу тех, кто болеет только за победителей»

— Российский футбол стоит тех денег, которые он просит у телевидения?

— На самом деле телевидение особых денег-то и не платит, там все внутри большой структуры просто перераспределяется. И вообще сложно определить цену, которой он достоин. Мне кажется, российскому футболу свою цену нужно повышать, в том числе и благодаря телевидению. Футбол благодаря чемпионату мира 2018 года пусть в небольшой степени, но становится государственной идеей, а государственная идея подразумевает некое государственное участие. И я надеюсь, что благодаря этому футбола станет больше на телевидении. У нас же что показывают, то и рейтинг. Есть минимальный набор привлекательностей, которые дадут рейтинг всегда, но спорт нужно показывать, развивать на ТВ.

Александр Шмурнов о том, почему не надо убивать в себе болельщика

К

омментатор «НТВ-Плюс» и главный редактор ресурса «Чемпионат.com» Александр Шмурнов — исключение из негласных правил спортивной журналистики. Он не скрывает своих клубных пристрастий, и на клубном телеканале московского «Спартака» он ведет программу «Красно-белая среда». Но при этом устанавливает свой внутренний закон — болельщик, который сидит в каждом комментаторе, на время работы в эфире должен быть уничтожен. — Обычно комментаторы не афишируют свои клубные предпочтения…

— Да, все знают, что я болею за «Спартак». Даже могу сказать, откуда это пошло. В нашей семье было принято болеть за слабых, и когда в 1976 году отец, дядя и брат переживали, глядя на игру команды, я тоже как-то проникся. В том году «Спартак» вылетел в первую лигу, и все мы хотели, чтобы команда вернулась на прежний уровень. Я ненавижу глоров, которые болеют только за победителей. В 90-х, когда у «Спартака» не было конкуренции в России, меня это страшно раздражало. Тогда я очень сопереживал «Зениту», который вылетел из высшего дивизиона. Было очень обидно за прекрасный город, который остался без большого футбола. Тем более в Питере у меня родственники, я часто там бываю. — На «НТВ-Плюс» наверняка приходится скрывать свои пристрастия?

— Да. Во время работы болельщик во мне засыпает до начала игры, а просыпается только после ее окончания. Я стараюсь работать максимально беспристрастно, хотя с этим случаются переборы. Я комментировал первый матч между «Реалом» и «Манчестер Юнайтед», и старался каждый эпизод разбирать объективно, и так перестарался, что меня потом обвиняли в поддержке мадридцев, хотя я болею за манкунианцев. Вообще я болею за процесс футбола, за его красоту. — Вы могли бы так же эмоционально отработать на матче другого российского клуба в еврокубках, как сделали это прошлым летом, когда «Спартак» в Стамбуле бился с «Фенербахче» за путевку в Лигу чемпионов?

— При определенных условиях я такой вариант не исключаю. Но тогда все факторы сошлись. «Спартак» в последнее время нуждается в каждом отдельном успехе, а цена прохода в Лигу чемпионов была очень высока. Очень качественный первый матч со стороны «красно-белых», быстрый гол во втором, потом удаление в составе москвичей, сумасшедшее давление на ворота «Спартака»… Возросла цена каждой контратаки… В общем, ход матча свою роль сыграл. — Вы можете спокойно посмотреть спортивную трансляцию?

— Я не могу не болеть. В 2008 году работал на Олимпиаде в Пекине и коммен-

тировал велоспорт. Так вот в первый день отыскивал какие-то интересные истории, выбирал, кого поддерживать. Иначе спорт смотреть невозможно. — Вы учились в студии театра «Школа современной пьесы». Это помогает во время работы в эфире?

— Занятия с Иосифом Райхельгаузом помогли мне легко раскрепощаться и перевоплощаться. Но не могу сказать, что во время матчей я постоянно актерствую. У меня, на мой взгляд, недостаточно сильный голос. Во всяком случае вряд ли я звучу ярко и узнаваемо с точки зрения тембра. То есть голос не является ключевым элементом моей работы. Я стараюсь выделяться оценкой эпизода и на этом строю свою работу, а не на трелях или выкриках. Знаете, когда слышу коллегу, который кричит во время несуществующей опасности, выключаю звук. Потому что это смешно.

— То есть спортивному телевидению для популярности не хватает федерального эфира?

— Конечно. Я абсолютно уверен, что если бы сейчас начали больше показывать даже существующий чемпионат России, интерес к нему пусть не моментальным образом, но начал бы расти. Понятно, что для этого федеральным каналам придется поступиться своим правом считать все рейтингом. Но рейтинг ведь сам по себе не может быть высоким у того события, которое не взрывает мозг, не является сенсацией. Я был бы согласен и на то, чтобы государство оплатило каналам убытки от трансляции футбола, а перед началом трансляции появлялась заставка «На правах рекламы. Чемпионат России по футболу».

— Вас считают сторонником проекта объединенного чемпионата России и Украины. Почему?

— Это не совсем так, скорее «перепевка» одного и того же. Дело в том, что наша футбольная система устроена неправильно. И от раздражения существующей системой, от противного я высказываюсь за хоть что-нибудь новое. Я понимаю, что в данной идее гигантское количество минусов и некоторые из них непреодолимые. Мне видится правильным создание в России суперлиги. Однажды подобное уже произошло, но премьер-лига была построена неправильно. Было объявлено, что это будет маркетинг, но на деле основой этого маркетинга стали антимаркетинговые звенья. Дотационные клубы, клубы ни-

Я не могу не болеть. Иначе спорт смотреть невозможно щебродские, клубы, которые погрязли в сети агентов и сами становятся агентскими, играют договорняки, обслуживают криминальные структуры, — они не могут быть элементами маркетинга. Сделали бы суперлигу, в которой не было бы договорных матчей. Просто те команды, которые в нее войдут, могут позволить себе никогда не играть договорные матчи, потому что у них иная философия. А ведь каждый такой договорняк, на которые мы своими глазами смотрим в чемпионате России, дискредитирует лигу на многие годы. У нас даже большие клубы сталкиваются с соблазном того, что все вокруг можно купить, подмять под себя.

