Page 9

московские новости №189 14–20 ноября 2013

я гражданин

Более того, нетрудно заметить, что многие черты нынешнего политического строя напрямую вытекают из общественных настроений. Слабость горизонтальных связей в обществе, тоска по «сильной руке», недоверие к Западу — все это не в Кремле выдумали, в Кремле это только умело использовали. Вот и в церковной жизни примерно то же самое. Православных в России объединяет общий Символ веры, одни и те же таинства и обряды. Но они очень далеки от единомыслия по всем прочим вопросам. Нынешнее церковное руководство тем не менее старается идти таким курсом, который окажется приемлемым для статистического большинства православных.

измениться), а вовсе не о вековых чаяниях народа и не о выражении всей его сущности. Почему-то в рассуждениях о церковных делах этого понимания намного меньше. Впрочем, не получится и развести по разным углам правительство и народ, счесть нынешнюю президентскую или церковную администрацию чемто внешним и случайным. Это, безусловно, тоже не так. И опять в области политики все видится намного яснее: нынешняя власть не из космоса упала, она опирается на часть (и немалую) народа, отчасти подтверждая, отчасти обыгрывая и обманывая ее ожидания. Насколько хороша или плоха эта власть, есть разные мнения, но вполне очевидно, что другой силы, за которой готово пойти примерно такое же число людей, у нас в стране на данный момент нет. Пора бы ей в самом деле появиться, но пока ее нет.

И л л ю с т р а ц и я. Антон Марраст

Стоит ли удивляться, что в целом направление церковной политики совпадает с направлением политики государственной? При патриархе Кирилле выстраивается точно такая же вертикаль власти, звучит такая же державная риторика. Так ведь и народ-то в церкви тот же самый, что в Российской Федерации (о сопредельных странах, входящих в каноническую территорию РПЦ, сейчас говорить не будем). И ядерный электорат партии власти примерно совпадает с целевой аудиторией, к которой обращено большинство речей «церковных спикеров». Как нетрудно понять, за пределами этого круга остается довольно много людей… много, но не в электоральном смысле. Это те, без кого все равно можно обойтись что на выборах, что при сборе средств на постройку нового храма. Те, кого, похоже, уже отчаялись переубедить и махнули рукой.

9

И среди прочего та группа людей, которую можно назвать либеральной интеллигенцией или креативным классом, а хоть бы и столичными бездельниками, кому как больше нравится. С ней как-то все хуже и хуже получается ладить, но и девать ее некуда. Впрочем, история никогда не стоит на месте, а любые попытки «подморозить» ситуацию ведут только к тому, что однажды замороженное все-таки оттаивает и оказывается давно протухшим. Сейчас в церковной, равно как и в общественной жизни происходят расстановка приоритетов и уточнение позиций. Что важнее: любить людей или защищать святыни? Что ценнее: Святая Русь или Святое Евангелие? В чем суть православия: в консервации раз и навсегда данных образцов или в поиске адекватных времени форм для вечных истин? Люди, которые еще совсем недавно жили «по заведенному» и таких вопросов в голову себе не брали, стали задавать их самим себе и окружающим, а значит, приходить к совершенно разным ответам. И на всякое утверждение «церковь по данному вопросу считает…» найдется слишком много контрпримеров, чтобы такое обобщение было осмысленным. Так было, наверное, всегда, но еще пять-шесть лет назад дискуссии велись разве что на кухнях за «рюмкой чая», и потому церковь выглядела чем-то совершенно монолитным, как СССР, — и, как СССР, никогда на самом деле монолитной не была. Теперь все это просто вырвалось наружу. И значит, обостряется градус церковно-общественных отношений. Впрочем, что это вообще такое — церковно-общественные отношения? То есть существует некое общество, а отдельно от него, за высоким забором — церковь? Или я, когда пишу эту статью, ощущаю себя членом общества, а когда прихожу на богослужение в храм — членом церкви? Нет, конечно же. Если мы не говорим о каких-то особых отношениях с этим самым обществом металлургов или велосипедистов, то нет особых причин выделять из него православных. Наша церковь в своем человеческом измерении — не лучше и не хуже нашего общества, она его часть, со всеми его достоинствами и недостатками. Другое дело, что сами христиане верят: в церкви есть не только человеческое. И вполне естественно, что к сообществу людей, относящих к самим себе сказанные два тысячелетия назад слова про соль земли, свет миру и про город, стоящий на вершине горы, остальные люди предъявляют повышенные требования и ожидания. Проще, конечно, было бы оставаться в сумрачной долине, вдали от посторонних глаз. Пробовали — не выходит. И хорошо, что не выходит, потому что не для этого церковь задумана.

Profile for Московские новости

Mn 14 11 2013 n189  

Mn 14 11 2013 n189  

Advertisement