приложение «Большой спорт» к №41 7 марта 2013

— Россия — спортивная страна?

— Нет. История у нас такая, тяжелая. Не до спорта. С Италией, с Англией, с Чехией даже сравнивать нельзя. Я основываюсь на интересе жителей к спорту. Это понятно по разным слоям населения, по детям. На улице сейчас не встретишь ребятишек, которые гоняли бы мяч или шайбу. В разговорах в толпе практически не услышишь о спорте. Это не секрет ни для кого, и это печально, что у нас такое отношение к спорту. Беседовал Андрей Шитихин

И лл ю стра ц и я. Антон Марраст


приложение «Большой спорт» к №41 7 марта 2013

цифры

в7


мнение

в8

приложение «Большой спорт» к №41 7 марта 2013

Как не провалиться под лед в Сочи

Почему Евгений Плющенко — последняя надежда фигуристов на олимпийскую медаль Андрей Шитихин

О

публикованные правила отбора на Олимпиаду в Сочи не оставляют Евгению Плющенко никаких шансов и лазеек — к началу следующего сезона он должен быть полностью здоров. Спортсмену, перенесшему операцию по замене межпозвоночного диска, придется выдержать невероятную нагрузку. Помочь Плющенко может только юниор Максим Ковтун, которому в одиночку предстоит биться на чемпионате мира в канадском Лондоне. Для того чтобы успокоить Евгения Плющенко, а также руководство Федерации фигурного катания на коньках России (ФФККР), Ковтуну на первенстве планеты нужно войти в десятку сильнейших. Почему обязательно в десятку? Потому что только в этом случае на домашней Олимпиаде в Сочи Россия сможет выставить двух участников в мужском катании. Это на самом деле критично, потому что на Олимпиаде в Сочи фигуристы будут разыгрывать не четыре комплекта медалей, как раньше, а пять. Помимо традиционных одиночного катания, спортивных пар и танцев на льду еще один комплект будет разыгран в командных соревнованиях. Когда писались тексты о расширении сочинской программы аж на 12 комплектов медалей, командный турнир в фигурном катании однозначно считался в пользу России. Кто ж тогда думал, что судьба медали будет зависеть от мастерства хирургов? Участниками командного турнира станут те же самые фигуристы, которые будут представлять страну в личных соревнованиях. То есть выставить в командный зачет спортсмена, не пробившегося в личный, нельзя. Поэтому Ковтун, за которого на тренерском совете билась сама Татьяна Тарасова, будет выступать в Лондоне под колоссальным давлением. Спортсмен в нынешнем сезоне участвовал

еще в юниорских соревнованиях, выиграл финал юниорского Гран-при в Сочи, а потом поехал на взрослый чемпионат Европы. В Загребе Ковтун прыгнул выше головы, заняв пятое место. Для более успешного выступления российскому фигуристу не хватило «взрослой» программы, к которой нужно привыкнуть, в которую нужно «вжиться». А ведь в Лондоне уровень соперников будет еще более высоким. Японцы, канадцы, американцы — это нынешние лидеры мужского катания. Если Максим Ковтун в такой компании сумеет попасть в десятку лучших, можно будет аплодировать и самому спортсмену, и руководству ФФККР, так как без серьезной работы с судьями добиваться успехов практически невозможно. Но наиболее вероятен вариант, при котором Ковтун останется за пределами десятки, и тогда в Сочи от России будет участвовать только один фигурист. То, что им станет не Евгений Плющенко, возможно только в одном случае — если олимпийский чемпион Турина объявит о завершении карьеры. Благоприятный для этого момент Плющенко уже упустил. Теперь представьте, что придется выдержать Плющенко в следующем феврале, когда после операции не пройдет и года. Ему нужно будет отка-

тать за несколько дней две короткие и две произвольные программы. Для личного турнира и командного. Это крайне тяжело даже для абсолютно здоровых спортсменов. Велика вероятность того, что Евгений не сможет этого сделать на высоком уровне. То есть придется жертвовать либо личным турниром, либо командным. Отсюда и напряженные до предела нервы Плющенко, который резко отреагировал на слова комментатора Андрея Журанкова. Отсюда и метания руководства ФФККР, которое до последнего тянуло с объявлением состава на чемпионат мира, ведь от этого решения зависит судьба двух медалей на Олимпиаде. Вот зачем нужен второй фигурист в Сочи. Правила позволяют выставлять в командном турнире на короткую программу одного, а на произвольную — другого. Чтобы национальный герой завоевал свою вторую золотую олимпийскую медаль, откатав всего одну произвольную программу. На это сил у Плющенко должно хватить. Вот только сначала придется изо всех сил болеть за прямого конкурента на место в сборной. Но ради олимпийского «золота» можно и поступиться принципами.

Александр Вильф/РИА Новости

1. Максим Ковтун для Плющенко одновременно и конкурент, и еще один шанс на медаль

1


московские новости №41 7 марта 2013

я человек

9


я человек

10

московские новости №41 7 марта 2013

«Я знаю крупных руководителей, которым диссертации помогали писать подчиненные» Новый глава Высшей аттестационной комиссии Владимир Филиппов о том, как уйти от плагиата и сделать науку лучше Мария Салтыкова m.saltykova@mn.ru

Р

ектор Российского университета дружбы народов Владимир Фи­ липпов получил новое назна­ чение — возглавил ВАК после ареста прежнего председателя. В интервью «МН» он рассказал, за что надо уволь­ нять ректоров вузов, зачем чиновни­ кам диссертации и какие ученые до­ стойны квартир и надбавок за свои на­ учные степени. Как считает сам Филиппов, три фак­ тора сыграли роль при решении Мин­ обрнауки о его назначении: «Во-первых, я уже был зампредом ВАК, во-вторых, до этого десять лет был членом комиссии, и в-третьих, все-таки я ректор очень мно­ гопрофильного вуза. У нас 33 диссерта­ ционных совета, мы на третьем-четвер­ том месте среди всех вузов России, после МГУ и Санкт-Петербургского универси­ тета». По словам нового председателя, уже в первые месяцы ему предстоит вы­ работать концепцию реорганизации и обсудить ее с президиумом Российской академии наук и Российским союзом ректоров. Одновременно с этим глава ВАК собирается обновить экспертные со­ веты аттестационной комиссии. — Ученые жалуются, что бюрократия в ВАК перешла все границы...

— Да, поэтому Дмитрий Ливанов пра­ вильно говорит: «Отдайте как можно больше полномочий вниз, диссертаци­ онным советам». Например, сейчас все защитившиеся ждут, пока ВАК выпи­ шет им диплом, затем его должны под­ писать в Минобрнауки. Из-за занятости руководителей разного уровня в комис­ сии может скопиться до полутора-двух тысяч неподписанных документов. Эту систему надо менять: ВАК должна лишь принимать решение о том, чтобы присудить степень, выпустить диплом с ФИО кандидата через Гознак, а потом отдать его в диссертационный совет — пусть его подпишет ректор, и ученый получит этот диплом не в окошке ВАК, а в своем вузе, в более торжествен­ ной обстановке. Сейчас мы работаем над тем, чтобы расширить полномо­ чия диссертационных советов, но это будет подразумевать и повышение от­ ветственности открывших их органи­ заций. Вплоть до возможности снятия ректора с должности в случае вскрытия серьезных нарушений в диссертаци­ онном совете. Кроме того, нужно будет внести определенные поправки в за­ кон — два года назад мы уже пытались передать ректорам право подписывать кандидатские и докторские дипломы, но пока ставить подпись под решением комиссии обязательно должны чинов­ ники в министерстве.

— Не слишком ли ВАК привержена формальным требованиям? Зачем, например, биоинформатику непременно писать «кирпич» объемом 200 страниц?

— На самом деле никто не требует та­ кого объема, это всего лишь рекомен­ довано. Наоборот, мы часто говорим — сократите свою работу, не надо делать ее на 450–500 страниц, и критику­ ем экономистов и юристов за эти тал­ муды, которые пишутся, чтобы их ни­ кто никогда не читал. В случае с вашим биоинформатиком, может быть, это искажение требований на уровне дис­ сертационного совета. Если он уверен, что на ста страницах изложит все, что необходимо, пусть защищается. — А как вам нынешние диссертации в целом? Большой вклад в науку вносят их авторы?

— Если дело касается математики-фи­ зики, оценить проще: есть конкретная проблема, автор либо решил ее, либо не решил. К большинству таких дис­ сертаций в естественных науках лич­ но у меня претензий нет, но за послед­ ние 20 лет их стало меньше, и это пло­ хо. А вот число гуманитарных работ увеличилось — это связано с тем, что в 1990-е годы мы сами дали толчок это­ му процессу, сказали: не нужны нам эти юристы, экономисты, выросшие на марксизме-ленинизме, давайте вы­ растим новых кандидатов и докторов наук, свободных от этого. Все ринулись получать соответствующие ученые степени, и остановить этот поток не по­ лучается до сих пор. Число гуманитарных диссерта­ ционных советов возросло: если в 1995 году на всю страну было четыре совета, которые присваивали степень доктора психологических наук, сейчас их 82 — в 20 раз больше, чем во всем Советском Союзе. Оценить качество диссертаций в этой области намного сложнее, и именно здесь их заказыва­ ют бизнесмены и госслужащие. Чаще всего их работы вызывают у нас со­ мнение, мы говорим: какая тут новиз­ на, экспертные советы, будьте требо­ вательны. Но, сидя в президиуме ВАК, мы не можем диктовать членам экс­ пертных советов, о чем спрашивать по культурологии, истории и прочим об­ ластям. Мы просто обращаем внима­ ние на то, что вот в этой работе нечет­ кая формулировка научной пробле­ мы, личного вклада соискателя — все это можно увидеть за три-пять минут во время его доклада. Но отличать на­ уку от наукообразия должны в первую очередь сами ученые — члены диссер­ тационных советов и уже затем экс­ пертных советов ВАК. — Бывает ли так, что чиновнику действительно нужно защитить диссертацию, чтобы лучше выполнять свою работу?

Владимир Филиппов С февраля 2013 года председатель Высшей аттестационной комиссии (ВАК) Министерства образования и науки. Ректор Российского университета дружбы народов (РУДН) — занимал этот пост в 1993–1998 годах, вновь избран в 2005-м. Министр образования России в 1998–2004 годах. Академик Российской академии образования, доктор физикоматематических наук, профессор.

480

диссертационных работ, включая докторские диссертации, в 2005 году ВАК по разным причинам отклонила

1200

диссертационных работ, включая докторские диссертации, были отклонены в 2008 году

153

диссертационные работы, включая докторские диссертации, ВАК сняла или отклонила с рассмотрения в 2011 году

— Я сталкивался с крупными руково­ дителями, которым их сотрудники по­ могали писать диссертации, для них готовили материалы, поскольку они были очень заняты, и они говорили, что им это помогло. Текучка заедает, а когда садишься по вечерам или вы­ ходным обсудить эти проблемы, это расширяет кругозор. С другой сторо­ ны, люди неслучайно рвутся быть кан­ дидатами-докторами наук — с совет­ ских времен эти степени внушают уважение, они необходимы для про­ движения в карьере. Возможно, сле­ дует дать им другую возможность — получить диплом Doctor of Business Administration (DBA) в экономике или Doctor of Public Administration (DPA) в госуправлении. В этом случае в сте­ пени не будет слова «наука», ее не бу­ дут покупать или получать с помощью других рычагов влияния, как некото­ рые чиновники. Сейчас некоторые предлагают во­ все запретить чиновникам защищать диссертации во время их нахождения на госслужбе, но я уверен, что это было бы неправильно. Да, предлагалось сде­ лать два исключения — кроме случаев, когда основные результаты были опу­ бликованы до поступления на госслуж­ бу или если чиновник пробыл в твор­ ческом отпуске не менее года. Но по­ пробуй оставь карьеру на год — потом не вернешься. Я знаю, что госслужба — это тяжелый труд, в том же Минобрнау­ ки работают до ночи, написать доктор­ скую в таких условиях невозможно, в 99% случаев это будет профанация. Соз­ дать новое научное направление, нахо­ дясь на госслужбе, почти нереально. Но это вступает в противоречие с другим нормативным положени­ ем, которое я также поддерживаю, — о том, что госслужащий имеет право вести научно-педагогическую деятель­ ность по совместительству с основ­ ной работой. В случае с бизнесменами я сам за это ратую, чтобы они читали курс на экономическом факультете, —


я человек

московские новости №41 7 марта 2013

11

— Недавно Минобрнауки предложило отменить надбавки за ученые степени и звания РАН. Насколько эта мера необходима?

студентам моих доцентов-теоретиков и так хватает. Но если чиновник имеет право заниматься научно-педагогической деятельностью, почему за этим не может последовать защита диссертации? — Требования к ней в случае DBA и DPA должны быть иными?

— Да, и эти степени должно присуждать профессиональное сообщество, а не ВАК и не государство. В области экономики, например, это мог бы быть консорциум вузов: Высшая школа экономики, РАНХ и ГС, РЭА им. Г.В. Плеханова, экономический факультет МГУ, а также Ассоциация промышленников и предпринимателей и, возможно, Торгово-промышленная палата. Они должны создать свой координационный совет, который мог бы рассматривать поступившие проекты и присваивать свои степени. Что касается названия, шажок в этом направлении мы уже сделали: у нас есть доктор искусствоведения, культу-

рологии, теологии, там нет слова «наука». Если сгруппировать другие направления, таких найдется еще много. — Сегодня некоторые ученые пытаются сами контролировать случаи плагиата, однако, по их утверждению, на все обращения ВАК отвечает «отписками»…

— По соответствующему положению, если к нам поступает такого рода заявление, сначала оно обязательно должно вернуться в диссертационный совет, который присудил ученую степень. Все-таки его члены рассматривали эту работу в первый раз, и они ее знают. С учетом поступившего мнения и предыдущего обсуждения они выносят свое заключение. Дальше это заявление уже поступает в экспертный совет ВАК либо в президиум ВАК. И ВАК решает, согласиться с мнением диссертационного совета или отправить эту работу на дополнительное заключение в другой вуз. Именно ученые должны определять научную новизну и качество диссертации — каждый в своей обла-

сти: математике, культурологии и других. Конечно, в силу этого процесс затягивается — мы возвращаемся к вопросу о бюрократии. Вот направим мы в МГУ, думаете, они кинутся это все смотреть? Да они через полгода только соберутся. А мы ведь хотим получить заключение в сильном вузе, не в маленьком областном пединституте. В итоге советы ведущих университетов загружены этой дополнительной работой. — Правильно ли, что претензии к научной работе рассматривает тот же самый диссертационный совет, который присудил за нее ученую степень?

— Конечно, многие из них соблюдают честь мундира, говорят: да, мы все правильно там присудили. Но именно для этих случаев существует еще два механизма: экспертный совет смотрит, насколько обоснованно они ответили на вопросы апелляции, и если диссертационный совет уходит от ответа, работу направляют на заключение в третью организацию.

— Уже отменило, потому что сейчас все вошло в общий фонд оплаты труда. Были надбавки в размере 3 и 7 тыс. руб., 40% оклада доплачивали за звание доцента, 60% — за профессора. Сейчас нам (ректорам вузов. — «МН») сказали: вот вам фонд заработной платы, ни в чем себе не отказывайте. Можете давать кому-то хоть 50% надбавки, а кому-то из кандидатов не давать вовсе, потому что некоторые из них защитились 20 лет назад и больше ничего не публикуют. За что им платить эти 3–7 тыс. руб.? Может быть, лучше молодому ученому, который только что защитился, надо давать 15–20 тыс. руб. из этого кафедрального фонда. Теперь вузам придется разработать собственные критерии и требования, кому давать эти надбавки. Вот у нас уже 15 лет действует своя система, более того, мы ввели четыре градации по должностям: премии для доцента-методиста, доцента-исследователя, доцента-организатора и доцента международного уровня. То же самое профессорам. По итогам последнего года РУДН по количеству научных публикаций находится на четвертом месте среди российских вузов, а по индексу цитируемости — на 15-м. Так уже не первый год, все потому, что у людей есть стимул. Кроме того, каждому факультету выделяются квартиры для молодых ученых, но они даются только за их работу, за наличие публикаций. Если у тебя есть молодой ученый, но он ничего не сделал, он эту квартиру не получит. Вот недавно именно поэтому я забрал с двух факультетов РУДН две квоты на квартиры, отдал их ученым с медицинского. — Вы уже столько лет являетесь ректором одного из крупнейших вузов в стране, были министром, а правда, что на метро ездите до сих пор?

— Ну вот мой водитель может подтвердить: сейчас я ездил на метро в Кремль, в администрацию президента России. Просто так быстрее.

выставка

Женские образы на первой полосе C 1930 года до наших дней

от редакции газет The Moscow News и «Московские Новости»

выставка открыта в кафе «Кофеин» по адресу: Пушечная 9


я человек

12

московские новости №41 7 марта 2013

Наука за чужой счет Рецепт приготовления диссертации на заказ Михаил Мошкин m.moshkin@mn.ru

С

кандалы с фальшивыми диссертациями не стали откровением для научного сообщества. Существуют ученые, для которых диссертация на заказ стала одним из способов выживания. В отчете ЦИСН (Центр исследований и статистики науки) за 2011 год «Российская аспирантура в поисках новых возможностей развития» прямо говорится, что «рынок заказных диссертаций фактически легализован». В исследовании приводятся и оценки экспертов, которые считают, что рынок «платных» диссертаций, полученных соискателем в ходе сделки «купли-продажи», составляет не менее 20–30% от числа всех защищаемых работ в год. Наибольшим спросом пользуются диссертации «под ключ». «Московские новости» пообщались с человеком, зарабатывающим на жизнь заказными диссертациями.   Анна (имя изменено)

старший научный сотрудник

«Написанием диссертаций на заказ я занимаюсь достаточно давно. Вынуждает меня к этому крошечная зарплата за преподавание в гуманитарном вузе. Для меня это практически единственный способ подработать, чтобы существовать хоть немного сносно. Заказчики готовых диссертаций — это чаще всего люди, которым ученая степень нужна только для престижа или для продвижения по карьерной лестнице. Я занимаюсь написанием оригинальных работ и стараюсь делать это по возможности качественно. Срок исполнения заказа — около года в зависимости от уровня сложности и объема работы (кандидатская или докторская диссертация). Конечно, нельзя за такой короткий срок провести серьезное самостоятельное исследование, но можно сделать

грамотную компиляцию с использованием большого объема различных материалов, которая будет изложена полностью оригинальным языком (кстати, я слышала, что такие приемы сейчас весьма распространены в журналистике). Обычно тему работы я могу выбрать самостоятельно, в пределах указанного направления исследования. Перед началом работы мне выплачивают аванс в размере 50% от всей стоимости диссертации. Остальные деньги я получаю после сдачи всех материалов. В комплект входит две-три статьи для публикации по теме диссертации (они сдаются заранее, до срока окончания работы), сам текст диссертации, автореферат, рецензия, список вопросов, которые будут задаваться на защите, и ответы на эти вопросы. Насколько я знаю, диссертант выучивает ответы на вопросы практически наизусть, а сам текст диссертации прочитывает многократно. Пока все мои диссертации защищались успешно, никаких накладок не случалось. Но в отличие от качественных работ, что делают такие люди, как я, существует еще и рынок дешевых диссертаций. Они делаются за короткий срок, представляя собой чаще всего чьи-то уже защищенные научные работы, которые просто переписывают, меняя лишь название. Подобные заказы выполняет огромное количество разнообразных фирм, их легко найти в интернете. Тем более что через интернет можно заказать и получить за небольшую плату (500 руб.) любую выбранную по каталогу диссертацию из фондов Российской государственной библиотеки, а также из любой другой крупной библиотеки страны. Такие работы и становятся основой для переработки и создания новой диссертации. Вообще благодаря интернету сейчас можно получить диссертацию из любого университета мира. Поэтому неудивительно, что еще одно направления для создания диссертаций «под заказчика» — это частичный или пол-

И л л ю с т р а ц и я. Антон Степанов

ный перевод уже готовой и апробированной работы. Такая практика особенно распространена в гуманитарных дисциплинах, но, вероятно, может использоваться и в других. Насколько я знаю, сделать перевод в специализированной переводческой фирме не особенно дорого. Зато такая работа, полученная, например, из какого-нибудь университета в Австралии, совсем не требует переработки и программа «Антиплагиат» определяет ее как полностью оригинальную. Что же касается плагиата, то мне очень странно слышать разные заявления по этому поводу. Сегодня уже практически в любом учебном заведении не только диссертации, но даже дипломные, а иногда и курсовые работы на старших курсах проверяются на процент плагиата. Это не значит, что студенту необходимо написать полностью оригинальную работу, но чаще всего ему необходимо изложить найденный материал своими словами. Есть мощная программа «Антиплагиат», которая позволяет отслеживать процент заимствованного текста. Такой программой владеют все, кто занимается написанием диссертаций, ее можно купить. Естественно, тексты своих работ я тоже проверяю через нее. Плюс существует допустимый процент даже для официального цитирования с указанием авторов, который я должна соблюдать. Поэтому на выходе, когда я сдаю уже готовую работу, там невозможно обнаружить какое-либо прямое заимствование».

Сколько стоит степень? Самая дешевая кандидатская диссертация может обойтись заказчику в 60–70 тыс. руб. — такие цены фигурируют на сайтах вроде «Диссертантам.Ру», DipStart и «Заочник». Стать доктором наук обычно в два раза дороже, чем кандидатом, цена работы также зависит от научной тематики и объема труда. Некоторые фирмы обещают полный комплекс услуг — от закрепления в аспирантуре и публикации статей в журналах из списка ВАК до защиты «без черных шаров» на лояльном диссертационном совете. Стоимость диссертации «под ключ» оценивается индивидуально.


я человек

московские новости №41 7 марта 2013

13

Жажда знаний

Молодые кандидаты, аспиранты и научные руководители о том, почему они решили заняться наукой и каким был для них основной мотив получения ученой степени Григорий Колюцкий к.ф.-м.н. (2010 год, мехмат МГУ), научный сотрудник ИППИ им. А.А. Харкевича РАН

Александр Бовдунов аспирант кафедры социологии международных отношений социологического факультета МГУ

Галина Смирнова кандидат филологических наук, доцент кафедры германских языков факультета иностранных языков и журналистики Международного института бизнес-образования

«Аспирантура стала для меня последней возможностью бесплатно учиться в настоящем вузе «с историей». Из-за ситуации в стране в 90-х после окончания школы мне пришлось получать высшее образование в родном городе, но через два года после окончания вуза я поступила СПбГУ в очную аспирантуру. Однако я до сих пор не знаю, как отвечать на вопрос «зачем ты получила ученую степень?». В том-то и дело, что у меня не было задачи ее получить. Я просто хотела заниматься тем, что мне нравилось: выступать на конференциях, проводить исследования. В реальной жизни степень дает немного: буквы «к.ф.н.» перед фамилией в расписании и что-то около 6 тыс. руб. ежемесячно. Буквы для меня значения не имеют; деньги лишними не бывают, но только ради них я бы не смогла четыре года учиться и работать в режиме нон-стоп. Гораздо больше для «реальной взрослой жизни» мне дал сам процесс обучения. Благодаря этому я знаю, что настоящая наука делается людьми, про людей и для людей».

Андрей Щербович аспирант кафедры конституционного и муниципального права НИУ «Высшая школа экономики» «Ответ на вопрос, зачем мне это, довольно прост: я занимаюсь наукой, научной деятельностью, а аспирантура и кандидатская степень — это своего рода пропуск в научную среду, в научное сообщество, если можно так сказать. Именно поэтому я поступил в аспирантуру, уже три года преподаю на кафедре и собираюсь продолжать, это предполагает в том числе публикацию монографий, статей, участие в конференциях и т.д. За обладание степенью полагается надбавка (главным образом, за публикации), но она незначительна, главный стимул в другом — в числе прочего и в том, что публиковаться в научных изданиях, имея ученую степень, проще».

76

аспирантов — младше 26 лет. За последние десять лет этот процент вырос за счет увеличения числа аспирантов, поступивших сразу после окончания вуза

«Мое решение базировалось в первую очередь на стремлении поспособствовать развитию отечественной науки, внести свой вклад в исследования в области политологии, социологии, международных отношений. Тот вид научной деятельности, который интересовал меня в студенческие годы, предопределил и выбор аспирантуры как некоего подготовительного этапа к занятию собственно серьезной научной деятельностью. Сейчас обладание кандидатской или докторской степенью особых возможностей перед человеком не открывает. Важен скорее сам процесс научной работы, в который человек втягивается в аспирантуре».

«В математике степень кандидата наук — это инициация, экзамен сообществу на способность сделать работу, чей уровень достаточен для будущего самостоятельного ученого. После защиты кандидатской диссертации математик лишь приступает к самостоятельному занятию наукой. В большинстве случаев. Сам я хотел заниматься наукой после получения высшего образования, а потому вариант не поступать в аспирантуру даже не рассматривался».

Илья Шмелев бизнес-тренер, мастер и тренер НЛП, магистр психологии, соискатель ученой степени кандидата наук на факультете психологии НИУ «Высшая школа экономики» «Как ни пафосно это прозвучит, мое решение было продиктовано большой любовью к тому делу, которым я занимаюсь. Видно, какой есть потенциал в психологической науке, сколько сфер еще не изучено, какие направления еще не разработаны, поэтому хочется все это «ухватить» и «высветить». Мотивы у людей разные. Я разговаривал со многими людьми, кто ради чего защищается. Для кого-то это интерес, который выливается в форму научной работы, — некая возможность сочетать приятное с полезным (так это было и в моем случае). Для кого-то это, безусловно, статус, для кого-то возможность остаться преподавать в университете. Сама по себе «корочка» не стоит стольких сил и времени. У меня очень много друзей — кандидатов наук, но не могу сказать, что обладание ученой степенью както котируется вне научной среды. Увы, это не так».

Александра Прокофьева закончила аспирантуру истфака МГУ, в данный момент дописывает кандидатскую диссертацию по теме «Внутрисемейные отношения Москвы XVIII в.: стратегии поведения и мир чувств», специалист 1-й категории Российского государственного архива древних актов (РГАДА) «Основной мотив поступления в аспирантуру — самореализация себя в науке и дальнейшая поддержка отечественной научной сферы. Но получение степени для меня не более чем механизм институционального обустройства. Все-таки без нее я не смогу ни преподавать в вузе, ни идти дальше. Это некое закрепление маленьких побед. Но ни в коем случае не статусная ценность. Научный мир, как и любая другая общественная структура, иерархичен. Двигаясь по этой социальной лестнице, ты делаешь себя более заметным и убедительным. Хотя, конечно, это вторично. Первичны — твои реальные заслуги перед наукой».

И л л ю с т р а ц и я. Антон Марраст


я человек

14

Не ставкой единой

Цена науки

Надбавки за ученую степень станут частью оклада Мария Салтыкова m.saltykova@mn.ru

М

инобрнауки отменяет надбавки за ученую степень — теперь доходы ученых будут зависеть от руководства научно-исследовательских институтов и университетов, в которых они работают. Научные сотрудники опасаются, что в этом случае их доходы могут уменьшиться. Министерство предлагает отменить действующие с 1994 года постановления правительства о надбавках за ученые степени и звания РАН для работников госучреждений науки, вузов, институтов повышения квалификации и переподготовки. Соответствующие проекты актов, необходимых для выполнения нового закона «Об образовании», были опубликованы на сайте ведомства еще в конце декабря. Под обращением к министру образования РФ Дмитрию Ливанову против этого предложения на сайте Общества научных работников (ОНР) к концу февраля подписалось более 4 тыс. человек. Как считают ученые, в случае отмены надбавок их доходы неминуемо уменьшатся. «Изучающий фундаментальные проблемы физики старший научный сотрудник национального исследовательского центра «Курчатовский институт» в Москве имеет доклад 6140 руб., плюс 3000 руб. надбавка кандидату и 7000 руб. доктору наук», — отмечается в заявлении. «Правила игры устанавливает вуз, а не министерство, — пояснил на собрании ОНР на прошлой неделе замминистра образования РФ Игорь Федюкин. — Если организация не заинтересована в том, чтобы поддерживать уважаемого профессора, — это вопрос к ее руководству».

По мнению представителя ведомства, прежде чем обращаться в министерство с претензиями, научным работникам следует сначала поинтересоваться у руководства своего вуза, как устанавливается в нем уровень оплаты труда, и выяснить, какие рычаги влияния на эту систему есть у профсоюзных объединений. Впрочем, как указали в ответ сами ученые, большинство вузов не раскрывает им принципы формирования бюджета и на помощь профсоюзов в этом деле рассчитывать вряд ли приходится. Как заявил ранее Дмитрий Ливанов, фонд заработной платы при этом не должен уменьшиться — деньги на повышение зарплат уже заложены в федеральном бюджете, но в их прозрачном распределении в ОНР не уверены. «Когда у вас ставки 5–8 тыс., кто-то добирает надбавками и грантами, но это рождает громадный произвол начальства», — отметил один из научных работников. «Когда человек подписывает контракт, он должен идти на достойный базовый оклад, должен быть баланс, и министерство не должно от этого уклоняться», — уверен ученый. Однако сейчас, по его словам, базовая ставка составляет лишь 15% зарплаты. Повышать ее, как отметил Федюкин, министерство пока не планирует — предполагается, что руководство университетов и НИИ само должно определить, кто заслуживает дополнительных премий и бонусов.

московские новости №41 7 марта 2013

356 800 количество преподавателей в государственных вузах в 2011 году, по данным Росстата

3000

руб. составляет с 2006 года доплата преподавателям вузов и работникам НИИ за кандидатскую степень при полной ставке, за докторскую — 7000 рублей

Мегагранты (гранты правительства РФ для государственной поддержки научных исследований) — до 90 млн руб. каждый на проведение научных исследований в течение трех лет (2013–2015 годы) с возможным продлением на два года. Обязательным условием является привлечение вузами и научными организациями внебюджетных средств в размере не менее 25% от размера гранта (итоги третьего конкурса должны подвести 25 апреля). Гранты президента РФ: • Для кандидата наук (до 35 лет) — 600 тыс. руб. в год, включая оплату его труда и труда соисполнителей (не больше 360 тыс. в год), среди которых должен быть хотя бы один молодой ученый (до 35 лет), студент, аспирант. • Для доктора наук (до 40 лет) — 1 млн руб. в год, включая оплату его труда и труда соисполнителей (не больше 600 тыс.), в числе которых должно быть не менее трех молодых ученых (до 35 лет), студентов, аспирантов. Премия президента РФ (для молодых ученых до 35 лет) — 2,5 млн рублей. Премии правительства РФ в области науки и техники для молодых ученых — 500 тыс. рублей. Гранты Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ) — до 500 тыс. рублей. Гранты Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ) — до 400 тыс. рублей. Федерально-целевая программа «Научные и педагогические кадры инновационной России» на 2009–2013 годы: • Для коллективов научно-образовательных центров стоимость одного научно-исследовательского проекта составляет до 5 млн руб. в год (финансирование предоставляется на два года). • Для научных групп под руководством докторов наук — до 2 млн руб. в год. • Для групп под руководством кандидатов наук — до 1,5 млн руб. в год. • Для кандидатов наук — до 1 млн руб. в год. • Для целевых аспирантов — до 0,5 млн руб. в год. • Для коллективов под руководством приглашенных исследователей — до 2 млн руб. в год.

И л л ю с т р а ц и я. Тимофей Яржомбек


я зритель

московские новости №41 7 марта 2013

15 Во избежание недоразумений просим уточнять информацию о стоимости и времени мероприятий у организаторов

Выставка

Сегодня (7 марта)

«Dior Couture. Патрик Демаршелье»

Patrick Demarchelier. Courtesy of Dior

Патрику Демаршелье сейчас 69. Он успешный фотограф, эмигрировавший в 70-х в США и сделавший изысканные фотоистории в глянце для Harper’s Bazaar, ELLE, Vogue, Rolling Stone, Newsweek, Life и других изданий. Демаршелье является автором эпохальных рекламных кампаний для знаменитых люксовых брендов, а его работа с Christian Dior достойна отдельного упоминания — в 2011 году он выпустил фотоальбом Dior Couture. Patrick Demarchelier, в котором самые красивые женщины мира предстали в нарядах модного дома Dior. Именно эти работы будут представлены на выставке. Место: ЦВЗ «Манеж» (Манежная пл., д. 1); тел. (495) 645-92-77 Время: до 5 апреля, вт.–вс. 12.00–22.00 Стоимость: 300 рублей

Завтра (8 марта) Спектакль

Выставка

«Олег Груз. Лирика»

«Международный женский день. Феминизм: от авангарда до наших дней»

Современный поэт — это человек, который без смущения бьет по болевым точкам, не стесняется в выражениях и говорит на понятном всем языке. Олег Груз — резидент творческого объединения «Газгольдер», режиссер фильма «Рвы», актер и музыкант — представит новый цикл стихов «Лирика». В противоположность прошлой «Ювелирике» это подношение женщине, о любви и ее поисках. Место: Политеатр (Новая пл., д. 3/4, под. №9); тел. (495) 730-54-91 Время: 20.00 Стоимость: 700 рублей

Поднявшийся в начале века и захлестнувший Америку и Западную Европу феминизм не мог не отразиться в главенствующем в искусстве жанре — авангарде. Экспозиция представит работы выдающихся деятельниц феминистского искусства, в их числе видео-арт-художник Марта Рослер, перформер Вали Экспорт, а также отечественные представительницы соцреализма Варвара Степанова, Любовь Попова, Валентина Кулагина. Место: МВЦ «Рабочий и колхозница» (просп. Мира, д. 123-б); тел. (495) 692-44-59 Время: до 20 мая, вт.–вс. 12.00–21.00 Стоимость: 250 рублей

Музей революции

В четвертый раз Венецианский международный кинофестиваль — Мостра, как называют его на родине, — привезет в Москву лучшие итальянские фильмы из официальной программы Венеции, а также из конкурсной программы «Горизонты», несколько внеконкурсных картин и многое другое. Фильмы разных жанров — от комедии до документальных лент — будут идти до 12 марта, их представят актеры и режиссеры из Италии. «Сладкий корабль» — документальный фильм о 18 тыс. беженцев из Албании, которые в 1991 году стихийно прибыли в Италию. На Венецианском кинофестивале эта работа получила целых два приза. «Интернат имени Фальконе» — история о мальчике из интерната для одаренных детей. Документалка «Каким я хочу видеть свое будущее?» легендарного режиссера Эрманно Ольми расскажет о сегодняшних надеждах и страхах молодых людей. Завершит день картина «Антракт» — «Телохранитель» по-итальянски. СoolСonnections

«Сладкий корабль», «Интернат имени Фальконе», «Каким я хочу видеть свое будущее?», «Антракт»

Главный редактор цифровых носителей издания «Московские новости» Ростислав Вылегжанин

Ежедневная газета. С 1980 по 2007 год издавалась еженедельно

Первый заместитель главного редактора объединенного издания «Московские новости» Анна Николаева

Главный редактор объединенного издания «Московские новости» Владимир Гуревич

Главный редактор бумажной платформы издания «Московские новости» Александр Богомолов

Арт-директор Антон Степанов PrePress-директор Михаил Лебедев Автор дизайн-макета Антон Степанов Лого и фирменный стиль Валерий Голыженков Шрифты Brioni и Fedra компании Typotheque

Адрес редакции: 119021 Москва, Зубовский бульвар, д. 4. Телефон редакции: +7 (495) 645-6411. Факс: +7 (495) 645-64-07. E-mail: mn@mn.ru НП «ИД «Время» Генеральный директор Михаил Зайцев АНО «АГ «Новости Москвы» Генеральный директор Тимур Рудников t.rudnikov@mn.ru

Директор по продажам Галина Нигматуллина g.nigmatullina@mn.ru Отдел рекламы: тел. +7 (495) 645-6403 Директор по рекламе Наталия Волкова n.volkova@mn.ru Ведущий менеджер Марина Носкова m.noskova@mn.ru Отдел маркетинга: тел. +7 (495) 645-65-65

Место: кинотеатр «Художественный» (Арбатская пл., д. 14); тел. (495) 691-02-47 Время: 17.00 Стоимость: 150 рублей

Руководитель отдела маркетинга Светлана Ермоченкова s.ermochenkova@mn.ru Отдел распространения: тел. +7 (495) 645-65-65, факс +7 (495) 637-40-40, distribution@mn.ru Директор по распространению Алла Коломиец Редакция не несет ответственности за содержание рекламных объявлений и сообщения информационных агентств. Пере-

печатка материалов «Московских новостей» допускается только по согласованию с редакцией. При цитировании ссылка на «МН» обязательна. Газета зарегистрирована в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор). Регистрационный номер ПИ № ФС77-43175 от 21.12.2010 г. Учредители: ФГУП РАМИ «РИА Новости» и НП «ИД «Время».

Отпечатано в ЗАО «ПК«Экстра М», Россия, 143400, Московская область, Красногорский район, п/о «Красногорск-5», а/м «Балтия», 23 км., полиграфический комплекс. Время подписания в печать: по графику — 20:00, фактическое — 20:00 Заказ № 13-03-00117 Тираж 50200 Цена свободная


«В реальной жизни степень дает немного: буквы «к.ф.н.» перед фамилией в расписании и что-то около 6 тыс. руб. ежемесячно. Гораздо больше для «реальной взрослой жизни» мне дал сам процесс обучения. Благодаря этому я знаю, что настоящая наука делается людьми, про людей и для людей»

Галина Смирнова кандидат филологических наук, доцент кафедры германских языков Международного института бизнес-образования

>> 14 Ставки и надбавки На что живут молодые аспиранты и кандидаты

13

mn_07_03_2013_N041  
Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you